World Art - сайт о кино, сериалах, литературе, аниме, играх, живописи и архитектуре.
         поиск:
в разделе:
  Кино     Аниме     Видеоигры     Литература     Живопись     Архитектура   Вход в систему    Регистрация  
  Рецензии и биографии | Рейтинг кино и сериалов | База данных по кино | Теги   
тип аккаунта: гостевой  

 Основное
-авторы (19)
-релизы
-связки


 Промо
-постеры (8)
-кадры (23)
-трейлеры


 На сайтах
-afisha
-allmovie
-daum
-douban
-film.ru
-imdb
-kinopoisk
-mojo
-mtime
-naver
-rottentomatoes
-themoviedb


 Википедия
-википедия (ru)
-википедия (en)
-википедия (uk)


 Для читателей
-написать отзыв
-нашли ошибку?
-добавить информацию
-добавить фильм

Страница создана:
Contributor

Над страницей работали:
Che13
GeimeRus
Dididi1
Contributor



буду смотретьсмотрюпросмотреноброшенов коллекциивсе спискичитать отзывы (1)редактировать<-->


Маленькая Вера (1989, постер фильма)
трейлеры 0 | постеры 8 | кадры 23
Маленькая Вера


НазванияMalenkaya Vera / Little Vera
ПроизводствоСССР
Форматполнометражный фильм
Хронометраж129 мин.
Жанрдрама
Первый показ1989.02.11 (ФРГ)
РежиссёрВасилий Пичул
Сценарий, идеяМария Хмелик
КомпозиторВладимир Матецкий
В ролях Наталья Негода, Андрей Соколов, Юрий Назаров, Людмила Зайцева, Александр Негреба, Александра Табакова и другие


Средний балл6.8 из 10
Проголосовало
21 чел.
Место в рейтинге5015 из 7619
Проголосуйте 





Краткое содержание

Приморский город. Обычная рабочая семья. Отец и мать озабочены лишь бытовыми проблемами и довольствуются непритязательными житейскими радостями. Дочь Вера, только что закончившая школу, проводит время на дискотеках, за бутылкой вина в подворотне и за болтовней с подружками. Важным событием в жизни Веры становится встреча со студентом Сергеем — он вырос в другой среде, самостоятельно мыслит, у него другие культурные ценности. Молодые люди «из разных миров» стараются понять и принять друг друга.

текст от Dididi1



Кадры из фильма
посмотреть все кадры [23]


Рецензия
© Татьяна Москвина, Сборник «Киноглобус — двадцать фильмов 1988 года»

Есть самолеты, которые взлетают без разгона: встал на полосу — и взлетел. Кажется, так и поступили молодой режиссер Василий Пичул и молодая сценаристка Мария Хмелик, дебютировавшие в нашем кинематографе картиной «Маленькая Вера». Как-то минуя все совещания и конференции, все спецместа, где выращивают нашу молодую кинематографию, в обход существующих правил — сначала надежды надо подавать, а потом уже... Никаких надежд не подавали, а взяли и сделали талантливый, умный, смелый фильм. Так сделали, будто никакого кино до них не было, а они впервые все увидели и сотворили, как в первый раз.

Первозданность, «первобытность», свежесть «Маленькой Веры» двусмысленны: это и первобытность нашего кинематографа, выходящего к новому витку существования, новой правде и новым взаимоотношениям с идеологией (тоже, надо сказать, обновляющейся) ; но это и свежесть, присущая таланту вообще, в каких временах и нравах ему ни выпало бы пребывать.

Довелось прочесть, что в «Маленькой Вере» есть правда жизни и что фильм этот — о конфликте отцов и детей. Вроде бы и так, но больно скучно читать подобные пассажи — не то что смотреть фильм. Сколько существует искусство, столько речь идет о правде жизни и конфликте отцов и детей; но в чем очарование именно этого фильма, своеобразие его неповторимого склада?

Начинается он с панорамы города. Новостройки все, новостройки, над ними — неустанно дымящие трубы. Есть тут море — дохлое в черте города, захламленное ржавым металлоломом и бетонными плитами. Но люди, как водится, не унывают: и здесь умудряются культурно отдыхать, бренчать на гитаре, целоваться, выяснять нешуточные свои взаимоотношения... Что это? Россия? Украина? — Это, как сказал один покойный руководитель нашего государства, «новая историческая общность людей — советский народ». Это Жданов, недавно переименованный в Мариуполь (как оно было во время оно),— Жданов, которому, конечно, еще идти и идти к «Мариуполю»,— а не лишне будет заметить, что и Мариуполь в составе Российской империи не очень-то напоминал Париж... Очертания города, бездушный этот пейзаж узнаваемы, весьма достоверны: наш город, не ошибешься.

В изображении обывательской — пошлой, безыдеальной, моторной — жизни и прежде, и теперь встречается в искусстве уныло-печально-обличительная интонация. Ничего подобного нет в фильме Пичула.

Эта жизнь крепка как скала и сочна, как спелый арбуз. Самогон стоит тут в трехлитровых банках — емкостей поменее и не бывает. Брагу черпают поварешкой из кастрюли. Снедь на обеденных столах — как в престольный праздник. Тонюсенькая девушка лупит милиционера почище парня, а танцы непосредственно переходят в рукопашный бой, и подобный переход вполне естествен: народ, как говорится, «гуляет». Да, «снова пьют здесь, дерутся и плачут». И любят — притом далеко не «платонической» любовью. Эротика в фильме (и всего-то один эпизод, прямо как в песне А. Галича — «это ж надо, а трезвону подняли») не только уместна и органична, а — иначе и быть не может: чувственностью, эмоциями, страстямипереполнен весь этот мир. По дому Вериной подруги (надеюсь, А. Табакова, исполнительница этой роли, еще удивит мир своей остроумной эксцентричностью) бродит ее чернокожий брат — тоже свидетельство некогда бушевавших страстей. И сама Вера (Наталья Негода), прелестная дикарка-смуглянка с лучезарной улыбкой, в пластмассовых драгоценностях,— прямо-таки воплощение юной чувственности.

Тут спокойно разговаривать не умеют, что не нравится — орут, а то и в морду, пепельницей по уху, ножик в бок. «Это грубый и свирепый мир, но не гниль, не разложение, не вырождение»,— писал в прошлом веке критик о приглянувшемся ему явлении искусства, изображавшем народную жизнь. С тех пор народная жизнь весьма изменилась, но — свидетельствует «Маленькая Вера» — ничего не потеряла в своей энергии и своих страстях. Бессмысленная — но энергия. Дикие — но страсти. Конечно, здесь не место разумной деятельности или целенаправленным духовным усилиям, это — чисто животная жизнь, но ведь и в ней есть свои просветы: обаяние молодости, желание любить, необъяснимая и внезапная тоска...

Наверное, появись фильм раньше, его непременно обвинили бы в клевете на простого советского человека. Тем более что на роли отца и матери Пичул вряд ли спроста пригласил Людмилу Зайцеву и Юрия Назарова. Зайцева сыграла не одну простую душевную женщину, Назаров — не одного крепкого и надежного простого человека. А в «Маленькой Вере» их амплуа перевернуты — играют же актеры лихо, крупно, так что оторопь берет от такой точной, острой, злой игры. Трудно забыть отца, размякшего в пьяненьком благодушии или налившегося животной злобой, отвратительного и жалкого одновременно; мать, с ее паническим ужасом на стертом лице, когда кто-то отказывается «кушать», и идиотической, доведенной до автоматизма домовитостью... А на чем зиждется обывательская одурь, режиссер Пичул знает доподлинно, и недаром царство кастрюль и прочей утвари воинственной мамаши показывают в его фильме под еженощный гимн Советского Союза.И отважная маленькая Вера — счастливо угаданный тип, в чьей варварской прелести фильм убедил меня совершенно,— плоть от плоти этой жизни, дочь своего отца и своей матери. Она неосознанно мучается своей кровной, родовой привязанностью, но оторвать ее полностью от кровного не удается даже мечтательному красавцу (Андрей Соколов), просто неправдоподобному здесь в своей меланхолической красивости. И она, Вера, ловко навострилась вымещать злобу на других, и чувственная агрессивность юности — вовсе не альтернатива обыватель скому автоматизму, автоматически же доводящему до преступления.

И потому под библейскими потоками проливного дождя маленькая Вера будет рыдать в объятиях отца, который чуть не убил ее возлюбленного, прощая все, зная, что это — конец любви, конец жизни.

Но режиссер любит своих героев. Так нежно любит, что самое страшное, вплотную надвинувшись, отступает — и Сергей жив, и Вера жива. Отец, умирая от сердечного приступа, таким трагическим образом получает право на сочувствие — был он и омерзителен, и противен, но его одинокая смерть трогает...

В самом деле, стоило ли дерзить, дразнить, оскорблять? Старшим, кажется, так мало надо — поговорить, выпить чарочку-другую (культурно, по-хорошему), покушать как следует, они и довольны. И молодежный экстремизм по отношению к родителям — не оборотная ли сторона того же варварства, по недоразумению лишь принимаемая за новокультурный пафос меняющейся жизни? В записных книжках Чехова один обыватель говорит: «Мамаша, вы не показывайтесь гостям, вы очень толстая». Отец и мать к пониманию не способны, но точно так же не способны к нему и Вера, и Верин брат (А. Алексеев-Негреба), и ее сказочный и презрительный любовник. Конечно, комические призывы возлюбить друг друга неуместны (какое уж тут «возлюбить», стенка на стенку идут, как на танцульках), но ненависть к родителям, презрение к ним — это трагическое нарушение древнего закона, и будь оно тысячу раз оправдано, плоды его могут быть только трагическими. Но не понимает этого ветреная и обольстительная юность, только мучается бедная маленькая Вера, которой в самое счастливое время жизни, по ее словам, «выть хочется». Да и возможно ли тут счастье, в этой плотно сбитой хамской одури, не желающей ничего понимать и ни с чем считаться?

Для нашей кинематографии «Маленькая Вера» — «киноль», то есть кино новооткрытого «нулевого цикла», вступающее в самое тесное соприкосновение с социальной поверхностью и бурящее вглубь (ради необходимого фундамента); кино, творящее живые, подвижные и реальные связи с существующей действительностью, стремящееся выработать общеупотребительные, общезначимые понятия и впечатления от этой действительности. Но оно, по счастью, насквозь лирично, личностно. Емкий, крупный лиризм фильма, его зрелая и веселая ненависть и нежная любовь, сатирические эскапады и умение отыскать прекрасное в обыденном,— приметы освобождающегося творчества. Кассовый успех «Маленькой Веры» — успех нового «реального кино», одерживающего первые победы в битве с десятью негритятами и пиратами XX века. Так вперед, и с песнями, как говаривал отец перед стопочкой, а маленькая Вера — перед тем, как принять смертельные таблетки.



Отзывы зрителей

1. Старайтесь писать развёрнутые отзывы.
2. Отзыв не может быть ответом другому пользователю или обсуждением другого отзыва.
3. Чтобы общаться между собой, используйте ссылку «ответить».









Treacle | СА?: 5 лет 3 месяца | отзывов 43, их сочли полезными 37 раз 2008.06.10

Рецензия Татьяны Москвиной просто великолепна. Прямо в точку.
Помню, в моем детстве я нередко слышала разговоры взрослых о "Маленькой Вере", часто с оттенком презрения и осуждения. Но посмотрела я его уже во взрослом состоянии - лет эдак в 20. Тронул до глубины души. Ужасная смесь кошмарного убожества, какой-то замкнутости, бесперспективности - а в этом всем надо жить, надо как-то существовать, а еще хочется любить, хочется куда-то выбиться, но как??? Извечный вопрос "куды бечь?" возникает на протяжении всего фильма. Отец пьет, мать считает это абсолютно закономерным, и вообще заботят ее только компотики холодненькие и соление помидоров, а что делать Вере? Ведь даже нарядиться невозможно - ничего не достанешь! Одна и та же полосатая синтетическая кофта, мини-юбка, на ногах - знаменитые "мыльницы", груды пластмассовых браслетов на худеньких смуглых руках, такие же сережки... С образованием ничего не ясно, с работой в будущем, судя по всему, тоже. Перспектива весьма и весьма удручающая: либо замуж за полоумного нелюбимого Андрюшу, либо всю оставшуюся жизнь терпеть пьяного отца, слушать его нравоучительные вопли, да самой пить бражку из половника, постепенно неизбежно превращаясь с годами в копию своей матери. И вот на горизонте появляется ОН. С длинными кудрями, сонными глазами, этакий поэт-неформал. Да еще в институте учится. Ну чем не принц? Как тут не влюбиться! Вот и завязывается роман, но все не так просто, само собой, без трений обойтись не может: на взгляд отца - не пьешь, не работаешь - значит не мужик. Либо такой же как он, либо никакой. Тоже еще, пижон. Да и "жених" тактичностью не блещет - на "смотрины" явился чуть ли не в трусах, неграмотного папу всячески подкалывает и подначивает. Его бесит его серость и недалекость, но сам он вместо того, чтобы немного где-то схитрить, подыграть, хотя бы из-за Веры, поддается юношескому максимализму, огрызается, и в итоге папа по пьной лавочке под ребро ему нож и загнал. Ну, если с ними все ясно, то вот Вера вообще в ужасном положении -меж двух огней, как говорится. Либо позволить папе сесть в тюрьму, и получить пожизненное осуждение матери и брата, либо предать любимого, сказав что, дескать, он сам на нож упал. Хоть в петлю лезь. Что ни выберешь - в итоге мучаться угрызениями совести до конца жизни. Понятное дело, что все в этой жизни проходит, со всем можно в итоге примириться, но выбирать между семьей и любовью так сложно, тем более в таком нежном возрасте. В итоге Вера ломается, выгораживает отца, но, понимая, что поступает несправедливо по отношению к любимому, мучается угрызениями совести, а встретив его равнодушный холодный взгляд в больнице, молча уходит, не видя больше смысла в опостылевшей жизни. Окончательно добивает Андрюша, встречающий ее у подъезда, и лишь подчеркивающий своим появлением беспросветность ее будущего. И правда отравиться захочется. Включив на всю громкость ту самую песню, которая звучала на дискотеке в тот день, когда встретила ЕГО... Что характерно, мать так ничего и не поняла.
Можно было бы поставить точку, но символическая смерть отца все же дает надежду на многоточие. Правда, до сих пор не понятно, есть ли в нем (многоточии)смысл.



полезен ли комментарий? если да, то проголосуйте за него.
Этот комментарий считают полезным 0 чел.
ответить (нет ответов)



Реклама на сайте | Ответы на вопросы | Написать сообщение администрации

Работаем для вас с 2003 года. Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.
Права на оригинальные тексты, а также на подбор и расположение материалов принадлежат www.world-art.ru
Основные темы сайта World Art: фильмы и сериалы | видеоигры | аниме и манга | литература | живопись | архитектура