World Art - сайт о кино, сериалах, литературе, аниме, играх, живописи и архитектуре.
         поиск:
в разделе:
  Кино     Аниме     Видеоигры     Музыка     Литература     Живопись     Архитектура   Вход в систему    Регистрация  
тип аккаунта: гостевой  

Самуил Маршак

Замок Инчикуина

Год издания: 1971 г.
Издатель: Художественная литература
OCR: Бычков М.Н.




     Я учился в английском  колледже.  Был  у  нас  рыжий  студент,  потомок
древних ирландских королей. Звали его Инчикуин. Ему было  всего  шестнадцать
лет. Мы с ним учились вместе целый год, а никогда не разговаривали.  У  него
было всего два приятеля - с ними он ездил верхом по парку каждое утро  перед
завтраком. А на других студентов и смотреть не хотел.
     Как-то раз я вышел после лекции в сад. Было это весной, солнце начинало
припекать. Вижу - на скамейке сидит Инчикуин,  без  шапки,  в  руках  держит
книжку. Ветерок растрепал его рыжий пробор.
     - Проклятая латынь! - бормочет Инчикуин, наморщив маленький лоб.
     Я молчу.
     Инчикуин вынул изо рта трубку и говорит сквозь Зубы:
     - Послушайте, вы что-нибудь смыслите в латыни?  Будь  я  проклят,  если
когда-нибудь пойму хоть одну латинскую строчку.
     - Давайте, я вам помогу, - сказал я  и  быстро  перевел  ему  несколько
строк.
     - О, - сказал Инчикуин, - вы, иностранцы, дьявольски умный народ! А для
меня латынь все равно что готтентотский  язык.  Пожалуйста,  переведите  еще
раз, я запишу.
     Ничего не поделаешь - пришлось продиктовать ему страницу из Овидия.
     Он то и дело прерывал меня и спрашивал, как пишутся слова.
     - Да ведь я диктую вам не по-латыни,  а  по-английски  -  на  вашем  же
родном языке!
     Инчикуин не смутился и сказал очень весело:
     - Будь я проклят, если я когда-нибудь одолею  английское  правописание!
Для меня это китайская грамота!
     После этого случая не только Инчикуин, но  и  его  товарищи  стали  при
встрече улыбаться мне.
     Я часто слышал, как они говорят между собой:
     - О, эти иностранцы - чертовски умный народ! Жарят  Овидия,  как  "Отче
наш".

                                   -----

     Однажды я сидел в нашей  маленькой  тихой  университетской  библиотеке.
Инчикуин вошел в комнату, перелистал журнал  "Хоккей",  а  потом  от  нечего
делать подсел к моему столику. В библиотеке нельзя было курить - поэтому  он
держал во рту потухшую трубку.
     - Слушайте, - сказал он, - знали ли вы  в  России  одного  человека,  я
забыл его фамилию. Кончается на "ский"... Славный  парень,  ростом  в  шесть
футов!
     Я ничего не мог ему ответить, но он и не ждал моего ответа.
     - Слушайте, - сказал он опять. - А знакомы ли вы с  русским  царем,  то
есть я хочу сказать - бываете ли во дворце? Я в прошлом  году  видел  вашего
великого князя. Позабыл только, как его зовут. Кажется, Михайловна.

                                   -----

     Я очень любил читать книги о средневековых рыцарях. Инчикуин  увидел  у
меня в  руках  книгу,  которая  называлась  "Ирландский  замок".  На  первой
странице были изображены развалины замка с деревьями на крыше.
     - О, - сказал Инчикуин, - у меня у самого есть в  Ирландии  замок.  Ему
восемьсот двадцать три года.
     - А башни уцелели? - спросил я.
     - Да, башни, подъемный мост и все прочее. На реке Шаннон,  недалеко  от
деревни Килдайсарт. Красивый вид. Приезжайте посмотреть. Только мы живем  не
в замке, а в двух милях от него. У меня дома отличные лошади.  Читали  вы  в
газетах о Ирландской Девушке, которая взяла приз на Дерби? Это моя кобыла.
     Я записал адрес Инчикуина на обложке "Ирландского замка".

                                   -----

     Летом я жил в английской деревне у подножия  высоких  гор,  похожих  на
сахарные головы. Гладко  вымощенная,  будто  полированная  дорога  проходила
через деревню, а потом вилась в горах.
     Деревня была чистенькая, уютная, вся увитая розами и диким  виноградом.
Я жил в небольшом двухэтажном доме, а против  моего  окна  высился  столб  с
блестящей вывеской гостиницы: "Королевская таверна. Автомобильный клуб".
     По дороге то и дело проезжали автомобили.
     Зашел я раз в бакалейную лавочку за папиросами  "Золбтой  мундштук".  В
лавочке пахло всеми английскими колониями: тут  были  ящики  кофе,  какао  и
корицы, а на стене висели целые ветви желтых, слегка почерневших бананов.
     Перед прилавком стоял высокий  и  прямой  юноша  в  роговых  очках.  Не
шевелясь, он смотрел на лавочника в упор и допрашивал его, как следователь.
     - Лучше всего, - говорил пискливым голосом лавочник,  сидя  на  высокой
табуретке, - лучше всего доехать  по  железной  дороге  до  гавани  Фишгард.
Оттуда есть пароход в Ирландию, в Росслер.
     Когда я подошел к прилавку, лавочник весело пропищал:
     - Доброе утро,  сэр.  Славная  сегодня  погода!  Вот  мистер  Робертсон
собирается  путешествовать  по  Ирландии  -  пешком.  Забавная  страна!   Вы
подумайте только - Англия с Ирландией составляют одно королевство,  а  какая
разница! Вы там не бывали еще?
     Я сказал, что давно собираюсь.
     Высокий молодой человек, не поворачивая головы, сказал мне:
     - Если хотите, поезжайте со мною. Вдвоем  веселее.  Вы  умеете  ходить?
Захватите дорожный мешок и будьте у "Королевской таверны" через два часа.
     Потом он повернулся, оскалил лошадиные зубы и сказал:
     - Та-та.
     Так говорят для краткости вместо "гуд бай". "Гуд бай" значит  "прощай",
а "та-та" что-то вроде нашего "пока".

                                   -----

     Мы поехали.  В  поезде  мистер  Робертсон  все  время  молчал  и  читал
путеводитель, раскрыв маленькую карту.
     На пароходе он лежал в длинном кресле  на  палубе.  Лицо  у  него  было
зеленое, как море зимой. Рот был широко открыт. Шляпу он надвинул на  глаза,
чтобы не видеть мелких перекатывающихся морских волн.
     - Как вы чувствуете себя? - спросил я, проходя мимо.
     -  Отлично,  великолепно,  наслаждаюсь  путешест...  -  попробовал   он
соврать, но, не кончив слова, закрыл глаза и склонил голову набок.
     В  несколько  часов  мы  переправились  через  небольшое,   но   бурное
Ирландское море.
     - Что же, пешком? - спросил я у Робертсона, когда мы  с  ним  сошли  на
землю.
     - Да, я признаю только пешее передвижение.
     Мы пошли по пыльной большой дороге. По одну сторону  виднелись  круглые
холмы, по другую только луга. На лугах паслись овцы без пастухов и собак.
     По дороге проходили женщины, закутанные в черные платки  и  похожие  на
монахинь.
     Мистер Робертсон опустился у края дороги на камень.
     - Что с вами? - спросил я. Притворно улыбаясь, он прошептал:
     - Маленькое головокружение... от свежего воздуха.
     - А вы можете дальше идти, мистер  Робертсон?  Все  с  той  же  веселой
улыбкой он отвечал:
     - Конечно, могу, но лучше бы поехать.
     Мимо нас бежал мелкой трусцой ослик, тащивший повозку  вроде  открытого
ящика. В ящике стоял длинный человек  в  соломенной  шляпе  и  колотил  осла
палкой.
     - Ги-ги! - кричал он. - Двигай ногами, дармоед, а то  я  тебе  перешибу
спину!
     - Послушайте! - закричал я ему. - Моему товарищу дурно, не подвезете ли
вы нас немного?
     - Он и меня везти не хочет, - отвечал  человек  в  шляпе.  -  Садитесь,
будем вместе погонять его!
     Робертсон тяжело грохнулся в повозку, как замороженный труп. Я полез за
ним.
     - А не будет ли ослу тяжело? - спросил я.
     - Спросите у него, - пробормотал человек в шляпе и ткнул осла дубиной.
     В это время нас догнала женщина. Из-под черного платка виднелся  только
край ее красного лба и седые космы волос.
     - Пьяница! - закричала она. - Посадил  черт  знает  кого,  а  я  должна
пешком тащиться!
     Осел, видимо,  испугался  крика  и  поскакал  по  дороге,  как  хороший
призовой конь.
     - Вы знаете ее? - спросил я, когда женщина пропала из виду.
     - Зияю, - спокойно ответил возница.
     - А кто она такая?
     - Жена.
     - Чья жена?
     - Моя.
     Осел остановился у маленькой железнодорожной  станции.  Робертсон  стал
шарить по карманам.
     - Что потеряли? - спросил я.
     Робертсон побледнел и сказал дрожащим голосом:
     - Путеводитель...
     Возница посмотрел на Робертсона с испугом и участием.
     -  Оставил  в  кресле  на  палубе,  -  сказал  Робертсон.  -  Проклятое
Ирландское море!
     - Что за беда, Робертсон. Будем путешествовать и без путеводителя.
     - Как же это можно! - возмутился Робертсон. - Там  указаны  все  замки,
церкви, кладбища,  все  гостиницы,  все  станции,  все  дороги  шоссейные  и
проселочные. Я без него не пойду. Придется сесть на поезд. Я даже  не  знаю,
где здесь останавливаются на ночь. А новый путеводитель не во всяком  городе
найдешь - особенно здесь, в этой дурацкой Ирландии.
     - В Лимерике найдем, - успокоил я его.
     Где-то близко свистнул паровоз. Мы торопливо  простились  с  владельцем
осла и побежали на станцию.
     Через несколько минут мы сидели на полинялых диванах в душном маленьком
вагоне и мчались на запад Ирландии - в город Лимерик.
     - Лимерик, - вспоминал Робертсон, -  страница  сто  семьдесят  пятая  в
путеводителе... Кожевенные фабрики, памятник  Родсу...  Расположен  на  реке
Шаннон.
     - Шаннон! - закричал я.  -  Там  находится  замок  студента  Инчикуина,
потомка ирландских  королей.  Мы  непременно  побываем  у  него.  Мы  увидим
подъемный мост, башни, бойницы, деревья на крыше.
     - Сначала надо найти путеводитель, - угрюмо, сказал Робертсон.

                                   -----

     В Лимерике мы хорошо выспались. Робертсон  опять  повеселел  и  заходил
большими шагами. Под мышкой у него  был  новенький  путеводитель  в  красном
переплете.
     Мы побывали в доках. Там грузили пароход, но никто при этом не кричал и
не суетился. Это была самая тихая  пристань  в  мире.  Кричали  одни  только
чайки.
     - Знаете, Робертсон, - сказал я, - хорошо бы нам сегодня отправиться  в
деревню Килдайсарт, в замок Инчикуина.
     - Постойте, - ответил Робертсон, - надо  сначала  узнать,  есть  ли  на
свете такая деревня и такой замок.
     Он присел на перевернутую лодку и раскрыл свой новенький путеводитель.
     - Деревня Килдайсарт, - прочел он. - Церковь,  кладбище...  А  никакого
замка Инчикуина поблизости нет. Никакого. Есть, правда, замок в окрестностях
Лимерика, но совсем в другом направлении.
     Я обиделся и сказал резко:
     - Я иду в Килдайсарт. Я хорошо  знаю,  что  замок  Инчикуина  находится
недалеко от деревни Этиа. Хотите - идем вместе, а не хотите - мы можем здесь
расстаться.
     Робертсон притворно улыбнулся и сказал:
     - Держу пари, что никакого Инчикуина на свете нет.
     - Нет Инчикуина? Что же, я его выдумал?
     - Нет, вы просто ошиблись. Его фамилия, вероятно, не так  произносится,
а может быть, не так пишется. Никакого замка вы не  найдете.  Пари  на  фунт
табаку?
     - Идет, - сказал я, - через три дня мы встретимся в Лимерике и  увидим,
чей табак будем курить.
     - Отлично, - сказал Робертсон, ласково  и  ехидно  улыбаясь.  -  Только
имейте в виду, что в деревне нет гостиницы и вам негде будет ночевать.
     - Переночую под деревом или у местных жителей.
     - Под деревом? - изумился Робертсон. -  Разве  что  под  деревом,  а  у
жителей вряд ли.  Ну,  счастливого  пути!  Пожимая  мне  руку,  он  еще  раз
улыбнулся.
     - А где же вы будете ночевать? - крикнул он мне вслед.  -  В  рыцарском
замке! - ответил я гордо.

                                   -----

     Я шел зелеными лугами. Надо мной висели и  дрожали,  как  на  резиновых
ниточках, жаворонки. Я видел, как они отрывались от земли, а потом падали  в
траву или в колосья. Только изредка попадался мне домик или  церковь.  Перед
церковью высилось распятие из белого или черного мрамора.
     Свернув с дороги, я чуть было не утонул с  болоте.  Сначала  я  заметил
только, что мои сапоги заблестели, а потом у меня  под  ногами  захлюпала  и
зачмокала трава. Я вернулся на дорогу.
     "Подвез бы меня кто-нибудь, - подумал я, - а  то  мне  и  до  вечера  в
деревню не поспеть".
     Мимо пробежало несколько осликов с ящиками на колесах - вроде  того,  в
котором мы с  Робертсоном  тряслись  вчера.  По  ящики  были  плотно  набиты
бидонами с молоком.
     Вдруг сзади послышалось громкое, веселое ржанье. Я обернулся и увидел в
столбе пыли большой и высокий экипаж.
     Должно быть, важная карета. Не подвезет, пожалуй.
     Да, правда, карета. Везут ее две крупных лошади. Громко щелкают длинные
бичи. На козлах два человека. Должно быть, кучер и лакей.
     Уж не сам ли Инчикуин катит - потомок ирландских королей?
     Ближе, ближе, - я отхожу в сторону и пропускаю лошадей.
     Что это значит? Карета без окон! На  боковой  стенке  надпись  крупными
буквами:

ДЖЕЛФС, ДЖЕЛФС И КОМПАНИЯ 
                        ЛУЧШАЯ ПРАЧЕЧНАЯ В ЛИМЕРИКЕ

     - Простите, - закричал я бородатому кучеру, - не можете ли довезти меня
до деревни?
     - Отчего же нет, - сказал бородач, осаживая лошадей. - Место  найдется,
а лошади у нас, как видите, не дохлые.
     Я взобрался на высокое колесо, а оттуда полез на сиденье. Вместо  лайся
я увидел на козлах маленькую  сморщенную  старушонку.  Я  сел  между  нею  и
бородачом. Опять щелкнул бич, и мы с грохотом покатили.
     "Этак мы скоро домчимся", - подумал я, задыхаясь от быстрой езды  и  от
пыли. Но через пять минут фургон остановился у ворот. За железной оградой  я
увидел великолепный парк.  На  ветвях  каштанов  качались,  как  султаны  на
цирковых  лошадях,  белые  цветы.  По  главной  аллее,  между  двумя  рядами
каштанов, шел важный мужчина в блестящем цилиндре и вел под руку женщину.
     Сморщенная старушонка скатилась с козел и  быстро  побежала  в  ворота,
кланяясь на ходу гулявшим по парку людям.
     Бородач тоже поклонился. Человек в  цилиндре  пристально  посмотрел  на
меня.
     Через несколько минут старушка воротилась с громадным узлом.  Отодвинув
дверцу фургона, она  впихнула  туда  узел,  а  сама  с  ловкостью  мальчишки
взобралась к нам на сиденье.
     Так вот оно что! Мы собираем  по  усадьбам  грязное  белье  и  развозим
господам чистое. Только теперь я это понял.
     Чем дальше, тем чаще мы останавливались в пути. Когда  мы  подъехали  к
седьмым воротам, я решил покинуть прачечный фургон и продолжать путь пешком,
хотя солнце уже садилось.
     Едва только я поставил ногу на колесо, как  из  ворот  вышли  несколько
молодых людей. Один из них, рыжий, без шляпы,  вел  на  привязи  двух  рыжих
собак.
     Я посмотрел  на  него  и  сразу  узнал:  Инчикуин.  Я  хотел  было  его
окликнуть, но в эту минуту проворная  старушка  скатилась  с  козел,  и  обе
собаки на нее залаяли.
     - Тубо, дьяволы! - закричал Инчикуин. -  Будь  я  проклят,  если  я  не
утоплю вас сегодня же в грязной луже!
     - Добрый вечер, Инчикуин, - сказал я.
     - Добрый вечер, - пробормотал он смущенно, наклоняясь к собакам.  Потом
он пришел в себя и сказал: - А это вы! Как вы здесь очутились? Куда  это  вы
едете?
     - Никуда, Инчикуин. Я путешествую по Ирландии.
     - Путешествуете? А давно ли вы служите в прачечной? Я расхохотался.
     - Нет, я не служу в прачечной, Инчикуин. Я встретил фургон по дороге  и
попросил этих людей подвезти меня.
     Инчикуин посмотрел на своих спутников, будто хотел спросить, верят,  ли
мне они или не верят. Его спутники - такие же  мальчишки,  как  Инчикуин,  -
смотрели на меня с любопытством.
     - Простите, - сказал Инчикуин, наморщив лоб. -  Я  ничего  не  понимаю.
Люди обыкновенно ездят в каретах, в автомобилях, иногда на велосипедах. Но я
никогда,  никогда  не  слыхал,  чтобы   кто-нибудь   когда-нибудь   совершал
путешествие в прачечном фургоне!
     Мне надоели его рассуждения, и я перебил его:
     - Послушайте, Инчикуин, отчего в путеводителе  ничего  не  говорится  о
вашем замке?
     Инчикуин пожал плечами и сказал:
     - Спросите об этом людей, которые сочиняют путеводители.
     - А можно ли посмотреть ваш замок?
     - Сделайте одолжение.
     - Вы мне дадите ключи от замка?
     Товарищи Инчикуина переглянулись, а он сердито пробормотал:
     - Не надо никаких ключей.
     - А разве замок всегда открыт?
     - Всегда открыт, - сказал Инчикуин и сейчас же заорал на своих собак: -
Молчать, дьяволы! Ни с места!
     Когда я отошел на далекое расстояние, я услышал голос Инчикуина:
     - Эй, подождите минутку!
     Я остановился.
     - Где вы будете сегодня ночевать? - крикнул Инчикуин.
     - Буду ночевать в деревне. Спокойной ночи!
     Мимо меня с грохотом прокатил  прачечный  фургон.  Бородач  и  старушка
ласково кивали мне сверху.

                                   -----

     Когда я пришел в деревню, уже темнело.  Двери  в  домах  были  заперты.
Только одна дверь была открыта настежь, - толстая женщина выгоняла  из  дома
осла.
     - Можно у вас переночевать? - спросил я. Женщина покачала головой.
     - Вам у нас не понравится, - сказала она.
     - Ничего, понравится! Только найдется ли у вас место?
     - Место найдется, - сын дома не ночует, теленка в больницу повез.
     Вот и отлично. Я вошел в дом и огляделся.
     На полу под навесом тлела кучка торфу, и дым от нее уходил  к  потолку,
где была дыра. Пахло гарью и скотом.
     Это была старинная курная изба. Я не заметил ни  одного  окна.  Верхняя
половина двери открывалась, заменяя окно. По земляному полу бегали  цыплята,
а из темного угла резко  хрюкала,  будто  резала  ножницами  жесть,  большая
свинья.
     Небогато живут в этой деревне.
     Я стоял у огня, а хозяйка,  миссис  Селиван,  сложив  руки  на  животе,
пристально меня разглядывала.
     - Скажите, миссис Селиван, далеко ли отсюда замок?
     - Какой замок? Замок в Дублине. Там живет правительство.
     - Да нет, старинный замок Инчикуина. Знаете вы его?
     - А-а-а, - догадалась хозяйка, - ну бог с ним!..
     Больше она ни слова не сказала.
     Свинью на ночь выгнали - так же, как прежде выгнали  осла,  которого  я
встретил у входа.
     Меня заботливо уложили в пристройке - в небольшой клетушке. Проснулся я
на рассвете и поспешил выйти на свежий воздух.
     Толстая хозяйка бегала по двору за курицей.
     - Где тут у вас можно умыться? - спросил я.
     - А вон там за домом  стоит  кадушечка,  -  сказала  хозяйка  и  ткнула
куда-то пальцем.
     Я скоро нашел кадушечку за домом, но в эту самую  минуту  из  нее  пила
воду большая черная свинья. Я не стал ей мешать и, махнув рукой, пошел назад
в избу.
     Миссис Селиван накормила меня картошкой.
     Во время еды я еще раз заговорил с хозяйкой о замке Инчикуина.
     - Там теперь живут злые феи, - сказала она. - Лучше туда не ходить.
     - А где это, миссис Селиван?
     - Я вам покажу дорогу, только ничего хорошего там нет. Вы поверьте мне.
     После завтрака она показала мне тропинку, а сама вернулась домой.

                                   -----

     Я долго шел и все всматривался в даль, не видать  ли  высоких  башен  с
бойницами. Но башен не было. Тропинка  кончилась,  и  я  пошел  по  пустырю,
заросшему травой и заваленному грудами камня. Вдруг я услышал не то чиханье,
не то фырканье.
     Я вздрогнул и огляделся кругом. В стороне я увидел остаток стены в  два
человеческих роста. Кладка была старая, сухая. В стене было  два  отверстия:
одно большое, другое - на самом верху - поменьше. Это были, очевидно,  дверь
и окно.
     Опять послышалось фырканье сверху. Будто кто-то оттуда плевался.
     "Фея! - подумал я. - Фея сердится на меня и плюется".
     Я отошел от стены на несколько шагов, и только тогда увидел  того,  кто
плевался. Это была худая рыжая кошка. Она злобно водила усами  и  шипела.  К
ней прижимался худой рыжий котенок, очень похожий на Инчикуина.
     А где же ров? Я обнаружил его только тогда, когда оступился и полетел в
яму, царапаясь о колючие кусты и камни.
     Вот и все, что я увидел. Стоило ли ради этого ссориться с Робертсоном и
тащиться целый день по пыльной дороге - сначала пешком, а потом на прачечной
колеснице!
     А табак я все-таки выиграл: я нашел замок древних Инчикуинов и  унес  с
собой на память грязный камень, обросший мхом.
     Через три дня я встретился с Робертсоном в Лимерике. Он сидел за столом
в чистеньком номере гостиницы и спокойно читал книгу  в  красном  переплете.
Вид у него был свежий и бодрый, а я притащился запыленный, немытый и весь  в
царапинах.
     Я положил на стол камень и рассказал Робертсону все, что было.
     Робертсон очень долго смеялся, а потом сказал мне;
     - Вот что значит путешествовать без путеводителя!










Реклама на сайте | Ответы на вопросы | Написать сообщение администрации

Работаем для вас с 2003 года. Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.
Права на оригинальные тексты, а также на подбор и расположение материалов принадлежат www.world-art.ru
Основные темы сайта World Art: фильмы и сериалы | видеоигры | аниме и манга | литература | живопись | архитектура