World Art - сайт о кино, сериалах, литературе, аниме, играх, живописи и архитектуре.
         поиск:
в разделе:
  Кино     Аниме     Видеоигры     Музыка     Литература     Живопись     Архитектура   Вход в систему    Регистрация  
  Рейтинг аниме | Ролики | Манга: алфавит, жанры | База данных по аниме | Онгоинги | Сезоны аниме   
тип аккаунта: гостевой  

Nausica: списки | комментарии | апдейты | оценки

СА?: 7 лет 6 месяцев (ID 79434)
аккаунт зарегистрирован 29.10.2008
последний раз использован 08.04.2016


напишите
собщение
Nausica

отзывы: аниме (136), кино (0), видеоигры (0), манга (0)
1709 раз(а) разные люди сочли отзывы Nausica полезными

отзывы | обсуждение отзывов | в болталках


Сквозь эпохи: Узы ракуго [ТВ-1] (2016.04.04)

Хоть и куда меньше, чем хотелось бы, но подчас японцы все-таки развлекают всех аниме с чем-нибудь своим этаким, исконным, а если даже не совсем исконным, то уже практически везде воспринимаемым как органически японское. То спорт какой-нибудь вставят, еще и сопряженный в основном не с телесными усилиями, типа шахмат сёги, типа го или каруты. То невесомо-небрежно пленяют взор искусством традиционного кукольного театра бунраку (оно же нингё дзёрури), как в Puppet Master Sakon. Театр но где-нибудь да маячит, играющим на сямисене бродячим слепым музыкантам тоже перепала толика внимания (Nitaboh, the Shamisen Master). Вот теперь настала очередь и ракуго, так что те, кто смотрели данное аниме, в любом случае совсем уж неграмотными в японской культуре не помрут. А если «падающие слова» западут аж в душу, то их познавательному заряду сие уж точно не в укор.

Главных героев здесь как будто двое, но временами, точнее на время очередного юмористического этюда, нет-нет и примерещится, что их как минимум два десятка, а то и больше. Потому что полноценным героем тут словно становится еще и каждый персонаж, воплощенный на сцене Кикухико, Сукероку и прочими местными кудесниками. Перевоплощаются же они неповторимо, что особенно наглядно при традиционной минималистичности средств, при наличии из реквизита разве что ткани и веера, при молниеносном переключении между ролями лишь изменением тона голоса и наклона головы. То, что Кикухико снискал лавры выступлением в женской одежде, только оттеняет, насколько он искусен в самых разных амплуа, не переодеваясь.

И вот перед зрительским взором — уже галерея пестрых типажей. Добропорядочных граждан, гейш, усталых путников в заснеженной глуши, посетителей ресторанчика, духов, ловких и не очень пройдох, хитрецов и плутов. Спектр жанров огромен — хоть ракуго по идее являет собой комический рассказ, но у него есть немало и чуть иных ответвлений. Рассказы о потустороннем, страшные истории, трогательные вещи... Да что там, если даже одна и та же речевая зарисовка в разном исполнении часто и трактуется по-разному. Недаром тут толкуют, насколько рассказ «Синигами» ввергает в трепет в устах Кикухико и насколько он же смешит, прочтенный Сукероку. Так что к списку жанров данного аниме так и тянет присоединить жанры всех здешних находчивых миниатюр.

Какие-то из этих рассказов того и гляди имеют параллели в анекдотах и сказках других стран — во время непревзойденного номера про вора так и вспоминались истории про Ходжу Насреддина. Какие-то и впрямь обусловлены именно японскими особенностями, двойные самоубийства явно аллюзия на реальный японский, когда-то даже чересчур там распространенный феномен. Но все они непременно обладают своими художественными достоинствами. Историям о знатных господах и дамах обоснованно свойственна некая театральность и аффектированность. Ювелирна огранка слова в историях фольклорных. Острая сатира на человеческие пороки и изъяны общества щедро уснащена, точно пряностями, игрой слов, харизматичными идиомами. У многих историй даже развязка достаточно неожиданна. Колоритные бытовые сценки, возможность прикоснуться к клокочущей, динамичной стихии повседневности, держать руку на пульсе жизни большого города — все это тоже в здешнем репертуаре.

Сквозному же сюжету придают свое обаяние и манерный, сдержанный юноша, и неугомонный живчик, вовсю фонтанирующий остротами. Отменно воссоздана атмосфера нескольких разных эпох. Последовательно иллюстрируется, как на смену старым обыкновениям постепенно приходят новые. С другой стороны, старики тоскуют о старых благоприличных временах, когда еще никто не смотрел телевизор, и нередко все еще имеют возможность ломать жизнь молодым, осмелившимся заикнуться о необходимости внести в старое искусство что-то актуальное. Чем подкупает Кикухико, так это тем, что в старости он остается сердобольным и способным гибко отвечать на новые обстоятельства, понимает, где буква, а где дух, и за какие древние скрепы точно не стоит цепляться. И памятуя, как учитель некогда выгнал его друга, находит в себе достаточно великодушия не прогнать собственного незадачливого ученика. В этом одном моменте как будто переплетается все — и композиционные взаимосвязи, и урок человечности без тени нравоучения, и характеры, и залог того, что новая эра окончательно настала и возврата к косности не будет.

Он такой, этот мир, в котором происходящее на сцене часто перекликается с событиями из жизни самих героев. Тут ссорятся и мирятся, подставляют другу плечо, неторопливо семенят в эстетичных одеяниях или шумно едят собу, репетируют или медитативно пьют чай, а чеканный, лаконичный слог и филигранные, отточенные диалоги соседствуют с емкостью и непринужденностью просторечия. Неясно, поможет ли аниме постичь столь прихотливую японскую душу, но вот на то, что в мире есть еще что-то впечатляющее помимо внешних спецэффектов, тут намекают — часто самыми «низкими» предметами и темами, но оттого только талантливее.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

The Third: Aoi Hitomi no Shoujo (2016.03.20)

Фантастика, видимо, в недостаточной мере фантастика — или, по крайней мере, недостаточно японская фантастика — если она не зиждется на тех же приемах, что и жанры на несколько столетий древнее. Особливо если это жанр мифа, эпоса или волшебной сказки. И для того, кто начнет такие тут такие закономерности искать, даже здешняя пустыня — просто сад благоуханный, можно сказать, заповедник всевозможных древних образов и сюжетов. Всего и перечислить невозможно. Но традиционнейшим из традиционных мифопоэтических/сказочных мотивов, служащих для сюжетной завязки, непременно является нарушение какого-нибудь запрета, пересечение некоей границы, часто одновременно и внутренней, и внешней. И тут сей мотив проступает чрезвычайно явно, ведь для заглавной героини, кромсающей всякую нежить направо и налево, убийство человека — табу. А все здешние хоть сколь-нибудь талантливые механики ответственны за нарушение технического табу на изготовление продвинутых деталей и механизмов...

Второй мотив — герой, который и к людям не совсем принадлежит, и к небожителям как будто тоже. И, стоя на пороге между двумя мирами, не то изгой, не то напротив, посредник. Ну, уж про эту роль героини речь идет настолько прямым текстом, что не ошибиться. Не говоря уже о прочих вкусных примочках, в том числе и визуальных. Во внешности обаятельной Хоноки словно воплощается одно из издревле самых любезных человеческому мозгу цветовых сочетаний. Белая майка, темные волосы, красная бандана. А уж до чего симпатична фольклорная фауна в виде пустынных фей, волков и непременных светлячков, так характерных для духовидческих аниме о всевозможных ками!

Такое впечатление, что тут все прям-таки соткано из подспудных, но каждый раз неизмеримо актуальных архетипов, из реминисценций и аллюзий на эпохальные, узнаваемые произведения, что литературные, что кинематографические. Пустыня вся точно исполнена материализовавшихся первобытных страхов — пауков и прочих тварей ползучих, только исполинских размеров, под стать толкиеновским Шелоб или Унголианте. А лихачествовать по пустыне на пару с искусственным другом вполне удобно в сеттинге типа «подземные танки в песках Татуина сразятся в неравном межзвездном бою». Сверхъестественные помощники, энергии, пронизывающие галактические просторы, целительные способности у всех подряд, причем как в прямом, так и в фигуральном смысле, ведь лечат тут и людей, и машины, и тела, и души... Можно крайне долго исследовать, откуда растут эльфийские и не очень эльфийские уши, и не только уши, но и другие интригующие части антуража.

Кудесникам этнографии, фольклористики и антропологии с изысканиями в области мифологических, магических и тотемических воззрений самых разных племен и народов, вот хоть Кэмпбеллу с его «Тысячеликим Героем» и Фрэзеру с «Золотой Ветвью», этот сериал скорее всего был бы по душе.


Немало причин, конечно, можно назвать и тому, почему не каждого увлекла за собой синеокая дева, танцующая с мечами, пауками, волками и вообще со всеми, с кем только можно. Но, несмотря ни на что, почему-то так и хочется сказать — пусть все остается как есть. И то сказать, что тут еще особо необычного присочинить? Ну разве чтобы почивший приемный дедушка главной героини оказался на поверку таинственным мистером Иксом, или же искусственным интеллектом, или, может, ими обоими сразу, а высший эльф, так упорно домогающийся деву — ее братом (такие предположения возникли до конца сериала, а раз создатели хотя бы от таких ходов воздержались, то чувство меры у них есть).

И чуть только речь идет об аниме, то уже немало, если нет перегибов с жестокостью. А здесь не только с этим не перебарщивают, но даже дежурный пафос, когда под звездным небом многозначительно и неторопливо из ладони Хоноки вытекают ручейки сияющего песка или когда герои сладостно изъясняются друг другу в обоюдной приязни, достаточно пленителен и ненавязчив. Финальная разгадка если и банальна, то уж в арках из середины сериала внешняя размеренность, эпизодичность и недосказанность не скрывают внутренней динамики и драйва разухабистого роуд-муви. С фактурными персонажами, непринужденной, филигранно выписанной повседневностью и симпатичными подтруниваниями Хоноки и Боги друг над другом. А чрезмерной нравоучительности препятствует умение утереть слезы и гармонизировать помыслы хоть оружия, хоть жертвы, хоть целой планеты. Aoi Hitomi no Shoujo — сие есть и эпос в миниатюре, что соткан прямо на глазах у зрителя, и приключения, как из подростковых книжек, и метафора поиска человеком пути к самому себе, и необъяснимо уютная постапокалиптика. Да в конце концов просто, чтоб ее, квинтэссенция хорошего настроения, органичности и непосредственности.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

M3: Чёрная сталь (2016.02.19)

Что можно сказать с полной уверенностью, так это то, что при просмотре вряд ли кого-то внезапно хватит разрыв шаблона, при условии, конечно, что уже просмотрено энное количество вещей сходной тематики. С другой стороны, в этом есть и свой профит, потому что при просмотре можно поупражняться в занудном эстетствовании насчет трендов, веяний, тенденций и взаимовлияний.

Многие стандарты и регламенты тут заострены до особой стадии троллинга зрительского восприятия. Если амнезия, так у всей честной кампании сразу — ну, чтобы два раза назад не ходить, а точнее, чтобы ходить в свое прошлое не меньше сотни раз. Технология конструирования флешбеков и вовсе достигла здесь необыкновенных высот, а их самораспространяющаяся стихия напрочь размывает границы того, сейчас или за десять лет до этого и тот или другой что-то сказал или сделал (без потерь информации количество серий можно смело урезать раза в два). Вот у них там как будто бы и по десять апокалипсисов на день, а все не утомятся напоминать прописные анимешные истины. Например, что каждый уважающий себя злодей (и злодей опять-таки, и в какой шкале ценностей?) обязан стремиться к проекту интеграции всего человечества в едином экстазе, и плевать, что у его подопытных уже от парного резонанса очень нехилые ощущения. Что чем ужаснее расползающийся по телу язвами некрометалла грех, который совершила зашуганная маленькая анимешная девочка в своем бурном детстве, тем более она кавайна и неотразима для главного героя. Что вернуть из кромешной тьмы витязя в сияющих меховых доспехах опять-таки пуще всего может какая-нибудь маленькая девочка, очаровательно поющая про трупы и прочие заманчивые вещи, основательно плутая в трехэтажных флешбеках, исполненных компромата на всех и вся.

Вообще, чуть ли не главным персонажем тут является атмосфера, будто воссозданная по привычным лекалам и анимешных, и игровых японских ужастиков. Зыбкая, гнетущая атмосфера всеобщей виновности и приговоренности всех непонятно за что, в любом случае, несоразмерно совершенному поступку — ну а японская кара, она такая. Беззащитность перед неизведанным, которое тем жутче, что внезапно может оказаться чересчур уж родным. Периодическая надрывность, впрочем, не очень заметно выбиваются из общей колеи. Атмосфера тут выдержана в едином ключе, за исключением концовки, конечно. А поскольку целевую аудиторию никто не отменял, то конец слегка предсказуем.

Зато, по крайней мере, складываются пары помимо главных героев, а самую психически устойчивую и вменяемую пару тут даже особо не мучили, что бывает далеко не везде, точнее, почти нигде не бывает, поскольку таких персонажей обычно первыми отправляют в расход. Развернуться, конечно, им тоже не дадут, но хотя бы есть опция не влюбляться в главного героя. Еще есть достаточно откровенные моменты, но нет, что удивительно, дежурных «случайных» игривых моментов. Так что даже не хочется особо иронизировать на тему здешней синхронизации, когда мальчик может резонировать с мальчиком, девочка — с девочкой, кто-то вообще с плюшевым мишкой, а резонанса, оказывается, можно достичь силой.

Ну и как нередко бывает в меха-сериалах, мехи здесь являются лишь декорациями, иносказанием, тут даже не особо скрывают, иносказанием чего именно. Ведь магическо-шаманская подоплека истории о брошенных сестрах, ушедших братьях и «унесенных призраками» детях находит свое воплощение в виде неподвластного современности острова с туземными обычаями и представлениями. Вот такой вот фон для двух крайне распространенных анимешных фабул, каковыми являются создание своих драконов для борьбы с другими драконами и примирение с собственным прошлым и со всеми, перед кем провинился, а если провиниться не успел, то уж успеешь по ходу сюжета.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Это были мы (2016.02.04)

Что должно прилагаться к чинной и благопристойной завязке истории, если в ней уже есть твердая и непреодолимая антипатия с первого взгляда некоей тян к некоему куну? Ну разве что еще тайна, которая для смотрящего скорее всего будет тайной Полишинеля, но раскрывается добросовестно и старательно. С кучей неторопливых подготовительных стадий перед каждым новым этапом страшных и ужасных откровений и жалистных флешбеков, с тяжелой артиллерией в виде снежинок, слезинок и лиричных песен. Песен особенно — их плотность на каждую серию тут, кажется, в десятки выше среднестатистической для аниме. (Опенинг, кстати, немало выдает о главных героев и об их истории, чего обычно не бывает).

Надо отдать должное, тут еще не так перебарщивают с попытками выжать слезу, как гипотетически могли бы, имея в наличии такую сложносочиненную фабулу с травмами детства и еще чего-нибудь. Плюс еще и в том, что многие проблемы даже не всегда зависят от основной интриги сериала. Потому что даже если бы не было здесь в основе такой душераздирающей истории, все равно черты характеров героев могли бы привести их к сходным поступкам и практически тем же неприятностям, что легко себе домыслить по ярким конкретным примерам. Кто знает, вдруг Такахаси в любом случае рылась бы в чужих вещах и похитила чужую фотографию, а Яно так же последовательно напяливал бы на себя маску и выставлялся крутым до крайнего предела? Не говоря уж о том, что одной проблемы выбора вуза после школы в реальной жизни достаточно для драматизма, не обязательно даже чьих-то смертей и внебрачных детей.

Конечно, основная программа тоже предстоит, а чтобы как наиболее беспардонно, так и наиболее сладко выдирать из груди настроившиеся на это сердечки, просто незаменима тема ревности. Здесь к тому же и реализация недурна, ведь перед тем, как разразится явная ссора, ревность воплотится в мириаде конкретных, бытовых деталей, постепенное наслоение которых каким-то образом цепляет. Парень не стесняется проверить ладонью лоб другой девочки на температуру, знает ее номер телефона — и в голове у нежной школьницы начинает крутиться уйма подозрений и версий. Или сама девочка встречается с лучшим другом своего парня, нет-нет, исключительно же для того, чтобы любимому выбрать подарок, и умалчивает об этом, не имея никаких задних мыслей — но только самому парню может показаться совсем иначе...

Тем пуще ранит ревность, что происходящее тут отнюдь не всегда целомудренно, но чуть ли ровно не потому целомудрию это аниме вполне может научить. Нет, не нравоучительными лекциями, такое вовсе не по-японски. А потому, что все-таки главное анимешное супероружие — это маленькая девочка, которая будет смотреть и смотреть на лжеца и донжуана широко распахнутыми не просыхающими глазами с таким упреком, что парень пожалеет, что вообще на свет родился, а не только о том, что изрядно осложнил и себе, и своей тян жизнь своими предыдущими не совсем бестелесными взаимоотношениями с другими девчонками.

Может, цинично такое говорить (применительно к аниме с такой тематикой любые слова имеют шанс звучать цинично), а терзаниям главных героев меньше сочувствуешь на фоне того, как сюжет поступает с второстепенными персонажами. Таке-кун сверх меры благороден со своим показным официальным соперничеством, которое на деле оборачивается все новыми и новыми услугами непутевому другу. За его чрезмерную куртуазность его так и хочется приласкать, как одного из здешних умилительных щенят, и накормить тоже здешней горячей мясной булочкой. Ведь и в аниме, и в реальности таких используют сплошь и рядом, а в амурных отношениях часто так и оставляют с носом. Насколько же необоснованно мало столь старательно расточаемого тут тепла причитается как на его долю, так и на долю непопулярной мизантропической девчушки, непривлекательной в очках и без оных. И тут огорчительно, наверное, даже не то, что им ничего не светит с главными героями, а скорее коробит мысль, что им как будто заведомо отказано в возможности млеть от кого-то еще. А жаль — истории, где у второстепенных героев имеются свои автономные сюжетные линии, человеколюбивее к своим персонажам.

При всем при том остроумные, дерзкие, часто эпатирующие реплики Яно вносят в аниме перчинку. Если бы оно из них состояло побольше... ну, тогда бы это, очевидно, был несколько другой жанр. Не знаешь, какой фортель герой выкинет в следующий момент, но что что-то выкинет, это уж точно. Его экстравагантные провокативные выверты порой способны напрочь сменить тональность сцены на противоположную и поставить под сомнение все предыдущие рассказанные вещи. Под такие безбашенные пируэты на экране очень сподручно рассуждать о способности прощать, циниках, которые циники только напоказ, и вообще масках, которые носят люди... тем временем тайком прокручивая в голове опрометчивые мыслишки, а не пригодны ли и для практического применения навыки Яно в троллинге всех и вся, и в такой ему сначала вредящей, но потом же на него и играющей откровенности.


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Top Secret: The Revelation (2016.01.24)

Приходя, соблюдайте приличия — оставьте в прихожей хотя бы свои самые постыдные секреты. Вам еще сильно повезет, если это будут лишь меланхолично-инцестные фантазии. Уходя, не забудьте вынести мусор. Хотя... им для кого-то вполне могут оказаться жизни надоевших всем стариков. Почти ненавязчивая банальность фраз, напоминающих о пагубности привычки верить всему, что можно узреть материальными очами, обрастает живой плотью в видениях, замутненных пикселями помех и тянущихся через зигзаги чужих ошибок. Кто-то сразу поймет, что дочка президента выглядит настолько моложе своих лет только потому, что отец ее до сих пор воспринимает как малое дитя; кто-то же даже по самым жутким видениям уразумеет не сразу, что являющиеся умирающему тени — отнюдь не убийцы и не призраки, а болезненные галлюцинации, возникающие в воспаленном воображении под воздействием страха и чувства вины.

Не такие уж и отвлеченные дискуссии насчет особенностей человеческого восприятия перемежаются излюбленными анимешными примочками типа терзаний на тему всеобщего вселенского одиночества. Но помимо анимешных канонов сюда, видимо, просачиваются и вполне реальные приметы японского мировосприятия. А одними из растиражированных на весь свет характеристик японского менталитета являются корпоративность и способность к самоорганизации, с ними даже самое неизбывное одиночество становится приемлемым. Как ни странно, в страшно секретном Девятом Отделе таковые черты наличествуют, а дальше уже каждый себя сам проявит сообразно своей личности. Кто-то талантливый хакер, кто-то выкажет немало находчивости даже в том случае, когда не удается использовать человеческий мозг... ибо нужный мозг в данном случае может оказаться не у человека. Даже как будто непритязательная девчонка на подхвате умеет прагматично и точно рассчитать, чем польстить вдове влиятельного политика, чтобы та отдала мозг своего мужа на сканирование. И чуткости у нее хватит, чтобы отговорить захватившего заложников тинейджера совершить непоправимое. А спящий красавец, окруженный выспренно-трагической аурой флешбеков из прошлого, может оказаться толковым и трезвомыслящим начальником.

Пресловутая японская дисциплина помогает воссоздать картину преступления даже по мельчайшим деталям — по времени на мобильнике можно определить, на какой станции в какой момент находился поезд, и это неплохая возможность возликовать о непрерывном и бесперебойном функционировании японской инфраструктуры. Тем контрастнее здесь неаппетитные проявления человеческих душ, тем поганее и гротескнее выглядят пороки. Все это можно смело возвести в квадрат, если учесть, что бичевать японцы умеют и пороки, лежащие как будто за границами уголовного кодекса, но от этого не менее тлетворные. Ведь добросовестные стражи закона неоспоримо знают, что они могут когда-нибудь привлечь к ответственности коррумпированного политика или негодяя-полицейского, но что практически нереально покарать подлинных виновников смерти пожилых людей — а именно родных, которые сами не убивали, но ухода стариков явно желали. И еще быстрее, чем эпидемия страшной болезни, от которой чернеют ногти, расползается по городу эпидемия равнодушия — на целый вагон может не найтись ни одного пассажира, который бы предотвратил ужасный инцидент.

Тут уж точно скальпелем равнодушной аналитичности вовсю вторгаются в наивысшую интимность, до физиологичности интенсивную. Не зря от главных героев не раз отвращаются под предлогом, дескать, попрания ими всех мыслимых и немыслимых этических норм. Но те люди, про дни рождения которых забывали при жизни, возможно, даже не против, чтобы их воспоминания после смерти стали достоянием хотя бы их коллег, обеспечив тем самым нечто большее, чем раскрытие очередного преступления. Есть же какая-то такая высшая, исконная правда и в том, что некоторых людей начинают ценить лишь тогда, когда уже слишком поздно...

Вдобавок, как у японцев часто выходит, отовсюду так и проглядывает неудержимое и неугомонное мифотворчество и духовидчество. Ну, чуть только речь идет про новейшие научно-технические разработки, то это отнюдь не исключение, а самое что ни на есть правило. И насыщенная визуальная образность сему способствует немало. Аки призрак из кайдана, стоит на другой стороне дороги опасная тян, и напрасно разразится предостерегающим воем верный пес. Для кого-то большинство людей безлики, опять-таки как японские призраки, и как не подозревать сверхъестественное в том, что в его сознании отпечаталось только одно конкретное лицо — ведь для этого как будто не было ровно никаких причин. Удвоение, а то и утроение улик или подозрительных лиц и вовсе созвучно такому частому сказочному сюжету, при котором среди двойников, копий, всевозможных ложных целей нужно выбрать оригинал, истинную цель. Если темп отбивается высокими красными каблуками по мостовой, и известно, что убийца носит красные каблуки, это еще не значит, что разгадка совсем на поверхности — ведь убитый был столь неосмотрителен, что подарил туфли означенного цвета более чем одной женщине, еще убийцей может оказаться и мужчина. А с духами ушедших друзей здесь вполне возможно взаимодействовать почти что непосредственно, ранясь осколками ускользающих смыслов в льдистой кипарисовой мгле.

Наконец, японцы не были бы японцами, если разгадка убийства в детективах их волновала бы больше, чем параллели между обстоятельствами очередного дела и событиями в личной жизни самих сотрудников отдела. Параллели часто крайне педантичные и явные — кто-то после громкого убийства с адюльтерами пересмотрит свои собственные отношения с женой; кто-то призадумается, а стоит ли дальше встречаться с парнем, если он требует оставить работу. Пожалуй, никто не выдаст тайны следствия, если отметит, что все действо должно в частности посодействовать главному герою достичь гармонии со своей совестью, семьей и вообще со всем, что согласно хоть на какую-то гармонию.

Пойми, что каждый секрет таит в себе чересчур неиллюзорную угрозу, и потому тебе лучше не знать секретов, особенно же самых близких людей. И сожги предсмертные дневники твоего отца. Откопай чужой секрет, который будет достаточно лиричным, повседневным и неоскверненным — и оставь в целости последние страницы. Того и гляди, правильным может оказаться и то, и другое. Уж почему — himitsu desu.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Аякаси (2015.09.08)

Перед завороженной публикой юноша элегантными пируэтами силы мысли сгибает ложки в оптовых количествах. Стоит ли спрашивать, как именно и почему — наверное потому, что уж хоть что-то он доподлинно знает. Тут уж поди угадай, что конкретно. Тот ли общеизвестный факт, что в действительности ложки нет? Или же то, что его-то уж точно не касаются никакие измывательства над незащищенными растяпами садистов-гопников, негласных школьных лидеров? Никакие терзания вминаемого сапогом в пол умилительного, фактурного болвана и балбеса с носом картошкой?...

Все-таки, пожалуй, традиционное правило «Не знаешь, что сказать, скажи загадочно» является не столь уж малоэффективным, если его комбинировать с дополнительным к нему правилом — не знаешь, что сказать, загадочно промолчи. Если так подумать, это дополнение даже гораздо более эффективно. Может и нет тут во всем повествовании такого момента, который не предсказать заранее на основе всех возможных писаных и неписаных анимешных канонов. Но стоит в тех моментах, где герой или героиня уважающего себя аниме обычно разражаются многосложными и торжественными тирадами, подпустить неясно-медитативного тумана, немного молчания или хотя бы парочку скупых, лаконичных слогов, того и гляди появится подозрение даже на некую атмоферность всей вещи в целом. Так что уже пожалуй не надуманным выглядит, что маленькая сладкоежка, при падающей звезде загадывающая съесть торт после обеда, куда честнее, чем тот, кто бравирует напоказ своим пафосным рвением стать защитником всех униженных и обездоленных. Через несколько лет такие дети вполне могут поменяться местами — и право же, в тинейджерстве происходят метаморфозы и куда круче.

...Красноглазая синевласка наиболее выразительно из всех молчит, а выражается наиболее веско и кратко. Хоть на лице у нее и нет повязки, но соблюдается столь необходимая асимметрия в виде ухудшенного зрения на один глаз. Эффектные садисты кромсают всем носы невидимыми щупальцами, аки диклониусы из приснопамятных эльфийских напевов. И вообще, почти что любое аниме про куна, у которого внезапно вспухает рука, уже изначально скорее всего не является особо оригинальным. А с высот дегустации современных примочек как не отметить, что дизайны заглавных чудищ скорее цельны, монолитны и спаянны, чем особо затейливы. Но если так подумать, и всегда-то отнюдь не в Аякаси дело, а на сей раз может и еще меньше. Уж чересчур обыденна здешняя размеренная обреченность то и дело затянутого пеленой полусонного городка, уж слишком по стивен-кинговски правдоподобна травля в школе, право же, для нее и Аякаси были бы не обязательны. Все здесь как у порядочных людей: нежные школьницы таращатся на сцены истязаний чуть ли не с любопытством. Смотавшись же с места убийства, предпочтут ни о чем не вспоминать, покуда их драгоценной шкурке ничего не угрожает, и вернутся в свой привычный, до миллиметра дозированный режим обихаживания друга детства. Учителя превосходно знают, кто кого чморит, но не вмешиваются; в полицию обратиться никому и в голову не придет, и вообще, такие службы существуют тут словно лишь для того, чтобы объяснить очередное массовое убийство или взрыв очередным атмосферным феноменом.

Но что бы там ни было, база для перепевок стандартной до архетипичности темы здесь крепкая, а при крепком основании не нужно даже особых наворотов. Главное, чтобы база сия выдерживала испытанные столпы амнезии и непостижимую архитектуру флешбеков. Нет масштабности и проникновенности Persona: Trinity Soul, но индивидуальные-то нотки наличествуют — хотя бы даже недурственные эпизодические экскурсы в биологию. Так что кто знает, не заказал ли данный сюжет кто-то из измотанных сенсеев биологии, чтобы хоть как-то поощрить своих обычных японских школьников на нежные теоретизирования над темой сходства и различия паразитизма и симбиоза. Допустим, на примере необычайных взаимоотношений между рыбой-клоуном и морскими анемонами.

А уж если за что и пенять создателям — ну тут как обычно. Острохарактернее всего выглядят второстепенные злодеи, в том числе и внешне, но избавляются-то от них чересчур быстро, они ведь не какие-нибудь кавайные школьницы. Точно так же негламурные жертвы порой вызывают куда больше сочувствия, чем главные герои, и о том, что тот самый бедолага с носом картошкой впоследствии так и не получает возможности для раскрытия в кадре, можно хотя бы слегка поворчать.


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Токийский гуль [ТВ-1] (2015.05.27)

Уж как будто не обделен зритель за предыдущие десятилетия хотя бы терзаньями всевозможных Лунных Принцесс, душераздирающе, но изысканно обуздывающих свои исконные инстинкты при запахе вкусной кровушки. Привычны всем уже и вампиры-вегетарианцы, и вообще мысль о том, что какие-нибудь чужеродные существа — непременно няшки и с ними стоит искать варианты совместного проживания, даже если они крошат всех подряд в мелкую капусту. А аппетит к подобным творениям все равно не иссякает. Какими бы они ни были, ждешь от них, право же, в основном одной вещи: интенсивности терзаний персонажа, соединяющего в себе оба начала, обе натуры. И как любому порядочному человеку известно, сие делает оного персонажа явно сильнее всех во всех обстоятельствах, кроме разве что тех, в которых ему срочно нужно уладить свою душевную дисгармонию и прочие травмы детства, что теоретически может иметь место в неограниченном объеме.

В таких вещах, того и гляди, не так уж важно, кто же главный герой, полукровка ли, жертва человеколюбивых экспериментов родных спецслужб и правительства, или же просто как здесь, не совсем с той девой на свидание сходил. Не важно и чрезмерное тщание в описании способов функционирования что мира, что такого вот демонического или тем паче полудемонического тела, даже если в самом произведении над такими вселенскими темами размышляют все кто ни попадя. Посему не стоит, наверное, озадачиваться количеством и предназначением всевозможных Soldier A'ев, пикирующих как будто со всех окрестных голубятен, и так же быстро отправляемых в расход. Главное, как обычно — проникнуться теми самыми пресловутыми трудностями самоидентификации, и тогда параллельны станут любые резоны. Ну что уместнее всего при таком раскладе предполагать в Канеки-куне: ненависть к своей демонической половине, своим негаданным, неуместным сородичам? Запись в чинные, стройные и представительные ряды борцов со всякой нечистью или выполнение такой же миссии в качестве охотника-одиночки типа какого-нибудь дампира Ди? Надо признаться, вот тут-то все иллюстрируется с немалым остроумием и даже с несколько непривычного ракурса. Когда выбора-то, по сути, особо и нет, ибо у одной из сторон особо не предусмотрено механизмов, чтобы сладить с такой внештатной ситуацией, а другая тебе может предложить может пока что и не полноценное решение, но хотя бы его суррогат.

Пожалуй, даже не такая беда, что выспренными сентенциями в разгар сражения тут станут развлекать не реже, чем это полагается по канонам. Сентиментальные примочки — куда же без няшной малышки, надсадно вопрошающей у всех и каждого, а правда, вот правда ли ей пока еще можно жить? Юному адепту победы всеобщей дружбы над разумом от сочного приложения лицом об асфальт приходит в голову эстетичная мысль стать посредником между мирами, для каковой роли он как будто бы вполне пригоден. Не стоит торопиться зевать, можно иметь в виду, что уже явственно намечаются подвохи. Нехилый когнитивный диссонанс может настать уже от того, что за все двенадцать серий ни на чей счет не озвучивают какого-нибудь древнего пророчества.

А если не так пленяет созерцание наивного и трепетного юноши, то феерических личностей тут найдется предостаточно, и на всякое амплуа. Кое-кто из гулей не преминет догадаться, что с их способностями, чем ютиться по кафешкам и прочим укромным местечкам, давно пора организоваться и заявить о себе под руководством любого подходящего, натренированного лорда Волдеморта. И если у здешних кандидатов в Волдеморты что-то и может не заладиться, то вероятно только потому, что их безукоризненная аристократичность, улетная безбашенность и непревзойденное умение с презрительным прищуром крыть на все корки недотеп и слюнтяев у них изрядно подтачивается эдиповым комплексом в квадрате или чем-нибудь похлеще. Но это было бы не аниме, если бы у кого-то, кто знает толк в порядке на райончике и регулярно отстаивает свой статус во всех экологических нишах, не имелся в наличии почивший батя, чересчур цацкавшийся с потенциальной едой. Или же опрометчиво мирная сестра, доинтегрировавшаяся в человеческую среду уже до того, что взялась за учебу. За сборную людей тоже играют вполне себе фактурные парни, что матерые и испытанные наставники, что молодой агент, всем своим лицом как бы косплеящий самые пронзительные из своих флешбеков.

Покамест же герои постепенно, но от этого лишь неудержимее движутся к своей неминуемой участи, среди ароматных струек пара от кофе и элегантных униформ монструозно кавайного кафе «Антейку». Тентакли самых актуальных дизайнов брызжут всеми оттенками эльфенлидовского розового. Одежда выписана так, что в реале вполне такое можно носить: если уж видишь маленькую девочку в свитере с вывязанными узорами, то крайне похоже, что он ее действительно греет. А наиболее трагические сцены выполнены в одном из наиболее впечатляющих человека испокон веков сочетаний — белого, черного и красного. При таких визуальных пиршествах даже гуро служит будто иносказанием и стыдливым эвфемизмом куда более дерзких подтекстов. Ведь как минимум пару трактований можно придумать сразу - и еще самое меньшее дюжину позже - на то, что означает, если юноша не хочет есть своего лучшего друга, или если его самого хочет сожрать какой-нибудь извращенный гурман. Действо пульсирует в пароксизмах смачных вакханалий, в спазмах необузданного эпикурейства. Но чего уж там, если не хочется язвить даже на тему девочки внутри мальчика, гастрономически и не очень соблазняющей оного мальчика.

Финал ювелирен, и еще больше таков потому, что не пафосен, а прямо-таки вызывающе повседневен и размерен — но ведь точно так и внедряется искушение в человеческую душу, надежнее всего. И секрет того, как перевоплощается Канеки, скорее всего в том, что как минимум половина искусительных слов девы — в общем-то правда, а еще половину аргументов он и сам желал услышать с давних пор, еще до того, как вообще ее знал. А если ко всему прочему такой как будто гипотетический вопрос внезапно встает перед тобой до крайности осязаемо... то многие ли из нас будут способны осознать, что самая страшная ложь — это полуправда?


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Звёздный флаг [ТВ] (2015.03.01)

Тяжела и неказиста жизнь простых империалистов. Поэтому крайне удачно, что каждый имперец про себя знает, что уж он-то точно не простой. А то иначе он мог бы, просто представить себе страшно, остаться жить в республике навечно. Вряд ли нужно объяснять, что во всех сферах мироздания порядок и структурность могут поддерживаться только при наличии соответствующего единения в человеческом макрокосме. И уж тем паче ясно, что нет особого смысла в обществе без цветовой дифференциации штанов... то есть, разумеется, табеля форм ушей и мельчайших градаций сине-лилового в томной поволоке глаз.

Ну, что ни одного имперца не станут изнурять дрессировкой под чутким руководством старшины, который ему отец и мать родная, и что для «добровольного» присоединения территорий к империи нередко достаточно купить со скидкой местного удельного князька, чересчур понятно и заранее, на этом можно вообще не останавливаться. Но здесь можно узнать намного больше познавательных вещей. Скажем, что из аристократиков желать свергнуть правителя способны только маргиналы, какой-нибудь там конкретно отмороженный фрик и вообще хентай с галактической периферии, коллекционирующий в свой гарем соблазнительных горничных. А так все именитые эльфы за правителя будут горой, даже ближайшая родня коварного изменщика, вплоть до сестренки.

И зачем ымперцу вообще догадываться, что если, например в толкиеновской Вселенной вместо Саурона Мордор возглавила бы Галадриэль, то от этого поменялась бы сущность самой Галадриэли, но никак не Мордора. У имперца есть дела гораздо актуальнее — скажем, торжественно стенать: « Да что же вы, республиканцы клятые, людей убиваете». То, что если бы не-будем-показывать-пальцами-кто не полезли бы сами первыми,скорее всего никого бы не убили и никому бы хуже не было, разве что только имперскому престижу, тактично умалчивается. Но престиж, как и вообще все грандиозные, правда, крайне расплывчатые ценности, для всевозможных высших рас, сами понимаете, гораздо необходимее жизней каких-то там смердов. Да и кто может не млеть перед чинностью и степенностью императрицы, когда поганые республиканские дипломаты перед троном — все как на подбор то с обрюзгшей и взбухшей физиономией, то щуплые, худосочные и как будто истекающие ядом от своей ненависти к прекрасным звёздным, генетически модифицированным субъектам?

Главное — прочно знать, что если на осаждаемой тобой планете от недостатка съестных припасов будут умирать старики и дети, виноват уж точно не ты, а те, кто не желают капитулировать. И вообще, если бы они не защищались, мы бы их уже давно завоевали, с чем, конечно же, не поспорить. Тем более враги — они всегда такие. С одной стороны чрезвычайно карикатурные и уж никак не дееспособные, так что токмо из родственных сюзеренных чувств к неразумным вассалам империя станет их брать под свою эгиду. С другой стороны, они чем-то непостижимо такие опасные, что иначе, чем самим на них набегать, никак не выходит. Пусть есть смутное подозрение, что космическая цивилизация с развитыми наукой, технологиями и экономикой и воевать-то навряд ли будет на расстоянии выстрела космической флотилии, а скорее всего очень издалека, экономическими методами или рекрутируя кого-нибудь другого. Вообще, сколько-нибудь передовые страны наоборот экспансии избегают, потому что им есть еще много чем похвастаться, а также чем заниматься, но ни одному имперцу, наверное, просто еще никто ничего не разъясняет насчет повышенной озабоченности размерами... империи.

Но что уж думать о второстепенном, если мундир и выправка безукоризненны, а бремя белого... то есть вислоухого человека так и хлещет отовсюду фонтаном терзаний за межгалактическую вертикаль. И лучшим аргументом отсутствия у противников тех возвышенных чувств, что есть у тебя, является, конечно, демонстрирование боевой дружбы и амуров лишь у тебя и твоих камрадов. Ведь если о супостатах замалчивают, это неотвратимо означает, что на такие представительные переживания, как у вас, их не хватит. У империи имеется прерогатива даже на кота, который бы терся экипажу о колени, всюду рыскал и забивал приборы своим мехом. Ибо если допустить, что у другой стороны тоже может быть что-то хотя бы уютное, то тогда бы это уже были не гербы-флаги, а просто Герои Галактики какие-то и Ян Венли. Что, как нетрудно догадаться, для порядочного имперца абсолютно недопустимо.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Sousei Kishi Gaiarth (2014.01.05)

Смуглокожий длинновласый блондинчик Итал живёт в укромной постапокалиптической идиллии. Окружённый всяческой стоящей живностью, которую он называет по именам, и вместе со своим другом-наставником не вполне человеческого строения и происхождения. Времени однако не теряет, держит себя в форме и боевая подготовка у него зашкаливает — на лету может разрубить куриное яичко и потом его сразу же выпить.

Так бы жили все они и поживали, если бы не загадочная и затейливая, но столь обязательная и неумолимая вещь, именуемая законами жанра. ...Посему, оплакав столь тяжкую потерю, он отправляется в путешествие. Если так, то неподалёку уже то, что должно произойти вослед за этим. Но когда ушлая рыжеволосая девчонка сматывает, он уже чувствует почему-то, что вновь её встретит...

Смешались в кучу кони, люди, то есть люди, ГБЧРы, Зигфриды, Валгаллы, лорды-колдуны, электронная магия, транспортные средства в виде страусов, бури в пустыне и индийская мифология с волнами амриты. Всё крайне эклектично, многое зыбко, фантомно, начало истории потеряно в тумане предыдущих столетий, а кончается действие прежде, чем прояснение хоть сотой доли устройства мира и обстоятельств предыдущего катаклизма продвинется дальше будоражащих, но не вполне детализированных намёков. Что ж, у некоторых из героев есть даже для этого солидные обоснования — кто-то принадлежит к прошлому, считает, что их время уже прошло и из этого мира им нужно украдкой отступить, а соответственно молодым допустимо не участвовать в разборках, чьи истоки лежат в предшествующих веках. Но не факт, что молодые захотят остаться в сторонке.

Персонажи... нет, не то чтобы они даже особо необычны. Сами по себе — нет, но в аниме, да по сравнению с модным сейчас, такое выглядит не вполне стереотипным. Итал — такой Тарзан, которому как-то одинаково чужды как благородные фонтанирования кровью из носа тряпка-кунов, так и «крутость» чётких пацанчиков. Если он не стесняется при виде несколько ээ-э... крайне привлекательно одетой девы, то не оттого, что саркастичный и прожжённый, а оттого, что и правда ещё не в курсе, чего полагается тут стесняться. Если же ему девушка в душе говорит уйти — да просто уйдёт!

«Я хочу уничтожить Зигфрида, и хочу быть с Сахари, и хочу спасти Сакую, а Сахари возможно не нравится всё это, и я не знаю почему» — Итал конкретен, предметен, обстоятелен, однако самое существенное то, как он не колеблется проговаривать вслух свои терзания и перед другими, и перед самим собой. И оттого-то погрузить его в пучину экзистенциальных кризисов часов на -дцать посреди боя даже самому коварному противнику не удаётся, даже самой продвинутой артиллерией типа: «Кто ты, чувствуешь ли ты ненависть?» и т.п., каковые вопросы любого хоть сколько-то образованного анимешного героя конечно же должны повергнуть в ступор, желанию сражаться же полагается затухнуть до тех пор, пока кто-нибудь из верных соратников не вернёт его в строй совершенно произвольной фразой, лишь бы достаточно туманной и выспренной.

Только юноша такой наглец, что со своими внутренними треволнениями посмел разобраться ещё до битвы. «Что ты хочешь защитить?» — на это у Итала такой крайне банальный и не концептуальный, но зато резонный ответ, который вслух с пафосом не обязательно каждый раз и высказывать, зато крайне разумно сразу же действовать.

Да и рыжеволосая Сахари недурна — правда, видимо тоже в силу своей невежественности не в курсе, что между ударом ногой с разворота и искренним разговором следует вставить терзаний столько, чтобы уже поскорее захотелось очередной апокалипсис. И старичок-изобретатель с бровью почти до пола смог врезаться в сознание. В общем, старые вещички, даже шаблона не крушащие, вполне способны ещё потрясти шурупами да доспехами — вот как повседневность здешних охотников за запчастями.

«После того, как я одолею Зигфрида... ты пойдёшь со мной в мой лес?»


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Озорной поцелуй (2013.12.24)

Для меня это аниме не только и не столько о горестях и перипетиях на пути построения прочных отношений... возможно потому, что про отношения эти и без этого здесь говорится чуть чаще чем всегда. Самые потаённые девичьи охи и коварные планы вытаскиваются на обозрение зрителя и демонстрируется в самых скрупулёзных подробностях, чудится, ещё до того, как сама героиня их вообще успела осознать. Нет какой-то приглушённости, потаённости — здесь Котоко, да и почти все другие персонажи сразу будто на ладони, их переживания перехлёстывают через край, скрывать они чего бы то ни было в общем-то не умеют, часто и не собирается.

Когда, однако, тут собираются сделать трогательный момент, то трогательным он и станет. Зонтик, обнимашки под дождём... Особенно удачен приснившийся поцелуй в лесу, оказавшийся после, кто бы догадался, не то чтобы совсем и приснившимся. Но такие моменты порой режут диссонансом канву повествования, ведь в остальных эпизодах герои частенько ведут себя очень экспрессивно и гротескно. Хотя, возможно, я просто отвыкаю от стандартной гипертрофированности анимешных эмоций, предъявить которую как раз-таки хороший тон, а произведения, её лишённые — крайне редкие исключения, несравненные по своему художественному исполнению. Точно так же и трафаретные ситуации, видимо, просто исполнение рекомендованного ритуала. Всё же я частенько ловлю себя на мысли, что без приёмов стандартной комедии положений интригу можно было закрутить куда правдоподобнее. Однако вставить в сюжет богатую наследницу, на которой герою конечно предстоит жениться, но угадайте с трёх раз, женится он или нет — вообще всегда солидно и респектабельно до крайности.

Но вот какая тема раскрыта тут метко, чётко и всепобеждающе — так это пронырливое, ушлое, тщательное, педантичное... ээ-э, то есть трогательное и заботливое вмешательство героев в личную жизнь друг друга... Родственники, родственницы, друзья, подружки — если у них своей личной жизни пока не имеется, или с ней какие-то загвоздки, то уж про чужие-то отношения им доподлинно известно, в том числе, как их стоит развивать. Обжегшись на своём молоке, на чужую воду дуют. Поведение многих, хоть опять-таки выглядящее преувеличенным, как допустим у мамы или братишки Ириэ, вполне отражает реальные проблемы, возникающие из чрезмерного стремления опекать всех подряд. А порой мотивы и куда меркантильнее.

Чуть стоит кому-то начать кого-то прессовать, происходящее начинает выглядеть вполне искренним. Ириэ, как будто настолько холодный, расчётливый, успешный, образованный, саркастичный мажорчик — взаправду-то в некоторых областях жизни угнетаем и в семье понимают его далеко не всегда. Уж кажется за то, что он отличник, спортсмен и так далее, отец должен был предоставить ему самому решать, куда поступать, чем вообще заниматься, а не канифолить мозги, чтобы тот продолжал семейные традиции. И на девушке, которая сумела всё понять и встать на сторону Ириэ, всяко стоило юноше жениться. Ведь часто гораздо значимее, чем выдающиеся внешние данные или наличие хоть каких-то способностей к учёбе, оказывается вот такой робкий голосок в поддержку и плечико, которое может и не выдержит твой вес, а всё-таки при его наличии в пределах досягаемости кто-то может даже почувствовать, будто на своих плечах сможет вынести всю тяжесть дома, разрушенного землетрясением.

Аниме это для меня в итоге скорее про выбор своего пути, да хотя бы своих собственных пристрастий, ибо даже на мелкие предпочтения не останется времени, если на твои плечи взгромоздят совсем чужую мечту.

Ну, тут можно ещё многое разбирать, предполагать, какие местные особенности отражают реальный японский уклад жизни. Однако мне отчего-то хочется ещё лишь отметить, что глава с призраком — однозначный шедевр. Хотя она последняя и до этого мистики в данном аниме не присутствовало.


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Таро - сын дракона (2013.05.10)

«Пусть одно зерно даст тысячу».
«Пусть два зерна дадут десять тысяч»...

Нехитрая сказочная арифметика ведёт к сумме воздействия, гораздо большей суммы слагающих подобное чудо компонент. А сказочная лирика скрадывает даже неизбежную дидактичность повествования. Нет ощущение, что авторы и герои вещают что-то смотрящему, глядя на него сверху вниз: вот, дескать, мудрость столетий, внимайте и трепещите. Скорее ненавязчиво и доверительно делятся как своей болью, так и своими победами.

Такие вещи, выполненные с осторожной и проникновенной чуткостью, гораздо больше чем беспросветно реалистичные или готично апокалиптичные побуждают, например, задуматься о том, как реально жили люди в стародавнюю пору, но как многие живут ещё и сейчас. Если сопоставить с некоторыми историческими сведениями, то будет немного яснее и жестокость доли, постигшей мать Таро, чрезмерная пожалуй, как с точки зрения сегодняшнего дня наверняка должно выглядеть. Но тогда, когда фильм создавался, ещё видимо не столь уж потускнели воспоминания о временах, в которые подобная беспощадность была чем-то само собой разумеющимся. Не случайно ведь в «Семи самураях» Акиры Куросавы крестьяне сами едят просо, чтобы иметь возможность платить самураям рисом. Во всяком случае, хоть одна из целей просмотра будет достигнута, если хоть самую малость после этого станешь бережнее относиться к еде. К тому же самому рису, допустим. Какой контраст представляют такие фильмы, как этот, с современным анимешным бытом ОЯШей! Каковые, в пятнадцать лет не имея родителей, тем не менее имеют и сколько угодно риса, без надобности его возделывать, разумеется, и полдюжины подруг детства, чтобы повкуснее его сготовить.

Итак, мир этой пленительной сказки довольно жёсткий. Что не преминут лишний раз подчеркнуть и ещё кое-какими колоритными деталями, вроде разлагающегося тела дракона с проступающими сквозь плоть рёбрами. Или драконьих глаз, которые служат игрушкой маленькому ребёнку. Но... о милая старая импульсивность, о юный задор, о наивная, но неиссякающая надежда на искупление! Тогда ещё не ведали же, что продвинуто и современно — это, уж начав затрагивать какую-нибудь душещиплющую тему, раскрутить её до полной безысходности, до полного краха всех чаяний героев, до мира, погружённого в победный апокалипсис. Здесь же заря анимации органично соответствует заре и мира. Люди ещё способны понимать язык зверей, птиц и духов, и если предначальная гармония сохранилась не во всей первозданности и нетронутости, то по крайней мере ощущается немало её примеров и свидетельств. Искажение конечно уже нашло дорогу в жизнь местного населения — есть и коварные демоны, есть и самая банальная человеческая жадность. Однако искажение преодолимо — если не всё, то многое ещё способно вернуться в неиспорченное, исконное состояние так органично и полнокровно, как обновляется земля каждой весной. Праздник очищения и пробуждения, ещё не успевший стать регламентированным и закосневшим ритуалом...

По интонации, мотивам, настроению, некоторым художественным приёмам сие аниме наверняка не что иное как один из провозвестников и предшественников «Унесённых призраками». Нет, ошеломляющего, сложного, многослойного подтекста тут нет — и текст-то не особо сложен. Ожидаешь сначала, что лежебока и обжора Таро будет испытывать некий конфликт с самим собой, раз ему сила даётся только при условии, что он будет расходовать её на помощь другим. Но новые условия он принимает естественно и непринуждённо. И вообще, при всей своей моральной составляющей, фильм-то превращается в совершенно неуёмное, всепоглощающее и лишённое какого бы то ни было стеснения любование миром, без которого для меня уже не будут полны даже такие энциклопедии волшебных существ славной страны Нихон, как Нацуме и Нурарихён. Чёрные и красные демоны, жутковатые рощи деревьев, у которых ветки словно шипы, и опасные и притягательные снежные девы...

Не говоря уж о том, что аниме буквально напоено жизнью, движением. Сидит ли Таро вечером в хижине — к дверям непременно подбежит зверь и помашет хвостом. Отправится ли в свой квест — в вышине будет парить какая-нибудь птица. А визуальная сторона присходящего, при всей своей старательно имитируемой неуклюжести, поди ещё отчеканится в сознании чётче, чем иной глянцевый пейзажик недавних лет. Деревца, как будто детской рукой нарисованные, утёсы, скалы, возвышенности, словно сплетающиеся из воздушных тонов туши, персонажи с неброской внешностью, которой, однако, скорее бы и следовало в первую очередь соседствовать в человеческом сознании с таким понятием, как аниме. Потому что психоделические радуги волос и глаз могут на некоторое время занять воображение, но больше как диковинки, пожираемые глазами туриста — по сравнению с тем, что ждёт тебя при возвращении в родное и дорогое место, буде оно у тебя действительно имеется.

И трель... невесомая, трепетная мелодия флейты чудесной девочки Айи, дружба Айи и Таро... Уж с «Принцем Севера» для меня данное аниме теперь точно в одном ряду.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Дочь Двадцатиликого (2012.11.30)

То, что театральность присутствует — факт, то, что это Боунс — тоже факт. А оба этих факта складываются воедино в анимешную народную примету: как минимум с декорациями и нарядами для предстоящего представления проблем не будет.

И точно, всё, начиная от самого громадного и продолжая более скромными (что отнюдь не означает, что менее значимыми) масштабами, нацелено если и не на ослепляющее и всячески, категорически ошеломляющее действо, то как минимум на удержание взора на происходящем и ненавязчивом перенаправлении оного на следующий интерьер или ландшафт. Большая бутафория в виде кораблей и дирижиблей, реквизит, как движущийся, так и неподвижный, для элегантно поставленных боёв, а сценические костюмы и причёски не подведут ни на цирковом выступлении, ни при чинном благовоспитанном чаепитии в гостиной зажиточного дома. А уж зигзагообразная прядка над лбом Двадцатиликого чем не предназначена для точечных, метких уколов в сёдзийное сердце?

При таком раскладе и роли распределяются играючи, часто буквально на ходу, а лицо сюжета не откажется усладить богатством мимики, обилием разнообразных выражений. Чего стоит только эпизод с приездом на пляж — такую обстановку триллера ещё поискать в американских ужастиках при пугающие дома и призраков. И ведь как трезво и рационально в итоге всё объясняется, но без ущерба для атмосферы случившегося. И допустимо иль нет, а пародию я здесь намереваюсь видеть не только в смешных забавах служанок да подружек, а хотя бы и в том, как обошлись с таким расхожим сюжетом, как убийство во время съёмок фильма на необитаемом острове. Что бы из этого раскрутили в других произведениях!.. А здесь это так походя отодвигается в сторонку, что это уже изысканное надругательство над штампом.

И вот как бы антивоенная тема не совсем новость, да и всякие секретные разработки военных, эксперименты над людьми в лабораториях тоже. Но смотря такое, понимаешь: часто важно, не куда сюжет вырулит, а откуда. Несложно было поверить, что весь сериал будет так, как вначале. Будут и дальше изысканные и непринуждённые аферы во всех краях света, в любой маскировке, ведь команда такая, что любо-дорого глядеть, фактурная внешность и характеры, а эндинг так безоблачно-обманчив... Но как ни крути, кто посмеет указывать японцам, чтобы они забыли о чудовищных ранах своей страны? И если порой правда о войне предстаёт до предела реалистично во всей своей наготе, то как не попробовать убедить кого только можно, что и за всеми легкомысленными, милыми дуракаваляниями она уж никак затеряться не сможет. Недаром столько героев имеют травму, так или иначе нанесённую войной, пусть разной степени тяжести: кому-то это пресекло научные исследования, а кто-то и сестрёнку потерял...

А там, поди, вот-вот уже догадаешься и о том, что эстетично не только то, как искусно и грациозно и в то же время мощно героиня машет ногами. А ещё и то, что ничьему взгляду при этом всё равно не пробраться выше очаровательного кружевного подола не самой коротенькой юбки. Целомудрие — отнюдь не стоящее робко в сторонке со смущённо потупленным взором, а решительно водружённое, как стяг, над всеми житейскими бурями. Закрытые купальники героинь не только приличны — они реально красивы, их можно было бы носить на пляже даже и сейчас, даже без особого риска выглядеть старомодно. Как обнадёживающе, что посреди всего эттийного раздолья подобные вещи нет-нет да и наличествуют. Целомудрию больше удаётся быть вечным, нежели модным.

Зеленоглазая девчушка, умудряющаяся не только ходить по канату судьбы, но и отплясывать на нём, выписывать кренделя... Не в том ли в частности сила Двадцатиликого, что одним из его лиц добровольно изъявляет желание быть Тико? Но чем больше она способна быть его лицом, тем больше она становится самостоятельной личностью, так-то. Пожалуй, сиё есть трюк, который бы не мешало освоить даже и тем, кто вовсе не стремится исполнять опасные пируэты, охотясь за сокровищами в дружеской компании благородных воров.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Звезда Пушистландии (2012.11.18)

Что, если уж не человеческая натура, прямо создано для того, чтобы то и дело совершать искренние метания от одной крайности к другой. Отсюда, если уж видишь с самого начала нечто, хоть как-то связанное с понятиями «белое» или «пушистое», начнёшь подозревать либо сладенькое и вовсе безобидное, либо помянешь умение хитрых японских товарищей бабахать по нервам, с душераздирающей изощрённостью используя самые кавайные образы. И поёжишься, припомнив «Колокольчик Чирина». Уж очень развращает обилие разных там изысков и вывертов искусства, в том числе и анимационного. Скоро просто забудешь, что иногда существует и что-то помимо крайностей, более того, не являющееся никакой их комбинацией, средним арифметическим, геометрическим или ещё чем, а лежащее, быть может, вообще на другой прямой. А то и совсем в другом измерении...

Только как об этом узнать-то? Умеют же такие произведение своей внешней символикой затесаться среди прочих, а ещё они нередко не столь уж недавние. Вот и отличи сходу Wata no Kuni Hoshi от тонны очаровательных, брутальных ли, но честно снабжённых некомими и прочей соответствующей атрибутикой вещичек.

Впечатление, которое не оставляло — «Волчий дождь». И даже, если позволительно будет так выругаться о чём-то столь многозначном и неуловимом, не совсем потому, что у животных здесь антропоморфный облик (хотя молодцы создатели, что выдержали до конца и кошек тут ни разу не изобразили так, какими они видимы нам в бренной реальности). Скорее это сам мотив путешествия, квеста, поиска, обречённого на полнейшую красоту и осмысленность, причём даже при довольно предсказуемом отсутствии достижения поставленной изначально цели.

Здесь котята, конечно, не добираются до загадочной Персии не потому, что оной не существует в нашей природе, экономике и географии. И пески в ней найдутся, что в какой-то мере соответствует описанию вожделенной таинственной страны бесподобным кошачьим красавцем Рафаэлем. Но дело-то не в этом. У всех людей есть ожидания относительно ещё неизведанных, и потому крайне будоражащих воображение событий и вещей. И тут уж не столь существенно, физическое это взросление ли, начало ли учёбы в вузе, отношения... Но как часто ожидаемое совпадает с действительным? Когда-то совпадает, да, и всё же частенько прежние представления о чём-нибудь значимом при ближайшем знакомстве с волнительным предметом нет-нет, а и впрямь могут смотреться не менее забавно, чем здешние кошачьи описания Персии.

Но к чему какие бы там ни было рациональные обоснования даже, когда просто всё щекочет внутри от ощущения того, что всё творящееся здесь — на стыке между самой вечной притчей и самой мимолётной шалостью. Искренность во всей своей вызывающей неподражаемости, самое изысканное и очаровательное поругание границ благоприличной уместности и стандартной благопристойности. А что, порой бывает полезно взглянуть со стороны парадоксальным, пусть и не слишком почтительным взглядом — недаром Мюнхаузен, тот самый, предостерегал, что все величайшие глупости в мире совершаются именно с серьёзным лицом. Кошечка ведь не стесняется даже чётко определять, кто для неё на каком месте по значимости,будь то кошки или люди. Только тот жгучий брюнетик, который пока поставлен ею на такое обидное четвёртое место среди самых любимых, как знать, не займёт ли довольно скоро чуточку иное положение? Но — тсс-с! —чтоб не сглазить, никаких пока инсинуаций...

И вот уж насколько морщусь обычно при всём, что хоть сколько-нибудь подходит под определение «открытый финал», но удалось, что ли, героям сделать вид, будто так и надо — непринуждённо и незаметно? Так, неизвестно, поможет ли юноше Токио грациозное пушистое чудо, нашедшее приют в его доме, справиться со всеми грядущими испытаниями на учебном фронте. Но это очень даже вероятно. А что уж на личном фронте у всех героев... так повторяю, сиё есть дело крайне деликатное, а способному внимать и легчайшего намёка довольно. И то верно, что надо дать в кои-то веки передышку хотя бы главной героине. А что, будь добра теперь подрёмывать днём, свернувшись клубочком на прогретой ласковым солнышком крыше... если ночами у тебя уже были прогулки под луной, бамбуковые рощи и бисёнены с ниспадающими серебристым водопадом прядями.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Человек-череп (2012.10.07)

Пожалуй, не такая уж беда, если какие-нибудь кадры аниме так прямо сдают всю будущую интригу, если сами эти кадры красивы. Роскошный букет алых роз... Полыхающий золотом тревожный отсвет на стёклах очков... такие детали настраивают меня на благодушный лад и дают морально подготовиться к тому, что с большой вероятностью за ними воспоследствует.

А тем временем можно понаслаждаться менее отформатированными и предсказуемыми вещами. Хоть юмором, например, благо здесь он удачнее даже, чем в иных вещах чисто комедийной направленности. И дело тут даже не в ситуациях, кои более-менее стандартны, а в самих героях и их характерах, к которым забавные ситуации подходят как влитые. Надо отметить, правда, что и характеры, и персонажей, и обстоятельства здесь в немалой степени делает собственно анимация, а анимация у Bones вообще как правило не подводит. Мимика, жесты, а ещё эти широкие брови, что чёрные, что седые, одним изгибом которых чего уж только и не выражено! Конечно, некоторые герои по-любому доставляют больше остальных. Особливо примечателен здесь некий старичок, по которому ещё и сразу видно, что он в каждый момент, когда нарисовывается на горизонте, делает это ой как неспроста. И помимо того, чтобы умело лапать притягательную медсестричку в больнице, кое-что ещё умеет ловко проворачивать. Но чем искреннее и находчивее персонаж сумел посмешить, тем яснее чувствуешь, какую предысторию ему нарисуют, при такой-то тематике...

Естественно, в середине сериала уже сложно было сдержать невольный вздох, потому что видно же, что конец разыграют по всем веливкосветским анимешным правилам, а стало быть, немало здешней комедийной малины для сего придётся поломать. Так оно и вышло, но, видимо, не включать в повествование некоторые традиционные образы и действия — это давно уже моветон. Поэтому наверняка ещё не раз перед зрительскими глазами всё это предстанет. Девушки, зафиксированные в не то чтобы в совсем не смущающем виде, понтовые, торжественные, загадочные интерьеры и непременные пользительные дискуссии перед финальным потрясанием всем чем только можно перед кем только нельзя.

Но только так ли это для меня катастрофично, если уже успела полюбиться бойкая, задорная пацанка Кирико? Вообще это один из самых неотразимых типажей — девчушка-сорванец, способная, тем не менее, беспокоиться, достаточно ли она стала женственной за последнее время. Короткая причёска, картуз, брючки до колен — ах, умеют ведь порой даже некоторых главных героев делать фактурными и характерными, в то время как обычно таковыми что в художественных фильмах, что в аниме являются второстепенные.

Вот главный герой-репортёр здесь, правда, как по мне так уступает главному герою Speedgrapher'а. Смысл здешней трогательной передачи камеры как-то теряется среди смачно разлетающихся кровавых брызг и однозвучно гремящих колокольчиков. Будь, если честно, герой какой-нибудь другой профессии, сильно происходящее от этого бы не поменялось. В Speedgrapher'е да, чувствительные, но не лишённые резона речи о важности журналистского призвания были одной из первостепенных вещей, на которых держался весь сюжет.

Но вот похвально, что детишек из приюта изобразили не слащаво, приторно и карамельно, а реальными детьми. Вполне способными вредничать, разыгрывать старших, бедокурить — но при всём при том всё равно остающимися детьми, остро нуждающимися во внимании взрослых.

Есть и ещё кой-какие бонусы. Фильм, который смотрит Хаято в кинотеатре, довольно зрелищно переплавляется в причудливый сон, а некоторые события фильма предвосхищают то, что после случится в городе. А в начале сериала не раз используется один хоть не хитрый, но всё же достаточно очаровательный композиционный приём. Когда уже должен вот прям сейчас же произойти трагичный момент, то повествование мигом уходит от места событий к другим персонажам сериала. Но при этом предполагавшаяся предыдущей сценой напряжённость, резкость, стремительность действия остаётся — либо кто-то энергично захлопнет зонтик, либо быстро распахнётся дверь, либо ещё что-нибудь.

Ну а если в городе и танцуют готишные маски и выделывают пируэты разные монстрики... ну так должны ли они были хотеть, чтобы их здесь и вовсе было не заметно?


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Chouyaku Hyakunin Isshu: Uta Koi. (2012.09.30)

Никто не слышал,
Чтоб даже в ту эпоху,
Как жили боги,
Тацутагава воду
Румянила листьями клёна.

Сразу же старательно настраиваться на лад до крайности поэтический и возвышенный? Переусердствовать не стоит: если говорить о едином духе произведения, или о том, что оно лирично что вдоль, что поперёк... то, поздравляю, такого здесь, пожалуй, нет. Но это один из тех случаев, где отсутствие общего эмоционального фона произведение, поди ж ты, отчего-то не рушит. Даже комедийные вставки с беззаботным бисёненом Фудзивара но Тэйка, по счастью, держатся в рамках пристойности и не затянуты. Вообще нет более верного и надёжного способа опорочить любую сколь угодно стоящую и даже испытанную временем вещь, чем патетическое преклонение перед ней, вычурные славословия, и всё это с сугубо парадным, официальным видом.

Нет, я допускаю, что возможны довольно удачные экранизации старинных произведений — примеры таковые ведь имеются — где всё безукоризненно выдержано в духе традиционности, от сдержанной атмосферы нет отступления ни на волосок, и даже самые крохотные шалости не слишком приветствуются. Только это будет путь по лезвию бритвы над пропастью, требующий ювелирной точности. И в любом случае, если совсем убрать из повествования игривую непосредственность и шаловливость, чувствуется некая искажённость — ведь в реальной жизни столько настроений смешивается, и столько нюансов, и какие бы душещипательные, изящные и загадочные стихи ни писали придворные кавалеры и дамы, в каких бы удручающих обстоятельствах ни жили, едва ли всегда они вели себя выспренно и трагично до последней степени. Уж наверняка и шутили, и позволяли себе слегка нескромные намёки, увеличивающие сладость незабываемого момента, и поддразнивали своих друзей и подруг. И вот это тут в наличии.

Но в наличии и много чего другого, ибо то уникальное природное явление, которое упомянуто в названии, не вырастает из ниоткуда. И может же, хоть иногда, вырастать из самого детства. Детство здесь не только в непосредственном изображении детства как такового, или там резвящихся детишек, хотя без этого тоже не обойдётся. Но не самая ли лестная ему дань в том, что здесь чётко видишь: и как живучи впечатления, полученные в детские годы, и насколько глубоко могут укорениться решения, принятые ещё тогда. Как, удерживаясь даже под многочисленными наслоениями позднейших раздумий и переживаний, могут они много лет спустя как будто внезапно повернуть жизнь, порой даже не совсем очевидным образом. Так, упрямая Ёсико неперекор всему не в силах отказаться от честолюбивой мечты из своего детства...

И психология ребёнка здесь даже как-то просматривается, что бывает, мягко говоря, не то чтобы всегда. Ибо обычно (не только к аниме, конечно, сиё относится) зрителю предоставят иметь дело либо с бескомпромиссно кавайными созданиями, либо с невесть какими хитрыми детишками-маньяками. Ну а тут одна история взбалмошного Садаакиры и задушевной поклонницы лягушачьего пения Ясуко чего стоит. Сколько мальчишек стремятся задеть девчонок, не понимая, отчего те так их раздражают, едва ли в полной мере сознавая, что они будут чувствовать буквально через несколько лет. Может, к этой, вот этой же самой так бесящей сейчас девчушке.

А долг, честь и чувство? Вряд ли можно разобрать, раздёргать однозначно на подобные составляющие то, что цветёт здесь и дышит на экране. Вряд ли можно с удобством приклеить исчерпывающие ярлыки, как в каком-нибудь школьном сочинении по «Сиду» Корнеля. Дочь терзается тем, что могла повредить репутации отца, а отец совсем не рад, что помешал счастью дочери, но сам-то он заложник своего положения, окружения, косных обычаев и предрассудков. Ясуко уверяет Садаакиру, что будет ему верна лишь ради приличия, долга, порядочности... но не движут ли ею в действительности маленько иные соображения?

Затем толика трезвой иронии и здравомыслия, которая поэтичность не испортит, скорее напротив. Скептически воспринимает один из здешних молодых героев рассказанную ему стандартную слезодробильную мистическую историю — и как оказывается, не зря. Только ведь историю его самого это менее трогательной не сделало.

Приписать ли уж это особенностям восточной культуры или ещё чему, но очень уж как-то располагает к себе и неявность, ненавязчивость, отсутствие ощущения, что тебя слишком старательно подталкивают к требуемому выводу.

Вот стихотворение императора Йозея — случайный ли это каприз, притворство или проблеск, в кои-то веки, чего-то настоящего? Создатели аниме не притворяются, что знают ответ на этот вопрос. Но доносят до зрителя по крайней мере, что если бы не эти несколько строк, то знали бы мы об этой личности существенно меньше.

Две влюблённых пары: один юноша ждёт от своей любимой, что она посвятит себя целиком дому и ноги её не будет во дворце, другой же наоборот, уходит от возлюбленной потому, что не хочет стеснять её, преграждать дорогу к славе. Потому что сумел понять, какой она может стать при своём таланте. В решениях и того и другого, конечно, есть доля разумности. С одной стороны, право на собственную заметную, неповторимую и сияющую жизнь каждый человек имеет. С другой стороны, дворец полон разврата, интриг и козней, от которых так и хочется уберечь того, кто тебе дорог. Обе девушки в этих историях в результате что-то теряют, а что-то приобретают. И тут никто не будет принуждать считать, стоило ли поступить так или иначе. Скорее правда в том, что такой выбор не должен был стоять изначально, а должна была наступить иная эпоха, в которой дворец не был бы местом, которому отводится такая преувеличенная роль в судьбах людей.

В итоге всё же, всё же... нет, определённо не всё потеряно, если для кого-то искусство поэзии смогло стать средством хоть как-то примириться с собственной участью... а может, даже суметь подружиться с кем-то совершенно неожиданным, поняв, что у человека другого пола или ранга, вот на тебе, могут быть и печали, и сокровенные воспоминания, схожие с твоими, — и только это имеет значение. Как, например, проникновенно демонстрирует история Нарихиры, Ясухидэ и Оно но Комати, где, несмотря на витающий в воздухе аромат флирта и куртуазности, значимым всё же становится то, что эти люди нашли — и разгадали друг друга.

И вот, так или иначе, но так неприметно, что и не скажешь, с какого стиха начиная, теперь уже будет чудиться: багрянец реки Тацута мне хоть немного, а знаком.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Тари Тари (2012.09.25)

Если бы мы жили в мире, где школьница идёт разбираться с учительницей, обидевшей её подругу, ненавязчиво сжимая в руке внушительный лук... Если бы директора всегда так сговорчиво ставили печать на смятое и почти что выброшенное заявление... Если бы за строгим лицом какой-нибудь начальницы всегда скрывалась, вот на тебе, не только проникновенная, но и лично тебе практически выгодная история, которая если не с тобой связана, то уж с одной из твоих подружек точно... Впрочем, где гарантия, что всего этого не встретишь, хотя бы по отдельности, и в нашем бренном мире? А если вдруг случайно, по какой бы там ни было причине, хочется, чтобы всё это встретилось вместе, ну и сдобренное ещё чем-нибудь для пущего антуража, то не иначе как пора уже рисовать Tari Tari.

Чтобы было жалистно, это японцы умеют. Остаётся дело за малым, а именно добиваться этого без применения тяжёлой артиллерии. А под этим я понимаю ситуации, когда герой или героиня чем-нибудь так обидели умершего дорогого человека, что вина за это над ними висит мрачной тучей до самого конца сериала, не меньше. Конечно, все или почти все люди так или иначе чем-нибудь да задевают постоянно самых близких и родных, а посмотрит человек такое аниме, глядишь, задумается и хоть какое-то время будет к другим бережнее относиться — чем не целительная сила искусства? Но хотя бы так, ради разнообразия, наверняка можно чаще показывать горечь потери, не усугублённую дополнительными мотивами, ведь такие события сами по себе прискорбны. Впрочем, что я могу сказать: здесь по сравнению с некоторыми иными тайтлами не перебарщивают, и то ладно. Уже к середине сериала комплекс вины у героини рассасывается, примирение достигается, а начинается период креативных свершений. И право, юная Сакай такая симпотяшка, что нет у меня возражений против того, чтобы ей можно было слышать о своём сходстве с матерью не реже, чем хоть даже Гарри Поттеру.

Да, нелишне отметить присутствие родителей в эпсилон-окрестности некоторых героинь, даже, просто не верится, прорезаются некоторые зачатки взаимоотношений старших со своими детьми. Притом, если с Сакай хоть и такая печальная история, но так довольно лирично, безобидно и умиротворяюще: боль от потери переплавляется в творчество, отец покладистый и разве что капельку пожурит за неумение готовить.

В случае же с Савой всё будничней, и проблема как будто не столь катастрофичного масштаба, но впечатление остаётся чуть ли не жётче. Что только лишний раз доказывает, что не обязательны глобальные, всем вокруг ясно видимые происшествия, чтоб в жизни юного создания завязалась куда как сурьёзная драма. Правила взрослого мира врываются в жизнь девочки совсем обыденно, но от этого не менее удручающе. Бесспорно, конечно, то, что хотя бы что-то о реальной жизни неплохо бы знать уже в школе. Но верно и то, что ультимативными, категоричными фразами от подростка не всего можно добиться. Конечно, в Японии на школу тратится подчас неимоверное количество денег, но если каждый день ребёнку напоминать, что и за школьную форму, и за учёбу, и за прочее он или она в неоплатном долгу, то последствия не всегда прогнозируемы. Особенно если подросток отличается характером довольно пылким, да и к своему хобби отчего-то относится не абы как, а прям всерьёз. Набивание собственных шишек, конечно, необходимый этап развития, но когда отношения в семье более доверительные, это проходит с меньшим ущербом как для родителей, так и для дитяти (и для лошадок, может быть, тоже - мы ж любим животных, верно?). Однако, опять-таки, атмосфера здесь такая ублаготворяющая, что попробуй-ка не угадать с трёх раз, действительно ли по натуре такой деспот внешне непреклонный родитель Савы.

Что до остального, то уже до крайности умилительно слышать, как в аниме коверкают немецкий язык, а то, как японцы умеют показать, что догадываются о существовании других гайдзинских языков помимо английского, русского и немецкого, так это тоже не в минус. Ещё такая осторумная подсказка, как меньше нервничать при публичных выступлениях... о, её бы в иных ситуациях не мешало бы взять на заметку в жизни. Чувствую, арбузное поле мне будет мерещиться ещё долго))).

А поскольку уровень травматизма весьма умеренный, и почему-то то ли отсутствует, то ли не бросается в глаза самый распространённый вид анимешного травматизма, а именно увечья нежных юношей, получаемые в ходе всем анимешникам известных ситуаций (хоть есть, конечно, мечты о таковом)... то тут, знаете, примиряешься даже с той мыслью, что бункасай всё равно состоится рано или поздно, несмотря ни на что.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Голубоглазая Соннет (2012.07.31)

Ещё до начала просмотра было известно, разумеется, что будут там и киборги, и сверхспособности — ох и боязно же было, что это и тогда делали по всем правилам приличия. А именно, с рефлексией на пару часов, полным погружением в астрал и усердным проплыванием ради самопознания в первобытной тьме либо же наоборот в нестерпимо сияющих просторах во всех мыслимых и немыслимых положениях и направлениях. То есть это, несомненно, порой бывает и очень мило, и душевно, и всё такое прочее, но рано или поздно возникает подозрение, что не всё к этому сводится.

И, о чудо, тут оказалось вполне умеренно и безобидно. Всплеск новых эмоций, переживаний Соннет показан хоть бурно и впечатляюще, но то, что к нему привело, принадлежит видимому и осязаемому миру, вполне буднично и непретенциозно. И то, чем она нам будет доказывать на экране произошедшее с ней сокровенное — отнюдь не выспренные речи перед публикой с разрыванием на груди рубашки (или что уж у неё там), не бесконечные внутренние монологи и не цветастые глюки матриц всех мастей и размеров. А поступки, которые не выпячивают ни она, ни создатели аниме, ибо они говорят сами за себя. Если вдруг по современным меркам такое недостаточно витиевато и наворочено, то тем хуже для современности.

И здесь не только голубоглазка-то примечательна (кстати, голубые у неё глаза тогда, когда светятся, а в другое время они скорее лилово-сиреневые). Меня ещё способны зацепить рудименты ностальгической моды на коварных, одержимых учёных, способных однако по-своему испытывать нечто даже похожее на нежность к своим детищам. И в то же время уже в ходу и секретные организации с лабораториями, в которых надлежит проводиться антиобщественным опытам. Впрочем, даже эта организация подана как-то непафоснее и убедительнее, чем в некоторых более известных вещах времён даже более поздних. Хватает деловитости, обстоятельности и вполне бытовых деталей. Это, с одной стороны, даже страшновато: в престарелую докторшу, знающую свою область и поясняющую жертве ситуацию охотно, подробно, с расстановкой и даже без стремления застращать, верится легче, чем в корпорации, сплошь из невнятных монстров состоящие, или же окутанные столькими пеленами секретности, что кажется даже они сами про себя не знают, какие у них вообще цели.

Когда есть кровища, расчленёнка и прельстительные контуры женских тел, конечно, бывает нелегко поверить, что вот сюда может вместиться что-то ещё. Но между тем даже при таких условиях могут затесаться некие вещи, которые свидетельствуют не только о душевном здоровье, но и о наличии некого эстетического вкуса. Если по логике сюжета какие-нибудь персонажи могли бы вполне погибнуть, а в итоге число выживших заметно больше ожидаемого, а при этом драматизм от этого не в убытке... то остаётся только пожелать, чтобы данное творение увидели те бедолаги, которые в своих аниме ради пущего и вящего драматизьму применяют только один-единственный метод — грохнуть парочку значимых героев наиболее слезодробильным манером. Ещё немаловажно, что в местной школе в целом психологический климат выглядит достаточно здоровым. Ведь из того одного щекотливого, деликатного момента, что был в начале, можно было бы закрутить нечто сродни «Кэрри» Стивена Кинга. А ведь поди ж ты, воздержались. Также видно, как многие школьники готовы вступиться за своих знакомых перд хулиганами, а между тем многим девчонкам могло и не хотеться помогать Соннет, ведь она, наделённая всевозможными достоинствами, вполне способна вызвать жгучую зависть.

И ведь задержится же в моей памяти хоть и омрачённое трагедией, но всё равно наполненное живым теплом детство Лан. Та картинка, вызванная из неизведанных глубин сознания — почти ощущаешь, словно это твоей кожи касается густая и мягкая волчья шерсть... Ну а под конец сцена с Соннет и Бёрдом плещет такой почти неодолимой откровенностью (проводки для подзарядки подсоединить, ага), но не пошлость видна, а удивительно чуткая и мягкая интимность. И недосказанность... самую малость, от которой определённость на расстоянии, может, лишь одного мимолётное движения — или вовсе ещё одной пролитой слезинки.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Мунто [ТВ] (2012.07.30)

Гиперкавай в нежных, да умелых ручках Kyoto Animation способен спасать не только миры от погибели, но и (что, разумеется, намного важнее) несколько часов жизни от рутины и обыденности. Но парадоксально или нет, а не только после, но и во время просмотра мои мысли к самой что ни на есть повседневности обращались больше, чем тогда, когда ничто, кажется, между нею и мною не стоит. Ведь поди же ты, тут тебе и поэтичность, и символизм, и пронизывают они действие что вдоль, что поперёк. И в запредельные миры уводят — а у меня почему-то стойкое ощущение: не отрывает тебя это аниме от быта, а напротив, даёт посмотреть ему прямо в глаза, не отводя взгляд. И это столь беспощадно, и это настолько обнадёживающе. Ибо мало где (причём не только к аниме сиё относится) быт передают хоть с минимальной долей правдоподобия.

Здесь же — удивительно точные и верные детали: ни попыток скрыть, какой давящей и засасывающей бывает среда, ни намерений выставить что-либо трагичнее, чем оно является. Нет ни грамма лжи в том, что окружение будет упорно сопротивляться попыткам хулигана отсечь своё прошлое, начать новую жизнь, но нет также лжи и в том, что с этим можно справиться. Ну а младший братик Юмэми ведёт себя так, как и должен себя вести младший брат с точки зрения старшей сестры: вредничает и вовсю режется в видеоигры. А разговоры Юмэми с матерью? Обычно в аниме родители, если они не почили лет за десять до сего момента или не находятся в бессрочной командировке в каком-нибудь Гондурасе, служат либо для вящей комедийности, либо для создания совсем страшных обстоятельств и препон. Но можно же, умеют же и так, как здесь, например.

...Дети часто вырастают быстрее, чем ожидают родители. И хоть конечно, им нелишне перенять от взрослых азы взаимодействия с миром, но ведь хочется уже и чего-то помимо канцелярским и казённым слогом изрекаемых совершенно шаблонных фраз, уверений, что единственно значимое, что ребёнок может совершить в этом мире, это сделать домашнюю работу. Но куда же деть внезапно пробудившееся стремление найти в этом мире своё место, куда деться со всеми своими недоумениями, чаяниями, вопросами? То, как взрослый грубо пихает Итико на официозной школьной церемонии за то, что она чуть-чуть выступила из ряда, уже о многом говорит. Совершенно закономерно, что когда Мунто является перед Юмэми со словами о долге перед вселенной, она говорит, что уже сделала домашнюю работу.

К счастью, возможность противостоять тому, что довлеет и всячески старается тебя отформатировать, есть даже у тех, от кого по внешним признакам этого совсем не ждут. «Чаще нежного слабей жестокий» — непонятно почему, но такое и в Японии может действовать. Ведь действительно, суровому парню с явной нехваткой родственного внимания и склонностью к деструктивному поведению только такая хрупкая и беспомощная на первый взгляд девочка, даже выглядящая значительно младше, чем её подруги, сумела возвратить тягу к жизни. Недаром Юмэми признаётся, что раньше считала, будто они с Итико постоянно уберегают Судзумэ от всех невзгод — а выходит, что наоборот, эта проворная и ребячливая девчушка поддерживает их. То же, что Кадзуя и Судзумэ осуществляют вместе, и к тому же без всякого потустроннего вмешательства, ничуть не менее способно встряхнуть наш мир, чем появление красновласого и с пламенным характером красавчика из небесных краёв.

Если чем-то меня очаровывает здешнее действо, то едва ли прихотливыми поворотами сюжета, которые вряд ли даже имеются в наличии — скорее, сюжет честно выполняет свою задачу по доставлению тебя из пункта А в пункт В. Другое дело смутное эхо, мимолётные отголоски, отрывки, отзвуки тех вещей, которые в детстве удавалось поймать в одной нетленной Сказке, созданной некогда одним Профессором. Дело тут, как почти всегда в таких случаях бывает, не во внешнем сходстве. Конечно, образность и антураж тоже вносят свою лепту. Местная Галадриэль... то есть леди Руэри изрекает торжественные тревожащие фразы о будущем и честно демонстрирует водяное зеркало. Но гораздо значимее общее настроение, атмосфера: проникаешься как бесконечной уязвимостью маленького человека перед миром, так и его (или её) невероятной волей и решимостью.

Под всеми инсинуациями с пространственно-временным континуумом — удивительно ненавязчивая, отнюдь не менторским тоном изложенная, непритязательная, нетребовательная притча о взрослении. А притчи тем и характерны, что из них не обязательно извлекать выводов в явном виде, чётко и определённо. Конечно, если человек выведет из них естественные следствия, то в убытке не останется. Но даже если этого не произойдёт, у таких произведений есть шанс воздействовать незаметно, но ещё глубже. Так неявные образы, картинки из далёкого детства порой влияют на выбор человека в важных делах больше, чем он сам способен осознать, больше, чем все логические доводы.

Да чего уж там, при желании тут можно даже видеть и экологический посыл. Хоть, разумеется, было бы узко интерпретировать акуто как просто иносказание для нефти или какого-нибудь другого источника энергии. И всё же, рассказ о том, как бездумно растрачивали акуто обитатели небесного мира... действительно ли его мораль всего лишь к длинноухим созданиям относится? И тут в ход идут такие пленительные, нежные детали. В цветке в волосах Юмэми как будто воплощены все цветы Земли, в большущих зелёных глазах — словно вся зелень, вся молодая листва.

И мне бы хватило даже одного такого прикосновения — самого невесомого и самого мощного, двух личностей друг к другу, сквозь все различия в характерах и темпераментах, сквозь привычный ход событий и все предрассудки, так, чтобы воспоминания другого пульсировали в тебе неиссякаемым источником. А знаете... вдруг действительно стоит сейчас протянуть кому-нибудь руку — из другой действительности упрашивать об этом могут и то порой намного удачнее, чем с расстояния в два шага.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Легенда о героях Галактики OVA-3 (2012.07.27)

Собственно, здесь могла бы быть даже просто она одна. Да, первая серия. И это было бы уже здорово. Другое дело: от того, что есть здесь и кое-что ещё, не менее здорово, а такое отнюдь не всегда бывает. Но именно самое начало, серия про Эль Фасиль... она настолько долгоиграющая, настолько определяет Яна и его дальнейшую... впрочем, это уже чушь — скорее Ян серию определяет, а вот его ничто не может полностью определить и втиснуть в удобно заготовленную для него рамку, всё равно, траурную ли, сияющую ли. Как не может и искусно сконструированный дражайшим правительством прилизанный миф о герое вместить в себя хоть отчасти этого живого юношу.

И аниме само по себе вместить его тоже не может, это при том, что вроде и не делает Ян попыток вырваться ни за какую черту, а способен тихо и выжидающе стоять в сторонке, пока не подойдёт срок. Он просто перерастает все ограничения, незаметно и непринуждённо — со всей своей неумелостью и неловкостью в быту, с растерянно-смущённой улыбкой и этой вечной привычкой теребить затылок. И не он ли в первую очередь заставил меня заливаться стыдливым румянцем при воспоминании о том времени, когда от просмотра Героев Галактики меня удерживало цветистое название и финтифлюшки на форме имперцев?

Но что касается первой серии, то она как минимум даёт ответ на то, о чём Ян будет волноваться намного позже. А именно, что ему нужно будет держать на том свете ответ за многие жизни, потерянные в этой кошмарной войне. Тут следует заметить, что Ян, пожалуй, меньше других виноват в гибели солдат, что своих, что чужих. А если бы его доблестное командование не ставило ему то и дело, даже когда он свой талант доказал уже многократно, таких палок в колёса, то насколько бы вообще могло уменьшится число жертв с обеих сторон! Но даже если его и призовут к ответу в мире ином, найдётся, что сказать в его защиту. Сам-то он ничего не скажет, конечно. Зато уже есть что упомянуть всем гражданским, обязанным ему если не жизнью, то избавлением от угрозы тяжёлого, унизительного рабства.

Но больше всего по душе мне начало тем, что умелое предотвращение тут неразберихи, отчаяния, хаоса роднит происходящее с неподражаемым «Их было одиннадцать», где почти всё завязано на том, чтобы самому не поддаться панике и не дать панике овладеть сознанием окружающих. Но не только благородство Яна и его выдержка, недюжинное самообладание в действительно критической ситуации так пленительны — это-то было по-любому ожидаемо. Его находчивость, даже дерзость, умение рискнуть всем, сделать ставку на то, что сначала выглядит форменным безумием, и при этом победить — вот это ещё заманчивее. Часто кажущаяся безнадёжность какой-нибудь затеи сама по себе может служить пеленой, застилающей глаза неприятелю, но надо уметь этим толково воспользоваться. В этом плане Ян провёл блестящую психологическую игру.

Ну вот, а затем ему предстоит примерить на себя и роль детектива. Это закономерно, если учесть, что в предыдущем сериале в таком качестве выступали Райнхард и Кирхайс. Только там детективная составляющая естественным образом приобретала оттенок некой сёдзевости: ещё бы, два молоденьких красавчика, пышные интерьеры, полированный камень и резное дерево... В случае с Яном всё куда сдержаннее, рассчитано не на внешний эффект, но и серьёзнее.

И не в том фокус, что аниме это довольно позитивное, даже несмотря на тематику. Фокус в том, что и позитивно оно подчас довольно неочевидными вещами. Очевидными, конечно, тоже — свадьбы, дружба и всё такое. Но есть же история Кефенхиллера, например: жизнь даже не прервавшаяся, а просто логически завершённая, достигшая своей полноты. Не каждый раз средствами анимации удаётся передать, что старик может быть не просто красив, а даже притягательнее, чем когда был моложе; что пленник может быть действительно свободнее любого политика. Удалось, ну а Ян опять-таки и в этой истории не подкачал. А как же, он историком хотел быть, так что ему в истории и впутываться.

Да, и точно так же, как и остальные части сей масштабной саги, эта часть неопровержимо свидетельствует: у того общества, в котором студенты мирных, нужных специальностей подвергаются призыву в армию, будут крайне серьёзные проблемы.

Те несколько штрихов, которые здесь добавлены к портрету Райнхарда, также весьма уместны. Показать, что он, умея проворачивать самые хитроумные комбинации, в то же время не может сколь либо убедительно обманывать Кирхайса, а оправдывается крайне забавно — значит показать гораздо более живой и достоверный характер, чем тот образ, на который златовласый красавец долго ещё будет работать перед публикой.

И наконец, есть моменты просто откровенно умилительные. История Яна Вэньли, Жан-Робера и Джессики, невесомая, мимолётная. То, как застенчиво рдеет Райнхард, отказываясь от алкоголя — несовершеннолетние они с Кирхайсом ведь ещё. И если мангаки и аниматоры способны создать Галактику, в которой такое встречается, то флаг им в руки и самый быстрый флагман в придачу.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сумеречная дева и амнезия (2012.07.02)

Все пожалуй знают, а если не знают, то должны непременно узнать, что ничего не вернуть назад, не отспорить, не выпросить у неумолимого хода событий. Ни чувств, ни ушедших, и даже самые воспоминания о них и те затеряются где-то дальним приглушённым эхом встреч, которым и состояться-то никто не позволял. Орфей не вернёт Эвридику, подсмотренное ненароком запретное можно уже смело считать сном, а мечты юности так и останутся недосягаемой приманкой.

Узнали, поняли, постигли, прониклись, смирились? Оплакали отзвучавшее, проводили несбыточное, осушили слёзы и преисполнились решимости начать жизнь с чистого листа? Отпустили дорогого человека и пообещали ему, что не будете терзаться, чтобы не приковывать его либо её к себе пудовыми цепями и отягощать чью-то и так достаточно нелёгкую долю напрасными сожалениями и стенаниями? Выдержали, сдюжили, омыв душу самыми трогательными, искренними, трепетными, невесомыми переживаниями? Отлично. Вот теперь можете собрать воедино эти все деликатные чувства, эти возвышенные катарсисы, все приобретённые ментальные энергии и торжественные озарения, а теперь… запрятать их куда-нибудь всерьёз и надолго, лишь бы только с глаз долой — допустим, аккуратно свернув и оставив где-то между страничек умильных подростковых дневников или на полузабытых тропинках опустевшего двора.

Потому что даже к самым сентиментальным и падким на душещипательность зрителям вроде меня иногда закрадывается подозрение, что выдержать такое настроение до конца, не пряча уже под конец нескромную улыбку, можно только ради очень ограниченного количества подобных вещей. Понятно, что давно уже являются хорошим тоном призраки, обретающие мир и гармонию благодаря ответственным, рьяным и совестливым обитателям мира сего, и рассыпающиеся в финале по полчаса скоплениями звёздочек/ лепестками сакуры/нежным туманом, но иногда что-то становится мне необыкновенно родной фраза: «Пора и честь знать». И вот в таких-то случаях то, что свершилось здесь, угодит в самую точку. Без напыщенности, манерности и жеманства. Без обоснований, точнее с обоснованием, но полным такого дерзкого озорства, что должно было бы, поди, обрушить всю предыдущую атмосферу — но парадокс это ли нет, а такая шаловливость только придаёт прежнему драматичному настрою глубины и убедительности. Возможно, будь просмотрено буквально одним аниме больше или одним аниме меньше на сходную тему, на меня бы такого впечатления это не произвело. А тут, действительно ли потому, что это здорово, или проказница Сумеречная Дева так сумела меня обхитрить, но для меня это зачёт, определённо.

Да, ясно, ясно, что школе уже хотя бы потому здесь быть подобает, что её художественно-изобразительное, социально-этическое и эттийно-юмористическое назначение в анимации вообще сомнению подвергаться не должно. Но давайте притворимся, что ради этого раза я соглашусь об этом забыть. Потому что не мне ли, лишь мелькнёт здесь мимолётная тень, хочется поминать вроде что-то настолько отличное по масштабу, как Фрэзер с его «Золотой Ветвью», Кэмпбелл с «Тысячеликим Героем», и прочие творения знающих мужей по поводу мифологии, старинных традиций и народного фольклора. Но тут следует вспомнить, что в мифотворчестве почётное место нередко занимают различные обряды инициации, испытания то есть, связанные с физическим и духовным взрослением. А какую роль выполняет школа в нашем обществе, если не проведение своего рода инициаций, хотя и более безобидных, чем в незапамятные времена. Раз так, то её роль как оплота для новой жизни древних мифов и сказаний вытекает естественно и непринуждённо. Ну а если ощутимо дыхание мифов и все дела, то уж наверняка и символы имеются, и иносказания, и поэтому подтекстов (и текстов) вообще столько наберётся, что можно гарантированно выбрать из них наиболее миролюбивый. Даже смерть при таком раскладе отчего не воспринимать как аллегорию: ведь чтобы стать взрослыми, подросткам в древности надо было символически умереть, чтоб родиться вновь. Путешествие Тэйити в чужое прошлое, чужую память, не такой ли оно интерпретации соответствует? Девушка же, чарующая, манящая, шутливая, опасная и нежная, умело уворачивающаяся от любых рамок, таинственная… о, наверное, это тоже символ, и очень сложный, так что он должен символизировать собой что-то совсем непредсказуемое... возможно даже, что молодую красивую девушку.

Ну, про Урсулу ле Гуин с «Волшебником Земноморья», особенно про Геда и его Тень, про воссоединение со своей теневой половиной, мне даже немножко сложно постесняться упомянуть.

И это ещё я, пожалуй, умалчиваю, что сиё творение является и довольно удачной комедией. Понятно, что большое число комедийных элементов относится к стандартному арсеналу и вообще хорошему тону. Но по причинам, указанным выше, даже повторяемый многократно обряд прикосновения к девичьим персям воспринимается мною уже как ритуал, у которого может быть некий пока ещё непонятный смысл — а вдруг? Точно так же, наверное, есть что-то сакральное в рюшечках, оборках и кошачьих ушках, а уж проведение школьных фестивалей и вовсе обязано содействовать поддержанию космического и иного равновесия.

Но есть и совсем приятные находки. Ведь как это часто бывает в произведениях о потустороннем: кто-то утверждает, что существует Нечто, и Нечто действительно существует, но другие в это не верят, и герою приходится либо доказать сиё тяжкими подвигами, либо так и остаться непонятым. Здесь же Оконоги подозревает и про существование Юко, и про способности Тейити. Но эта милашка отстаивает своё мнение с таким жаром, настолько импульсивно, что это выглядит так наивно и умиляюще, как выглядело бы, если бы она ошибалась и придумывала для мелких обыденных событий смехотворное сакраментальное истолкование. Ну а стёб над мистикой при помощи мистики же! Когда Юко, законный представитель мистики в произведении, начинает рационально и обоснованно подтрунивать над чрезмерным увлечением людей суевериями, страшилками, нелепыми слухами, то меня это впечатляет чуть ли не так же, как фраза неподражаемой Аю Цукимии из «Канона»: «Я так боюсь призраков!».

И тут уже даже не имеет значения, забуду ли я упомянуть энергичный опенинг с веером и пламенеющими червонным золотом листьями, и совершенно потрясающий эндинг. Надеюсь, за частичную амнезию не будут чересчур упрекать — все поймут ведь, причиной тому волнение из-за того, что удалось в жизни увидеть японскую мистику с человеческим лицом.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Легенда о героях Галактики OVA-2 (2012.07.01)

Кто б знал, что было, оказывается, время, когда аниматоры почему-то ещё не понимали, что ОВА — это пляжные комедийно-эттийные спэшлы к разудалым школьным гаремникам. Поэтому жилось аниматорам, видимо, совсем нелегко. Потому что тогда им нужно было рисовать. Эта игра теней на лицах персонажей... Эта холодная грация золотоголового бисёнена и уравновешенность его товарища с пламенными волосами, которого цвет волос не делает буйным и опрометчивым.

А как трясётся Райнхард от возмущения, что его назвали худосочным маленьким красавчиком, или что не дали проявить инициативу — прямо кожей чувствуешь его бешенство, неуёмную энергию и жажду деятельности. Это хорошо, что показали его в те годы, когда был он ещё в довольно подчинённом положении и постоянно начальники вставляли ему палки в колёса. В основном-то сериале по этой части отдуваться приходилось Яну Вэньли, а у Райнхарда там уже более независимое положение, а при помощи сего приквела выстраивается более симметричная картинка.

Ну, что до раскрытия персональных качеств, то ясно, что чтобы развить и каждый жест, и каждый свой поступок до такой степени эффектности, убедительности и театральности, сему блондину нужно было тренироваться уже с младых ногтей. Только ценой огромных усилий удалось мне не свалиться от хохота, глядя в ясные, полные искреннего непонимания, честные, открытые, чистые глаза Райнхарда, когда у него пытаются вызнать, догадывается ли он в действительности о расставленной ему ловушке.

Сцены свиданий Райнхарда с сестрой обеспечивают должную проникновенность и лиризм, хотя то, как именно они пройдут, легко предсказуемо — тон, заданный надрывно-сладостными флешбэками и самой участью Аннерозе, сменить нелегко, да и не нужно, ибо он позволяет плавно протекать тому, что необходимо показать по логике вещей. Некоторые моменты, связанные с графиней Грюнвальд, похоже здесь особенно заострили, наверное для ещё большей слёзощипательности. И то, как Кирхайс представляет себе её судьбу, и то, что кайзер прямо с похорон отца велит ей явиться в оперу... Ну так что же, часто ли я отказываюсь от того, чтоб если уж жалистность, то выжать максимум и из неё.

Если честно, ещё очень большое сочувствие вызывает к себе заснеженная планета, с этой своей бахромой сосулек, с этими манящими серебристыми просторами. В самом деле, жить бы людям да жить, любоваться на этакое великолепие, а они вон всё чего-то воюют друг с другом, воюют, пятнают своими дрязгами такую красавицу...

Да, ещё кое на что ведь не было у меня особой надежды. И тем не менее, показали даже это. То есть, что Кирхайс таки может действовать на экране даже отдельно от Райнхарда. Понятно, что сильно больше, чем на пару серий, его неумолимый сюжет от товарища не отпустит (это важные военные чины их вечно разлучить мечтают, угадайте с трёх раз, по силам ли им такое), зато уж и за это время он себя проявит как в делах важности самой что ни на есть государственной, так и во вполне домашнем быту. И сцена свидания с родителями недурна, хотя, поскольку уже знаешь, что будет дальше-то, так и хочется ввернуть что-нибудь про печать обречённости. Но в плане смысла дорогого стоит встреча Кирхайса с другом, которому грозит принудительный призыв в армию: ибо какое дело государству, что юноше хочется заниматься таким «бесполезным» делом — литературой, в то время как есть война. Что-то мне это напоминает, вспомнить бы только что.

Однако есть два персонажа, которые чаруют меня здесь по-настоящему и безоговорочно. Один — со стороны Союза, и для меня даже не было сюрпризом, что им оказался Вальтер фон Шёнкопф. О, не только его амуры, но и эти его, прямо скажем, своеобразные представления о джентльменстве, учтивости по отношению к противникам и тому подобном! И союзники-то после его деяний либо речей долго челюсть с пола подбирают, а врагам и подавно это скрашивает существование (ну подумаешь, что нередко только его последние минуты).

Что до имперцев, то ахнуть от изумления меня здесь заставил Гриммельсхаузен. Автор явно своё дело знает: до последней чёрточки правдоподобно сотворить такое из на первый взгляд ничем не примечательного, вроде бы давно из ума выжившего старичка... Впрочем, этого не перескажешь. Но уже даже спокойная, непафосная и как будто отстранённая фраза Гриммельсхаузена в защиту Райнхарда, о том, что быть блондином и быть молодым само по себе не является преступлением... В тех конкретных обстоятельствах она, право же, поведала о многом.

И точно так же, пожалуй, как не стоит обманываться дряхлостью иных стариков, не стоит обманываться и мнимой старомодностью некоторых аниме — от возраста они скорее так же выигрывают, как хорошее вино.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Легенда о героях Галактики OVA-1 (2012.06.26)

Как-то это уже прилично и принято, что рыцарь, убивающий дракона, сам становится драконом, а потом, глядишь, за ним и следующий рыцарь явится. И так может продолжаться очень долго, и история будет двигаться по порочному кругу. Как же тогда быть? А вот так, надо понять, что в первую очередь надо искоренять не дракона, а из самого себя этого рыцаря на белом коне, ну или в белых сверкающих одеждах. Проблема ещё в том, что не только самому рыцарю надо бы изжить такое сияющее представление о себе, но и окружающим пора уже признаться, что хоть они и призывают рыцаря, им подчас очень выгодно, чтобы оный круговорот драконов в природе не кончался. Люди сами от себя это скрывают, но в первую очередь власть дракона — в их сердцах и сознании, и вот оттуда-то его и надо исторгнуть, а это практически невозможно без их добровольного на то согласия, до которого надо ещё дозреть. Правда то, что нередко многие люди действительно хотят автократии. Но правда и то, что через несколько лет немало тех, кто мечтал о преимуществах «сильной руки», об этом пожалеет, если вообще они останутся в живых. Это вполне демонстрирует история кайзера Рудольфа.

Реформы Райнхарда внешне выглядят благопристойно, но надо помнить, что и Рудольф сначала делал привлекательные вещи. К тому же зритель-то здесь видит и закулисье, а там картина складывается весёлая. Стрелочники, призванные нести ответственность, выбираются заранее до претворения интриги в жизнь, и повелителю останется только, скорбно вздохнув, молвить, что он так уж и быть позволит им способствовать его успеху. Не дрогнув бровью, рассуждает он о том, чтобы принудить женщину к аборту. Возобновление же в Империи работы тайной полиции происходит примерно так: «Нет, мы не можем возродить Отдел Социальной Дисциплины, по крайней мере под тем же названием, ведь народ это воспримет как отказ от преобразований. Пусть будет называться Отделом Внутренней Безопасности».

Неплохо, конечно, что и при этом многие уродливые пережитки прошлого смести удалось. Но уж очень страстно Райнхард старается убедить всех и себя в том числе, что в жизни не станет таким, как Рудольф. Но в реальности всё часто как во «Властелине Колец»: кто в силу своего самолюбия убеждён, что точно не перешагнёт определённую черту, того колечко-то развращает, а вот кто трезво оценивает свою способность противостоять искушению, тот убережётся. Во любом случае, до своего смертного часа ни у кого нет стопроцентного основания говорить, что он прошёл это испытание. Ян Вэньли же, например, не отрицает возможности, что власть его разложит, без раздражения выслушивает опасения своих товарищей по этому поводу, потому и отвергает раз за разом вроде такой удобный и заманчивый путь. Каждую секунду Ян помнит о сущности монархии: это помимо всего прочего такой строй, при котором все ошибки и преступления можно списать на одного-единственного человека. Это развивает в людях безответственность, а сиё качество отнюдь не способствует налаживанию ситуации в стране, даже при самом толковом правителе. Притом, даже если сегодня люди выбрали отказ от ответственности, их дети и внуки могут предпочесть свободу, но добиться её будет уже труднее, поскольку их же собственные предки оказались слабовольными. И чтобы не наступать человечеству столько раз на одни и те же грабли, лучше понять, почему Вэньли так хочет изучать историю.

Если позволительно сказать пару фраз о звучащих здесь фразах, то я скажу, что они имеются в должном количестве. Некоторые из них пафосны, некоторые для того, чтобы занять время, а некоторые, хоть звучат вполне обыденно, настолько точны, что... что чего только не отдашь, чтобы они не имели отношения к действительности — а ведь имеют же. Впрочем, от тех фраз, которые как-то выбиваются из ситуации или отдают подлинно дворцовой пышностью, тоже можно словить немалый кайф. Вот, например, когда Райнхард, глядя на звёздное небо, начинает вещать про то, что, мол, скоро погаснет одна звёздочка, зато другие засияют ещё ярче. «Это от того, что одна звезда погаснет, другие станут светить ярче?» — искренне и старательно пытается понять Кирхайс. «Это судьба» — торжественно и покровительственно поясняет Райнхард. Ну что же... на судьбу и на то, что всё уже предначертано, люди полагаются не так уж редко.

В любом случае, для каждого зрителя почти наверняка тут найдётся хотя бы одна фраза, которая особенно запомнится и полюбится. Чем плохи, скажем, слова Яна о коррупции. О том, что самая страшная коррупция не тогда, когда берут взятки. А тогда, когда уже запрещают людям говорить о том, что политики взятки действительно берут...

Но нет, не оставят здесь без обнадёживающих свидетельств того, что за лиходейства может наступить уже в этой земной жизни расплата, даже для самых могущественных тиранов. Деспот, помешанный на «истинном арийстве» и выживании сильнейших, окажется не способен произвести на свет не слабоумного наследника мужского пола. Случайность или ответ природы и провидения на преследование людей со «слабыми генами»? От жутких болей мучается Рубинский, а у вечно непоколебимого и беспощадного Оберштайна никого близкого в целом мире нет, кроме собаки. Насколько же счастливее те, кто даже если на миг, а урвал себе немного полноценной семейной жизни или же такой дружбы, при которой не светит нож в спину.

Отрадно, что боевые построения хоть буквой U, хоть веретеном не могут заслонить и потеснить психологию. Нет ничего сверхъестественного и незнакомого, мудрёного и громоздкого в мотивациях и отношениях персонажей, но опять-таки, самые элементарные вещи часто забываются, и их не мешает напоминать. Например, то, что можно способным быть и разбираться в чужих характерах, а всё равно сильно поддаться вкрадчивым речам и чужому влиянию. Райнхард с негодованием отвергает предположения, что его используют, доказывая, что это он всех использует. Но несложно догадаться, что останься с ним рядом Кирхайс, а не Оберштайн, то он бы во многих делах поступал по-другому.

Не укрыться и от осознания того, что как мы сами родом из детства, то и многие наши проблемы родом оттуда же. Психологические травмы, нанесённые в детстве как Райнхарду, так и Ройенталю их родными отцами, оставили неизгладимый отпечаток на их обращении с окружающими, что тут уже совсем нетрудно проследить.

И да, это аниме в первую очередь о героях. О совершенно обычных героях. И о тех, кто, выходя на демонстрации против милитаризма и насильственного призыва в армию, подвергается нападению экстремистов, в то время как полиция наблюдает за этим в сторонке, а потом демонстрантов и арестовывает. И о тех, кто просто живёт, не стремясь сделать своего имени громким и не делая, а просто внося свою лепту в созидание, а не в разрушение, работая на действительно полезной и мирной должности или заботясь о родных и близких. Ещё о Хайнесене, проявившем не только волю к свободе, но и незаурядный ум и сообразительность, без которых не выбраться бы ему из Империи и других за собой не увести. И о тех, кто, собственно, и сражается, и впишет своё имя в летопись истории, но тем не менее даже посреди самых угрожающих бурь находит в себе силы для того, чтобы достойно воспитывать чужого ребёнка. Встречаются здесь и такие, что отказываются от самоубийства даже не ради надежды когда-нибудь отыграться в новом бою, а ради того, чтобы, если нынешний будет проигран, можно было предложить свою кандидатуру на роль козла отпущения, иначе пострадают другие, на кого свалят всю вину.

Что же, даже в таких условиях есть место и юмору, и отдыху, и подлинной радости. Пикантные намёки, безобидные поддразнивания и дружеские вечеринки. Горячий пунш во время болезни, приготовленный тем, кто очень о тебе заботится, поскольку сам ты на себя благополучно забиваешь, даром что от твоего слова зависит исход далеко не одного сражения. Ян, так непринуждённо шутящий по поводу того, что ему бы следовало запатентовать свою стратегию и военные хитрости — пенсия-то от этого глядишь больше будет. Признание в любви перед решающим боем, когда шансы вернуться так малы — такое робкое, сбивчивое, неумелое... да ладно, чего уж стесняться, наверняка одно из лучших сердечных признаний во всей космической истории. Признайся, то, что ты знал, скромный и неуклюжий чудотворец, ты знал не только про войну: исход ни одной битвы не может быть предрешён ещё до её начала.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Доминион: Танковая полиция (2012.06.07)

Вопрос о допустимом и разумном соотношении целей и средств — вообще беспроигрышный материал для разжигания неиссякающих, бесконечных дискуссий. А здесь уже в самом начале предоставлена возможность помедитировать (или побеситься) на вечную тему того, можно ли спасти одновременно паука и бабочку, и т.д., и т.п.

...Но это ведь ещё только для затравки.

В Танковой Полиции не пытают. Просто в ней существуют свои обычаи и ритуалы, которые попутно способствуют тому, чтобы новички легко и непринуждённо становились полноправными членами сообщества, соучаствуя в общих забавах. Когда-то, в древние языческие времена, повсеместно ведь были распространены разные милые обыкновения, вроде обрядов инициации и очистительных жертвоприношений. Ныне же большинство достойных обрядов утеряно, но в милитаризированных структурах до сих пор кое-где сохраняются рудименты разных похвальных традиций.

Ещё Танковая Полиция бдительно контролирует уровень преступности. Да, преступления совершаются каждые тридцать шесть секунд, но не каждые тридцать пять же — полицейские достойно поддерживают статистику на прежнем уровне.

Главное, в Танковой Полиции на всё есть универсальные ответы. Даже целый один. «Так точно, сэр». Во всяком случае, так точно нужно ответствовать на фразу: «И вы ещё смеете называть себя великой Танковой Полицией?!!» При этом отвечать так можно без всякого урона для собственного тщеславия, поелику почти наверняка найдётся подчинённый, кому эти слова можно передать дальше по цепочке. Если же такового подчинённого не найдётся и вы — самое последнее звено в этой цепи, то расстраиваться, как показывает практика, тем более не стоит. Потому что тогда вы почти стопроцентно — анимешная юная девушка, стоящая на нижней ступени иерархии. А уж ежели вы молодая анимешная девушка, да ещё и в положении подчинённого, это непременно означает, что у вас характер настолько сокрушительной огневой мощи, что не поздоровится ни непосредственному начальству, ни всяким там мэрам, ни сердцам напарников.

Проще говоря, это одно из тех немногих произведений, в которых можно даже закрыть глаза на промелькивающую временами пошловатость. Один из особо удачных моментов (не единственный!) относится к использованию пользительных и поучительных фраз. Не секрет, что во многих произведениях (да чего уж стесняться, в том числе и в некоторых экранизациях по тому же самому Масамунэ) главной целью, похоже, ставят максимальное несоответствие глубокомысленных философических изречений времени, месту, обстоятельствам и контексту происходящего. Зато уж торжественности и церемониальности будет как в индийском фильме. Вот почему так на ура воспринимаются тут откровенно издевательски изрекаемые нравоучения. Если кто пока ещё не слышал, как бравого командира учат с важной небрежностью произносить: «Дурак, который признаёт, что он дурак, уже не совсем дурак» ...тому ведомы ещё не все наслаждения этой жизни.

Поскольку это не столько комедийный боевик, сколько древний и качественный комедийный боевик, то естественно было ожидать, что сюжет рано или поздно вырулит на такую позицию, с которой удобно держать под прицелом и довольно серьёзные темы. Экологическая тема пронизывает всё повествование, но всё же это Сиро Масамунэ, поэтому сознанию, подсознанию, осознанию и самопознанию здесь почёт особый. Уже с самого начала было ясно, что с толстогубым толстяком Буаку всё совсем не просто. Но вышло в итоге не только с обоснованием, но ещё, страшно сказать, душевно и прочувствованно, а не абы холодный рационализм.

Конечно, очень даже можно понять удивление и даже негодование сестрёнок Анны Пумы и Юни Пумы: ещё бы, за картину с изображённым на ней Буаку, мягко говоря, и близко не красавцем, дают такую кругленькую многомиллионную сумму, какую бы ни за что не дали за картину с ними, неимоверно обольстительными кошечками. Но чем дальше, тем яснее будет всем, насколько в этом случае неуместна зависть. Конечно, ценность очень многих вещей, в том числе и огромного числа «произведений искусства», искусственно завышена, но именно здесь тот случай, когда волей прихотливого случая истинная (по крайней мере, для одного человека, а это очень даже немало) ценность предмета оказывается неизмеримо больше коммерческой и выражается, естественно, не в деньгах. И вот психология тесно переплетается ещё и с темой творчества, с раздумьями по поводу потребительского общества, рекламы, навязанных стремлений...

А предсказуемый, но эффектный жест Буаку по отношению к Леоне. А тот момент, когда он узрел-таки свою истинную сущность... Парадокс уж это или нет, но именно в безбашенно стёбном и убийственно, беспощадно ироничном Доминионе имеет место быть одна из самых лиричных сцен всей японской анимации.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Сага о Харлоке: Кольцо Нибелунга (2012.05.31)

В бытность свою в Бонне довелось пожить на берегу Рейна почти что напротив скалы Drachenfels, той самой, на которой доблестный витязь Зигфрид из «Песни о Нибелунгах» убил дракона Фафнира. Естественно, там имеются и руины старого замка, ибо куда на Рейне без этого-то, и Nibelungenhalle, своего рода музей, где представлены картины соответствующей тематики и играет музыка Вагнера. А вот данное аниме обратило на себя моё внимание только сейчас, зато в результате это воспринимается как своего рода возвращение в ту атомосферу, которой так и хочется пропитаться насквозь, всерьёз и надолго...

В целом протекающее действие являет собой творчески переработанную, так сказать, канву небезызвестной оперы Рихарда Вагнера Das Rheingold. «Золото Рейна» у Вагнера, кстати, служит прологом к трём другим частям цикла «Кольцо Нибелунга»: «Валькирии», «Зигфриду» и «Гибели богов». То, какое воплощение сия вещь обрела в аниме, есть лишний повод твердить до хрипоты, что заимствовать — совсем не порок, делай это только умеючи. Тогда даже образы и события, дошедшие не через первые руки, уже переосмысленные когда-то и вроде бы давно уже обязанные стереться до совсем блёклых и неузнаваемых, заиграют не только новыми красками, но и новыми тончайшими оттенками и полутонами.

Так, ну что мы тут имеем. Альберих действительно был нибелунгом, похитившим рейнское золотишко, но Миме в оригинале, то есть в опере... это его брат, талантливый кузнец. Да-да, чего уж жаловаться, что здесь-то Миме девушка, в нашем мире мацумотовских героинь по-любому слишком много не бывает. Три златовласых красавицы, которых так трагично и трогательно обволакивает сиреневая дымка в пучине вод — видимо, не иначе как девы Рейна Флосхильда, Вельгунда и Воглинда, опять-таки из оперы. То, что Рейн здесь не река, а планета, право же, сути не исказит. Но действительно проникновенными вышли образы Фазольта и Фафнира, особенно по контрасту с абсолютно корыстным, прагматичным и властолюбивым Одином (надо сказать, что тем самым Один, он же Вотан, вполне соответствует тому, какими предстают божества в скандинавской мифологии — весёленькая она вообще у них была). В вагнеровском «Золоте Рейна» история братьев несколько иная: в результате проклятия золотого кольца поспорив из-за награды, Фафнир убивает Фазольта, потом, собственно, и превращается в того дракона, коего позже и прикончил Зигфрид. А здесь и Фазольт и Фафнир, во всём своём трогательном уродстве, с этими бесконечно печальными глазами и тягостной участью, вполне способны снискать ненаигранное сочувствие.

Судя по титрам, кое-что из музыки исполняет российский оркестр, и поэтому для русского зрителя сиё может служить дополнительным аргументом в пользу просмотра. Конечно, не считаю, что достаточно в произведение просто вставить классику, пусть даже и очень качественную, поэтому в аниме, оснащённых классической музыкой, всегда смотрю и на то, а есть ли там оригинальные песни на японском. А здесь они таки есть — и при этом оба эндинга превосходны, как раз под мацумотовскую эстетику.

А по отношению к другим вещам с Мацумото в роли автора оригинала, эта Сага о Харлоке занимает примерно такое же положение, какое в творчестве Толкиена по отношению ко всему остальному занимает, допустим, «Сильмариллион» или же, скорее, какая-нибудь одна из саг «Сильмариллиона». Толкиеновские мотивы тут просматриваются даже не столько в силу внешних, самых очевидных признаков. Вроде хотя бы того простого факта, что Толкиен черпал вдохновение в частности и из тех источников, из тех преданий, что и Вагнер. Гораздо существенее то, что в обоих случаях речь идёт о довольно удачной интерпретации древних мифов. Ну, в аниме к тому же нужно было срастить нордические мифологические образы с уже готовой мифологией, обязанной своим существованием Мацумото. Схоже с «Сильмариллионом» и общее настроение, довольно тревожное, плачевное, грустное, нередко и жутковатое, но за завесой самой густой тьмы всегда таящее крохотный огонёк надежды.

Если уж честно, от одного вида зубастенького Тотиро, чей рот наверное шире целой Галактики, моё настроение обладает свойством повышаться. Каждый миг пребывания несравненного Тотиро на экране на вес золота, пусть даже и рейнского.

Да, и ещё один штрих к атмосфере, который навёл меня на мысль о Толкиене. Органные трубы, стройные торжественные звуки — о, музыка Миме и Фреи, призванная поддерживать вселенское равновесие, наверняка должна быть так схожа с созидающей музыкой Айнуров!

И вот, это аниме таково, что слово «космоопера» для него может звучать не в уничижительном, ироничном или, наоборот, ласкательном смысле, а просто как скупая констатация факта. Если же вдобавок прямо по курсу я увижу знакомый корабль с черепом, то мне будет всё равно, если под незыбываемые ритмы Полёта Валькирий или других произведений знаменитого композитора он будет бороздить просторы хоть Большого Театра. Да и потом, где ещё с такой элегантной небрежностью может звучать фраза: «Просто меня попросил об этом один хороший человек в плаще с черепами».


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Компайлер OVA-1 (2012.05.24)

Давно известно, что нет в целом свете такого объекта, субъекта, понятия или явления, которого нельзя бы было выразить персонажем женского рода и явно анимешной наружности либо же с закосом под таковую. Это обыкновение вполне себе вышло даже и за пределы Японии, и посему каких только маскотов сейчас не бывает: тут тебе и Фидо-тян, и вообще кто угодно. Но общезначимыми становятся далеко не все образы. Очень многие девушки-символы имеют локальный характер, то есть как появились когда-то в какой-нибудь неприметной анимешке, так вместе с ней потом спокойненько и окутываются пеленой забвения.

При этом как связаны внешний облик анимешного воплощения с сущностью заданного исходного предмета, понятия, события или обстоятельства, тайна сия велика есть. Поэтому что толку спрашивать здесь у аниматоров, почему имя Компайлер носит именно эта эффектная дама с копной невероятно пышных волнистых волос. И почему это такая нежная очаровашка со светло-небесными волосами и глазками прозывается Ассемблер, в то время как у меня данное слово ассоциируется в первую очередь с довольно жутковатым языком программирования. А точнее, с языком ассемблера микропроцессора Intel 8086, и я испытываю смешанные чувства ужаса и ностальгии по первому курсу факультета вычислительной математики и кибернетики, когда вспоминаю, как приходилось разбираться со всеми этими схемами адресации, сегментными регистрами, организацией циклов через метки и кто там знает чем ещё. Но ладно, не суть...

А между тем в первой овашке чего-то особо компьютерного не просматривается, зато чуть ли не задатки психологической драмы имеются. Проблематика конечно банальна, вечна как мир, или по крайней мере как понятие верности. Но пока человечество продолжает наступать столь же вечно на всё те же самые грабли и создавать проблемы из того, что может быть источником самого сильного наслаждения от существования на этой бренной земле, об этом стоит иногда и поминать. К тому же если мораль здесь просматривается, то навязчивого морализаторства и дидактизма нет. А уж когда неприятная ситуация подаётся порой с изрядной долей комизма, то есть шанс, что содержащийся в ситуации посыл подействует — далеко не каждый ведь сейчас страшится возмущённой реакции окружающих: «Это безнравственно», а вот выглядеть смешным перед другими человеку всегда едва ли по вкусу.

Незадачливый бабник теряется, когда ему надо по телефону отбрехиваться перед очередной подружкой, ведь где ему запомнить, с кем он ходил по грибы, а с кем гулял в парке, особенно если он ещё и питает пристрастие к регулярным возлияниям. Справедливости ради следует отметить, что и жертвы, будь даже они с невинно распахнутым взором и огромным бантом в волосах, тоже здесь едва ли всецело белые и пушистые, ибо, как резко, но с некими на то основаниями замечает Компайлер, слишком легкомысленными и ветреными быть ни к чему. Конечно, первая овашка просто непритязательная будничная зарисовка, без явного начала и конца, события взяты будто бы как есть, сырыми, необработанными, не подогнанными под задачи искусства и эстетское восприятие. В принципе когда-то можно было наверное на основе всего этого замутить сериал, посвятив его, помимо проблем распущенности и чрезмерного потребления спиртного, ещё и другим аспектам человеческих взаимоотношений.

Но стоит ли пояснять, что во второй овашке меняется как тематика и настроение, так и жанр анимешки. С появлением бравой парочки Аплоуд и Даунлоуд это превращается в форменное махо-сёдзё (здесь это, кажется, называется фантастикой). А под конец всё почти накрывается гигантским крабом. Так что настоятельно убеждать кого-нибудь это видеть... Но с другой стороны, если даже посмотреть, угрозы большой это не представит. Мозг не отформатирует, чрезмерных ресурсов памяти не потребует, скомпилируется ли при этом нужное настроение — конечно неизвестно, но такая ли это беда, если уж всем известно, что компьютеры-то с первого раза вообще ничего правильно не компилируют.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Девчонки в очках (2012.05.06)

Стоит мне услышать про четырёх девочек-героинь, как я тут же начинаю лихорадочно вспоминать и перебирать различные девичьи анимешные типажи: цундэрэ, моэ, яндэрэ, кудэрэ, ну или кто там ещё как правило предусматривается в произведениях с четырьмя главными героинями. Причём обычно очки по штату полагаются неуклюже и очаровательно смущающимся моэ. Но бывает так... что тщательно освежённую в памяти классификацию можно сразу же аккуратно задвинуть куда-нибудь на полочку за ненадобностью — дожидаться следующей возможности применения. И притом не то чтобы совсем нельзя притянуть героинь за ушки к тому или иному типажу или даже нескольким, просто это будет уже довольно сильной натяжкой, да и становится сразу каким-то ненужным, лишним, неделикатным. И право слово, это такая редкость в аниме в последнее время — чтобы героини не ждали нас прямо сразу с удобно наклеенным ярлычком или даже табличкой, однозначно отнесённые к тому или иному виду и подвиду.

В первой же истории всё становится на свои места, стоит лишь познакомиться с привлекательной здравомыслящей Асо. Несмотря на то, что естественной средой обитания для этой девчушки является литературный клуб, в ней нет флегматизма и немногословности Юки Нагато — её характер вполне бойкий. В то же время фонтанирует ли она гипертрофированными эмоциями? Посылает ли парней в нокаут ногой с разворота за каждое словечко вперекор себе? Асо ведь даже имеет возможность шантажировать чересчур инициативного Дзюнъити, пытающегося внести кое-какие коррективы в её облик (вот так, как здесь, и нужно показывать непринуждённую и здоровую пикантность...), но только почему-то не использует это ради собственной выгоды, чтоб в послушного раба превратить, что ли, а только лишь умеряет юношескую пылкость. Героиня последней истории, Тиаки, пожалуй ближе всего к тем загадочным и столь популярным типажам в духе: «Я вся такая стеснительная, и холодна я с этим парнем, ясное дело, только в силу своей застенчивости, и обзову его только поэтому, и врежу оттого, что мне так неловко.» Однако всё это тоже довольно безобидно, и часто девчонка почему-то умеет осаживать парня обычными словами, даже не яростными, и поддразниваниями, далеко не самыми ядовитыми.

Одна героиня здесь, правда, из тех, кто вечно вызывает у меня на лице недовольную гримаску. А именно, не то чтобы сильно великовозрастные звёздочки-идолы, всё равно, эстрадные ли это певицы, или топ-модели, или ещё кто-нибудь. В последнее время их плотность на квадратный миллиметр анимешного кадра держится на чересчур высоком для меня уровне. Конечно, порой тянет взглянуть на очередной апгрейд рюшечек или няшных ушек в костюмчике какой-нибудь юной покорительницы мира шоу-бизнеса. Но как же было приятно, когда недавно в Chihayafuru старшую сестру Тихаи, красотку-модель... попросту ненавязчиво отстранили от существенного участия в сюжетной линии. И это было неожиданно, и это было здорово.

Но надо сознаться, что и здесь, в Megane na Kanojo, к теме подошли всё же не совсем традиционно. Ну правильно, чего больше всего боится милашка Ая Итинохэ, когда маскируется? Что все за ней непременно будут бегать, если узнают, и что всем-всем-всем её автограф ну просто позарез необходим, так что вовсе не будет никакой возможности распоряжаться своим временем. А между тем именно тот, кто обратил внимание на неё как на человека, не узнаёт её даже после более чем толстых намёков со стороны уже даже расстроившейся знаменитости. Тут одновременно и чувствительный урон самолюбию, но и светлая надежда, что если даже если тебя завтра спишут в утиль и твоё место займёт девочка помоложе и умеющая каваиться сахарнее, то всё-таки останется кто-то, кому твои успехи на сцене и вообще твой сценический образ глубоко до лампочки, а вот ты сама почему-то важнее.

А ведь это я ещё забываю о заглавных виновниках торжества. Но если даже без сих важных аксессуаров, упомянутых в названии, о аниме есть что сказать и даже что подумать, то сами очки всё же придают ему своё лицо... и даже сердце, недаром название одной из главок сего умильного без приторности повествования — «Прозрачные сердца». Вполне повседневные предметы часто берут на себя роль сюжетообразующего элемента, хоть на поверку этот элемент нередко оборачивается сюжетозаменителем. Ну, допустим, мы все знаем, как часто суррогатом сюжета оказывается поедание бэнто, созерцание определённых предметов гардероба или медитирование над бейсбольной битой.

Тут же этот элемент по-настоящему действует, и в первую очередь тем, что даёт действовать другим, то есть нашим героям. И выступает и в символической роли преграды между людьми, которую неплохо бы сорвать — ну хотя бы ненадолго. И в то же самое время в виде соединительного звена — когда ощущаешь себя с кем-то товарищем по несчастью, это скоро может перейти и в нечто будоражаще-волнительное... чувствуется, недаром у половины здешних героинь парни тоже носят очки.

И одновременно очки тут честно берут на себя функции точного психологического инструмента, отвечающего за чёткость и тёплую ясность уже не физического зрения. Отношение к очкам помогает выявить проблемы вполне себе межличностного характера, детские травмы — боялся ли ты когда-то кого-то в очках или восхищался им, это вновь нахлынет на тебя, стоит лишь увидеть очки абсолютно неважно на ком. Не говоря уж о том, что по этой столь кому-то нужной детали можно немало узнать о характере, обыкновениях... что существеннее всего, о слабостях владельца, а это бывает нелишне, если владелец тебе небезразличен. Если поймёшь по пыли и трещинкам на очках, что парень не со всей ответственностью относится к вещам, то тем сильнее веришь, что ему нужна твоя забота и присмотр. А если открываешь маленькую неудобную тайну, что его зрение ещё и слабее твоего, то дальнейшее развитие предсказать нетрудно — вот как тут у обаятельных Тору и Мицуки.

А если проникнуться и нежным туманом запотевших стёкол, и кристальным сверканием свежеотмытых, и изящным изгибом тончайших дужек, то озарение будет шаловливым и ненавязчивым: борьба с предрассудками не только возможна, но и сама борьба эта может стать не иначе как произведением искусства... не только никого при этом не ранящим, но и ну оо-очень симпатичным.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Роза пустыни: Снежный Апокалипсис (2012.04.29)

Если топить мобильник — так уж в изящном бокале. Если политкорректность — то чтоб уж командиршей спецотряда была японка. Если бы было чуть подольше — могло бы получиться нечто вроде «Грязной парочки». И честное слово, я обычно только за, когда вещи покороче, но тут уж мне надо прикусить кончик языка, чтобы ненароком не попросить продолжения. Ибо не так часто аниме с названиями столь цветистыми, исполненными такого светлого пафоса, оказываются столь же привлекательны, сколь эти названия. Тут уж говори спасибо, если за этими вашими туманными намёками про розы и снега сёнен-ай какой-нибудь не подсунут.

Здесь же всё в целом представительно. Прекрасные дамы старательно тягают гантели и с недюжинным упорством занимаются на тренажёрах (надо же быть в постоянной боевой профпригодности, а что одежда при этом будет достаточно лёгкой, так не должна же она сковывать движения при таком ответственном занятии). Тщательно моются в душе (это предусмотрительно, ведь работа такая, что убить могут в какой угодно момент, а чтобы достойно подготовиться к смерти, нужно держать себя в чистоте, конечно, в первую очередь в духовной, но и в телесной ведь тоже).

И совсем нелишне при этом отслеживать, чтобы зритель и сами персонажи не заразились рефлексией, которая тогда, по счастью, была ещё как-то не так в моде. Самокопаниями там всякими, терзаниями по типу: «А может всё не то, чем кажется, я делаю что-то очень дурное, и какого, спрашивается, мне это всё вообще, и т.д. и т.п.?» Ну так можно сделать жертвы — не напрасными, мирных граждан — не задетыми пристальным вниманием силовых структур, месть — справедливой и без фанатичных клятв. Даже не верится, что был когда-то такой мир, такой почти уютный, несмотря на все опасности. Где было ясно сразу, где ваши, где наши, и что для мирной жизни всего-то и надо, что побороть мировой терроризм. Право слово, неоднозначность и многоплановость могут быть превосходными вещами, но с ними порой того и гляди систему моральных координат каждую неделю по-другому вычислять надобно будет.

Что касается частностей (а кому, хотелось бы мне знать, нужно общее?) только история командирши здесь более-менее освещена, но этого достаточно, чтобы догадываться кое о чём и в отношении других героинь, даже способных на легкомысленные шутки. Но заметьте, слёзки из вас последовательно и насильно выбивать всей стандартной артиллерией не будут. Захотите — сами заплачете, и стыдно за это едва ли, а нет, тоже не критично. Каждый сам в состоянии решить, чем для него является эта овашка. Может быть, это всего лишь небольшой комедийный эпизод из жизни сильной женщины, пережившей, однако, в прошлом ужасающую потерю. А может, это комедия, только с подходящим обоснованием того, почему это молодая и отнюдь не отталкивающей внешности леди начала вдруг заниматься таким суровым и опасным делом.

В любом случае, если ждать здесь слезощипательных прощаний с призраками, рассыпающимися на утреннем ветру лепестками сакур в ореоле слепящих лучей... Если требовать торжественной церемонии примирения героини со своим прошлым, возведённой в ранг чётко регламентированного и чуть ли не бюрократически расписанного на каждый вздох действа... Ну вы поняли, это, конечно, бывает опять-таки неплохо, но от недостатка подобных вещей японской анимации оскудеть покамест немножко трудновато. А в жизни бывают вещи, с которыми примирение в один конкретный миг едва ли возможно, скорее — совершается в каждый момент бытия, и скорее конкретными делами, чем правильно составленными и в дозволенный момент произнесёнными речами. И точно не обязательно хоронить свою пока ещё вполне цветущую женственность, чтобы доказать верность вечной памяти, пусть даже самых близких и родных.

Здесь есть зато свой язык, особый, понятный посвящённым — но не несущий особой элитарности, ведь о человеческих жизнях заботятся девчонки, а чтобы быстрее позаботиться, им нужно и понимать друг друга быстрее и естественнее, без канцелярщины и господства наукоёмкой терминологии. Не сразу догадываешься, конечно, что речь идёт о бомбе, когда слышишь: «Если малыш проснётся, всем будет несдобровать». Но они-то друг друга понимают, и при этом одновременно могут рассматривать мир ну с совершенно разных сторон — можно поэтически восторгаться альпийскими снежными склонами, альпийскими небесами и прочими природными красотами, и в то же время бдительно наблюдать, не прячется ли где-нибудь неподалёку снайпер. А что помимо молодых дам есть ещё пожилая и опытом умудрённая («Красный провод нужно резать! Я точно знаю, что красный!»), это даже визуальной составляющей никак не вредит, а уж всему прочему и подавно.

Ну а пока что события нарастают, как снежный ком, и близится апокалипсис, пусть даже и отдельно взятой виллы. Здешние красавицы-валькирии, однако, непонятно откуда знают, что в мире есть вещи и поважнее вилл. Раз так, то жутковатый шрам в виде розы ещё может сподвигнуть его обладательницу на дальнейшие свершения, и ещё не раз преданные подчинённые ласково назовут свою начальницу Роза Мария.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

В далекие времена (фильм) (2012.04.24)

На три вещи я могу смотреть в аниме бесконечно. На кристальную медитативную ясность плавно текущих анимешных вод. На неистовый огонь анимешных пожаров, служащих, как легко догадаться, логической кульминацией любого мало-мальски уважающего себя события. И на то, как симпатичная сёдзё смотрит на две предыдущих вещи, попутно захватывая своим благосклонным взором и остальной окружающий мир.

Ох уж эти сёдзийные очи! Они могут быть роковыми, даже не будучи чёрными, так что на протяжении следующих часов этак полутора моя судьба уже предопределена — смотреть. Смотреть на то, как она смотрит на всё. Очи, поднятые к небесам, или же скромно потупленные, пламенеющие решимостью или сочащиеся грустью. На каждую новость найдётся своё нежное подрагивание век, на каждую необходимость принять решение — своё трепетание бликов. И может лучше стыдливо умолчать, кому отведён какой уголок в сердечке, к девичьим тайнам надобно проявлять особливую деликатность. Но уж точно для каждого вдохновенного поклонника отыщется местечко ну хотя бы в одном краешке глаза.

Миру уже ничего не остаётся делать, кроме как стать таким, чтобы на него было не наглядеться. Узорчатые гонги, флейты в изящных ладонях, золотистое тепло деревянных балок, рыжинка неспешно и картинно опадающих кленовых листьев. При таком раскладе даже было бы необязательно привязывать ко всему этому — холодными струями дождя к многоярусным кровлям, полупрозрачными туманами к изысканным дугам мостов — один древний предрассудок, существовавший видимо даже и в те далёкие времена и именуемый сюжетом. Но если он не повредит наслаждению от любования, почему, в конечном итоге, ему бы и не быть! Тем более, когда декорации пленительны, сами изменения, с ними происходящие, уже запускают действие. Вот, например, сгорает в последнее время каждый год деревянная сцена, и из-за этого срываются праздничные танцы. Ну а уж отсюда и до витающих в воздухе слухов о призраке некогда почившего танцора рукой подать...

Надеюсь, все вы согласитесь, что прехорошенькой юной девушке в подобных историях просто-таки необходима огромная сила. Потому что только обладание могучей силой может ослабить девушку настолько, чтобы для её надёжной и гарантированной защиты потребовалось действительно никак не меньше полудюжины юношей, с градусом красоты никак не меньше предъявленного. А руки героини настолько чисты и незапятнаны, будто очищены веками мерцания светлячков в ночном лесу, что даже само понятие победы для неё должно быть моветоном. Вот организовать горячую (а может, даже горящую) линию неотложной психологической помощи призракам, пока ещё не обретшим мира и гармонии — это уже похоже на правду. Неужто кто-то не достигнет примирения с тягостным прошлым, если есть Аканэ, которая неизвестно как там насчёт горящих изб, а на горящий помост точно взойдёт.

И такие миссии будут непременно обречены на успех, пока не перевелись ещё на анимешном свете резные драконы на крышах, страны цветных волос и силы мгновенного сентиментального реагирования.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Жар-птица: Глава о Фениксе (2012.04.21)

«Вне пространства и времени,
Постоянная и неизменная,
Живёт эта птица.»

Червонным золотом разливается зарево, пылают яркие всполохи. Согреть или обжечь? Многие вещи обоюдоостры. Точно так же, как огонь ночного костерка в лесу: он даёт тепло, но в то же время может привлечь чьё-то нежелательное и даже опасное внимание.

И трудно сначала мне стряхнуть пелену невольных, по большей части визуальных, но сколь же ностальгических ассоциаций. Нет-нет, а всё в сознании вспыхнет, расцветится в воображении Жар-птицей из родного с раннего детства «Конька-горбунка» — честный иль нет, а уж довольно верный способ забраться мне в душу. Глядишь, и феникс из «Гарри Поттера» не заставит себя ждать.

А ведь по существу дела уместнее будет скорее вспомнить, как это ни странно, Гоголя, а точнее его повесть «Портрет». С беспощадной дилеммой: или-или. Или ты создаёшь то, за что платят богатые и влиятельные особы, но предаёшь что-то бесконечно для тебя дорогое. То, что может в нынешней, бренной жизни представляться совершенно незначительным. Но что обретает вдруг первостепенную важность, когда в один момент неопровержимо понимаешь, что действительно есть что-то за пределами нашего ограниченного повседневного опыта, а ты своей жизнью это прекрасное отвергал и тем лишил себя возможности с ним соединиться.

Или же ты будешь отвергнут, изгнан, непризнан, но именно через тебя воплотится оно, то самое, настоящее. Не всегда, конечно, в реальной жизни этот конфликт трагичен и неразрешим, ведь очень многие чудесные произведения мирового искусства создавались не в последнюю очередь ради заработка, сам Леонардо да Винчи сильно зависел от своих спонсоров. Но вот показать хоть раз грань, за которую в таких делах не стоит переступать ни при каких обстоятельствах, несомненно стоило. Как и поставить перед проблемой настолько бескомпромиссно. В конце концов, не так уж часто в аниме раскрывают тему ответственности за данный человеку творческий дар, за который наверняка в итоге спросится как в притче о талантах.

На ладони у исполинского Будды — это ещё не то же самое, что за каменной стеной. А строительство вавилонских башен страшно ещё тем, что его принципы могут быть привнесены вполне и в те виды искусства, и в те произведения, в которых внешней гигантомании вроде бы и не видать. Конечно, довольно явен посыл с огромной статуей, порождением властолюбия и прагматичного расчёта заказчика и холодного честолюбия и корыстолюбия исполнителя. Здесь, однако, и небольшая изящная статуя может проиллюстрировать ту же идею, и это, понятное дело, куда пронзительнее и острее.

Это ведь ещё, поверьте, не всё. Классические сюжеты, образы, мотивы, которых едва ли у кого-то из народов мира не было. И красавица происхождения явно не людского, тем не менее одаривающая своей благосклонностью простого смертного... до того самого мига, как этот самый смертный совершает то, чего ему уж вовсе не следовало совершать. Зеркала, в которых кто-то почему-то не отражается. Неупокоенные призраки, чьим настоятельным предостережениям живые не спешат внемлить, а стоило бы. И воплощено это так, как могли воплотить тогда, когда части единого целого ещё не разнимали насильственно и не укладывали каждую по отдельности в одно из респектабельных прокрустовых лож, изготовленных на конвеере по регламентированным канонам. Здесь же кровь, жестокость, мораль, лиризм, игривость, труд, романтика — каждая из этих составляющих возникает потому, что так и в жизни имеет место быть, в которой всего понамешано, и притом в трудно прогнозируемом соотношении.

Не только нет совсем окончательных и однозначных ответов, но и вопросам, мнится, здесь пристало так и не сфомироваться, застыть на губах перед тем, как успеешь их осмыслить и озвучить, настолько высоки здесь ставки. Какова полная мера и длительность воздаяния? Окончателен ли приговор? Поймут ли, главное, люди, кому что выпало на долю и за что? Когда поймут? Но что ни спроси, что ни ответь — а надежда остаётся. Надежда возникает практически из ничего, может хвататься за соломинку... или притаиться на крылышках божьей коровки. Кто-то может убивать людей десятками, но однажды спасти живое существо, пусть даже не человека, повинуясь внезапно нахлынувшей жалости. Кто-то же может совсем никого в жизни не убить, быть благовоспитанным в глазах других, но... короче, станут ли даром извлекать на свет Божий историю кающегося разбойника? Может, тут мне только и нужно узнать, что это было недаром.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Mai Mai Shinko to Sennen no Mahou (2012.04.16)

Надобно отметить, что не так уж много качественной и правдоподобной повседневности в большинстве фильмов, у которых в графе жанров значится именно что повседневность. Реалистичнее всего выглядят обычная жизнь обычных... ну не только школьников, если хоть щепотка сказочности, а добавлена — удивляться уж этому факту или нет, а он остаётся пока довольно частым фактом. А подчас даже не щепотка сказки, а произведение само по себе нам представлено как сказка, но уровень психологической достоверности в том, что касается самого что ни на есть нам знакомого земного существования, куда как выше чем в любой «взрослой» драме, составленной по последнему слову психологии социально-бытовых отношений. Недаром так искренна повседневная сторона миров светлого Миядзаки-сана. (Но надо сказать, что среди произведений Гибли есть и превосходные реалистичные вещи, целиком посвящённые обыденной жизни — «Ещё вчера» и «Здесь слышен океан»).

Так вот, а когда непонятно до конца, есть ли сказка или мистика, зато ясно, что повседневность точно есть — вот это я понимаю, подарок. Весь смак в том, что не так уж важно, видит ли неугомонная Синко в действительности то, что происходило столько веков назад, или у девчушки просто очень красочное и живое воображение. Но рыбка-то есть — и это для неё главное, а через восприятие героини может быть станет главным и для зрителя. Благословенно детство, и благословенны дети, ведь они вполне способны будут даже золотую рыбку себе пожелать не ради исполнения желаний, а наоборот, сама рыбка очень даже может быть их желанием — чтоб было с кем играть и о ком заботиться.

И ни грамма выхолощенности. Нет ощущения, что картинку надо было придумывать, вымучивать, живой беспорядок в комнате — имитировать, над пейзажем — ломать голову часами, как эффектнее он должен выглядеть, чтобы являть собой подходящую декорацию. А между тем именно такая лёгкость, простота и ненавязчивость требуют на деле куда больше кропотливого труда, чем те вещи, по которым видно: вот был дан бюджет, и на этот бюджет надо было что-то нарисовать. А нарисуют, уж как водится, поди и вовсе на бюджет гораздо меньший.

Здесь же мне даже что-то не было заметно вездесущих сакур, зато вот цветы... в этот раз прямо верилось, до восторженного-прерывистого дыхания верилось, что это таки да, цветы, а не тот удобный кислотный гламур, предназначение которого в служении сверкающей рамочкой вокруг сиятельного чела красавчика или в том, чтобы быть более-менее равномерно понатыканными по пути красавчиков и красавиц из школы домой и обратно. А тут я могу допустить, что именно эти конкретные цветки росли в конкретном месте, и кому-то из создателей сериала очень даже нравились. Ландыши, крокусы... либо же что-то очень на них похожее. Интерьеры домов таковы, что в них можно жить. Именно жить, а не отыгрывать отдельные сценки, настолько здесь обжитые и уютные жилища. Книги с эстетичными традиционными иллюстрациями на обложках не вызывают такого ощущения, что они тут затем, чтобы настойчиво символизировать историю и культуру. Они здесь потому, что это уместно, это естественно, точно так же как культуре нет необходимости упорно себя продвигать — она просто есть, она неотъемлема, как воздух, каналы, сохранившиеся с давних пор, ночная прохлада и непонятные шорохи. А флакончики с духами, оставшиеся нежной Киико на память о матери, прописаны так изящно и сыграют такую драматичную роль, что вряд ли ещё что-то стоит добавлять о важности деталей в художественном произведении.

Да, повествование довольно неравномерно. Мало того, что периодически скачет через эпохи, так ещё и в прежде сравнительно ясное и мирное детское существование вторгаются совсем недетские события. Оказывается, и вроде бы неплохие взрослые люди могут связаться с чем-то криминальным, и твоего близкого друга постигнет тяжёлая потеря. Но детское восприятие ещё умеет неплохо восстанавливаться, а попутно, того и гляди, помогать в этом и другому. Дети ещё умеют соизмерять значимость событий так, что небольшая удача вполне смягчит боль от настоящей трагедии. А любование вместе звёздным небом и вовсе едва ли не окажет целительного воздействия.

Если бы знать, что дети так эффективно учатся заботе об окружающей среде, когда играют вместе и проливают слёзы по гибели любимых питомцев, как не смогли бы их научить и десятки наукоёмких докладов по экологии. Если бы понимать, что о недопустимости социального неравенства и детской бедности может так кричать недостаток цветных карандашиков. А что не богатство даёт счастье — об этом радость девочки из обеспеченной семьи, вовсю набегавшейся и измазавшейся вместе со своими провинциальными сверстниками, свидетельствует громче, чем все памфлеты и громкие декларации этого мира. Если всё это знать... появляются вещи, подобные этой. Как-то не вписывающиеся никуда особо, такие нестандартные, неровные, озорные, как упрямо торчащий вихор главной героини. И тут я могу только сказать:"Бывает же".


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Игра Тихайи [ТВ-1] (2012.03.31)

Имя режиссёра и постер в воздушных, легчайших, лучащихся тонах. Тут следовало бы начать привирать про предощущение, наитие, объективные закономерности периодичности появления потрясающих вещей у хороших режиссёров и кто знает про что ещё, но... Ну не было предчувствия. Был просто настрой на возможно неплохую вещь. А вишь ты, вон оно как всё в итоге.

Аниме это даже... почти мистика. Не в смысле жанра, а в смысле того, что чуть ли не способно мысли твои читать и самостоятельно отвечать на вопросы и непонятки. Притом вовсе не подстраиваться под зрителя, не угождать ему, не вилять хвостиком: «А вот мы как ещё извернулись, что для тебя придумали, дорогой наш зритель, ну посмотри, нравится ли тебе вот так сверкающая медово-красным кленовая листва? А как мы тут с дедушкой бедного Араты всё слезощипательно и жалистно закрутили? Нравится, ну?» Нет, это аниме именно что отвечает.

Честное слово, только-только начало закрадываться в сознание: «А почему это они столько времени играют, а о там, допустим, лирическом, эпическом, эстетическом или ином каком значении сих знаменательных ста стихотворений ни гу-гу?» И на тебе! Буквально вслед за такими моими мыслями появляется юное очаровательное создание, Кана-тян, и всё тут же расставляет на свои места. Сколько, оказывается, проку оттого, что одной миниатюрной девчурке хотелось невозбранно носить хакама! Зато для Тихаи теперь её любимая карточка имеет свою историю, очень живую и трогательную, и даже ассоциирующийся с той карточкой цвет приобретает прежде скрытую от героини интерпретацию.

То же самое произошло и тогда, когда мне довелось задуматься над тем, а какая же подготовка у тех, кто зачитывает стихотворения во время игры, насколько вообще сложна эта работа. И что бы вы думали, прояснили-таки очень многие нюансы, причём сюрпризы здесь не только для зрителя, но даже и для такой обычно обо всём осведомлённой малышки Каны... но я-то верю, что она со всем справится.

Каждый по-своему воспринимает и познаёт сущее, по-своему выдерживает испытания, жизнью и другими людьми уготованные. Конечно, практически любой человек устроен ну настолько сложно, что под какой-то один-единственный типаж подгонять его — куда опрометчивее, чем браться сосчитать все лепестки японских сакур до единого. И всё же что-то как правило да преобладает, и в Chihayafuru эти различия предстают во всей красе. Карута помогает их выявить, и этим особенно ценна.

Тихая — просто квинтэссенция увлечённости, бодрости, упорства, решимости идти к цели, невзирая ни на какие поражения. Её оружие — быстрота и изрядная физическая выносливость, конечно, приобретённые упорными тренировками. Её чуткий слух частенько может уловить начальный слог стиха, едва лишь шевельнулись губы чтеца. Её стремительность, однако, может как играть ей на руку, так и делать её беззащитной против тех, кто обладает недюжинным самообладанием и сосредоточенностью. Так уместно поэтому присутствие рядом с ней уравновешенного и хладнокровного Тайти, постоянно тренирующего свою память. Иные же люди собирают данные о мире преимущественно научно, логически, аналитически: у строгого и прилежного очкарика Комано-куна каждая партия расписана по ходам, а чтобы было нагляднее, он и диаграммами снабдит. Правда, то, что отличник проделывает такую огромную работу, ещё не гарантия того, что он выиграет у симпатичной Каны-тян. Может быть, потому, что отвлечётся на созерцание её необыкновенно красивого традиционного одеяния, а может и ещё отчего-то. А то, как усваивает и применяет знания Кана, мне, скажу по огромному секрету, ближе всего. Красочные образы и поэтичные легенды — и игровое поле расцвечивается зеленью сосен, бамбука и трепещущего тростника, белизной горных снегов и сиянием свежей росы. Вот какие разные люди, но они вместе, и это здорово. Все они и по отдельности хороши, а уж когда вместе, сильные стороны каждого только ярче, ну а слабые — неплохой повод, учась друг у друга, незаметно для самих себя оказаться в несколько иных отношениях, чем были сначала.

У меня ещё есть некое подозрение, что аниме снято в том числе и с образовательной целью. Ведь карута связана так тесно с японской культурой, а в любой стране приходится идти на немалые ухищрения, чтобы побудить людей свою собственную культуру изучать. Но если и так, сделано это настолько умело, что остаётся только засчитать.

Как нам объяснили, за пределами Японии каруту поди и не встретишь, да и в Японии она не очень популярна, многие, как мы здесь видим, считают всеяпонский чемпионат по каруте просто каким-то незначительным фестивалем. Так что если кто увлекается ею, то скорее всего действительно по искренней привязанности... к самой ли каруте и вещам с ней связанной, к друзьям ли или родным, которые заразили этой страстью. А не потому, что хочет выпендриться и показать себя крутым перед сверстниками.

В любом случае, если у человека нашлась хотя бы пара тех, кто поддержит его устремления, то он становится гораздо свободнее от общества, его мнения, от того, что пытаются впаривать правительство, реклама и мода. Ведь Тихая намного счастливее своей сестры-модели, которая каждый миг дёргается по поводу того, как выглядит. Да разве стоит хоть чего-то известность, если она не позволяет держаться естественно и непринуждённо? А у Тихаи, несмотря на то, что и в любимом деле не удаётся пока достичь желанных высот, и учёба не клеится, всегда есть те, кто могут на неё подчас и накричать, зато после матча всегда ждут с шоколадкой! Так что Chihayafuru — это не только спорт, не только психология, даже не только романтика. Это ещё и одно из самых сильных и убедительных произведений о внутренней независимости от всех искусственно навязанных стандартов, предрассудков и стереотипов. Беда ли, что многие окружающие считают тебя неудачницей... если ты всё же сумела пробудить волю и вкус к жизни в друге детства, помогла ему залечить серьёзную душевную травму — немногие победы и достижения этого мира могут с таким сравниться.

Энергичная Тихая, которая какая угодно, но только не тихая, одна из самых прекрасных beauty in vain, пацанка родом из детства, непостижимым образом сочетающая в себе повадки девчонки-сорванца и пробуждающуюся женственность, ничуть не стесняющаяся носить спортивные штаны под изящной юбкой. Итак, вошла ли она теперь в мою жизнь... Ну конечно же, не вошла, потому что вошла это слабо сказано — в любую жизнь она если уж проникает, то может только ворваться. Свежим порывом весеннего ветра взвихривает она эмоции и чувства, будто карточки каруты. Но и тот, кто любит неспешность и лиричность, обделённым не останется. Меня рисом не корми, а дай помедитировать под звучно и плавно льющиеся строки восточной поэзии. Так что, Фудзивара-но Тэйка, Сэй Сёнагон, Мурасаки Сикибу и те достопамятные мужи и жёны, чьи имена мне ещё только предстоит запомнить: не знаю, будут ли вас теперь больше чтить японские школьники, но сердца некоторых чужеземцев вы уже точно покорить сумели.


+19Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Иная (2012.03.28)

Смотреть хотелось сразу. Ну, начнём с того, что было очень любопытно узнать, пригвоздит ли таки однажды (в тёмном переулке или ещё где, это уж опционально) незадачливого пятнадцатилетнего парнишку эта юная симпатичная барышня — своим указующим перстом и неотвратимо алеющим взором. Может быть в придачу и ещё одним зеленеющим взором. И будет ли допытываться у бедолаги при этом: «Так сознаёшься ли ты в том чудовищном, что совершил двадцать шесть лет назад?»

Благо мест, достаточно колоритных и презентабельных для того, чтобы совершить там сиё либо даже что-то другое, предоставлено немало. Лифты, чья судьба в принципе видимо в том только и заключается, чтобы срываться в самый неподходящий, а для сюжета, читай, самый подходящий момент. Загадочный магазинчик с ещё более загадочной хозяйкой, ну а об обретающихся там куклах вообще едва ли можно сказать что-то так, чтобы отразить хоть десятую долю их кошмарного очарования. Тут уж и не знаешь, куклы ли как люди или люди как куклы. Тихое помещение кружка рисования, и будьте так добры, чтоб картина на мольберте — неизбежно исковеркана рукой кого-то то ли недружественного, а то ли и просто испуганного. И всё поднимаются над тобой куда-то бесстрастные стены, оплетённые растительностью так, что гуще некуда, а что-то неизмеримо важное, похоже, знает родная тётушка, только как у неё всё это выспросить, а попугай может знает и того больше, и кто их всех разберёт, такими темпами может он и не попугай вовсе, а может он всё-таки обычный попугай, ну бывают же в жизни ситуации, в которых и с полбутылкой сакэ было бы нереально разобраться...

Мне так сладостно в этот раз заблудиться в ловушках приглушённых намёков, сетях непроверенных слухов и путанице ложных следов. Как удобно, когда авторы предусмотрительно и хитро предъявляют на блюдечке сразу несколько ситуаций, отношений и образов, ассоциирующихся обыкновенно, у меня по крайней мере, с традиционными виновниками японских ужасов. Тёзки — кто ж не знает, что имя вообще штука такая сакральная. Родственные связи — ну это и вовсе святое. Зачем допустим отец звонит бедному Коити именно тогда, когда у меня в груди возникает такая загадочная атмосфера? Куклы же — вдруг они там неспроста, а ведь одна из них к тому же похожа на главную героиню... не начать ли присматривать за тем, какие куколки ещё начнут появляться в этом притягательном и гостеприимном месте, не будут ли они похожи на почивших раньше срока? О-оо, сколько будоражащих душу версий сразу возникает, притом ведь заранее твёрдо знаю: какую ни выберу, всё равно промахнусь. Ибо с равной вероятностью любую б можно было раскрутить, а может быть и все сразу.

Тем более восточные ужасы должны заранее настраивать: если кому-то даже не суждено было родиться или же кто-то уже давным-давно должен был упокоиться — разве это повод, чтоб они вот прям-таки и не разгуливали по улицам наряду с иными прочими ? Легко представить, насколько такой расклад повышает количество возможных интерпретаций и концовок.

Было ли страшно? Ну, вообще-то было. В том числе и того, не подстерегает ли за очередным поворотом коварный панцушот? Не ограничится ли обязательная пляжная серия только демонстрацией новейших тенденций анимешного кроения купальников? Не притаился ли на горлышке какой-нибудь бутылки или краешке чашки косвенный поцелуй? Не знаю, будет ли спойлером открыть общественности, что в итоге... *тихое предостерегающее шипение, приближающееся из-за угла*

Как ни крути, даже в такой страшном положении, как изображённое здесь, есть плюс. Никто из одноклассников и не подумал и не успел подшутить над тем, что один мальчик и одна девочка похоже нашли друг в друге что-то общее, помимо своего временного «несуществования». Сколько мне ещё придётся ждать-то, чтобы снова увидеть в аниме подобную благодать?

А ведь было и что-то ещё — надо только успеть понять, что же, пока и меня, подобно многим здешним героям, не зацепила местная амнезия. Да, это тут грустный звон будто от мириада крохотных хрустальных колокольчиков. И именно тут Коити пригласил Мисаки когда-нибудь пройтись с ним в Токио по музеям. И тут... нет, я понимаю, что в это труднее поверить, чем в любой другой поворот событий, но когда они взялись за руки, то даже сознание от этого не потеряли! Вот теперь, пожалуй... ты моей памяти и не избегнешь.


+28Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (3)

Космическая симфония Мэйтел (2012.03.15)

Всё больше и больше у меня крепнет странное подозрение, что если «Тайна третьей планеты» — это наши «Звёздные войны», то мацумотовская фантастика — своего рода «Звёздные войны» японские. От «Космической симфонии Мэйтел» было бы естественно при этом ожидать, чтобы она занимала положение чего-то вроде «Мести ситхов». Ну, в результате сия часть обширной и запутанной космической саги оказалась всё-таки не настолько трагичной. Зато необходимую долю (со)переживания, ностальгичного любования и неопасного азарта способна предоставить исправно. Для каждого зрителя будет индивидуальным, на сколько парсеков ему это поможет продвинуться по Вселенной человеческой фантазии. Но вот в духовном вакууме никто уж точно не останется, если только сам не пожелает создать его вокруг себя.

Созвездие созданного по мотивам Мацумото имеет очень хитрый и прихотливый рисунок, и какой отправной пункт выбрать для путешествия по означенному миру, решать нужно в порядке сугубо индивидуальном. Но я всё же возьму на себя дерзость посоветовать сначала посмотреть полнометражку 1979 года по Галактическому Экспрессу. Ну, ту самую, которую Ринтаро режиссировал. Так есть шанс не заспойлерить себе некоторые сюжетные ходы и возможно словить даже некий эффект неожиданности — уж слишком печальная там роль у Мэйтел, уж очень пробирает, как увязаны воедино все сюжетные загадки. Потом неплохо глянуть «Легенду Мэйтел», ну, это немного обрисовывает предысторию образов и Мэйтел и Эмиральды, да и кое-что ещё ясненько станет. А «Космическая симфония Мэйтел» для сего уже является естественным продолжением. И потом можно вернуться к полнометражке Ginga Tetsudou 999, уже на основе новых впечатлений пересмотреть.

...Темы, проблемы, вопросы, самое эхо которых долго наверное ещё не умолкнет, какие бы исчерпывающие ответы и решения ни были получены. Что делает человека человеком? Как быть, если почти все твои воспоминания, практически весь твой опыт — скопированы и размножены, удобно помещены в машинную оболочку, может даже и не одну? Что делать, если технологии развились настолько, что человечество, как это модно говорить, уже вполне может обойтись без самого себя? Балансирование на грани пугающе-непознанного. Неожиданная интимность самых обыденных деталей. Вырывание из души с корнем самого сокровенного. Своего рода «Призрак в доспехах», только в профиль... в другой профиль... очень даже, надо сказать, златовласый и прельстительный профиль. Виртуальные симуляции — куда там всевозможным Матрицам. Ибо тут отработать и предъявить зрителю нужно в первую очередь не эффектные и хитрые приёмчики, удары, уколы, выпады. Симулировать нужно выбор, по своей бескомпромиссности, болезненности и драматичности мало с чем сравнимый. И если даже удалось придерживаться этого выбора в виртуальности, нет гарантии, что и в реальности его удастся повторить.

Но всё же не будет лишним попутно убедиться, что фехтовать Мэйтел тоже ой как умеет!

Хорошо, когда к тому же выдерживается баланс. А в мацумотовской физике (и, наверное, лирике, и психологии, и кто знает в чём ещё) сбалансированность выражается не в последнюю очередь в том, чтобы на каждую высокую, загадочную и утончённую красавицу приходилось хотя бы по одному забавному, но мужественному коротышке. Что ж, дам не обделили, у Мэйтел здесь товарищ — неугомонный, никогда не падающий духом и не перед чем не пасующий Наска. В своей меховой шапке он великолепен, да и удачно рушит клише «вот мальчик, и сейчас будет его первая любовь, так что всем приготовиться и соответствующим образом настроиться». Ибо у этого мальчонки за плечами, оказывается, кое-что уже имеется, и затеплившиеся чувства к обворожительной и безупречно грустной красавице — не первое его сердечное испытание. И это, однако, расцвечивает повествование дополнительными нюансами.

Нечестно было бы, если бы при этом забыли про Эмиральду — вот и не забыли. Ну что я могу сказать, как же приятно, что Тотиро времени здесь выделили более-менее прилично! Тем более, что на него приходится изрядная доля местного юмора, а без юмора никуда. Во всяком случае, в любой уважающей себя Галактике.

Конечно, в первую очередь от зрителя зависит, проникнуться или же нет здешней атмосферой. Загородиться от этого всегда просто, а здесь наберётся притом целый ворох уважительных отмазок: несовременная обёртка, оптимистичный пафос, отсутствие психодельности, да и кто знает что ещё. Но если проникнуться, если пропустить это через себя, то в конце концов с помощью нехитрых, но ёмких и зримых символов до нас того и гляди донесут какую-нибудь мысль. Допустим, что даже если ты винтик, болтик, гайка или какая-нибудь другая деталь бездушной, хоть и сложной системы, это ещё не означает, что ты не сможешь эффективно разрушать систему изнутри. И что те, кому нужно встретиться, может когда-нибудь и встретятся снова. Однажды, в далёкой-далёкой Галактике...


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Повесть о Гэндзи: Тысячелетие (2012.02.12)

Что и требовалось ожидать.

Нет-нет, расстройства никакого вовсе нет. Воспоминаний о просмотренной раньше полнометражке у меня всё равно никто не отнимет. А что касается подробностей и детализации, то это сериал даже честно предоставляет, повествование стало более явственным, отчётливым, развёрнутым. История приязни блистательного Хикару (он же Гэндзи) к чуткой и совестливой Фудзицубо здесь прослеживается с самого детства принца. (В сознании всплывают непрошенные ассоциации со «Звёздными войнами»: Аникей Сковородкер... то есть, дико извиняюсь, Энакин Скайуокер встречает юную Падме. Ну как же, ему девять лет, ей четырнадцать, препятствия, как водится, непреодолимы). Только кому-то, как мне например, ближе таинственность и смутность, неуловимые акценты и намёки полнометражного фильма, который вообще надлежит бережно лелеять как эталон поэтической недосказанности в одном из самых удачных её проявлений.

В принципе, не является априори чем-то криминальным как-нибудь этак извернуться с классикой. Просто есть вещи, что крайне привередливы и не спускают интерпретаторам даже малейших огрехов с точки зрения вкуса. На волосок в ту или в другую сторону — и уже есть громадный риск сфальшивить. Вещи сии подобны капризным растениям, что могут расти, допустим, только при определённой температуре, влажности, составе почвы, и никак иначе. Нет, в принципе чего худого в том, что японцы порой в анимешные опенинги вставляют английские слова. Но в данном конкретном случае это вызывает диссонанс, может потому, что музыка опенинга и вообще-то не сочетается с той атмосферой, на которую заранее рассчитываешь, да и визуальный ряд можно было сделать попривлекательнее чёрных разводов на сером фоне. Графика в самом сериале яркая и светится, да, только на разных людей это производит разное впечатление. Я так ностальгически вздохну, памятуя о сдержанных и скромных красках и линиях версии 1987 года.

Сиятельный выглядит в сериале довольно-таки хищноватым. И уже гораздо меньше той потерянности, смятённости запутавшегося и заплутавшего юноши, которого так и тянуло пожалеть. Больше эгоизма, гедонизма, искусственности манер и приспособленности к дворцовому быту. В промежутках между своими терзаниями он не забывает позаботиться о том, чтобы его ублажали. «Она угадывает мои желания и умеет на них отвечать» — размышляет Гэндзи о госпоже Рокудзё. Но уже почти сразу же с пренебрежительностью отмечает, что её внимание стало уже удушающим и сильно докучает. Жёстче стал и образ Аой, хотя любителям расчётливых и командирских женских характеров это скорее придётся по вкусу. Но уж слишком она сначала так печётся о тщеславии и внешних приличиях.

Ещё здесь мильярды сакур (конечно, не могу ручаться, что их в точности мильярд, но уж цветов-то, хотя бы из эстетических соображений, должно быть никак не меньше). Но нет той сакуры, что в полнометражке играла роль столь фатальную и заметную.

Впрочем, есть же и тёплые, душевные моменты, вроде искренних молитв Фудзицубо за тяжело больного Гэндзи — и как тут не поверить, что именно эти моления и подняли принца с одра болезни. Есть и верная служанка, который год уже искренне преданная госпоже, и вообще скорее мудрая и толковая подруга, чем прислужница. Что особенно заметно на фоне того, какие служанки у госпожи Рокудзё: беспощадные языкастые сплетницы. И не ядом ли их шушуканий на тему того, что принц-то всяко предпочитает дам помоложе, чем их хозяйка, в итоге отравлена душа Рокудзё?

Не требует доказательств то, что многие вещи за тысячелетие практически не изменились — и всё же не сознаться ли честно, что так приятно иногда такие доказательства получать. Как тут старается Мурасаки изо всех сил показать любимому Хикару, что она уже не ребёнок, с каким волнением решает, накрасить ли ей губы, одеться ли пышнее или непритязательнее, ожидая его возвращения. Что ж, вечная и неизбывная проблема девчушек в пору пробуждающейся женственности.

Можно даже сказать, что есть социальная справедливость. Самой счастливой из здешних возлюбленных Гэндзи по сути дела оказывается простолюдинка. И, чуть-чуть погрустив над судьбой кроткой и трепетной Югао, глядишь, вспомнишь, что же сказал некогда один знающий древний грек Солон царю Крёзу. А именно, что ни одного человека нельзя считать счастливым прежде его смерти. И если юной девушке довелось угаснуть в тот период, когда она была наиболее счастлива... Что ж, она не успела надоесть высокопоставленному господину, светлячки её чувствам посветили. А в том мире, где даже самый либеральный император не в силах отменить общественные предрассудки, получить больше зачастую нереально.

Обиднее всего, когда человеку не удаётся вырвать из сетей предрассудков самое дорогое ему на свете существо. В каком-то отношении взять на себя весь груз довольно спорной вины и принимать все тяготы как законное возмездие — это в чём-то даже довольно окрыляющее дао, и решение Фудзицубо вполне можно понять. Однако, может меньше терзаться бы и ей, и Гэндзи, и многим другим, если бы она решилась на тот путь из трагичного сна. Но... Если не разрушен психологический барьер, то полупрозрачная ширма или символические врата перед входом в святилище станут для кого-то преградой крепче толстых каменных стен, может быть, даже границей другого мира. Есть границы, которые можно преодолеть, только если кто-то одновременно это делает с другой стороны. С одной стороны даже полной безупречности для этого было бы ничтожно мало.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Мегазона 23 OVA-1 (2012.02.08)

Что должен сделать герой фантастического аниме чисто для разогрева, для раскачки? Правильно, возмутить красивую девушку, подвезти эту девушку, спросить у неё телефончик, получить её рабочий телофончик, потерять друга из-за нехороших и безусловно связанных с правительством дяденек, дать обещание отомстить за друга и смотать от вышеупомянутых дяденек на безусловно жизненно необходимом правительству неопознанном транспортном средстве.

А я смотрю и гадаю, почему всё никак не просится на язык страшное и полузабытое древнее ругательство «американский боевик». Дело, похоже, не в сюжетных финтах ушами, хотя и в отношении их соблюдается если не мозговынос, то пристойный такой бонтон. Чем эта вещь стала для меня, похоже, она мне не откроет. Для антиутопии тут не так много болезненного надрыва, а много столь мило старомодной надежды на благоприятный исход. Для киберпанка — грани проблематики ещё не отшлифованы до классической режущей остроты, традиционные вопросы ещё не поставлены привычным ребром. Для пародии — слишком много грустного и искренного.

А не знаешь что сказать, скажи про символизм. Благо символизм найти можно везде, я-то уж по крайней мере точно найду. Например, почему бы не рассматривать любовь к виртуальной девушке как аллегорию первой, недосягаемой любви? Которая как правило, вспомните, не сулит взаимности, но может оттого бывает не осквернена и видится чем-то неземным, а субъект приложения чувств — воздушным и незапятнанным. Но если честно, дай местной диве объёмное, даже если и всё из себя такое синтетическое-кибернетическое тело, то ещё вопрос, кого бы парень выбрал... но до «Чобитов» ещё надо было дожить. (В любом случае неважно, если красавица виртуальная, главное чтоб неглупой была. А здешней явно хватает ума, чтоб понять, в каком наряде эффективнее всего просить юношу о помощи.)

Крах иллюзий, смена картины мира? Вот-вот, наверное уже теплее. Только обескураживающая правда о привычном мире шокирует Сёго пожалуй куда меньше, чем вскрывшиеся факты об очаровательнейшей певице, к которой он наравне со многими другими питал такие трепетные чувства. Или правда о другой юной особе, ради своего честолюбия готовой на не слишком-то целомудренные вещи. Сёго перерос тот возраст, когда запинаются на щекотливых словах и страдают от носовых кровотечений при виде каждой прелестницы. Но пока в том возрасте, когда откровенные слова и грубоватые предложения могут и для маскировки смущения говориться. И когда девушку ещё порываются поставить на пьедестал, а чуть становится ясно, что там девушкам вообще не стоится, это может быть похлеще внешнего апокалипсиса. Ну а мехи, байки, погони, спецслужбы и глобальные катаклизмы, я вам гарантирую, сами виноваты, если подворачиваются под горячую руку парням, которым и на личную жизнь время тоже требуется.

Только вот надо же было мне после просмотра первой овашки быть так разлакомившись на вторую. Наивно, оказывается, непонятно с чего предполагать, что там сохранится ладно тот же самый эмоциональный фон, хотя бы знакомая графика. Ни один персонаж не просто не выглядит прежним — все дизайны в принципе ничего общего с прошлыми не имеют. Юи так даже волосы сделали русыми из нежно-лазоревых. А залихватско-разухабистый старт с места в карьер задаёт тон для чего-то вроде полицейского боевика, что потом благополучно перетекает в трэшачок с металлическими тентаклями и довольно неслабым и подчёркнутым по сравнению с первой частью количеством кровищи. Потом спускается в обиталище панков и прочих безобидных личностей, где почти психодельная цветопляска начинает уезжать во что-то типа «Акиры». А ведь в первой овашке было столько неторопливых, вдумчивых моментов, которые тем не менее продвигали сюжет больше, чем безостановочные гонки и мельтешения.

Третья овашка — вообще третья история. Графика, на что уж и надежды не было, ближе к таковой из первой части. И всё в общем небезынтересно, правда довольно старательно смахивает на Appleseed OVA, вышедшую годом раньше. А именно, концепцией города-парадиза, граждане коего исправно убиваются с тоски от всеобъемлющего контроля и заботы, соблюдаемых не без чуткого участия машинного разума и продвинутых технологий.

Как бы то ни было, а для меня «Мегазона 23» — это именно первая овашка, так же будет и впредь. Взрослая потому что, и взрослая не тем, что есть сцены определённого содержания. Оные конечно есть, но сделаны аккуратно и к месту, ибо не для сверхозабоченных подростков, да и не про них. Просто здесь умеют доверять тайны любимым — а главное, умеют понимать, когда любимый человек правду-то сказал, пусть это даже и разойдётся с тем, что по телеку кажут. Вот и мечта о небходимости свободной прессы тоже помелькала довольно честно.

И ах, эхо Макросса! Что за песни, что за элегантность, что за наряды... Если и правда компьютерная программа способна генерировать такие расчудесности, то дайте такую программку, и тогда уж точно спокойно можно будет обойтись без всей современной российской эстрады.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Повесть о Гэндзи (2012.02.02)

«Осенней порой
Разлука всегда печальна...
Омрачать этот миг
Стрекотаньем унылым не стоит,
Ожидающий в соснах сверчок.»

Нет-нет, а бывает, что ждёшь от классики только совсем очевидного и многажды о классике сией слышанного. Вот в данном случае что предварительно в уме рисовалось, так это сложная и лиричная, но в целом мелодрама о доле женщин, опечаленных в своей жизни в основном одним соблазнителем, и о воздаянии означенному соблазнителю. В результате же амурные похождения Гэндзи неожиданно предстали скорее симптомом, не только к Гэндзи относящимся, а ко всему тамошнему укладу общественному и частному. Раскрыта-то тема альковов — а сколько тем ещё по-восточному дисциплинированно дежурит за расписными ширмами, обретается под экзотическими кровлями и крадётся неслышней юного воздыхателя в ночи.

Орнаментальные речи. Узорчатые поступки. Декоративные чувства. И это не означает, что это всё не настоящее. Просто — декоративное. Изысканные декорации, это ведь тоже в некотором смысле настоящее, порой красивое, а порой... невероятно красивое. Только что есть этот декор, не блистательное ли украшение торжественно носимой парадной неволи? Узор характеров и поведения замысловат, но довольно статичен, регламентирован и предписан. Да и как иначе, если японская культура развивалась под таким сильным воздействием китайской, ну а там, с их конфуцианством, консерватизм и церемониальность всегда были в ходу.

Император, чьей высшей целью на Востоке вообще предполагалось осуществление ритуалов, может быть и не более свободен, чем его наложницы. Невольно вспоминаются размышления умных людей об обществах, где свободных людей-то и нет, и повелители часто являются большими рабами, чем их подданные. Персонажи здесь опутаны цветистой и витиеватой, но от этого не менее прочной и дурманящей сетью законов, предрассудков и традиций. Выверен каждый шажок придворной дамы, волочащей за собой пышный, но, видимо, не слишком-то лёгкий шлейф. Монотонные заклинания над больной женщиной будут произноситься всё чаще и чаще, а что ей самой от них намного хуже, неужто же должно кого-то волновать. А уж браки среди знати во скольких случаях заключались тогда с согласия вступающих в брак?

«В предутренний час,
В час разлуки всегда выпадает
Обильно роса».

Эротизм. Да, он здесь на высочайшем уровне. Что бы на этот счёт ни считали подростки, эротизм подразумевает отнюдь не гипертрофированные контуры женского тела и похабные, а главное высосанные из пальца ситуации, которых пруд пруди в нынешних анимешных гаремниках. Нет, это женские ногти, скользнувшие по кимоно, это меланхоличное расчёсывание нескончаемых чёрных прядей, это куртуазный обмен веерами, это «во сне твоё кото аккомпанировало моей флейте», наконец. Конечно, здесь это всё с самого начала охлаждается едва уловимым, но уже не отменяемым ветерком обречённости, поскольку долги, как ни крути, это долги.

Гэндзи ведь в том числе заложник своей собственной репутации. Ведь на определённый тип обольщения, как бы цинично это ни звучало, тоже может быть мода, как и на определённую марку кавалеров, а особенно на какую-нибудь одну эксклюзивную модель. Слухами земля полнится, и большинство дам заливается румянцем при упоминании имени сиятельного принца, ведь он уже — узнаваемый и востребованный бренд. От него ждут приставаний — если не будет продолжать в том же духе, это при дворе ещё за неучтивость сочтут. Многие дамы наверняка сами становились жертвами модности: неправдоподобно, чтобы все поголовно влюблялись в одного, а вот следовать тенденциям и пленяться славой поклонника более чем возможно. Но тем надрывнее истории тех, для кого Гэндзи стал всё же кем-то большим.

Пусть причудливыми виньетками завивается вокруг известного имени легенда о поиске идеальной возлюбленной. Но постепенно возникает подозрение, что дело-то даже не в этом. Видно же, кого Гэндзи правда любит и с кем он и остался бы, если бы обстоятельства сложились иначе... сами собой. Вот в том-то и загвоздка: само собой почему-то как правило не бывает. А Гэндзи, несмотря на своё эпатажное поведение, реальный вызов своему окружению не бросает, потому его эпатажность и терпят до поры до времени.

Трудно вообще представить, чтобы здешние придворные вьюноши и дамы, выросшие в неге, решились бы сами сменить свою жизнь в одночасье, сбежать, обходиться без слуг и дорогих одеяний. А какой самый любимый во все времена способ забытья, если действительность гнетёт, но на открытый конфликт с ней идти не хочешь? В этом главная провинность и беда Гэнзди: его метания становятся скорее болеутоляющим средством, чем настоятельным влечением к прелестницам. А негоже делать средством то, во что вовлечены людские чувства, ибо человек (прилежно вспоминаем университетские лекции по философии) это всегда цель.

Но как слишком ругать здешних героев, если некоторые из них понимают то, что в России и на Западе даже в девятнадцатом веке умудрялись не признавать. Аой печалится, что ей не дадут кормить собственного ребёнка — ведь детям знатных женщин полагаются кормилицы. Гэндзи знакомо чувство долга, он способен с искренней тревогой долго не отходить от ложа больной жены. Главное собрать все эти штрихи, детали, подсказки воедино, не дав им затеряться на фоне пикантной репутации этой такой восточной, а того и гляди универсальной вещи.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Королева Эмеральда (2012.01.26)

Имя ей дал зелёный драгоценный камень (кто ещё помнит английский, emerald — это изумруд), но дорога её, как здесь поётся, скорее красного цвета. Ну и вроде правильно, ибо таков цвет крови. Но сама бравая женщина-воин не страдает излишней кровожадностью отнюдь, не бросается никуда очертя голову, и юного горячащегося Хироси Умино правильно наставляет, что смелость не тождественна безрассудству. В последнее-то время где вообще и встретишь таких взвешенно действующих и разумных героинь, но умеющих к тому же драться? (Если даже скромно умолчать о том, сколько сейчас в принципе главных героинь старше школьного возраста). Уж точно не среди цундерок гаремных файтингов и дежурных маньячек-опекунш героя в брррутальных трэшах.

Графика и идеи стары — помилуйте?! Стиль Лэйдзи Мацумото никогда не постареет. Уж ему по крайней мере точно нельзя отказать в самобытности, и сложно спутать с чем-нибудь другим. В этом плане совокупность всего, что снято по Мацумото, мне напоминает совокупность того, что снято по CLAMP. Утрированные пропорции тел, которые тем не менее сообщают героям свой шарм, мудрёно переплетённые истории, чуть или даже не чуть расходящиеся подробности в различных экранизациях, разные углы зрения и разная значимость одних и тех же (а может, уже и не совсем тех же) персонажей, что наводит на аналогии с мирами CLAMP и тамошним кроссовером. Услышать в этих овашках о капитане Харлоке, например, для меня было сравнимо с возможностью увидеть в «Кобато» героев «Хроники Крыльев».

И иногда так задумаешься, а откуда растут хаеры, плащи и пустыни «Тригана»? А бибоповская всекосмическая погоня за атмосферностью, узнаваемостью и выразительностью? Легко поверить, что в том числе и из мацумотовских творений.

Это сейчас стандартная причёска — три шипа да три штриха. И ладно что чёлку умудряются сделать кривым зигзагом, но ещё и контур глаз — остроугольным до крайности. Тут начнёшь волком выть, то есть скорее петь лебединую песню времени, потраченному на созерцание всех этих переломов, и алкать плавности! Певучих линий, лебединых шей, станов, столь подобных тростинкам, что героини того гляди переломятся, а на поверку оказываются твёрже адаманта. Свежих ланит, которых не обезобразит даже боевой шрам, да и шрам-то, может быть, героиня хранит как память о чём-то важном. И этого рыжеватого тёплого золота изящных завитков, ниспадающих докуда только возможно, и не стоит ставить вопрос, как со всем этим великолепием можно сражаться.

Как я уже часто, нудно и утомительно повторяла, образам из мифов и сказаний, в том числе и импортным, у японцев всегда открытые объятия, почёт и уважение. Вот тут отметилась пленительная и сладкопевная, но коварная и жестокая Сирена. У которой здесь в целом такое же предназначение, что было и в греческой мифологии (вспомнить хотя бы Одиссея и его спутников). Только естественно, раз пиратство здесь поставлено на широкую вселенскую ногу, то и со всеми сопроводительными персонажами тоже должно так поступать. Обольстительная и опасная певунья, легенда звёздных просторов — это что-то, доложу я вам. Не говоря уж о том, что первые три овашки более-менее стандартны, а вот как раз на эпизод с Сиреной приходится основное психологическое наполнение.

Именно такая соперница должна была быть у Эмиральды. Чтобы с одной стороны — жадность, пусть не к деньгам, но по-своему не менее жуткая. Желание поглощать, ломать чужую волю, и полное неумение давать взамен что-то кроме иллюзии. И с другой стороны — готовность не только умереть, но и проиграть, что куда больнее, когда так ценишь победу. Готовность пожертвовать без колебания грозным именем и своей боевой славой, если есть ради чего (всем понятно, конечно же, чего ради). Эмиральда блюдёт воинскую честь, но, о диво, для такой несгибаемой личности есть вещи (ладно-ладно, признаю, вовсе не вещи) и поважнее.

С рефлексией, что редкость, вообще никакого перебора. Самоанализ здесь не тянут за хвост и не размазывают тонким слоем на энное количество часов. Тяжёлые воспоминания Умино времени слишком много не занимают, а картину дают полнее некуда. И то порой он не сам над ними медитирует, а их исторгают из него в сложнейшем психологическом поединке.

И основной плюс от меня идёт за то, что Эмиральда влюблена, невозможно поверить, вовсе не в бесподобного Харлока! И за то, что ничуть не выглядит ни натянутым, ни вымученным, ни надуманным, что сердце такой неотразимой девушки мог украсть зубастый коротышка в потрёпанных одеждах. Поскольку за какую-то минуту или две он успевает проявить столько характера, что Сирене хочется победить его больше, чем кого бы то ни было. А Сирена, она лжива и холодна, но силу противника, его духовный стержень чувствует прекрасно.

А там, где есть любовь, чётче проглядывают и другие виды человеческих отношений. Боевое товарищество. Стремление сравняться по доблести с тем, кем восторгался в детстве. Братская или сестринская забота, ответственность старшего за юного взрослеющего камрада... Пожалуйте сюда, на какое-нибудь место да подойдёте, команда здесь сплоченная, ей роли всякие нужны, люди всякие важны.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Галактический экспресс 999 - Фильм (2012.01.22)

« —Значит, он ей не поможет? Она не будет жить вечно и не стареть?
— Будет, — сказал лев, печально качая головой. — Она получила то, что хотела: неистощимую силу и бесконечную жизнь, как богиня. Но для злых сердцем долгота дней — лишь долгота бед, и она уже поняла это. Каждый получает то, что хочет; но не каждый этому рад.»
(К.С. Льюис, «Племянник Чародея»)

«Не жизни жаль с томительным дыханьем,
Что жизнь и смерть? А жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем,
И в ночь идёт и плачет, уходя.»
(А. Фет)

Подумать только, какая диалектика противоположностей! Самая пожалуй технически продвинутая нация в мире может похвастаться такими произведениями, остро направленными против чремерного засилья машин и безоглядного увлечения научно-техническим прогрессом. Оборотная сторона Ghost in the Shell и Chobits, бывшая задолго до них и притом не отрицающая их, а даже и дополняющая, и подчёркивающая.

И что бы японцы ни делали, а всё равно для мифологии, для демонов и ками своих или для персонажей хоть чуточку их напоминающих они местечко и в космосе отведут, поскольку связь с корнями терять не станут. Недаром видимо Тень, загадочная смотрительница усыпательницы на Плутоне, не имеет лица (пусть этому в сюжете и даётся своё довольно подходящее объяснение), у меня так в памяти сразу возникли смутные образы безликих призраков из некоторых духовидческих аниме. А чья-то душа здесь, может быть, после смерти бренного тела станет душой космического корабля, сможет ещё долго невозбранно парить среди звёзд. И это так же логично и поэтично, как представление о духах предков на Земле, которые какое-то время медлят расстаться с теми местами и людьми, что были им дороги.

Для таких произведений катастрофично, если их истолковывают дословно. Не буквально же воспринимать все местные нанотехнологии либо апгрейды частей тела чуть ли не по методу Железного Дровосека, верно? Это же в первую очередь не экшен вам, не шутер, а притча, ради которой вполне стоило бы оживить в своём сознании такие понятия, как «метафоричность» и «иносказание». Физические свойства — как аллегории душевных качеств: Тэцуро очень даже ощущает, что у жутковатой Тени руки смертельно холодны, а у официантки Клэйр — тёплые и заботливые. Характерно также и то, что говорит Клэйр о своём искусственном теле, которым тяготится: «Оно слишком прозрачно, не задерживает ни тьму, ни свет.»

Суть, лежащая на поверхности: выбор между долгим существованием, почти бессмертием, но по сути прозябанием — и столь уязвимой, беззащитной жизнью, зато в настоящем, чувствующем в полную силу собственном теле. Но это только самый-самый очевидный и верхний слой, а так-то мотивы отсюда применимы к стольким сторонам нашей действительности! Тут начнёшь дискутировать обо всём — от вреда пластических операций до ужасов фашизма. Не сгодится ли, допустим, хотя бы такая мораль: принимать решения и нести ответственность за них надо самим, не следуя слепо тому, что модно или насаждается правителями ли, обществом или даже ближайшими родственниками. И надо сначала многое увидеть и обдумать, иначе же чипы навязанных потребностей, мнений, предпочтений, ксенофобии и предрассудков могут исподволь завладеть сознанием и провести хирургическую механизацию твоей души чересчур уж быстро.

Время от времени я начинаю поминать «Звёздные Войны», пусть ещё стыдливо и шёпотом. В следующей полнометражке, Sayonara Ginga Tetsudou 999: Andromeda Shuuchakueki, есть момент, который прям-таки скопирован с самого известного и сакраментального момента «Звёздных Войн». А тут знакомый аромат в первую очередь в том, как неуловимо и стремительно смещается фокус повествования от судеб целых планет к самым камерным и мелким деталям, вроде букета, роняющего лепестки, на столе в вагоне-ресторане, или щемящего послевкусия таких вроде бы рядовых бесед. Или дырявой шляпы, подаренной некогда мальчишке чужой мамой...

Вопреки тому, что принято считать, шестерёнки событий тут смазаны хорошо и пригнаны друг к другу на диво. Отдельные части механизма может и изготавливались по утверждённым стандартам, но в итоге двигатель сюжета получился непривычным даже для анимешного машиностроения, ибо всю повествовательную механику движет легкокрылая душа смысла и глубоких переживаний. У всего есть своё место, всё что нужно выстрелит в свой черёд. Почему Мэйтел так похожа на мать Тэцуро? Какова истинная цена будто бы бесплатного билета? Если чувствуешь, что какой-то вопрос настоятельно требует ответа — рано или поздно его получаешь.

Тэцуро проходит свой путь взросления и возмужания, а от зрителя зависит, понять ли, что главное отнюдь не в том, как он косит из пушки механоидов направо и налево.

Харлок. Он есть. И это о нём знать тем, кто в танке, то бишь в галактическом экспрессе, вполне достаточно.

Мэйтел. Что о ней ни скажи, а вот как поймать словами эту статность, эту нездешнесть, эту печаль, истинную причину которой понимаешь далеко не сразу, эту решимость, эту внимательность? А промолчать о ней тоже не хочется, всё равно никто в целом свете не умеет молчать так, как сама Мэйтел.

Клэйр же, напротив, открыта, очевидна, искренна. Но это вовсе не лишает наивного обаяния её кристально ясную хрупкость, жертвенность, скромность. Хрустальная слеза, остающаяся на мальчишеской ладони — лучшая, наверное, из слёз во всей Галактике...

Эмиральда. Пусть здесь, в отличие от Eien no Tabibito Emeraldas, нет дуэли Эмиральды и Мэйтел, на шпагах, на взглядах, такой пронзительно-экспрессивной и лирично-созерцательной одновременно. Зато пиратская воительница предстаёт перед нами с такой трогательной и человечной стороны, что это даже чуть ли не затмевает всю её отвагу и элегантность.

И да, под конец я сбанальничаю самым дерзким и недопустимым образом. Эта сага — про любовь. Такую любовь, которой любят независимо от того, суждено ли ей осуществиться, независимо от внешности любимого, такую любовь, которую только и могут испытывать первые красавицы Вселенной к обыкновенным мальчишкам.

«Я вернусь, но ты меня не заметишь.
Я буду рядом, но ты меня не узнаешь.
Я останусь твоей несбыточной мечтой... воспоминанием юности».

Изменится ли что-то, если ты сейчас побежишь за поездом, который не можешь догнать? Да кто ж его знает... Ясно только, что когда-нибудь наступит день, когда по-иному ты уже не сможешь.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Хаос; Вершина (2012.01.17)

Хихикомори ли я, или право имею?

Если у тебя нет иммунитета к 3D личностям, чувствам и отношениям за пределами твоей отдельно взятой virtuality, то тут уж и непонятно, чем тебя смести легче — преступно орнаментальным и изящным изгибом лезвия загадочного меча, или крахмально-белой нежностью кружавчиков подола девчачьей юбки? А слабо ли также определить массовые доли иронии, фансервисности, стёба и трезвых (каковые тоже ещё вопрос сколько печального содержат, а сколько и забавного) наблюдений в некоторых моментах? Воображаемая, хоть и милашка, Сэйра убеждает Такуми не пугаться его внезапно начавшихся странных видений — иллюзии ведь, мол. Ну, то есть неправильные иллюзии, которые, глядишь, предоставят неправильных девочек. А обаятельно-стеснительная одноклассница чего-то добивается от героя, а тот, всё твердя «Ой, это ж ловушка» ( вы таки будете смеяться, но как вы думаете, угадал ли сей неопытный отрок?) ведётся на сладкие чары прелестницы.

Сюжет... сюжету лучше промолчать, ибо говорить лучше будут героини, и не о чём-нибудь, а о всяких разных осцилляциях, электромагнитных волнах и бомбардировках глаз подходящими для этого частицами. Также им, естественно, нужно следить за веяниями моды, а мода есть на всё, в том числе на матрицы. С течением времени техника совершенствуется — что ж, вот вам матрица нового поколения, целый боекомплект устройств по внедрению матрицы в оптовых масштабах. Удобные в эксплуатации, портативные, переносные, в рюкзак помещаются. И практично, возможны варианты почти без отрыва от реального мира, только если положено, там, где положено, люди будут видеть, положим, гигантский экскаватор.
Плюс к тому из этого аниме есть шанс узнать массу пользительных вещей, а именно:
как правильно пишется по-японски слово «сёгун»;

каковы должны быть актуальные тренды соответствия цветовой палитры причёсок цветовой палитре характеров;

какой минимальный набор версий статуэток любимой героини должен иметь место быть на полках у любого уважающего себя отаку;

с какой частотой должен появляться новый вариант дизайна в популярной серии игрушечных лягушат;

сколько хитро смоделированных копий главного нехорошего дяди нужно будет смести в ходе повествования ради бонусной торжественной речи самого оригинала;

какого именно рода договор требуется заключить со своей собственной логикой, чтобы оттянуть сладостный миг угадывания, кем же является тот старец в инвалидном кресле, что так старательно возникает перед главным героем с определённой периодичностью;

какой необходимый минимум событий нужно обеспечить, за который главгерой успеет воззвать уже по второму кругу о незамедлительной помощи ко всем своим боевым друзьям несколько отличающегося пола;

что гопники в Японии тоже водятся, правда, покуда в Японии водятся девочки, гопников вообще можно не брать в расчёт.

В общем и целом, похоже, предполагалась реклама района Сибуя. По каковому поводу и привлечены, со всевозможной передовой экстрасенсорикой и наукоёмкой терминологией, все веские и неопровержимые доводы о концентрациях энергий и повышенной вероятности там непонятных и, что особо желательно, фатальных происшествий. Так бы взять и полезть туда прямо сейчас. Но вот беда: существует реклама района Икэбукуро в виде Dyurarara!!, которая уже надёжно оккупировала моё сердце. Ну, посмотрим ещё, что я буду чувствовать в следующей иллюзии.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Момоко слышит песню лягушат (2012.01.14)

В один день после тяжёлых родов на свет появились двое близнецов, мальчик и девочка. Погода на дворе стояла пока ещё суровая, дул холодный ветер, но, невзирая на это, под больничными окнами уже вполне себе цвело упрямое персиковое деревце. И родители, впечатлённые его выносливостью и жизнелюбием, дали мальчику имя Рики, что переводится как «сила», а девочке — Момоко, ибо «момо» значит «персик»...

Шли годы, и Рики рос нормально, а вот Момоко стала заметно чахнуть, отставать в развитии, и в итоге даже в школу одну с братиком ходить не смогла. Отчего, почему так бывает... да кто ж его знает, человеческие существа даже на своём материальном, физиологическом уровне ещё так мало изучены. Бесспорно только, что это очень грустно.

Но бесспорно и то, что и в такой жизни, сколько бы она ни продлилась, возможны и семья, и дружба, и закаты, и рассветы, и весна, и даже лягушачий хор... либо же тот, кто тебе лягушачью песенку напоёт, если лягушек вдруг поблизости не окажется. Возможны — но не гарантированы, вот в чём загвоздка. Для поездки в парк развлечений меры сил, чуда, времени может уже не хватить. А для всей полноты дружбы, для принятости этим миром может не хватить того, что взрослыми умными дядями обзывается таким удобно обтекаемым словом «толерантность». А для ребёнка может означать всего-навсего, что никто не опрокинет специально воду на его неистребимо ясный, старательный и умилительный рисунок.

Особенность таких нацеленных на прямое болевое попадание тем в том, что тронь одну из них — моментально или почти моментально прорежется другая, не менее болезненная, а то и целый десяток. «Арийство», «превосходство», разделение на «продвинутых» и «неудачников», «пупов земли» и «лузеров» — к сожалению, всё ещё так наивно считать, что нелепость подобных предрассудков очевидна. Дело фашизма в повседневной жизни может быть побеждаемо только в отдельно взятом сердце. Сколько уже всего было говорено и снято на эту тему, а многих так и не переубедить. Не факт, что и эта вещь убедит. Но если всё же есть шанс переубедить, то не у острых социальных и политических памфлетов, а у таких надрывно лиричных будничных зарисовок, с такими неизмеримо кавайными и в то же время неизмеримо индивидуальными личиками детей, индивидуальными судьбами. Даже лёгчайшая тень грусти на их личиках бичует все общественные стереотипы и пороки куда эффективнее прямых обличений. Таковой эффект только сильнее оттого, что детишки здесь не бросают обвинений, не могут скорее всего даже понять, в чём именно и в какой мере общество перед ними виновато — дай Бог, чтобы хоть такое забвение было им даровано.

Хотелось бы верить, что солидный дядя, думающий только о своём бизнесе и статусе в обществе — фигура карикатурная, да не получается. Но самый большой вред, который могут принести подобные дяди и тёти, в том, что своих собственных детей они пытаются слепить по своему образу и подобию. То, как много школьников, которые издеваются над физическими недостатками сверстников, понятно. А здесь хорошо показана одна из причин, по которой такие школьники возникают, и ввиду которой их можно если не простить, то дать шанс на исправление. В этом ещё одна важная тема фильма: природа ребёнка очень гибка и легко поддаётся влиянию, примеру — и, в свою очередь, формирует влияние и пример для своих менее доминантных товарищей. Казалось бы, детям поэтому можно втереть абсолютно всё что угодно. Однако, в силу всё той же самой гибкости и восприимчивости, ребёнку легче стряхнуть все заимствованные, навязанные представления и заняться тем, чем его отец может и в жизни-то не страдал ( а если страдал, то только в детстве ) — думать.

И то, что на деле-то есть истории ещё тяжелее истории главной героини, здесь тоже не забыто. Достаточно прислушаться к разговорам мам больных детишек во время их женских посиделок. У той муж ушёл, не желая заботиться о больном ребёнке. У той свекровь и свёкр стыдятся собственной больной внучки...Насколько же ещё повезло Момоко с её любящими, не отступившимися родителями! И пусть ворчащим, ревнивым, но в конце концов всё осознавшим братом.

И если уж по правде говоря, какую жизнь больше оснований считать полноценной? У того, кто НЕ может прожить без аппарата искусственного дыхания — или у того, кто вполне себе МОЖЕТ прожить без совести? Думаю, ответ будет найти не так сложно тем, кто всё же даст пройтись малышке Момоко по своей душе измазанными в разноцветных красках ладошками.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

На север за алмазной пылью (2012.01.12)

Бывает, набьёт оскомину
Быт и уклад привычный.
Мира и ясности в доме нет,
А главное, в сердце девичьем.

Всегда ли родные поддержат?
Да и чужие бестактны.
Но сети жизни прежней
Однажды порвутся, не так ли?

Пусть всё наладится скоро
У Ацуко-продавщицы,
Что быть красавцу Минору
Невестой никак не решится.

Не может ходить она в колледж,
Да и за долги магазина
Тревожно. Доколе, доколе ж
Терзаться ей так неповинно?

Сёко в эфире. Вещать ей
Советы в делах щекотливых,
Сама ж в частной жизни несчастна —
Конечно же, это не диво.

Кончай наконец-то гоняться
За тем, кто с тобой быть не может.
Кому-то ещё, может статься,
Ты стала намного дороже.

Карин же в грёзах витает,
Но с недугом борется тяжким,
Операция, мол, простая,
Все твердят и твердят бедняжке.

Только ей-то откуда взять смелость,
Как мечтать о лаванде и мяте,
Если вера в людей вдруг делась
Неизвестно куда так некстати.

Суоми самозабвенна
На льду в невесомом танце.
Желаю ей непременно
С мечтою своей не расстаться.

Как быть, раз чужие травмы
Горше собственной боли?
Но вдруг жизнь поздно иль рано
Начать всё сначала позволит.

Кёко упорно и рьяно
Берётся за труд режиссёра,
Но вот с ней самою драму
Жизнь разыграет скоро.

Ты выкрикнешь милое имя,
Безвольно опустятся руки...
И всё ж какой творческий стимул—
Осадок щемящей разлуки!

Кондитерская и сласти —
Работа сия для Акари,
Хотя сейчас жизнь напасти,
Не сладкие дрёмы ей дарит.

Но если всё время печёшься
О тех ты, кто с тобой рядом,
То себя не считай обречённой,
Заслуженной будет награда.

И каждая стремится,
Из девичьих поверий
Алмазной пыли крупицы
Увидеть. На север, на север!

Удастся забыть все невзгоды,
Потери, душевные бури
На лоне родимой природы
В свежайшем морозном ажуре.

По чистому снегу пробежка,
Чего же ещё и желать им.
Бежать, ликовать, и не мешкать!
Бежать прямо счастью в объятья!


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Блудный сын (2012.01.08)

Из чего только сделаны мальчики?
Из чего только сделаны мальчики?
Из колючек, ракушек
И зелёных лягушек,
Вот из этого сделаны мальчики.

Из чего только сделаны девочки?
Из чего только сделаны девочки?
Из конфет и пирожных,
Из сластей всевозможных,
Вот из этого сделаны девочки.

Утончённой и женственной внешности мальчик/юноша, который косит под девочку, и нередко добровольно — очень что-то часто в последнее время мелькающий фетиш японской анимации.

Это бывает оформлено по факту драматической истории самого происхождения героя, и герой при этом может быть довольно дерзок, уверен и особо не нуждаться в помощи, ну вот например как главный красавец из «Принцессы-Медузы». Могут такие личности быть и вроде здешнего Нитори: кроткими, застенчивыми, деликатного сложения, которым казалось бы лучше и впрямь родиться девочками. Такого рода Рука-кун из Steins; Gate. Ну, а подобных эпизодических анимешных персонажей вообще немало.

Оно конечно, показ сего затрагивает и темы терпимости и т.д., но когда идёт широкое смакование определённого вида образов, то скоро о толерантности впору будет возопить поклонникам брутальных и крепких мужчин. Ибо герои всякие нужны, но перекос-то в аниме в последнее время идёт в сторону мальчишеской фемининности. И для этого даже не везде обязательно искать каких-то игривых причин. Когда всё обставлено так сияюще, в золотисто-медово-янтарных оттенках, с малолетними девочками-моделями и модными платьицами, то речь можно вести и о своего рода фетишизме для девочек, позволяющем им воплотить их материнские и сестринские инстинкты.

Приятно ведь, когда у тебя есть кто-то, кто будет и одёжку, и косметику выбирать по твоему указанию, такая послушная и кавайная младшая сестрёнка или дочурка... подумаешь, что это мальчик, твой брат или твой бойфрэнд. Недаром Анна сама не уверена, что чувствует к Сюити — да, он ей нравится, но как? Страстности, катастрофической нужды именно в нём одном пока не просматривается. Но не будем лукавить: даже во многих «взрослых» отношениях реального мира вполне себе великовозрастные мужики нередко выступают для своих гёрл в роли покорной подружки или дитяти. И разумеется, не исключено, что Нитори станет вызывать хоть у той же Анны притяжение совсем другого рода, но только если сценарий, роли и отношения в их жизни существенно переписать.

Тут ещё и другой фактор играет свою рояль: эта их прославленная японская традиция любования недолговечным, мимолётным, ускользающим. Что бы там ни было, а даже у самого нежного мальчика скорее всего однажды прорежется щетинка, и тогда ему уже в жизни больше не сойти за юную мадемуазель. Но вот возможность оторваться в полной мере в тот период, когда ещё что-то есть и ещё что-то можно (и ещё не расхотелось, ведь это на деле тоже частый людской страх: расхотеть – вдруг это значит что-то в себе предать?) вполне может быть объектом борения. И тут противником выступает скорее время — надо успеть.

Допустим, от момента первого осквернения твоего чувствительного личика неровностями и шероховатостями, которые сигнализируют: то, что раньше считал неизменным, может тебя покинуть так, что не заметишь. И до момента осквернения подбородка коварной растительностью. Недаром Нитори со своим другом так мечтают запечатлеть себя и записать свои пока детские и тоненькие голоса. Недаром под конец мы видим героя таким подросшим, и все уже намекают на то, что у него начинает ломаться голос. Пожалуй, в конце как раз удачно пойман этот миг, когда ещё только чуть-чуть — и прорежется на лице волосок, и речь твоя станет хрипловатой. Мало где, как ни крути, показывают именно гормональную перестройку организма, именно реальные её признаки и неудобства, а не фонтаны носовых кровотечений. И Нитори-кун, кажется, всё-таки не опоздал с тем, что входило в его планы.

Но как бы ни относиться к переодеваниям мальчиков, одно бесспорно: девчонкам переодевание в мужскую одежду очень даже ничего. И это часто не зависит от того, идёт девушке женская одежда или нет — если идёт, то мужской костюм будет сменой образа, если же платья, увы, висят на тебе как на вешалке, то обычная мужская рубашка и брюки, глядишь, полностью преобразят.

Недаром же у Такацуки появляются воздыхатели, стоило лишь прийти в школу в мужской форме. В самые патриархальные времена мужчины фантазировали, смею заметить, явно не без удовольствия, о бравых девах и жёнах, способных облачаться и вести себя по-мужски. Но, разумеется, до известных пределов... Шекспировские Виола, Порция и Нерисса (раз уж именно Шекспир здесь был упоминаем), пошалив и погуляв в мужских нарядах, вернутся к своей благопристойной ипостаси. Так что из данной анимехи можно извлечь хотя бы осознание того, что хождение девушек в джинсах в наши дни и возможность для них заниматься вместе с юношами более-менее пристойными делами (в шекспировские времена ведь девочке-подростку в пьесе не играть!) — это нечто отнюдь не само собой разумеещееся.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Герои пяти планет (2011.12.30)

Золотые купола ненавязчиво вызывают в памяти диснеевского Аладдина либо же древнерусское белокаменное зодчество. Пышность (часто не мешающая открытости и соблазнительности) восточных нарядов оттеняет уродство и праздность сатрапствующих самодуров. Изящная техника достойна Звёздных Войн. В общем, смешение французского с нижегородским, и смешение довольно удачное.

Ширина плеч бисёненов сравнима только с широтой их человеколюбивых взглядов и рыцарственных намерений. И только с остротой и тонкостью кончиков мириадов их ресниц может сравниться острота проницательности и тонкость сердечных переживаний героинь при выборе себе защитника. Интриги коварны и опасны ровно настолько, чтобы можно было попереживать всласть за бедняжек и обрадоваться их вызволению, но не успеть по-настоящему шокироваться.

Теперь, кажется, я знаю, откуда в частности пошёл еси CLAMP. Ибо не только мотивы, предвозвещающие Чобитов, но и графический стиль весьма сочен, колоритен и вполне себе смахивает на CLAMP. Эти длинные подбородки, эти шевелюры о тысяче прядей, эта с одной стороны и могучесть и статность, и с другой стороны хрупкость и невесомость. Эти наверняка совершенно с точки зрения функциональности излишние, но так заманчиво смотрящиеся детали костюмов, подчас вздымающиеся над плечами чуть ли не на километр. Эта эклектичность и прикосновение одновременно не просто к другому миру — а ко множеству миров, знакомых и необычных одновременно. Мехи и творящаяся буквально на глазах всегалактическая история — и необычайная камерность, лиричность почти что настоящего семейственного тепла.

В тумане далёких воспоминаний ни за что не утонут венки, не осквернённые лаврами официальности и помпезности. Только виснет в воздухе как будто отголосок незамутнённой печали. По не столько потерянным, сколько непрожитым годам детства. Ибо в отличие от Чобитов, здешние красавицы телом от обычных женщин почти неотличимы и были некогда маленькими девочками, однако детством им не дали упиться всласть. Спящие красавицы далеко не с одним пробуждением, из которых пробуждение отцом-создателем - один из самых тяжёлых моментов в жизни, а подлинное пробуждение — ну вам и самим легко догадаться.

И как всё же приятно, что тогда японцы умели не только тырить чужие мифы, но даже делать это со знанием контекста. Как вы помните из курса греческой истории и мифологии, Клото, Лахезис и Атропос — мойры, богини судьбы, которых даже сам Зевс боится. (Как тут не вспомнить очаровательных норн Урд, Скульд и Верданди, немного других, из скандинавской мифологии, но тоже к судьбе имеющих отношение). Одной мойре было доверено прясть нить судьбы, другая отмеряла, третья отрезала. И надо сказать, образ девушки со сложно спутанной нитью здесь воплощён ну донельзя символично, да и просто эстетично. До кучи и свою мифологию не забыли: Аматерасу — японская богиня солнца (а также ей приписывается изобретение ткацкого станка и возделывания риса).

Но опять-таки, несмотря на такие персоналии космического значения и вселенский размах, в первую очередь в памяти остаются лента, медленно спадающая с косы, да привкус детской влюблённости. А также много-много красивостей, благородства, духа новых открытий и знания того, что кто-то где-то кому-то всё же нужен.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Пингвиний барабан (2011.12.24)

Судьба — это уже давно трепетно оберегаемый японский, да и просто восточный, фетиш. При просмотре то и дело вспоминался анекдот «Скажи наркотикам да, скажи наркотикам нет... А вообще, хватит уже разговаривать с наркотиками!» Потому что говорят ли герои «Я люблю слово «судьба», говорят ли они «Я ненавижу слово «судьба», в любом случае судьбе они приписывают завышенное значение. При давних к тому предпосылках ориентальных учений и торжестве буддизма над здравым смыслом оно конечно и неудивительно. Часто такое ощущение, что герои, даже если бы судьба передумала, догнали бы её, скрутили и объяснили, что она никак не имеет права прекращать их мучить, настолько они не расстаются с фразой «Это нам заслуженное возмездие». Если дети сами верят в свою виновность, кто ж догадается, что они ни с какого перепугу не должны отвечать за действия родителей (не говоря уж о тех случаях, когда это ещё и не родные родители).

Похоже, что после «Эльфийской песни» и «Девочки-волшебницы Мадоки» предпочтительно, чтобы вселенскую боль на себе несла очаровательная розоволосая, до предела жертвенная девочка. Это и впрямь может производить драматический эффект и прослезить, поскольку плата за волшебство здесь, как в «Хрониках крыльев», вполне осязаема, существенна и взыскивается без проволочек. За спасение зверька — повреждённый палец, за жизнь подруги — серьёзный урон своему здоровью, за спасение мира — ну, понятно... Только когда какую-то ситуацию можно было бы разрулить и без магии, такие страсти начинают вызывать скептицизм. Похвально стремление на всё пойти ради подруги, а в полицию-то сначала хоть попробовать обратиться слабо было? Ну ладно дети, они могут законов и не знать, а вот где у учителей и прочих взрослых глаза, если они не бьют тревогу, когда маленькая девочка постоянно ходит искалеченной.

В чём нельзя отказать образу Момоки, так это в том, что она, будучи по сюжету даже давно умершей (подобное, кстати, встречается в очень разных аниме) оказывает на происходящее не меньшее влияние, чем живые герои.

Что тут можно ловить в первую очередь, так это символизм, благо его тут есть, и его, что далеко не всегда светит зрителю, даже растолкуют. Кое-что прояснят не сразу, и это донельзя удачно: настойчиво с самого начала мелькающие в метро фигурки красноволосой и синеволосой юных звёздочек обретают-таки связь с основной линией повествования. Сказка же про девочку и барашков поэтична и символична, но расшифровывается весьма быстро: почти сразу открытым текстом объявляют, кто здесь барашки, кто есть кто, да зритель и сам уже без подсказок мог это вывести.

При этом разумных идей тут было не так уж мало. Историю Ринго Огиномэ, девочки-сталкерши, можно интерпретировать как своеобразную притчу о том, что не стоит пытаться примерять на себя чужую, заведомо сильно отличающуюся роль, а не то себе накладней выйдет. Дождаться бы только, чтобы кто-нибудь когда-нибудь объяснил японским аниматорам, что отсутствие эпатажа, этти, откровенных нарядов, похабных ситуаций и вызывающих ракурсов — ещё не признак непродвинутости. Скорее наоборот, действительно взрослое и продвинутое аниме не нуждается ни в каких фишках, рассчитанных явно на гормональных подростков и подростковое восприятие.

Кандидатура в самые важные морали этого аниме — то, что нельзя помочь кому-то, жертвуя для этого кучей других людей. Суровый красавец Камба Такакура предан своей безусловно трогательной Химари. Но становится ли от этого менее свинским его поведение по отношению к другим девчонкам или готовность уничтожить многое и многих, лишь бы купить чудо?

Когда речь идёт о избавлении кого-то от смерти, мне всегда вспоминается одна из «Хроник Нарнии» К.С. Льюиса, «Племянник чародея». Там мальчик Дигори мечтает, чтобы выздоровела его тяжело больная мама, и Колдунья его подбивает украсть запретное яблоко. Но Дигори выдерживает искушение, и тогда ему яблоко достаётся уже с позволением и с благословением. Волшебный лев Эслан объясняет ему, что укради он яблоко, то мать бы тоже выздоровела, но тогда рано или поздно наступил бы момент, когда все бы об этом пожалели. Это иносказание того, что за некоторые границы заходить недопустимо, некоторые средства катастрофически искажают самую сияющую цель. Допустим, если честный человек знает, что за его/её жизнь заплачено загробленными чужими, то своя жизнь превращается в наказание гораздо хуже смерти.

Поскольку Камба по ходу дела страдает, поскольку Химари правда о Камбе приносит новые терзания, да и исходя из того, каков конец, можно считать, что эта мораль здесь проводится. Но так как здесь страдают чуть более чем все герои (и для обманчиво мягкого и беззаботного сэнсэя нашлась своя тёмная история) и многие откровенно ни за что ни про что, выводы несколько затуманены.

Ну вот, и мне остаётся только пожелать, чтобы кто-нибудь из японской аниме-индустрии взялся за такое домашнее задание: раскрыть подробнее и чётче темы, затронутые здесь, ни разу не упоминая заветного слова «судьба».


+26Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Наюта (2011.12.21)

Счастлив ребенок.
И в люльке просторно ему; но дай время
Сделаться мужем – и тесен покажется мир. (Шиллер)

Старой фантастике — юношеский максимализм, но и про девичий, разумеется, тоже бы не забыть. Зачем оставаться на Земле, если инопланетный недружественный разум запечатал людей в пределах Солнечной системы? Романтика впутывания во всё, во что только можно, вполне может состязаться по древности с таким разумным извечным тезисом про корыстность, низменность стремлений человечества и абсолютную нецелесообразность его существования (ну или чрезмерного его развития, что для молодости, как вы понимаете, одно и тоже).

Противостоять любым барьерам и всяким там надмировым надмозгам может только самая-самая чистая и незамутнённая юная горячность высшей пробы, с пылу с жару. Немножко привкуса боевого крещения брутальностью полагающегося «враги сожгли родную хату», энное количество осколков зеркал в открытом космосе и ледяных глыб над снежной королевой с человеческим сердцем. И множко бисёненовости и бисёдзевости, ибо без этого ни одно предательство не обретёт такого душка изысканной горечи, юбки ниже колен не будут вызывать такой трогательной умильности. Да и чем-то ведь надо, в конце концов, освещать свой и товарищеский путь в Галактике, если уж туда полезла.

Многое, оказывается, можно узнать чуть более чем за час. Например, что некоторые вещи в аниме существовали ещё до Сэйлормун, вроде магических диадем с узорами или матросской школьной формы. А ещё, ещё тут почти ничем не осквернённая патетика флотилий летающих тарелок и хрестоматийных страшненьких зелёных человечков. Благословенны навеки героини, которые своему полностью зелёному учителю говорят про незнакомца-красавца: «Вы знаете, учитель, ко мне тут один странный тип пристаёт». Благословенны герои, которым их паранормальные способности подсказывают-таки предложить девушке проводить её до дома.

Здесь мог бы быть (осторожно! повышенная опасность сёдзё) треугольник, если б те, кому положено стать его вершинами, не оказались в один момент настолько вровень, плечом к плечу друг с другом (и даже более). И рыженькая грациозная Наюта, что одинаково пленительно рыщет по секретным базам пришельцев, уворачивается от вспышек бластеров, мёрзнет под дождём и принимает ванну. И рубаха-парень Рётаро, который при его внешности годился бы ей скорее в старшие братья. И златовласый, а позже пепельновласый Киро, на чью долю приходится самая пронзительная сюжетная загадка. И честное слово, когда девушка говорит уже второму юноше: «А телепортируйся ты в меня!», и всё получается не пошлым, а очень даже невинным и воздушным, то это определённо что-то с чем-то.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Здесь и сейчас (2011.12.20)

Как «Кин-дза-дза», но без в такой мере выраженного фарса и гротеска. А червеобразными пустынными чудищами и завязанностью на катастрофической нехватке воды смахивает на «Дюну» — только здесь, по счастью, не будет следующего императора. Девочка же с магическим синеватым кристаллом вообще будто из «Лапуты» прилетела, только довольно скоро становится понятно, что миядзакиевской трепетной бережности по отношению к персонажам здесь ждать было бы напрасно.

Но говорить про это аниме, что оно учит решать проблемы только силовыми средствами, не очень точно. С каких это пор разумная самооборона считается прибеганием к насилию? Безусловно, и до сих пор во многих странах умение человека самому защитить себя и своих близких часто приравнивается к уголовному преступлению — поскольку никакому правительству, чего уж скрывать, не будет выгодно, чтобы люди осознавали свои собственные силы. Просто всё же есть народы, которые умеют держать свои правительства под хоть каким-нибудь контролем. А есть те, которые не умеют. И здесь-то мы и видим картину того, как не умеют. Ну или не хотят. Уж никак не поворачивается ничто во мне жалеть убитого Сарой солдата. Можно сколько угодно рассусоливать, что солдаты мол здесь люди подневольные, приказы тирана и т.д. и т.п. Но многим на самом деле удобно, чтобы за них решали, чтобы было на кого свалить ответственность. Право же, «таков приказ» — самая слабая отговорка из всех возможных, и была бы смехотворной, если бы не была такой страшной и столь часто используемой на протяжении человеческой истории. Против такого поможет только ответная сила, ну что же сделаешь, если есть биологические организмы (людьми назвать опять-таки ничто не повернётся), которые другого языка попросту не понимают?

Говорят, Сю стандартен и предсказуем? Во многом это может быть и так, но вот зато ненастоящим его не назовёшь — посмотрите хотя бы на его мимику. Это мимика живого мальчишки, сейчас в аниме такую почти с днём с огнём не найдёшь. Не говоря уж о том, что у ОЯШей как правило проходит полчаса после события или обращённой к ним речи, пока на их светлом лике обнаруживаются вообще хоть какие-то признаки осознания. Как правило, с их лицами однозначно связывается конечный, весьма ограниченный и малоубедительный набор выражений. Здесь же — бесконечная гамма реакций, ненаигранных переживаний. Когда случается что-то страшное, он не стыдится показать боязнь. Когда больно, не стесняется кричать от боли. Да даже дружелюбие проявить не стесняется, хоть и нет гарантии ни на какую благодарность.

И к счастью, никаких сверхспособностей, внезапного обретения силы до того непримечательным и всеми обижаемым задохликом и прочих тра-ля-ля. Возможности героя вполне себе объясняются его усердием в освоении кэндо, стремление бросаться всем на выручку — ну, в общем-то тоже. У них ведь на Востоке, который дело тонкое, каждое единоборство и в первую, и в стопятидесятую очередь философия. А если философия эта подсказывает или хотя бы не отговаривает защищать всяких таинственных незнакомок... ну дык, тем она сложней и глубже!

Да, бесспорно, мятежники здесь не всегда придерживаются достойных методов. Зато в самом логове бессердечного деспота у тебя могут найтись сторонники. Бесспорно, и надёжный друг, и благородный враг такая же редкость, как цветущий оазис в пустыне, но оно того стоило.

Сюжетное и графическое раскрытие персонажей схожи и взаимно дополняют друг друга — и Хамдо, и Абелия, и Табул, и Бу, и Набука, все набросаны смелыми, крупными, даже грубоватыми штрихами, но зато рельефно, характерно, вполне узнаваемо и ёмко. И кто бы мог подумать, что опенинг и без слов бывает настолько прекрасным, а эндинг к антимилитаристскому произведению может звучать как колыбельная.

И однако и антиутопия, и судьбы мира могут отойти на второй план при одном взгляде в огромные, голубым туманом подёрнутые девичьи глаза. Вначале Лала-Ру упорно претендует на роль мебели, вытянуть из неё лишнее слово или эмоцию кажется невероятным. А потом, ближе к концу, она просто рассказывает про себя мальчику, сидя на утёсе. Всё. Предельно лаконично, без пафоса, но до последней чёрточки ясно и исчерпывающе. Ведь правда же, давай людям что-то даром, они станут воспринимать это как должное. Откажешь им в этом — попытаются отобрать. Знакомо? Более чем.

Тогда зачем девочкам, пусть и не совсем человеческим, жить десять тысяч лет такой жизнью и терзаться? Ну, наверное, только такого периода может гарантированно хватить, чтобы встретить того, кто почему-то, вопреки всем разумным прагматичным доводам, разделяемым и многими взрослыми... вы только представьте себе, не приемлет сложившихся традиций. А что он непременно в таких случаях оказался бы ещё именно таким непоседливым пареньком с душой нараспашку, уточнять излишне. И даже не прожив сам ни одной тысячи лет, умеет понять, что важнее: несколько тысяч лет в одиночестве или хотя бы полтора заката вдвоём.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ловцы забытых голосов (2011.12.16)

Только через некоторое время после просмотра фильма пришло осознание: а ведь я даже не помню, были ли там чайники, провода и светофоры. Наверное были, но мне не запомнились — и это уже хороший признак.

Поелику Синкай для меня раньше заключался именно в этих хрестоматийных образах. Ну да, ещё бывали ворохи розовых лепестков и летающая техника. Это всё смотрелось блестяще, ослепительно и великолепно, но... виделось каким-то обобщённым, условным. Умом понималось, что многие бэкграунды наверняка срисованы с реальных мест, и всё равно сакура, допустим, воспринималась не как конкретная сакура, а как некий собирательный образ сакуры. И даже предметы быта, которые по идее должны нести печать личного, единичного, вызывали впечатление чего-то абстрактного, освобождённого от частностей.

А когда дело доходило до персонажей, сознанию и вовсе не удавалось их вычленить из окружающей обстановки. Смутно сознавалось, опять-таки, что они чем-то заняты, что у них свои истории, даже может драматические. Но в мозгу они фиксировались как часть пейзажа, ибо казалось, что служат они просто для выражения того же настроения, что господствует в природе, и которое не меняется, какие бы внешние события ни случались по сюжету. Что бы уж там ни доказывали с пеной у рта, а визуальное исполнение персонажей очень даже важно, тех, кто с невыразительной угловатой внешностью, легко спутать друг с другом, точно так же как и их истории.

А в «Ловцах забытых голосов»... Да, были традиционные синкаевские облака — но тут уже, глядя на неподражаемый розовато-сиреневый закат, я видела в первую очередь мальчика и девочку на утёсе. Да, облетала сакура — но она не заполняла собой до ряби в глазах пространство и время, и тут уже я поверила, что эта сакура и впрямь растёт где-нибудь в нашем мире. Персонажи стали куда рельефнее, как в плане эмоций, так и в плане внешнего облика. Они выступили из декораций, но тем самым эти декорации сильно очеловечили. Мир стал обжитым, приобрёл знакомость, домашний уют, конкретность. И дай Ками-сама, чтобы для Синкая эта эволюция оказалась необратимой.

И то, что у Синкая здесь не всё получилось, вовсе не оттого, что он заимствовал у Гибли. Да, кто спорит, умиротворённый и лучезарный Сюн более чем похож на Хаула. Племя, живущее обособленно, властная старушка, этнические узоры на одеждах и коврах — это перекочевало прямиком из «Принцессы Мононоке». Синенький камушек не иначе как прилетел из «Лапуты». Но на самом деле все эти фрагменты можно было скомпоновать иначе, без сучка и задоринки, и вопрос о том, кому у кого что можно подглядеть, попросту бы не стоял.

Чем Синкаю стоило бы заняться побольше, так это ружьями. Нет, не поймите неправильно, не имею в виду, что он должен рисовать ружья вместо, скажем, поездов. Просто сюжетные ружья могут стрелять чаще и метче. При виде демонов с горящими глазами мелькали мысли: «А-аа, наверняка их как-нибудь увяжут с духами умерших». Когда Сюн явился Асуне в кошмаре, была уверенность: «А-аа, он наверняка ещё сыграет свою роль». И в итоге эти моменты так благополучно и провисли. Не раскрыли мать Асуны, а ведь она явно стоила большего внимания в силу своей нелёгкой судьбы.

Другой пункт, вызывающий нарекание — слишком прямолинейная и предсказуемая мораль. Какие выводы предложат зрителю, было ясно уже тогда, когда помянули историю Идзанаги и Идзанами (кому японская мифология не близка, вспомните схожую греческую легенду об Орфее и Эвридике). Ну а я, как чувствительная сёдзё, не могу удержаться: зачем так с бисёненом-то и милой зверушкой поступать? Да, не в Синкае даже дело, сплошь и рядом считается, что жалистный конец серьёзнее хэппи-энда. Однако самые радужные и безоговорочные миядзакиевские хэппи-энды смотрятся правдивее здешней концовки.

Наконец, как ни крути, «миядзакиевская девушка» значит пожалуй не меньше, чем «тургеневская девушка». Это даже едва ли «типаж», слишком сухо так говорить про что-то настолько живое и непосредственное. Чего скрывать, что произведения Миядзаки держатся в первую очередь именно на его героинях, которые все очень колоритны. И, как это ни парадоксально, их колоритность основана как правило на том, что на первый взгляд будет выглядеть чудачеством, отклонением. Сан, к примеру, неистова, горячна и дика, этакая Маугли в юбке. А Навсикая питает непонятную многим привязанность к страшноватым чудищам. И при этом они оказываются более духовно и душевно здоровыми, чем многие их окружающие. Синкай же ещё не умеет добавлять к образам своих героинь завершающие, экспрессивные штрихи. Асуна настоящая, искренняя, привлекательная, но какой-то такой чёрточки, какой-то сумасшедшинки, чего-то едва уловимого ей недостаёт.

И всё ж при всех придирках «Ловцы забытых голосов» — это такой уровень качества, что просто нелепо ставить такое аниме ниже гаремников с зомби и демонами, пересахаренного кавая и вязкого тягучего психодела. Эта полнометражка демонстрирует как минимум то, что у Синкая столько хороших в общем-то идей, что в один фильм их толково уместить было просто нереально. Глядишь, в следующей волшебной стране он ещё откопает тайные знания построения сюжета.


+22Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Увидеть тебя в моих мечтах OVA (2011.12.12)

У Масуо Фугуно никогда не было девушки, а гадалка бедняге нагадала, что и не будет. А Нагиса Сиодзаки всегда боялась мужчин... Такое могло воплотиться на экране как угодно, от откровенного и безжалостного стёба до душераздирающей слёзовыжималки. А вышло то, что вышло. Без притязаний на эпохальность, но задорно и динамично. Незамысловато, но тепло и душевно.

Несмотря на возраст главных героев, пикантных моментов, сродни тем, что в школьных эттийных анимешках, здесь наберётся порядочно. Другое дело, то, что следует здесь за этими моментами, гораздо интереснее и взрослее... конечно, я имею в виду способность извиниться, взять себя в руки, остыть, взглянуть на ситуацию более уравновешенно, мириться — ведь именно это и есть подлинный признак духовной взрослости, а отнюдь не количество прокрученных романов или поклонников поклонниц у тебя в гареме. А часто ли вы видели в наше время, чтобы какая-нибудь цундерка из школьного аниме извинялась перед парнем, после того как сделала из него отбивную котлету? Или чтобы парень, помимо дежурного и абсолютно обязательного «Это совсем не то, что вы все тут подумали» начал объяснять мотивы и истоки своего несколько толерантного отношения к домогательствам других прелестниц. Здесь же молодой мужчина честно старается и в себе разобраться, и другим объяснить — и ведь сам разберётся-таки.

Эти ОВА — прекрасный предлог для того, чтобы не стыдиться, а желать, чтобы именно к тебе были обращены и применимы слова: «Почему ты такая старомодная и наивная?» И не стесняться быть трогательно неопытной, со скромной профессией, а не хищной и деловой офисной леди. Ведь так прекрасно не дресс-код блюсти, а носить такие умильно старомодные и в то же время никогда не устаревающие вещи: целомудренно до горла застёгнутые белые блузки с нежными кружавчиками по вороту, тёплые свитера с рельефными косами, юбки в крупную клетку. Не стоит пугаться нарушить и принятый в обществе дресс-код сердца и чувств: чем плохо признаться, что у тебя, может, всё ещё впереди? И никогда, несмотря на все насмешки над некоторыми обычаями и традициями как над отсталыми, не перестанут по-настоящему любящие девушки вязать вручную свитера своим суженым и дарить их аккурат на уайто-курисумасу.

Как ни крути, благодаря последней серии эта анимешка — подлинно рождественская история, а такие истории имеют предсказуемый финал, но это из тех случаев, когда предсказуемость как нельзя более к месту. Кто бы сомневался, что под Рождество случаются всякие чудеса: и коварная соперница не сумеет солгать, и соперник окажется благородным, и в нужный момент посыплется снег, чтобы сцена действия была романтичней и неотразимей, и фонари будут освещать наиболее выгодно именно влюблённых, и даже офисный планктон в этот вечер познает ещё кое-какое существование кроме чисто биологического.

Так что тем, у кого пока не было совсем или не ладится, для вас это в первую очередь, считайте эту вещь таким своеобразным анимированным предпразничным пожеланием, адресованным именно вам — мужайтесь, всё получится. Тем, у кого были подобные истории — вспоминать и ностальгировать в обязательном порядке. Прожжённым же циникам и любителям издеваться над теми, у кого трудности с личной жизнью, я скажу : берегитесь! Купальник и скромность украшают девушку больше, чем просто купальник, традиционные женские хитрости и притворство ничто по сравнению с искренним порывом помочь робкому незнакомцу на улице. А парни, мнящие себя крутыми и хвастающиеся успехом у девчонок, на деле гораздо слабее тех, кто имеет мужество признаться в своих предыдущих неудачах. Девушки ведь... не секрет, что падки на жалость, и счастливы будут те, кто не воспользуется этим им во вред!


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Юнкерс, ко мне! (фильм) (2011.12.11)

Школьница Хироми позировала вместе со всеми своими одноклассниками для общей фотографии, как вдруг откуда ни возьмись — пёс, смешной и лохматый, такой симпотяга. И, приземлившись девочке на колени, остался как на фотке, так и в жизни Хироми. Ну как, надо ли вам ещё объяснять, что этот пёс говорящий и что девочка достаточно разумна для того, чтобы не только держать это в тайне ото всех, но и растолковывать недотёпистому животному, почему он должен молчать при других. И как вы считаете, случайно ли пёсик выбрал себе именно такую хозяйку?

Да, кто бы мог подумать, что и за пределами Гибли встречаются такие вещи — как будто младшие сёстры и братья творений Миядзаки и Такахаты. Впрочем, такое даже сейчас бывает: недавняя полнометражка Colorful от Sunrise чем-то гиблиевским явно отдаёт. Ну а тогда, когда ещё многие снимали старательно, появление одновременно и технически качественной и с душой созданной сказки едва ли было чем-то невероятным.

Медитативность и неспешность изложения, какие бы бури ни бушевали в юном сердечке — это напомнило такахатовское «Ещё вчера». Тематика близка такахатовской же «Хулиганке Тиэ», только без такой комедийности и гротеска, как там. Ну а бег, волшебные полёты вместе с мохнатым другом — тут, конечно, любому сразу в голову придёт «Шёпот сердца». Справедливости ради только надо отметить, что здешняя героиня выглядит более полненькой, чем Сидзуку из «Шёпота сердца», и поэтому её пируэты может и не такими изящными выходят, ну да ладно!

Конечно, в наш анимешный век кислотных красок, утрированных эмоций, эпатажности и экзальтированности такой уравновешенный и сдержанный семейный фильм может не произвести должного впечатления. Влюблённость в своего репетитора — если это тянет на скандальность, то на самую маленькую, ведь для девчонок такого возраста влюбляться в мужчин намного их старше довольно легко, и чаще всего это не ведёт к тяжёлым последствиям, а сменяется новыми чувствами и впечатлениями. А без скандальности сейчас, увы, чаще всего на аниме и внимания-то не обратят.

А между тем насущные проблемы, психологизм и достоверность в мельчайших деталях — это именно здесь. Мать после серьёзного и достаточно травматичного, хоть внешне и рядового разговора с дочерью только устало потягивается, разминает мышцы, а дочка только понуро лежит на постели, не находя сил даже на слёзы. О переживаниях, надеждах, потребностях здесь говорят просто и безыскусно, между делом, как даёт Хироми понять матери о своих любовных огорчениях.

О том, что кто-то кому-то нужен, сообщают вовсе не рвя на себе рубашку и пламенно заклиная. Может хватить и простого: «Я вовсе не такая сильная, какой вы меня считаете». Казалось бы, если ребёнок силён духом и не донимает взрослых, не плачется им ни на что, то этим он оказывает им хорошую услугу. Слишком часто взрослые от своих детей именно такого и добиваются, хоть сами в этом даже перед собой не признаются. Но на самом деле такое подавление эмоций скорее всего приведёт к нервному срыву, и тогда взрослым придётся потратить куда больше энергии, чем тогда, когда они вовремя заметили бы тревожные симптомы, противоестественную выдержку и каменное бесстрастие своего ребёнка.

И в высшей степени зрелый взгляд на чудеса, который не только не лишает происходящее романтики — напротив, усиливает её тысячекратно. У Хироми есть целых три чуда даром, казалось бы, какие вообще у неё могут быть проблемы? Но эта малышка несравненно лучше взрослых понимает такие понятия, как долг и уважение к чужой воле, чужому выбору. Она достаточно умна, чтобы понять: мир и единение в семье поддельны, если люди пришли к этому не по собственному решению и собственными силами, а как бы под гипнозом. Если она подменит их волю своей, это уже будут не её мама, не её папа. А ей они нужны такими, как раньше, иначе какой вообще смысл что-то сохранять?

Но всё вышесказанное ведь не вмещает в себя и половины тутошнего очарования. Необыкновенно живая мимика: если уж кто-то запыхался, то видно, что с трудом переводит дух. Акварельная лёгкость фонов. Ночное путешествие к зимнему морю, наконец, волшебные пузырьки света и заснеженные кровли. Такие вещи может и создаются именно для того, чтобы был стимул не терять тех, с кем их смотришь вместе...


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Многоцветье (2011.12.01)

Вот аниме, которое могло бы стать квинтэссенцией назидательности, но, по счастью, от самозабвенного дидактизма и наставительности его здесь многое оберегает. Начиная хотя бы с такого непафосного сварливого ангелочка в пиджачке и штанишках, у которого даже имя такое смешное: Пурапура! И заканчивая всегдашней японской медитативностью, которая способна всего лишь сдержанным созерцанием нагнетать такое поистине детективное напряжение, какое и в триллере не всегда сыщется.

Если о сюжете, спойлерно, кратко, честно и откровенно: нечто вроде «Союза Серокрылых», только для мальчика. И с одной стороны счастливее, а с другой с очень актуальными, жизненными, жёсткими, можно сказать «взрослыми» темами. Так что уровень символизма, многозначности и поэтической недосказанности конечно поменьше будет.

Кстати, здесь не только от идей веет «Союзом Серокрылых», но и от атмсферы, и от картинки. А картинка, хоть согласно названию и разноцветна, но отнюдь не брызжет во все стороны излишним буйством цветов, а очень многое здесь развёртывается в серовато-зелёных тонах. Создатели всё же доказали, что понимают: не только то важно, что красок много, но они ещё и должны гармонично друг с другом сочетаться. Так что никакого уродливого абстракционизма или кислотного психодела, всё спокойно, утончённо, уравновешенно.

Любая содержательная история не будет однобокой, поэтому вряд ли здесь вину стоит искать за одним только Макото. Если у кого-то умирает воля и вкус к жизни, не факт, что только сам человек за это должен отдуваться. Особенно если он не ленился, а Макото, как это видно, хоть в чём-то да не ленился и свои творческие способности развивал. Особенно если это подросток, а раз подросток, то уже по умолчанию очень уязвим. Особенно если в школе издеваются, а родители, хоть сами не мучают, но, видимо, особо не пытались вступиться и разобраться, почему у ребёнка нет друзей. А порой ещё и обстоятельства могут сложиться таким образом, что в один день всё сразу нахлынет, свалится... такое и более крепкой личности может оказаться не по плечу. А уж общество вечно ищет, как бы тебя отформатировать, ещё с самого юного возраста, когда ты пока умеешь это осознавать и изо всех сил противиться.

Да, с одной стороны не стоит идеализировать людей, даже самых близких: каждый человек может однажды поддаться какому-нибудь искушению, и действительность тогда безжалостно раздавит все твои иллюзии относительно придуманного тобой воздушно-невинного образа. Но с другой стороны, потому и могут так задевать детей поступки их родителей: реакция ребёнка - один из самых верных способов заставить взрослых призадуматься о своём поведении. И, как ни крути, взрослые куда меньшие проступки детей выставляют преступлениями. И втайне считают, что мораль только для детей, а у них есть особые обстоятельства. Но только все такие солидные отговорки рассыпятся в пух и прах, если взрослый всё-таки ещё способен дрогнуть при твёрдом взгляде сына, в котором ясно читается: «Я всё знаю». Конечно, это не означает, что ребёнок никогда не простит, простить можно и часто нужно. Но проще сохранить доверие и уважение, чем потом их восстанавливать из обломков разбитых эмоций, и в любом случае отношения родителю с ребёнком теперь нужно будет строить только на равных, без возможности что-то приказать.

Разумеется, и Макото начал чётче видеть чужую натуру во всём её многообразии. Но опять-таки, многое в этих людях и появилось в результате произошедшего с ним чуда. Недаром показывается, что его апатичного старшего брата Мицуру именно это происшествие заставило таким нехарактерным образом изменить свои планы, возможно, перетряхнуло всё его мировоззрение.

И если у кого-то до вселенских трагедий вырастают события по мнению других рядовые и не катастрофические, то и вырвать душу из беспросветного мрака способны самые вроде бы что ни на есть мелочи. Только так ли они мелки на самом деле?.. Некоторые вещи, сами по себе обычные, приобретают ценность как раз тогда, когда разделены с кем-то, ведь недаром разделенная радость, как говорят — двойная радость. Жареный цыплёнок в обмен на булочку с мясом. Неторопливая прогулка по следам старых путей сообщения — потому что захотелось поддержать кого-то в его хобби, чтобы потом, может, самому его разделить, ведь что за дружба без сопричастности увлечению другого? Это непритязательно, естественно и не для понтов. А удовольствия даст намного больше, чем брендовые гламурные вещички, за которые обольстительная, но не очень пока разумная девочка расплачивается тем, что потом ни за какие деньги не купишь.

А быстрее всего постигаешь, как относиться к другим, если кто-то уже понял нечто подобное относительно тебя. Проявил внимание к тому, что для тебя значимо, может, и в кружок-то тот же самый записался только потому, чтобы быть с тобой рядом. Когда пелена слетит с глаз, начнёшь соображать, что сам любишь не ту девчонку, которая угощает тебя сладостями и только и делает что расхваливает твои рисунки. А ту, которая осмеливается с тобой спорить, зато способна разглядеть в твоих творениях именно тот смысл, который ты сам туда когда-то вложил, даже если забыл об этом. И вообще, школьная красавица может оказаться не только менее притягательной, но и гораздо менее счастливой, чем вроде бы неуклюжая и неловкая непопулярная девочка в очках. Банально? Уж точно не в тот миг озарения, когда каждый человек для себя практически, а не теоретически открывает такие будто бы очевидности.

В любом случае, Макото не придётся начинать всё совсем с чистого листа, точнее с холста — много ценного сохранилось в его, что уж скрывать, действительно красочных и привлекательных работах, что поведает ему его же секреты. И он непременно сообразит, что к своей собственной жизни дорисовать — разобрался ведь уже, чего ещё недостаёт в такой ему дорогой и почти завершённой картине...


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Телохранитель ветра (2011.11.28)

Вообще «Телохранитель ветра» — аниме на удивление миролюбивое. Нет, только не поймите превратно. Конечно, градус брутальности, хоть далеко и не самый высший, здесь выдержан честно. Картинно разлетаются купюры, карты и не вовремя подвернувшиеся под руку полицейские. Эффектно разворачиваются блестящие стволы и напряжённые для мощных ударов руки и ручищи. Поверьте, здесь даже ( не всегда ) стреляют не холостыми, а не холостые выстрелы, бывает, если не попадают в цель прямиком, так могут хотя бы оцарапать. Но вот агрессии другого рода, в чём-то намного, может, более страшной ( по крайней мере, для меня ) здесь нет.

Конечно же, я говорю об агрессии анимешных штампов. Ведь что раньше всего приходит на ум, если составить в ряд следующие понятия: небольшой городок/поселение где-нибудь в глуши, враждующие между собой влиятельные мафиозные кланы, таинственное происшествие много лет назад, из Токио приезжает странный незнакомец... Зевая, уже предполагаешь: школьник, перевёвшийся в местную школу, мистика, борьба школоты с мировой угрозой ( ну, мир, конечно, может полагаться и приблизительно равным упомянутому городку/деревеньке ).

И в итоге — что за дела? Одна из главных героинь — школьница, почему же не её одноклассникам доверены первые роли? Ведь, кажись, если хоть кто-то из более-менее значимых героев учится в школе, то и остальные тоже. А тут за весь сериал даже ни одного культурного фестиваля, даже с минимальным уровнем культуры. И загадочный приезжий Джордж Кодама отнюдь не школьник, а уже довольно-таки сформировавшийся и даже решительно настроенный парень, пусть даже и по такой романтичной причине, как месть за своего давно пропавшего брата. И при всей кажущейся банальности темы мести, здесь не заскучаешь, поскольку и выяснять и осуществлять он всё будет не как пылкий и съехавший с катушек юнец, а очень даже грамотно и расчётливо. И если что у него и получится, то в соответствии с логикой происходящего, а не вопреки ей, не на голом «Ура, банзай!» Страшный секрет ещё в том, что без мистики тут тоже вполне себе обойдётся.

Всё это не может не явиться крайне приятным сюрпризом — и продолжает доставлять своей небанальностью. Угрожающе выглядящий громила на поверку того и гляди окажется довольно сентиментальным созданием, а после и другом главного героя. Хозяйка местной гостиницы Санаэ гораздо менее проста, чем кажется на первый взгляд по её роскошной фигуре и традиционному кимоно. Покраска ногтей лаком или просыпанная на скатерть соль, оказывается, могут создавать не меньшее напряжение, чем самые зрелищные драки. Ну а когда по сюжету какого-нибудь персонажа вполне могли бы уже пришить, а он остаётся жив, то это говорит о том, что кровожадностью здесь чрезмерно не страдают, а всё же отдают предпочтение саспенсу и психологизму.

Ещё один признак сбалансированности произведения: и нашим, и вашим, то бишь как мальчикам, так и девочкам. При доминирующей так сказать «мужской» составляющей нашлось место и довольно-таки сёдзийному, умильному элементу, типа деревца, на которое вешают ленточки влюблённые пары, или хоть бы даже просто кавайной внешности юной Миюки. Это могло бы выглядеть даже чужеродным и переслащённым, если бы не необыкновенно повзрослевшее лицо Миюки в финале. В конце концов, школьная форма, равно как и разные там обряды и приметы, это ж для многих, если не для всех, необходимый этап жизни, который нужно пройти, и даже не обязательно вовсе оставить позади себя. Подозреваю, что как раз многие дяденьки, строящие из себя более циничных дядь, чем многие здешние боссы, не удержатся и растрогаются, наблюдая за переживаниями героини.

И конец. Пожалуй, самое идеальное завершение, какого тут только можно пожелать. И после конца (а может, уже и во время его) становится ясно, что по минимуму пафоса ещё не означает по минимуму впечатлений. И графическая сдержанность тоже только на руку — все оттенки серого, неторопливо сыплющийся снег, который если и не скроет всё, то кажется, всё выкупит и очистит. А те, кто остались не востребованными ни вездесущей рукой возмездия, ни более прозаическим уголовным кодексом и полицейским розыском, получат возможность начать жизнь с чистого листа.

Даже с точки зрения сюжетной закрученности всё в порядке: череда сменяющих друг друга ложных финалов, неожиданно как грибы вырастающих из-под земли истинных манипуляторов происходящего, недругов, не согласных отправляться к праотцам с первого дубля. Что за неладное творится на коварном болоте рядом с городом? Кто тот безжалостный искусный снайпер, что с некоторых пор заставляет дрожать от страха самых опытных преступников? Куда всё-таки как будто непостижимым образом пятнадцать лет назад задевался вагон с золотишком? Кодама у нас парень упорный, без ответа на эти вопросы не уйдёт.

Ну вот так и получается, что имеем вполне себе крепкую криминальную и не только драму и довольно добротный детектив. А чтобы звучало романтичнее, скажем, что это в некотором роде вестерн. Японский такой.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Азбука цветов [ТВ] (2011.11.22)

Не обойтись юности без цветов. Но пуще того — без самого процесса расцветания. А оно, расцветание это, у разных людей проходит по-разному. И показать его тоже можно очень по-разному.

У второстепенных героинь процесса мы может особо и не увидим, тут скорее намётки, лёгкие штрихи. Одна подробная серия про Томоэ, «старшую сестру»: с какой забавной снисходительностью вздыхает та при виде «молодёжи»... в свои двадцать с небольшим! Одна серия про скромную и стеснительную Нако, этакую русалочку, что в непривычной среде чувствует себя так неуютно. Зато сосредоточенную и целеустремлённую Минко, будущего шеф-повара, раскрыли пожалуй не хуже, чем главную героиню, хоть в силу внешней суровости Минко и нелегко воспринимать как цветущую.

Но ценнее всего увидеть, что в старости тоже есть куда цвести. Особенно если кто-то когда-то хотел, а кто-то хочет и сейчас для тебя весь мир превратить в цветы. Хоть с бабушкой Оханы всё в общем-то с самого начала было ясно, но если в аниме старушку делают более-менее значимым героем, тут хоть стой, хоть падай. И такая вся из себя командирша, но в душе сентиментальная Суи тому пример.

Но именно главная героиня, Охана, привносит во всё остальное здесь дыхание и жизнь, с ней никому не сравниться по вихрю бушующих эмоций, который неизбежно ей сопутствует. Никто не умеет с такой космической скоростью сверкать пятками, моя пол на веранде, как эта крошка. И будоражить мир своей пока ещё не растраченной детскостью, незашоренным взглядом на мир и своей неизбывной, трогательно невинной наивностью.

Наивность — это большая роскошь на самом-то деле. Потому-то так часто за наивность и высмеивают, и преследуют, потому что просто-напросто завидуют тем, кто может себе её позволить. Вот если честно, положа руку на сердце, многие ли на свете могут позволить себе быть наивными и открытыми, даже в возрасте Оханы? То-то же. А ведь как порой, признаемся, хочется. И если творящееся на экране будет способно вызывать не зависть, а неприкрытое умиление и, может быть, ностальгию ( по тем временам, когда ещё...), то это — безусловная победа этой шумливой и такой вроде непутёвой обаяшки с цветками сакуры в волнистых волосах.

Наивность — это страшная сила. Мир может и не спасёт, зато может его порой обезоружить против себя. Миру легче после энного раза сдаться, чем продолжать огрызаться в ответ на такую солнечную простодушную непосредственность. Точно так же как подруга, которую наша наивняшка то и дело пытает нескромными расспросами по поводу её сердечных и прочих дел, уже устаёт отвечать героине нежными пожеланиями типа «Умри» и только разве что ещё хмурится.

Наивность — это двигатель прогресса. То есть сюжета. Куда бы делись многие забавные повороты, хитрые исподвыверты и даже драматические коллизии, если бы опять-таки не горячность, неопытность и вытекающая отсюда инициативность нашей милашки Оханы. Куда уж без её стремления всегда, везде и всюду совать свой нос, пардон, такой очаровательнейший анимешный носик. Вплоть до демонстраций протеста с плакатами. То и дело бежать куда-то в поисках чего-то или кого-то даже не ей лично нужного — и таки находить, жертвуя временем, которое могла бы потратить на устройство своей частной жизни, и сандалиями, порванными в горячке квеста. Не принимать солидной, важной, прагматичной аргументации взрослого мира, если аргументация эта прикрывает, мягко говоря, отход от фактов … ну а также угодливость по отношению к начальству и некую сумму в йенах, разумеется.

Немалый плюс Hanasaku Iroha в том, что мораль здесь не подаётся слишком однозначно, однобоко и консервативно. И это несмотря на всю самозабвенную традиционность, кимоно и гостиницы со сложившимися правилами. Разные ситуации нам покажут, разные, зачастую меняющиеся мнения о преемственности поколений и карьерном самоопределении. С одной стороны, юноша, согласный жениться на девушке, только если она посвятит себя гостиничному бизнесу, смотрится довольно эгоистичным и деспотичным типом. С другой стороны, старая бабушка может оказаться в состоянии понять, что её потомки не обязаны заниматься тем же, чем она, и что не стоит делать других людей заложниками своей мечты - пусть время даст им самим разобраться.

А в конце концов, когда юная Охана уже столько расцветала, расцветала и кажись давно должна была расцвести в полную силу, к какому выводу придёт героиня относительно себя самой? Правильно, к тому, что пока так и остаётся бутоном. Это же можно сказать и про отношения Оханы с тихим и женственным Ко, которым уготована полная мера комедийных или лирических обломов и неразберихи.

Безусловно, с некоторыми вещами, в отличие от очередных гостиничных хлопот, повременить не только можно, но и нужно. Другое дело, что для неяпонского зрителя чудодейственное умение японцев зависать над красотой мгновения и растягивать его на целую серию может требовать поистине самурайской выдержки... либо выдержки услужливой японской официантки или горничной. Но направление создатели героям дали такое, что при своём дальнейшем развитии им легко будет перейти от букв... или, чтоб уж по-японски, слогов азбуки жизни к иероглифам!


+17Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Готика (2011.11.08)

Первой в голове крутилась мысль: «Неужели же это всё-таки снял не Симбо Акиюки? Нет, ну правда?» Вот, допустим, такие очаровательные вставки, как здесь в опенинге, стилизованные под картины Мухи — обводка изящными контурами, затейливые модерновые узоры. Подобное в аниме мне, естественно, раньше было знакомо по творчеству именно Симбо. А местная категорически незабываемая блонди-лоли в рюшах, оборочках и воланах со всех краёв, казалось, совсем недавно ожила и сошла с портрета малышки Козетты. Но если кое-какие напрашивающиеся параллели с уже известным и определили моё первоначальное отношение к сией вещи, то дальше она удерживала за собой то же самое место в моём персональном рейтинге зрительских симпатий чисто своими силами.

Меня удивляет, если честно, что в последнее время как будто стали забывать, что аниме рисуют не в последнюю очередь затем, чтобы его с м о т р е л и. Или хотя бы чтобы на то, что происходит на экране, смотреть было можно. Казалось бы, чего бы проще, когда передовые технологии настолько развились. Но если с бэкграундами в целом ситуация всё лучше и лучше, то персонажи во многих анимехах явно отстают. Ломаные пропорции, волосы, торчащие противоестественными шипами, инфракрасные и ультрафиолетовые, кислотные, кричащие цвета...

Всего этого здесь, внимание, н е т. Потому что у студии Bones обычно не бывает проблем с графикой. Вот и тут волосы ложатся плавно, ровно и мягко, линии певучи, пейзажи и интерьеры пронизаны щадящим приятным светом или умеренно готичны. А уж проницательные голубовато-зеленые глаза Викторики передают не то блеск и мерцание таинственного драгоценного камня, не то неизведанных водных глубин. Честное слово, не жалко было бы и половину экранного времени тонуть в этих бездонных глазах. Подобно этим нежно-искристым синеватым снежинкам, которые так причудливо в них сплетаются, когда героиня, по её собственному свидетельству, собирает воедино фрагменты Хаоса.

В некотором отношении не покидало ощущение нарочитости, инсценированности происходящего. Сама юная барышня как будто то и дело усердно позирует, будь то в чёрном одеянии или в фиалковом, а уж героя обязательно отругает, если он не может отличить малиновый цвет от цвета красной смородины. Преступления словно совершаются затем, чтобы со всех наиболее впечатляющих ракурсов предъявлять места происшествий. Правильный, подстриженный парк престижной школы сменяется милыми домиками фахверковой архитектуры. Каюты роскошного корабля — вагонами заминированного (кто бы сомневался, поезда в таких случаях другими не бывают) поезда. Будет и затерянная деревня со страшноватыми старинными обрядами и жителями, сдвинутыми по фазе едва ли не больше, чем в Цикадах. И сонливо-уютный ботанический сад. И резные порталы и эстетичные розетки старинных соборов. Если же преступления совершают юные девушки, то делаться это должно каким-нибудь настолько извращённым способом, насколько и не лишённым своеобразной тёмной утончённости. Если убийство на почве нежной страсти — жертве букетик на грудь, и не просто так, а чтобы это что-то значило на языке цветов. Если в данном месте сюжета предусмотрен шип с ядом — не сомневайтесь, он будет расположен в самом красивом месте высокой заброшенной башни.

Короче, декорации и обстоятельства такие, что боишься, как бы они не затмили собой всё остальное.

Другое дело, что этого всё-таки не происходит. И притом благодаря харизме главных героев, и это уже что-то, ведь как раз главные персонажи колоритными получаются далеко не всегда. Но у здешних каким-то образом даже их потуги на претенциозность выливаются в нечто трогательное, умилительное и греющее душу.

Обаяние Кудзё не столько в умении пафосно наброситься на угрожающего ему ( и Викторике, что, как вы уже поняли, куда важнее ) маньяка​, сколько в том, насколько он не стесняется явиться к юной леди в помятом после такой потасовки виде. И в том, с насколько забавной важностью он твердит эту свою мантру про то, как важно ему не уронить своей чести третьего сына имперского военного. А Викторика, несмотря на такой казалось бы знакомый типаж... эта малышка преподносит немало настоящих сюрпризов. Зовёт верного Кудзё к себе под предлогом страха, а окажется, что это всего лишь хитрая уловка при поимке преступника. Вроде бы задрёмывает на плече у своего рыцаря, ан нет, ушко у юной красавицы всё равно востро. Тут уж и не знаешь, правду ли она говорит, что только и спросила у предсказателя, подрастёт ли когда-нибудь.

И этим держится-таки пёстрая эклектика арт-нуво, загадочных писем, раритетных почтовых марок, негров, кладов, алхимии, алых витражных роз, золотых волосков и кто там знает чего ещё.

Гротескно преувеличенные детали как-то умеют не выпадать из всей этой феерии. И причёска Гревиля де Блуа (кстати, как нельзя более удачно вплетённая в сюжет), могущая запросто посрамить собой самую мощную дрель Гуррен-Лаганна. И доведённая до предела моэшность Сесиль, её хрестоматийная неуклюжесть, няшность и очки во весь экран. Гораздо больше мешают придворные интриги и политика, которые здесь на уровне Hanasakeru Seishounen. Но они, как ни крути, хоть какой-то предлог к созданию трудностей героям.

Много чего здесь ещё ненавязчиво побуждает к размышлению. Например, то, как события и люди предстают в кривом зеркале слухов. Ведь что можно знать о том, что далеко, когда ученики Академии о самом существовании Викторики имеют самое искажённое представление, о том, о чём им могло не составить труда узнать, как Кадзуе, но сами ведь они не удосужатся!

Но самое ценное в Gosick всё же то, что здесь не стали эксплуатировать сверхъестественное. Кто бы спорил, мистические детективы тоже бывают весьма неплохи, достаточно вспомнить Ghost Hunt и Shinrei Tantei Yakumo. И всё же, так приятно видеть наконец, как обламываются моменты, в которые потустороннее напрашивается. Вот, например, когда пророчествующий старичок входит в такой экстаз, что того и гляди превратится в вервольфа. И многие другие детали вполне подошли бы мистическому ужастику, ну вроде там школьных суеверий, пугающих легенд или вываливающегося из склепа трупа в рыцарских доспехах.

И тем не менее, помимо разве что сбывающихся предсказаний (и то их на деле можно толковать как угодно) и повышенных умственных способностей Викторики, всё происходящее более-менее укладывается в рамки разумных объяснений. Сериал — не мистика, а скорее косплеит мистику и готику. Косплеит, конечно, очень удачно. Показывая, что с одной стороны, для ужасного отнюдь не требуется вмешательство чего-то запредельного. Но с другой стороны, и романтику, и красоту люди в наш мир способны привнести собственными силами. Викторике, к примеру, чтобы быть неотразимой, вовсе не требуется быть ни вампиршей, ни монстром, ни даже Золотой Феей!


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Икс [ТВ] (2011.09.25)

Есть произведения, которые нельзя воспринимать буквально. Ну вот просто противопоказано, а ведь всё равно будут пытаться. И этим только разрушают то неуловимое, что сии произведения были бы способны дать — не строгое, не документальное, не вещественное, не отлитое в раз и навсегда заданные формы.

Эпический размах часто обманывает — некоторые вещи и в такой форме способны оставаться по сути своей стихотворением, лирическим наброском... максимум поэмой, и то такой, где скорее настроение ведёт за собой сюжет, а не наоборот. А уж об определённости, чёткости и строгости в таких случаях говорить — всё равно что понимать дословно сравнения губ с кораллами или глаз с алмазами.

Вот какой-то Камуи, какие-то мечи, которые в полном смысле этого слова отрывают от себя и оставляют с таинственно туманными речами томно загадочные и безвременно уходящие тётеньки, имеющие перед этим иногда привычку ещё и зависать в каком-нибудь непонятном пространстве. Не говоря уж о том, что когда энное число раз за серию торжественно звучит «Может быть только одно будущее» и «Судьбу нельзя изменить», то конец и выводы в данном случае немножко предсказуемы. Вездесущие пёрышки же ещё не ругал только ленивый. А между тем все эти образы, сколь бы неопределёнными, размытыми они ни выглядели, всего лишь один из допустимых алфавитов, которым можно записать вполне даже знакомые и привычные события и эмоции.

Эффектно-готичные небоскрёбы, мрачноватые городские пейзажи и сложная техника с обилием тесно сплетшихся проводов чередуются с эстетичными резными кровлями храмов в обрамлении ажурной листвы и солнечного либо лунного света. Это тоже язык, это тоже и противостояние, и единение, сражаются герои — спорят между собой и бэкграунды, дружат герои — кажется, что техногенные и природные фоны начинают жить в дружбе. Это, в конце концов, просто красиво, и этим можно любоваться, даже не требуя, чтобы действие двигалось.

Когда картинка застывает на картинно разметавшихся белых как снег или чернее воронова крыла волосах прорицательниц, чувствуешь, будто находишься внутри цикла хокку, главным в которых всё равно будет передача какого-то ощущения, сравнение, уподобление, иносказание, упивание мгновением, в общем, что угодно, только не поторапливание сюжета. Тема апокалипсиса слаба, потому что дело не в апокалипсисе, а скорее наоборот, это апокалипсис затем, чтобы придать значимость каждому флешбэку и каждой слезинке героев, пролитой в детстве. В конце концов, восточное произведение смотрите, люди, а Восток — дело тонкое, у них же там на медитации и созерцании всё построено чуть более чем полностью. Впускаете его на свои мониторы, так будьте уж готовы к тому, что очередного ханами вам не избежать, любования то есть, и тут уж точно любования не только цветами сакур, но и бисёненами, и фонами, и … да, японский подход к еде и её показу в аниме тоже никто ещё не отменял. Когда же Арисугава в детстве ворует сладкие булочки, это не только красиво и вкусно, но ещё и весело.

А творческому гению клампочек под силу увязать ещё и не такие разнородные вещи, как здесь. По-геймерски кастуемые спеллы, файерболлы, водяные столбы ( либо столбы кофе, что может быть ещё приятней ) — с утончённым, фирменно кламповским маньеризмом, вытянутыми пропорциями лиц и тел. Стандартность ситуаций «полюбил/полюбила врага» вполне сочетается с местами неожиданно умильным символизмом. Всегда ли, скажите, доверят роль возрождающегося из пепла феникса симпатичному пёсику? Быт, в котором, как обычно считается, можно только погрязнуть, служит до крайности удачным противовесом отвлечённости фантастических бэкграундов и тревожащей тональности пророчеств. Что уж тут говорить, если даже процесс разрезания лука можно, оказывается, обставить настолько романтично!

Что же касается того, как разрешить сюжетное уравнение, найти-таки неизвестное, тот икс, который послужит ко всему ответом, то... то однозначное решение, конечно, едва ли существует, и здесь не вывести для него единой формулы — каждый зритель должен будет по любому искать свою. Для кого-то икс этот, может быть, скрывается в детской неподражаемой непосредственности всей такой невероятно живой и искренней Нэкои Юдзурихи, узнавшей, однако, ещё в раннем детстве горечь недоверия и отвергнутости. Как тут не броситься в порыве чувств на шею первому, кто увидел твоего необычного питомца, даже если подозреваешь, на чьей стороне этот человек. Ведь в данном случае что значит для Нэкои, когда кто-нибудь способен видеть Инуки? Правильно, духовное родство, только выраженное в таком предельно конкретном и милом образе.

А для кого-нибудь искомым иксом может явиться пленительная хрупкость нежной и воздушной Котори, сочетающаяся с невероятным усердием, увлечённостью и терпеливостью. Ведь какой же цельностью характера и настойчивостью, представьте, надо обладать, чтобы быть готовой ждать и десять лет, и двадцать, пока не получится нужный оттенок краски индиго. Но... «они не созданы для мира, и мир был создан не для них» — это про неё, и в её уходе её свобода, и грусть, которая остаётся по этому поводу, пусть будет такая же лёгкая, светлая, как и она сама.

Камуи, поскольку здесь главный и на нём всё завязано, то о нём и сказать особо нечего, можно просто невозбранно повздыхать, глядя на красиво-трагичное мальчишеское личико. Впрочем, роль, доставшаяся ему, не лишена остроумия при всей своей драматичности. Вообразите себе, спасать близкого друга от него же самого!

Чем, в конце концов, плохо решение жизненного уравнения для Арисугавы Сораты — умереть, защищая молодую девушку. Да чего тут говорить, на Арисугаве вообще держится основная часть живости и бодрости в сериале, он воплотитель самой сущности земной, здешней, знакомой, полнокровной жизни. Кто ещё может пройти свой путь так эффектно и достойно, если не тот, кто, узнав в детстве о своей предначертанной судьбе, лишь задорно просит учителя помолиться о том, чтобы девушка, за которую суждено отдать жизнь, была настоящей красоткой.

Ну а за всеми этими личными иксами, дайте только время, глядишь, и проявится и немного обобщающее их решение. Опять-таки, с чего вдруг считать, что оно охватит и объяснит всё. И всё же что-то цепляет, что-то в этом есть... «Существует столько же будущих, сколько на свете человеческих желаний» и «Почему мы не должны убивать людей? Потому что есть люди, способные плакать». Из всех красивых ответов, которые только можно изобрести, эти обладают далеко не самой меньшей убедительностью!


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ветер амнезии (2011.09.14)

Представьте, что сейчас на дворе 1999 год. А пару лет назад по всей Земле пронёсся таинственный ветер. И ветром этим как будто сдуло воспоминания почти что всех людей на планете. Как же резко всё может перемениться в один-единственный миг... Как чётко может время разделиться на «до» и «после», причём что было «до», не помнит практически никто. Это один из наиболее подходящих поводов пофилософствовать о непрочности и бренности нашего мира, потому что в реальности если не всеобщая амнезия, то уж какая-нибудь катастрофа случиться может вполне, причём без предупреждения.

Итак, человечество утратило и бытовые навыки, и научные достижения, и преемственность своей культуры. Даже способность членораздельно говорить и свои собственные имена. И если кто-нибудь из них догадывается, что видит в зеркале отражение себя, то это почти то же самое, как если бы глухой внезапно научился слышать. Но самое страшное, в большинстве своём люди утратили ценнейшую вещь на свете — личные отношения, связывающие их друг с другом. И теперь ребёнок не узнает своего родителя, родитель не будет опекать ребёнка, кормить и оберегать его, не останется влюблённых. Братья отвернутся от братьев, а то и станут самыми злейшими врагами в борьбе за кусок съестного.

Много есть средств для того, чтобы передать ужас, горечь, трагизм апокалипсиса. Но есть здесь один художественный приём, который кажется мне наиболее удачным в этом плане: изголодавшийся подросток с жадностью набрасывается на лепестки роз. С какой поспешностью, с каким остервенением он разрывает на части хрупкие белоснежные цветки, которые всё равно не утолят его голода. Это довольно неожиданно, и поэтому на зрительское воображение может подействовать даже сильнее, чем тот же подросток, отбирающий еду у маленьких детей.

Неужели же случившееся непоправимо и всё, что было раньше, ушло безвозвратно, а теперь придётся начать с нуля? Наступает каменный век на обломках цивилизации, которую просто-напросто больше стало некому поддерживать. Но может, пока ещё что-то или кто-то сможет восстановить то, что разрушено, казалось бы, навсегда.

Юноша Ватару потерял память вместе с другими, но в силу счастливых обстоятельств вновь выучился говорить и кое-что знает о том, что было раньше. Его удивлению нет предела, когда он встречает загадочную пепельноволосую красавицу Софию. Та, похоже, из тех немногих, кого амнезия даже не затронула. Ибо известно о мире ей куда больше, чем Ватару, хоть рассказывать о своём прошлом девушка пока почему-то не торопится. И начинается их совместное путешествие. Что символично, имя «Ватару» в переводе с японского означает «Странник».

И вот на протяжении восьмидесяти минут зрителям представится возможность, если они захотят, поразмыслить как над загадками сюжета, так и над философскими вопросами, по поводу которых люди могут так никогда и не прийти к единому мнению. Но постановка этих вопросов в любом случае заслуживает внимания, а данный фильм это делает к тому же ярко и образно. Глобальная катастрофа — справедливая ли это кара человечеству за безудержное потребительство, крайнее самомнение и стремление к господству над всеми другими формами жизни? Или же это чей-то неоправданно жестокий и абсолютно бессмысленный эксперимент? Развитие науки и техники — панацея ли ото всех бед, или окажется совершенно бесполезным, если вдруг и в самом деле стрясётся нечто, с чем современные нам технологии справиться просто не в состоянии?

Постапокалиптические произведения, как правило, несут в себе предупреждение или хотя бы приглашение задуматься, куда заведут людей их действия. Что особенно касается научно-технического прогресса. Разумеется, это не означает, что надо идти и ломать все более-менее сложные устройства, которые только имеются в нашем распоряжении. Надо лишь помнить, что машины должны служить человеку, а не наоборот. Они лишь средство, а цель всегда человек. Между тем в последнее время люди действительно стали больше зависимы от машин, чем, пожалуй, стоило бы. Здесь эта проблема освещается во многом метафорически, поклонение человека технике доведено до буквализма. Люди, всё позабывшие и погрязшие в суевериях, обожествляют машину и в буквальном смысле слова приносят ей жертвы. Не понимая, что не с этой стороны им ждать отклика на их нужды и беды. Контраст между холодной и бесстрастной программой и живым, способным чувствовать существом — один из самых важных мотивов этого фильма.

А ведь помимо этого есть и много чего другого. Медитативность, ощущение гармонии с миром, как это ни странно. Кто-то, возможно, ждёт здесь динамики, драйва — и в результате остаётся разочарованным. Это ведь не американский боевик, где всё обязано взрываться, мельтешить и торопиться неизвестно куда ( хоть действие фильма и разворачивается в Америке). Это же аниме, поэтому и подход к описанию происходящего здесь типично японский. А у японцев в крови любование всем сущим, и так будет всегда, даже если они в своём этом Токио десять апокалипсисов переживут. И постапокалиптика им отнюдь не помеха в созерцании мирно колышащихся на ветру травинок, порхающих птичек или морских волн, безмятежно набегающих на берег. Большая часть времени проходит в неторопливых диалогах Ватару с Софией. Нет, драки тут тоже есть, есть даже гигантские роботы, но не в них вся соль. Главная битва происходит, как всегда и должно быть, внутри самого человека.

Вроде бы люди и совсем озверели, одичали. Слетела шелуха общественных условностей, нарабатывавшаяся долгими столетиями, высвободились самые дремучие и первобытные инстинкты. Но почему же тогда остались ещё те, кто способен, непонятно почему, не отворачиваться от чужих несчастий. Рискуя всем во имя неведомо чего. Как идёт Ватару на помощь мальчику-калеке Джонни. Недаром он позже скажет: «Я не знал почему... Но я знал, что должен помочь этому ребёнку». Как резвая и жизнерадостная Сью готова пожертвовать собой, хотя легко могла бы сбежать, воспользоваться защитой Ватару. И сама она, бессловесная, не может этого выразить, но зрителю ясно дают понять, какая у этого причина: Сью знает, что если она этого не сделает, то пострадает какая-нибудь другая девушка.

Таким образом, даже не помня сознательно о морали, долге и тому подобном, кое-кто ещё может неосознанно проявлять такие качества, как ответственность, привязанность, сочувствие. Те качества, которые удерживают человека от того, чтобы упасть в бездну повального озверения, войны всех против всех. Которые делают человека чем-то большим, чем биологическое существо, озабоченное только физиологическим выживанием, сытостью и доминированием над другими представителями своего вида. А раз так, то может и в других это скрывается, в этих оголтелых несчастных, издающих страшный рык и вцепляющихся друг другу в глотки. Просто нужно докричаться, достучаться, пробудить... Просто нужно до конца верить в человеческое в человеке.

Создатели, видимо, задались вопросом, существует ли какая-нибудь частичка человека, которая останется, даже если всё другое исчезнет, даже если человек всё остальное забудет. Нечто, что будет побуждать совершать поступки вопреки практическим нуждам, вопреки столь сильному инстинкту самосохранения. Думается, они ответили утвердительно, что нечто такое, никакой амнезией не уничтожимое, и впрямь существует. Нечто неуловимое, неосязаемое, неопределяемое, но неизмеримо сильное. Не столь важно, как это назвать: душой, сердцем, совестью. В конечном итоге, здесь довольно оптимистичный взгляд на природу человека, и, соответственно, на будущее человечества. Хоть финал и открытый, недосказанный, что только плюс.

А оптимистическая постапокалиптика — это феномен не настолько частый, чтобы его пропустить.


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Метрополис (2011.06.04)

С техникой небрежно обращаться не стоит. С девичьими чувствами — тем более. А уж если это вдруг случайно девушка-робот с чувствами — опаснее во сто крат. Любая логика окажется бессильной, чтобы просчитать возможные последствия своей беспечности, и любые вопросы уже неуместны, когда колоссальная машинная мощь соединяется и взаимодействует с самыми непредсказуемыми эмоциями. Чего уж тут говорить, если даже пистолет в руках сущего ещё мальчишки, ревнующего ко всем своего приёмного отца, может натворить столько бед.

Так вот и хотелось мне упрекнуть «Метрополис» в том, что уж слишком многое он мне напомнил, да было бы сиё больно несправедливо: те вещи, которые мне пришли на ум при просмотре, появились, как ни крути, позже. Уже до Kekkon Tinkreet в «Метрополисе» было это мозаическое разноцветье улиц и зданий: часто матовое, без бликов, со значительным присутствием мягких и тёплых тонов, приглушённо-красных и ржаво-рыжеватых. Притом, к счастью, в отличие от «Железобетона», не чувствуется психодельности: тут нет статуй слонов, а без слонов или хотя бы их статуй какой же это психодел, скажите мне на милость? А вот серо-землистые и коричневатые оттенки некоторых лиц вызвали в памяти Palme no ki. Если честно, Тима вполне могла бы быть и чем-то дендроподобным вроде Палма, а туго свитые провода — переплётшимися ветвями и побегами. Только и антураж тогда, конечно, должен быть более природным.

Несложно также видеть, что создатели «Метрополиса» были в курсе, что если весь сюжет вертится вокруг каких-нибудь жутко значимых для порабощения/блага человечества оружия/артефакта/технологии/чего-то совсем неописуемого, то ключом к вышеозначенному обязательно служит юная дева с градусом кавайности не ниже среднестатистического и желательно не совсем естественного происхождения. Когда это внове, это даже может подействовать, поверьте. Пусть меня не впечатлила фракталовская Фрина, а вот крошка Аль из LastExile и наивно-неземная Чеза из Wolf`s Rain некогда так будоражили и умиляли. Но главное, и самое (для меня) приятное: здешняя Тима не иначе как старательная предшественница чобитовской Чии. Эта волнительная атмосфера некоего таинства всегда неизбежна, если мальчик учит девочку первым словам, первым сведениям об этом мире — и от простого вызубривания и повторения юное создание в один момент переходит к тому, чтобы спрашивать и познавать. Пока за этими головокружительными метаморфозами ещё трогательно наблюдать, значит, в зрительском сердце ещё осталось что-то живое. Ведь разве не метафора это нашего собственного развития: пока нас самих не начнёт волновать вопрос, чем мы отличаемся даже от самой совершенной, но бесчувственной машины, стали ли мы людьми?

Да, кстати, и штаны не по размеру на Тиме выглядят так же очаровательно неуклюже, как мужская одёжка на Чии.

Ну, тем, кто в японской анимации не новичок, и не нужно объяснять, что от очередной мифологии вы не отвертитесь. На этот раз это вавилонское столпотворение, зиккураты и прочие там мардуки. Главное, что всё-таки не декламируют урывками какую-нибудь легенду в любой сюжетно значимый момент, как это сделали в недавнем King of Thorns со сказкой о Спящей Красавице. Беда вам, если японцы основательно принимаются цитировать произведения народного и иного фольклора и при этом с абсолютно серьёзным лицом. А тут только несколько названий и уместных намёков, которые позволяют без особого труда извлечь из аниме вполне убедительный смысл: людям не стоит строить вавилонских башен, не стоит быть излишне самонадеянными. Ну, конечно, смыслов отсюда можно набрать ещё на целый небоскрёб, как то и бывает с любым произведением, у которого больше одного этажа наверху или хотя бы один подземный ярус. А тут вам и интриги, и сумасшедшие учёные, и приязнь между Тимой и Кэнити...

При этом, повторюсь, несмотря на роботовскую тематику, такую историю ведь можно было бы рассказывать во многих других декорациях и с кем-нибудь заместо роботов. Люди всегда сочиняли про разных существ, в чём-то их превосходящих, а в чём-то и более уязвимых. Но на самом-то деле сочиняют люди всегда про самих себя, только в метафорической форме. Про тех, кто чем-то необычным отличается от своего окружения. А уж в какую оболочку это облечено, не суть важно. Я бы даже может не почувствовала разницы, если бы Тима оказалась вампиром — глаза у неё красным ведь посвёркивали.

А уж панорама дымчато-перламутровых шпилей Метрополиса в туманном небе наводит мысль о каких-нибудь древних сагах — если убавить урбанистичности, могла бы принять город за древнеэльфийскую цитадель. И ко всему повестованию собираюсь отнестись как к футуристической саге. Вот тогда-то и не вызывают нареканий тесно спутавшиеся сюжетные нити, герои, обладающие особой значимостью, и масштабы кошерных разрушений. Саги часто с равными основаниями можно упрекнуть как в трагизме, так и в литературных преувеличениях и вычурности, но занимать человеческое воображение это им, как правило, на протяжении человеческой истории не мешало.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Принцесса Аритэ (2011.05.11)

«Или я не гожусь в короли? Ну, этого-то бояться нечего, потому что кроме как в короли, я никуда больше и не гожусь» - вот так примерно размышлял король из не самой известной пьесы известного и неимоверно талантливого сказочника Е.Шварца «Голый король». Ну вот, а здесь у нас, вместо раздетых венценосных особ, есть одетая принцесса, которая, пожалуй, в принцессы не годится только потому, что слишком много куда ещё годится.

А между тем у самого этого аниме одёжки по большей части и не парадные. Нет, политес по части антуража соблюдается довольно исправно: тут тебе и изумрудный змеиный камень, и золотой орёл с рубиновым глазом, и такая своего рода техномагия (на меня от неё даже Нанохой слегка повеяло). Другое дело, что антураж здесь — это всего лишь одежда, под которой однако же скрываются как тело, так и душа, в то время как многие анимешные вещи только из одеяния и состоят. Пышного одеяния, но под которым скрывается в лучшем случае манекен, а в худшем пустота. А не пытливое, ищущее, полное бессчётных вопросов и восторга познания нового юное сердечко.

Тут же есть ещё не растраченное детское удивление перед миром, неуёмная жажда новых открытий — и в то же время зарождающаяся трезвость взгляда на происходящее. Но это та трезвость, которая не означает цинизма и не потребует от девочки предательства своих детских мечт — скорее выведет их на новый уровень, скорее уточнит их и восполнит. Тут скорее раздумье и настроение, чем действие. А если действие, то далеко не эпичное, даже не геймерское. Мечемашества присутствуют лишь в бахвальствах рыцарей, опустошающих чужие земли во имя высоких фраз и выражаемого вполне себе звонким эквивалентом профита. Эпическая битва — в фоновой песне (на русском языке, кстати), которая представляет ратиборства отнюдь не с помпой, литаврами и триумфами. А единственный зачаток грозящей вот-вот разразиться заварушки практически буквально оказывается колоссом на глиняных ногах. Самое же значимое превращение здесь — не лягушек в людей, а невесты-красавицы в парадном убранстве в непритязательно одетую девчонку-сорванца. И главный как бы супостат здесь — скорее усталый, одинокий и невозвратимо оторвавшийся от своей эпохи, чем злобный. Не коварный волшебник, а просто старик, который так нуждается в понимании и которому ребёнок может открыть нечто, чего сам он не понял за все истёкшие невероятно долгие годы.

Крамольно говорить такое, но меня, наверное, так бы не потрясло, если бы это было Гибли да если восьмидесятые-девяностые. Тогда ещё душевно и морально здоровые вещи из моды не выходили, а сейчас за такие разве что Гибли ещё не съедят, и то, чего доброго, только пока. Ведь чем оправдать в век артхауса, что единственная трава в твоём произведении — эта та травка, которую мирно пощипывают козочки и овечки на лугу, и даже на них она никаких побочных эффектов не выдаёт. От создавшей «Принцессу Аритэ» студии такое видеть настолько непривычно, после их-то психоделического разнотравья красок, кавалькад изломанных форм и хромающего на все четыре конечности смысла ( больше меня удивило бы только, если бы такое аниме было от Гайнакса).

Можно долго и подробно разжёвывать, искать аналогии, предпосылки, истоки, параллели, аллюзии, контексты и прочих мифологических чудовищ. Можно указывать на нерелевантность декораций и наличие чего-то, неподвластного времени, выводить на чистую воду суть, которой всё равно, под какой одёжкой прятаться. Скажем, нет разницы между сказочным хвастуном-рыцарем и напыщенным современным генералом, ведь последствия их благородных деяний для простых-то людей ведут к практически одинаково разрушительным последствиям. А медоточивые изречения льстеца-хитреца, выдающего стыренную из ближайшего сада розу за цветок далёких земель? Чем таким они существенно отличаются от тарабарства сегодняшней прогибающейся перед правительством прессы?

Но не бойтесь, сколько бы ни отыскивать всего такого и ни указывать, «Принцессу Аритэ» не запретят. И скорее всего те, кому она не в бровь, а в глаз, даже и не обидятся. Потому что, как ни парадоксально, настолько всё очевидно и непафосно подано, что с большой вероятностью будет не заметно. Потому-то многие могут счесть, что тут недостаточно сказано о «великом». А между тем что может быть более великим, чем помощь другим, не ищущая сиюминутной выгоды? Чем освобождение многих — от произвола одного тунеядца, пускай, в общем-то, и не самого деспотичного на свете. Это важнее тысячи книг самой отборной и полновесной древней мудрости. Да и если в человеческих сердцах ещё не до конца угасла способность сочувствовать друг другу, то за технологическим развитием дело не станет. И сама Аритэ, когда ещё подрастёт, вполне сможет постичь умения древних и даже их превзойти — в тайнах человеческих душ разбираться сложнее, а девочка и это уже совсем неплохо умеет.

Для меня же один из самых главных посылов «Принцессы Аритэ» таков: если ты в темнице, из неё не выбраться, меняя её дизайн и даже расписывая стены сверкающими звёздочками. А не так ли именно поступают взрослые, стандартизированно мыслящие люди, обманывая себя? Но, может быть, глядя на молодую, да раннюю Аритэ, мы по крайней мере начнём вырываться из душных застенков общепринятых предрассудков к воздуху, свету и... собственному детству.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Дотянуться до тебя [ТВ-2] (2011.04.04)

Первый сезон встретил нас воздушной дымкой розоватых, ненавязчиво золотящихся от щедрого весеннего солнышка лепестков сакуры. Продолжился таинственным зелёным мерцанием светлячков ночью на лесной поляне. Пригласил к тихой грусти и сладкой ностальгии червонным мёдом осенних листьев. Согрел уютными облачками пара от кружки с чаем в морозный зимний денёк, мягкостью связанных вручную с теплом и заботой вещей... а пуще всего робкими шагами, робкими и скромными словами, такими умилительно трогательными, такими непафосными и неуклюжими, какими только и должны быть самые по-настоящему важные в жизни шаги, самые нужные слова.

И пусть после одного шага в смущении люди отбегут друг от друга на десять. Пусть слова самые обыденные и собеседник может и не понять с первого раза их подспудного, щекочуще-приятного смысла. Даже в жизни нет особого удовольствия получить что-то быстро и без усилий, а уж в аниме разруливающиеся мигом ситуации и подавно не катят. Да и строится ли когда-нибудь долговечное за мгновение и на тяп-ляп? Тем более если речь идёт о самом сокровенном. А отношения с избранником, как бы банально это ни звучало, самое ценное в жизни, и никуда от этого не скрыться. Как не скрыться, не сбежать, не спрятаться от всепобеждающей улыбки Савако, от неподражаемой угловатости её прямодушия и убаюкивающей пушистости её сердечных переживаний. Как бы ни распекали романтику те, кто больше всего боится, что кто-то догадается, что и они в своё время точно так же лепетали, запинались в волнительные моменты и заливались густым румянцем.

Да, страшно, страшно признаться, что тоже можешь чувствовать, гораздо проще носить броню прожжённого и матёрого циника, неузвимого для всего... для чувств в первую очередь. Только вот не счастливее ли на деле те, кто может себе ещё позволить выглядить смешным и не скрывать своей ранимости. Делать милые глупости и ошибки, которые, может, потом будет приятно вспоминать за то, с какими именно моментами они были связаны, даже если и не сложится дальше ничего. А в школе и время текло по-другому, если кто помнит, и будущее было необъятным. И думаете, даром прошло то время, за которое двое юных существ не решались признаться друг другу? Главный результат — он слишком интимен, невидим, это игра не на публику. Да и сама смутность, недосказанность, неопределённость первых привязанностей бывает настолько прелестна сама по себе, что с нею не хочется расставаться как можно дольше. А если уж тем более дошли наши герои до того, чтобы честно друг другу во всём сознаться, то времени они не потеряли ни секунды. Неважно когда случилось, главное сам факт! В реальной жизни люди и дольше порой всё затягивают, и при этом иногда тоже получается.

Но нечестно, право, нечестно было начинать второй сезон с серии про День Святого Валентина, слишком уж это сильная заманиловка. Конечно, этот праздник ругать сейчас модно, а втайне люди всё равно ждут заветных поздравлений. А японским школьницам ещё труднее: на их ответственности самим приготовить шоколад, красиво его завернуть и раздарить всем знакомым особам противоположного пола. Ну а если в подарок вкладывается особый смысл, то тут и вовсе сердце того гляди из груди выпрыгнет при одной только мысли! Эта серия демонстрирует нам не только трудолюбие Савако и её несомненный кулинарный талант, но и то, что шило в мешке не утаишь. А именно: то, что чувствуешь, всё равно раскрывается в том, что ты делаешь, даже если не решаешься самой себе в этом признаться. Недаром в шоколадках,которые Савако предназначает Кадзэхае... о, ужас, больше кусочков грецких орехов, чем в другом шоколаде, и кажется, они имеют форму сердечек! Это настолько в тему и точно подмечено, что покорило сходу, пусть дальнейшие перипетии и недоразумения этой серии слегка предсказуемы.

Ещё в этом сезоне есть шанс полюбоваться на Тидзуру в платье, в элегантном женском облике, который создала ей, естественно, Аянэ. О, такого зрелища просто нельзя пропускать, точно так же как и реакцию Рю на него. Сам же Рю и вовсе неотразим, поскольку он, высокий немногословный брюнет, так похож на Мори из «Хост-клуба Оранской школы», и внешне и темпераментом. А разве может не нравиться герой, похожий на кого-то из Орана?

Новый ученик Кэнто Миура составляет может не совсем серьёзную, но всё же конкуренцию продвинутому нарциссисту со стажем, учителю Пину, который здесь вообще похож на ярмарочного Петрушку только немногим больше чем полностью. Естественно, Кэнто фигурирует ещё и в роли соперника Сёты. Хоть проблем хватало и без него, но новые лица, новые помехи тоже нужны. Но просто соперники это как-то некошерно, поэтому здесь всё намного, намного страшнее: благородные соперники, которые рвутся помочь! А я вам доложу, что лучше уж враг, который старается подстроить тебе каверзы, чем соперники/друзья, взявшиеся помогать. А уж про уровень тактичности, догадливости и невмешательства в чужие дела здешних школьников и говорить излишне.

Ну а о Савако мы узнаем такие пикантные подробности, как выращивание ею лекарственных растений в школьном саду. Что для многих её сверстников служит неопровержимым доказательстом того, что она колдунья, а для зрителей — ещё одним аргументом в пользу её старательности, умений и просто заботливости о ближних. Видите, как по-разному можно трактовать одну и ту же вещь. Кстати, хорошо показали, что Савако всё ещё для многих так и остаётся Садако. Ведь не ей нужно было прежде всего меняться, во всяком случае не суть свою менять, это в первую очередь людям вокруг надо было прозреть. Предрассудки, предубеждения, то, как слухи влияют на нашу жизнь и могут её отравлять — помимо романтики, это ещё одна сквозная тема всего сериала, и очень насущная, надо сказать. И насколько же важно, чтобы нашёлся такой человек, который сумел бы стать выше этого, который бы принял тебя полностью, невзирая на чужую клевету и заблуждения. Признайтесь, многим из нас в школьные годы так не хватало рядом такого человека, как Кадзэхая...

И, само собой, юмор. Шутки, даже если счесть многие из них экстравагантными и неправдоподобными, как минимум, не поверите, но они не пошлые, а часто ли скажешь такое про анимешные шутки? Особенно эффектно, когда Пин всерьёз старается разогнать сияющую ауру, окружившую Савако и Кадзэхаю. Отец Савако же почти всё время представлен в довольно забавном свете, но при этом видно, что создатели отнеслись к нему и с сочувствием: ещё бы, каково это, когда понимаешь, что твоя дочка окончательно стала взрослой. И добродушно его при этом поддразнивает мама Савако.

Лёгкость и прозрачность, звонкие и чистые тона графики все уже заценить наверняка успели. Вот только чибиков бы поменьше, я бы вообще в сёдзё законодательно запретила употребление чибиков, а то они там обычно сплошь да рядом. Запомнилась больше всего прорисовка подруг главной героини. У модницы Аянэ уж очень по-особому выглядят губы. А мальчишество Тидзуру подчёркивают её небрежно торчащие прядки и неловко сидящая на ней одежда. И да, в этом аниме у героинь в кои-то веки человеческая спортивная форма. В остальных аниме она как правило состоит из вишнёвых трусов и туго облегающих белых маечек с короткими рукавами, если кто заметил. А тут физкультурные костюмы, пускай откровенно мешковатые — реверанс в сторону большей реалистичности и мощный ответ задолбавшему фансервису.

Конечно, увидеть такую историю в жизни шансов не то чтобы нет, но немного. У реальной Савако могло бы и не хватить решимости. У реального Кадзэхаи могло бы не хватить терпения, готовности ждать. Недопонимания бы скапливались, вызывая обиду и раздражения, приводя к разрыву. Но почему бы хоть разок и не помечтать? А создатели к тому же умудрились не сфальшивить, когда это было настолько легко.

Здесь же никаких избыточных страстностей и излияний. Недаром досужие сплетники шушукаются: «Да он её даже ни разу не обнял! Едва дотронулся!» Им не понять, что самые глубокие чувства всегда выражаются именно так — бережно, невинно, не для посторонних глаз. Трепетным, чуть уловимым касанием. Зато в той сцене, когда Савако бежит по школьному коридору, чувствуешь такое напряжение, каким редкий триллер может похвастаться. И разве не вознаграждаешься за всё количество серий тем, как во весь рот теперь смеётся Кадзэхая, как из бархатистых кофейных глаз Савако тянутся сверкающие серебристые ниточки слёз — не горя, а тихого торжества. А то, что юноша не стесняется летом надеть зимнюю шапку, которую любимая только сейчас ему подарила — вообще зачёт, и говорит о его любви больше, чем мог бы сказать самый пылкий монолог.

Оставим же юных влюблённых наедине, не будем стеснять их дальше своим вниманием. Тем, кто хочет увидеть, они уже показали достаточно.


+45Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

А всё-таки город вертится (2011.03.10)

А всё-таки она вертится!

Да, у меня для вас большая новость: Земля почему-то до сих пор ещё вертится. И будет вертеться, покуда неутомимые кудесники и озорники вроде Симбо Акиюки будут стараться нас в очередной раз чем-нибудь удивлять. Да практически всё вертится, на самом деле-то, с нашим, чтоб его, современным ритмом жизни. Вертится планета. Вертятся города. Вертятся и совсем, казалось бы, дряхлые старушки — если держишь мэйд-кафе, поди ещё уследи за всеми своими официантками, особенно если одна из них уж особо недотёпистая. Вертятся школьные учителя — ну как, скажите, как объяснить этой вечно опаздывающей, зевающей на занятиях и заваливающей все экзамены японской школьнице, что такое математика? Вертятся даже полицейские — не ровен час, на тебя налетит эта сумасшедшая тинейджерка, да ещё тебя же и упрекнёт, что не там стоишь.

А главная героиня понятно почему крутится и вертится. Просто она не может иначе, в этом её самая суть, помноженная на юный возраст, возраст открытий и неутомимого исследования и активного воздействия на этот мир, от чего мир, конечно, всячески пытается защититься, да только кто же ему это даст. Да и фамилия обязывает. «Арасияма» можно перевести как «Гора бурь», так что то, что головушка у нашей героини весьма себе буйная и характер беспокойный и бесшабашный, только как нельзя более кстати.

Крутятся, вертятся наши певцы.
Как ни крути, всё равно — молодцы!
Может не все, но хотя бы их часть
Может в свою фонограмму попасть...

Если кроме шуток, то музыкальная часть очень и очень неплоха. К тривиальности и блёклости опенингов и эндингов Симбо Акиюки никогда не стремился. Здесь, конечно, не достигнута та степень эксцентричности, крышесносности и эпатажа, что в заставках Унылого Учителя. Опенинг просто невероятно мелодичный и запоминающийся. А с учётом того, что большинство анимешных опенингов сейчас либо стараются сразу выколотить из слушателя все мозги кувалдой, либо настолько маловыразительны, что выветриваются из головы через секунду после просмотра, это уже очень даже много. Зажигательность же здешнего эндинга трудно не прочувствовать всем своим сознанием и телом.

Ну, кто уже несколько знаком с творчеством Симбо ( а практически любой из увлекающихся аниме хоть с какими-нибудь из его вещей да знаком ), тому не надо объяснять, что графические разные выверты он тоже жалует. В частности, у Симбо графика нередко настойчиво претендует на роль главного героя. А именно здесь это — цвет, цветовая насыщенность. Огромные пространства розоватой брусчатки на дороге. Узорный пол кафе, где работает героиня, отливает медово-красным, полыхает янтарно-золотыми бликами. Порой гипнотизирует. Ну а ракурсы, развороты, временами быстрые смены кадров, как бы задающие ритм повествованию, всё это уже весьма знакомые вещи... узнаёте?

Хоть был заявлен детектив, но распутывает дела Арасияма здесь не столь уж часто, что пожалуй только в плюс — неожиданно, и нашлось место для всего остального. Зато уж если берётся, то хоть стой, хоть падай. Будь это загадка портрета с четырьмя глазами или выманивание из труднодоступного места очаровательного кота. И случайно ли у школьного учителя математики здесь фамилия Мориаки, что так напоминает о Мориарти, самом серьёзном противнике Шерлока Холмса? Сам же Мориаки, я подозреваю, не иначе как коллега и близкий приятель неподражаемого Итосики Нозому, и уже многому от него научился.

Но ведь даже и это ещё не всё, в ход идёт, как всегда у Симбо, любое, что под руку попадётся. Будь то путешествия во времени, кавайные енотовидные собаки ( или что уж это там у них за зверь) или походы за продуктами, своим драматизмом не уступающие иным военным походам. При этом так зыбка грань между вымыслом и реальностью, фактами и слухами. Но ведь если вдуматься, именно так и бывает в нашей жизни: про многие ли сплетни во дворе мы можем с уверенностью сказать, сколько в них выдумки, а сколько правды? А здесь показано очень хорошо как раз городское и вообще человеческое мифотворчество в действии. Это только естественно, если людей волнует то, что с ними совсем рядом, и загадки их района могут быть не менее увлекательными, чем тайны гигантов острова Пасхи. Автор смеётся над загробным миром? Нет, скорее над упрощёнными представлениями людей о нём: каждый народ изображал его похожим на то, что знал по своему быту. Поэтому очень метко и иронично, что для каждой национальности тут свой тот свет: в египетском сердце взвешивают на весах, а в японском нужно получить разрешение на пребывание со всеми бюрократическими формальностями. И так, может, люди догадаются, что и тот и этот свет на самом деле гораздо занимательнее устроены, чем это принято считать.

Может, удивительнее любой фантастики то, что какой-нибудь мальчишка, по виду гораздо младше тебя, на деле окажется девушкой, да ещё из старшего класса! А юных леди в аниме, как и в жизни, в первую очередь будет волновать гороскоп, в этот день сулящий свидание с тем, на кого заглядываешься... что в итоге означает дополнительные занятия после уроков с твоим учителем, чьи планы на тебя почему-то так далеки от всякой романтики, и так близки к ненавистным уравнениям!

Так что если это всё и выдумки, если и шутка, то самую малость. Если чуть преувеличено, то затем, чтобы мы всё же обратили внимание на то, мимо чего в обычной жизни проходим, вспомнили то, о чём так поспешно забываем. Первая любовь, казалось бы, у совсем малолеток — а так искренне, так всерьёз. Или Санада, чуть постарше, но тоже влюблённый, выглядит он так же умилительно и трогательно. А уж когда он молится о взаимности своих чувств, робеет, смущается, оправдывается, не знаешь, плакать или смеяться. Откуда это внезапное ощущение тепла в груди? Ведь начиналось всё вроде с циничного и беспощадного стёба, откуда же теперь прорезались человечность и душеность?

А дело, видимо, в том, что создатели, как бы ни пытались это скрыть, сохранили в себе что-то от детей и влюблённых, а именно веру в чудо. Сами вдоволь посмеявшись над надеждами людей на исполнение желаний, они в конце таки дали чуду свершиться.


+21Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Расколотая тиара (2011.03.02)

О, древняя, но вечно юная, сияюще зелёная Эринн! И вы, гэльские девы, столь прекрасные, сколь и щедрые сердцем, и вы, гэльские юноши, мужественные в своём безрассудстве! И таинственный Авалон, и туманный Альбион, и бурлящий жизнью Лондиниум. Не забыть мне уже, как поведали о вас чародеи иной, но тоже очень примечательной культуры, из страны Восходящего Солнца. А в той стране, как известно наверное многим, иноземные предания часто очень даже жалуют, но смотрят на всё всё равно по-своему.

В одну отдельно взятую деревушку пришли враги. Но это было бы ещё полбеды, а пришло нечто гораздо более страшное, заразив, словно вирус, и своих и чужих. Пришёл он. Да, вы угадали. Пафос, пафос и ещё раз пафос. А пафос - это то, что в произведении всегда пострашнее всех мыслимых и немыслимых апокалипсисов, вместе взятых. «О да, я решил пробудить тёмного повелителя демонов, который должен поработить весь этот мир, и тогда я стану королём над всеми» - душевно делится своими планами нехороший старичок. (А ты хоть подумал, дядя, заранее, сильно ли ты вообще этому демону сдался?) У братика же главной героини выражение лица, как правило, нечто вроде: «Всех убью, один останусь», и ещё он обладает в высшей степени похвальным качеством сначала действовать, а потом уже думать.

И пафосу, несомненно, удалось бы заполонить собой всё это аниме, если бы не проснулся-таки вышеозначенный повелитель демонов. А уж Аравн, с его склонностью обманывать ожидания как противников, так и союзников, представляет пафосу несомненную угрозу. Он здесь, как это модно говорить в последнее время, символизирует разрыв шаблона. Ведь что такое ужасающие стародавние пророчества? Шаблоны, и все непременно ждут, что им будут следовать. Но не в этом случае. Потому что неправильный какой-то демон, и тому, что самой судьбой предначертано, противится.

Но я лично, хоть и человек, а Аравна очень хорошо понимаю: чуть только на этот мир посмотришь, его и захватывать не особо-то захочется — хлопот потом со всем этим богатством не оберёшься. На окружающих персонажей у среброволосого красавчика есть все резоны смотреть с неподдельным недоумением и терпеливой снисходительностью. Люди совсем не понимают сути зла, и Аравн даже особо не пытается им ничего втолковывать — себе дороже обойдётся. Ну как объяснишь, что злу совсем не обязательно быть глупым. Даже анимешному. Что поделать, если тут один только Аравн может додуматься, что когда вокруг табунами бродят бесхозные скелеты, долгие речи можно отложить и на потом. И что лечить серьёзную рану лучше позвать профессионального мага, чем юных дев, которые пытаются зализывать тебе раны в буквальном смысле слова. И что если тебе набиваются в жёны сразу несколько девчонок, проще не спорить и не возмущаться, а найти им подходящие занятия, перенаправив их энергию в более мирное русло...скажем, на защиту крепости. И что важно сохранять трезвомыслие, и если уж видишь зомби, которых сделали из твоих бывших соратников, понимать же надо, что это уже никакие не твои камрады.

Пафос, естественно, никуда не девается. Артур так же много будет махать мечом, как и языком. Будут и лирические вариации на тему: «мы же так друг с другом играли в детстве, а теперь кто-то должен кого-то убить». Но уже невольно проникаешься скептически-стёбным взглядом на происходящее и начинаешь немало веселиться.

Раз уж главный герой здесь таков, каким ему вроде бы никак не полагалось быть, то остальные герои могут быть и более стандартными. Мудрец Огам в плаще и с посохом и златовласый сладкоголосый бродячий менестрель Талиесин — такие персонажи просто по штату здесь положены. Рианнон такая, какой вряд ли могла здесь не быть. Жертвенная, услужливая, смелая, не говоря уж о том, что писаная красавица. О ней я могу разве что сказать, что настолько приятно созвучие оранжевого, белого и зелёного (цветов ирландского флага) в её одежде, да ещё ленточка в волосах повязана очень уж мило. А сдержанная няшность Рианнон и её особая мягкая невинность компенсируют стандартность и правильность её образа. Оттеняет её кротость и скромность, конечно же, неукротимая и безбашенная Морган в костюме воительницы из мужского фэнтези (каковой она, собственно говоря, и является). Светловолосая серьёзная Октавия — идеальный образ благородного врага, который конечно же на самом деле в душе давно «наш».

Приятно удивили эльфиечки Эрмин и Лимфрис. Уже почти не было надежды встретить нигде, ни в фильмах, ни в компьютерных игрушках, ни в аниме эльфов нестандартной наружности. А тут домовые эльфы, и без этих вечно заострённых ушей, и воротнички платьев по-викториански целомудренно прикрывают шеи.

В общем, кто давно искал предлог повозмущаться тем, как японцы знают валлийский «Мабиногион», легенды о короле Артуре и прочие достославные произведения из той же оперы — вперёд!


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Развилка фортуны [ТВ] (2011.01.15)

Лавры «Канона» определённо всё никак не дают многим покоя. Оттого-то и не перевестись никогда-никогда на земле островной славному племени школьников, имеющих постоянно отсутствующих в чужедальних краях предков и посему возвращающихся семь лет спустя в город, где некогда жили. А теперь они будут разбираться со старыми тайнами и новыми проблемами, которые неизбежно им повесят на их до невероятности услужливую и выносливую шею очаровательные подросшие подружки детства. И конечно же, не денутся никуда из славной анимешной флоры такие достойные всяческого внимания и бдительной охраны экземпляры, как могучее-дерево-под-которым-в-детстве- давалось-торжественное-нерушимое-обещание- ещё-там-встретиться-или-загадывалось- сокровенное-желание... в общем, что-то в этом духе.

Другое дело, что «Канон» - вещь кроме всяких шуток шедевральная, и всё, что с ним сильно перекликается, заранее обречено на сравнение известно в какую сторону. Ну, хорошо по крайней мере, когда создатели сами понимают, что всерьёз состязаться с «Каноном» или «Кланнадом» едва ли возможно, и создают вещицу без особых притязаний, но хотя бы с игривостью средней степени тяжести, не доходящей до игривости Rosario+Vampire.

Типажи, которые вы встретите здесь, в Красную Книгу анимешных архетипов заносить будет ещё явно рановато, в то время как наверняка не один даже самый преданный почитатель и зритель аниме будет кричать, что их давно уже пора сдавать в архив. Но как бы к этому ни относиться, а пока что вымирание или списание в утиль этим типажам явно не грозит. Почему? Да потому, что очень много заповедников для них создано в необъятном пространстве анимешных сюжетов, где их бережно уже который год собирают и лелеют, и имя каждому из этих заповедников — школа.

И вот в школе у нас подобралась большая и дружная компания. Кто думает, будто дело обойдётся без двух сестрёнок? И если вы ещё не догадались, что волосы у них одинакового цвета, но у одной короче, а у другой длиннее, и что если у одной горячий темперамент, то другая робеет и смущается... если вы ещё не в курсе, то вам нечего делать на этой заповедной анимешной территории! А если в курсе, то встречайте нежную Харуну и боевитую Канадэ. Также несложно догадаться, что по штату как правило полагается наличие хотя бы одной младшей сестрёнки со старшим братом. И здесь очаровательная беловолосая малютка Сиро в полной мере демонстрирует ту няшность, которая присуща анимешным младшим сестрёнкам юношей. И уж конечно не надо объяснять, что здешний ОЯШ, Кохэй Хасэкура, как и все ОЯШи, круче кого бы то ни было, и посему может справиться не только с вампирами, но и с разными организационными делами в школьном совете ( что, как вы понимаете, намного труднее). А главная героиня, златовласая и неукротимая вампирочка Эрика Сэндо, уж позаботится о том, чтобы дело «Сумерек» и «Рыцаря-Вампира» жило и процветало. Вампирская эмансипация, знаете ли, тема всем нам очень нужная и животрепещущая.

Брат Эрики, нарциссичный Иори Сэндо, не иначе как клон Тамаки из «Хост-клуба Оранской школы». Но мне так нравится, как он эффектно распахивает на себе рубаху, как посылает всем ослепительные улыбки и как он вечно себе на уме, что я не буду особо разочарована.

И если вы спросите меня, почему я всё это смотрю, я, скорее всего, так и не смогу ответить. Наиболее вероятно, что из-за немногословной и стильно мрачноватой Кирихи Кудзэ. Ну что поделать, есть в ней однако что-то от каноновской Май Кавасуми. Опять-таки, переиграть Май Кирихе никак не грозит, но сам тип таких героинь довольно заманчив. Именно таких, высоких, длинноволосых, темноволосых и молчаливо загадочных, всем своим видом обозначающих тёмную тайну, предпочитают нередко больше, чем основных героинь. А потом нарасхват раскупают их статуэтки. А затейливо повязанная красная ленточка в волосах Кирихи мне напомнила о вампирской принцессе Мию, которая тоже персонаж вполне себе.

Да, ещё опенинг весьма и весьма. Когда я слышу, как полнозвучный голос выводит: «кизунаиро кокоро то кокоро», у меня прямо теплеет на сердце. Графика ничего, волосы глянцево сияют, блики на них — как прикреплённые к ним тонкие изящные обручи, и светятся даже в полной темноте. Глаза тоже все в бликах, а у кого-то они, понятное дело, будут отливать ярко-алым. И вообще, «красное» название аниме — превосходный повод сделать школьную форму красочной, с алыми пиджачками, в пику стандартной а-ля Сейлормун.

И если кого-то этот живой уголок всё-таки умилил, не стоит так уж этого стыдиться. Вампиры, видите ли, тоже могут болеть кавайностью, а кавайность бывает заразительна.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Детектив-медиум Якумо (2010.12.18)

Люди больше всего в жизни ценят то, чего так сложно добиться. В разных областях, но особенно, конечно же, в самом главном — личных отношениях. Девушку может утомлять толпа пылко обожающих её ухажёров, а вот тот, кто и бровью не ведёт при виде её, заинтригует, хоть будет сначала, может, очень сильно раздражать... а в итоге вызовет сильный имульс бороться за то, чтобы пробиться-таки сквозь броню холодного отчуждения. По счастью, тут даже нет толп красавцев, бегающих за главной героиней, что позволяет усиленно сосредоточиться на непростых отношениях двоих людей.

Ну, конечно, типаж главного героя не то чтоб неожиданен. Если вы видите молодого серьёзного красавца, на чьём лице читается мировая скорбь Онегина, Печорина и Чайльд-Гарольда вместе взятых и ещё выражение «как-же-вы-меня-все-задолбали-уходите-сей-же-час-если-только-у-вас-нет-ко-мне-делового-поручения-и-деньжат»...Тут уж если вы не поймёте, что этот уверенный в себе умник с гиассом в одном глазу на самом деле тонкий, чуткий, ранимый человек и до сих пор переживает травму детства, связанную с горячо обожаемой и давно пропавшей мамой... в общем, если вы всего этого не поймёте, то вы либо не настоящая женщина, либо не настоящий анимешник. А если поняли, то поймёте и то, что скрывается за строгим и безразличным отношением детектива к своей непрошенной напарнице, его вечным ворчанием и упрёками в том, что милая и розоволосая, но слишком рьяная, любопытная и обладающая талантом впутываться в неприятности Харука вечно доставляет ему проблемы. И также догадаетесь, что через энное количество серий старательных усилий героини по преданному сотрудничеству лёд-таки немножко тронется, и слегка оттаявший юноша доверит настойчивой юной особе какую-нибудь важную вещь, с которой связаны некие воспоминания, ну а дальше всё уже не проблема.

Самое приятное, что Якумо Сайто на самом деле довольно притягателен, и его история вызвала у меня сочувствие, вполне объяснив при этом все особенности его характера и эту его отстранённость от мира. А имя его переводится буквально как «восемь туч», что символизирует как бы густую облачную пелену и соответствует его судьбе и соответственно его характеру. А как облака рано или поздно рассеивается, так должна рассеяться и окружающая сердце героя тьма... Хоть это аниме сильно рассчитано на то, чтобы всё смотрелось пожалистнее, ну так сёдзё здесь ничем не замаскируешь, а сёдзё и должно быть таким, чтобы растрогало. Много здесь ситуаций и типажей, рассчитанных на то, чтобы взгрустнуть или умилиться, ну а так ли уж это плохо, если пробуждает живые человеческие чувства. Разве неприятно сопереживать судьбе хмуроватого громилы-полицейского, конечно же, внутри тоже очень доброго, зная, что у него проблемы с женой, и надеясь на благополучный исход? Разве не восхищает Иссин, дядя Якумо, спокойный и умиротворённый буддийский священник, даже в самый тяжёлый момент своей жизни не теряющий присутствия духа? Разве не кавайна его дочка, маленькая Нао?

Многим же девушкам наверняка приятно будет ассоциировать себя здесь со строгой начальницей, вовсю ругающей, а то и колотящей молодых и зелёных новичков. Либо же со способной журналисткой, пытающейся найти своё место в жизни без опоры на родственников. А похищения, это уж явно для девочек. Ведь какая девушка не мечтает быть похищенной, при условии, что её спасёт красивый парень, даже если в последний миг? А поскольку у нас эмансипация, то когда-то и парня должны похитить, так чтобы герои спасали друг друга попеременно и никому не было обидно.

Графика неплоха, но с точки зрения современных достижений и технологий это далеко не совершенство. Ведь прядки волос могли быть куда тоньше, а игра света и теней на лицах героев — глянцевой и переливающейся. Всё в основном приглушённое, бэкграунды часто в тёмных тонах: коричневатом, свинцово-сером, холодно-красноватом. Неплоха и музыка, но тоже не более того. Есть десятки аниме, где мелодии куда пронзительнее, лиричнее, запоминающееся (кстати, в плане музыки из аниме нынешнего сезона я хочу всячески всем порекомендовать Otome Youkai Zakuro). Так что по отдельности эти компоненты ничего такого особенного собой не представляют. Другое дело, что в связке они работают друг на друга очень сильно, хорошо сочетаются, очень даже соответствуют происходящему на экране.

Ведь и само действие тут такое же, как и техническое оформление. Не яркое или блестящее, не избыточно драйвовое. Ведь столько времени здесь уделено просто неспешным разговорам и созерцательности, медитированию над старыми фотографиями или откровениями о детской мечте рисовать мангу. Всё скромно, сдержанно, уравновешенно, непритязательно, довольно повседневно, несмотря на полицию, преступников и призраков. Только это почему-то может понравиться больше, чем анимехи, тычущие тебе в лицо психоделическое разноцветье, бабахающие по музыкальным перепонкам и старающиеся сразить зрителя до максимума заострёнными гранями и углами характеров героев. Так стеснительная и ненакрашенная девушка своему любимому будет куда больше по душе, чем фотомодель в дизайнерском прикиде. Тут эффект не рассчитан на внешнее и показное. Точно так же и главная героиня не старается произвести впечатление на других внешностью, не старается выглядеть суперэффектно, за что над ней подшучивают подруги и стараются её учить. А Харука неожиданно находит поддержку в истории одной девушки-призрака, которая при жизни не обращала внимания, что о ней подумает общество, вписывается ли она в принятые рамки модности... и не завися от чужого мнения, была вполне удовлетворена своей участью.

Харука знает, что отнюдь не стильностью и элегантностью она может оказать поддержку тому, кто стал для неё так дорог. А ободряющим словом, умением выслушать. Даже пощёчиной, если надо вывести из забытья: «Не смей так легко сдаваться! Не смей умирать, ведь ты всем очень нужен». И понимаешь, как же они с Якумо на самом деле подходят друг другу.

Но у нас здесь и мистика, какую же роль в сюжете играют собственно духи? Обычно если детектив с мистическим уклоном, то, значит, и главные преступники либо же причина преступлений — призраки и демоны. Но здесь, к счастью, не совсем штампованно: лиходейства совершаются людьми, которые часто маскируют содеянное под действия потусторонних сил, а призраки наоборот нередко могут указать виновного или оповестить, что кто-то попал в беду.

Да, не все призраки благодетельны, ведь они — чувства умерших людей, по тем или иным причинам задержавшиеся на этой Земле...человеческие души, видимо. И, соответственно, так же разнообразны, как сами люди. Дух кого-нибудь беспринципного, цепляющегося за жизнь может пытаться вселиться в чужое тело, чтобы завладеть им насовсем. Но чей-то дух может проникнуть в умирающего человека, чтобы взять на себя всю тяжесть, всю боль последних мгновений. Чей-то дух может явиться, чтобы освободить кого-то от многолетнего груза вины. А за слухами о проклятии может скрываться на самом деле чья-то давняя любовь, пришедшая, чтобы пообещать скорую встречу. И те, кто не смогли соединиться в этом мире, но искренне любили друг друга, наверняка смогут быть рядом на той стороне, аниме даёт на это светлую надежду. Однако главной паре этого сериала я всячески желаю оставаться пока вместе как можно дольше в нашем мире!


+33Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Девушка-демон Дзакуро (2010.12.13)

Всё-таки очень уютное гнёздышко свил некогда в моём сердце «Хост-клуб Оранской школы». Да так, что если что-нибудь похоже даже чисто по внешним и второстепенным признакам, сразу вспоминаю Оран. Ну там, допустим, светлая цветовая гамма и преобладание в причёсках героев приятных и естественных оттенков: соломенно-золотистого, иссиня-чёрного, коричневатого. Или же если много интерьеров, узоров и любования столовыми приборами. А тут не только изысканный декор, красивые чашки и понтовая одежда, но и некоторые типажи сходство навевали.

Главный здешний красавчик, лейтенант Агэмаки, визуально пробуждает во мне ностальгию по милорду Тамаки, особенно когда в профиль. Вот только если Кэю характер ещё побурнее, похаотичнее, тогда вообще так весело бы было и отличить было бы совсем сложно. Но и так те уморительные гримасы, которые корчит Агэмаки в приступах своей духобоязни, на умопомрачительную мимику Суо Тамаки из «Хост-клуба» очень даже смахивают. Ещё и происхождение высокое, и богатство, это дополняет картину. А вот этот брюнет, приглядитесь повнимательнее, высокий, статный, хмуроватый, немногословный и сдержанный Ёсинокадзура? Он будто незабываемый Мори, то есть Моринодзука, только каким-то непостижимым образом оказавшийся вдали от Хани. Есть в наличии и близняшки. Пусть они тут женского полу, но никакая кавайность этих премиленьких лапочек, Бонбори и Ходзуки, не может скрыть их склонности к проказам, шуткам и лёгкому коварству. Как над неопытным и легко смущающимся Ганрю эти плутовки любят подтрунивать! В общем, это всё то, чего вполне можно было ожидать от сколь блистательных, столь же и хитроватых Каору и Хикару, абсолютно неподражаемых близнецов Хитатиин.

Герои в форме, во всех смыслах. Во-первых, в неплохой физической форме. А что это значит? Это значит поддержание этой самой формы, скажем, с помощью закалки по утрам. А закалка и обливания — неплохой предлог для того, чтобы их прекрасные напарницы подносили им полотенца для вытирания их мужественных, эффектно демонстрируемых торсов. Нет-нет, какой фансервис, всё ведь для дела, исключительно на благо взаимного сотрудничества людей и ёкаев и поддержания постоянной боеготовности! Во-вторых, форма как одежда, она сидит на молодых людях безупречно и который раз напоминает мудрые наблюдения классиков мировой литературы, как наших, так и зарубежных. А именно о том, что на молодых красавцев-военных молоденькие девушки почему-то, ах, более падки, чем на юношей в штатском.

Героини естественно тоже в форме, ведь и юным барышням всегда нужно быть готовыми к таким битвам, где правильно подобранное обмундирование — немалая часть успеха. Конечно, их наряд гораздо более разнообразен, чем мужской, к тому же это в основном традиционные японские кимоно с широченными поясами, с эстетичным рисунком. Но главное тут даже не в знании всех тонкостей гардероба, не в умении подобрать сандалии под пряжку на поясе, хотя близняшки великолепно справляются и с таким. Главное правило — всегда опаздывать на важные мероприятия и достичь того, чтобы их соратники сакраментальную фразу «Мужчины никогда не понимают, сколько времени требуется затратить женщине, чтобы отлично выглядеть» выучили куда твёрже, чем свой воинский устав.

Впридачу у героинь есть прошлое. Что поделать, страна такая, нельзя в Японии без прошлого. И чем оно грустнее, тем лучше, ведь тем сентиментальнее, трогательнее и проникновеннее всё выходит, тем легче сочувствовать героиням, а значит, и всё больше и больше пленяться ими. История того, как появляются на свет полудемоны, способна растрогать самое чёрствое сердце, а уж юные лейтенанты и подавно не смогут устоять перед такой драматичностью и душещипательностью. Судьба полукровок во всех ведь культурах нелегка. А я особенно симпатизирую Сусукихотару, с её такой обременительной способностью чувствовать чужие переживания.

Агэмаки, впрочем, тоже как не пожалеть, у него в детстве пропала любимая кошка, да.

Как правильно уже было сказано, героям придётся преодолевать различия культур, японской и западной, научиться лучше понимать друг друга. Само собой, это должно выразиться и в том, что красавицы наши пойдут на бал в платьях западного образца (конечно же, всячески вздыхая и жалуясь на их непрактичность). А юноши облачатся в кимоно и сопроводят прекрасных дам на японский фестиваль.

Общественное, государственное, это, конечно, всё хорошо. Но мы-то с вами прекрасно понимаем, что суть здесь не в разговорах о вестернизации, урбанизации, модернизации или прочих -изациях. Даром, что ли, сакуры в цвету, и в гаданиях вызывают «коккури-сана», дающего ответ на вопросы о делах сердечных, и случайно ли у героинь настолько обворожительные ушки? Конечно, ситуации стандартны, шутки на тему влюблённости тоже. Но так непафосны и искренни слова Агэмаки в десятой серии, так неподдельны смятение и колебания гордой, но умеющей тонко чувствовать Дзакуро. Так бережен и заботлив внешне страшный Ёсинокадзура, и так нежно в ответ краснеет и стесняется Сусукихотару (образ горничной ей идёт неимоверно).

Это не было бы и наполовину так атмосферно, если бы создатели не подошли так ответственно к техническому оформлению. Дизайны персонажей приятны, и никому не отменить эстетичности серебристо-белых духов-лисов или лепестка, падающего в изящную чашку. Но музыка здесь ещё впечатляющей. Ни опенинг, и ни один из трёх умело чередуемых эндингов не хочется промотать, такое сейчас редко встретишь. А мелодия, звучащая во время битв, и вовсе запредельная, просто неземная.

Ветви, все в розовых цветах, наизготовку. Приготовтесь же... Приготовьтесь быть зачарованными!


+26Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Одному лишь Богу ведомый мир [ТВ-1] (2010.12.06)

Сколько же должно было пройти времени, сколько пройти перед зрительскими глазами ОЯШей всех мастей, имя им легион. Безотказных, безответных, исправно мямлящих в нужные моменты, всегда рвущихся всем помогать, вне зависимости от того, просил об этом кто или нет, таких тряпичных, практичных и удобных в обращении.

И вот наконец появился он, Кэйма Кацураги. Конечно, это не Томоя из «Кланнада», не Юити из «Канона», не Арараги-кун из «Бакемоногатари», ну так те вообще вне всех категорий и выше всякой конкуренции. Всё равно, какой замечательный персонаж, если он умудряется нравиться, при своём-то характере и темпераменте. Ведь вроде ни одной положительной черты. Раздражителен, строг, самоуверен, помешан на дейт-симах. И много ли вы видали анимешных парней, которые, когда к ним подойдёт красивая девчонка, сказали бы, уткнувшись в очередную игрушку: «Уходи, я занят, ты мне мешаешь».

Прелесть в том, что всех или хотя бы многих героев здесь можно понять. Главный герой поначалу кажется совсем потерянным для общества человеком, непонятно почему так взъевшимся на весь мир и отгородившимся от него своими симуляторными играми. Реальным девушкам он пособляет только из-за шкурных интересов, под непосредственной угрозой жизни, если честно. Однако, когда приглядишься ко всем очаровательным дамам, которым ему выпало несчас... то бишь великая честь помогать разбираться с их сложностями, то как-то язык не поворачивается бранить его за то, что он сторонится реального мира. В игрушке тебя хотя бы какая-нибудь очередная не в меру впечатлительная барышня не шибанёт электошокером. В жизни-то тебе не будет легче оттого, что этот электрошокер сделан в виде няшного котёночка.

И в игре девушку, скорее всего, сделают такой, что от неё не дождёшься неучтивых слов, особенно если сам эту девчонку не обзывал, а постоянно о ней воздыхал и угождал. А вот в реальности ты хоть в лепёшку расшибись, а какая-нибудь цундеристая коротышка это всё как должное будет воспринимать, только всячески помыкать и подгонять. Так что ну их всех … тем более что виртуальные прелестницы никогда не состарятся, кожа у них будет всегда ровная без всяких косметических средств, общение с ними можно вести только тогда когда хочешь, в общем сплошное блаженство. И мода, не забывайте, мода, современность, сегодняшний день — вот те бренды, на которые нас всех ловят и часто довольно успешно, даже взрослых и солидных. А уж школьнику и вовсе простительно попасться на такое. Куда же с виртуальными идолами тягаться живым поп-звёздам! Ведь парням так заботливо преподносят очередной светлый образ, созданный при тщательнейшем изучении предпочтений целевой аудитории, избавленный от капризов и причуд реальных неуравновешенных молоденьких певичек.

Да и помощница героя чего стоит. В игре, в фильме диагноз её поведению будет однозначен: «моэ». А вот в реале такое, непонятно почему, но скорее всего назовут растяпством, безалаберностью и неуклюжестью (обидно, правда?) К тому же она, эта прехорошенькая демоница Элси с этим своим кавайным черепом в волосах, при всей своей рассеянности и бестолковости, способна на немалые хитрости, которые для главгероя могут влечь за собой только ясно какие последствия. Как же она ловко подстроила, чтобы они с Кэймой проживали под одной крышей. ( Чего-то японцы всё никак не успокоятся по поводу образа «младшей сестрёнки», и это при том, что одного Ore no Imouto ga Konnani Kawaii Wake ga Nai в этом сезоне для раскрытия сей темы должно было хватить вообще с головой ).

Так что герой только очень хорошо понимает истину, старую как Хигураши, а может и ещё старее: опаснее кавайных девочек в мире вообще никого нет!

И окончательно добивает мама героя. Какая женщина, какой характер! У меня так невольно и ненавязчиво напрашивается вопрос: а не из-за бурного ли и сильного характера своей родительницы Кэйма стал так сторониться настоящих девушек?

В то же время и девушкам тут очень даже можно сопереживать. Переходный период, трудный возраст, сомнения, метания, различные страхи. Боишься выступать на спортивных состязаниях, боишься проигрыша, насмешек подруг. Пытаешься соответствовать роли, модели поведения, навязанной тебе родителями, чувствуешь ложную гордость за свою бедность. Или же стремишься прославиться, потому что для тебя страшнее всего, когда на тебя не обращают внимания. Ситуации, через которые это показано, часто утрированы, гротескны, но этого требует комедийность. А вот чувства, которые испытывают героини, вполне себе правдоподобны. В жизни молодая певица может ведь действительно влюбиться в того единственного, кто к ней равнодушен, в то время как её осаждают толпы фанатов. И таких скромных, робких, стеснительных девочек, молчаливее Юки Нагато и всё своё время проводящих за книгами, как здесь Сиори, тоже можно встретить, и помощь им очень даже нужна. Почему Кэйма сумеет понять всех этих девушек? Потому что на самом деле они тоже ведь стараются спрятаться от мира, как и он, только способы у всех разные. А Кэйма сильнее их тем, что просто не старается это скрыть, не старается притвориться тем, кем не является. Поэтому и может их выручить. Объяснить, что не стоит слишком зависеть от чужого мнения, а надо позволять себе быть собой.

Он смело идёт по жизни в своём красном пиджаке, держа в руках игровую приставку, своё неизменное оружие на виртуальных просторах. И даже не знаешь, как воспринимать происходяшее: то ли как сатиру на современное общество, с его увлечениями, стирающими грань между взаправдашним и вымышленным, то ли как наоборот выступление в защиту игроманов. А может быть, даже как хвалебную песнь им, паладинам компьютерного мира. В конце концов, насколько искренне и рыцарственно юноша один-единственный проходит до конца сложную игру ради привлекательной героини Соры. Пусть в данном случае девушка виртуальна, чувства, которые испытывает при этом Кэйма, явно настоящие и трогательные, аж «Чобитами» повеяло. Нет, он не так примитивен и далеко не бессердечен, этот парень.

И знаете, когда всё это закончится, мне будет его не хватать. Этого вспыльчивого очкарика, который порой так небрежно поправит свои очки, так очками и очами сверкнёт и промолвит: «Позволь мне тебя кое-чему научить» или «Я уже вижу финал!»

Жизнь всё-таки игра, как известно. Да, очень несовершенная, со множествами багов и подчас полным отсутствием какой бы то ни было логики. Даже нельзя сохраняться, дизайн хромает, а там, где в нормальной игрушке ты бы слышал мысли героинь, ты их не слышишь. Но сама трудность поставленной задачи — не вызов ли для бывалого геймера? На карту поставлены гордость и честь, а значит вызов будет принят. И может, удачно завершённый ход этой игры, помимо того, чтобы поднять твою самооценку, подарит и ощущение невероятного тепла от того, что для кого-то ты сумел сделать или сказать нечто неизмеримо важное.


+97Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Чокнутая подружка (2010.11.20)

«На самом деле все сумасшедшие.
Но именно поэтому они этого и не замечают.
Они не понимают, насколько мир запутан».

Когда смотришь японское детективное аниме... это тебя как будто монитором, на который ты сейчас глядишь, по лбу хряснуло. И спросили тебя даже не «А где вы были такого-то вечером?» и даже не «А будешь ли ты там-то тогда-то вечером и не сделаешь ли того-то?», а спросили: «А вдруг ты на самом деле делаешь по сути то же самое давно и постоянно, пускай этого не замечаешь и по закону тебя не привлечь? » Или же «А вдруг мне уже сейчас стоит обратить внимание на тревожные звоночки, на взгляд такого-то или такой-то, вдруг не поздно ещё всё предотвратить, ведь если гроза разразится, это и моя вина, что не почуял, не доглядел?» Снимают японцы, чёрт возьми, убедительно, погружение если не полное, то ощутимое, и по крайней мере полчаса кристально ясной паранойи, со вздрагиванием при виде соседей и оглядкой на одноклассников, обеспечить могут.

Нет, в японских детективах есть и внешние стороны, такие, как сюрпризы сюжета, и напряжение, и динамизм, и всё это на высшем уровне. Как великолепно это продемонстрировали Хигураши. И тут, в «Шок-подружке», тоже так просто все тайны не раскрываются. Только главное бывает даже не найти того, кто убил, а доказать, что убивший маньяк действительно маньяк. Прежде всего, доказать это самому себе, прежде чем твоё сознание оплетут путы вязкого кошмара, прежде чем ты от произошедшего вообще утратишь способность понимать, что действительно правильно, а что нет. И существует ли в принципе такое реальное явление, как душевное здоровье, или только разные типы сумасшествия. Ведь маньяк тебя самого сумасшедшим называет, чем докажешь, что не верблюд именно ты?

Да, в японских детективах бывает не столь важно вычислить и обезвредить самого преступника. Куда важнее успеть увернуться от того, кто ещё минуту назад сам был жертвой этого маньяка. «Зло рождает зло» - этот шекспировский принцип в японской анимации распространяется со скоростью мысли. Тёмные мысли и поступки подобны особо заразному вирусу ( Хигураши, мы всегда будем вас помнить!), а поле битвы даже не физическое, а самые потаённые закоулки чужих душ, где ты с преступником будешь играть на его поле, где за него всё, где всё будто бы кричит о справедливости мести всему миру (Люси, тебя и подавно никому не забыть). Физиология души, более физиологичная и отталкивающая, чем все деформации тел, чем все самые страшные пытки среди ночного города. И при этом — неизменный эстетизм, преступный, болезненный, извращённый, страшный до боли, до отчаянного крика, но всё равно эстетизм. И воспоминания, от которых и появляется на лице такая улыбка, не столько даже торжествующая и хитрая улыбка одурачившего тебя преступника, сколько такая грустная, задумчивая, снисходительная... О нет, я тебе сделала больно, семпай. Не верь, это ведь не я, правда же, я ведь не могла, всё же развивалось по плану, и я так тебя люблю...

Ты будешь вести поединок, может быть и опъянённый наркотиками, и с перебитой рукой, но если победишь на психологическом уровне, то для убийцы окажется бесполезна бита, выпадет из рук тесак. Маньяк может быть кошмарно прав, во многом правее остальных. «Процесс получения счастья означает на деле разрушение счастья кого-то ещё. Мы набираем «очки счастья», отбирая счастье у других. Все на самом деле так думают и делают это, только я это делаю открыто, а другие лицемерят». Очень сложно возразить, если кто-то действительно почувствовал себя от этого счастливее. И чувствуешь такой стыд и ужас, понимая, что действительно сам мог часто переступать через чувства других, а где гарантия, что это не аукнется столь же ужасающими последствиями. И как убедить кого-то, что преступное счастье недопустимо, что некоторые моральные нормы абсолютны, как бы это ни было кому поперёк горла. Но зато тем ценнее победа, когда можешь опровергнуть маньяка даже по его собственной системе ценностей. Потому что кто-то может выглядеть сколь угодно правым, в своём праведном гневе, жажде мести, со своим подходом «око за око, зуб за зуб», но в какой-нибудь мелочи себе противоречит. А мелочи и решают всё. И что-то абсолютное есть, ты поймёшь, что оно есть, и то, что идёт против него, обязательно будет содержать червоточину. Если же не убедить словами, может, сами события сложатся таким образом, что станет ясно: небесное возмездие существует, даже если люди об этом забыли, и нельзя из-за своих хоть и страшных проблем мучить невиновных.

И, естественно, поиск самого корня, поиск истока проблемы, основного разносчика эпидемии, так сказать. «Истинного монстра», как и в аниме «Монстр» это было, где бессердечный Йохан по ходу повествования начинает казаться не таким монстром, как те, кто его им слелал.

Грань между тем, что есть преступление по уголовному кодексу, и тем, за что не могут посадить, но что с духовной точки зрения может быть даже ещё страшнее... ибо сеет семена, которые прорастают в чьём-то сознании, причиняя горе, толкая на чудовищные дела. Мамору Камбэ и в овашках про князя демонов Энму эту тему неплохо раскручивал.

... Ты же не убивала, ты ведь всего лишь жёстко отвергла парня, которому нравилась. Кто же знал, что у него настолько некрепкие нервы. Только почему-то это всё не идёт из головы, и сегодня, быть может, как раз и доведёт до безумия.

А сам тот парень, если бы тогда он удержался и остался жив, глядишь, и не было бы вчерашнего ужаса. То, что кто-то умер, не означает, что он больше ни на кого не может повлиять и не может после смерти нести разрушение, пусть и через поступки других. Так что сложно, всё очень сложно, спорно, мудрёно, но японцам не привыкать распутывать самые заумные психологизмы.

Мамору Камбэ — это прежде всего стиль, при этом стили у него на самом деле бывают довольно разные. Это Климт в заставках «Эльфийской песни» и «Звуков неба». Это и старомодный шарм «Психо-ныряльщика», где прорисовка, признаться, мне больше всего у Камбэ нравится. Здесь же это глянцевое 3Д мрачноватых пейзажей, атмосфера красивого и страшного города, который сам по себе как действующее лицо, путаница опасных улиц, одиноко валяющийся зонт, свидетельство только что произошедшей трагедии... Граффити настолько реалистичны, будто кто-то их только что в реале увидел и сразу скопировал. Огромная кукла на углу смотрит так, будто всё видела и сейчас всем расскажет, или из неё вылезет какой-нибудь демон.

Но без мистики покамест обошлись, и это только плюс. И то, что не рассказали, правда ли Дзю Дзюдзава и Амэ Отибана были связаны узами прошлой жизни, или Амэ просто такая чудаковатая, тоже плюс. Главное, что сама Амэ в это верит, и что вера эта помогает ей вызволять своего «хозяина». Посмотрев, понимаешь, что не страшно, если она и сумасшедшая, главное, что она не пытается скрыть ничего из своего характера, даже рискуя быть осмеянной и презираемой, ведь даже до целования башмаков парню опускается. Но куда страшнее те, кто до поры до времени выглядят трезвомыслящими и уравновешенными, а потом... Не стоит чересчур судить по внешнему. А Амэ, она хоть как Сион из Хигурашей с электрошокером ходит, до того трогательна на самом деле ( Сион, правда, тоже трогательна бывала ), и символизма с ней немало связано. Чёлка, густая и чёрная, которая сначала закрывает лицо, а потом, по мере того, как героиня раскрывается, сквозь чёлку начинают глаза проглядывать. И «амэ» означает в переводе «дождь», а эта девчонка так любит дождливые дни...

И главный герой по-моему ей вполне пара. Соглашусь с теми, кто считает его похожим на Томою из «Кланнада», а вот на стандартных гаремных героев он не очень похож. Хотя бы потому, что знает, чего хочет и чего не хочет, и, о ужас, способен сказать какой-нибудь обольщающей его девушке, что он сам способен выбрать, с кем ему быть. При этом он отвергнет не грубо, но и без охов и мелодраматизма, способен понять, что девчонка может броситься ему на шею не от привязанности даже, а из-за только что пережитой драмы, способен этим не воспользоваться, способен выслушать. И если к нему девушки тянутся, то это вполне заслуженно, поскольку их психологию он понимает на довольно хорошем уровне. А понять старшеклассниц это вам не хухры-мухры, они себя сами не понимают. А ещё Дзю так бесподобно прицокивает языком! Его сейю молодец, постарался, меня это сразу покорило.

И в итоге выходит, что серийные убийства и шастающие повсюду психопаты никак не могут помешать двум людям в этом равнодушном мире найти друг друга, даже наоборот, опасность сплотит. И разве не стоило проходить через горнило испытаний, если в результате одна странноватая девушка стала чуть меньше похожа на робота, на слугу, на покорный инструмент, если благодаря смертельной опасности она решилась обнаружить свои чувства. Если потом она, чуть робея и смущаясь, сказала, что хочет пойти в магазин подержанной манги. Если один парень сумел найти мужество объясниться с другим по поводу недоразумения с девушкой. Да, не все трагедии предотвратить удалось. Но если Дзю и Амэ вырвались из этого мрака, вывели друг друга, умудрившись сохранить в душе человечность, то тем самым они дали этому миру в тысячу раз больше, чем было утрачено.


+67Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Актриса тысячелетия (2010.11.16)

Есть фильмы, которые не подстраиваются под зрителя, не идут чинным и благопристойным шагом. За ними зрителю наоборот нужно ещё угнаться. До одышки, до пота, до крайней степени изнеможения. Но это не суета, не суматоха, не бессмысленная спешка. Это целенаправленный поиск себя и ещё чего-то или кого-то крайне важного. Бежит, бежит героиня. И даже если за ней не угнаться, неважно, что кто-то медленнее, важно, что соглашается бежать следом.

Тиёко, милая Тиёко. Импульсивная девочка-подросток, привлекательная девушка, зрелая состоявшаяся женщина, мудрая пожилая женщина. «Я не хотела приходить к нему, потому что не хотела, чтобы он видел меня состарившейся» - говорит она. Но не скромничаешь ли ты, признайся, Тиёко? Точно так же как то, что любви все возрасты покорны, ты доказала, что и красивой можно быть в любом возрасте, и если кто-то этого не замечает, то они многое потеряли. Седина в волосах и морщинки, право же, такой пустяк-то, по сравнению с исходящей от тебя харизмой, внутренней энергией и умением смело посмотреть правде в лицо, мягко и насмешливо пожурив пытающихся солгать тебе, пусть даже ради твоего собственного душевного спокойствия.

Кто-то ведь любит тебя и такою, а искренняя любовь мужчины, не престающая даже тогда, когда не надеется на взаимность — это и есть то мерило, которым поверяется истинная, внутренняя женская красота. Он здесь, взгляни, он совсем рядом, он всегда был недалеко, пусть ты и не замечала его, пусть и сейчас смотришь на него лишь со спокойной снисходительностью и нежной благодарностью за поступки, за которые он не требовал ничего, даже того, чтобы ты хотя бы запомнила лицо такого смешного, нелепого и такого бескорыстного рыцаря, как бы вассала, готового отдать жизнь за принцессу, что гоняется совсем за другим. Его награда несоизмеримо велика и несоизмерима печальна — быть свидетелем таинства достойного финала достойного представления, да ещё такого представления, когда всё как нельзя более всерьёз. Как некогда сказал древнегреческий мудрец Солон, никого нельзя признать счастливым раньше его смерти. А она теперь стала счастливой окончательно, она ушла счастливой, и пусть сложно примириться с этим, но только тогда можно оценить красоту роли, когда она сыграна полностью.

Поколения, столетия... тысячелетия. Разные виды оружия, различные уровни технического развития, архитектурные стили, фасоны и причёски. Нырок в необъятные космические просторы, чёрно-кровавый ад военных пейзажей, средневековый замок и летящие со всех сторон острые стрелы. Всё это на самом деле не более чем театральные подмостки, киношные декорации, грим, украшения и одежда для главной актрисы во всей Вселенной — Любви, без которой все остальное не более чем жалкая бутафория. Любви, которая не от мира сего, она так непрактична, невыгодна, нежизнеспособна ( «Ещё немного, и ты станешь старой, и тогда никто и не посмотрит на тебя!») Словом, ей нет места в мире, но она, как ни крути, единственное, ради чего этот мир только и стоит терпеть. Парадокс? Действительность. Это самая удачная шутка, самая пронзительная трагедия и самая светлая правда нашей действительности. Любовь может рядиться в одежды непритязательные, неприметные, порой даже очень потрёпанные, как великая Актриса, играющая подлинно глубокую, драматичную и серьёзную роль. Но как ошибётся тот, кто будет смотреть на одёжку!

Она может казаться и слабой, как принцесса в кимоно с изысканными цветами, только вот под этим кимоно — доспехи девы-воительницы, до последнего ищущей и старающейся защитить своего возлюбленного.

Порой даже тот, кто чувствовал, что значит так любить, предаст, отступится, прогнётся под рамки общественных приличий. Организует свою жизнь в соответствии с принятыми готовыми стандартами, ведь гоняться за призраками прошлого так сомнительно для известной актрисы, которой полагалось бы уже остепениться, быть солидной и респектабельной. Но вдруг настанет день, когда поймёшь, что просто-напросто пытаешься уместить себя в прокрустово ложе, и вмиг бросишь все свои дела ради самого смутного огонька надежды, наплевав на всякую высокомерную чепуху типа имиджа, взрослости, трезвого расчёта. Потому что тогда вернёшься в Любовь, и тебе всё простится, потому что настоящая Любовь тем и отличается, что прощает даже то, что её больше всего убивает. А именно, конформизм, согласие играть в жизни навязанную роль, а не твою собственную, отказ мечтать, если это выставляет тебя в смешном свете, отказ быть молодым. Ведь духовную молодость можно и нужно сохранить, главное не соглашайся стареть, не соглашайся играть по чужим правилам, и тогда победишь, даже если внешне ничего вроде бы не приобретёшь. Бег Тиёко по снежной равнине, долгая цепочка следов, прерывистое дыхание... катарсис, понятие и принятие себя такой, какая есть, что бы по этому поводу ни говорили, и начиная с этого момента никакая карма уже не властна будет над тобой. Пускай погоня за несбыточным, пусть даже она будет уже не на физическом уровне, но не лучше ли это, чем обывательское равнодушное «фи» по отношению ко всему детскому, наивному и живому? Тема духовного освобождения человека от давления окружающих здесь звучит мощно и громко.

Вот другая тема прозвучала здесь чуть слабее, в «Идеальной синеве» она лидировала. А именно, цинизм, бесстыдство, коммерциализация и порочность индустрии развлечений, в частности кино. Здесь это конечно есть, но не так явно. Но чтобы передать зависть, ревность, утомление жизнью, будет ведь достаточно слегка отвёрнутого от зрителя лица какой-нибудь примы с сигареткой в зубах, не обязательно одно на другое громоздить кровавые убийства. Да и махинации, которыми порой добиваются взаимности знаменитых красавиц, здесь тоже хорошо показали.

Вообще, поразительны достоверность, психологизм передачи эмоций. Как швыряет Тиёко снежки в стену, когда мать не хочет пускать её в актрисы! Это лучше тысячи монологов и диалогов объясняет, как девочка расстроена. Но вот проходят люди, и она уже не кидает снежки. Она не хочет делать плохо другим, срываясь на них, и это уже говорит о её благородстве.

Не только как биография отдельно взятого человека ценен этот фильм, в нём преломляются различные эпохи и соответственно различные умонастроения, воззрения, ролевые модели поведения (ох, слишком уж сухо звучит, а ведь за этими терминами — счастье или несчастье живых людей). Мать Тиёко являет собой воплощённый твердокаменный патриотизм (читай: национализм и домострой ). «Женщина должна приносить пользу стране, сидя дома с детьми.» Она бы охотно заставила дочь унаследовать её лавочку да в ней и работать остаток жизни, но времена уже не те, когда полностью можно лишить девушку свободного выбора.

Для графики здесь характерны предметность, вещественность, обилие деталей, но при этом, что удивительно, одухотворённость. А как иначе, пусть сами вещи бездушны, но то, как мы к ним относимся, наделяет их особым значением. Ключ, отпирающий самое дорогое в мире, единственная память о дорогом человеке. Колесо прялки зловещей старушки, которому придаётся глобальный смысл колеса сансары. Лотосы в пруду, символ чистоты и простосердечия. Даже если фоны просто эстетичны, этого уже немало. А они эстетичны — от ширмы с изящно нарисованным журавлём до кошерных руин.

И пускай Тиёко говорит, что больше любила погоню за человеком, чем самого человека. Она уж наверняка понимала, что что-то в этой жизни уже недоступно, но нужно же было коротать время разлуки, и чем, если не поиском? Она была обречена на вечное одинокое горение в пламени чувств, но эта вечность для неё уже закончилась, она её честно прожила. И теперь она идёт к нему. И непременно встретит, не стоит и сомневаться. Она знала, чем это заслужить.

«...Так жить, чтобы в конце концов
Привлечь к себе любовь пространства,
Услышать будущего зов...

И окунаться в неизвестность,
И прятать в ней свои шаги,
Как прячется в тумане местность,
Когда в ней не видать ни зги.

Другие по живому следу
Пройдут твой путь за пядью пядь,
Но пораженья от победы
Ты сам не должен отличать.

И должен ни единой долькой
Не отступаться от лица.
Но быть живым, живым и только,
Живым, и только до конца.»
(Б.Пастернак)


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Птичья песня (2010.11.13)

На данный момент мной просмотрено два произведения из проекта Ga-nime, а именно Fantascope Tylostoma и Tori no Uta, причём у обоих автор оригинала Ёситака Амано, один из самых известных современных японских художников, а здесь, в Tori no Uta, он ещё и режиссёр. Кроме того, довелось увидеть 1001 nights, этакую экранизацию одной известной арабской сказки, где дизайн выполнен по мотивам рисунков Ёситаки, и что же можно сказать: стиль у него действительно очень узнаваем, даже не читая состав создателей, можно догадаться, к чему он имел отношение. Относиться же к этому стилю можно совершенно по-разному. Могут возмущённо полезть на лоб брови: «Что это за?» Может родиться безмерное восхищение, просто-таки заболевание этими картинками.

Но одно заметно: именно этот его стиль, своеобразие исполнения выходит на первый план в перечисленных мною короткометражках, затушёвывая собой даже сюжет, который, впрочем, всё равно присутсявует и, под стать графике, балансирует между яркой чувственностью и тонкой грустью, между схематичной простотой основного и безграничным разнообразием неясных, полустёршихся, едва уловимых нюансов. Поэтому здесь прежде всего хочется говорить о реализации, ибо реализация здесь по сути дела и есть сама история.

В отличие от 1001 nights, Tori no Uta анимирована слабо, как, впрочем, и Fantascope Tylostoma; в отличие же от Fantascope Tylostoma, преимущественно чёрно-белой, здесь всё на цвете завязано очень даже сильно. Даже и по сюжету, ведь, чтобы встретиться вновь и не расставаться впредь, герой и героиня описывают свои воспоминания, а каждое из этих воспоминаний окрашено в какой-то цвет радуги. Временами картинка становится почти психоделичной, но от этого уберегают просачивающиеся изо всех щелей традиционные мотивы. Временами цвет хищно и агрессивно заполоняет собой всё, красными ли цветами, густо-синими, коричневыми ли и тяжёлыми тенями на фигурах и одежде. И тут же следует лёгкость карандашного наброска каким-нибудь лёгким и светлым тоном. Причём карандашом будто водили по бумаге, в некоторых местах промокшей, и оттого где-то линии чуть расплылись, чуть темнее.

Рисунок очень фактурен, выразителен, обилие грубоватых штрихов, придающих, однако, кадрам особую живость и свежесть неисправленного этюда. И как не утонуть в розовеющих складках кимоно, разметавшихся, словно морские волны, в изгибе карминно-красных припухлых губ. Непонятно, сон это или реальность, но герой сам говорит, что ему это абсолютно не важно, значит и нас это не должно особо волновать. Позы порой эпатажны, глаза змеиные, широко расставленные с приподнятыми кверху кончиками, да ещё и сами волнятся, змеятся. Это пугает, это чересчур страстно, это как будто безобразно, но ещё миг, другой поворот, ракурс, отчаянно протянутая рука, чтобы удержать... и вот уже ловишь себя на мысли об утончённом эстетизме. Боль, расстройство здесь показаны часто не столько чертами лица, сколько усталым изгибом спины. Но и лиризм, и душевный подъём здесь тоже выражены мелодикой струящихся силуэтов, которые то словно набухают красками, то наполовину растворяются в сияющем фоне.

Детали вплетены умело: затейливые раковины, которые у Ёситаки Амано вообще встречаются нередко, птичье пёрышко, которое надо беречь в надежде на будущую встречу. Также и символизм присутствует, принцесса морских драконов, например — это так сказочно и поэтично. И в любом случае, звучащие здесь мотивы и сюжеты общезначимы, в мифах западных народов тоже часто фея своего избранника забирает после долгой разлуки и после его смерти в Волшебную Страну. Да и как иначе, если легенды и сказания часто подпитывались тем чувством, которое каждому народу ведомо. Которое герой сумел сберечь в своей груди, и это было даже важнее, что он сохранил заветное пёрышко. И за это была ему немалая награда. Он ведь сумел сохранить нетронутой свою любовь...


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Благородный демон Энма (2010.11.11)

Какие бы ни были здесь преступления, а кое-что уже сразу так и хочется инкриминировать заглавному герою, демоническому красавчику Эмме. Правда, к сожалению, ничего серьёзного, так, мелкую кражу готичного прикида в составе тёмных плаща и шляпы у полувампира и тоже неотразимого красавчика, охотника на вампиров Ди. Причём говорящую ладонь Ди он видимо каким-то образом пересадил на эту шляпу. Если, конечно, не допустить, что это сам Ди несколько сменил себе внешность, покрасился в рыжего, прошёл курсы повышения общительности и опосля, выбрав себе подходящую легенду, внедрился в сверхъестественное бюро расследований. Правда, за неимением собственного сыскного агентства, ни одну из этих версий я проверить не смогу.

И его компаньоны ему под стать, тоже достаточно колоритны.

В пару Эмме, порой ловеласничающему и с хитроватой улыбкой, ясное дело, нужно поставить горделивую и холодноватую красавицу. Вот она, Юкихимэ. «Юкихимэ», как нетрудно догадаться, означает «Снежная принцесса». Снегурочка, одним словом. Она крайне не любит, когда её называют «Юки-тян», и этого, в общем-то, уже достаточно было бы о ней знать. Если вы узнаете о ней больше, то рискуете к ней привязаться, а тогда, наверное, не сможете бесстрастно наблюдать за её судьбой. Они с Эммой — холод и огонь, лёд и пламя. Могут ли такие быть вместе, выдержать друг друга?

Но «высокий штиль» изысканно и капризно прорисованной пары главных героев должен разбавлять, оттенять персонаж более приземлённый. И вот он, каппа Капаэру. Каппа это японские водяные, внешность их неказиста, жабообразна, поэтому в аниме они наверное и фигурируют реже, чем какие-нибудь красивые лисы-китсунэ. А ведь здешний каппа, при всей своей потешности, фривольных перешёптываниях с Эммой насчёт женского полу( «Я ведь только потому, что нам нужно знать человеческую психологию!» - это отмазка для разгневанной Юктхимэ) оказывается в итоге персонажем глубоко трагическим не менее, чем и все остальные здесь, а может быть и более.

Для искушённого знатока ужасов вряд ли тут будет что-то новое в плане сгущения атмосферы. Но повторять азы тоже может быть очень приятно, не так ли? Альфа и омега японских ужасов, конечно же, ванна. Ужасы без ванны — всё равно что роза без аромата. А ванна без красивой девушки... ну вы понимаете, тогда ванну и показывать-то незачем. Далее по списку: куклы в традиционных кимоно, дом, перестраивающийся каждую минуту, которому и сам Стивен Кинг подивился бы, и так далее.

Но японские ужасы всё же не абы чтобы всех напугать, оттуда и какая-то мораль должна извлекаться.

Как все верно подмечают, детективы-демоноборцы к тем, кто здесь мучается от демонов, то есть к людям, в целом-то равнодушны. Они вполне себе готовы убить «хозяина», то есть человека, в чьём теле угнездился демон, если нет способа выгнать демона наружу и уже тогда с ним разделаться. Однако так ли их равнодушие страшнее равнодушия самих людей друг к другу? Ведь очень мало кому на Земле, признаемся честно, есть дело до других. Молоденькая официентка бара, пожаловавшись хозяину на приставания посетителей, сильно рискует услышать в ответ бессердечное:«Быть любезной с посетителями — это тоже часть твоей работы». Ведь официантка в школьной форме — это такой растиражированный и пользующийся огромным спросом образ, на который облизываются все фетишисты, и поэтому перед миром заведомо беззащитна. А коллеги ничуть не будут поддерживать или проявлять сочувствие, а только посмеются над тобой, что везде таскаешь за собой куклу, которой одной только и можешь поверять свои горести. И вот уже посеяно семя тьмы, которое может дать обильные всходы.

А после сообщения о кровавых и страшных преступлениях диктор бесстрастным голосом скажет: «А сейчас прогноз погоды для района Канто. Солнечно, потом возможна переменная облачность». Так что это аниме не только и не столько о сверхъестественном, сколько о безразличии людей к друг другу. Не пора ли спохватиться, вдруг ещё не поздно проявить к кому-то заботу и внимание?

И Kikoushi Enma не просто аниме, где надежды на благополучный исход наивны, а аниме, которое критически переосмысляет само понятие счастливого конца. Что, если твоя жизнь день ото дня всё больше удручает, а бойфренд, которого ты застаёшь с другой, только и скажет: «Почему не предупредила, что вернёшься так рано?» Что, если родной и вообще единственный оставшийся у тебя человек в одночасье становится таким, что быть с ним под одной крышей и дальше опаснее, чем в ночном отеле рядом с окровавленным трупом? Тут смерть или сумасшествие будут даже желанным выходом. И самой высшей наградой может быть всё-таки пролитая по тебе слезинка постороннего человека.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Psycho Diver: Mashou Bosatsu (2010.11.09)

Бусудзима принадлежит к так называемым психо-ныряльщикам. Их служба подчас бывает и опасна и трудна. А связана она с тем, что, используя как свои некие особые способности, так и научные разработки и техническое оборудование, ныряльщики эти могут погружаться в глубины чужого сознания. И видеть тайные страхи, тревожащие воспоминания других, искать истоки чужих психологических проблем, попутно и решая их, вытаскивая пациентов из глубин их отчаяния и пучин ужаса. Но, оказывается, порой тёмная сторона чьего-то сознания способна так захлестнуть сознание самих психо-ныряльщиков, что те погибают. Может в буквальном, физическом смысле голова взорваться.

Юки Кано — молодая певица. Но в последнее время она сама не своя, а особенно с тех пор, как вступила в одну подозрительную секту. Кёко, менеджер Юки, искренне за неё переживающая, обращается к Бусудзиме, чтобы тот помог разобраться, в чём же дело с талантливой девушкой и как оградить её от пугающих манипуляций членов секты. Но Бусудзима узнаёт, что один его друг уже погиб, попробовав нырнуть в психику Юки. Поэтому что-то он пока не особо рвётся откликнуться на мольбу о помощи.

Но тут кто-то убивает его любимого пса и пишет его кровью на стене угрозу, чтобы он и подумать не смел браться за это расследование. Ну, всё теперь. Кто бы это ни были, они это сделали совсем зря, ибо тут уже Бусудзима берётся за дело. Потому что всякие сектанты могут плести хоть мировые заговоры, вызывать сколь угодно жутких демонов, юные певицы могут страдать чем угодно. Но если у человека убили его собаку, это уже серьёзно, и оставлять такое неотомщённым нельзя ни в коем случае.

Видимо, у режиссёра Мамору Камбэ пунктик на бедных пёсиков, которых обязательно кто-то да хочет убить. Недаром так хрестоматийна сцена убийства щенка в его наиболее известной вещи, в «Эльфен Лид», как вы уже догадались ( кстати, действительно тяжёлая и чересчур реальная сцена ).

Ну а раз Мамору Камбэ, то о наличии подчёркнутых кровавости, жёсткости и эротизма можно было догадаться даже не смотря. Хотя у Камбэ, впрочем, есть и вполне себе безобидные вещи, вот к примеру «Звуки небес». Но конкретно здесь не тот случай, когда сюжет будет особо мягок к своим героям. Кто-то, правда, отделается меньшими потерями, кто-то навсегда отправится в мир иной, а кое-кто физически останется жив, но потеряет всё, кроме осознания, что сумел спасти чьё-то счастье, но, увы, не своё. Не затронутым же, не оцарапанным произошедшим едва ли кто останется. Сумел кто-то спасти другого человека, чья судьба даже не связана с его судьбой — и всё на самом деле ради памяти, ради просьбы кого-то, кого уже нет в живых. Видимо, в этом заключаются гуманистический пафос и бескорыстие - помогай другим, даже если тебе мало что с этого перепадёт, скорее ещё за такое благородство и отнимется, а жизнь десяток раз будет висеть на волоске. И верь, что умершие тоже могут видеть твои добрые дела. Но всё равно, грустноватый это пафос.

Конечно, это будет слегка смягчено, приглушено лиризмом, примиряющими монологами, светлыми меланхоличными пейзажами, памятными сувенирами на могилах и очевидностью того, что не всё было зря и кого-то всё же удалось вырвать из щупалец памяти о тягостном прошлом. Но как велика, как чудовищно велика может быть плата за жизнь и душевное здоровье одного-единственного человека.

Чего у этого аниме не отнять, так это стильности, этакой готично-урбанистической атмосферы. Немного вызывает ассоциации с киберпанковскими мирами Сиро Масамунэ, особенно с Real Drive, где дайвинг в море чужого разума также всячески практиковали. Разве что тут не бродят табунами элитные боевые киборги женских моделей.

Фоны в большинстве своём завораживающи — от холодно-красивых витражей до замысловатой аппаратуры, надписей на экранах и графиков сердечных ритмов. Лица героев прорисованы реалистично, причёски героинь ухоженные и так и сияют, и даже причёска главного героя меня не раздражала, хотя обычно не люблю стоящих дыбом волос. Так что для тех, кто в произведении ценит стиль, эта вещь может быть очень заманчива. Только стоит готовиться к тому, что сюжет может вас заставить нырнуть будто в ледяную-ледяную воду...


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Смеющаяся мишень (2010.11.08)

Посмотреть это стоило хотя бы уже потому, что первоисточник к этой ОВА написала Румико Такахаси. А она — автор оригиналов для нескольких крайне выдающихся аниме, такой старой доброй классики, как «Ранма 1/2» или «Доходный дом Иккоку». Но у неё и ужасы имеются, «Шрам русалки», «Лес русалки» тоже по её произведениям снимали. Вот и «Смеющаяся мишень» - ужастик. Ну, до физиологичных ужасов «Леса русалки» здешные страхи не дотягивают, но оно может и к лучшему.

Живёт на свете юноша Юдзуру, красавец, спортсмен, из лука хорошо стреляет. И подружка у него есть, Сатоми, красивая и тоже лучница, чего же ещё в жизни надо. Только тут небольшая проблемка: ещё в детстве его просватали, причём за его собственную кузину Адзусу. А у Адзусы мать умерла при странных обстоятельствах, и она перебирается в дом к своему жениху. И что самое худшее, похоже, ничуть не собирается мириться с тем, что тот так легкомысленно открещивается от давнего и нерушимого обещания жениться на ней, которое дал в солидном возрасте лет шести.

И тут не обойтись без расспросов, выпытываний, укоров, объяснений, прогулок вдвоём по утреннему городу, песни, туманные, но тревожащие слова которой уже подготавливают к надвигающимся событиям.

Ничего не говори.
Это что, свет?
Слишком уж ярко сияет он.
Может ли любовь быть опасной?
Всегда будут случайные встречи,
А сердца так яростно бьются,
И дрожат тела.
Будь осторожен,
Ты же, ты же весь
Трепещешь и пылаешь.
Ах, любовь и правда
Так опасна.

Мистика будет, куда же без неё. Но корень здешних проблем — и это очень правильно — отнюдь не в мистических, а в реальных и жизненных явлениях. Одержимость чем-то или кем-то, выжигающая в человеке всё человеческое. Ревность, чувство собственности, которые частенько выдают за любовь, но которые на деле любви противоположны. Трудно от этого избавиться, да, но на то и существуют такие фильмы. Они словно бы показывают: кое-чего лучше не делать, а не то...

Самое ценное, однако, это здешний главный герой. Хотите верьте, хотите нет, а у меня такое впечатление, что анимешный герой с убедительными признаками вменяемости мне последний раз попадался не одну сотню лет назад. Да, кажется, после хмурого Томои Окадзаки из «Кланнада» и неподражаемого Юити Айдзавы в «Каноне» школьников с зачатками характера мне не попадалось. Здесь же поведение Юдзуру было настолько непривычным, что не раз заставляло изумлённо открывать рот и ловить себя на мысли, что от того, что показывают в последнее время, это разительно отличается.

А между тем если чему-то и следовало бы удивляться, так это поведению сильного пола в современных школьных анимешках, будь те даже тоже с примесью мистики. Очень позабавило меня представить себе, что бы случилось, будь на месте здешнего парня законченный ОЯШ в нынешнем понимании. Ну, во первых, он бы тогда нипочём бы не знал, чего сам хочет, и между двумя героинями трепыхался бы как осёл из одной известной басни. И при этом ему ничего бы за это не грозило, благо гаремные тряпка-куны практически всегда оказываются способны всем угодить, даже не отдав никому решительного предпочтения. Во-вторых, тряпка-кун ни за что бы не смог поверить, что за очаровательной внешностью может скрываться что-то угрожающее, как же, разве может такая красотка замышлять что-то не то... А если бы и поверил, то всё равно бы только большим сочувствием к красавице проникся и жалел бы её гораздо больше, чем любых возможных жертв, только слёзки бы проливал, что той так плохо, приходится бедняжке убирать со своего пути всех, кто на нём так некстати встал.

По счастью, Юдзуру-кун до такой атрофии мозга не доходит. Он чётко знает, чего хочет, выбор ему сделать не так сложно, благо он давно его уже сделал. Более того, он ещё будет и защищать того, кому грозит опасность, и без этих всяких пафосных фраз: «Я тебя обязательно защищу, я весь такой бла-бла-бла». На это в действительно опасной ситуации просто не осталось бы времени. И так понятно, кого он хочет уберечь и почему. И даже если демоническое принимает обольстительный вид, это не отнимет у него способности бороться с угрозой и поразить даже самую привлекательную оболочку. Ведь главное всегда то, что скрывается внутри.

Что касаемо непосредственно ужастика, то приёмы нагнетения обстановки здесь стандартны. Но! Это не значит, что они плохи, тем более когда было снято-то. Телефонный звонок, заставляющий вздрагивать, капли, медленно выползающие из насадки душа и со зловешим звуком разбивающиеся о пол ванной... Сложно, признаться, мне всё ещё сложно отучиться пугаться таких деталей.

Графический стиль узнаваем. Вокал отнюдь не плох. Идея и та имеется, и причём довольно здравая. Конец неочевиден, заставили-таки поволноваться. В общем, без особых наворотов, но вещь добротная.


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Fantascope Tylostoma (2010.11.07)

«На моём столе лежит окаменевшая раковина.
В далёком детстве я нашёл её на заброшенном пустыре...»

Раковина — сама по себе вещь такая затейливая и причудливая, что одно только упоминание о ней обещает нечто столь же причудливое, необыкновенное и сложное. И сейчас это впечатление не обманет. Здесь нам расскажут о символическом смысле, который связывали с раковинами древние народы. Если верить этому аниме, раковины нередко связывались с созиданием, рождением и поэтому имели большое значение для рожениц; ещё их клали в могилы как мольбу о возрождении для покойников в будущей жизни. И в самом этом фильме тема возрождения, перерождения на одном из первых мест. Название этого аниме на русский переводят как «Раковина фантастических видений» - и правда, как оформление, так и содержание тут так же фантастично, нетривиально и прихотливо, как изящные извивы ракушки.

Если честно, стоит мне услышать «раковина», и перед глазами встаёт нечто разноцветное, перламутровое, переливчатое, так что от графики здесь я ожидала того же. Но вот сюрприз: выполнено всё в основном в оттенках серого и чёрного. Пепельное море, пепельное небо, угрожающая чёрная тень. Изредка этот однообразный колорит взрывается вспышками ослепительно красной крови, а ближе к концу есть абстрактные цветные струйки будто бы лёгкого дымка. Анимировано только слегка. Чуть колышется вода, чуть раскачиваются занавески на ветру, чуть подрагивают тонкие волоски на головах персонажей. Меланхоличны статичные кадры, покорно застывшие скелеты живых мертвецов. И при этом, что удивительно, такое графическое решение меня не разочаровало. Нарочитая небрежность и неловкость линий не может скрыть их живости и эстетизма, разводы как от туши в японском аниме более чем уместны, а свет, разливающийся внезапно по женскому силуэту, и вовсе в сердце вызывает приятное тепло.

Мечта. Извечная мечта человечества о некоем сокровенном месте. Том месте, где время остановилось. Нет, где времени просто нет. Месте, где нет ни холода, ни боли, ничего ненужного. Тоска, неизбывная тоска по чему-то такому, непонятному — сколько разных легенд было у людей, о зачарованном острове Авалон, о Волшебной Стране эльфов и фэйри, мало ли о чём ещё. Может быть, правда есть где-то мир некоей спящей красавицы, чьё внутреннее сияние и поддерживает всё очарование этого места, и такая спящая красавица конечно же богиня. Трудно найти это место, трудно туда попасть. Но ещё труднее, пожалуй, там удержаться, показать себя достойным открывшегося внезапно неведомого пристанища.

Мир, подлинно диковинный мир. Мир, в котором можно даже богиню заинтриговать, добиться её благосклонности, предложив ей приложить к уху прекрасную раковину... услышать шум моря. В этом произведении не столь много действий и событий, или, чего доброго, экшена, сколько картин мира, который может быть и домашним, и пугающим. Сколько переживаний, настроений и мельчайших оттенков этих настроений.

Здесь говорится и о страсти, и о любви. О преданности и о предательстве. О потерях и неожиданном обретении. Людей ненавязчиво пригласят поразмыслить над тем, что то, что можно было бы получить в подарок за просто так, превратится в страшное проклятие, если захватить это силой или же хитростью. Может, кто-то задумается над тем, через что можно переступить ради близкого и родного человека, и поймёт, что даже самые возвышенные мотивы не оправдывают подлость.

Можно отсюда вынести ещё мысль и о том, как по-разному можно взглянуть на одно и то же. Раковина одному и тому же человеку в какой-то момент может показаться черепом, в другой момент — загадочным кораблём. Точно так же и это аниме можно очень по-разному рассматривать. Кого-то может шокировать, кому-то прискучить. А кого-то возможно и покорит эта на новый лад рассказанная старая легенда о Летучем Голландце.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Good Morning Call (2010.10.31)

Ох и разругали же, ох и засудили же овашку-бедняжку. Мало смысла? А ведь его тут поболее будет, чем в некоторых психодельных философизмах на тринадцать серий, или, чего доброго, и более. Потому как что есть наша жизнь на самом-то деле? Наша жизнь — повседневность, за некоторыми исключениями в виде отдельных личностей и отдельных периодов жизни. И то этим личностям, с необыкновенной жизнью, чаще всего в реальной жизни не позавидуешь. И все ли всегда ли были довольны в периоды своей жизни, которые несколько выпадали из обычного русла и склонялись к чему-то экстремальному? Другое дело, что всё равно люди всегда будут думать, что хорошо там, где нас нет, и лучше всего являться теми, кем мы не являемся и являться нам не грозит.

Потому так будет популярна постапокалиптика и боевики, пронизанные ощущением хождения по краю пропасти. Меха-сёнены и махо-сёдзё, дающие помечтать об обретении крутости. Мистика и ужасы, позволяющие пощекотать нервы, потерять грань столь надоевшего реального мира. А то, что неброско и обыденно, держится в рамках хотя бы теоретически возможного, гипертрофировано только чуть-чуть да ещё кратко, непритязательно, незатейливо, от этого так легко солидно отмахнуться. Как и от этой маленькой, столь незамысловато выглядящей и вроде ни на что особо не претендующей вещички.

Но если эта вещь пустышка... Если в этом нет смысла — то есть ли смысл в нашей жизни вообще. Если мы не будем себе льстить, а взглянем трезво со стороны на своё собственное житьё-бытьё, праздники и будни, и подумаем, как бы это всё смотрелось в формате анимешной ОВА, не придётся ли нам признать, что это выглядит куда однообразнее, сумбурнее и безымоциональнее, чем то, что показано здесь? По крайней мере, то, что здесь, меня с первых кадров покорило своей атмосферой, какой-то удивительно доброй, но и поддразнивающе-озорной одновременно. И захотелось ностальгировать, может и ни к селу ни к городу, о старой доброй «Иронии судьбы, или с лёгким паром!» Возможно, из-за комедии положений, забавных недоразумений, которые здесь присутствуют.

Так уж получилось, что юные Нао Ёсикава и Хисаси Уэхара сняли в силу недоразумения одну и ту же квартиру, и у них нет особо ни желания, ни возможностей от неё отказываться. И выход очевиден, хоть и несколько щекотлив... жить вдвоём под одной крышей. Ну а от этого недолго и до того, чтобы стать настоящей парой. Только вот когда это у кого дела сердечные шли всегда гладко. Ибо и Уэхара хорош собой, и на него девчонки заглядываются, и к Ёсикаве один красноволосый бисёненчик подкатывает, всё уговаривает стать моделью для демонстрации разных стрижек там, причёсок. И как назло, забыла Ёсикава, когда день рождения у Уэхары, что привело к несложно прогнозируемому, мягко скажем, недоумению бойфренда. Удастся ли незадачливой девчонке разрулить ситуацию и помириться с парнем, кстати говоря, довольно гордым? Честное слово, я взаправду переживала за Нао, пусть исход и был довольно очевиден.

Вот и смысл, который здесь лично я вижу, который мне близок. Так важно проявлять внимание к другому, так важны мелочи, комплименты, добрые слова, подарки, пусть самые скромные, вообще знаки внимания. Да, этот смысл вряд ли будет востребован, он прост и очевиден, лежит на поверхности, никаких тебе откровений об устройстве Вселенной, артхаусного концептуализма и прочего (чур меня, чур). Но почему-то люди как раз меньше всего помнят очевидное, даже если на словах с ним соглашаются. А ведь лишиться внимания любимого из-за мелкой оплошности — вещь куда более реальная, чем скорый апокалипсис, и возможно, вещь даже более трагичная. И из-за более мелких причин расставания происходят. И соответственно, посмотреть, как люди преодолевают возникшие маленькие недопонимания ( могущие перерасти в очень большие и резко изменить всю жизнь, и притом не в лучшую сторону ) возможно целесообразнее, чем сопереживать поискам очередного магического артефакта или борьбе с очередными пришельцами. Далеко не каждое постапокалиптическое аниме снисходит до того, чтобы напоминать, насколько важно поздравлять близких с Днём Рождения. А эта анимешка напоминает.

Не говоря уж о том, что затрагивается такая важная тема, как выбор между карьерой и личной жизнью. Может показаться немного наигранным, когда герои так легко отказываются от профессионального роста. Но если это ради тех, кто дорог... В реальности и куда большим жертвуют, правда-правда. И могут сделать этот выбор так же быстро, как здесь.

Временные рамки, понятно, позволяют очертить характер персонажей лишь несколькими беглыми штрихами, но даже при этом создателям, считаю, удалось раскрыть героев лучше, чем если бы они тянули резину и сделали сериал. Хмурый, довольно язвительный, но на самом деле искренне дорожащий своей девушкой Хисаси. Нао, такая рассеянная, легкомысленная, самозабвенно предающаяся неумеренному шоппингу, и при этом так мучительно переживающая за свои ошибки. Даже те персонажи, которые в кадре появляются всего ничего, сделаны довольно ярко, чего стоит только квартирная хозяйка, ростом едва ли в два вершка, но какой характер! А ведь помимо главной любовной линии, раскрутили историю и ещё одной пары.

Рисовка - милая, сёдзийная. То есть я, конечно, не знаю, что такое сёдзийная рисовка, но интуитивно понимаю под этим вот такую, именно с такими распахнутыми глазами, именно с такими очаровательными тонкими кончиками волос, как здесь.

Может быть, мангу действительно спрессовали плотно, но у меня почему-то всё равно было стойкое подозрение о наличии единого и вполне связного сюжета, но что главнее, единого настроения. Это как если вспоминать некоторые значимые моменты своей жизни... даже если в сознании они мелькают быстро, тепло от таких пустяшных и таких неизмеримо значимых воспоминаний никуда не девается.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Страшные истории из школы: Пришла Ханако (2010.10.27)

Японцы, похоже, гораздо больше склонны гордиться своими школьными и иными призраками, чем в России школьная администрация гордится процентом выпускников, поступивших в МГУ. Ну а если так абсолютно трезво и здраво подумать, зачем вообще нужна школа, если в ней или рядом с ней даже ничего страшного-то не случалось. И зачем передавать по наследству старинное зеркало, если там не водятся духи. И какое же это детство, если нет таинственных подвалов, закоулков, окон, дневников, телефонов и фотокамер, запретных вещей и действий...

Если нет запрета и опасности — нет и нарушения запрета и ещё большей опасности. Если же нет свалившегося на голову ох и приятного же, как вы понимаете, приключения (ага, свалившегося, а сам ты прям ничего для этого не делал, чтоб тебе такое счастье привалило) — нет страшной истории. Нет истории, держащей в напряжении — нет и хэппиэнда. Ибо если не переживать сначала за кого-то, то это «хэппи» не сумеешь в полной мере прочувствовать. Страх всё-таки ещё и инструмент для вызывания сопереживания героям. Но хэппиэнда, кстати, вам тут никто не обещал, поэтому он будет не в каждом случае. Тем больше ценишь, когда он бывает, понимая, что это далеко не само собой разумеется.

Вот за что стоит ценить детскую фантазию, так это за то, что она ещё не отформатирована, не уложена в общие схемы и догмы. Поэтому хвала детским ужастикам, ибо хотя бы они ещё могут быть избавлены от преимущественно взрослой болезни однообразия и предсказуемости. Нет, не поймите неправильно, в мире детских фантазий полно общезначимых сюжетов, а у детей из разных стран есть похожие страшилки. Вот хотя бы красные башмачки, которые не следует одевать — какой популярный, оказывается, образ! Но мелочи, которые и составляют суть таких коротеньких историй, каждый раз будут разными, чуть по-другому всё повернулось — и уже совсем другой итог, совсем другой рассказ. А мелочи эти детская фантазия избирает путём самым неясным и парадоксальным. Что, на мой взгляд, здесь смоделировали донельзя удачно.

И не надо стесняться никакого буйства и вольности фантазии: простится обрывочность, простится эклектичность и скоропалительность, простится примитивизм графики. Не простится только одно: строить из себя умных взрослых дяденек, стоящих выше каких-то слухов и суеверий какой-то там школоты. А создатели сумели не кичиться и, похоже, вписать себя в этот пугающий и манящий мир, который на деле не ниже взрослого мира, просто немного другой. Ведь и взрослые, на самом деле, увлекаются подчас куда более мистическими и иррациональными вещами, просто называют это умными словами. А дети не знают никаких терминов, и как придать себе важности, объяснить так, чтоб поверили, тоже не знают. Зато у них, вместо сухого наукообразного рационализма, есть легенды и приметы, есть поэзия даже в ужасах. Пусть нечто подстерегает их где-то там, но зато есть и сверхъестественные помощники, которые на этот раз, может, придут и помогут именно им. И получится соприкоснуться с непознанным, но, познав, суметь вернуться обратно. Такая своеобразная инициация.

Перед просмотром «Пришла Ханако» почему-то казалось, что Ханако и есть та главная бяка, которую всем бояться и бояться в обязательном порядке, а особенно бояться, конечно же, того, что она придёт. И что мне теперь прикажете делать? Потому что эту крошку впору включать в список своих любимых персонажей из аниме. Даже если бы она обладала чётко выраженной отрицательностью, и тогда было бы, за что её жаловать. А именно, за ту особенность, которой анимешные персонажи обладают как ни странно далеко не всегда — запоминающейся внешностью, колоритным дизайном.

Эти кайдановские тёмные волосы, эта кайдановская прямая чёлка, эта кайдановская бледность лица. Вроде как полагается по стандарту, но всё по-своему. И при этом — удивительно живой и не болезненный образ, а даже очень яркий. И яркий, спешу заметить, отнюдь не жёлтой кофточкой или юбчонкой красного цвета. Даже не магическим тюльпанчиком или губной гармошкой, издающей очаровательно-замогильную мелодию. Яркий своим характером. И особенно одной из черт этого характера. А именно, крайней толерантностью и чрезвычайной готовностью Ханако прощать людям разные действия, которые в том числе и её собственную честь затрагивают. Не каждый человек такими качествами обладает, честное слово!

Мальчик похвастался перед девочкой тем, будто знает Ханако, а на самом деле вовсе её не видал. И что вы думаете, покарала та незадачливого врунишку? Наоборот, ещё и защитила от наведавшегося страшного духа, который бы иначе мальчонку ням-ням. Или вот фотограф, кому такое бы вроде не к лицу, взрослый ведь и солидный дядя, соврал, будто сфотографировал саму Ханако. И всё ради выгоды, сенсации. Но Ханако-сан и ему помогает, и только просит, уходя, чтоб он был тактичнее с призраками, им тоже бывает неприятно, если их выставят напоказ. Честное слово, мне её аж жалко, насколько же широкой души надо быть, чтобы так после этого с людьми возиться. Но скорее всего, её гуманизм ( подумать только, призрак может быть более гуманен, чем живущие ) окажет благотворное воздействие на тех, к кому она явилась. Такая героиня сделает честь любому махо-сёдзё.

Так что истории эти не только для щекотания школьникам нервов или снятия страха перед школьными экзаменами. Там и мораль откуда-то сумела завестись. История с фотографом побуждает нас ещё раз скептически осмыслить современные СМИ, дешёвую погоню за скандалами, раздувание шумихи на пустом месте. Среди призраков есть к тому же ещё и девочка, погибшая во время войны, вот и антивоенная тематика прозвучала. А история девочки, которая смогла встретить дорогого родного человека даже после его смерти — чем не маленький гимн родственной любви, которой и смерть не помеха? А покойный певец и будучи призраком так трогательно желает, чтобы его пение слушали.

А даже если не мудрствовать лукаво, не вдаваться в философизм и психологизм и смотреть это просто как сборник народного фольклора... незабываемые сны этой ночью вам обеспечены!


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Новые капризы Апельсиновой улицы (2010.10.19)

Кёсукэ Касуга добился внимания обольстительной красавицы Мадоки и кажется мог бы себе дальше спокойненько жить-поживать и упиваться жизнью, развивать отношения с избранницей. Но однажды утром кто-то звонит ему по телефону и предупреждает, чтобы он в этот день особенно остерегался машин. Кёсукэ, естественно, хочет знать, кто его побеспокоил, в ответ на что незнакомец представляется... им самим! Трезво и солидно рассудив, что это чей-то не слишком удачный розыгрыш, парень, естественно, о предупреждении забывает. Только вот не зря ли он так беспечен? Ибо одна шальная машина его уже как будто подстерегала, когда он переходил дорогу...

Фильм, как все уже догадались, призван смягчить горечь и беспощадность ( ну, для кого как, конечно ) предыдущей полнометражки, «Капризы Апельсиновой улицы: Я хочу вернуться в тот день». И подслащают здесь действительно добросовестно, похоже, стараясь скомпенсировать одну крайность другой. Если при расставании с Хикару герой с ней был, говоря начистоту, довольно груб, то сейчас при встрече они себя ведут как будто ни в чём не бывало. Не то чтоб в жизни так быть не могло бы совсем. Теоретически - да, это идеал, к которому по идее люди должны стремиться, великодушно не держа обиды на своих более удачливых соперников/соперниц и отвергнувших их чувства.

Именно что так бывает скорее теоретически. Есть события и слова, которые воздвигают между людьми такую стену неловкости, что вряд ли они когда-нибудь смогут сделать вид, что и не было ничего. Но положение обязывает, уж раз взялись за продолжение, просто не могли бы избежать фраз «Я действительно хочу, чтобы вы были счастливы» и трогательных охов-ахов с подругой, уведшей у тебя парня. И кому какое дело, что этому место скорее в латиноамериканской мылодраме или американской комедии с Джулией Робертс в главной роли. Если уж доводить всё до конца по логике жизни, так и «Школьные дни» могли бы получиться, а не факт, что всем это нужно. Парням, по крайней мере, жизненно необходимо думать, что воздыхательница, которую они послали, не пырнёт их ненароком в спину, буквально или фигурально, а только благоденствия и процветания с другой искренне пожелает.

Кёсукэ, ловишь себя на мысли, гусь ещё тот, на повзрослевшую Хикару он поглядывает уже более заинтересованно. Легко поверить, что если бы у Хикару пораньше фигурка развилась, и волосы уже три года назад были бы подлиннее, ещё неизвестно, смогла бы Мадока с ней тягаться. Да и кое-какие вещи, которые говорит двадцатидвухлетний Кёсукэ... если это принимать всерьёз, он явно форменный донжуан и с возрастом будет становиться всё циничнее. Так что мораль сего фильма, несмотря на весь драматизм, вздохи, примирение и всепрощение, довольно-таки под вопросом.

Это скорее произведение не универсальных моралей и реальных выходов из положения, а эмоций и настроений. Причём каждый может выбрать по своему вкусу, чему он больше верит и какая тональность ему здесь больше всего близка. Очень удобно под этот фильм погружаться в меланхолию, глядя на цветущие кусты под дождём, под узористой решёткой балкона. А можно посмотреть на всё это с бесшабашной и ироничной точки зрения. Ещё бы, всякие пространственно-временные замуты, приводящие к подчас довольно пикантной комедии положений. Ну и старый дедушка в цветастой рубашке, естественно, которому его возраст отнюдь не помеха наблюдать в бинокль за молодыми загорающими девушками. А кот, тот и вовсе великолепный во всём своём безобразии кот, его ни с кем не спутаешь и он способен вызвать улыбку уже одним своим присутствием.

Помимо романтики и драмы тут, однако, ещё затронут один важный пласт реальности. А именно, самореализация. Взросление налагает обязанности и в общественной сфере, не только в личной. (Попросту говоря, хочешь построить самостоятельную жизнь, хоть в одиночку, хоть с дорогим тебе человеком, кушать-то что-то надо, значит, и чем-то зарабатывать на жизнь надо, когда ты уже вырос). Ну это, ещё, разумеется, и сакраментальное, канонами освящённое стремление к воплощению своей мечты в профессиональной сфере, и др., и пр., и т.п. В этом отношении опять-таки всё довольно идеально, герои конечно же добиваются того, чего им хочется.

А зрителям остаётся только удостовериться в претворении героями в жизнь своих планов. Нам покажут старательно и исправно, как одна героиня искусно сочиняет мелодии в честь своего любимого, другая героиня успешно репетирует в мюзиклах, а герой со своей фотокамерой фиксирует красоту окружающего мира. Но что несомненный плюс, сквозь всю эту успешность и творческую одарённость пролазят и кой-какие житейские реалии. Скажем, то, что известность в сфере искусства всё-таки в немалой степени зависит от влиятельного покровителя. Недаром рыжий обаятельный плохиш Мицуру неприкрыто шантажирует Мадоку, добиваясь её взаимности.

А вообще-то, этот фильм можно ругать, хвалить, но он ценен уже тем, что даёт ответ на самый животрепещущий вопрос во взаимоотношениях главных героев: когда Кёсукэ перестал называть героиню Аюкавой, а начал звать Мадокой?


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Интерлюдия (2010.10.16)

Школьнику Тамаки в последнее время снятся сны, в которых он в каком-то пустынном и мрачном городе, и перед ним — окровавленное лицо Тамы, его резвой и шаловливой подруги детства. Непонятно, просто ли это кошмар, или предвестие ужасного неминуемого будущего, а то и вовсе что-то третье. И ладно бы всё ограничилось снами, пусть и повторяющимися, а то его и посреди бела дня начинает посещать такое, то ли девочки, а то ли виденья.

Одна девушка загадочна и серьёзна и с огромным луком, может появиться неизвестно откуда и так же непонятно исчезнуть неизвестно куда. А другая ещё загадочнее и ещё серьёзнее, если это возможно, называет героя братиком и отчего-то уговаривает его не вспоминать, не допытываться, что вообще да как на самом деле, «а не то придёт ёжик». Но герой, видимо, ёжиков не боялся...

Первая ОВА ещё ничего особо этакого не обещала. Посмотришь на графику — это мог бы быть обычный кавай, лёгкий и неопасный, с мистикой разве что для пущего драматизму и чтобы время занять, тем более и с фансервисом тоже всё в порядке. Монстрики отнюдь не кажутся страшными, эти уродливые чёрные птички с фиолетовыми глазами, чёрно-огненный зверёк и лохматые демонические Миньоны могут даже изрядно позабавить. И вправду, не в монстрах тут дело и не в зомби, не в них страх. Самое страшное всегда внутри человека, в самых глубинах человеческого сердца. Самое страшное — это то, в чём самому себе не хочешь признаваться.

Вторая ОВА уже убедительно показывает, что зрелище-то это как минимум не вполне ординарное и уж никак не грозит ему вылиться в банальную компьютерную стрелялку с очередными операциями по зачистке миров от нечисти. Сражения занимают минимум времени, они для фона. А зарождающаяся романтическая привязанность Тамаки и Аи настолько проста и естественна, что глаза отдыхают, а сердце радуется. Свидание в пустом парке развлечений было настолько жизнеутверждающим, сложно представить, что за этим может последовать что-то мрачное, хоть ум и понимает стопроцентно, что по всем законам жанра потом обстановка будет нагнетаться.

Музыка... похоже, здесь на неё не очень обращают внимание, поскольку она не колотит мозг слушателя десятитонной кувалдой, а что-либо хоть чуточку нежнее в наш громкий век многими уже попросту не воспринимается. А между тем здесь музыка мне подчас казалась главным действующим лицом. Её много, и она разная, просто удивительно для вещи такого объёма, когда даже в длиннющих сериалах саундтрек бывает поразительно однообразен. Но в «Интерлюдии» мелодии выражают широчайший спектр настроений, и часто их тональность меняется на противоположную в мгновение ока.

Безоблачно-беззаботная музыка сопутствует бытовым, мирным моментам. В лирические и грустные моменты — будто звон хрустальных бубенчиков. А в напряжённых ситуациях и музыка напряжённая, действительно пугающая. Ну а эндинг вообще отдельная песня. Детсадовский голосок, обманчиво-весёлый ритм, напев... И потом чистые, светлые, прозрачные переливы, будто отмытые от всего мирского, от грязи всех земных трагедий, и несущие только кристально ясную печаль, неземную одухотворённость и примирение с ушедшими. Редко когда мелодия так удивляет, так разительно изменяется на протяжении пары минут.

Символизм создатели тоже не упустили из виду. Тень, бегающая сама по себе, будто пришла из андерсеновской сказки. Но самая частая здесь отсылка, разумеется, это пресловутый «ящик Пандоры». Вы ведь помните греческий миф о не в меру любопытной Пандоре, открывшей запретный ящик и выпустившей на Землю все болезни и беды. Только надежда осталась на самом дне. Здесь само понятие надежды подвергается довольно неожиданной интерпретации. Вот упрекают «Интерлюдию» в штампованности. А хоть убейте, не припомню, чтобы где-то ещё так прямо и парадоксально ставился вопрос, так ли надежда хороша. Не обольщайтесь, ответ не очевиден и вряд ли однозначен: ведь именно надежда побуждает нас не довольствоваться тем, что имеется, а искать нечто новое. А поиски всегда чреваты горестными открытиями, трудностями и тяготами. И если так трезво подумать, и правда лучше ведь и надёжнее пребывать в забвении и счастливом неведении, в безопасных иллюзиях. Не задавать лишних вопросов. Но почему-то кто-то всё равно выбирает искать, бороться, надеяться, чем бы это в итоге ни грозило.

Двенадцать тех, кто формирует мир. И один человек, который даёт надежду...

Двенадцать ящичков, и один ключ.
Непонятно, но звучит притягательно.

А может, не нужно объяснений, и есть даже нечто более важное, чем понимать. Да, здесь недосказанность, неопределённость, но такое тоже может быть очень даже к месту. Как в аниме «Небо Ирии, или лето НЛО»: там ведь не объяснили даже, кто с кем воюет, ну так и не это было самым главным, и от объяснений ничего существенно не изменилось бы. Иной раз неясная, затуманенная картинка может быть приятнее чётких, резких линий, и «Интерлюдия», по-моему, как раз удачный пример такой смутной, но притягательной картинки. И вообще, лучше понимать не внешнюю, событийную сторону, а чувства, чувства-то эти — вот они, на виду, на ладони, их не так уж и прячут. Жаль, что то, что на самом виду, чаще всего и не замечают.

«Всемирная память?
Мир будет разрушен?
Реальный мир?
Я не понимаю таких сложных вещей. Единственное, что я знаю — это любовь. Я люблю и хочу быть с любимым человеком... всегда-всегда».

Не нужно усложнять, множить сущности. Не стоит утяжелять метафоры грубым буквализмом. Можно акцентировать внимание на мозговом хакерстве в добрых традициях «Призрака в доспехах» и конце света, а можно принимать как иносказание. Ведь каждый из нас, как ни крути, действительно целый мир. И в этом мире никого может больше не быть, кроме нас, если другим наш внутренний мир не нужен. И в этом мире могут случаться глобальные катаклизмы, вполне сопоставимые с крахом Вселенной. И этот мир может переродиться полностью ради одного-единственного человека. При таком подходе, думается, всё встаёт на свои места.

Мощную интерлюдию разыграли перед нами герои на сцене своих собственных сердец. И это, возможно, тот случай, когда вместо того, чтобы громко хлопать, стоит постоять немного, молча и сдержанно склонив перед ними голову.


+17Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Хулиганка Тиэ (фильм) (2010.10.12)

По сравнению с Миядзаки Исао Такахата рационалистичнее, суровее, суше. Неумолимая обыденность и чувство крайней зависимости человека от его домашних и от общества в «Ещё вчера». Неприкрашенный, окинутый саркастическим взглядом быт «Моих соседей Ямада». И именно Такахата снял «Могилу светлячков», чего Миядзаки не смог бы сделать, и не потому, что таланта не хватило бы, не хватило бы внутренней жёсткости показать такие страшные события, случающиеся с маленькими детьми. Но это просто бодхисаттва Миядзаки неизмеримо светел, добр и позитивен, а по сравнению со многими другими режиссёрами, в том числе известными, и Такахата будет образцом лиризма и душевности. И «Хулиганка Тиэ» это вполне демонстрирует.

Есть в «Хулиганке Тиэ» довольно фривольные моменты, однако ироничная гротескность происходящего не даёт это воспринимать как банальную пошлость. Очень схожие приёмы режиссёр будет использовать и потом, в «Войне тануки периодов Хэйсэй и Помпоко». Но сквозь всё беззастенчивое хулиганство нет-нет да и прорывается что-то живое, горячее, почти умоляющее себя заметить, что-то, может, едкое, но одновременно искреннее и долгим опытом выстраданное.

Тиэ не кавайна. Нет, она даже воплощённый вызов любой кавайности. Простецкая, извините, по-другому никак не получается назвать, внешность, далеко ведь не красавица она. Может потом будет, когда подрастёт, да и то не факт, ведь и мама её не красавица, а самая что ни на есть обычная мама, хотя дочери, естественно, она кажется несомненно красивой. А сама Тиэ вдобавок ещё и толстушка, чёрные волосы, чёрные глаза, никаких тебе изысканных оттенков, россыпей бликов и певучести линий. Ей не придаёт вида лапушки и няшечки даже хвостик волос с одного боку, схваченный резинкой с кавайными колокольчиками, что обычно анимешных девочек делает просто необычайно миленькими.

И при этом мне никак не хочется сказать, что кавай плох, или больше уже никогда не нужен, или что я его не люблю. Просто всё должно быть на своём месте. Кавайным красоточкам мы оставим их сверкающие шёлковые волосы, глаза невообразимых цветов на половину экрана, модельные фигурки, ушки-хвостики (опционально), проживание с глубокого детства самостоятельно под одной крышей с вожделенным другом и густо политые патокой воспоминания о драмах того же глубокого детства. Не о них здесь речь, не о ванильно-сахарных личностных кризисах, а о не столь глобальных, зато подлинных трудностях, более-менее приближённых к тому, что бывает в реальности. Несмотря на фигурирующие здесь элементы фантастичности, вроде бойцовских суперкотов, получается весьма убедительно, куда убедительнее даже, чем хотелось бы.

Кто сказал, что только длинноногим красавицам нужна ласка? Наоборот, тем, у кого внешность может вызывать насмешки, это в десять раз нужнее.

И кто сказал, что внешность решает всё, определяет меру стоимости человека? Красота ничто, если нет индивидуальности, характера, какого-то огонька. А у Тиэ характер безусловно есть. Десятки анимешных обворожительных девушек могут быть схожи друг с другом, напрочь лишены чего-то своего, особенного, внутреннего. А вот Тиэ ни с кем не спутаешь, она такая одна, и она — личность.

Не нужно никаких давних аварий, амнезий, чьей-то гибели. Люди могут быть и живы, и здоровы, а дочка живёт с отцом, и с матерью встречается лишь тайком. И вроде бы никакого апокалипсиса, полуторачасовых монологов не произносят, типа:«о, как мне без тебя тяжко, девочка моя», приличествующая случаю глазная влага тоже не задействуется. Только внимательный и грустноватый взгляд матери, только старательно ради счастливого момента принарядившаяся девочка, шумно расхваливающая заботливо сделанные мамой роллы с омлетом, с макрелью... Но ведь всё понимаешь! Когда нет показухи, преувеличения, это действует куда как сильнее. Тем более семья Тиэ не единственная в этом фильме с такой проблемой, что говорит о печальных тенденциях нашего мира.

Герои попеременно то потешны, то умилительно-трогательны, а то и почти трагичны во всём своём неловком очаровании. Как не посочувствовать Тэтсу, который так радеет за свою дочку? Пусть и не понимает он, что часто ставит в неловкое положение и её, и себя. Вот главная человеческая проблема, проблема непонимания людьми друг друга, даже самых близких и родных. Но, как это аниме в частности показывает, это не повод прекращать пробовать понять!

Стоит ли объяснять, что вся кажущаяся непробиваемость героини не более чем защитная броня против не столь лёгких жизненных обстоятельств, отнюдь не полагающихся ей в таком нежном возрасте. Зато и характер выплавился заслуживающий внимания. Практичность и дисциплинированность в повседневных вопросах, манеры сорванца, и при этом стремление прихорашиваться, тайная мечта о женственности тоже никуда не делись. Вот такая она, эта пацанка Тиэ. Начнёт петь — фальшивит, улыбается — гримасничает. А при этом как будто спрашивает: «А вы бы сумели меня принять такой, какая я есть, со всеми шероховатостями? И полюбить?» И хорошо, если кто-то не только ответит на это «да», но и сумеет узнать, разглядеть в своём окружении подобную девчушку, и не посмеётся над ней.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сэкирэй [ТВ-2] (2010.10.06)

Не устану повторять, что своим аниме японцы, похоже, пытаются специально подбирать названия, максимально расходящиеся с содержанием этих самых аниме. Произведения со столь многообещающими названиями, как «Стопроцентная клубничка» или «Клубничный Зефир», можно на самом деле смотреть без особой опаски. А вот аниме с безобидным на любой взгляд наименованием «Ветер любви» затрагивает тему очень тяжёлую и нелицеприятную. Второй же сезон «Секрета Харуки Ногидзаки», носящий подзаголовок Purezza ( по-итальянски это означает чистоту, невинность) состоит из фривольства чуть менее чем полностью. Вот и второй сезон «Сэкирэя», с подзаголовком Pure Engagement (можно перевести как «чистая помолвка») стыдливее и застенчивее первого не стал. Но это так, к слову.

Многие зрители ведь наверняка соскучились по героям первого сезона. Не попробовать ли нам вновь заглянуть к постояльцам дома Идзумо, что там у них такое творится? А там всё как обычно, ничего особенного. Малышка Куу-тян из ревности вырастит свои растеньица до размера устрашающих зелёных тентаклей, Тсукиуми попробует смести их волнами, но от воды те только больше вырастут. Матсу будет посмеиваться исподтишка, Мусуби проявит свою трогательную неуклюжесть, а квартирная хозяйка придёт и всем устроит выговор. Крайним, как всегда, окажется Минато, но ему, как обычно, верить не будут, особо его слушать тоже.

В общем, идёт нормальная цивилизованная жизнь. (с)

Думаю, не будет большим откровением сказать, что всё предсказываемое раньше заинтересованными зрителями по поводу прибывания полку у Минато сбылось в полной мере. Ну, по крайней мере, одна гора с плеч долой: наконец решено хотя бы одно из сюжетных уравненьиц и найден искомый икс, где икс — окончательное устаканившееся число сэкирэев у нашего главного героя. Этот икс будет равняться шести, что есть вполне допустимое количество поклонниц главгероя в гаремных аниме, примерно средняя норма.

Нельзя быть аниме без сакур, это национальный брэнд, следовательно, у одной из воительниц оружием должны быть подхваченные мощным ветром розовые лепестки. Для пущей пикантности Казехана к тому же дама как бы уже зрелая, кое-что повидавшая, во всяком случае сама себя такой считает явно. Что должно нам символизироваться увесистой бутылью сакэ и её прежней привязанностью (что же, разнообразие, а то когда для всех Минато первый, к кому они воспылали нежными чувствами, не очень убедительно получается). Плюс ещё один (одна?!) сэкирэй для совсем уж запутывания ситуации, ох уж эти вечные неопределённости с гендерной принадлежностью.

Бедняжку Мусуби так даже несколько потеснили. Но ты, Мусуби, не переживай, я всё равно за тебя болею.

Главгерою позволяется и далее невозбранно демонстрировать своё чистое_сердце(тм), чтобы объяснить всем окончательно и бесповоротно, за что это ему в жизни привалило столько счастья ( или несчастья), что же это такое притягивает к нему столько разных легкокрылых летуний. Которые к тому же ещё и игры разные устраивают за право ходить в магазин за покупками. А юноше стоит только проговорить, попав в очередную переделку: « Я не хочу, чтобы кто-то ещё из-за меня пострадал». И всё, чьё ещё свободное сердце перед этим устоит, даже у девушки с самыми что ни на есть магическими способностями?

Впрочем, даже если бы герой вздумал слинять от исполнения своих прямых (сюжетных) обязанностей, ничего бы у него не вышло.

- Минато, иди спасай Хомуру!
- Но... он же... хотел меня убить.
- Ну так и что, подумаешь, я ведь тоже тебя когда-то хотела убить. Это бывает, было бы о чём говорить!

А тем временем хоть мало-помалу, порциями, призванными скорее пробудить любопытство, чем удовлетворить, но сведения выдаются, разные интриги раскручиваются. Расскажут в конце концов хоть немного о том, откуда есть пошёл весь проект с сэкирэями. Минато даже кое-что узнает о своей маме, чего раньше не подозревал, а зря... пускай пока и не узнает кое-чего, тоже его немало бы удивившего, о своей младшей сестрёнке. Квартирная хозяйка ведёт себя до крайности конспираторски. Появился компромат на Матсу, а как же иначе: загадочная хихикоморствующая хакерша, у такой обязательно будет тайна, не всё же время ей заигрывать с Минато.

Разным бедным пташкам всё больше и больше щиплют пёрышки... это я фигурально так говорю. А то вы ещё догадаетесь, что я имею в виду, что многие игроки уже выбыли из игры, и расстроитесь их печальной судьбе. Неужели же так должно быть, что чьё-то счастье обязательно должно подразумевать чьё-то несчастье? Герои, ответьте в дальнейшем честно на этот вопрос!

История больной девочки мне напомнила немного второй сезон «Лирической Волшебницы Нанохи», идеей и настроением. Но так и должно быть, ведь про Наноху снимала та же самая студия.

Конец здесь промежуточно-компромиссный. Собственно, и не конец вовсе. Скорее, разминка перед более стремительным и более мрачным действом. Ведь проект вышел на новый виток, как поведал всем Минака со своим этим коронным суперзлодейским смехом и впечатляющими жестами. Так что должно быть продолжение в обозримом будущем.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Радуга: Семеро из шестой камеры (2010.09.28)

Долго ли, коротко, а только жили как-то в стране заморской шесть отроков и до поры до времени знать друг о друге не знали, ведать не ведали. Только у кого просто судьба была печальной, а кто и свернул в жизни с пути прямого, и заточили этих шестерых отроков в темницу.

И был один из них, Джо, сладкоголос, волосами светел и взором ясен, и тосковал он горько о сестрице горячо любимой. И был другой, Марио, со взором жгучим и неукротимым и такого же характера. И был ещё один мал, да удал, к женскому полу не равнодушный отнюдь. Был ещё один сложения мощного, был один, усердием в хмельных пиршествах славный, а прочими подвигами покуда особо не отмеченный. А ещё книгочей очкастый, коему книгочейство его, однако, достатка почему-то не приносило, да и веру в людей потерял он давно.

И как вместе оказались они, то решили жить по понятиям. Но понятия их сначала неправильные были, а неправильные были потому, что объяснил им это добрый молодец, который в темнице той ещё прежде их сидел. Объяснил им с помощью кулака своего волшебного. Кулак же тот обладал свойствами столь удивительными, что и сам Наруто такому позавидовал бы.

А то, что молодец сей в огне по пояс стоять по получасу мог, падение каменных плит выдерживать и с ножом из туловища торчащим разгуливать, того вам объяснять и не надобно, ибо и сами вы до этого вполне догадаться можете. Ну так вот, одним словом, вразумил он отроков. От сего вразумления магического у одного из отроков зародилось ко всему человечеству доверие необоримое, у другого же к доброму молодцу благодарность горячая, у кого преданность мечте заветной нерушимая, а у кого и удаль неизмеримая молодецкая.

И вот так стало их семеро, а семь число волшебное, из чего уже явствует, сколь необыкновенны они сделались. И положили они тогда никогда между собой не враждовать, а враждовать только с супостатами лютыми, от которых и сам Кощей отворотился бы. А супостаты тоже тут как тут, тюремщик с лекарем, и много бедствий, стало быть, отрокам нашим на роду было написано.

Но дали они присягу крепкую в дружбе своей вечной и нерушимой, и на том впредь и стояли. И поверили имена и желания свои древу густолиственному, и обет дали ещё у древа того встретиться. Доброго молодца того нарекли они Братаном, что по-ихнему Антян будет, и внимали ему с прилежанием, чтобы мудростью житейской своей поделился он с ними. Зелье же заморское всегда вместе выкуривали, и не по дням, а по часам приятельство их возрастало, им самим на радость, остальным на зависть.

Но не вечно быть им за решёткой, выпорхнут и разлетятся соколы кто куда. Речь о них на сём от этого не закончится.

Ждёт вас и сказ о мести справедливой, какой сам граф Монте-Кристо, поди, не устыдился бы. Не забыты также карги старые, страхолюдством своим с Бабой-Ягой тягающиеся. Не забыты и девицы юные, с судьбой нередко плачевной, но одна другой краше, благородные, всегда отроков в трудностях ободряющие, за них заступающиеся и серебристые потоки кристальных слёз проливающие. Признания любовные и воздыхания сердечные тоже не обошли стороной Бояны вещие, песни о них слагавшие. Оттого не избежать и приглашений в кино, и прогулки по осеннему златолиственному парку, с плавающими рядом серыми утицами.

А соколики всё ищут свои стёжки-дорожки в жизни. Кому-то хочется стать певцом прославленным, кому-то преуспеть в единоборстве заокиянском, боксом именуемом, у всех остальных тоже свои мечты. А получится у них или нет, вы узнаете, с этой былиной познакомившись.


+47Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Принцесса Тютю (2010.09.25)

Сказка — самый трудный жанр, который только можно придумать. Ну или, по крайней мере, один из самых трудных, именно на сказках проверяется и оттачивается настоящий талант. Забабахать мехи в космосе, кровавый боевик или муторную псевдофилософию с психоделом, уж для этого чего-чего, а излишней фантазии не требуется. Иное дело создать сказку, когда надо смешную, когда надо грустную, чтобы и для ума всё ему причитающееся наличествовало, да ещё и сердцу оставалось, притом чтоб впридачу мораль, но морализаторства не было и в помине.

Для этого нужно вложить и свой собственный ум, и сердце, может, вдребезги разбив его при этом, и всего себя без остатка отдать на какое-то время — чтобы это, однако, потом всё вернулось не только в целости и сохранности, но и окупилось сторицей. Самое невероятное в этом мире, что такие сказки всё-таки бывают. И тому доказательство - «Хроники Нарнии» Клайва Стэйплза Льюиса, пьесы Евгения Шварца, «Маленький принц» Сент-Экзюпери... творения Кламп, аниме Миядзаки. То, что совсем недавно посчастливилось познакомиться ещё и с «Принцессой Тютю», иначе как подарком судьбы назвать не могу.

Обычно аниме с такой графикой я не жалую. Если она упрощённая и чибиковатость ярко выражена, часто настрой уже в самом начале у меня не слишком серьёзный. Но в «Принцессе Тютю» уже через несколько серий прорисовка для меня стала не просто приемлемой, а завораживающей ( кроме того, внешний вид героев настолько запоминающийся, ни с чем не спутаешь!). А уж длинноволосый брюнет Факир вскоре стал краше почти всех анимешных красавцев и даже чуть ли не милее сердцу чем харизматичный, острый на язык Юити Айдзава из «Канона» и преданный Шаоран из «Хроники Крыльев» вместе взятые( в моих устах — это один из самых лестных комплиментов).

Вещь между тем достаточно взрослая, не давайте ввести себя в заблуждение «детским» дизайном персонажей. Детям, по крайней мере самым маленьким, возможно такую сказку торопиться показывать не нужно, поскольку местами «Принцесса Тютю» даст фору любому триллеру. А с другой стороны, многие вроде бы светлые сказки, на которых почти все мы росли, в оригинале кончались отнюдь не счастливо, в девятнадцатом веке и ранее детям ничуть не смущались рассказывать самые страшные истории. Но в любом случае, чего здесь не отнять, так это непревзойдённой атмосферы. Она одновременно и подлинно волшебная, и по-настоящему жутковатая. И это даже при том, что кровь тут не показывают.

Невероятно зловещая и постепенно раскрывающаяся история сказочника, вопреки канонам отнюдь не доброго. Уж не знаю, чем авторам не угодил часовщик Дроссельмейер из гофмановского «Щелкунчика». Хотя скорее наоборот угодил тем, что даёт предлог демонстрировать шестерёнки, колёсики и прочие детали механизмов, а всё это один из вернейших приёмов создания атмосферы хоррора. Писателей и режиссёров пусть это аниме предостережёт от чрезмерного трагедизирования своих вещей, а тех, у кого страсть к печальным концовкам, пусть побуждает призадуматься над своей кровожадностью.

Свой вклад в настроение сериала вносят и истории перед опенингом, однотонные по графическому исполнению, разные по тематике и порой очень грустные. Плюс две подружки главной героини, которые, с их мнимой поддержкой и вечными издёвками, заткнут за пояс всех сплетниц и интриганок «Утэны». Плюс общая таинственность, загадки, которые задаёт кто-то невидимый и неведомый, тёмные коридоры подземелий — стандартный арсенал, который, однако, применён грамотно, со знанием дела. Пробирает до дрожи, так пугают только детские страшилки, рассказанные в подходящей обстановке. В детстве человек, как ни крути, впечатлительнее всего...

Мир, продуманный тщательно, до мелочей — однозначный зачёт. Он словно отражает мир чьих-то снов. Как и во сне, много чего смешалось совершенно разнородного: тут, с одной стороны, герои привычных сказок, знаменитых балетов, вроде «Спящей Красавицы» и «Жизели», с другой стороны экзотичные для нашего климата существа, вроде носорога или игуаны. Как и во сне, это не вызывает диссонанса, а выглядит донельзя естественным. И точно так же сложно предугадать, куда ж дальше всё повернётся, недаром голос в конце серий спрашивает:«Ждёт ли нас счастливый конец? Ужасный конец? Или же?..»

И правда, не так-то просто оказывается узнать наперёд очередной сюжетный поворот. Если пересказать завязку, легко подумать, что это банальное и предсказуемое махо-сёдзё: девочка возвращает мальчику сердце (конечно, по частям). Но до чего же на самом деле всё тут необычно, а закрученная интрига сделала бы честь любому детективу. Несмотря на всё вышенаписанное, это творение несёт в первую очередь позитив. Недаром в здешнем мире прекрасный беловолосый принц, даже лишившись сердца, рвётся защищать слабых и беспомощных. А механические куклы могут проявить больше душевного тепла и благородства, чем многие люди.

И при этом, кто мог бы подумать, столько искристого и непринуждённого юмора! Сама Ахиру настолько неловка и неуклюжа, что это, при всём сочувствии к ней, вызывает улыбку. Гротескные перепалки персонажей друг с дружкой, особенно спервоначалу у Ахиру с Факиром. Но прежде всего, разумеется, Неко-сенсей, тот вообще неподражаем. Удивительно, что его коронная фраза, его мимика и жесты не приедаются даже до самого конца аниме. Лапочка!

И то, что здесь раскрыто, нас очень даже касается. Вот допустим то, что непозволительно диктовать другому человеку свою волю и пытаться даже самому себе лгать, что так всем только лучше. У Руэ побуждения сначала явно эгоистические — боится, что, возвратив себе сердце, принц отдалится от неё. Факир же переживает за друга, но до поры до времени не понимает, что другу, может, очень нужно обрести потерянное, даже если сначала это причинит огромную боль. Да, без сердца так удобно, не сомневаешься, не тревожишься, не осознаёшь одиночества... только вот и счастья испытать тоже не можешь.

Все мы знаем, что любая хорошая сказка в первую очередь о любви. А настоящая любовь бескорыстна и желает любимому счастья вне зависимости от того, будешь ли ты с ним вместе. Это в полной мере раскрывается в противостоянии Крэру и Тютю. Они как Одилия и Одетта. Чёрный ворон, видящий себя чёрным лебедем, и уточка, достойная быть лебедем белым. Одна символизирует обольстительность, страсть и собственническое отношение к понравившемуся человеку, другая любовь платоническую, которая ничего не требует, только даёт, и жертвенна без всяких оговорок и ограничений. Только переплавившись через горнило любви духовной, страсть сама может стать любовью.

Очень и очень глубокая сказка. И этого не может скрыть даже некая толика фансервиса. Ни изысканное декольте принцессы Крэру, держащееся на её груди уж точно не законами физики, ни превращения Ахиру из птичьей формы в человечью на глазах краснеющего Факира. И даже то, что на это аниме есть АМВ под песню «Я сошёл с ума» (кстати, удачное). Стоит только вновь услышать чудесные звуки опенинга, увидеть невесомо порхающую на пуантах Тютю, и понимаешь, что миру ещё есть ради чего существовать.


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Президент - горничная! (2010.09.24)

Какой есть прямой и надёжный путь воздействия на зрительское воображение? Контрасты, конечно же, и ещё раз контрасты: когда противоположности друг друга подчёркивают, то каждая из противоположностей запоминается лучше. А поскольку не самое последнее (ну признайтесь же хоть себе честно), ради чего смотрится большинство и фильмов, и аниме — это женские образы, то контрасты в этих самых женских образах. Вот, допустим, униформа горничной связывается в представлении многих с определённым типом поведения: очи долу, покорство, услужливость, спокойствие, нежный голосок, «ах, господин, чего изволите».

А возьмём-ка и наденем всё богатство этих рюшечек, оборочек и шнуровок на юную особу, чей характер максимально расходится с этими представлениями! Желательно, чтобы девушка вела параллельно этой ещё другую жизнь, в которой привыкла командовать почём зря, вот как всё пикантно-то! И чтобы было заметно, каких усилий ей стоит перенаправить всю мощь своих голосовых связок на то, чтобы моделировать сладостную воркотню. И чтоб её это сердило, смущало, да побольше, побольше! Опять-таки признайтесь, мало что может по притягательности сравниться со зрелищем смущающейся девушки, особенно ведущей себя очень браво в других положениях.

И тут уж мы дождёмся, что и фраза «А не пора ли вам уже убираться отсюда, господа», сказанная с неимоверными потугами на вежливость, заставит таять сердца даже тех посетителей, к которым обращена. Мисаки Аюдзава —острая пряность в этом иначе абсолютно воздушно-безейном и ванильно-сладком кафе под названием «Мэйд Латте». Она придаёт ему необходимую перчинку, но больше специй тут явно ни к чему — двух столь бурных и неукротимых под одной крышей заведение не выдержит, будет взрыв.

Кого смущает пометка «сёдзё» и кто поэтому боится, что кроме нарядов горничных, ничего в таком же игривом духе не будет, может не волноваться. Будет, всё будет. Персонал кафе нарядится и в жриц-мико, и в зайчиков, и в купальники с белоснежными фартучками поверх них (а мне тогда уже становилось страшно, что до этого и не додумаются), даже горничная-гадалка будет (вот уж до этого догадаться ещё постараться надо!) Прошлись и по прихотливым и капризным малолетним поп-идолам. А это разыгрывание ролей «сёстрёнок»? О, волнительные муки выбора того, как обращаться к «братикам»: oniichan, oniitan или aniki. А главная героиня продемонстрирует себя ещё и в мужском костюме — сколько бы тысячелетий не прошло с этого момента, это всегда будет стильно и элегантно. Пускай по закосу под юношу ей и не превзойти Харухи Фудзиоку из «Хост-клуба Оранской школы», ну так с той мало кто вообще может тягаться, а особливо в жанре сёдзё.

Главному герою стоило бы поубавить пошлых подколок по отношению к героине и добавить наивной сумасшедшинки, тогда бы он мог получиться просто убойным типажом наподобие Тамаки из того же «Хост-клуба». Мисаки часто попрекают тем, что она не догадывается, как Усуи её любит. Ну так дёрганье за юбку и сомнительного свойства шутки ещё не достаточный признак проявления привязанности (и не необходимый, надо сказать). Тем более Усуи сначала говорит, что секрет её он хранит затем, что его это просто развлекает. В изобретательности этому фрукту не отказать, что есть, то есть. Как хитро поступил, чтобы не пускать Мисаки на пляж в чрезмерно обольстительном наряде.

Если, однако, терпеть главного героя, можно насладиться попутно разнообразием второстепенных. Юкимура, робкий и стеснительный. Эмансипация в действии, смена ролей полов: если есть железная леди, то её помощник мягок и очаровательно нерешителен. Но, кстати, у меня не было бы возражений, если бы Юкимура и Мисаки стали парой, всё-таки противоположности должны бы притягиваться. Ещё имеем персонажа Хинату Синтани, примечательного тем, что объединяет в себе сразу несколько штампов, характерных для такого необъятного феномена, как анимация японская. А именно, травму детства(тм), статус друга детства для главной героини(тм), и наконец всемогущую судьбу(тм). Или кто-то сомневается, что если юноша куда-то переводится, то он непременно ищет свою давнюю детскую любовь и конечно же (судьба, не забывайте!) найдёт её в первой же серии своего появления? Достаточно ярок Тора Игараси из школы для богатеньких. Его мечта — найти непреклонную, неподкупную, гордую девушку и покорить её — всё-таки занимательней стандартных мечт плохишей о деньгах, славе и мировом господстве. А Кано-кун в капюшоне и со своим гипнотическим маятником — достойный преемник Некодзавы... и почему это меня всё тянет сравнивать это с «Хост-клубом» ?

Что заслуживает высочайших похвал, так это визуальный язык сего творения. Есть даже приёмчики, которых мне не доводилось ранее видеть, или, по крайней мере, доводилось очень редко: ухо, которое заметно вырастает, когда героиня к чему-нибудь прислушивается, буратинистые носы. В целом, конечно, набор стандартен, но какая динамика, как всё скачет, кувыркается, спешит, сменяет друг друга в головокружительном темпе! Вены, капельки, тени под волосами, горящие глазки, чибики, чибики, чибики.

В качестве бонуса — стёб, как над героями своих же японских сказок вроде персикового мальчика Момотаро, так и над самой анимешной культурой и средой, недаром «отаку» тут одно из самых страшных обзывательств, а горничные увлечённо косплеят анимешных персонажей.

В то же время есть несколько довольно жизненных, реалистичных, порой довольно едких наблюдений. Вроде скептичных старших школьников, смеющихся над младшим товарищем, который всё ещё верит, что та Единственная из детских воспоминаний осталась чистой и незапятнанной, каковы бы ни были её сверстницы. Или вот вам наглядная иллюстрация того, что «голь на выдумки хитра»: младшая сестра Мисаки умудряется из тофу сделать имитацию рыбы и креветок, чтобы хоть чем-то скрасить их бедность, пускай на вкус всё равно это так и остаётся тофу. Правдиво также, что популярные певцы и музыканты часто легковесно и бессердечно относятся к чувствам своих поклонниц, даже самым трепетным. Как правдиво и то, что толпы молоденьких глупышек всё равно не перестанут от них фанатеть и сбегаться на их концерты. И довольно в точку, что друзья остаются друзьями, даже если постоянно друг с другом пикируются.

Смотреть стоит. Хотя бы ради серии, нашпигованной дворецкими под самую завязку. Один из моментов там мне напомнил эпизод из старого доброго советского фильма «Мой нежно любимый детектив». Помните, нечто вроде: «В благородные стены нашего мужского клуба проникли две особы противоположного пола. Я вынужден буду провести унизительную процедуру проверки. Вы джентльмен, сэр?»

Как комедия недурно, как сёдзё вполне приемлемо. Но если вы хотите романтики подлинной, драматичной, где реально за героев переживаешь и не столь очевидно, что будет дальше и чем всё кончится — это Tsubasa Chronicle и вообще CLAMP, Otogizoushi, Ayashi no Ceres, а не такая лёгкая и в основном предсказуемая вещь, как Kaicho wa Maid-sama! Впрочем, и тут за торжеством фансервиса, дуракавалянием и дежурными отмазками «это не то, что вы подумали, что вы!» нет-нет да и проглянет что-то лиричное и пронзительное. Осторожное прижимание Мисы-тян к плечу — этот жест, честное слово, искренней и трогательней страстного поцелуя. Или вот, участливое поглаживание по волосам. Если бережно собирать такие моменты, как драгоценные крупицы, то время просмотра может не зря пройдёт.


+42Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Демон-дворецкий [ТВ-2] (2010.09.17)

С самого начала мальчик со всем телом в пятнах, гигантские пауки и их жертвы, запутавшиеся в тенётах. Всё это, как вы прекрасно понимаете, уже настраивает зрителя на верный лад, то есть донельзя жизнеутверждающий и мажорный. Эндинг закрепляет впечатление если не радиоактивными, то уж точно интенсивно лучащими бабочками. Пускай светящиеся бабочки и довольно привычный уже инструмент для нагнетания атмосферы, помню и в «Бугипопе» они эту роль успешно выполняли, и в «Когда плачут чайки».

Зато у нового дворецкого нового хозяина целых две абсолютно свежие фразы, которые и будут нас развлекать во время просмотра. «Йес, йо хайнес» ( в пику себастьяновскому «йес, май лорд») и «Я превращу весь сахар в соль, золотое в голубое и вальс в реквием!» ( ну, в общем что-то в таком духе).

Но, как гласит пословица, старый друг лучше новых двух, и по этой арифметике два старых друга будут зрителям дороже двух новых.

-Барин, а барин! Пора уже и просыпаться. Никак со вчерашнего всё никак не прочухаетесь?

А ведь если открыть глаза, может, чего-нибудь увидишь. Надо же, какая гениальная мысль, и правда увидел. Век бы этого всего не видеть. Даже помереть спокойно человеку не дадут. А ведь как всё хорошо было начиналось...точнее, заканчивалось. Так чинно, благопристойно и беспросветно. Уже и соответствующее выражение лица отработал, и позу картинную принял. И лодочка, ладья Харона, так сказать, то есть в мир иной, и всё такое тёмное и сиреневатое. И вот на тебе, накладочка вышла. Хорошо хоть частичную амнезию подцепил, о некоторых вещах до поры до времени лучше не думать ( пусть лучше зрители подумают), значит не всё так уж плохо.

-Сиэль, а Сиэль! А давай мы пойдём и олешка изловим, такого знаешь белого и призрачного. Вот сейчас прям сразу и отправимся, я только выберу, какое из двадцати платьев надеть для лодочной прогулки. Это у меня много времени не займёт, ты же меня знаешь.
-Но, леди Элизабет, вы же прекрасно понимаете...
-Аууууу!!! Сиэль — бака!!!
*Похоже, парень, это ты пока ещё многого не понимаешь. Особенно в женщинах.*

Короче, суровые трудовые будни изысканного детективного агентства возобновились. Больше всего мне понравилось, что сделали серию с поездом, всё же без происшествий в поездах детективная составляющая любой вещи неполноценна. Заодно вышла хорошая зрелищная демонстрация навыков Боевого Дворецкого Хаят... то есть Себастьяна, конечно же.

А гэги всё будут сменять друг друга со сногсшибательной скоростью, столовые приборы использоваться по какому угодно назначению, но желательно не по прямому. Нас ждёт и музыка, превращающая всех в зомби, и музыка, искусно исполняемая на хрустальных бокалах, и приёмы восточного единоборства, в исполнении восточной же девушки. Чёрный маникюр безукризнен, ели и розы готичны, как сему и полагается здесь быть.

Попутно блондинчик и брюнет, они же Паук и Пёс, они же Алоис и Сиэль, выясняют, кто из них умнее и чей тип садизма благородней и утончённей. Между тем зрители увлечённо гадают, какой кусок пирога или какую это банку элитного дарджилинга не поделили юные джентльмены. Дворецкий Клод покажет нам, такой ли он на самом деле предмет мебели, каким мнился поначалу. А Себастьян покажет... да как обычно, всем покажет. Под конец, как вы уже догадались, нас ожидает нашествие Истинного Драматизма. Один только вопрос, всегда ли драматизм должен раскрываться на примере трогательных привязанностей красивых мальчиков и ещё более красивых демонов. Это обладает настолько огромным зарядом разрушительного воздействия на неокрепший юный мозг, что может захотеться полуприкрыть глаза и прошептать: «Съешьте меня тоже кто-нибудь нежно, пожалуйста».

Как ещё можно смотреть сиё творение, чтобы уж гарантированно не разочаровываться?

Как непрактическое пособие по дизайну интерьеров. Такая непревзойдённая помпезность, ещё круче, чем в первой части. Почти ни одного квадратного сантиметра интерьера без лоска, полировки или позолоты. Барочная пышность, орнаменты, что на рамах картин, что на персидских коврах, что на обивках кресел. Даже путешествие в поезде не повод отказываться от демонстрации роскоши. Так что на то, что происходит на столь великолепных бэкграундах, можно по ходу дела даже забить.

Как кулинарную книгу для начинающих аристократов-гурманов. Кто ни дня не протянет без малинового парфэ или голубей в бульоне, это явно для вас.

Как попытки переосмысления пресловутого английского юмора с учётом японского национального менталитета авторов. То есть юмора иногда столь хорошо замаскированного, что про него хочется сказать словами одного из тутошних же героев: «Его столько, сколько волос на бильярдном шаре».

И последнее: потрудитесь найти это в хорошем качестве и с приличными сабами. Потому что только очень немногие вещи не портит даже гундосая русская озвучка и низкое разрешение видео. А чтобы насладиться в полной мере сверкающими фонами и ослепительной улыбкой Себастьяна, здесь понадобится хорошее воспроизведение картинки. Да, кстати, попутно спасибо ансабберам из SubDesu и сайту anime44.com. Особливый респект за титры в опенинге готическими буковками. И самое последнее, у восьмой серии не проматывайте эндинг, он там реально душещиплющий! Исполнение песен группой Kalafina это как-никак уже марка. На этом список рекомендаций по безопасному просмотру, пожалуй, заканчиваю.


+51Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сельскохозяйственные истории [ТВ-1] (2010.09.16)

Беспощадной поступью неискоренимый кавай покоряет всё новые и новые пространства анимешной тематики. Кровавым каваем никого не удивишь, ведь есть «Эльфен Лид» и «Когда плачут Цикады». А вот что, если нужно окаваить что-нибудь не столь страшное, но, допустим, сухое и научное. Или же какую-нибудь слабопривлекательную сторону нашей жизни, вроде микроорганизмов, даже и полезных. Думаете, никому из смертных такое не под силу? Вот и попали пальцем в небо, ибо товарищам со столь, как известно, тонкого Востока это удалось-таки вполне. Доказательство перед вами — Moyashimon.

С самого начала в глаза бросается такой выигрышный момент, как сильные контрасты. Традиционные цветущие по весне сакуры... и тут же довольно хрюкающее огромное стадо свинок. Браво! Слом всех стереотипов.

Счастливого погружения в университетское житьё-бытьё. Такое трудное, раздолбайское, важное, смешное, повседневное, необычное, универсальное, специфическое... Всякое! Здесь ловля первокурсников, ворующих плоды нового урожая — один из величайших праздников. Здесь многое могло бы быть крайне пошлым, если бы физиологизм происходящего не компенсировался подлинно академичными и увлечённым отношением участников к своему делу. Да ещё и сведения о ферментации мяса северными народами порой так удачно ввернут, настоящее антропологическое исследование!

Ситуации разнообразны, пикантны, нередко актуальны. Но ещё и герои не подкачали. Не всякий раз удаётся создать такие запоминающиеся образы. Блондинистый коротышка Саваки, естественно, не любящий, чтоб его называли коротышкой, то и дело хмурится, отмахиваясь от своих приятелей-микробов. Ему в друзья, для контраста, дали хрупкого и привлекательного брюнета Кэя, чей характер на первый взгляд очень прост, но только на первый! Ещё здесь есть сомоподобный профессор Ицуки, первое появление которого было бы достойно эффектного боевика. Толстяк и верзила, два самогонщика — эти типажи будут особенно дороги русскому менталитету и навевают смутные ассоциации со старыми добрыми советскими фильмами. И группа милых дам, из которых самый колоритный персонаж Харука Хасэгава. Её пояс с заклёпками на десять килограммов веса, её готичные кожаные прикиды, её каблуки длиной в метр... если ваша челюсть ещё не на полу, то где же?

Герои-микробы, всех форм, расцветок и мест обитания, тоже немало услаждают взгляд.

Но всё это, хоть безусловно любопытное, не оказало бы на меня такого воздействия, если бы не... Да, началось это. Седьмая и восьмая серии, про школьн... ээ-э, вузовский фестиваль, конечно. Представьте себе, вы в один прекрасный день хотите возвратиться с учёбы, а выходы с территории вашего универа перекрыты, а вам бодренько так сообщают, что здесь-то вы и проведёте следующие три дня и будете активно участвовать в совместном проведении общественного досуга. Мол, ежегодный фестиваль, с такими донельзя милыми традициями. Прибавьте к этому, если вы девушка, что, скорее всего, запасную одежду вы с собой не взяли. И будете завтра одалживать одёжку у той подруги, которая взяла, а подруга-то готка! В общем, продолжение садизма, да в такой степени, что того и гляди понравится!

Бумажные шарики на головах, бумажные веера как мощное оружие, игры, ярмарка со своими коварными товарами-заманиловками, собственная валюта, увлечённые погони и схватки, настоящий азарт. Правила, которые познаются только по ходу самой игры. Парадоксально? Но ведь, пожалуй, как нельзя лучше отражает смысл нашей жизни. Которая сама есть игра с правилами, которые уточняешь уже в процессе. Да и чем больше безумства здесь, тем лучше — учебная жизнь у студентов нелегка, зато и отрываются на полную катушку! Если не дать им отдохнуть так разнообразно и незабываемо, кто знает, во что куда более апокалиптическое выльется их невостребованная энергия, верно?

К тому же школьный фестиваль наконец-то показал, что все мальчишки отнюдь не ровно дышат к своим сокурсницам и воспринимают их отнюдь не только как верных боевых подруг по аграрному фронту. Афродизиаки же, это было что-то. Бедные пареньки... А вот дедушка-профессор, который ранее казался витающим в сферах сугубо теоретических и относящихся к его непосредственной работе, проявил себя довольно практичным старичком, даже ушлым и дошлым.

Но и это ещё полбеды. После того, как эта заварушка отгремела, персонажи продолжили раскрываться! Внимание, внимание: рассекречено прошлое Хасэгавы. Если раньше можно было гадать, чего она так выпендрёжно одевается, почему для себя выбрала такой образ и стиль, то теперь всё встало на свои места. Всё-таки и в реальной жизни быть готом — это часто способ психологической защиты такой, для придания себе смелости. И вдобавок, мы сможем увидеть Харуку в чём-то отличном от её повседневной униформы, и не просто в чём-нибудь, а в вечернем платье и изящных босоножках. На такое очень даже стоит полюбоваться!

Свои сюрпризы нам ещё преподнесут и Кэй, и оказавшаяся довольно боевитой милашка Оикава. Что же до главного героя, то несложно догадаться, какое испытание полагается при сверхспособностях. Конец мне в этом смысле немножко напомнил миядзакиевскую «Ведьмину службу доставки». При этом, хоть поведали уже немало для одиннадцати серий, сюжетные линии ещё вполне можно продолжить, так что очень хочется второй сезон.

Главное, не будет обижен ни стар, ни млад, здесь уделяется заботливое внимание героям различных возрастов, преемственность поколений приветствуется ( не зря же сериал начинается с рассказа деда Саваки). Точно так же женские персонажи здесь важны, как и мужские. Так что это аниме способно объединить за просмотром людей разного пола, возраста и социального статуса. А совместное весёлое и на равных времяпровождение, плюс вытекающее из этого лучшее понимание людьми друг друга — то, чего сейчас нам так часто не хватает.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ookami-san to Shichinin no Nakama-tachi (2010.09.11)

Мукаши-мукаши... Ну то есть, давным-давно. Ну, короче, вы уже всё поняли.

Сказок японцы экранизировали уже достаточно, как своих, так и зарубежных. И даже уйму мифов, легенд, преданий со всех уголков мира. А что делать, когда больше сказок как-то уже не вспоминается, а снимать хочется? Да очень просто, изготовить блюдо по принципу «всё в один котёл». Ну или всё в одном флаконе, кому как больше нравится. Взять мотивы таких старых добрых товарищей, как Шарль Перро, братья Гримм, лампу Алладина из арабских сказок, сюда же и своего местного колорита в виде демонов-они и прочих. Конечно, буквализму надо сказать «нет»: если герои будут слишком аутентичны, а сюжетная канва точь-в-точь такой же, как в оригинале, не покатит. Хватит и лёгкой вариации на тему. Мораль некоторых историй можно сделать так вообще совершенно неожиданной, имеющей мало общего с изначальной (взять хотя бы серию о соревновании Зайца и Черепахи). Что получается в итоге, сборная солянка из детсадовской столовой или японское маленькое, но яркое и вкусное бенто, решите сами.

Героиня, заявленная главной — Рёко Ооками. Ооками, как вы наверняка знаете, японцы называют волка. Только в пику известному речевому обороту «волк в овечьей шкуре» тут девушка как бы под волчьей шкурой скрывает чувствительную и ранимую натуру. Чтобы зрители это уж наверняка поняли, это подробно разжуют, скажут словами, повторят по десять раз и не раз попрекнут Ооками-сан притворством и стремлением казаться совсем уж железной леди. Так что все усвоят, что если она и поколачивает своего воздыхателя и столь сурова с ним, то это от особой непостижимой тонкости её чувств! И о чём говорит, когда она пламенно клянётся, что ни капельки такого не ревнует. В общем, цундере сейчас явно в моде.

Да, вот насчёт этого самого воздыхателя главгероини. Оный мудро сделан таким, чтобы даже самые робкие подростки, японские и не очень японские, рядом с ним могли себя чувствовать львами и соответственно своей робостью больше не тяготиться ( что обладает немало льстящим самолюбию эффектом и может побуждать смотреть сериал и дальше ). У бедного парня, Рёси Морино его зовут, даже скопофобия есть, если кто не понял, ну не выдержиает он, если на него кто-то пристально смотрит. Рёси доверена обязанность служить почётной боксёрской грушей для Ооками, а если кто-то её обижает, поистине волшебным образом превращаться в берсерка и даже почти что Настоящего Мужчину. Что имеет несомненно воспитательную цель, ибо символизирует... символизирует... В общем, что-то такое символизирует. И опять-таки импонирует подросткам, ибо даёт возможность помечтать, что и им в любой момент так станет можно внезапно взять да и порвать всех редисок.

А ещё у нас есть маленькая Красная Шапочка. Поскольку это аниме, то можно не мучиться и вместо шапочки сделать красными сами волосы. Ей одновременно вменяется в обязанность и служить Верной Подругой главной героини, и услаждать собой взгляды зрителей, падких на очаровательных лоли.

А вот долг Отсу Тсуругаи — со всей причитающей ответственностью и достоинством гордо носить славную униформу горничной. И делать так, чтобы все, кому млеется при виде хорошеньких служанок, млели непременно.

Главному красавцу и донжуану их компании, само собой, препоручается судьбоносное вмешательство в судьбу школьной дурнушки. Отчего та неизбежно вырастет в ослепительную красавицу, немедленно берущую означенного донжуана в оборот. Что называется, помог на свою голову.

Президент их клуба личность тоже весьма примечательная, главным образом тем, что может переодеться во что угодно и в кого угодно, соответственно всегда в курсе разных дел.

Собственно, с такими разношёрстными персонажами даже не важно, что же они всё-таки будут вытворять на экране. А тут ещё и всякие изобретательные мелочи. Вроде кавайных перчаток у Ооками, в которых она боксирует и которые шибают током. Или вставки о Трёх Поросятах, сделанной в виде трейлера к фильму ужасов. Или маленького мальчика с дворецким, который называет себя Себастьяном — ничего не напоминает? А извечный анимешный братско-сёстринский комплекс прекрасно воплощается в образах Ганса и Гретель из сказки о пряничном домике!

Но самое удачное, определённо, это голос рассказчицы. Разумеется, это изобретение не новое, но здесь оно реализовано отменно. Так себе и представляю древнюю, но очень въедливую старушку, которая этим голосом говорит. С первых кадров эта интонация — воплощённое издевательство над персонажами и зрителями, какие ехидные и зубастые комментарии-то. Но это именно тот случай, когда издевательство вполне даже может понравиться.

И всем хочется пожелать того, чем заканчивается каждая серия: "И жили они долго и счастливо".


+32Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

RD Sennou Chousashitsu (2010.09.06)

Каждому хочется быть нужным. Очень нужным. Даже молоденькой девочке с не столь ещё большими объёмами информации о мире, вгоняющей взрослых в краску некоторыми своими пикантными вопросами.

Что общего у ребёнка с морем? То, что море стихия вечно изменчивая, трудно предсказуемая, которую не загонишь в какие-то ни было рамки, поэтому она никогда не прискучит. То нежится море, лазоревое и всё в серебристой чешуе, будто гигантская рыбина. То наливается чем-то свинцовым под пурпурно-серыми хмурыми облаками. То же самое примерно происходит и с молодым сердечком. Очень уж его будоражат тяга к открытиям и неуёмное любопытство, случаются и ясные штили, и грозные шторма. А иначе, как ни посмотри, какой толк от юности! И тут даже то, что школьная форма привычно матросская, вполне себе к месту.

Каждому хочется быть нужным. Очень хочется. Даже седому старику, прикованному к креслу. И если в какой-то стране самореализация людей увечных и престарелых кажется непозволительной роскошью, какой толк в такой стране? Но в кибермире будущего, конечно, возможностей больше, так что у любого есть шанс быть востребованным.

Что общего у старого человека с морем? Старость бывает очень близка детству и юности, видите ли. То есть тоже неравнодушна к чарам необъятных просторов, свежего солёного ветра, ощущения порхания в морской глуби. Да море вообще олицетворённая свобода, а что может быть старику столь важно, как свобода от тягот собственного тела, которое мгновенно сделает невесомым таинственная синеватая полутьма! Пусть это сейчас даже только в сознании...

Аниме очень экзотичное, но отнюдь не пальмами в теплицах и не пёстрыми тропическими птичками. А тем ненавязчивым правдоподобием и убедительностью, с которыми показана дружба людей таких разных поколений. (Кто всё-таки умудрился углядеть в этом что-то пошлое, пусть пойдёт убъёт себя об стену :-ъ). Между прочим, в реальной жизни так часто и бывает, что проще всего понять тебя не сверстникам и сверстницам, а просто тому, у кого по каким-то причинам внутренний мир настроен на ту же волну, что и у тебя.

Вот такая внегендерная и вневозрастная мудрость. Также очень необычно и то, что Сота, брат юной героини Аой, принимает полноценное участие в действии. Обычно ведь братья /сёстры героев/героинь фигурируют в аниме, не секрет наверное, больше для мебели или фансервису. И даже о родителях Аой кой-что поведали, а обычно, если уж чьи родители всё время в отъездах, то больше о них можно смело не упоминать. А какая харизматичная бабушка, со своим секретным рецептом бефстроганова со сливами! Тут, можно считать, реверанс в сторону семейственности, что есть редко и что есть хорошо.

А ещё непривычно, что несмотря на футуризм и всё такое, техника будущего хоть и присутствует и неплохо продумана, но на себя внимания не отвлекает, предоставляя раскрыться персонажам. Чего, опять-таки, могло и не быть, ведь всякими хитрыми штуковинами в последнее время увлекаются преступно чаще, чем чувствами и характерами. Здесь же есть по-чобитовски симпатичные киборгши с очками-хамелеонами, но перебора с супер-пупер современностью и продвинутостью технологий по счастью избежали. Ведь пользование научными достижениями не означает, что должно отменяться что-то, что нельзя рационализировать, та самая гармония, которая не поверяется алгеброй.

Поэтому к месту смотрятся истории не только учёных, но и людей творческих. Совсем не тех богемных, которые пьют и колются. Тех, которые самим своим существованием отвергают современное понимание «искусства», заключающегося в эпатаже, безмерной кичливости и пиара себя. По-настоящему творческие люди скромны и всегда будут сомневаться, что достойны. Умиротворённая классика, звуки скрипки, флейты как бы привносят сюда нотку интеллигентности, не ищущей того, чтобы заумствовать, и потому не раздражающей.

Была попытка психодела, в лице одного из самых излюбленных европейских мотивов, заимствованных японцами — Безумное Чаепитие из «Алисы в стране чудес». Но, по счастью, само аниме не психоделично, весь сюжет последователен и логичен, его состовляющие уравновешены. Кибербудущее отнюдь не выставлено в миндально-розовом цвете. Есть продовольственные проблемы, в виртуал люди нередко ныряют в погоне за чувственными удовольствиями, чем делают хуже себе, а часто и другим, наклёвываются и совсем глобальные неприятности. Но исключительно в мрачных тонах, чего уже с опаской ждёшь от любой киберпанковой вещи, здесь тоже не рисуют. Юмору места предостаточно, чего стоит только то, как Аой складывает губы в «уточку»! Но главное, что это аниме в первую очередь не о спасении мира, а о том, за что вообще его стоит спасать.

Единственно, что название этому аниме совсем не соответствует, ну у японцев так обычно и бывает. Видимо, создатели всё-таки хотели привлечь любителей экшена и динамики, сами делая лирическую и неторопливую медитацию. Разве что эффектные схватки с киборгами внутри серий и заставки подходят под название. Особенно опенинг. Посмотрите его, и вы это получите. Да, Real Drive.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Аргенто Сома (2010.09.01)

«Аргенто Сома», что можно истолковать как «серебряная плоть», «серебряное тело». Разумеется, я не могу спокойно пройти мимо вещи с таким названием, да ещё записанным греческими буквами.

А несмотря на такую поэтику, начинается всё довольно жёстко. Из героев каждый по-своему интригует, но в центре — двое с совсем уж исковерканными судьбами. Вполне молодой Такуто Канэсиро, однако уже с седой прядью и шрамами физическими и душевными. Ассиметрия его лица, волос и глаз, как бы подчёркивает его смятённое состояние, раздвоенность его жизни. Конечно, он служит в организации, где сражаются на ГБЧРах против желтоватых и с красными кристаллами по всему лицу громадин неизвестной нации. Но параллельно юноша живёт во флешбеках, мыслями уносясь в благословенные дни до страшного инцидента.

И Харриет Бартоломью, совсем ещё девочка, но тоже уже через многое прошла. Их судьбы соприкоснулись, и сложно не догадаться, что Такуто, глядя на Харриет, видит свою погибшую любимую. Возможно ли переиграть судьбу, начать всё с чистого листа?

Выигрышная сторона сериала — богатый образный строй, символизм. Металлического гиганта принимает за эльфа девушка, сама, со своими белокурыми волосками и зелёными глазами, так похожая на эльфийку. Когда она надела на его огромный палец цветочную гирлянду, как кольцо, в этом было столько трогательной хрупкости и беззащитности. Детская черта — принимать необычное как должное, уметь доверяться безоглядно. Как ни крути, всегда так хочется, безумно хочется надеяться, что в кои-то веки хоть для кого-то искренность и доверие не обернутся худом.

И ещё, очень мне это напомнило Кинг Конга. Необычные отношения складываются у девочки с исполинским роботом. Противоестественно? Малоубедительно? Или это настоящая духовная связь? Каждый пусть сам даст себе ответ на этот вопрос. И эти белые цветы, всюду нарциссы, ромашки, лилии своей сияющей белизной как бы подчёркивают невинность юной Хатти. «Серебряное» название тоже приобретает в связи с этим особый смысл: ведь серебряный в средневековой геральдике означает свет и чистоту. Так что это аниме совсем-совсем не о мехах, это о незапятнанности человеческой души и о том, можно ли и как можно сохранить её даже в столь жестоком мире.

Довольно большую роль в повествовании играет мотив Эльфийской страны, некоторого идеализированного места, куда стремится юная душа, чтобы залечить раны жизни и забыть все пережитые ужасы. С этим в сознании связывается и реальное место, где тебе когда-то было хорошо, воспоминания о тех временах и людях, что грели сердце. Хоть знаешь, что нет в этом мире никакой Эльфийской страны, отчаянно цепляешься за эту надежду, не хочешь с ней расставаться до последнего. Хоть и видишь обугленные деревья и обгорелые развалины там, где некогда жила счастливо с любимым дедом, и понимаешь, что события не повернуть вспять...

Столкновение иллюзий с реальностью, их крах — вот и ещё одна важная тема сериала. Когда рушится мечта, можешь дойти до нежелания жить, можешь даже умереть, если вовремя не окажется кто-то рядом и не протянет тебе руку, если кому-то будет не всё равно. И тогда внезапно иллюзии оказываются даже и не совсем иллюзиями, только понять всё нужно правильно. Нельзя найти Эльфийскую страну, но можно её создать. Ведь на самом деле она в твоём сердце, и волшебство всегда будет там, где есть дорожащие тобой люди. Вот этот момент я считаю самой удачной находкой этого аниме.

И ещё одна фишка, как ни странно, но это названия серий. Последнее слово названия каждой серии совпадает с начальным словом названия последующей. Первая серия, например, «Возрождение и Смерть», вторая - «Смерть и Девушка». Таким образом, как бы цепочка крепко спаянных друг с другом звеньев не даёт сериям рассыпаться.

Но всё хорошее здесь могло бы и не сработать, если бы не мелодическая компонента данного творения. Фоновые мелодии подходящие: когда-то их замечаешь, когда-то нет, иногда берёт за душу, но диссонансом никогда не отзывается. За опенинг и эндинг вообще отдельная хвала. Когда ни открывающую, ни закрывающую тему аниме не хочется проматывать, это уже говорит о том, что случай крайне необычный. Ведь в аниме в последнее время, а особенно в аниме с роботами, опенинг не в стиле «бум-бум-бум» вообще редкость.

А тут такие переливы, разворачивающиеся крылья с мягкими белоснежными перьями. Воздушность, лиризм и грусть почти разефоновские. И бодрый эндинг, улыбчивое лицо космонавта в шлеме, которое само по себе способно вызвать у любого землянина тепло в груди. Это как бы задаёт вектор эмоциональной эволюции: от слёз и утрат к обретению и позитиву. «Аргенто сома» всё ж очень жизнеутверждающее аниме. Что при общей деструктивной направленности и современных книг, и фильмов, и современной анимации настоящий подарок.

Посмотри на эти искорки звёзд,
Я верю, что наш день тоже придёт,
Не затеряется моя мечта,
Хоть ветер несёт неизвестно куда...
Увидишь: сияет в небе звезда.
Постой, обо мне ты подумай тогда.
Пускай далеко ты очень, лети,
В мечтах тебе место смогу найти.
Даже когда от меня ты вдали,
О тебе всегда думы мои.

Вот примерно такими словами завершает серии великолепный эндинг. Позвольте и мне на этом остановиться.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Повесть о бедных сестрах (2010.08.28)

Двух сестрёнок, у одной волосы короче, у другой длиннее, где только не сыщешь! Только в «Повести о бедных сёстрах» вам, скорее всего, это не будет казаться штампованным. Даже несмотря на то, что начинается сериал с такого явления, как летний фестиваль. Такой, знаете, с фейерверками, юкатами и яблоками в карамельной глазури. Даже несмотря на обычность и сверхпривычность в Японии фамилии главных героинь, Ямада.

Почти сказочно-диккенсовское участие взрослых по отношению к чужим детям. Воркотание сестёр друг с другом, как будто присыпанное умильным сахарком «Кэйона!». Комичное смещение ролей: старшая сестра даром что работает, но по сути дела всегда на поводу у хозяйственной младшенькой, приглядывающей за домашним уютом. Такое вроде банальное напоминание всем известных и оттого обычно осмеиваемых прописных истин в духе «Не имей сто йен, а имей сто друзей». Неловкое, беспомощное, малореалистическое... и неизмеримо притягательное.

Ругают это аниме за то, что бедность, её истоки и методы преодоления показаны здесь совсем неправдоподобно. Но так это же не политический и социально-экономический памфлет. Не ставится цель запугать или шокировать, тем более чем только людей уже ни шокировали, привыкают всё равно. Скорее смело демонстрируется наивная и светлая вера в то, что и в бедности можно быть счастливым, даже если действительность свидетельствует против этого ( скорее, даже особенно такие вещи нужны, когда действительность против!) Когда приходится экономить на еде, особенно остро зато наслаждаешься каждым кусочком маринованной сливы, каждой дешёвой булочкой с мясным фаршем — от японского культа любования едой никуда не деться, поэтому совсем уж голодать девочкам не позволят.

Чинным и благопристойным особам главные героини могут прийтись не по нутру. Ещё бы, во время еды широко открывают рот, да ещё и разговаривают с полным ртом, и даже, невероятно, смеются, так наслаждаются скромной едой, купленной на распродаже. Невдомёк бедным сёстрам, что в цивилизованном обществе всем верховодит этикет, а высота помыслов определяется высотой дома, отгроханного папашей. Разве может в таком мире оставаться время на мелочи вроде духовной близости хотя бы с членами своей собственной семьи, возможности иметь всегда крепкий и роскоши искренне и непосредственно проявлять свои чувства.

И только тот, у кого ещё есть шанс очеловечиться, решится кое-чему и поучиться у малоимущих сестрёнок.

Символизмом вдобавок аниме не обделено. У двух богатых сестёр имена Кинко и Гинко, что можно перевести как «золотце» и «серебрецо», то есть это как бы намекает на их обеспеченное житьё. А на сакуре за окном уже осенью распускаются два нежных розовых цветка, которые квартирный хозяин опекает так, как опекает он сестричек Асу и Кё.

Это аниме о всяком разном понемножку. О том, что под внешней суровостью подчас может скрываться глубокая психологическая травма старого и усталого человека. Это ещё и о том, что даже самый хмурый старичок будет прихорашиваться, подправлять волосы, если знает, что в больнице его навестят двое молоденьких очаровательных девочек. И однажды тот, кто становился тридцатого числа каждого месяца «тёмным повелителем денег», окажется обычным и не таким уж страшным человеком.

И о том, что себя нужно принять таким, какой ты есть, не пытаясь косить под кого-то другого, точно так же как не стоит торопиться взрослеть преждевременно, это и так наступает слишком быстро. И тот, кто тебе дорог и кто тобой дорожит, обязательно тоже тебя примет и поймёт. Не потому ли Кё, несмотря на то, что состоятельная соседка одолжила ей красивый взрослый костюм, всё же решает прийти на родительское собрание к сестрёнке в своей обычной школьной форме. Потому что знает, что сестричке дорога сама «анэ-тян», а не модная одежда, изысканная парфюмерия и прочие понты.

Наступит время, и каждая из девчушек пойдёт своей собственной дорогой, у них появятся другие значимые люди. Но даже тогда, знают и верят сёстры, они друг друга не оставят.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кибер-виток (2010.08.24)

Всячески толкуют, со всех сторон рассматривают «Кибервиток». Как гимн уходящему детству и незаметно, но неовтратимо приближающейся молодости. Как довольно острую социальную антиутопию, заставляющую задуматься над издержками всепобеждающего прогресса. Как очередное сочинение о духах и потустороннем мире, разве что поданное под соусом киберреальности, благо японцы очень трепетно относятся к своему фольклору и замаскировать, если надо, его могут как угодно и под что угодно.

Ужастик, (ани)матрица... И всё это правда, потому что любое произведение хотя бы немного посложнее американского боевика можно интерпретировать как минимум двумя (не обязательно взаимоисключающими, кстати!) способами, выбирать разные углы обзора. А вот я скажу: это произведение о любви! Не только о ней, но о ней в первую очередь, как бы незаметно и деликатно это ни подавалось.

Честно говоря, после первой серии терзали смутные сомнения, стоит ли продолжать дальше. И тому причина — младшая сестра главной героини. Сестёр явно списывали с тоторовских Мэй и Сацуки, но если старшая своим добродушием и чистосердечием ещё может потягаться с миядзакиевскими девочками, то младшей далеко до Мэй. Кому-то не нравится малышка Чибиуса из «Сэйлормун» или Мария Усиромия из «Когда плачут чайки?» Полноте, по сравнению с Кёко они верх безобидности, к тому же у них были веские причины вести себя так, как они вели. А вот девочка, достаточно взрослая, чтобы понимать и говорить, и в то же время намеренно наступающая кому-нибудь на ногу просто так или вообще, узнав, что что-то влечёт для остальных большие неприятности, делающая это... Вот это уже повод призадуматься.

К счастью, потом это отходит на второй план. А фокус смещается на внутренний мир Юко Оконоги и её окружения, одноклассников, приятелей, соперников. И вот тут-то и начинает выявляться главный ( по крайней мере, для меня ) пласт — любви, привязанности. Казалось бы, разве не инстинкт игры и честолюбие движут всё действие? Ага, щас. То-то Харакену выговаривают и Некомэ, и тётушка, когда он пытается выдать своё расследование за нечто не связанное с его сердечными переживаниями. Юко Амасава сначала вылитая леди-босс, пусть и из начальной школы, вот только что скрывается за столь суровым фасадом? А с Ясако и так всё довольно скоро понятно, почему ей так хочется найти таинственного 4-4-2-3.

Любовь здесь самая разная, от родственных чувств до романтики. Любовь-память, щедро подперчённая чувством вины и импульсом вернуть ушедшего «туда». «Любовь, похожая на сон» у Ясако: та даже не помнит, «а был ли мальчик», хотя девочкам, конечно, в таких случаях всегда хочется, чтоб был. Первая любовь... где-то в шесть лет, а что, такое вполне бывает, вспомните себя в этом возрасте. Кто сказал, что эта любовь менее настоящая? Она может вызывать в душе не меньшую бурю, чем у взрослых, и как и во взрослом чувстве, проявляются и положительные эмоции, и отрицательные. Ревность, обида могут быть настолько сильны, что бередят душу и намного позже, толкая на необдуманные поступки. Зато флешбеки о том времени вдвоём отзовутся таким сладким томлением в сердечке.

О сцене разговора Ясако с Харакеном на фоне освещённой тёплыми вечерними лучами стены я и не скажу, это надо видеть. И слышать. Музыка там вдобавок под настроение, акварельная, пусть так обычно говорят о графике. Графика, впрочем, тоже акварельная. Думаю, это один из лучших эпизодов во всей анимации вообще, цепляет неимоверно.

Другой пласт этого аниме — символический и мифологический . Честно говоря, похоже, что воздействует эта вещь на зрителей не только детскими мордашками, хоть часто и очаровательными. А в том числе и не в последнюю очередь с помощью архетипов, символов, ёмких образов, укоренённых у людей в подсознании и знакомых у разных народов. Об отображении здесь японских древних поверий и представлений сказали уже много и хорошо. Чего стоят одни только метатэги, которыми можно и исцелять, и сражаться, мне при этом вспомнилось, как Аптекарь из «Аякаси» и «Мононоке» бумажками эффектно запечатывал духов.

Только ещё и кое-что неяпонское в голову пришло при просмотре. Не удивляйтесь, но сравню с Урсулой Ле Гуин. Портал в мир иной, пугающая брешь в ткани мирозданья. Всклокоченные тёмные тени, как будто сгустки самой пустоты, тянущиеся к тебе руками зомби. Вам ничего не напоминает? Мне лично напомнило «Волшебника Земноморья»: юношу, нарушающего запрет на разделение миров, страшную Тень, которую он невольно выпускает на волю. Очень характерный мотив для древних сказаний — совершающий неосторожное деяние герой с последующим квестом во имя, так сказать, ликвидации последствий. И этот приём вплетён сюда весьма удачно. Выводы? Просты. Какой бы ни был хай-тек, а от мифопоэтической образности людям далеко не уйти!

С символическим пластом здесь связан ещё и лингвистический. Две основных героини, у обеих имя Юко. Только у Оконоги первый иероглиф имени соответствует прилагательному «ясасий» - «мягкий, нежный». А у Амасавы прилагательному «исамасий» - «смелый, отважный». И прозвища, соответственно, Ясако и Исако, и самое ценное, что героини им соответствуют. Одна мягкая и невинная девушка, другая смелая и решительная, обе взаимно дополняют друг друга. Опять вспомнилась Ле Гуин с её Истинными Именами, отражающими подлинную сущность человека. Да ещё и история получения девочками прозвищ так умело ввёрнута в общий сюжет, что остаётся только аплодировать создателям.

Графику отмечают многие, особенно тоновое решение. И правда, цветовая гамма приглушённая, но довольно приятная. Болотисто-зелёные деревья, серовато-землистые дороги и здания, золотисто-охристые закаты умиротворяют взгляд. От себя добавлю, что дизайн персонажей у меня больше всего вызывает в памяти «Токийское восьмибалльное». (Там, кстати, и настроение схожее, и тема прощания с дорогими ушедшими тоже.) Нет буйства и разноцветья волос и глаз, и это только в плюс! Зато, приглядываясь к персонажам попристальнее, начинаешь различать разные оттенки коричневого и... чёрного. Да будет известно, что с художественной точки зрения чисто чёрного цвета не бывает, тот чёрный с синеватым отливом, тот с коричневатым.

Смотрите «Кибервиток», вдруг когда-то и вам нужно будет окликнуть близкого человека, чтобы вернуть его из тумана виртуальности к теплу живых сердец человеческого мира.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Принцесса-вампир Мию OVA (2010.08.13)

Её имя пишется двумя иероглифами, первый из которых означает «прекрасный», а второй «вечер». Но насколько прекрасным на самом деле окажется вечер, если вы проведёте его с ней? Он ведь может быть пронзительно-сладким до боли, он может быть жутким до восторженного трепета. Её глаза цвета золота видят, насколько затуманен людской взгляд. И в то же время, она знает, что истина внутри самих людей, даже если те её и не замечают. Алая лента в русых волосах — как тонкая струйка свежей алой крови. Она может выполнить то, чего вы хотите, и не её вина в том, что вы пожелали то, что пожелали.

Она может отнять у человека всё, но обнаружится, что это «всё» - лишь иллюзия, навеянная потусторонним демоном владельцу, за которую сам человек расплачивается жизненной силой и энергией. Она может подарить кому-то ничто, но это ничто обернётся чем-то, ещё удерживающим человека в этом мире и дающим ему единственный смысл бытия. Пускай даже сам этот смысл опять-таки является иллюзией. А порой не захочет дать что-то кому-то забыть, потому что сама будет помнить. Например, о том, что некто когда-то был человеком. Не всем посочувствует, но не будет стыда в том, чтобы посочувствовать ей. Потому что никто ещё не научил её, что скрывать свои чувства считается хорошим тоном и что эмоциональная непробиваемость — залог крутости. Её страх неподделен, грусть искренна, воодушевление непритворно. Её смех находится на равно далёкой дистанции и от громового хохота сейлормуновских злодеев, и от «нья-ха-ха» кавайных красоток. Она одновременно может выиграть как воин и проиграть как женщина. Её невинный взгляд преступен, её ирония уместна. В этой девушке нет противоречий — сама она воплощённое противоречие.

Кроме героини, здесь ещё живёт мир. Да, этот мир живёт и дышит весь, от подрагивающих огромных бликов в глазах героев до песчинок на прогретой солнцем детской площадке. Он просто обязан ожить под потустороннюю музыку Кэндзи Кавайи. Такой наш и не наш одновременно. Сверхъестественный и неизмеримо обыденный. Демоны-синма смущают людской род, их истинные имена каллиграфически выписываются в воздухе. Но это ничуть не более удивительно, чем воздушные складки кимоно или пушок чистого снега на крышах уединённых пагод. И есть тут настоящий призрак в доспехах, в буквальном, не фигуральном смысле. Но это опять-таки ничуть не поразительней, чем человек, отдающий жизнь ради другого, и ничуть не драматичнее того, что некоторые жертвы, сделанные ради тебя другими, так мучительны, что силишься их забыть — вплоть до полного непризнания себя человеком.

Кровь сочится из ран недвижимо лежащих кукол. Но эти куклы не более безжизненны, чем юноша, чья жизнь распланирована на годы вперёд и уже ждёт его место в той же компании, в которой работают его отец и старший брат. Здесь просьба парня о вечной молодости и красоте может прикрывать желание просто встречаться с девушкой, пусть и не принадлежащей к роду людскому. Здесь не торопятся — видимо, в конце восьмедисятых годов жизнь по сравнению с нынешней была удивительно спокойной. Да и куда торопиться героине, чьё время застыло, кого ещё ждёт впереди опасная охота. Сражения больше схожи с медитацией, а изящный полуоборот с веером в руке стоит целого танца.

Здесь есть отталкивающие моменты, но нет фальшивых. Здесь одно легчайшее прикосновение к молчаливому спутнику в маске скажет больше мудрёного получасового диалога. Нет ничего лишнего, но при этом столь характерное для японских аниматоров внимание к деталям, таким, как причудливо завязанная ленточка на правой ноге героини (ассиметрия, между прочим — нередко отличительный признак существ из другого мира).

А школьницы, чуть выдастся свободная минутка, всё так же до слёз знакомо шепчутся с подружками, гадая, кому достанется красивый паренёк. Потому что только это должно волновать и волнует молодых девушек всех времён и народов, и так будет, пока стоит мир, сколько бы нежити ни таилось вокруг.

Всё это почти то же, что и «Бугипоп никогда не смеётся», но без затемнённой однообразной графики, и ещё пронизано фольклорным эстетизмом. И всё сосредоточено вокруг одного-единственного имени. Это имя — Мию.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Холм в багряных сумерках [ТВ] (2010.08.11)

«Холм в багряных сумерках»... Вот скажите честно, чего ожидаешь, прочтя это название? У меня вызвало ассоциации с «Этюдом в багровых тонах», то бишь чудилось нечто кровавое, багровые пятна на примятой траве, освещённой предзакатным солнцем. Недаром кто-то ждал повторения «Школьных Дней». А пора уже привыкнуть, что японцы дают аниме названия, максимально вводящие в заблуждение. Крови в этом аниме просто негде втиснуться между одами школьным купальникам, панегириками школьным фестивалям и гимнами сёстринской дружбе соперниц.

Кто смотрел «Синее синего», того не удивишь тем, что только-только перевёдшаяся девочка уже вселяется в дом к однокласснику, поелику отцы их решили сосватать. Должна же быть завязка. Ну а дальше уже можно начинать презентацию остальных экземпляров. Благо их здесь достаточно много, спектр характеров и цветов волос почти покрывает все случаи использования таковых в школьных комедиях (читай: гаремах). Так что для ознакомительных целей сериал подходит. Перемоем косточки основным объектам, представляющим интерес.

Тип «одзё-сама», она же «госпожа». Это богатая, самовлюблённая, в кичливая Карен Аянокодзи. Такие типажи, для избежания зрительской зависти к богатеньким буратино, часто делают гротескно-карикатурными. И Карен не стала исключением. Криво прорисованные кислотно-жёлтые волосы с огромными нелепыми шарами в них, вечная привычка лезть к другим со своими советами. Зато в пятизвёздочный отель с горячими источниками или на личный кораблик может одноклассников пригласить, а это готовая сцена для действия!

Тип «странная девочка». Часто такие бывают до крайности молчаливыми и флегматическими. Но могут быть, как здесь Нагоми Сираиси, заводными и шустрыми. На необычность девочки намекает розовая чёлка, полностью закрывающая один глаз. Появляется неизвестно откуда, занимается неизвестно чем, девается неизвестно куда. Естественно, никого это не наводит ни на какие мысли.

Тип «подруга детства». У обаятельной Цукасы Кирю роскошная фигура и золотистые волосы, но как зато она героя поддразнивает на правах старой знакомой. По счастью, тому тоже есть что вспомнить и что ей ответить.

Тип «цундере». То бишь с самого начала колотит парня вовсю, а раз так, то это верный признак, что такая нежная и чувствительная в душе и так его любит. В общем, примерно Тайга Айсака из «Торадоры», только сероволосая. Зовут её Юхи Катагири, и она-то изначально та самая предполагаемая судьба нашего горячо обожаемого главгероя. Вот только удастся ли ей сохранить статус главгероини на протяжении всего сериала?

Тип «младшая сестрёнка». Уж и не припомнишь, в каком школьном аниме их нет, но здесь этот тип подан довольно-таки необычно. Минато отнюдь не кажется такой малолеткой, каковы обычно младшие сестры главных героев, и ублажает даже самые взыскательные фантазии о хозяйственности и домашнем очаге. В её руках самое мощное оружие воздействия на мужчин... правильно, гастрономическое. От вкусных тортиков и карри мало кто способен сбежать!

Кроме этого, присутствуют здесь даже местные мистер и миссис Смит. У миссис, естественно, декольте от горла до талии — сами понимаете, что так очень удобно сражаться. Время от времени обнаруживают признаки жизни (и щупальца) гигантские ктулхи. Так что компания подобралась разношёрстная, зато уж точно не придётся жаловаться на отсутствие фантазии — у авторов она бьёт водопроводным ключом по голове.

Сюжету ставим столько баллов, сколько полагается за стандартный гаремный сюжет, отягчённый мистикой, но малость облагороженный пародийностью.

Впрочем, отдельный балл надбавлю за причёски некоторых героинь, развевающиеся по обе стороны шейки подобно лёгким крыльям ( Да, мне такие нравятся! Да, мне плевать на законы физики вообще и гравитации в частности!)

Ещё балл за школьные формы ( Да! Считаю своим долгом объявить, что школьные аниме вообще должны в первую очередь оцениваться по школьным формам.) Тёмно-шоколадные платьица, светло-шоколадные жакеты-болеро, цветные бантики с полосочками — чего же вам ещё ?

Итак, в итоге получается... Впрочем, неважно, сколько получается. Вычислительные способности у меня здесь закончились ещё на попытке вывести точную формулу зависимости популярности мэйд-кафе на школьном фестивале от длины юбок персонала этого мэйд-кафе.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Цветущая юность (2010.08.05)

Если ваши бабушки признают только латиноамериканские сериалы, а склонность смотреть аниме приравнивают к еретичеству, обязательно покажите им «Цветущую Юность». Тогда они поймут, что узкоглазые желтолицые товарищи тоже кой-чего кумекают в создании мыла длительного визуального потребления. Заменой бразильскому зною и жгучим взорам смуглокожих прелестниц и мачо здесь послужат анимешные пейзажи, большеглазые героини, шелковистые тонкие прядки волос и томные из-под пушистых ресниц взгляды бисёненов. Каноны, естественно с уточнениями и поправками на местный психологический климат, соблюдены чинно и благопристойно. Отец главной героини к тому же своей солидной и элегантной внешностью смахивает на Рэтта Батлера из «Унесённых ветром», так что есть шанс перетянуть в свои ряды ещё и почитательниц классики.

Героиня вполне бы сгодилась и из подвида «Золушка обыкновенная», но ладно, пусть уж будет изначально богатая наследница. Главное, чтобы росла в соответствующей обстановке, максимально способствующей строгости и чистоте нравов и здравомыслию. Желательно на далёком малонаселённом острове. Тут уж точно не появится никаких экстравагантных черт характера, кроме разве что столь невинных, как попытки отыскать в красивом пепельнокудром незнакомце дух своего почившего любимого питомца, среброшёрстого леопарда. И пусть героиня так хорошо знает этикет и принятые обществом нормы и условности, что сразу начнёт и отношение проявлять к этому красавцу как к реинкарнации своего ручного зверя.

Пускай девушка постоянно помнит, что искренность обезоруживает, и оттого сходу вешается на шею всем личным врагам и деловым соперникам своего отца. От интеллектуальности чего те, конечно, настолько оторопевают, что потом даже почти не сопротивляются. Пусть у неё ещё и обнаружится способность узнавать самые тщательно оберегаемые и страшные секреты богатых юношей, с которыми её свела жизнь. И прорежется умение избавлять их от моральных терзаний и физических недугов одним прикосновением, что отныне и навсегда в самом деле сделает их её преданными питомцами (если вы не являетесь героиней, лучше не рискуйте это повторить!)

Что касается мира, то единственное требование, чтобы сделан он был на широкую ногу, цветисто и с размахом. Если искать в очередной раз сбежавшую Кадзику, так с десятками вертолётов. Если вымышленное государство, то монархия, а если монархия, то какая-нибудь восточная, чтобы было оправдание помпезности интерьеров и пышности одеяний. Бедуинские покрывала, золотые цепи толщиной в кулак, сложные арабески, мозаичные полы, фигурные решётки, всего не перечесть. Драгоценным камням свободно дозволяется сверкать и переливаться в мужских ушах, в огромных узористых серьгах. А у кого-то и глаза подобны дорогим топазам, золотистым с зелёными прожилками. Не жалеть экзотики, ни тайской кухни, ни солнцепоклонников, но не забыть упомянуть и про нефть. Если конструировать дворец, то дизайн неплохо позаимствовать из диснеевского «Алладина». Но чтобы уровень мотивации персонажей и обоснованности поступков дотягивал до уровня «Алладина», совсем при этом не обязательно. Ведь это сёдзё, а не сказка, к сёдзё требования не должны быть чересчур жёстки.

Гламур гламуром, а всё-таки и о демократизме нельзя забывать, чтобы не слишком раздражать тех, кто по каким-то причинами не владеет островами в тропических морях или международными концернами. Поэтому одежды у Кадзики много, но она в основном, что называется, казуальная. Да, нужен здесь и какой-нибудь сибарит и гурман, которому можно доверить фразы «Я ещё никогда не надевал один и тот же костюм дважды» и «Я раньше не носил магазинной одежды, так что сейчас мне не очень комфортно, нужен личный портной». Но, для избежания зрительской зависти, этот персонаж не станет избранником юной леди, будет наделён платонической страстью к Единственной, навеки разбитым сердцем, онегинской хандрой хотя, надо же, с удовольствием от всего вышеперечисленного. А мазохизм изящного юноши — зрелище, приглашающее к сочувствию, главное, чтобы все эти мучения были красивы и изысканны. Ну, и остальные отвергнутые воздыхатели наделены примерно такими же свойствами, пусть у них всё получается не так утончённо, как у Юджина.

К месту будет и чуток нравоучительности в духе индийских фильмов. Если како-нибудь изгнанный принц порывается без разрешения обратно в свою страну (только из жалости к своим подданным, разумеется, которых в его отсутствие тиранят нехорошие дяди), надо при спасении этого принца от тут же захвативших его бандюков положить шестёрку-другую. Чтобы тот уразумел, «вот, дескать, из-за меня люди погибают, как за меня тут переживают, я ведь символ, моя жизнь очень ценна, я просто не имею права так рисковать собой».

При этом родственные связи персонажей должны быть очевидны всем, кроме тех, кто между собой находится в этих связях. Чтобы герои и героини с изумлением узнавали, как их дедушки и бабушки, оказывается, пошаливали в молодости. Но уже заранее о ничего не подозревающих родственниках второстепенные лица должны изрекать, закатывая глаза: «Ну надо же, как такие-то похожи друг на друга!» Сцена, когда Кадзика косплеит Румати, просто отжиг. Кадзика, между прочим, сероглаза и красноволоса, а Румати - синеглазый брюнет, как же тут не уловить сходство. Но контрольный выстрел в данном случае это фразы: « Видно, что в ней истинно королевская кровь и королевское достоинство» и «Это печать судьбы, с которой она родилась».

Поскольку смотреть это могут и крайне нежные, впечатлительные зрительницы, то отношения между собой соперники должны выяснять галантно, без брутальных кулаков. Желательно кулинарными поединками, какой был у Ли Рена с Юджином.

Вряд ли стоит добавлять, что свататься к своему женуху здесь девушка должна в сопровождении и при активной поддержке всех прочих кавалеров.

Самый большой плюс «Цветущей Юности» в том, что она всё же заметно короче среднестатистического бразильского сериала.


+21Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Инари в нашем доме (2010.08.02)

Кому-то нравится кавай, кому-то сугой. Кому-то ( только не показывайте на меня пальцами ) и то, и другое. А вот возможно ли совместить их друг с другом, так, чтобы в одном флаконе? Что же, такое тоже бывает, хотя и не всегда. Вспомните загадочную и немногословную Май Кавасуми из «Канона». Или совершенно очаровательнейшую Сето Сан с катаной из «Морской Невесты». А вот недавно ещё один образец мне встретился, который я могу отнести туда же — сияющий золотистой шёрсткой, умильно двигающий острыми ушками, могущий за минуту разворотить весь школьный двор древними заклятьями и равно притягательно смотрящийся с веером и с катаной, в кимоно и в европейской одёжке.

Кроме того, у этого персонажа, можно сказать, три сущности в одном флаконе. Одна — этакое роскошное и пышное фурри, другая — сногсшибательная блондинка, третья — неотразимый бисёнен. Ну а всё вместе это древний лисий дух-китсуне, долгое время запечатанный своими хозяевами и наконец-то освобождённый в связи с особыми обстоятельствами. Куген Тэнко, для друзей просто Куу. А хозяева, которыми являются два ещё вполне юных брата, неизбежно станут её(его?) друзьями. Ибо так просто от волшебной лисички им не отделаться!

Наличие сверхъестественного существа, школа, комедия. Казалось бы, вердикт однозначен: гаремник. Хитрость тут в том, что это одновременно вроде и гаремник, и всё же не совсем. Если гаремник, то главным героем должен был бы быть юноша, вокруг которого увивается весь прекрасный пол. Вокруг старшего брата, Нобору, действительно несколько таких юных особ замечено. Да вот только он... далеко не самый главный герой! Фокус больше на младшеньком, Тору. А ему по возрасту гарема пока что не положено. Вокруг него, правда, всего группируется ещё больше, только если даже это и дамы, то всё равно всякие духи, у них к нему интересы несколько опасней романтических. Между тем то, что младший брат здесь не менее значим чем старший, для аниме уже довольно необычно. Обычно младшие братишки -сёстрёнки служат для фона, повышения статуса героя, они вертлявые, шумливые, вечно вставляют палки в колёса. А Тору на редкость спокоен, как и его брат, довольно благоразумен, и вообще невообразимо мил.

Да и старший брат его, по поводу чувств своих поклонниц, совсем не те эмоции проявляет, что главгерои гаремников. Ему полагалось бы смущаться постоянно и непрерывно при мысли об одноклассницах, а он и бровью не ведёт — он просто не замечает, и не поверите, но он совсем о другом думает. А всё потому, что пускай, в отличие от очень многих школьных анимешек, отец мальчиков тут присутствует, но такой беспомощный в быту, что всё хозяйство приходится вести … кому? Правильно, ответственному Нобору. Оттого-то у парня на уме постоянно счета за квартиру, цены продуктов, уборка, готовка и прочие домашние хлопоты, а не сладостные речи и большие глазки женской половины человечества.

Опять-таки, главной воздыхательницей Нобору по всем штампам жанра полагалось бы быть Куу. А у той тоже мысли совсем о другом, а именно о том, чтобы сытнее покушать. Следующая претендентка, хорошенькая, но уж чересчур серьёзная жрица Ко. У той вообще мысли только о долге — защищать молоденьких Такагами от опасных духов. Конечно, и ежу ясно, что в конце концов Нобору достанется однокласснице Сакуре, хоть он сам даже к моменту окончания аниме об этом не догадывается, на диво всем своим приятелям. Но Сакура тоже не вполне стандартный типаж. У неё наклонности скорее не завоевательницы мужчин, а свахи. Она часто настолько увлекается своими гипотезами на тему отношений Нобору с Куу и Ко, что ей, похоже, это даже начинает нравиться.

Японцы нация высокотехнологическая, и к их духам это тоже относится. Вы никогда не видели, как распечатывают охранительные заговоры из Интернета или пересылают заклинания по мобильнику? Вы это увидите.

Конечно, здесь не без недостатков, но самый характерный недостаток тот, который бывает практически у всех сериалов: растянутость и провисание его середины. Очень долго по сравнению с остальным действием пережёвывали арку с Сиро-тян, той самой беленькой и красноглазой татуированной мумией. У истории Мубё, на мой взгляд, сюжетный потенциал был больше. Намёками на тёмные дела Миябэ, длинноволосой таинственной школьной красотки, тоже дразнили очень уж долго. Ну, хорошо хоть в какой-то момент это ружьё выстрелило. Что обиднее всего, про Гёкуё поведали мало, и только к концу, а до этого всё было обрывками, пунктирно. А ведь взаимоотношения их с Куу достаточно непростые, да и сам контраст, золотой и серебряный мех...

Ну, зато в конце концов всё образовалось самым приятным для японского самосознания образом, с праздничным застольем среди переливающихся всеми цветами радуги нарядных юкат. Под Новый Год смотреть просто идеально.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Звуки небес (2010.07.29)

В некоторых аниме музыка служит ни много ни мало инструментом создания либо перенастройки мира, вокруг песен действие вертится, например, во всевозможных «Макроссах» и «Разефоне». В «Звуках небес» роль музыки поскромнее. И всё равно, благодаря пронизывающему всё символизму даже горн, обыкновенный, пусть и начищенный до блеска, приобретает эпичность значимого артефакта, «золотого рога» из старинной легенды.

Поначалу название «Звуки небес» вызывало у меня скептицизм. В основном в связи с просмотренными недавно «Ангельскими ритмами», которые похожи на Sora no Woto как заимствованием некоторых типажей и гэгов из известных аниме, так и сочетанием разудалой комедийности с крайним драматизмом. Казалось, что у аниме с «ангельским» названием и мелодии будут совсем небесными, заоблачными, а они оказались волне обыкновенными, хоть и красивыми. А вот тут и впрямь музыка создаёт впечатление чего-то нереального, сверхъестественного. Многое нам может рассказать, конечно, если брать её вкупе с видеорядом. Незабываемое представление устроит квинтет из детски непосредственной Канаты, сурово серьёзной Рио, безмятежно улыбчивой златокудрой Фелисии, беспокойной Курехи и смахивающей на Юки Нагато загадочной Ноэль.

Самое эстетичное и эффектное здесь эндинг, двух мнений просто не может быть. Пусть мы все отлично знаем, где когда-то подобное видели. Но музыка бесподобной Кадзиуры Юки, исполнение группы «Калафина»... Уверяю вас, если с чем-то в жизни и можно такое спутать, то только с очень немногим. Да, до боли, душевного надрыва, обречённости Lilium отсюда большая дистанция. Ну так у «Звуков небес» несколько другой настрой, другая задача: акцент не на сокрушительной тяжести прошлых событий и поступков, а на возможности в любой момент примириться с собой и миром и жить дальше, на взаимном прощении враждующих сторон, которым, по большему счёту, рознь никогда и не была нужна. Так что грусть, но не давящая, поют о грустном ( былые потери, как-никак ), но сердце не рвёт.

Да и картинка не подкачала, персонажей, как и в опенинге «Эльфен Лид», в фон вписали очень органично. Юных дев окутывает покрывало, лучащиеся всеми оттенками золота и киновари. Закрытые глаза, может быть, как символ до поры до времени дремлющей энергии, которая в нужный момент обязательно вырвется на свободу. Воздушные белые одеяния, похожие чем-то на древнегреческие, сразу подсказывают верный тон, а именно, видеть за простецким и непритязательным гарнизонным бытом внутреннюю суть происходящего: одухотворённую, опоэтизированную, поднявшуюся на один уровень с древним мифом. Другими словами, нужно смотреть глазами сердца, а если слушать, так уж звуки неба.

Нельзя обойти молчанием и тот факт, что для первой серии заставка нарисована отдельно, и она тоже чудо как хороша. Поезд, долгое путешествие Канаты Сорами, глядящей на мир широко распахнутыми глазами, походный котелок, трогательное прощание со случайными попутчиками. Бумажки, одна за другой вынимаемые из кулака — честное слово, от этого ёкало сердце. Казалось, будет символизировать судьбу героинь, которые тоже одна за другой... Но здесь вам не «Зори здесь тихие», и хорошо, потому что если бы попытались, фанаты «Кэйона!» разбомбили бы съёмочную группу тортиками и прошили бы конфетными очередями.

При такой открывающей теме на фоновой музыке могли бы и схалтурить, ан нет, она очень разнообразна и приятна! Эндинг заметно уступает опенингу, ну так верно я вам не открою секрета, если скажу, что все анимешные эндинги, которые не проматываешь, легко пересчитать по пальцам двух рук.

Графика в отрыве от музыки неплоха, но ничего выдающегося. Фоны бывают чудесны, с этой игрой света на кирпичных стенах, с быстро мчащимися по небу тёмно-пепельными облаками, с этими радужными переливами многочисленных сосудов из цветного стекла. А вот светотени на лицах, волосах и одежде героев... не «Эф», одним словом, и не «Граница пустоты».

Что до конструкции мира, очень интригующе. Постапокалиптика? Да мне хотелось бы здесь жить, честное слово! Настолько умиляющи порой отношения девочек друг с другом и с горожанами. Врагам нет решительно никакой возможности спокойно помереть, их неизбежно подберут и будут отпаивать чаем, даже если они никого об этом не просили. Антимилитаристский заряд очень мощный. Идиллическая картина фермерства с выращиванием огурцов и баклажанов — спасибо, что героинь, в отличие от кэйоночек, здесь держат не на одних только сладостях, есть и витамины. Отдельно отмечу использование немецкой речи жителями здешней Римской империи и особенно сражающейся на неё милой азиаточкой Айшей.

И всё было бы лучше чем хорошо, но некоторые моменты отдаются диссонансом. В первую очередь, образ принцессы Илии. Непонятно зачем понадобилось делать её общим мотивом прошлого главных героинь: кому-то она спасительница, кому-то с детства запрограммировала смысл жизни, кому-то ( уж чересчур легко догадаться, кому ) родственница. Лучше бы показали, что девочки сдружились потому, что оказались вместе и должны были искать друг с другом общий язык, а не из-за этой извечной предопределённости. Вообще что-то слишком любят вовсюда вставлять особ королеской крови, что как по мне перебор. Главный плохой дядя выползает ближе к концу, без предварительного показа развития его характера, замыслов и прочих причитающихся причиндалов. Комические моменты бывают грубоваты, как, например, с Канатой, ждущей телефонного звонка. Конечно, реальный солдатский юмор гораздо жёстче, и всё-таки пошлость всегда уменьшает у меня желание верить происходящему на экране.

Конец предсказуем, естественно. И всё же вставка перед концом, вторая версия древнего сказания, вытягивает всё действие — это, пожалуй, самый волнительный и трогательный момент всего сериала. Больше всего ободряет, что девочки в результата не приобрели ни другой облик, ни сверхспособности Огненных Дев, но зато по существу, своими делами и сердцами, слились с мифическими героинями. Живая ниточка преемственности, связи прошлого с настоящим, ведь что проку помнить прошлое, если к нему нельзя обратиться за помощью в сегодняшних делах. Не зря живы традиции, не зря всё же в городке справляют ежегодный праздник с взаимным обливанием водой.

Что на самом деле обидно — никаких тебе красивых мальчиков. Пацанчик-сиротка, ненавидящий солдат, есть, мужественный обильно волосатый дядя средних лет имеется, а вот ровесника девочкам так и не прислали ( правда, если бы такого парня им и подыскали, не знаю, долго он бы протянул в этом дружном, пушистом и миролюбивом коллективе, скорее всего, его бы быстренько заобнимали до смерти: кто хоть что-то знает об аниме, всегда бережётся обаяшек-кавайняшек!). Так что та же беда, что и в «Кэйоне!» - романтики маловато, точнее нету. Будь она, может, цены бы этой вещичке не было. А так... впрочем, про дружбу крепкую тоже много хороших пословиц на свете сложено.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Конан - мальчик из будущего (2010.07.05)

Хайяо Миядзаки в представлениях не нуждается. А вот о его сериале «Конан — мальчик из будущего» хотелось бы поговорить поподробнее. Ибо это одна из ранних работ этого доброго волшебника, и такой популярностью, как его полнометражки, не пользуется. А ведь это чудесное произведение явно заслуживает большего. Ведь, кроме «Конана», режиссура Миядзаки в сериалах — это только несколько серий из «Люпена» да «Великого Детектива Холмса». «Конан» показывает, что даже в сериальном формате хорошо снимать Миядзаки по плечу. Да, графика уступает его полнометражкам, вершинам его творчества, но всё равно смотрится невероятно симпатичной. А ведь год-то какой, 1978! Кстати, в старой графике, старых фильмах для меня кроется особое очарование.

Но главное это содержание, и если завести речь об этом, то мы отыщем в «Конане — мальчике из будущего» бутоны многих цветов, которые позже распустятся на зачарованном лугу, именуемом Настоящим Искусством. То бишь, последующих шедевров Миядзаки. Постапокалиптическое будущее будет обрисовано в «Навсикае из долины ветров», хоть там события происходят и через очень долгое время после катастрофы. Образ же принцессы-милитаристки там возможно частично списан с Монсли из «Конана». Девочка с секретом, которую похищают и за которой потом то и дело охотятся спецслужбы, явно предшественница Ситы из «Лапуты». Точно так же Лепка, видимо, близкий родственник Муске ( оба - представители довольно редкого для Миядзаки подвида персонажей «злодей абсолютный»). И гротескный капитан не предтеча ли забавных лапутовских пиратов? Головокружительные пируэты на отвесных стенах высотных зданий, балансирование на карнизах миллиметровой толщины, сражения на поверхности летательных аппаратов и прочие такие фокусы, слабо дружащие с законами физики, но очень зрелищные, сразу наводят на мысль о «Замке Калиостро», который появится в следующем году после «Конана». Ну, а про самолётики и толковать нечего, мы все отлично знаем, что Хайяо их вставляет вовсюда, куда только можно. И в самой первой серии у нас уже в наличии и миядзакиевская девушка, и миядзакиевский мальчик, и миядзакиевский мудрый и душевный дедушка.

И опять о графике. Она тут сочная, солнечная, если нужно показать мирный сельский уклад там, где живёт Лана, и такая холодная, угрюмая у военизированной Индустрии, в общем, как обычно у японского кудесника, очень хорошо передаёт идею сюжета. Да и просто глаза разбегаются. Тугие золотистые колосья полей, косяки рыб под водой, снежно-белые прохладные облака в глубоком небе, спелые плоды и росток, тянущийся из земли вопреки всему... Кадры буквально дышат жизнью.

Музыка заставок довольно безоблачная, несмотря на то что внутри серий она и напряжённой становится, ведь события там соответствующие происходят.
Но всё ж таки правильно, что преобладает позитивное настроение, ведь и общая мораль сериала такова. И названия музыкальных композиций говорят сами за себя: «Сейчас Земля пробуждается» и «Предчувствие счастья». Слушать необыкновенно сладко и приятно, это вам не современное «тыц-тыц-тыц».

Но перейдём к гвоздю программы, к героям.

Сам Конан, хоть и наделён силой часто такой же, как у его тёзки из мужского фентези, отнюдь не является ходячей машиной для единоборств или массовой бойни, героем какой-нибудь компьютерной бродилки. Он живой, он настоящий, ведь может чувствовать боль, может изнемогать... но зато он может по-настоящему и по-детски искренне и взволнованно ликовать от долгожданной встречи, сопереживать всем живым, придумывать хитрости против нехороших дядей, протягивать руку тому, кто собирался его убить... Гамма эмоций, спектр состояний, перечень его действий настолько невообразимо широки, что только успевай переключаться с одного на другое. Он пока ещё ребёнок, а дети, как известно, за минуту могут справиться с большим, чем взрослый за час. И Миядзаки эту черту в детях умеет улавливать и передавать как никто другой. И посмотрите на лицо мальчика, особенно когда оно серьёзное и сосредоточенное — несмотря на маленький носик картошкой, совершенно лишающий это личико пафоса, Конан так прекрасен, как мало кто из современных картонных героев сёненов. А всякие преувеличения возможностей — пускай, лишь бы не в ущерб нравственным качествам. Думаю, Конан вполне может быть близок русскому сознанию как архетип такого юного богатыря. Мал, да удал, взрослеет не по дням, а по часам, в огне не горит, в воде не тонет.

И самое главное, у Конана есть друг! Хоть убейте, не припомню, где ещё у миядзакиевских главных героев были этакие друзья. Видимо, хорошо, что снято в виде сериала и хватило времени раскрыть ещё и такого колоритного, надо сказать, персонажа. У Джимси такая туземская внешность, которая придётся по нраву всем детям, ещё играющим в индейцев. Поначалу он кажется просто объедалой, хвастуном и лентяем, но кто думает, что всё так же и останется ?

Лана... Про неё ничего не хочется говорить, а хочется посмотреть на неё и ахнуть.

История Монсли оказалась довольно неожиданной, её прошлое раскрыли не слишком рано, а перелом, произошедший в её душе, скор и разителен. За это отдельный плюс.

Но самый первый по харизматичности, прописанности и эволюции характера, пожалуй, капитан Дайс. Алчный, честолюбивый и деспотичный, он незаметно даже для себя становится всё более многогранным. Казалось бы, лицемер, использует Лану и в то же время любезничает с ней, оплакивает. Проблема в том, что он сам верит в то, что говорит, даже если в одну и ту же минуту утверждает противоречащие друг другу вещи. Разумеется, на его долю приходится основная (пополам с Джимси) часть комедийных моментов. В конце концов взаимодействие с юными героями для него не прошло бесследно, и когда он делает решающий выбор, ринувшись на подмогу Лане, это вполне обоснованно.

По мне, так любая хорошая история должна заканчиваться свадьбой, хоть в аниме и редко придерживаются подобного правила. Здесь, к счастью, без свадьбы всё же не обошлось, за что я создателей нереально благодарю. И всё-таки даже это сумели подать так грамотно, так свежо и необычно, что не вызывает ощущения какой бы то ни было притянутости, даже женятся не те, от кого поначалу этого ожидаешь. Но у молодых-то всё ещё впереди!

Не сомневайтесь, всех ждёт упоительное путешествие по волнам необычайных приключений, станут захлёстывать цунами чувств, поджидать затонувшие корабли тайн, подводные скалы опасностей и острова чистого и незамутнённого смеха. Вот что значит подлинное чародейство: у Миядзаки даже апокалипсис обернётся светом и победой.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Парящий на ветру (2010.06.29)

Ух, счастье, наконец в моей коллекции просмотренного появилось очередное пацифистское аниме! Камешек в огород «патриотов», милитаристы после просмотра данного аниме могут пойти стройным шагом убить себя об стену. Вещей такой направленности никогда не бывает слишком много, они безошибочно позволят людям распозновать очередных амбициозных агрессоров, в какие бы одёжи те ни рядились и какие речи бы ни толкали. Пусть зовутся хоть народом Золотого Дракона, но когда это самые правильные и высшие расы не умели для себя придумывать цветистое название и великую историю?

Истинное лицо военизированного и тиранического государства. Расчётливый и бессердечный завоеватель может в один момент заигрывать с нужной чисто для меркантильных целей женщиной, а потом приставлять ей пистолет к виску — неважно ведь чем воздействовать, даже лучше страхом, лишь бы заставить этих учёных заниматься их прямым предназначением, а именно работой над бомбами на благо правительства и военно-промышленного комплекса. Если же кто из учёных не карьерист и хочет остаться чистым перед своей собственной совестью, мирно жить с супругой и сыном где-нибудь там, где на холмах растёт черника, в лесах бегают олешки, а в ручьях плещется форель... таких часто постигает изображённая здесь судьба доктора Фрица.

Уже и так здесь много говорили о сходстве/несходстве с Миядзаки, но чувствую, что я от этого тоже удержаться не смогу. Мне с бесподобным Миядзаки действительно навевает аналогии, да, и оттого и к данному произведению у меня отношение в достаточной мере тёплое. Конечно, тут всё жёстче, мрачнее, и особого духа, которым главный японский сказочник подпитывает свои произведения, вряд ли искать имеет смысл. Но тем не менее. На «Навсикаю», сдаётся мне, происходящее не совсем похоже. На «Лапуту» вполне: «тупая миядзакиевская военщина», погони за кем-то со сверхъестественными способностями, парение в воздухе... даже светящийся кулончик на шее! Вот только тут особо одарённый мальчик, а не девочка.

Но более всего мне это напомнило не столь известного, а ещё и довольно древнего, но всё равно незабываемого «Конана, мальчика из будущего» всё того же практически всеми любимого Хайяо. Это и попытка заставить работать на себя талантливых учёных для создания новых видов супероружия, и противостояние друг другу сил разной, мягко говоря, технической оснащённости — конфликт вооружённых солдат с селянами да и вообще работниками мирных и созидательных профессий. И такой ли уж бред, что вторые вполне могут справиться с первыми? Реальная история, между прочим, знает немало примеров, когда мало обученные железной дисциплине и строевому шагу партизане и повстанцы регулярные части уделывали просто так . В чём же секрет? Ну полноте, об этом-то «Парящий на ветру» нам и говорит, да что там говорит, не просто говорит, кричит: потому что восставшим, как правило, есть кого защищать, за кого бороться! Не от хорошей жизни народ возмущается. А чтобы защитить если не самих себя, так своих жён и детей! И это, кстати, один из крайне немногих уважительных поводов поднятия оружия на других. И когда речь идёт о жизни тебя самого и твоих близких, или хотя бы сердце закипает жаждой мести за чью-то мать, убитую, когда она защищала своего ребёнка... то подъём духа не больше ли будет, чем у наёмников или рекрутов, работающих, тупо исполняя приказы, на чужого дядю сомнительного нравственного облика?

Одну из заглавных ролей в освещении происходящего играет природа. Говорящий медведь, орёл... чисто «Принцесса Мононоке». Природа, как это часто бывает, знаменует собой нечто почти вечное, незыблемое, некие устои, передающиеся из поколения в поколение, вечное обновление, неуёмную волю к жизни. И вообще всё естественное, в противовес механичности движения войсковых колонн, преступным смертоносным изобретениям, противоестественности убийства людьми себе подобных из жалкого честолюбия. Недаром так сильно действует, хоть и простой это ход, когда солдатский сапог затаптывает прекрасные цветы... И зря ли так пугается при виде военных кавайная лисичка Мирю, питомица главного героя?

Ну а что точно миядзакиевское, так это всевозможные летательные аппараты. Двухъярусный красный дирижабль настолько красив, что засматриваешься на него, почти забывая, каким уродливым целям он служит.

Да и вообще о графике стоит поговорить особо. Жалуются, что серая она, и будь это какой другой фильм, у меня прорисовка вызвала бы схожее впечатление. Но здесь, я скажу, это самое то, что надо, ибо на сюжет работает как нельзя лучше. Во-первых, такое милое ощущение ретро стилизации. Во -вторых, прилизанная внешность отрицательных персонажей, таких как жестокий Браник или обольстительная Лючия, только оттеняет убожество их внутреннего мира. В то время как положительные герои по гламурным канонам не красавцы, но разве становятся они от этого хоть на йоту циничнее? Мария, похожая больше на мальчика, смуглая и черноволосая, ведь такая искренняя и смелая девчонка. Амон, его, пожалуй, ни с кем не спутаешь. Волосы соломенного цвета, веснушки, широченные нос и рот. Самая непритязательная деревенская внешность, казалось бы, совсем не для главного героя такая подходит. Только вот мне почему-то этот парнишка куда милее очередных супергероев очередного сёнена. И не упрекайте Амона в левитации и прочих сверхсособностях, ведь самая его главная способность — умение быть человечным.
Музыка, кстати, довольно приятная, хотя и особо не запоминается.

Символизм же в «Парящем на ветру» вообще на высоте. Чего стоит одна только притча про Людей Ветра, разучившихся летать из-за того, что пожадничали и стали набивать себе карманы ягодами до отказа. Старинные фрески в пещере, которые для кого-то неоценимое сокровище, а для кого-то просто старьё, которое во что бы то ни стало нужно уничтожить. Тут и нам не мешает призадуматься. Вообще мир прописан довольно тщетельно, детализирован, от изящных ветряков до ткацких станков.

И вполне удачной вышла концовка. Странно, но умудрились такой конец подать таким образом, что это даже грусти почти не вызывает, ввернули даже совершенно неожиданный момент, вообще потрясающий. Невольно вспоминаю «Звёздные войны» - то, что выглядит концом, может на поверку оказаться лишь новым рождением, переходом на новый уровень существования, превращением в Силу, но с сохранением личности. Штамп, возможно, но штамп классический и красивый.

9/10


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Дюрарара!! (2010.06.26)

… Они все пришли сюда, чтобы что-то посмотреть, что-то найти. Они пришли сюда, чтобы что-то изменить.

Заведётся мотор, заурчит, зафырчит, и умчит нас по закоулкам сюжетных перипетий, через перекрёстки судеб героев. И, судорожно переведя дух, можно начать разбираться, а что это, собственно, только что было?

Аллюзий с другими аниме здесь предостаточно, самое очевидное это, разумеется, Baccano! (стиль опенинга особенно, проставляют имена героев, да даже Исаак и Мирия из Baccano! в одном эпизоде появляются), но этим всё не ограничивается. Приём, когда одни и те же события показываются в разных сериях, но акценты каждый раз расставлены по другому, встречался и в такой известной вещи, как «Бугипоп никогда не смеётся». Спешу отметить, что «Дюрарара!!» понравилась мне больше как «Бугипопа», так и Baccano! : крови сравнительно немного, несмотря на тематику, и мрачной безысходности не наблюдается, хоть страшные моменты и элементы хоррора явно имеются в наличии. И смотрелось быстрее, чем оба этих аниме, несмотря на то, что длиннее их. Однако это ещё не всё. Например, тут звучит знаменитая фраза Энмы Ай из «Адской девочки» «Ippen shindemiru?» А только речь заходит о секретах, как поминают «Секрет Харухи Ногидзаки». Серия, посвящённая тому же самому Икэбукуро, крупному торгово-транспортному району на севере Токио, была в «Отогидзоси», и вообще Токийская арка «Отогидзоси», надо сказать, вызвала у меня сходное с «Дюрарара!!» настроение: возможность подержать руку на пульсе большого города, ощутить гигантский мегаполис единым живым организмом, составляющие части которого при этом не утрачивают своей индивидуальности.

Заимствованию и шутливому переиначиванию (копирайт!) вовсю подвергаются бренды нашего мира. Хотели бы вы, например, заказать что-нибудь онлайн на сайте amezon.shop или насладиться роликами на Yo!Tube? «Дюрарара!!» - это ещё и отличный повод порефлексировать на тему того, как прочно передовые технологии и коммуникации внедряются в нашу жизнь. Недаром в каждой серии фигурирует чат, где увлеченно делятся своими мнениями по поводу животрепещущих событий. А Безголовая Всадница разговаривает с миром посредством текста на экране мобильника. Что же, в Японии, которая по научно-техническому прогрессу практически впереди планеты всей, ещё и не такое возможно.

Бесполезно отрицать, что аниме «Дюрарара!!» рассчитано в первую очередь на подростковый контингент ( хоть может вполне понравиться и иной публике). Поэтому так много молодёжной атрибутики: граффити, дреды, банданы, разделение подростковых группировок по цветам одежды. Дифференциация на субкультуры, как правило, стыдливо замалчиваемая в школьных аниме с условными трафаретными типажами, здесь вниманием не обделена. Так, некоторые молодые особы здесь имеют выраженные черты принадлежности к субкультуре гяру — тёмный загар, веки и губы, выкрашенные в белый цвет, осветлённые или экстремального цвета волосы, яркие мобильники. Кстати, в реальности гяру как раз таки часто тусуются в районе Икэбукуро. Так что с актуальными трендами создатели этого аниме знакомы хорошо.

Другое дело, если бы здесь гнались только за модным и современным, получилась бы всего лишь лакированная пустышка. А в любом хорошем аниме, да и в любом хорошем произведении искусства, есть что-то вечное, что не зависит от того, как все одеты, ездят ли на лошадях или мотоциклах. Технологии меняются быстро, та или иная одежда быстро становится непопулярной, а что-то остаётся. Что-то, связывающее воедино прошлое и настоящее. И как ещё японцам визуализировать это нечто, эти вечные ценности, как не с помощью сверхъестественного существа, пришедшего из старинных легенд? Любят японцы комбинировать, смешивать, сочетать самое разнообразное, не стесняются обращаться к чужим мифологиям. Иногда у них получается неаппетитный винегрет. А бывает так, что просто ахнешь. Из мифологий, неизвестно уж почему, японцы очень часто жалуют скандинавскую и кельтскую. Вот и здесь — упоминание валькирий и Вальгаллы из скандинавских мифов, но самое главное это дуллахан, безголовое создание из древних ирландских сказаний. У меня вызвало бы только скепсис, если бы кто раньше сказал, что такая нечисть может в аниме оказаться воплощением справедливости, сочувствия, поэтичности, гуманизма, и, подумайте только, женственности! А ведь именно такова Селти Стурлусон. «Почему ты помогаешь мне?» «Потому что мир не так жесток» - в этом ответе вся Селти. И это так сильно.

Те, кто смотрели, знают одну из основных «фишек» «Дюрарара!!»: здесь по сути дела нет деления на главных и второстепенных персонажей, все чем-то значимы. Но, наряду с Селти, хочется отметить ещё троих: это Микадо Рюгаминэ, Масаоми Кида и Анри Сонохара. Микадо спервоначалу отталкивает многих зрителей тем, что выглядит наивным и робким провинциалом, мягкотелым, словно герой гаремника. Его друг Кида на первый взгляд стандартный друг героя гаремника, то бишь много болтающий, и болтающий главным образом о дамах, при этом не пользующийся у них популярностью. Анри могла бы быть стандартной избранницей героя гаремника: фигуристая тихоня и скромница, от которой едва ли дождёшься чего-то кроме поклонов с гоменасаями. Но будет ли таким большим откровением, если сказать, что внешность обманчива, и не так-то просты эти наши школяры. Много трудностей их ждёт, но вместе с тем, может они уже встали на свой путь к счастью.

Так ли много для счастья надо порой, особенно когда ты молод? Всего только, бывает, и нужно, что посмотреть на свою руку, ещё хранящую тепло Её пальчиков... Через несколько мгновений после того, как понял, что полюбил. И пусть потом за тем скоротечным моментом последуют потоки криминальных новостей, пересудов и слухов, будем надеяться, что что-то, возникшее в этот миг, не потеряется уже никогда. И, может быть, будет посещать тебя прозрачным и лёгким воспоминанием в те вечера, когда закатный свет так же тёпел и золотист, а воздушные облачка такие же дымчато-сиреневые, как и тогда, и так же чисты прохладные струи фонтана, у которого вы в тот день стояли вдвоём. Огромное чудо, которое может показаться маленьким, приключение, которое кто-то искал, возможно, начало новой легенды... да, всё именно так и было, поверьте!

Очень харизматичен, он же (условно) плохиш, Изая Орихара. Как такого описать? Для начала вам надо знать, что повадками он что-то вроде Рюука из «Тетради смерти», со всеми своими словами о скуке и о том, что люди бывают забавными ( при некоторой помощи с его стороны, понятное дело). А дальше сами увидите.

Есть и бонус специально для нашей страны, который, думаю, все уже оценили. Верно, русский негр Саймон Брежнев, торгующий русскими же суши. Немало льстит, что выставлен он с наиболее выгодной стороны: и силён, и в то же самое время не кровожаден. И его вроде бы совсем простенькое: «Драться и убивать нехорошо» в здешней обстановке выглядит квинтэссенцией мудрости. А уж объяснения Саймона русским туристкам в третьей серии! Всякое доводилось мне видеть и слышать: и русского Ивана в «Отогидзоси», который что и произносит, так это пару раз «Моя родина», и в «Секрете Харухи Ногидзаки» беседу главной героини на типа русском языке с типа русскими мужиками. Но такой акцент, какой вы услышите здесь... в общем, все шансы, что настроение это вам подымет надолго.

Много ещё запоминающихся героев. Только вот перечислять рука устала. Давайте лучше о технической стороне дела побалакаем...

Графику мало кто не похвалил, и действительно, фоны здесь бесподобны. Японцы умеют эстетизировать всё: и кровь, и ужас, и даже самое, на мой взгляд, тоскливое — железобетонные коробки небоскрёбов. Купающиеся в солнечных лучах, дома перестают казаться такими холодными и серыми. А по ночам их освещённые окна складываются в красивые узоры, и из-за тёмно-пурпурных туч выплывает огромная луна. Герои прорисованы проще, честно говоря, после просмотра скриншотов к «Дюрарара!!» меня терзали смутные сомнения, буду ли я смотреть само аниме, если персонажи там так выглядят. Но оказалось, что ради характеров этих самых персонажей я многое стерплю.

Конечно, много можно откопать и недостатков. Велика опасность, что зритель не нравственными посылами проникнется, а заглядится на смачные драки и мелькание волшебных лезвий, сверхкрутые способности Сидзуо Хэйвадзимы, вроде метания столбов и машин. Криминальная жизнь тинейджеров может тогда предстать чересчур романтизированной. Также многие тайны раскрыли слишком быстро: и факты, относящиеся к Селти и Сайке, и про лидеров уличных банд. В результате конец довольно предсказуем. Но произведение неординарное, не хочется к нему так уж придираться.

Хочется только надеяться, что любить его будут не только за стильность и атмосферность, хотя наличия этих качеств тоже нельзя отрицать. Пусть это аниме расскажет всем о том, как важно довериться другу, суметь признаться даже в очень тяжёлых секретах и не убегать от своего прошлого. Пусть все узнают, что добрая фея — она и в Токио добрая фея, будь она хоть в шлеме с некомими и на байке. А сохранить в сердце человечность и душевное тепло, вопреки господствующему сейчас культу физической силы и морали «человек человеку волк», даже среди захлёстывающей городские кварталы враждебности не только нужно, но и возможно.


+72Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Василиск [ТВ-1] (2010.06.03)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
-Ты куда, Петро?
-Та пиду трохи москалей постреляю.
-А ну, як воны тебе?
-А мени та за що?
(Украинский народный анекдот)

Вот такие примерно чувства у меня вызвал «Василиск». Ибо реализуемая этим довольно неплохим аниме идея это то, насколько люди готовы крошить в капусту других, по каким-то параметрам зачисляемых в супротивники, в то время как искренне удивились бы, что у супостатов тоже есть к ним старые счёты, и неизвестно уже, у кого ущерб от взаимных разбирательств был больше. Как тут не вспомнить и фразу, думаю, многим небезызвестного Михаила Задорнова: «Вы только не обижайтесь ( далее следует название какой-нибудь профессии ), по отдельности вы все — народ хороший, но вместе прямо-таки какая-то национальная беда.» Как ни удивительно, но даже к профессиональным потомственным убийцам-ниндзя это может быть вполне применимо.

Потому что порознь и среди своих большинство из них проявляет вполне человеческие и отнюдь не самые худшие чувства. Коварная и твёрдохарактерная Акэгину из клана Ига не колеблясь ныряет в море, пытаясь спасти своего сотоварища Дзингоро, и влюблена в Тикуму Косиро, который не только оружием владеет, но и искусно вырезает из дерева красивые фигурки. Тот, в свою очередь, трепетно предан юной Оборо. Загадочная Хотаруби неровно дышит к самоуверенному Ясямару. Во враждебном клане Кога тоже живут не роботы или совсем уж монстры. Кагэро, чьё искусство ниндзя несёт столько горя ей самой, безответно влюблена в мужественно-сдержанного красавца Генносуке. Кисараги Саэмон и Окои - очень нежно относящиеся друг к другу брат и сестра, у Окои к тому же дружеские отношения с профессионалом маскировки мускулистым Касуми Гёбу. Таким образом, практически все связаны с кем-то из своего клана отношениями родства, товарищества, любви, верности, сочувствия. На этом фоне резко выделяется Тэндзэн. Если ещё не удивительно, что он пытает пленников с особой жестокостью, так ещё и собирался мерзко поступить с Оборо, которая ладно что официально его предводительница, так ещё и просто хрупкая и добрая девушка. Примечательно, что на самом деле Тэндзэн ни к одному из кланов не принадлежит.

Но стоит кому-то оказаться лицом к лицу с противниками, как в основном все они превращаются в циничных и кровожадных типов. Акэгину с соучастниками из Ига скрывает от своей госпожи факт расторжения договора, хотя знает, что это разрушит всё личное счастье молодой девушки. Они готовы садистски мучить кого угодно из вражеского стана и как угодно, лишь бы выведать, какие у тех секретные умения ( синоби это всё-таки, не самураи, поэтому про кодекс чести в отношении чужих можно благополучно забыть ). Смелая Окои по отношению к неприятелям кровавый суккуб. Саэмона не трогают чувства Хотаруби к Ясямару: как та бежит, когда думает, что вернулся её возлюбленный, как отбрасывает почуявшее неладное змею! А ведь между тем мысленный разговор самого Саэмона с умирающей сестрой — один из самых трогательных моментов, какие себе можно вообразить. Это смертельная ошибка признавать право на чувства и на жизнь только для себя и своих близких, не замечая, что те, с кем твой род воюет несколько веков, не сильно от тебя отличаются по человеческим качествам. И расплата за такую ошибку велика, но закономерна. Не даёшь жить другим — сам не будешь жить. Жаль, что и вовсе уж невиновные тоже оказываются в это вовлечены.

Пусть двое главных героев и хотят положить предел бессмысленной розни, пусть они теперь главы своих кланов... а их по сути дела подставили свои же соратники. Грустно, нелепо, но всё-таки достоверно: важно не то, кто по титулу главный, а каков общий настрой племени. И потому даже волевой и могучий Генносуке ничего не может поделать, время давно упущено, и кровь пролита, а это с новой силой запустило механизм взаимной ненависти и мести. Что тут и говорить о миролюбивой Оборо, у которой бразды довольно быстро перехватывает Тэндзэн. Она обычно не нравится зрителям, и понятно: не крута, ничем картинно не размахивает и интриг не плетёт, из сверхъестественных умений только способность рассеивать чужие умения. Но именно Оборо-доно воплощает в этом аниме тот гуманизм, без которого здесь бы не осталось ни малейшего лучика надежды, хотя бы для будущих поколений. Она, даже временно ослеплённая, идёт попросить Тэнзэна, чтобы тот прекратил истязать Кагэро, а ведь Кагэро хотела её убить. Генносуке тоже проявляет себя с лучшей стороны, в конце сумев преодолеть тенёта недоверия и страха предательства, которые их с Оборо разделили по несчастливому стечению обстоятельств. Сцена из конца первой серии перекликается с судьбой молодых героев, но значит ли это, что они полностью повторили путь своих предшественников Дандзё и Огэн? Нет, если старые предводители кланов, когда-то тоже питавшие друг к другу страстные чувства, в конце концов оказались врагами, то Генносуке-сама и Оборо-доно до конца сумели в своём сердце сохранить что-то очень важное. Как ни крути, а в этом их победа.

Аниме также побуждает задуматься, как велика роль случайности в нашей жизни и что мелочей не бывает. Если бы звёзды так совпали, чтобы свиток попал в руки кому-то другому, может, всё ещё удалось бы предотвратить. А то практически невыносимо смотреть на влюблённых, не знающих о нависшей над ними беде, но инстинктивно её чувствующих. Если бы только они обо всём узнали вовремя. Если бы...

Что ещё можно добавить в актив "Василиска"? Безусловно, превосходную графику. Волосы тончайшими прядками, густые пушистые ресницы. Глаза, такие большие и красивые... ну, впрочем, глаза и по сюжету тут большую роль играют, кто знает, что означает «василиск», может догадаться, какой секретной техникой обладает главный герой. Лирические флешбеки — маленькая Оборо-доно настоящая кавайняшка. Прекрасный танец Генносуке и Оборо с флейтой и веером ( живо вспомнилось «Отогидзоси», тоже очень трогательная и берущая за душу вещь, там дуэт Хикару с Мансайраку ). Музыка, очень атмосферная, особенно невероятно эстетичный опенинг. Пусть печально, но японцы умеют находить и передавать эстетику во всём, даже страшном и плачевном. Трагизм, который тут присутствует, по счастью, не мутный и вязкий психодел, а нечто вроде бурного шквала, очищающей грозы, катарсиса греческих трагедий. И в конце всё-таки звучит жизнеутверждающая нота: пример влюблённых, не смирившихся с вековыми предрассудками, всё же остался в сердцах их соплеменников. Возможно, и в сердцах зрителей.


+24Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Их было одиннадцать (2010.05.31)

Аниме про космос, стало быть, обязательны космические бои, да чтоб помасштабнее, и злодей, захватывающий все галактики. Детектив с группой отрезанных от всего остального мира людей ( пусть тут некоторые из них не вполне человеческого облика ), значит, всех будут убивать одного за другим. Что ещё может придти в голову, если прочесть завязку этой истории.
...А вот не тут-то было.
Но как же, несмотря на отсутствие столь солидных, обязательных штампов, это аниме смеет позволять себе быть столь прекрасным???

Ёмкий символизм пронизывает ткань казалось бы вполне материалистичного повествования. А некоторые детали, очень находчиво подобранные, впаиваются в сознание, похоже, навеки. Трудно будет забыть структуру тамошнего винограда, обладателя столь зловещих свойств. Или название заброшенного корабля «Эсперанса», что в переводе с испанского означает «надежда» - не правда ли, это уже само по себе звучит как гимн несокрушимости человеческого духа, вера в то, что экипаж в конечном итоге всё-таки сумеет не сломаться. И «таинственные руны», которые наши абитуриенты упорно не могут прочесть (если честно, там обыкновенные английские слова).

А статуя молодой женщины с луком, на тетиве которого отсутствует стрела — чем не загадочный и подлинно небесный символ? И притом такой, который таит в себе множество возможных значений и истолкований, недаром герои сами не уверены, связывать ли это с силой, смелостью, миром, надеждой или любовью. Всё ждёшь, что именно в связи с этой статуей откроется какая-то страшная тайна с соответствующей пафосной моралью, но ничего такого не озвучили, и это только плюс: зритель сам может сделать свои выводы и подобрать ту трактовку, которая ему больше по душе.

Красной нитью проходит через весь фильм образ красной кнопки. Той самой, в контейнере, похожем на сияющий гранёный драгоценный камень — но какое драматичное предназначение у этой кнопки! Герои, узнав о своём задании, большую часть оставшегося времени фильма будут терзаться практически гамлетовским вопросом: «Нажать - не нажать». И стремление узнать, сделают ли они это в конце концов, само по себе способно удерживать зрителей у экрана. Что возобладает: страх смерти и неизвестного «одиннадцатого» или упорство, честолюбие, твёрдость и решимость, стыд признать поражение, нежелание отказываться от заветной мечты? А может, на выбор повлияет такой фактор, о котором раньше никто не догадывался, поскольку появился этот фактор только через недели совместного путешествия, в результате знакомства экзаменующихся друг с другом как с личностями, а не просто как с членами одной и той же команды. Но это ещё далеко не единственная приманка, которую подготовили создатели.

Конечно, самая сильная заманиловка — это герои. Для полуторачасового аниме героев, о которых мы хоть что-то узнаём, пожалуй, довольно много, больше, чем основных персонажей небольшого сериала. Одиннадцать... даже больше, если учитывать опекуна Тады, который в своём селении, как нам скажут, «и врач, и судья, и священник». Любопытно, что этого старичка мы знаем только по словам и флешбекам его приёмного сына, но тем не менее можем составить о нём своё мнение. А как? Очень просто, опосредованно, через отношение и нравственный облик самого Тады. Видя положительные качества главного героя, мы догадываемся, кто помогал их ему развивать.

Героев сделали как можно более разнообразными: и по расам, и по планетам, с которых они происходят, по росту, внешности, характеру, социальному статусу и … да, с полом тут тоже не у всех так просто. Да, тема неопределённости пола не редка ни в аниме, ни в мировой литературе, но я не помню, чтобы где-то ещё к ней подошли так удачно, в меру забавно, но при этом деликатно. Без пошлости, в меру серьёзно, но без чувства обречённости и безысходности, которое у меня возникло, к примеру, при начале прочтения «Левой руки тьмы» Урсулы ле Гуин. Видали ли вы когда-нибудь, чтоб принадлежность к какому-то полу была объектом торга? Если нет, то здесь вы это увидите. И попробуйте угадать с трёх раз, какой пол при таком раскладе был бы дефицитным.

Конечно, кто-то из персонажей здесь прописан больше, кто-то меньше. Но даже всего несколькими быстрыми штрихами образ каждого из них делается куда более выпуклым и рельефным, чем образы ходячей мебели современных тринадцати- ( а то и двадцатишести-) серийных анимешек, во многих из которых все действующие лица так и остаются двумерными гаремными модельками. А тут... не то что просто в них веришь — ты чувствуешь, что почти с ними разговариваешь! Вполне завершённым выглядит король Майан. Самоуверенный, командует всеми, но всё-таки у него есть понятие о чести ( об отношении к дамам в том числе ) и человеколюбии, и в конце в критический момент он высказывается за … единственно правильное? Во всяком случае, за единственно человечное решение. Глубокую симпатию вызывает киборг Гинга, принимающий участие в испытании, ради того, чтобы спасти жизни очень многих своих соплеменников, а ещё всячески защищающий Таду от подозрений других.

Вообще, причина, по которой тот или иной герой хочет сдать этот экзамен, служит своеобразным проявителем его натуры, важнейших духовных качеств. Пока мы ещё мало знаем о Фроле, можно подумать, что он просто помешан на физической силе и мощи. Но стоит узнать его скрытые мотивы, взглянуть, что творится в его сердце... Тут только ахнешь, и не знаешь, чего больше хочется — сочувствовать или восторгаться. А Тада — он и есть Тада, волею неких событий из своего прошлого поставленный перед всеми в положение самого рыжего (хотя сам он брюнет), но сумевший не потерять головы, когда стоял вопрос жизни и смерти. И чем дальше, тем сильнее понимаешь, что главное достоинство этого юноши вовсе даже не его телепатические способности.

Предостережение от ксенофобии, расизма, взаимного недоверия друг к другу : ни для кого ведь не секрет, что для экипажа основная опасность здесь не красная лихорадка и не взрывы, а паника и подозрительность. Детективная интрига, хорошая уже тем, что не слишком предсказуема, но ещё более примечательная тем, что итоге не так уж и важно, кто на самом деле окажется «одиннадцатым». Романтика, не притянутая за уши. И как венец сего замечательного творения — необыкновенный, как по нотам разыгранный, до слёз пробирающий финал. Пусть не обманет никого давний год выпуска и тогдашняя графика (мне она кстати понравилась — устаю от компьютерной штамповки). В созвездии стоящих аниме эта вещь — одна из самых ярких звёзд.


+21Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Роза Версаля [ТВ] (2010.05.23)

Кисть художника запечатлела её на холсте в облике Марса, но Марс, дренеримский бог войны, ассоциировался скорее с хаосом и бессмысленной агрессией — а она до самого конца стремилась к справедливости, была предельно честна сама с собой. Её струящиеся светлые кудри и искрящиеся отвагой сапфировые глаза сделали бы честь любой валькирии, только она одарена таким живым и сострадательным сердцем, какого, верно, не было ни у одной из мифических скандинавских дев-воительниц: всегда противится лишнему кровопролитию, если можно его избежать иным образом. Да, это она, мадемуазель Оскар — суровый и решительный воин снаружи, а внутри тонко чувствующая девушка, которая долгое время сама себе не давала права обнаружить свои самые лелеемые чувства, облачив себя в доспех лояльности, службы, долга. Но бывают в жизни такие минуты, когда рассыпается любая броня...

Персонажи, за которыми увлекательнее всего наблюдать в художественном творчестве и которыми труднее всего быть в реальной жизни — это персонажи духовно эволюционирующие, и к таким относится Оскар. Её метаморфоз долог и непрост: от совета королеве не ходить на бал-маскарад, поскольку «там ведь могут быть всякие простолюдины» до прямого содействия восставшим горожанам, солдатам, в общем, столь низменному для аристократов третьему сословию. Разрыв с прошлым, со многими из тех, кто до этого считались «своими», с самим своим родом, готовность нести прозвище изменника. И оставленные высокие знаки отличия это только внешнее выражение такого перевоплощения. «Я Оскар Франсуа, но у меня нет ни титула, ни ранга».

Если совесть и впрямь это подсказывает, не лучше и правда начать хизнь с чистого листа, даже если успеешь при этом написать только одну строчку. Через тернии... к звёздам? К розам? Главное, ей есть куда стремиться и она знает, во имя и ради кого, чего. Ибо видит людей на улице не как безликую толпу. Может, несколько наивными выглядят сценки, где Оскар впервые вплотную соприкасается с жизнью простого люда, когда откровением становится, что, оказывается, девяносто шесть процентов населения платят налоги, а оставшиеся четыре процента на них живут, а крестьяне не имеют возможности даже воспользоваться плодами своих трудов. Но главное, что героиня сумела сделать из этого выводы, стать выше вековых предубеждений. Ей хорошо ведомо, на что готовы для других Ален и Бернард, как солдаты продают своё оружие, хоть за это им и грозит смертная казнь, но ведь дома-то у всех семьи, голодные братишки и сестрёнки, которые ни в чём не виноваты, но которых обрекают на терзания своей алчностью раздушенные аристократы.

Подозреваю, что Марию Антуанетту здесь значительно идеализировали по сравнению с исторической. Ведь, как ни крути, утопически предполагать, что королева, пользующаяся немалой властью при слабом муже и не испытывающая ровным счётом никакой нужды ни в изысканных блюдах, ни в дорогущих платьях, ни в ценных каменьях, не знает, чьим трудом и какими преступлениями всё это приобретается. Да, немалую роль в возмущении повелительницей играло и то, что она австрийка, и то, что взяла себе иностранного фаворита, предрассудки в отношении иностранцев всегда довольно живучи, но если бы условия у людей были человеческими, об этом вспоминали бы меньше. Одними лишь недоразумениеми и интригами придворных мятеж не объяснишь, хотя эти факторы, конечно, тоже играют свою роль.

Впрочем, Антуанетту приукрасили скорее не по политическим соображениям, а ради пикантных намёков на неуставные отношения представительниц одного пола. К счастью, год выпуска 1979, поэтому сёдзё-ай тут не смеет осуществляться, хотя уже заявляет о себе в голос. Шарлотта срывает с груди Оскара розу, Розали танцует в обнимку с мундиром леди Оскар, придворные дамы вздыхают в духе: «Ах, если бы только это был мальчик.» А в итоге главная героиня оказывается, увы и ах, нормальной женщиной, влюблённой... о ужас, в мужчину!

Да, для героини романтика расцветает тут не сразу, но тем она желаннее зрителю. Продираясь, как сквозь чащобы, через душные от взаимной неприязни версальские покои, пустую церемониальность высшего света, мелочные, ничтожные и жалкие склоки ( кто-то кого-то видите ли не поприветствовал ), козни могущественных фавориток, так истоскуешься по искреннему и человечному. Кого-то, может, удивит, на протяжении скольки серий герои не могут друг другу признаться или даже осознать своей сердечной склонности, даром что знакомы с детства и постоянно вместе и зрители обо всём уже догадались с самого начала. Но в этом-то и суть: когда привыкаешь к человеку в какой-то роли, будь то роль друга детства, партнёра по фехтованию, начальника или подчинённого, когда так часто общаешься с ним по чисто деловым вопросам, труднее видеть его в романтическом амплуа. Ну, ещё разница в социальном положении, но когда это мешало человеку, умеющему чувствовать! Оскар, может, ещё сама не вполне осознаёт , что происходит в её сердце, но подсознательно уже это приняла, и вырывающийся у неё невольно крик «Мой Андре!» открывает глаза на правду.

И конец у влюблённых, не удивляйтесь, я считаю довольно счастливым. Они ушли, или, быть может, перешли в иную форму бытия в момент наивысшего подъёма народного духа, окружённые верными боевыми собратьями, сражаясь за нечто действительно очень важное, успев подарить друг другу свою любовь. И избежали участи увидеть, как потом произошёл разброд среди самих восставших, что потом делали Марат, Дантон и Робеспьер, когда стало невозможно разобраться, за что, кто, зачем и почему. И доля прекрасного командира и её кавалера лучше, чем остаться всю жизнь калекой на попечении у других или медленно исчахнуть от болезни. Всем, кто ищет подлинной романтики во всех смыслах этого слова, вам сюда. Тут романтика, которой не постыдился бы и сам Виктор Гюго.


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сначала 2 (сезон первый) (2010.05.02)

Две первых серии — уже два дежавю. Конец первой серии. Коротковолосая рыженькая девочка под могучим заветным деревом просит парня с ней встречаться. Первая моя мысль, естественно: «Оп-ля! Неужто по у меня ошибке запустилось кое-что знакоменькое и предо мной в настоящий момент Такаюки и Харука?» Но не бойтесь ( или не обнадёживайтесь, это уж кому как больше нравится ) - до выворачивающей сердце наизнанку и затопляющей слезами все окрестные высотки душищепательности «Беспокойных Сердец» тут как пешком до Луны.

Потом главгерой ( кому ещё-то кроме него, понятное дело ) суёт свой нос туда, куда его в общем-то не просили ( а кому вообще было бы хоть что-то интересно смотреть, если бы все герои лезли туда, куда их просят ). И пробуждает от долгого забытья мирно почивавшую, никому в общем-то не мешавшую спящую крас... нет, уж по правде говоря, вовсе не красавицу, но зато персоко... ну в общем, надеюсь, вы всё поняли. Но не обнадёживайтесь ( или уж не расстраивайтесь, всё опять-таки от ваших личных вкусов зависит ) - умильной кавайности Чии, эттийности, невероятным образом соединённой с крайней невинностью, тонко выписанной романтики с молодой леди искусственного происхождения здесь также по штату не предусмотрено, это не «Чобиты».

Ну а чего-либо более криминального и чересчур громко и смело претендующего на почётное звание «плагиат обыкновенный», мною обнаружено не было. Подумаешь, расхожие образы, типажи, ситуации, перебывавшие до этого в десятках анимех вида «сериал школьно-комедийный», подвид «гаремник». Чаща цветущих сакур? Но розовые вишенки по весне — это воздух японского аниме. Если нет сакур, то это уж или космос, или постапокалиптика. Школьная экскурсия, поездки на горячие источники? Но это школьному аниме необходимо как вода. Фестивали, создание собственной музыкальной группы, спортивные состязания? Было бы о чём говорить! И не посвящайте меня в то, в скольких анимешках уже встречались сёстры, да так, чтобы одна с длинными волосами, а другая с короткими.

Благо, есть тут по крайней мере хотя бы один отход от канонов изображения главного героя гаремника: Сакурай даже отваживается рассердиться на друзей, подглядывающих за его свиданием, и сбежать от них с Коко под ручку. Правда, их смущение потом по поводу того, что они взялись за руки, выглядело уже совершенно излишним.

Одна беда: снабдив героя таким количеством окружающих его большеглазых разноволосых девчонок, создатели всё-таки поскупились наделить их тем, на чём в гаремниках обычно всё-таки не экономят. А именно, это должны быть проблемы этих девчонок, а ещё лучше страшные тайны из прошлого, а ещё того лучше, тайны, представляющие для них серьёзную проблему. Тут как-то проблемы бросаются в глаза разве что у Амакасе, Нанаки да Савай, и то с Амакасе и Нанакой зрителю всё ясно с самого начала. Коко? Да, было, но как-то мимолётом, и глубокой зарубки на сердце не оставляет. Для сравнения: в «Н2О:Следы на песке» в ещё меньший обьём умудрились вместить как минимум пять девичьих историй, и все как одна слезодробильны, да ещё и тяжкую судьбу тамошнего главгероя. В общем, проблема этого аниме в том, что у персонажей мало проблем, вот как я позволю себе выразиться.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ayashi no Ceres (2010.04.19)

У задорной, бойкой и речистой Аи Микагэ скоро шестнадцатилетие. Вот только тужит она, что в жизни её до сих пор ничего особенно примечательного не происходило, каждый день почти одно и тоже: идёшь в школу, посещаешь уроки, обедаешь, чистишь зубы. Ну, ещё в качестве развлечения со столь же языкастым братцем Аки девчонка переругивалась. Многим, наверное, знакомо это ощущение засасывающей и опостылевшей рутины. Да не знала юная школьница, что её желанию круто разнообразить свою жизнь сбыться вполне реально, но вот понравится ли это ей, совсем другой вопрос. Недаром ведь говорят: будьте осторожнее в своих желаниях. Накануне дня рождения гадалка девушке чего-то там нагадала: «мол, вижу кровь и всякое прочее, но появится тот, кто тебя спасёт». Не поверила этому девушка, только и впрямь начало случаться нечто необычное. Сначала с моста упала, но не расшиблась, а потом от едущей машины её спас таинственный незнакомец в чёрных очках. Ая, с присущим ей жизнелюбием, однако, оправляется от всего этого достаточно быстро... вот только родители сообщают им нежданно-негаданно, что на своё шестнадцатилетие они должны поехать в особняк к своему деду …

И вы думаете, это всё, что произойдёт в первой серии Ayashi no Ceres? Не тут-то было, это лишь лиха беда начало. Что и говорить, вступление идеальное: интригующее, затягивающее, просто настоящий триллер закручивается, не терпится узнать, что же будет дальше. Потом, конечно, саспенс и динамика спадают. Но, что приятно, над напряжением и мистикой чем дальше, тем больше уверенно берут верх романтика с драмой. Это происходит где-то на самой границе с мелодраматизмом, эта грань опасна, и выдержать баланс очень трудно, но, к счастью, происходящее смотрится как раз ровно настолько правдоподобным и логически обоснованным (в рамках своего особого фэнтезийно-повседневного мира, конечно же), чтобы не получился бразильский сериал.

Если говорить о источниках, предпосылках и прочих понтах этого аниме, то исходный материал выбран удачно и почти универсален. Действительно, у какого народа нет в том или ином виде легенды о сверхъестественной девушке, у которой смертный юноша похищает какую-то вещь, в результате чего та вынуждена остаться с ним и выйти за него замуж. Но японцы на все древние предания способны посмотреть под новым углом, и данный сериал — не исключение. Хагоромо, по легенде волшебное и таинственное одеяние теннё (небесной девы), становится объектом поиска организаций, проводящих в лабораториях страшноватые научные эксперименты. Сказка соседствует с биологией и эволюцией, трепетное и эфирное настолько тесно переплетается с материальным, что без крови их весьма трудно отделить друг от друга. Романтический ореол старой сказки развенчивается без всякой жалости — только затем, чтобы под конец возродиться и вновь засиять ярче всех созвездий. Не обошлось и без традиционной японской специфики. Эти всегдашние реинкарнации, и если в тебе проснётся дух далёкой прапрабабушки или прапрадедушки, то мало кого обеспокоит, чья сущность набедокурила, будучи в твоём теле. Придётся отдуваться за всё, о чём ни сном ни духом не ведаешь.

За композицию тоже можно смело ставить зачёт. В начале очень убедительно показан весь ужас человека, чей привычный мир разрушился за один день. Затем прописана не только основная, но и побочная линии, второстепенные персонажи способны вызывать такое же сочувствие, как и главные, характеры героев отчётливы, их мотивы объясняются. Кто-то думает, что Тоя излишне благороден? Но его прошлое делает всё его поведение более чем естественным. Кто Тоя такой на самом деле? Какими такими чудесными свойствами обладает хагоромо, что за ним охотятся? Что всё-таки произошло между Церес и Микаги, далёкими предками Аи? Все тайны раскрываются довольно грамотно, не будет, думаю, таких претензий, как ко второму сезону Хигураш, где основную изюминку сдали в середине сезона за пять минут. Рассекречивают всё старым, опробованным и надёжным анимешным способом — при помощи флэшбеков. Выдают умеренно, не более одной тайны за серию, как правило, и всё самое сверхсекретное — в последних сериях. При этом разгадки, честно скажу, ждать действительно хотелось, и были они не совсем предсказуемыми, но при этом, к счастью, не избыточно навороченными, чтобы только усложнить суть дела.

Это аниме сравнивают с Elfen Lied. Конечно, внешнего сходства много. Раздвоение личности главной героини, амнезия главного героя, плохие дяди и тёти из секретной организации, модная тема создания более «идеальных» существ, чем человек, и заселения ими мира. Даже ракушка, служащая катализатором для запуска цепи давних воспоминаний — до боли знакомая подробность. Но, извините, на ужастик не тянет. Всякие аппетитные подробности не смакуются. Смерти положительных героев выворачивают сердце, но не желудок. В общем, более грустно, чем шокирующе. Да и юмора хватает, чтобы смягчить даже самую тяжёлую ситуацию. Вспыльчивый характер Аи доставляет немало забавных моментов, а уж Mrs.Q с этими своими рыбьими губами и точечными зрачками одним фактом своего присутствия разряжает любую атмосферу.

И в первую очередь это аниме о любви. Причём самой разной. К ребёнку, например как у отца Аи, жертвующего ради неё жизнью. Привязанность брата и сестры, как между Аей и Аки. И, конечно же, самая заманчивая и прекрасная из этих форм — любовь юноши и девушки, ведущая к созданию семьи. И для контраста нам показывают то, что любовью не является и мешает ей. Жестокость представителей древнего рода, для которых власть и имя рода значат больше жизни и счастья отдельных неповинных родных. Сверхтребовательность к своему ребёнку, промывание ему мозгов, чтобы он был всегда во всём первым, как это делала мать Кагами: результат, понятное дело, оказался достаточно плачевен, ведь нельзя же использовать ребёнка для утверждения своего честолюбия, хоть в жизни, увы, мы и правда это видим сплошь и рядом. Несправедливое обращение с приёмным ребёнком, которое испытал на себе Юхи. Ревность, помноженная на чувство собственности, приводящая к тому, что Микаги готов скорее убить свою жену, чем отпустить её на волю. И всему этому противостоят неподдельные и всепобеждающие чувства главных героев, не выглядящие пошлыми даже тогда, когда перестают быть платоническими. Всякая нужда в фансервисе отпадает, когда Ая наконец делает свой выбор и всё становится всерьёз. Тема семьи, столь часто теряющаяся в аниме среди гигантских роботов и очередного апокалипсиса, здесь звучит победными аккордами. Три соприкасающихся руки в финале, мужская, женская и детская — один из лучших символов настоящей близости, большей, чем биологическая.

Чего я так и не могу понять, так это русского перевода названия этого аниме: «Подозрительная Церера». При чём тут подозрения, ведь все друг про друга уже знают, чего от кого им ожидать, а не подозревают. Тут скорее подошёл бы перевод ayashi как «удивительный». И Церера, вспомним, в римской мифологии — богиня земли и плодородия (аналог греческой Деметры). В то время как в аниме речь идёт о небесном создании и Ceres явно производное от celestial, на эту мысль наводит и подзаголовок названия: Celestial Legend(«Небесная Легенда»).

А так само по себе аниме, вкупе с действительно небесной музыкой и чарующе старомодной графикой Юу Ватасэ — сказка. Переосмысленная. Современная. Но главный её «намёк, добрым молодцам урок», думаю, не сильно поменялся по сравнению с предыдущими тысячелетиями.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кобато (2010.04.17)

Почти невозможно завалить сюжет, если в его фокусе — парочка героев, чьи отношения прям-таки построены (хотя бы спервоначалу) на взаимных комичных разбирательствах, спорах, перепалках и подтруниваниях. А в «Кобато» этот приём используется очень удачно, потому и не завалили. Тут даже, можно считать, две пары с такими непростыми взаимоотношениями: Кобато и Иорёги и Кобато и Фудзимото. С Иорёги, понятно, смешнее, поскольку Фудзимото всё же интроверт ( и с ним, с самого начала ясно, будет развита очень серьёзная и глубокая линия), а Иорёги и пламенем дыхать может, и рявкает неслабо, и командует вовсю, и, шпыняя Кобато, он отнюдь не брезгует поглощать сладости, которые та ему заботливо приносит — в общем, тот ещё эксплуататор.

Кто знает почему, но взирать на такое увлекательно, куда увлекательнее, чем на подобные же вещи в жизни. И ещё на это смотреть порой непринуждённее и проще, чем на самые прекрасные и романтичные моменты, которые порой бывают чересчур личными и вызывают в памяти свои смущающие и волнительные воспоминания и переживания. Само собой, без романтики никуда, но романтику надо уметь подавать тактично и ненавязчиво, чтобы не было ощущения мыльности и театральности. Драму тоже нужно дозировать, чтобы вместо лёгкой грусти и пронзительного эмоционального лиризма у зрителя не осталось муторного и депрессивного послевкусия. И надо отдать должное, у кудесников Мэдхауса рецептура выверена и взвешена, так что результат получается не только съедобным, но весьма и весьма аппетитным, прямо как кулинарные произведения господина Уэды.

Завязка для клампочек не только не нова, а уже привычна: собирательство одноимённых артефактов, конечно же! В «Сакуре-собирательнице карт» это были карты, в «Хронике крыльев» пёрышки воспоминаний, в мувике «Триплексоголика» вообще коллекционировали что ни попадя... даже самих коллекционеров. Вот в «Кобато» будут конфетки — в самый раз, благо работать она станет в детском саду. Но при этом происходящее не будет переслащённым или приторным, ибо миссия Кобато на Земле — заживлять душевные раны людей, а значит, нас ждёт немало историй, от которых всё-таки придётся расчувствоваться. Примечательно, что у Кобато получается помочь только тогда, когда она не ждёт от этого очередной конфетки, а искренне сострадает другому человеку.

И методы у неё такие, за которые скорее всего на неё бы многие могли негодовать, но её простодушие, открытость и чистота намерений обезоруживают (да и японцы, говорят, очень вежливые люди). Откровенность, решимость говорить о том, о чём обычно не принято — это, может, ошеломляет её собеседников, но своей смелостью и непривычностью побуждает и их быть искренними с самими собой и с другими, понять, что иной раз достаточно просто с кем-то поговорить о том, что действительно на сердце, перешагнув через гордость, страх быть непонятым или общественные условности. Кому только не излечила сердце обаятельно-неуклюжая пришелица: от своих подшефных детишек до почтенных стариков. Даже могучему златолиственному гингко скрасила его последнюю осень. В каждом случае — свой особый путь, ведь все люди разные. Ребёнок может загрустить от того, что, по мнению взрослого, пустяк, но зато и ободрить его проще, ведь дети ещё не разучились восторгаться тем, чего взрослые попросту не замечают. Кобато в этом плане как ребёнок. Она может показаться глупой, а на деле просто не сведуща во внешних формальностях и политесе этого мира, зато знает нечто несоизмеримо более существенное.

И только сердце того, кого видит так часто, она не может исцелить очень долгое время. Но, как известно, за то, что труднее, и награда бывает очень велика. Если бы Фудзимото был на деле высокомерным и чванливым, то Кобато можно было бы только пожалеть, что она всячески вокруг него хлопочет. Казалось бы, зачем ей такой нелюдим, если рядом есть такой предупредительный, улыбчивый и добродушный Домото? Но девушка сумела разглядеть, что внешняя суровость Фудзимото — маска, которую на него наложило его прошлое, боязнь положиться на кого-то кроме себя, снова поверить кому-нибудь и быть оставленным. Постепенно раскрываются перед зрителем истоки его характера, постепенно он оттаивает … Сумеет ли Кобато вдохнуть в него новую жизнь, прежде чем наступит дедлайн её пребывания в этом мире?

Конечно, CLAMP не был бы CLAMP без своих ушастиков и пушистиков. Здесь братьев наших меньших, пусть и сказочных, хоть отбавляй: суровый заяц с повязкой на одном глазу, прям как у Фая, кавайный зайчик с цветком. Но главный и вне всякой конкуренции, естественно, синешёрстый Иорёги, по харизматичности сопоставимый разве что с Курогане ( кстати, в аниме есть и намёк, что Иорёги как раз-таки некоей вариацией Курогане и является). Кто уж дальше может появиться в межмировом зверинце CLAMPа, мне сложно себе и представить. Был когда-то хвостатый жёлтенький Кэро, были очаровашки Моконы и загадочные розовые создания из «Чобитов». Для полного счастья разве что какого-нибудь зелёного ослика не хватает.

И в первую очередь, разумеется, вещь сия посвящается поклонникам кроссовера. Кого-то он раздражает, но я в восторге. Чего скрывать, что с некоторыми героями очень не хочется расставаться... и тут вдруг видишь их вновь, пускай в другом аниме, в других обстоятельствах, но какая ностальгия! Кобато живёт в подозрительно знакомом доме, домовладелицу при этом зовут Читосе. В этой реальности та хоть и вдова, но здесь ей даровано счастье в виде двух живых и настоящих дочек, каждая из которых — прям-таки маленькая копия кавайной Чии. Кобато подрабатывает в кондитерской «Тироль» и помогает её заведующему осознать свои чувства к усердной и преданной красавице Юми. И как десерт, по крайней мере для меня – появление героев «Хроники Крыльев», причём по сюжету уже после окончания этой манги (долго пришлось мне дожидаться этого момента, счастье, что ожидания оправдались!)

Многое осталось за кадром: и что натворил Иорёги в прошлом, и каков философский смысл баллов, которые он проставляет Кобато (так они, кажется, ни на что и не влияли), и подробности истории Саяки и Окиуры. Но, в конце концов, небольшая недосказанность при общем грамотном исполнении сериала — только в плюс, зритель тоже может своей фантазией иногда поработать или обратиться к литературым первоисточникам. А так... сладко воркующая голубка Кобато и обманчиво хмурый Фудзимото по праву занимают своё место в моём сердце — аккурат рядышком с незабвенными Шаоран-куном и Сакурой-химе.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Отогидзоси (2010.04.08)

«Отогидзоси» - аниме, не слишком хорошо известное широкой публике, а зря. Редко встретишь вещь, где эпичность событий так органично уживается с тихим лиризмом отношений между отдельными людьми, и где даже самые страшные войны и разрушения не могут истребить способности смело смотреть в будущее и добродушно подшучивать над друзьями.

Пересказывать первую половину аниме — неблагодарное дело: всё равно что переложить поэзию прозой. Но нельзя не отметить, что, к счастью, несмотря на сбор артефактов, понимаешь, что отнюдь не в магатамах всё дело, всё счастье человечества: сами по себе они могут быть разрушительны, и всё в итоге определяется целями, намерениями и конечным выбором самих людей. Если где и есть надежда на будущее, то она — в мужественном и горячем сердце молодой отважной девушки Хикару, принимающей на себя и имя, и жребий своего умершего брата, самурая Райко Минамото. В неукротимом, напряженном сильнее, чем самая тугая тетива, духе её спутников: Ватанабэ Цуны и Усуи-но-Садамицу, Урабэ и Кинтаро. В том чувстве, от которого в решающий момент дрогнет сердце у непробиваемого Мансайраку... Это повесть о масках, которые носят люди, и о шоке, наступающем, когда все маски сорваны. Это о столкновении мировоззрений, которое может быть тем острее и непримиримее, что приходится противостоять тому, кто тебе дороже всего на свете. В этом споре нельзя победить словами, нельзя переубедить доводами разума, не поможет и сила, и если получится одержать верх, то только взывая к сердцу другого человека. Грустный взгляд, шаг навстречу, даже если это будет стоить жизни — единственное оружие, которое может остаться в распоряжении, но только вот оно порой оказывается верней и действенней самого прочего лука.

Токийская арка считается слабее Хэйанской, и это, пожалуй, так, но не потому что вторая арка плоха сама по себе, а скорее в силу необыкновенной гармонии первой арки.

Разумеется, герои реинкарнировали, и само собой, в нашем времени. Бедному Райко опять не повезло: пропал без вести. А в Токио начинают происходить странные, чтоб не сказать страшные, события: то и дело разгуляется какая-нибудь стихия, то вода прихлынет в неположенном месте, то цветы в пруду загорятся каким-то чудом. Проницательный зритель чует: раз основными стихиями управляют наши давние знакомые магатамы, то и тут без магатам не обошлось. И приходится всё той же Хикару, с изрядно укоротившейся причёской, да и юбочкой тоже, со всем этим разбираться, а после убегать, выплывать или спасаться иным каким-нибудь образом. Каждый из её друзей в какой-то момент оказывается с ней рядом во время происшествия, не вполне объяснимого законами физики, так что рано или поздно у них зарождается-таки коллективная мысль: «А может, это всё далеко неспроста?» Вряд ли стоит пояснять, что загорается весь этот сыр-бор (ну, заодно и сырые лотосы) через год после исчезновения всё того же самого многострадального Райко, и невесть откуда в доме у его сестры находятся фотографии, на которых таинственным образом запечатлены стихийные бедствия ещё до того, как они произошли. И опять-таки Хикару и компания думают-думают над сими загадочными совпадениями и додумываются до такого: «А может, это всё не случайно?» Догадливые, однако: действительно всё далеко не случайно.

То есть, история уже идёт незатейливая, но меня чарует уже хотя бы тем, что, несмотря на мистику, уклоняется не в психоделическую паранормальность, а скорее в сказочность и легендарность, пронизанную дыханием древности. Этому способствует и серия про волка-оборотня, и трогательная история человека, много лет назад потерявшего свою сестрёнку в царстве духов и наконец получившего возможность с ней воссоединиться. Не может не ободрять также и то, что у Цуны здесь в порядке оба глаза. И наконец, обитающий с героями котик автоматически делает повествование по-домашнему уютным и близким.

Особняком стоят две последние серии: это скорее необязательное, но приятное дополнение к Токийской арке. Одна из них — небольшое приключение Урабэ и котика, решившего помочь вылечиться игравшей с ним девочке. Другая состоит в основном из дум Мансайраку при созерцании им огромного мегаполиса, из неспешных обсуждений понятия времени в восточной и западной культурах и прочих философско-лирических отступлений.

Графика, по моему разумению, заслуживает всяческих похвал и высших баллов. Тем, у кого ещё остался предрассудок, что аниме - это всегда исключительно «мультики про детей с большими глазами и маленькими ротами-носами» ( а такой предрассудок встречается до сих пор у чересчур огромного количества народу ) «Отогидзоси» непременно нужно посмотреть. Глаза... пожалуй, впервые при просмотре аниме я действительно и верю, и вижу, что они выпуклые. Намечена радужка, блики правдоподобны, у век есть толщина. Ресницы главной героини, которые обычно рисуют либо двумя сплошными дужками, либо слипшимися паучьими лапками, здесь выписаны тонко и изящно. Фоны в Хэйанской арке выполнены в такой технике, которую если где ещё встретишь, то нечасто (мне лично больше нигде этого видеть не доводилось) — оригинально, и, несмотря на оригинальность, очень красиво, и притом, живо задействуются приёмы и мотивы национального искусства. Нет буйства красок волос и глаз, но здесь это и не нужно, ибо «Отогидзоси» всё равно приятно глазу больше, чем какой-нибудь школьный гаремник в ядовито-кислотной гамме.

Это аниме никогда не устанет ласкать и сердце, и слух, и взгляд. Юмористическими моментами, вроде трюков и проказ, помешанности на еде Кинтаро или готовности Садамицу гоняться за первым увиденным кимоно... ну или же юбками, разумеется. Эстетическими моментами, вроде предзакатной или полночной мелодии флейты, соловья на цветущей сливе или ландшафтов, стилизованных под рисунок тушью на рисовой бумаге в технике суми-ё. Не говоря уж о том, что сам образ девушки, переодевающейся в парня и умело владеющей луком, но при этом остающейся необыкновенно женственной, близок сердцу любой романтично настроенной сёдзё.

Смотря это аниме, почти чувствуешь, как пахнут цветущие кусты сирени под дождём. Смотря это аниме, веришь, что вслед за героями можешь перейти море по лунной дороге. Да ведь и действительно, с такими попутчиками, как у Хикару Минамото, любое море будет по колено...


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ящик нечисти (2010.03.30)

Мэдхаус и CLAMP в качестве создателей, благоприятные отзывы, закос под ретро — такую наживку я заглатываю довольно быстро. И в общем «Ящик Нечисти» мои ожидания оправдал, хотя история ещё более мрачноватая и запутанная, чем кажется поначалу.

Кто-то возмущается количеством внимания, отводимым здесь многострадальным японским школьницам. А я считаю это вполне оправданным: в конце концов, школьницы тоже люди, их жизнь может быть не менее сложна, чем у старших, а в подростковом возрасте влияние родственников, среды, судьбы воспринимается особенно остро и может иметь, как мы видим, роковые последствия. Сказанное в крайне неудачный момент грубое слово или несказанное вовремя доброе слова могут повернуть чью-то жизнь на сто восемьдесят градусов.

Ещё кого-то удивляет, как это отличница из богатой семьи могла обратить своё внимание на непримечательную девочку, но в этом тоже нет абсолютно ничего невероятного, если ознакомиться с дальнейшими сериями, в которых понемногу и постепенно ( ибо многие секреты здесь ещё и многослойны, с двойным дном) приоткрывается правда о Канако, само происхождение которой — в высшей степени тяжёлая и грустная история. Ёрико же сложно назвать убожеством: да, она ожесточилась, и её сердцем по сути завладела тьма, но надо вспомнить, в каких условиях протекала её жизнь, и потом, ради надежды вновь увидеть Канако она пренебрегает даже инстинктом самосохранения. Кто-то ставит под сомнение экзистенциальную ценность мировоззренческого постулата « я — это ты, а ты — это я», но ведь должно же было появиться в анимешной философской мысли хоть что-то новое после «Евангелиона» и «Разефона» с их знаменитыми тезисами, безусловно, вершинами самопознания: «ты — это ты» и «я — это я». А если абстрагироваться от слов про реинкарнации, то смысл этих «ты — это я» вполне обыден: мы родственны духовно, потому что находимся в сходных обстоятельствах, и обе не получаем достаточно тепла семейного очага. Не помогает Канако, что росла она в достатке.

Ну а потом надолго наступает черёд умных дядей с их расследованиями преступлений, Сэкигути, Торигути и прочих, ведущих обстоятельные разговоры. Всех этих дядей с их долгими разбирательствами, трактовками и толкованиями термина «морё», с выяснениями различных чтений всяких кандзи и установлением разницы между водяными и земляными духами возможно, порой хочется послать подальше. Но... золотистый полуденный свет, заливающий комнату, создаёт такое медитативное настроение, что продолжаешь смотреть, хоть немного дремотно и убаюканно, и шокирующие откровения о судьбе и нелицеприятных секретах могущественных людей и родов скользят как бы поверх сознания. И пушистый котик, так уютно нежащийся на солнышке или позволяющий себя ласкать кому-нибудь, с позвякивающим бубенцом на шее, и уверенно хозяйствующий в саду воробышек, и тонкие водяные струйки - всё то, что предполагалось фоном, кажется, становится самым главным, передающим неторопливый ритмичный пульс всего сущего, а базарящих дядей, наоборот, уже воспринимаешь как бэкграунд. Они могли бы обсуждать что угодно, тёмные тайны или нечто другое, что-то делать, над чем-то ломать голову. Могли бы и дальше сколь угодно происходить непонятные и зловещие события.

А день был бы независимо от всего этого таким же безмятежно ленивым, так же шустро порхали бы птички и монотонно пели цикады. Сиюминутное и в то же время вековое, это было для меня привлекательнее, чем прихотливые изгибы и кульбиты сюжета. Как писал ещё Пушкин, «и вновь у гробового входа младая будет жизнь играть, и равнодушная природа красою вечною сиять», и может быть, не так глупы были разговоры двух отторгнутых обществом девчонок. Тут нет орнаментального единения фигур персонажей с фоном, как в «Мононоке», зато есть такое чувство, что и природа, и рукотворные вещи, такие, как красочные витражи или старый граммофон, вполне могут претендовать на роль самостоятельных персонажей. В конце концов, ящички-то тут уж точно важные лица... а порой и с лицами.

Это, разумеется, ещё далеко не всё. Японцы любят вплетать вовсюда, в том числе и в аниме, хоть пару ниточек своей родимой культуры, вот и здесь то промчится волна Хокусая, то мелькнут перед взглядом каппа (японский водяной) и картинки с демонами из книжки. Нет, видимо, национальное самосознание у японцев такое, что они от этой субстанции не устают и вряд ли когда устанут. Слова, произносимые во время ритуала изгнания духов топаньем ногой — те же самые, что произносила и небезызвестная Рэй Хино, она же Сэйлормарс из «Сэйлормун» ( та, правда, духов бумажкой запечатывала). Не избежать зрителю и созерцания великолепного храма с каменными статуями при входе. А поскольку «Ящик Нечисти» мне по странному капризу судьбы довелось смотреть параллельно с «Отогидзоси», то упоминания Абэ Сэймэя, оммёдзи и изображения всяких этих магических пентаграммок ( у них на Востоке всем в мире заправляет круговорот пяти основных элементов, видите ли ) — всё это было более чем знакомо. Мне часто даже было трудно вспомнить, которое из двух этих аниме я смотрю в данный момент.

Техническое исполнение как минимум выше среднего — Мэдхаус, как-никак. Эндинг, правда, не советую смотреть, уж очень психоделична эта бесконечная вереница Канако и Ёрико. Опенинг же неплох своим настроением и переливами, и исполняется Nightmare, как и первый опенинг «Тетради Смерти».

В общем, после просмотра этого аниме может появиться сильное стремление оглядываться, не подкрадывается ли откуда-нибудь какое-нибудь тооримоно, чтобы толкнуть недостаточно бдительного или отчаявшегося человека на преступление...


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Триплексоголик (второй сезон) (2010.03.13)

Ну вот, сериал просмотрен, осталось дать краткую сводку впечатлений по итогам обоих сезонов.

Сразу оговорюсь, что к «Триплексоголику у меня отношение очень неоднозначное. С одной стороны, испытываю слабость к творчеству CLAMP, авторов манги-первоисточника этого аниме. С другой стороны, очень уж тут меня угнетает графика: паучьи пропорции, безжизненно тусклые глаза и волосы без бликов. Музыкальное сопровождение тоже оставляет желать лучшего. Из первого сезона мне понравился разве что мощный второй эндинг. Опенинг же вызвал сильный диссонанс: ни мистической напряжённости, ни задушевности, ни фольклорных ноток, что хорошо вязалось бы со стилистикой произведения — что-то такое попсовое, тяжёлое, раздёрганное, механическое. Во втором сезоне опенинг, к счастью, стал более мелодичным. Пусть самую малость, но всё же.
Нравственный посыл центрального женского образа, а именно покуривающей и налегающей на саке ведьмы Юко как минимум сомнителен. И в целом вещь представляет собой этакий микс из укура тяжёлого обыкновенного, ужастика национального японского и повседневности школьно-комедийной.

Итак, к форме произведения есть ряд серьёзных вопросов. Что же касается содержания, то тут всё не так плохо. Мораль многих серий сочетается не только с японскими, но и с западными, а там, глядишь, и с общечеловеческими стандартами: призраки призраками, а нет страшнее тех демонов, которые воплощаются в человеческих слабостях и пороках. Расплата за чрезмерную жадность, нарушенное слово, убийство неотвратима и тяжела, но справедлива. В то же время тот, кто просто запутался в себе, кто не подлец, но у кого есть мешающие жить недостатки и привычки, тот может начать жизнь с чистого листа. Если всерьёз за себя возьмётся и проявит силу воли. Развязки историй часто даже не показываются, и надо признать, это очень удачный художественный приём: зрителю предлагается самому поразмыслить, как дальше могут обернуться события, ведь жизнь многовариантна и всегда есть место выбору, как бы кто ни говорил, что «существует только предопределённость».

В то же время многие серии сильно хочется вырезать — например, рассуждения о том, какова должна быть гадалка, а также дежурные посиделки с рассказыванием страшных историй. И оправдание предрассудков тоже малоубедительно — допустим, в суеверии « если после плотного обеда сразу завалишься спать, то превратишься в корову» ещё можно углядеть рациональное зерно, но философский смысл запрета стричь ногти ночью остаётся за пределами моего понимания. Да, преемственность поколений, наработанный веками опыт важны, но неужели самое ценное, что перешло от предков — это приметы вроде « плавающий вертикально в зелёном чае черешок — к удаче ».

А что мы видим во втором сезоне? События обретают большую цельность и связность, происшествия в предыдущих эпизодах влияют на содержание последующих. Первая же поведанная в этом сезоне история занимает три серии, в то время как в первом сезоне больше чем две какому-либо отдельному событию не уделяли. Контрасты и конфликты характеров героев, которые составляют стержень любого хорошего сюжета, углубляются ещё больше. В самом деле, Ватануки, с его буквально бурлящими, брызжащими через край эмоциями, кипящей и преполняющей экспрессивностью, с его подпрыгиваниями, гипертрофирующимся лицом, растягиваниями на асфальте — и флегматичный, с истинно стойким и нордическим спокойствием Домеки. Ведь, кажется, терпеть один другого не могут, и только тем и заняты, что огрызаются, а тем не менее случись что, на выручку друг другу или другим нуждающимся придут без колебаний, вплоть до реального и ощутимого физического ущерба для самих себя. И при этом их благородство не кажется чрезмерным или надуманным, потому что дополняется и усложняется многими другими факторами. Ведь так психологически тяжело быть кому-то обязанным, а уж тем более тому, кого с трудом терпишь и в ком видишь возможного соперника в любви. Тут уж легче пойти на огромные потери, чем оставаться в долгу или уступить в великодушии. Если же принимают чью-то помощь, то благодарят, но без всякого мелодраматизма, слёзных излияний и пафоса. Свёрток с обедом, хмуро и неохотно протянутый, несколько сварливых фраз — казалось бы, разве такой должна быть благодарность спасшему другу, но Домеки понимает: со стороны Ватануки это высшее выражение признательности. И зритель тоже со временем понимает истинный смысл любого сказанногогероями слова.

Ещё здесь есть девушка с таким солнечным именем Химавари («подсолнух») и совсем не солнечным и не светлым секретом в своей жизни. И также замечательный дуэт готичной боевитой Амевараси и робкой, легко смущающейся с виду, но на деле подлинно мужественной и самоотверженной Дзасикивараси. Естественно, не ограничиваться же живыми героями, и во втором сезоне в снах к Ватануки начинает являться Харука, давно почивший дедушка Домеки, характер которого, по контрасту с характером его внука - отнюдь не лишнее дополнение к происходящему. А Юко... Да что Юко? Её всё равно описывать бесполезно, она всё такая же и всё же каждый раз другая, от многочисленных роскошных нарядов до мимики. То насмешливо-роковая, то совсем по-девчачьи восторженно предвкушающая скорый обед, а то задумчиво гладит голову Ватануки, заснувшего у неё на коленях...

А ещё тут есть самая необычная девушка-кошка, которая мне только встречалась. И концентрированный кавай в облике чёрной Моконы, правда, в сочетании с концентрированной же вредностью и докучливостью по отношению к Ватануки. Ещё то и дело подозреваешь отзвуки и мотивы из других произведений CLAMP, особенно из «Хроники Крыльев», с которой у «Триплексоголика» кроссовер: имя девочки-духовидицы Коханэ («маленькое пёрышко») навевает ассоциации с пёрышками-воспоминаниями принцессы Сакуры, а несчастье, приключившееся с Ватануки в начале сезона, заставляет вспомнить судьбу Фая в Токийской арке. Да и японскую анимешную и околоанимешную культуру в целом вниманием не обошли. Служанки делают модель знаменитого крейсера «Ямато», играют фигуркой татикомы из «Призрака в Доспехах», а со стороны главного героя один раз звучит неприкрытая реклама издательства манги Kodansha.

К тому же это отличный шанс полюбоваться тем, как герои во время чаепития служат живой иллюстрацией к «Алисе в Стране Чудес». Да, эта книжка и без того пользуется успехом у японских аниматоров, но поскольку, по-видимому, создатели «Триплексоголика» потребляли то же, что и Льюис Кэрролл, здесь это более чем уместно. Чеширский Кот, Юко в костюме Королевы Червей, а самое главное, Ватануки, наряженный Алисой! Вряд ли ещё вы где сыщете такой неподражаемый образчик утончённой бредовости.

Но если честно, не знаю как вам, а мне во время просмотра часто доводилось ловить себя на мысли, что в первую очередь это аниме про застолья и про подготовку к ним (благо умения и род занятий героя этому способствуют). Врочем, у японцев вообще культ еды, много ли можно вспомнить аниме без ритуально-сакраментального поедания бенто? Так что сериал закономерно венчается сценой финального пира, с участием сверхъестественных личностей, с фонариками и светлячками, с тёплой атмосферой, ощущением настоящего праздника. Отступают от сердца всяческие ужасы, забывается тяжесть судьбы, остаётся лишь привкус лирической грусти, как в «Тетради Дружбы Нацуме». Ради наступления этого момента, право же, стоило вытерпеть всё предыдущее.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Хаятэ, боевой дворецкий [ТВ-1] (2010.03.05)

Доброе начало полдела откачало — так говорит одна народная мудрость. В Hayate no Gotoku такое начало, безусловно, имеется. И быстро развёртывающееся действие, и неожиданно свалившиеся финансовые трудности огромного масштаба, и похитители, и судьбоносая встреча, и играющее на руку недоразумение, и... В общем, если не идеальная, то вполне нормальная замануха для того, чтобы всё-таки не бросать пятидесятидвухсерийный сезон после самой первой серии. А потом, когда зритель проникнется характерами основных героев, то можно считать, он уже прочно заглотил крючок.

Чего стоит только сам заглавный Хаятэ Аясаке! Казалось бы, в нём намешались обычные для героя школьного с нотками фантастичности сериала крайности: чрезмерное невезение при способностях, превосходящих человеческие. Но тем не менее этот обаятельно выглядящий паренёк с волосами и глазами небесного цвета выглядит невероятно живым и настоящим, а не картонным персонажем. Может, дело в том, что при своей безукоризненной вежливости он уж точно не тряпка-кун, как ожидаешь от героя гаремника ( как ни крути, это всё же в немалой степени гаремный сериал ). А хозяйке он не только верно служит, но и пытается воспитать, не давая всё время засиживаться дома и убеждая посещать кружки. Хозяйка, Наги Санзенин, тоже персонаж весьма запоминающийся. При её богатстве она вполне могла бы вызывать зависть... если бы не была во всём остальном совершенно обычным тринадцатилетним ребёнком. Именно что ребёнком — спасибо, ей не стали делать пробуждающей зависть модельной фигуры, чем обычно склонны наделять героинь этого возраста. Ни каких либо потрясающих достоинств, но и никаких возмутительных пороков ей тоже тоже приписывать не стали. Да, Наги ленивая игроманка, капризная, но над тем, что ей нравится, она готова трудиться, у неё есть мечта: она рисует мангу и хочет, чтоб её опубликовали. И то, что пока ей этого всё никак не удаётся, наверняка вызовет у вас сочувствие ( в конце концов, в реальности и куда более бредовую мангу выпускают). И на человеческие чувства способна, иногда даже пытается помочь слугам по хозяйству ( какие последствия это влечёт для слуг и для дома, впрочем, лучше промолчать). И в Хаяте, естественно, трепетно влюблена со всем пылом тринадцатилетних девушек влюбляться в первого, кто для этого хоть немного подходит ( а уж Хаятэ подходит совсем даже не немного!). Только вот Хаятэ с самого начала больше склонен проявить особые чувства к хорошенькой горничной Марии, а о чувствах госпожи простодушно не догадывается. Мария здесь, пожалуй, самый разумный и уравновешенный человек, даже её фобия в отношении насекомых вполне обычна и уместна. Её спокойный характер превосходно оттеняет взбалмошность Наги.

И ведь это далеко ещё не полный набор персонажей. В числе фигурирующих здесь типажей: эксцентричный дедушка Наги, просняющий Хаятэ смысл его дальнейшей жизни, экстремальная директриса школы Хакуо, Изуми, которая в мгновение ока может заблудиться где угодно, но при этом первоклассно умеет заклинать духов, смуглокожий красавчик-дворецкий, которого его маленький хозяин почти постоянно осыпает цветочными лепестками, вечно улыбающийся дворецкий, который безжалостно муштрует своего хозяина, легкомысленная и любящая выпить учительница Юкидзи Кацура, её розоволосая сестра Хинагику, которой при её характере Утену косплеить — и ведь откосплеит же! Но ведь и это ещё далеко не все...

А что ещё прикажете делать пародийной комедии, в которой не предполагается единого сюжета, многие серии можно перетасовывать как угодно, да ещё и количество серий, мягко говоря, не самое маленькое? Правильно, выезжать за счёт харизматичных или просто в чём-то чудаковатых героев, с как можно более заострёнными и эпатажными чертами характера, вводя их в повествование и поштучно, и пачками, вводя щедро, не жалея подбавить и больше статистов и второстепенных лиц для усиления общего сумбура. А потом запутать нити взаимоотношений всей этой разношёрстой братии, чтобы до конца сезона они едва ли успели все друг с другом разобраться, а значит, и зритель всё ещё только пытался разобраться бы.

Ну а когда героев набралось до кучи и все они начинают друг с другом сталкиваться, уже можно браться за что-то, имеющее хоть отдалённый аналог в мире нашего аниме, видеоигр, а порой и вполне реальной жизни, пусть подаваться это будет, готовьтесь уж сразу, в полагающемся жанру виде с приличествующим при этом фансервисом. Зато с пылу, с жару, с задором, и уж на чём, а на могущественных врагах и взрывах экономить художники уж точно не станут!

Иллюстрируются различные жизненные наблюдения, пословицы, часто их не проговаривают явно, но они угадываются. Очень многие действия главного героя вполне укладываются в изречение «палить из пушки по воробьям». Например, какие чудеса изворотливости, акробатические фокусы, каскадёрские трюки приходится демонстрировать нашему Боевому Дворецкому, чтобы уберечь от порчи дорогой кашемировый пиджак! И та же серия - разыгрывание всевозможных законов подлости, законов Мёрфи: именно тогда, когда тебе вручили этот пиджак, да ещё заботливо сочли нужным предупредить о его стоимости и ответственности за него, тогда-то как из рога изобилия станут сыпаться всякого рода неприятности и подставы, причём угрожающие в первую очередь, правильно, сему несомненно важному предмету одежды.

Для постижения некоторых моментов не лишним будет иметь и некоторый лингвистический опыт касаемо японского, как и при просмотре Sayonara Zetsubou Sensei. К счастью, у меня хоть немножко, да есть, иначе бы я в полной мере не смогла бы оценить тот каламбур, когда показывают огромного тигра Таму и говорят: «Встретите Таму на улице — кричите «тама»!» «Тама» ( наряду со значениями « драгоценный камень, драгоценность ») может означать «дух, душа» или «призрак, привидение», с чем очень хорошо сочетается показываемое в этот миг изображение души с крылышками и нимбом. Незамысловатый чёрный юмор, да, зато можно получить кое-какое удовольствие от осознания того, что хоть что-то уже знаешь на иноземном наречии.

Пародии классики — не новость, но пародия аккуратная и уважительная сама по себе заслуживает того, чтобы войти в анналы истории. Турнир дворецких, где побеждает тот, кто у другого сорвёт галстук, тут уже ясно, что воспоследствуют отсылки к Утене. И самобытно, и оригинал безошибочно прочитывается. Опять же, классика из классик, признайтесь, вы когда-то тоже с этого начинали … Sailormoon! Наверное, вас уже в детстве удивляло, допустим, как это все там друг друга не узнают, стоит лишь переодеться в другую одежду, лица-то остаются теми же. Спасибо, что этот действительно выигрышный для насмешек момент здесь не пропустили. Клаусс в маске и Тама, которых не узнаёт никто, кроме Марии, это действительно нечто. А ещё здесь умеют кидать розы будто кинжалы — пламенный привет сэйлормуновскому Мамору в его костюмированном и замаскированном обличии. Про Гандамов и говорить нечего — здесь они упоминаются просто с нереальной частотой. И пусть в различных названиях произведений, именах героев, брендах нашего мира часть слова перекрывается звуковыми сигналами (тут сразу чувствуешь ностальгию по Lucky Star), попробуйте кто сказать, что никогда невозможно догадаться, что именно имеется в виду!

Cаморефлексия, детектив, перемещение в прошлое — это, конечно, зрителям уже знакомо, но исполнено на должном уровне. А вот что можно считать действительно самобытным, коронной фишкой, это, пожалуй, неподражаемо ироничный голос рассказчика, с таким я раньше в аниме не встречалась.

Не забыть бы сказать пару слов и о двух опенингах - они в меру зажигательные и боевые, в меру благозвучные. Все четыре эндинга, что удивительно, тоже ничего, особенно понравился третий: вращающиеся цветы навевают дежавю с заставкой Higurashi no naku koro ni.

Короче, нет проблем ни с музыкой, ни с разнообразием ситуаций, приключающихся с героями, ни с самими героями. Надеюсь, уже достаточно аргументов для того, кто ещё не определился, начать ли просмотр.


+17Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Прощай, унылый учитель [ТВ-3] (2010.02.28)

Уважаемые зрители, пожалуйста, не проходите мимо! Вас ждут кровавый ужастик, шокирующий триллер, школьная комедия, политические дебаты, выпуск свежих новостей — и всё в одном флаконе. Иными словами, третье, не считая ещё и ОВА, пришествие Великого и Ужасного, Скорбного, Отчаявшегося, самого что ни на есть Унылого Учителя всей японской анимации. Как и прежде, сквозного сюжета нет, серия состоит из нескольких ( как правило, трёх) зарисовок. Они могут быть на какую угодно тему, и даже фрагменты одной и той же серии не демонстрируют какой бы то ни было явной логической связи. В начале серии, например, герои могут погрузиться во всякие философские замуты с котами Шрёдингера и мультивариантными Вселенными, а потом фокус сместится в сторону баллистических ракет. И в то же время, аниме про Сэнсэя выглядит более цельным, чем многие из вещей со связным сюжетом.

Немудрено, ведь сам харизматичный и противоречивый образ Итосики, видимо, обладает свойством скреплять и цементировать что угодно, совмещать несовместимое. Так что это аниме может и дальше сезон за сезоном удерживаться на экранах, в рейтингах и зрительских сердцах. Амплуа героя и его учениц в основном не меняются: Тири так же эффектно и готично любить чем-нибудь опасным помахать, желательно лопатой, Кири такая же затворница, Кафка такая же восторженная. Но ситуациям, в которых и Итосики, и его ученицы могут проявить самые главные черты своих характеров, конца нет и не предвидится. Ведь неисчерпаема сама жизнь. В ход идёт всё, что под руку подворачивается, степень разумности при этом не всегда учитывается, но в том-то и соль, чтобы смотрящий был сам достаточно внимателен, чтобы отделить действительно серьёзное от дурашливого. Ведь признаемся себе: многое, что мы в жизни слышим или встречаем, не несёт большой смысловой нагрузки. Но здесь даже бессодержательность и софизмы играют роль козырной карты, до таких высот всемирового абсурдизма всё доходит. Буквалистски до крайней степени обыгрывается пословица «смотреть на мир через тёмные» ( ну, или ещё какие очки ), парадоксальны и забавны аргументы в вариантах спора на старинную схоластическую тему «Что появилось раньше — курица или яйцо?» Когда бред доведён до максимума, до крайностей, до логических пределов, это уже не бред — это особое искусство, так делать нужно уметь.

Не говоря уж о том, что создатели щедро рассовали везде шпилек на довольно актуальные и злободневные темы. Особенно метки эти шпильки, когда речь заходит о том, что частенько правильный с фактической точки зрения ответ … может оказаться неправильным давать в силу принятых в пределах заданной эпохи взглядов, общественных условностей или политкорректности. В средневековье с птолемеевской системой устройства мира особо не поспоришь — а то сочтут еретиком. В сказке про голого короля бессмысленно доказывать, что король голый ( ура, и даже столь любимого мной в детстве Ханса Христиана Андерсена не забыли!). Политикам же и дипломатам, даже если они точно знают, чья субмарина вторглась в воды их государства, из соображений госбезопасности полагается отвечать « это была субмарина неизвестной страны или же кит, которого перепутали с субмариной.»

А ещё чаще высокие чины в ответ на вполне конкретные и прямые вопросы выдают обтекаемые фразы, которые уж никак не могут сойти за ответ. И тем не менее, это всеми принимается. Но не так ли, несмотря на всю нелепость такой буффонады, и происходит в нашем реальном мире, столь часто любящем выдавать себя за серьёзный и разумный? Или же, скажете, лицемерят только японские военные и государственные деятели? Для меня загадка, как всё так удачно сложилось, что такую вещь столь острой политической и социальной направленности допускают показывать и смотреть, но раз уж эта жемчужина появилась, упускать шанс с ней познакомиться не имеет смысла.

Возможно, всё сиё действо не было бы столь незабываемым и впечатляющим, если бы не его характерные заставки и саундтреки. Одна из фоновых мелодий несколько напоминает мне мотив «Эх, полным-полна моя коробочка...» и особенно нравится. Первый эндинг на удивление лиричен, как музыкой, как текстом песни, так и видеорядом ( достаточно сравнить со сверхготичным опенингом конца второго сезона!). И вполне закономерно, что он концентрируется на образе Нами Хито — эта «самая обычная» девочка, визитной карточкой которой является именно её нормальность и отсутствие каких бы то ни было явных отличительных признаков, ещё со второго сезона служит своеобразной лакмусовой бумажкой, посредством которой раскрываются наиболее полно и ярко все странности и экстравагантности других героев и героинь. Второй эндинг, появляющийся после десятой серии, тоже на диво благозвучен.

Что касается опенинга, особенно в его поздней редакции, то это вообще тема для отдельного разговора. Вместе с самим сериалом он стал ещё более зубодробильным, мозголомным и крышесносным. Безумная кавалькада героев чередуется с египетским сфинксом и живописью Микеланджело, с разноцветными витражами, газетными вырезками и имитацией дефектов старинной киноплёнки. Но вот парадокс: при всей своей эпатажности в опенинге под конец сквозит, не побоюсь это сказать, очень глубокая, прочувствованная нота, которая побуждает вспомнить: режиссёр этой фантасмагории, как-никак, ещё и создатель очень искренней, романтичной и пронзительной, при всей своей мистике и ужасах, вещи: «Портрета малышки Козетты».

Когда Итосики Нозому подхватывает падающую Кафку, и в его глазах непритворная тревога, сочувствие. Не отчаяние о судьбах всего мира, а именно волнение за одного, вот именно за этого человечка. И потом... краткий миг, быстрый обмен взглядами. Вроде бы ничего особенного, но в этих нескольких секундах, в выражении их глаз — цела вечность, целая вселенная. Это лучше сотен слов показывает: несмотря на едкую сатиру, беспощадный сарказм и неподражаемую иронию «Прощай, Унылый Учитель» - произведение прежде всего очень человечное. И это, пожалуй, искупает дежурные шутки про сёнен-ай, нещадную эксплуатацию Кири Комори и Каэрэ в качестве объектов фансервиса и с космической скоростью проматывающиеся экраны текста.
Ну и в конце концов, многим Унылый Учитель наверняка повысил настроение, а это при наших нынешних реалиях дорогого стоит.


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Красавица-воин Сейлор Мун Эр [ТВ] (2010.02.18)

Скажу вам по большому секрету: мне нравится «Сейлормун». Высоколобому, чинному и важному критику не составит труда разобрать это творение по косточкам, разнести в пух и прах и доказать убедительно и окончательно, что оно однообразно, нелепо и пригодно лишь к просмотру детьми младшей группы детского сада. И пускай, а «Сейлормун» как очаровывала, так и будет очаровывать зрителей, причём далеко не только малолеток. Да, демоны туповаты и чаще всего умеют выговаривать не более одного слова, а злодеи заливаются совершенно штампованным злодейским смехом. Да, развитие характеров сейлор-воинов в основном сведено к тому, что они апгрейдят своё оружие и обретают новые сверхспособности. Да, речи Сейлормун перед боем и среди боя — пафосны и не всегда в тему. Но много ли всё это значит, если в детстве при показе этого аниме было просто не оторваться от экрана? А поскольку все мы родом из детства, то, что пустило когда-то корни в сердце, может вполне нравиться и дальше.
И так уж получилось, что больше всего из «Сейлормун» мне нравится второй сезон.

Первая примерно треть сериала, для разминки, посвящена коварным инопланетным пришельцам Эйлу и Ане. По чисто субъективным причинам эта парочка просто не могла не привлекать моего внимания. Зелёная кожа, по-эльфийски острые ушки, да ещё везде через всю Вселенную таскают за собой могучее и таинственное Древо — воля ваша, но в этом есть что-то толкиеновское. Быть может, создатели «Сейлормун» Толкиена и не читали, однако, прямо как у Толкиена, дерево обладает огромной первобытной силой — но точно так же оно оказывается способно чувствовать, способно к разумным переговорам. А переклички с Толкиеном где бы то ни было — это по-моему. И появляющийся в этой истории Рыцарь Лунного Света... Ну что тут поделаешь, люблю я восточную бедуинскую романтику. И эти белоснежные, сияющие и развевающиеся одежды.

А потом... вплетаются, наверное, одни из самых поэтичных мифологических и сказочных мотивов. Отзвуки греческой легенды о любви богини Луны Селены ( здесь она Серенити ) и земного юноши Эндимиона. Серенити, спящая внутри кристалла — как Спящая Красавица или как Белоснежка в хрустальном гробу. Да, такие сюжеты не новы, использованы много раз где угодно — но есть образы, которые не стареют, к которым у тех, кто ещё способен что-то чувстовать, навсегда в сердце останется хотя бы смутная тяга. Плюс замуты со временем, вваимосвязь настоящего и будущего — тоже тема заезженная, но здесь она как нельзя кстати. И всё это приправлено вполне бытовыми сценками, проблемами, перепалками, разного рода забавными положениями. Есть и довольно пикантные моменты, превращения героинь мило фансервисны, хотя в целом всё, конечно, невинно и с моралью.

И за маской балаганного шутовства, сёдзевого гламура, загадочных пророчеств и возвышенных монологов нет-нет да и проглянет нечто большее, неизмеримо глубокое и серьёзное. Бедные Сапфир и Алмаз... для меня это в своё время было огромным потрясением.
И ещё есть вечные препятствия, разлуки между Усаги и Мамору — ловкий и не слишком честный сценарный трюк, чтоб было над чем поплакать впечатлительным зрительницам, прекрасно зная при этом, чем всё закончится в итоге. Но нигде, пожалуй, меня так не трогала тема оставленности, покинутости, одиночества, даже в психологически тяжёлых «Беспокойных сердцах».

Плакать, сидя на полу телефонной будки, после разрыва с бойфрендом. Наедаться всевозможными продуктами на ночь, лишь бы хоть самую малость заглушить неизбывную душевную боль, перестав заботиться о своей фигуре — ведь больше не для кого её блюсти... Что может быть правдивей, жизненней и в то же время жёстче, по крайне мере, для молодой влюблённой девушки? Большинство вещей, за которыми охотятся девушки, на самом деле нужны им затем, чтобы нравиться парням. Потому-то и подосланные в магазины демоны соблазняют доверчивых покупательниц красивыми драгоценностями, косметикой. Приходит туда и Усаги, с отчаянной надеждой — но она уже достаточно повзрослела, чтобы понять: это не поможет. Если чувств нет, то ничто другое, вещественное и материальное, их вернуть не поможет. Банальность, скажете вы? Но многие ли женщины, даже куда более старшие, чем Цукино, смогли это понять?

Но уже через какое-то время Усаги, с присущим ей неискоренимым оптимизмом, самой характерной, наверное, своей чертой, оживляется и полна новых надежд: «Я буду сильной! Мамору, я обязательно тебя верну.» Как и в жизни, от смешного до трагического (и наоборот) здесь один шаг, а самое высокое и задушевное идёт под руку с комическим. Возможно, это аниме в чём-то — про нас с вами. Смотря его, можно хотя бы мысленно переиграть какие-то ситуации из своего детства, своей юности, чтобы всё закончилось так, как хотелось бы. По законам справедливости, добра, любви... которые всегда возобладают под той луной, которая светит Сейлормун, её верным подругам и всем, кто в них верит. Не в этом ли один из секретов того, что этот сериал так легко нашёл путь к сердцу очень многих , совершенно разных людей?

Многих, смотрю, очень раздражает розоволосая малышка Чибиуса. Спору нет, она достаточно шумливая, пронырливая, бесцеремонная, чтобы доставлять всем массу хлопот. Но будь её характер сахарно-карамельным, и того, на что было бы занятно здесь смотреть, значительно поубавилось бы. Да и в других анимешках встречаются куда более беспокойные и эгоистичные создания, взять хотя бы Скульд из аниме «Моя богиня!» А Чибиуса к тому же, хоть неуклюже и дилетантски, всё-таки не из баловства пыталась умыкнуть Серебряный Кристалл, а из-за вполне понятного и самоотверженного желания — састи маму, спасти своё и не только своё будущее.

И наконец, музыка оупенингов... Мне кажется, без неё «Сейлормун» утратила бы половину своего шарма и популярности. Эта мелодия как аромат для прекрасной розы, как сияние для драгоценного кристалла. И под эти небесные звуки вновь и вновь на наши экраны приходит классика. Причём не просто классика, а такая, которую вполне можно смотреть. И получать удовольствие.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сэкирэй [ТВ-1] (2010.02.12)

...Однажды у нас вырастут крылья.

А если даже и нет, то включите Sekirei, и он вам их парочку одолжит. И унесёт в путешествие, после которого, если вы до этого мучились высоколобой серьёзностью, заботами о судьбах человечества через двадцать тысяч лет или поиском философских основ бытия, то будьте уверены: к концу полёта все такие мысли у вас из головы как ветром сдует. И может статься, этот ветер у вас долго будет в голове гулять. Но а вдруг это не так уж и плохо - хоть иногда отдыхать от вещей со ста пластами смыслов и миллионами подтекстов?

Завязка вполне подошла бы к чему-то вроде « Ah, my Goddess!» Посудите сами: парень, ничем особым не отличающийся, разве что патологической невезучестью ( опять не поступил в вуз, за что мать ему наполовину урежет содержание ), внезапно встречается и волей судеб оказывается должен жить под одной крышей с юной красавицей. А поскольку женщин в квартиру ему приводить было запрещено, то дальше всё ясно — изгнание, ночь, долгие поиски, отчаяние, волшебство, наконец, новое пристанище. Только справедливости ради надо отметить, что герой Sekirei, Минато Сахаси, не просил небеса о том, чтобы прелестная дева всегда была рядом с ним. Но видимо, небо для того и существует, чтобы с него на голову героя сваливались всякие девушки. А если уж появилась одна девушка, то одной всё явно не ограничится, это все хотя бы малость знакомые с японской анимацией себе чётко представляют. И задержаться рядом с героем они намереваются надолго, чтобы не сказать навсегда...

Ну а потом такое действо разворачивается... Окрылённое, легкомысленное, ветреное. Одежда рвётся с такой же лёгкостью, как в School Wars, но вот парадокс: несмотря на откровенные наряды, а порой и отсутствие оных есть в Sekirei и что-то невинное, очень трогательное. Возможно, из-за Мусуби: что-то есть в ней такое от Чии, только-только осваивающей мир. Несмотря на все её переодевания, формы, грозящие пробуравить экран, и пламенную готовность бежать за покупками в одежде, развевающейся эффектными лохмотьями, к её образу это ни грамма пошлости не добавляет: это всего лишь ребяческое и простительное незнакомство с некоторыми нормами человеческого общежития.

Честное слово, это аниме стоит смотреть в первую очередь из-за Мусуби. Это её наивное «хлоп-хлоп» ресницами, пламенная восторженность в претворении в жизнь столь предсказуемой, но трогательной и романтичной мечты, её браво поднятые кулачки в красных перчатках — словами этого не передать, это надо видеть. Но и остальные героини, особенно квартет тех, кого «окрылил» Минато, не подкачали. Они доставят нам немало весёлых моментов. Даже страстность Мацу не воспринимается особо серьёзно, уж очень забавной делают её эти косы и громадные круглые очки.

Техническая сторона сериала если не выдающаяся, то вполне удобоваримая. Опенинг, и это для меня было приятной неожиданностью, благозвучен и мелодичен, даже, кажется, есть в нём что-то волшебное, несмотря на то что настрой сериала очень боевой. Ритмы эндинга более механические, раздёрганные, но сильной половине зрителей он наверняка понравится из-за своего шаловливого видеоряда. Да, у главного героя явно большой выбор...

Ну а чем ещё Sekirei может похвастаться? Как по мне, это аниме очень удачно схватывает и показывает женскую сущность: женщина по своей натуре — это стихия, мощная природная сила ( поэтому девушки-воительницы, обладающие властью над стихиями, привлекали меня ещё со времён Sailormoon ). Даже у малышки Куу есть сила воздействия на растительность, что уж и говорить о яростной Цукиуми, повелевающей водами. А пылкая Мацу, как ни странно — опытная хакерша, и с любой техникой на «ты». И даже у казавшейся столь бесполезной Куно оказывается своё секретное оружие... а именно, зачаровывающий голос. Отсюда, напрягшись, даже можно извлечь высокую мораль: у каждого в мире своё предназначение, каждый человек талантлив в чём-то своём.

И ещё одна грань женского характера в аниме раскрыта хорошо: абсолютная его непредсказуемость, даже для самой женщины. Недаром Цукиуми, столь бурно отбивавшаяся от всех, кто мог стать её асикаби и готовая убить Минато... через небольшой промежуток времени присоединяется к Минато и его команде и ревнует его вовсю! Истина, из этого вытекающая, стара как мир, но тем не менее никогда не устаревает: девушки очень любят юношей, даже если сами себе долго не решаются признаться в собственных чувствах и поколачивают своего избранника периодически.

Но всё это бледнеет по сравнению с ещё одной житейской мудростью: едва ли кому под силу потягаться с квартирными хозяйками! Будь у вас хоть магические способности самого высшего класса, а домовладелица Мия Асама за неподобающее поведение оставит вас без завтрака. В общем, смотрите Sekirei, мотайте себе на ус... и ждите второго сезона!


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Проект «Земля SOS» (2010.02.07)

Уж как это в фантастике водится, стоит людям хоть самую чуточку освоить новые супертехнологии, вроде всякого там революционного «Джи-привода», открывающего человечеству дорогу к сверхзвуковым скоростям, как на родимую голубую планету откуда ни возьмись сваливаются злокозненные летающие тарелки и начинают вершить всяческие непотребства. ( Не стоит и объяснять, что произойти это должно аккурат в 2000 году). Поскольку пришельцы на мелочи не разменивались, а если что захватывали, так уж сразу поезда и гигантские подводные лодки, земляне сию напасть заметили довольно быстро и до них даже дошло, что нужно ж что-то делать. Однако эта проблема из тех, что не под силу ни одному смертному мужу. Даже практически неуязвимому Джеймсу или бывалому матёрому вояке капитану Клейтону.

А раз так, то что же делать? Ну ясное дело, дать дорогу детям, женщинам … и животным! В первую очередь молодому вундеркинду Билли Кимуре и его другу Пенни Картеру с его верным псом. С ними же в команде оказывается очаровательная рыжеволосая профессорская дочка Лотта Брест и её гувернантка Эмили. Впрочем, какая эта гувернантка, если её бронированному автомобилю позавидовал бы сам Джеймс Бонд ( по всем параметрам, исключая разве что розовый цвет ). Встав на столь опасную стезю, им предстоит становиться пленниками таинственных пришельцев, оказываться свидетелями всевозможных ужасов, потом как-то выбираться, не раз спасать других и спасаться самим.

Кому-то придётся пройти мучительный душевный конфликт, ведь посылаемые врагами с нехорошими целями зомби могут походить на близких, давно утерянных и очень дорогих людей... Будет если не всё, то очень многое. И гипноз при помощи радиопередач. И таинственное нечто, «то ли девочка, а то ли виденье» появляющееся в самых неожиданных местах в самые тревожные моменты и с непоколебимой пугающей торжественностью вещающее какие-то туманные пророчества. Закрадётся мысль о призраках, о мистике. Но не волнуйтесь, рационализм здесь шагает уверенной поступью, так что любому событию в своё время найдётся своё более-менее логичное, материальное и приемлемое, в рамках данной реальности, объяснение.

Аниме это было вдохновлено серией картин, нарисованных ещё аж в 1940-х годах иллюстратором Сигэру Комацудзаки. Поэтому, вероятно, оно и несёт в себе отпечаток устремлений, чаяний, умоностроений тех времён. И это проявляется отнюдь не только в ретрофутуристических дизайнах, но и в идейном наполнении. Эта вещь словно хранит аромат той эпохи, когда главными плохими дядями скорее всего оказывались сумасшедшие старые учёные-гении, живущие в огромных мрачных особняках вместе с молодыми прелестными родственницами. ( В наше время больше, пожалуй, модно, чтобы зло вершилось огромными транснациональными корпорациями и синдикатами или всякими там околоправительственными структурами ). Мажорно и неустрашимо звучит здесь вера в победу научно-технического прогресса, столь разочаровавшего с тех пор людей.

Всё невинно и пристойно, самое фансервисное, наверное, это скафандр, выгодно облегающий шикарную фигуру Эмили. Местами наивный пафос, намеренно слезодробильные смерти второстепенных героев — но при этом не чувствуешь фальши, и чувства, которые это аниме вызывает, вполне искренние. Простоватый зачин — и потом захватывающая детективная интрига, не все ходы которой зритель будет в состоянии предугадать, ибо не во всяком собственно детективе могут так лихо завернуть. Развязка готовит кое-какие сюрпризы... Часто действие смотрится довольно простодушным, но в особо опасных моментах саспенс так и проходит мурашками по коже, и героям сопереживаешь, а значит, эта вещь точно не проходная.

И уж, конечно, это аниме не более о инопланетянах, чем о дерзании, выдержке, мужестве, силе духа, взаимопомощи. Настоящей, несмотря на все камни преткновения и разногласия, дружбе. О первой любви... Первые ростки робких чувств, намёки, шаг навстречу другому человеку. Билли и Лотта, Пенни и Маргарет. Да, молодые герои по своей привлекательности и проработке характеров, скорее всего, не сравнятся с нашей отечественной Алисой Селезнёвой. Но что-то булычёвское тем не менее я чувствую. А для меня это в фантастике — несомненный знак качества.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Хроника крыльев OVA-1 (2010.01.28)

Можно ли оттолкнуться от штампов, а в итоге получить нечто совершенно потрясающее? Как показывает «Хроника Крыльев», при умелых создателях, да если вложить в дело своё сердце, то всё возможно.
Даже если взять в качестве отправного пункта такую надоевшую вещь, как амнезия.
Амнезия вообще чуть ли не королева болезней всея японской анимации. Память в аниме — и так штука хрупкая. А память юной девушки и подавно. Раз — и разлелетелись бесценные воспоминания всей жизни, лёгкими светящимися пёрышками упорхнули, только их и видели, да не просто во все стороны, а по разным мирам. А без своей памяти человек кто вообще такой, да и существует ли? По крайней мере, в этой Вселенной с хорошей степенью точности действует правило душа=воспоминания: накопленный в прошлом опыт, пережитые волнительные моменты, значимые люди... Если потерявший всю свою память человек и научится заново чему, то будет уже, вероятно, совсем другой личностью. Благо на примере ещё одной красавицы, тоже творческим гением КЛАМПа к жизни вызванной, нам это уже в Чобитах продемонстрировали. Была Эльда, а стала Чии, и все сошлись на том, что это хорошо весьма. Да вот только Сакура из другой истории, и у неё судьба совсем другая будет. Есть те воспоминания, которые ну очень-очень нужно вернуть. Вот только то, что казалось сначала обычным квестом по поиску/сбору чего-то там, оборачивается кое-чем гораздо большим, доходя до весьма серьёзных и непростых вопросов, открывая всё новые и новые слои личностей героев, преподнося всё новые загадки и делая происходящее всё глубже и шокирующее.

Кто смотрел ТВ-сериал или читал мангу, помнит, каким разнообразным, похожим на этнографический экскурс, хоть уже часто небезопасным, было путешествие героев до Токийской арки. Куда они только ни переносились! В заснеженный мир с датскими домиками и старинными легендами. Оттуда в мир, где под сенью цветущей сакуры примостилось уютное кафе. Из сказочных — в виртуальные реальности и миры технологически развитые. Так вот, забудьте, хотя бы на время. Антураж стал суров, показывая тем, кто ещё сомневался: то, что предприняли герои — отнюдь не увеселительная прогулка. Здесь не будет ни красивых призраков, ни романтичных средневековых замков. Нет и хитростей вроде вложенных друг в друга измерений, мира, заключённого внутри волшебной книги . Здесь это попросту ни к чему, всё предельно чётко и беспощадно. Сталкиваются интересы персонажей, собравшихся из стольких миров, атмосфера накаляется до предела, действие не отпускает ни на секунду, начинают раскручиваться сюжетные пружины и приоткрываться основные тайны.

Добро пожаловать в мир жутковатых руин и гигантских небоскрёбов, под постоянно облачное свинцово-синее небо. Там льют жгучие кислотные дожди, откуда-нибудь того и гляди могут вынырнуть в любой момент огромные ядовитые монстры. Чистая вода, естественно, огромная редкость. («Люблю я Родину, но странною любовью»— это точно про японцев сказано. Их хлебом не корми, а дай над любимым Токио поиздеваться до почти полной непригодности города для жизни.) Боишься представить, каково вот сказочно-фентезийным героям переместиться в такие постапокалиптические декорации. По крайней мере, можно считать, что и в сторону столь актуальной сейчас эколологической проблемы сделали реверанс.

Да и других животрепещущие темы затрагиваются. Тема клонов или вообще тем или иным образом искусственно созданных существ в анимации вниманием не обделяется. Рей Аянами из «Евангелиона», Лунный Цветок из «Волчьего Дождя», фамилиары из «Лиричной Волшебницы Нанохи», а также многие другие, имя им легион. Широк выбор ракурсов, с которых можно на эту тему взглянуть. От легковесного до очень серьёзного. Можно подступиться как с точки зрения фантастики, так и магии. Научно-технологический, хоть и сильно отдающий милой и невинной сказочностью подход реализован в «Чобитах». И про персокомов (благодаря Чии) можно с уверенностью сказать: «Эксперимент удался». А вот что скажешь про подменного Шаорана по окончании Токийских овашек, можно ли считать его провалом? Но как вообще жить в том мире, где даже можешь не знать, оригинал ли ты или дубликат? И если дубль, то значит ли это, что ты целиком вторичен, и никогда никогда не станешь настоящим, полноценным человеком, и с тебя полностью снята ответственность за твои действия? Заёмные тела, заёмные сердца, души напрокат... Может ли у копии человека, созданной бездушным кукловодом, преследующим свои цели, появиться собственная личность... то, что определяет человеческое в человеке: свои чувства, свои, а не навязанные кем-то желания. Иначе останешься пешкой в чужих руках, выполняющей заданную программу любой ценой, переступая даже через чужие жизни. Токийская ОВА ставит ребром множество острых вопросов, но окончательного ответа не даёт. Но, возможно, в том и суть — побудить зрителей думать над этим самим, а кому интересно, чем это всё обернётся, надо читать мангу и дожидаться полной экранизации.


Но что ещё делает эту ОВА такой пронзительной и незабываемой? Контрасты, в частности между каваем и кровью обеспечили немалую долю популярности таким аниме, как «Эльфийская Песнь» и «Когда плачут Цикады». Вот и здесь присутствуют броские сопоставления. И притом как между персонажами и окружающей их средой, обстоятельствами, в которые они попадают, так и между различными персонажами, и даже в одном и том же человеке могут уживаться противоречия.
Дистанции огромного размера между тем, кто лишь посылает вместо себя своих пешек и с удобствами наблюдает за происходящим в монитор дистанционного наблюдения... ээ-э, то есть в зеркалье волшебное, хочу я сказать — и теми, кто, можно так выразиться, на передовой линии фронта, берёт на себя риск и раны. «Чудеса за наличный расчёт», обусловленная роком необходимость платить высокую цену соседствуют с бескорыстием путешественников, умением помочь тем, кто нуждается.
Разительный контраст между хрупкой грацией, изящной внешностью Сакуры с этими её двумя тоненькими прядками, придающими вид какой-то трогательной беспомощности — и её характером, решимостью, готовностью внести общую лепту в общее дело, даже если придётся идти стиснув зубы, превозмогая боль и опасности.
Хмурая суровость Курогане, его внешняя грубоватость, за которой прячутся детские травмы и желание вопреки всем трудностям уберечь тех, кто стал дорог и близок, в особенности Фая.
Угрюмый мир — и концентрированный, пухленький и ушастый кавай в лице Моконы, способный смягчить даже самую драматическую ситуацию.

И, конечно же, музыка. Она... да что там, её не спутать ни с какой другой. Одна из самых сильных сторон Цубасы. Но, по счастью, далеко не единственная.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кошачьи прихоти! (2010.01.13)

Учитывая, до чего ласкали мне взгляд и слух говорящие коты и кошечки в «Шёпоте сердца» и «Возвращении кота», было ясно, что NyanKoi! просто обречено мне понравиться. Можете считать это садизмом, но я ничего не имею против того, чтобы героя на экране превращали в очаровательное четвероногое. Только вот незадача: здесь у главного героя аллергия, поэтому, превратившись в котика навсегда, он может и умереть. Но ясно же, что хотя бы от кратковременного перевоплощения в пушистое умилительное создание авторы нашего бедного героя не избавят. Для меня это было одним из сильнейших стимулов при просмотре данного аниме — узреть Дзюмпея Косаку в его кошачьей ипостаси. Любопытно же! Да и по правде говоря, кошкам люди подчас дозволяют большее, чем другим людям. Дзюмпей, я думаю, не пожалел даже о том, что побывал в нечеловеческом обличье. Почему? Смотрите и обрящете!

Кто-то жалуется, что кошки в этом аниме как-то побоку. А может, всё дело в том, что у кошек на самом деле всё как у людей. Посмотрите: они, как люди, то бурно выясняют отношения, то ищут заблудившегося ребёнка...то есть котёнка, и разумеется, коты, как и парни, тоже отчаянно пытаются понравиться дамам. У всех у них, обратите внимание, свой характер, они по-разному разговаривают с главным героем: кто снисходительно и презрительно, кто вежливо и благодарно. И обликом друг от друга приятно разнятся, максимум двух похожих найдёшь.

Испытание, выпавшее на долю Дзюмпея, нелёгкое, но не пытается ли судьба ему таким образом сказать: даже если у тебя аллергия, это не повод проходить мимо маленького голодного котёнка. Не будь проклятия, юноша мог бы не обратить внимания на такие вещи. А так он преодолевает себя, помогает, пусть с видимой неохотой, но может, он просто не решается признаться даже себе, что уже втянулся в роль доброго кошачьего волшебника. Потом, по флешбекам видно, что в детстве он на самом деле очень мечтал играть с кошками. В любом случае, ему в будущем наверняка тем более зачтутся хорошие поступки, что совершаются они с дополнительными трудностями. Судьба, глядишь, и вознаградит. Пусть пока он и является неудачником вроде Кеийти Морисато из «О, Моя Богиня!» Ну так для главного героя комедийно-пародийно-гаремно-школьного сериала это нормально.

Но этим всё не исчерпывается. Мне ещё кажется, что, в частности, это аниме — восторженный гимн различным японским (наверное, и не только японским) фетишам. С неками, с костюмчиками официанток, спортивной формой всё понятно — конечно, мы это уже сотни раз видали под тысячей соусов... но, видимо, вещей такого рода не бывает много ( во всяком случае, для меня). И касательно девушек в униформе, хочется сказать спасибо авторам за то, что они ввели в повествование девушку-почтальона. Героинь в военной форме и в нарядах горничных в самых разных аниме хоть отбавляй, а вот очаровательная почтальонша... такую в аниме я вижу впервые!

Можно уловить переклички со многими другими анимехами. Бравая и мужиковатая Наги Итиносе, готовая на дуэль вызвать парня, будто бы обидевшего её подругу( и розы, розы кругом, больше роз!) — лавры Утены однозначно кому-то не дают покоя. Она же из всех вещей на свете ужасно боится грома — автор, видимо, вспомнил Харухи из «Хост-клуба Оранской школы». Никак не могущий допрыгнуть до воробушков кот, видимо, навеян Нянко-сенсеем из «Тетради дружбы Нацуме». Нянко, я помню, как-то раз тоже сей акробатический трюк пытался проделать. А уж кланы якудза, где каждый по отдельности и все поголовно так трогательно преданы господину/госпоже, это вообще «Хост-клуб Оранской школы», «Морская Невеста» и «Фумоффу» и притом одновременно. Сёстры Котонэ и Акари Кирисима, косплеющие, похоже, всех героинь махо-сёдзё сразу. Особенно, видимо, Лиричную Волшебницу Наноху — ох, кажутся знакомыми мне эти светящиеся пентаграммы и прочая тайнопись в воздухе. Не факт, конечно, что создатели всё это действительно пытались спародировать, но когда у тебя количество просмотренных аниме перевалило за сотню, уже не можешь смотреть каждое следующее свежим и непритязательным взором, а въедливо ищешь аналогий и соответствий. И находишь, конечно же.

Без любовного многоугольника никуда — а то кто же будет мешать герою строить отношения с девушкой его мечты? А то он, глядишь, успеет признаться в своих чувствах, и дальше смотреть станет уже не так волнительно. В качестве помехи требуется как можно больше героинь, и бойких, цундеристых героинь тут хоть отбавляй. И Наги, и Канако, и другие, и все на бедного парня. Но, разумеется, его сердце уже отдано Каэдэ. А та предсказуемо хорошо учится, очаровательно наивна, неподражаемо застенчива и умиротворённа. Японцы как будто очередной раз дают понять, какой женский идеал они предпочитают.

Графика здесь закономерно напоминает таковую в «Морской Невесте». То есть, ничего из ряда вон выходящего, но со всеми своими задачами вполне справляется. Полный спектр изобразительно-выразительных ( как принято писать в школьных сочинениях) средств. Вены, звёздочки, капельки, всё быстро сменяется, мелькает, несётся в ускоренном темпе. Действие бодрое, с начала и до конца. Не успеешь и глазом моргнуть, как уже очередной поворот событий, не всегда предсказуемый, однако все передвижения героев отслеживать довольно легко. Это идёт сериалу в плюс и искупает стандартность коктейля из мейд-кафе, школьного фестиваля, бассейна, ванны, поездки на школьную экскурсию и встречи Нового Года.

Ну, и конец удалось не испортить. Не слащавый хеппи-энд, но и уж тем более не апокалипсис, без пафоса, без размазывания мелодраматического мыла, удалой и бесшабашный, слегка игривый. Поскольку многое ещё не сказано, не лишним был бы и второй сезон, но то, что уже есть, вышло не так уж и плохо. Несмотря на весь фансервис, а может, благодаря ему. В общем-то, сравнительно пристойно и невинно. Панцу подразумеваются, но не ставят себе задачей ослеплять всех каждую минуту своим видом. Мне при просмотре пришла в голову простая истина: вместо того, чтобы что-то снять, лучше надеть (или отрастить) некомими и хвостик. Ня? Громогласное ня!


+41Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Когда плачут чайки (2010.01.05)

Ну вот, наконец, и свершилось (а кто бы, как говорится, сомневался). Осваивая пласты чужой культуры и поэзии, японцы наконец решили задержаться на стилистике итальянского Ренессанса в современном обрамлении.

Заимствование, как это у них бывает, получилось достаточно вольным, в основном на уровне имён и костюмов, ну да чему уж удивляться? Вспомните, к примеру, какими перед зрителем предстали вещие норны из скандинавской мифологии в Ah, my Goddess! А жуткое оружие массового поражения во втором сезоне прославленного Code Geass носило имя Фрейи, богини любви и красоты у тех же скандинавов. А опенинг Elfen Lied — невероятный гибрид католического песнопения и картин Климта? Не говоря уж про то, какой Данте был в Devil may cry. Вспомним всё это и не будем жаловаться, что Беатриче здесь — Золотая Ведьма, а не воздушное, белое и пушистое создание, объект неземной любви, как в «Божественной Комедии» Данте. А Вергилий вообще... Вергилия. Поверьте, не это здесь суть важно.

Лишь только начали появляться первые серии Umineko no naku koro ni, посыпались гневные отзывы в духе: «Что это такое, ужасов нет, саспенса нет, детектива нет, куда девалась атмосфера Хигурашей?» Но даже если этот взгляд и верен, стоит ли корить за это создателей? Ведь как бы что ни было снято в стиле Higurashi no naku koro ni, но уже после них, таких страстей, как там, завернуть бы не удалось. Даже их второй сезон многих разочаровал ввиду пресловутого отсутствия того леденящего хоррора, что был прежде. Вспомните, какая арка Хигураш испугала вас больше всего? Судя по отзывам, первая арка первого сезона. А кто скажет, почему? Думаю, главным образом потому, что тогда ещё не явствовало, что события будут перегружаться. А главный ужас и трагизм преступлению в нашем мире придаёт его необратимость.

Правда, Хигураши показали, что может быть нечто почти столь же ужасное: череда повторений, пусть и с некоторыми изменениями, одних трагических событий, порочный круг, в который где-то когда-то кто-то угодил — и раз за разом не может из него выбраться, и надежды сделать это остаётся всё меньше и меньше... До конца первого сезона, пока было много неопределённостей и вопросов, это действовало. Но зрители сейчас стреляные воробьи, всякие виды видали, и одной и той же фишкой их дважды не проймёшь. Так что те, кто, ввиду формального, внешнего сходства Чаек с их предшественником, подходил к ним с теми же мерками и ожиданиями, понятно, остался разочарован.

К тому же, если в графе «жанры» стоит «ужасы, триллер, мистика», то из этого ещё далеко не всегда следует, что эти жанры здесь доминируют или всё исчерпывают. По мне, это скорее драма, что-что, а её здесь много, и всё довольно серьёзно. Мать, оставляющая свои маленькую дочь одну на несколько дней и лгущая ей про работу, в то время как проводит время вместе с мужчинами. Девочка-подросток, уже мечтающая о главенстве в семье, горах дедушкиного золота и мести своим родственникам. Девушка-сирота, настолько обижаемая одноклассницами, что желает им смерти. Вот где подлинный драматизм. И вот где настоящие ужасы, а не в кровавых пентаграммах, громовых раскатах, козлоголовых стражах или ведьмовских файтингах, и кто тут пытается раскопать страшное в мистике, не там ищет. Мистическое здесь, по-моему, часто служит просто средством, чтобы вывести на поверхность, подчеркнуть стремления и чаяния героев, зачастую такие, в которых они сами себе не хотели бы признаться. И мотивы поступков героев, их прошлое раскрываются постепенно, последовательно, от арки к арке, что является несомненным плюсом. И мало-помалу становятся понятными и причина отношения Розы к Марии, и конфликт в душе Евы между мечтами отрочества и зрелости, и ещё многое другое.

И романтика, да-да. Вот чего не хватало в Хигурашах. Там, правда, более-менее прослеживалась линия Шион - Сатоши, но и то, любовь служила скорее поводом к резне, а сам бедный Сатоши большую часть времени оставался за кадром. В Чайках же две молодые влюблённые пары, и их чувства сдобрены, наверное, самой сильной приправой, которая может быть в историях о любви — неравенством в общественном положении. Пусть это классическое препятствие и выглядит штампом, всё равно, хочется верить, что всегда найдутся дети из богатых семей, способные ценить любимого человека больше, чем громкое фамильное имя или груду золотых слитков. Что всегда на свете будут жить те, кто закроют собой избранника или избранницу от опасности, если этим хоть на миг могут отсрочить их судьбу. Сколько бы раз такое ни повторялось, это никогда не устареет, в такие чувства веришь, недаром сама коварная Беатриче взращивает привязанность в сердцах молодых людей... чтобы потом срезать их в самом расцвете, как прекрасный цветок. Да и потом, любовь обеспеченного юноши к служанке — отличный повод лишний раз продемонстрировать зрителям очередной костюм горничной. Ну и юный слуга-паж в берете тоже очень яркий образ. Короче, кто ищет прототипы для красивого косплея, вам сюда. Канон и Шаннон точно не разочаруют.

А если говорить о рисовке, то, по сравнению с Хигурашами, тут дела обстоят вообще более чем радужно. По крайней мере, не приходится сглатывать слёзы жалости, глядя на пропорции, хрупкие настолько, будто героинь в младенчестве недокармливали. Здесь всё в порядке с объёмами плоти у персонажей на руках-ногах … и не только ( Шаннон и Джессика просто прелесть!). Над дизайном персонажей проработали на славу, у большинства из них внешность весьма характерная и легко узнаваемая. О проработке характеров и истории каждого, возможно, такого не скажешь, но не так-то и просто это раскрыть за двадцать шесть серий, а зрительское внимание будет сильно дробиться, если всех прописывать одинаково подробно. Сюжет и должен вертеться вокруг нескольких основных персонажей, остальные волей-неволей выходят расплывчатыми и служат более для фона. К тому же, не исключено, что самое захватывающее нас ещё только ожидает.

И всё равно, уже удалось показать не так уж и мало. Мария, все силы отдающая тому, чтобы добиться от матери понимания и тепла. Язвительная и насмешливая Ева, очень привязанная, однако, к сыну. Решительная Кирие, долгие годы несущая груз уязвлённой гордости. Джордж и Джессика, кажущиеся безобидными, но в минуту опасности для себя и любимых людей способные драться как берсерки. Канон, строгий, но так преданный сестре и любимой. Батлер, наивный и доверчивый, искренний и упорный. Жаль, Анджи появляется уже ближе к концу. А ведь эта девушка с тяжёлым детством, серьёзным взглядом и кавайными колокольчиками в волосах меня уже покорила.

Многие возмущаются тем, что герои этого аниме чересчур легко переносят смерть своих родственников и через некоторое время уже в состоянии пить чай. Но кто знает, как он сам повёл бы себя, окажись вдруг в такой ситуации? Да и настоящая, глубокая печаль утраты не всегда подразумевает фонтаны слёз и многочасовой вой. Как говорил ещё принц Гамлет Датский, «всё это — лишь действия, и их легко сыграть». Кроме того, если любой из находящихся рядом может оказаться маньяком, то тут время приходится расходовать не на такую роскошь, как оплакивание жертв, а на то, чтобы решить, что делать дальше, чтоб самим не превратиться в жертву.

Что ещё? Шахматная стилистика... ну, её уже эксплуатировали все, кому не лень, в частности, в Last Exile названия серий тоже изобиловали шахматными терминами. Но переворачивающаяся шахматная доска в конце каждой серии всё равно впечатляет.

Ещё хотелось бы отметить наличие многочисленных деталей, придающих действию дополнительную глубину. Розовые кусты, неотвратимо движущиеся стрелки часов, горящие золотом крылья бабочек. И, что самое приятное, можно этим деталям приписывать символическое значение, а можно просто любоваться — это и правда красиво, и атмосферу создавать помогает.

И, по крайней мере, в одном пункте вряд ли будут разногласия — великолепный опенинг отмечают практически все. Скажу только, что мне и музыка внутри серий очень понравилась. А сейю просто превосходны. Это говорю со всей ответственностью, поскольку одну серию, пока ещё не было английских субтитров, меня дёрнуло посмотреть в оригинале. И хотя японский пока знаю мало, оторваться не было никакой возможности, настолько вся озвучка соответствовала происходящему. Разве что коронный злодейский смех лишний, но это, скорее всего, дань анимешным штампам или стёб над ними.

И авторы, что ни говори, заслуживают лавровый венок уже хотя бы за то, как ловко они постебались над зрителями. Во время последней серии мне почти до самого конца казалось, что они таки уложатся в один сезон ( хотя, конечно, тогда бы везде возмущённо кричали, что скомкали концовку ). Ан нет, молодцы. Не только не рассекретили основную интригу и не выдали многих тайн, намеченных в начале сериала, но под занавес ещё новых подбавили. И пока мне остаётся только гадать, где там у них магия и кто там у них убийца, кто чей внук и на какое это такое событие амнезия у Батлера, и на каких условиях дедушка Усиромия получил от Беатриче свой золотой запас... Короче, заставят создатели меня, а может, и не только меня, помучиться от нетерпения и любопытства в ожидании продолжения. А в том, что буду его ждать, посмотрю, когда выйдет, и приму любое объяснение, в которое хотя бы худо-бедно укладываются творящиеся тут чудеса, у меня никакого сомнения не осталось.


+36Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Клубничный зефир [ТВ] (2009.12.20)

Совсем недавно просмотрены Кэйон! и Лаки Стар, поэтому при взгляде на дружную четвёрку школьниц и их старшую подругу в голове невольно бродит мысль « а что-то это напоминает, вы не находите?» Конечно, «Клубничный Зефир» появился чуточку раньше, и графика там выглядит скромнее. Впрочем, и в графике есть своя изюминка - подбородки скорее округлые, чем острые, а то в последнее время мне казалось, что везде они в основном треугольные. А эти ротики и носики, которые чаще всего приходится искать под микроскопом! И самое страшное, то и дело ловишь себя на мысли, что «что-то в этом есть».

Тема иностранцев здесь раскрыта слегка необычно, и, могу добавить, с большой симпатией. Часто ведь отношение к героям-гайдзинам в аниме довольно пренебрежительное. Вспоминаю сразу же «Прощай, Унылый Учитель», какой там выставили задиристую и развязную школьницу-иностранку Каере! И вообще, нередко приходится туго желтоволосым персонажам. Китагава из «Канона», Сунохара из «Кланнада» в основном выступали в роли шутов, и всё время-то их обижали.

Отрадно, что здесь не тот случай. У симпатичненькой Аны, конечно, есть причуды, над которыми можно добродушно посмеяться, но так она очень хорошо вписывается в тесный дружеский кружок, поскольку у всех там свои причуды. Разве что Миу её достаёт, но кого, скажите, Миу только не доставала? А уж Нобуэ так восхищается её шелковистыми золотыми волосиками, кристальными синими глазками и нежной белоснежной кожей, что это уже стоит на грани игривого. Но посмотрите, ведь и правда же прелесть! При взгляде на Кополу так и хочется воскликнуть словами Рены из Хигурашей при виде чего-то кавайного: «Хочу забрать домой!»

Ну, а Мацури - это вообще кавай полный и непобедимый. А особенно в той серии, где у неё были кошачьи, да ещё и розовые ушки, и хвостик, а в конце каждой фразы она вставляла «ня»! Мне в связи с этим на ум пришла кэйоновская Адзуса ( для близких подруг — Адзу-нян) и все эти издевательства с некомими. А Мацури ещё и очки носит, и до сих пор пытается увидеть Санту Клауса под Рождество — в общем, такой убойный заряд моэ, что особо чувствительные могут впасть в обморок от умиления!

Миу... ну, с этой-то всё понятно, обязательный персонаж. Лучше и полнее вего характеризуется словосочетанием « во всякую бочку затычку». Ибо мутить воду, служить возмутителем спокойствия, собирать на всех компромат, подслушивать подруг и внезапно материализовываться из ниоткуда — эта роль поручена именно ей.

Тика Ито...о любви японцев к показу в аниме младших сестер, думаю, напоминать не стоит. Хотя роль младшей сестрёнки Нобуэ у Тики довольно упешно оспаривает Миу.

А Нобуэ Ито иногда насмешливо, иногда с ностальгией остаётся наблюдать за вечно ссорящимся, но всё равно неразлучным квартетом. Не сама ли она была когда-то такой, как они?

Всё это очаровательно и смотрится довольно легко и быстро. Хотя, при виде фестиваля, красочных юкат, фейерверков, масок и ловли золотых рыбок, у кого-то сейчас нервы могут и отказать — как-никак, а та самая великая и ужасная беконечная восьмёрка из второго сезона «Меланхолии Харухи Судзумии» была не так уж давно. Ну да ладно, по крайней мере, цикад героини ловить не стали, а то дежавю ( по крайней мере, у меня ) было бы окончательным и бесповоротным.

Фансервис тут тоже есть, и он довольно разнообразный. От спортивной формы и костюмчиков официанток ( своей красотой, кстати, только самую малость уступающих обмундированию Асахины Микуру-тян ) до совместного принятия ванны, фотографирования подруг во всякие неожиданные моменты и срывания купальников на пляже. Что в сочетании с совсем детсадовскими, будем говорить уж прямо, личиками младших героинь, тянет уже на нечто фривольное. Хотя в целом анимешка положительная и безобидная.

А так аниме очень хорошо соответствует своему названию. Сладкое, и в то же время не приторное, а лёгкое и воздушное, как зефирчик, и не повредит зрительскому восприятию, загружая его лижними жирами в виде депрессии, мнимого драматизма и псевдоморали. И в то же время цветное, яркое, сочное, ароматное, свежее, как только что сорванная клубничная ягодка в самый разгар лета. Приятного просмотра... хотя так и тянет сказать «Приятного аппетита!»


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Пожалуйста! Учитель [ТВ] (2009.12.10)

Onegai Teacher не первое аниме, да и далеко не последнее, в котором сначала парень и девушка волею судеб должны быть вместе, а уж потом строят отношения друг с другом, осознают взаимные чувства. Далеко не единственное аниме, в котором главная героиня — не вполне человек. Много мы таких героинь видели, и в фентезийном, и в научно-фантастическом антураже. Русалочка Сето Сан, древесное божество Наги, персоком Чии... Так что Кадзами Мидзухо инопланетянка, вещь абсолютно рядовая.

Только это усугубляется тем, что она ещё и учитель Кей-куна, главного героя! А уж неуставных взаимоотношений учительницы и ученика самих по себе бы хватило, чтоб завернуть лихой сюжет. Но Onegai Teacher берёт даже не сюжетом, а какой-то особой лиричностью, лёгкой грустью и серьёзностью, не доходящими до трагизма, но побуждающими задуматься и о многих вещах вокруг нас. Если убрать фантастику, получится очень проникновенно изображённая повседневность. Да и в самой фантастике есть что-то столь милое и наивное, что впору окрестить это сказочностью.

Вообще это аниме воскрешает в памяти старую добрую атмосферу овашек Ah, My Goddess! Со всей своей трогательной, хотя ещё несовершенной графикой, с мелодиями, полными светлой грусти. Даже явление герою двух родственниц главной героини, где старшая из них пытается помочь их отношениям, а младшая — наоборот всё расстроить. Пусть старшая здесь не сестра ( каковой была Урд по отношению к Верданди ), а мать Мидзухо... зато младшая — по своим повадкам вылитая Скульд, даже внешне чем-то похожа.

Начало сериала — явная комедия положений, где многое неправдоподобно, местами пикантно, но по большей части очень захватывающе. Конечно, если Кея и Мидзухо где и должны засечь родственники героя, то обязательно в ванной, если пара отправляется на пляж, то почему-то там оказываются и одноклассники Кея. Вряд ли стоит говорить, какова вероятность таких событий, да ещё и много раз подряд. Но получается всё равно детективный накал страстей, и с неослабевающим вниманием следишь за тем, как же эти двое выкрутятся из очередной щекотливой ситуации.

А вот потом начинается самая настоящая драма. Сейчас, конечно, уже мало кого удивишь несколькими годами в коме, благо выворачивающая душу наизнанку пронзительность Kimi ga Nozomu Eien многим знакома. Даже к совмещению в пределах одного и того же аниме сразу комы, неизлечимой болезни и амнезии зрители уже привыкли, во всяком случае те, кто смотрел Kanon. И всё равно, чем-то эта анимешка цепляет даже не меньше, чем эти вещи. Может быть, потому, что герой совершенно нежданно-негаданно узнаёт, что у одного человека, которого, как он думал, хорошо знал, такие же проблемы, как у него. Такие же? Нет, ещё больше. Да вдобавок ещё красивая однокласница, которая претендует на большее, чем совместный поход в кинотеатр. Да ещё (но это почему-то почти всегда в аниме и бывает) чрезмерно услужливые друзья, которые пытаются тебя с этой одноклассницей свести. А ведь известно, что если с врагами ещё справиться можно, то с друзьями весьма и весьма проблематично. К тому же у друзей свои проблемы в любви, в которые они тебя непременно посвятят. А уж как довлеет необходимость сохранения тайн — своих или доверившихся тебе людей!

По готовности помочь другим Кей вполне может стоять наравне с Юити Айзавой из Канона. Ему, правда, предстоить ещё узнать, что абстрактное стремление сделать так, чтобы всем было хорошо и всем угодить, может обернуться медвежьей услугой и ещё больше запутать тугой клубок взаимоотношений, а ложь, даже во спасение — отнюдь не лучший выход. Выбор всё равно придётся сделать в чью-то пользу, и подружка, которой отказываешь, может улыбаться тебе в лицо и, бравируя, говорить, что всё в порядке, а плакать наедине сама с собой. Казалось бы, всё просто — помогай тому, кому сейчас хуже всего. Но возможно ли определить на самом деле, кому хуже? Как было бы всё просто, если бы какая-то из героинь подстраивала каверзы, интриговала, устраняла соперниц нечестными методами или была бы откровенно глупой или толстокожей. Так нет же — все девушки по-своему симпатичны, всех понимаешь и сочувствуешь им. Терзается ревностью Мидзухо, переживает Хэрикава, а глядя на подругу, изводится и Морино. Неудивительно, что бедному парню хочется в конце концов отключиться, поддаться своей болезни, погрузиться в забытьё, с риском никогда оттуда не вернуться. Это было бы сделать проще всего... но самый простой выход, как правило, и самый неверный.

В конце сериала может показаться, что мы вернулись к его началу. Но это временная иллюзия. Не замкнутый круг, а как известная из философии спираль — похожая ситуация, но уже с другими предпосылками. Просто герою опять предстоит сделать выбор, но уже не под давлением обстоятельств, не просто из чувства ответственности, долга или желания прикрыть кого-то, а прислушиваясь к своему сердцу.

И может, то, что Мидзухо с другой планеты, ещё и символ того, что мы все сами часто — как инопланетяне друг для друга? В том смысле, что чужая душа — потёмки, а путь к чужому сердцу не короче, чем полёт межзвёздного корабля через всю галактику... даже если физически от тебя этот человек находится на расстоянии вытянутой руки. И может быть, кому-то Onegai Teacher этот путь поможет преодолеть.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кэйон! [ТВ-1] (2009.12.07)

Глаза отдыхают на кэйоновских малышках. А мозг тем временем думает, что четыре — всё-таки очень даже подходящее число главных героев( или героинь) для аниме-сериала. С одной стороны — не слишком много, их действия зрителю легко отслеживать ( особливо если они большую часть времени держатся дружной компанией). С другой стороны, будет разнообразие. В чём угодно, в цвете или длине волос, в росте, а главное, в характере. Главное, чтоб было между чем переключать внимание. Помните, в Евангелионе четверо основных героев попутно иллюстрируют четыре человеческих темперамента ( Мисато — сангвиник, Асука — холерик, Рей - флегматик, Синдзи — меланхолик). А великолепная четвёрка из Лаки Стар, до чего же все девчонки разные! А четверо главных персонажей Волчьего Дождя — сравните Кибу и Цуме, Хига и Тобое! Соль многих вещей как раз в том и состоит, что герои разительно друг от друга отличаются, и потому часто ссорятся, но всё равно они вместе.

Вот и Кэйону удалось объединить под крышей аудитории музыкального клуба несхожих друг с другом героинь. Безалаберная сластёна Юи, которая не толстеет, сколько бы ни съела, и которая нравится так же, как практически все лентяйки и сладкоежки со времён Усаги Цукини. Самодовольная и хитрая, но вечно забывчивая в важных делах Рицу. Серьёзная Мио, которая при любом удобном случае наставляет шишек Рицу, но при всём при том довольно пуглива и стесняется носить всякие пикантные костюмчики. И типаж, мне кажущийся чрезмерно фантастическим и в реальной жизни не встречающимся, но от этого не менее милым — Цумуги. Ещё бы, девушка из богатой семьи, но не кичится своим богатством перед подругами, да ещё и часто расщедривается по отношению к ним, да ещё играет в любительской школьной группе, хотя могла бы наверняка вступить в какой-нибудь элитный клуб. При её неизменной сияющей благожелательности ей не хватает только очков, розовых волос и проблем со стоматологом, чтобы стать Миюки Такарой из Лаки Стар.

Всё-таки, смотрю, Kyoto Animation очень любит делать отсылки к своим предыдущим аниме и героям. В Лаки Стар это было очень явно. Здесь же этого нет чтоб так прямо, но... Рицу сколачивает музыкальную группу с упорством и настойчивостью, достойными Харухи Судзумии ( правда, снисходит и до слёз, и до сладких подкупов). И не гнушается при случае шантажировать подруг игривыми фотографиями. ( И кажется ли мне, или в самом деле что-то в её мордашке и причёске вызывает дежавю с Харухой?) Другую сторону личности Судзумии берёт на себя учительница Савако, настоящий ураган в юбке. Её энтузиазм в любом деле, которое ей понравится, её страсть рядить во всё подряд всех, кто подвернётся под руку, а особенно тех, кто от этого сильно смущается — мне ли одной это показалось знакомым? И подработки героев, и мягкие костюмы зверушек, в которых они агитируют за свой клуб, и даже цикада на дереве — видя всё это, чувствуешь себя как рыба в воде, потому что здесь даже расхожие штампы подали так, что чувства остаются, как от встречи со старым хорошим знакомым.

Многим, судя по комментариям, отношения девчонок кажутся чересчур приторными, а мир их слишком безоблачным. Думается мне, это не совсем так. Они ведь частенько пикируются друг с другом, да и не так наивны, как может показаться с первого взгляда. Рицу практично уже думает о дележе денег, которые можно получить музыкальным творчеством. Юи не стесняется поначалу кидать понты перед Адзусой, которой уступает в игре на гитаре. Цумуги, хоть и с неотразимой улыбкой, не колеблется пользоваться служебным положением своего отца, когда торгуется с продавцом.

Трудности девочкам тоже приходится испытывать: стирать подушечки пальцев о струны, лежать дома с температурой. Просто внимание на этом не заостряется, это не обставляют трагически — ну а должно ли было в нормальном обществе быть что-то трагическое у столь очаровательных девушек такого возраста? Да и если вокруг тебя есть друзья, которые поддержат, как бы порой тебя ни поддевали, и любимое дело, которым ты к тому же занимаешься вместе с друзьями, то любые трудности по плечу — возможно, именно это до нас хотели донести авторы. В любом случае, огромное им аригато.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Kannagi (2009.12.03)

Сложно, довольно сложно уже придумать что-то новое в аниме с гаремным уклоном.
Спасает только порой...мм-м, не совсем гуманоидное происхождение главных героинь. Ибо главные герои таких анимешек — люди всегда самые что ни на есть простые. Ну мало ли, с детства видят духов и всякую всячину, или просто обладают талантом притягивать к себе всякого рода неприятности, или была у них в детстве загадочная автокатострофа, а точнее, уже не вспомнить, что ж тогда такое было, благо после этого всю память как корова языком слизнула ... но в этом ничего удивительного нет, правда ведь?

Собственно, уже и к главным героиням таких вещей зрители привыкают. Ну, мало ли, у кого-то девушка - вампир, да ещё местами и временами кавайный, как Мока в «Розарио+Вампир». Может это быть и русалочка, вроде Сето Сан из «Морской Невесты». Если будет инопланетянка, схожая с Кадзами Мидзухо из «Пожалуйста! Учитель», этим тоже никого не удивишь. В конце концов, это личное дело каждого, живём в толерантный век, так что долой допотопные предрассудки, и одними человеческими расами ограничивать себя не будем. Вообще ни в чём себя не ограничим!

Что, значит, нам потребуется для начала дела? Правильно, определиться с выбором роду-племени главной героини. И желательно, чтоб её происхождение отличало её хоть немножко от того, что зритель уже десять раз перед тем видел. Не взять ли нам, допустим, на сей раз древесное божество, вынужденное вочеловечиться, из-за того, что неблагодарные людишки срубили священное дерево? Что ж, пойдёт, легенды о населяющих природу сверхъестественных хранителях уходят корнями в самые древние времена. Вдобавок и злободневно, ведь экологические вопросы сейчас по всему миру на повестке дня. А для Востока так вообще милое дело, с их культом созерцания и пребывания в гармонии с природой. Конечно, это тут не постапокалиптика никакая или что-нибудь серьёзное и остросоциальное, посему никаких откровений в духе «Навсикаи» или «Принцессы Мононоке» не последует. Но начало положено. А доброе начало, сами знаете...

Движемся дальше. У героини, постольку-поскольку она уже не абстрактный дух, а приобрела себе бренное тело, и внешность какая-то должна быть. И вот тут-то и можно преподнести зрителям небольшой сюрприз. Конечно, девушка будет хорошенькой, это оспаривать бессмысленно. Но наделить её самым-самым маленьким в этом аниме бюстом— смелость всё-таки незаурядная. Обычно этим создатели главных героинь не «награждают», это выпадает на долю второстепенных, со всеми сопутсвующими комплексами. Но, как бы то ни было, а за счёт этого мы имеем целую серию — про поход в магазин за соответствующими предметами одежды, сопровождаемый мыслями и разговорами на ту же тему.

Ну ладно, внешность внешностью, а характер ещё важнее. Кто сказал, что главная героиня обязательно должна быть преданной, заботливой, предупредительной, всепрощающей, вежливой ...( впишите сами требуемые определения) по отношению к парню, в чей дом она нежданно-негаданно вселилась? Забудьте кроткую и работящую Верданди, верную и рыцарственную Сан-тян, глубоко переживающую за любимого Мизухо. Ибо от Наги(так зовут сию юную деву священного дерева) вы не дождётесь неистребимой положительности в каждом слове, действии и вздохе. Эта взбалмошная, бесшабашная девчонка перевернёт весь ваш дом вверх дном, может обидеться из-за ничтожного пустяка, дуться и запираться от всех на целый день. И только если грозит никогда с ней больше не встретиться, понимаешь, как же весело стало с её приходом.

Но одной, даже такой шумливой девочонки, на одного героя маловато. На парня ещё полагается комплект воздыхательниц из обычных девчонок (как правило, из той же школы) и/или сверхъестественных соперниц героини. И «Каннаги» это честно демонстрирует в полной мере. Есть Цугуми ( типаж «беспокоящаяся подруга детства»), есть Занге-тян( типаж «сестра главной героини»). Глядя на этих обоих, невольно думаешь, что лучшее занятие для них - это перетягивание каната. Только канатом здесь служит парень.

Никуда и без друзей, им поручается ответственная роль ставить юношу в неловкие ситуации. Отдельного внимания заслуживает Акиба. Когда он увлечённо начинает быстро-быстро о чём-то рассуждать, это даже вызывает в памяти «Прощай, унылый учитель». Хотя и нет здесь такого экзистенциального всепоглощающего абсурда, как в аниме про отчаявшегося сенсея.

Так, кажется, что-то забыли. А, главный герой! Да, помнится, был кто-то такой. Звали Дзин Микурия. А что ещё о нём знать-то надо? Ну разве только спасибо создателям, что не стали ему придумывать травму детства. Правда, по ходу действия он периодически ходит пластырями заклеенный. А так вполне обычный гаремный герой. И то, наверное, побольше характера, чем у некоторых, всё-таки хватает ему решимости спорить с Наги.

Ну а дальше? Дальше вся эта весёлая компания отправляется в кафе, в караоке-бар да мало ли ещё куда. И отрывается на всю катушку. И у вас это тоже получится, если хватит фантазии поверить во всё, что вам показали в этих тринадцати сериях .


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Счастливая звезда OVA (2009.11.26)

Те, кто смотрел уже «Лаки Стар», знают, что аниме это «не для всех». Но это тот случай, когда «не для всех» - это не в упрёк ни аниме, ни зрителю. В самом деле, есть аниме, которые будут понятны даже тем, кто впервые знакомится с японской анимацией. Кто начинал с «Унесённых призраками», кому-то, даже против аниме предубеждённому, нравится «Тетрадь Смерти», кому-то по душе «Канон». А есть вот вещи и такие, как «Лаки Стар», которые, в силу их специфики, отчасти пародийной, отчасти рассчитанной на бывалых отаку и заядлых геймеров, смотреть лучше с уже более-менее солидным багажом осиленных анимешек. Ибо смаковать в полной мере тамошние шутки легче зная первоисточники. И ОВА в этом смысле следует по стопам исходного сериала.

Даже всем известную сказку о Золушке создателям удалось извратить и преподнести зрителям даже не с точностью до наоборот, а... впрочем, вы это можете посмотреть и сами.

Остались верны авторы и своей линии рекламировать в «Лаки Стар» предшествующие произведения своей родимой студии, особенно, конечно, «Меланхолию». Даже сам процесс перевоплощений Кагами Хиираги в её сне напоминает, как Харуха Судзумия то и дело обряжала Микуру. А если вспомнить, как усердно Коната в сериале косплеит Харуху, это только закономерно.( Пускай в ОВА в Кагамином сне она по одёжке Юки Нагато). Но сравните, какой характер у Асахины, а какой у старшенькой Хиираги. Комический эффект обеспечен. Но в общем-то над Кагами постебались в этом эпизоде слишком жёстко — в сериале намёки определённого рода касались скорее Ютаки и Ивасаки-сан.

Ещё по сериалу мне показалось, что «Лаки Стар» чем-то в родстве с «Прощай, Унылый Учитель», а овашка эту мою догадку только подтвердила. И это не только потыренная коронная фраза Итосики «Я в отчаянии!» Например, вокалоидовская Хатсуне Мику, в чьём образе Кагами тоже предстаёт, появлялась и во втором сезоне «Унылого Учителя» - как одна из претенденток на то, чтобы озвучивать Отонаси Меру. Оба аниме сильно рефлексируют на себя, не боятся над собой подшучивать, а за это качество нельзя не уважать ( В «Лаки Стар» эта роль препоручена Lucky Channel). А в ОВА по «Унылому Учителю» отметились персонажи Kyoto Animation, в том числе лакистаровские — в игривом сюжете про то, что законченные анимешники, бывает, предпочитают двумерных девушек реальным ,3 Так что два прославленных аниме своего рода обменялись реверансами.

Конечно, у каждого из них своя специфика. Аниме про вечно отчаивающегося сенсея известно своей эпатажностью, неоднородностью графических и стилевых решений( нет, это уж как-то очень заумно звучит... проще говоря, они там порой экспериментируют, меняя стили рисовки, делая всякие вставки, быстро проматывающиеся тексты, с ловкостью переключаясь между жанрами, реальностями — обыгрывается и борьба с пришельцами, и детективы, и тайные общества, и многое другое.) «Лаки Стар» в этом плане более единообразно, события, которые не укладывались бы в рамки повседневности, чаще всего происходят во снах или в воображении. При этом в «Унылом Учителе» взгляд на мир формируется как результат балансирования между двумя полюсами — сверхпессимизмом Итосики Нозому и радужно-розовым полётом фантазии Кафки-тян. В «Лаки Стар», мне кажется, отсутствует какой-либо априорный, заранее заданный взгляд на вещи. Диалоги ведутся деловито, без чересчур преувеличенных всплесков эмоций — вон как героини долго, серьёзно, неторопливо могут обсуждать собаку, копающуюся в саду. Какой подход к осмыслению жизни лучше? Вряд ли может на это быть однозначный ответ, кому как больше нравится.

И всё-таки не может не радовать, что есть в ОВА по полюбившемуся многим аниме и общечеловеческие, так сказать, общезначимые вещи. Многих ведь увлекает спорт, знакомо всепоглощающее стремление к победе. А рассказы- страшилки во время летнего отдыха? Тем более если их рассказывают в глухом лесу, а не в палатке... В общем, думается мне, хоть что-то для себя найдёт каждый.


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Rosario + Vampire (2009.11.22)

Смотрю вот Rosario+Vampire, и подумалось мне... Удивлены, о чём столь легкомысленная анимешка может заставить задуматься? А на самом-то деле всё очень просто. Хотя бы о том, что с одними и теми же сюжетными предпосылками, завязкой действие можно закрутить ну совершенно по-разному, и жанр, соответственно, будет совсем другой. Что, знаете, часто не так уж и плохо.

Основные сюжетные клише тут, мягко говоря, не новы. Вампир (или ещё какое подобное существо), в отличие от своих сородичей упорно не желающий(ая) выпивать из человечков кровь до последней капли, этим же самым людям ещё и помогающий и посему пребывающий в постоянной героической борьбе с собственными инстинктами — до такой темы разве что ленивый сейчас не додумается. Вопрос в том, как это подать.

Представляете, какие тут можно было бы разыграть ужасы, триллер, мистику, драму, на худой конец? Добавить побольше лунного света, полночного плача скрипки, музыки, выражающей полную и покорную безысходность. Ещё миловидных исполнительных горничных, секретов старинного аристократического особняка да обычного-японского-школьника-с-детства-видящего-странные-вещи — и пожалуйста, перед вами Tsukihime. Вещь, мною по-своему любимая, но уж намеренно слезодробильная.

А можно взять обыкновенного лоботряса Цукуне Аоно, поначалу не проявляющего сверхъестественных и каких бы то ни было других способностей, лес из угрожающих древесных скелетов, кладбище, хеллоуиновские чучела, странного водителя со зловещими пророчествами, достойными разве что какого тупого американского ужастика в духе «Пятница 13» - а потом вдруг одним махом обломать всех тех, кто ещё надеялся, что ему сейчас дадут обливаться потом и трястись от страха либо почтить обильным слёзоизлиянием крах невозможной любви человека и вампирши. Потому что когда пройден опрелелённый градус стёба, ничего невозможного или страшного уже не остаётся. Остаётся либо воспринять происходящее всерьёз и идти писать разносный комментарий либо, не мудрствуя лукаво, расслабиться и получать максимум удовольствия от просмотра.

Великолепный контраст с теми аниме, которые начинались мирно и безоблачно, а потом преподносили такую жесть... Кто, например, по началу School Days мог предсказать финал? А помните, как гиперкавайно и легковесно протекали первые серии арок Higurashi no Naku koro ni? Здесь же ситуация с точностью до наоборот — мрачные декорации декорациями так и остаются, зато вносят нехилую долю иронии в происходящее.

Но вернёмся к нашим баранам... то есть героям. Главный герой, обычный парень, лузер, у которого девушка писаная красавица да вдобавок не человек вовсе — типаж тоже отнюдь не редкий, но вообще что нового под этой луной? И куда без магических соперников, иначе герой и его девушка могли бы и заскучать. Не беспокойтесь, тут всё протекает довольно гуманно, многие побеждённые враги становятся друзьями...ну, или кем-то вроде (как вы понимаете, это дозволяется исключительно женскому контингенту). Если это аниме чем-то и проигрывает другим, то уж точно не плотностью женского населения на душу главгероя.

И весь этот маленький, но очень сказочно-фэнтезийный шумный гаремчик, которому не писаны никакие правила, может в любой момент, даже посреди схватки с монстрами, приступить к бурному выяснению отношений между собой, отчего и у видавших всякие виды монстров начнёт нервно подёргиваться бровь. «Послушайте, мальчики и девочки, эта ваша сопливая мыльная опера - это вы всё всерьёз ??!» Хороши красавицы демоноколледжа, ещё как хороши...

Мока, так вообще неимоверно хороша, причём в обоих своих ипостасях. А эти её превращения с летучими мышками до того готичны, стильны и провокационны и до того удачно пародируют всякие умильные с бантиками и ленточками перевоплащения героинь махо-сёдзё от Сейлормун и далее. И действия её обходятся … малой кровью в прямом и в переносном смысле. Это же всё-таки не Elfen Lied, где если в героине пробуждается личность Люси — так сразу моря кровищи.

Если это аниме нельзя смотреть совсем уж малым детям, то не из-за переизбытка крови, жестокостей, чудищ... а из-за количества сами знаете чего, уже по десять раз их и так в каждой серии пересчитали ^ _ ^ А опасность, наиболее угрожающая главному герою — быть задушенным от чересчур частого и плотного прижатия к пышной женской груди. Однако, если думаете, что героини здесь одеты легче некуда, посмотрите Kanokon – по сравнению с тамошними лисичками и волчицами девушки из Rosario+Vampire, можно считать, в шубах ходят.

А уж как пародия ( каковой по преимуществу, если вы уже заметили, сиё творение и является) это вообще маленький, но перл. Конечно, штампы, которые тут обыгрываются, все эти школьные кружки, бассейны, купальники, подглядывания и прочее, всё это мы уже видели не в одной пародии со школьно-романтическим уклоном, от Fumoffu до Seto no Hanayome. Но главное в таких вещах ведь антураж, а здесь он, если и не совсем самобытен, то вполне приемлем. Данное аниме по праву может служить краткой энциклопедией сверхъестественных существ со всего мира, и отрадно, что здесь столь любимый японцами многохвостый лис-оборотень соседствует с суккубом из европейского средневековья и полуженщиной-полузмеёй из греческой мифологии. В общем, никого не забыли.

А так есть и узнаваемые герои, и красивейшая школьная форма, и подходящая музыка. При желании можно обнаружить даже кой-какую психологию: проблемы взаимоотношений с одноклассниками, терпимость к тем, кто по каким-то признакам от тебя отличается. Даже парочка математических формул есть с синусами и косинусами — глядишь, какой-нибудь старшеклассник их с таким сопровождением и запомнит. И кто там ещё ворчит, скажите на милость?


+35Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Макросс Фронтир [ТВ] (2009.11.10)

Совмещение эпохального, эпичного с камерным, личным всегда было донельзя удачным ходом — и в романах, и в фильмах, и в аниме. Вот и в «Макроссе Фронтир» есть глобальная задача борьбы с непонятными инопланетными врагами, а есть самые мелкие бытовые дела героев, их разговоры, чаяния, подтрунивания друг над другом.

Взгляд легко перемещается от астероидов и гигантской флотилии к флакончикам и зеркальцу на туалетном столике певицы Шерил или забавному мобильничку Ранки и симпатичному бантику в её волосах. И это закономерно, ведь вещи, которые вокруг себя собирают люди, много говорят о характере их владельцев, не говоря уж о том, что придают изображённому миру допольнительную детализированность и глубину. Они создают островок уюта внутри чёрного беспредельного вакуума, помогают коротать годы звёздного пути. Даже бумажный самолётик в руках Альто — символ его устремлений и призвания в противовес себялюбивым требованиям его отца.

Кому это смотреть? Да всем! Для сильной половины смотрящих есть боевик. Для прекрасной половины — девичьи шушуканья о том, кто за кем ухаживает, частые пикантные ситуации, всегда готовые закраснеться щёки. В общем, и волки сыты, и овцы целы. С коммерческой точки зрения всё очень грамотно: лучше если аудитория будет самой обширной, и никто не должен закончить просмотр с чувством, что его вкусам создатели не старались удовлетворить.

Поэтому есть здесь если не всё, то многое. Для любителей умных фраз и заковыристых терминов — разговоры про фотонные пушки и искривления кривизн. Для любителей природы — великолепные ландшафты экзотичного тропического рая, кристально чистые водопады, которые заставляют позабыть, что действие разворачивается за незнамо сколько километров от родимой нашей Земли. Даже конкурс красоты есть. И отдельным подарком как почитательницам романтики, так и поклонникам эпопеи Макроссов вообще является то, что главные герои сего сериала снимаются в ролях героев «Макросса Зеро» - Сары, Мао и Шина. Преемственность всё-таки великая вещь. И имеет все шансы вам понравиться поцелуй под водой в исполнении Альто и Ранки.

Самая сильная сторона «Макросс Фронтир» - его герои.

Согласитесь, ослепительно и эффектно, когда среди звёзд путешетвует...звезда эстрады! Причёска, по-хамелеоновски переливающаяся розоватым и золотистым — о, у Шерил Ном есть все шансы на то, чтобы войти в пантеон самых визуально запоминающихся и узнаваемых аниме-героинь. Да и характер не подкачал ( а по-другому в шоу-бизнесе и нельзя, тем более на просторах Вселенной). Кто ещё может, даже находясь в смертельно опасных условиях, найти время думать о приличиях и дать пощёчину парню, заглядевшемуся на её приобнажённый бюст? Ручаюсь, что очень немногие.

Но хоть зрелая, искушённая женщина интригует и впечатляет, а всё-таки визитная карточка японских аниме — кавайные милашки, у которых ещё всё впереди, все высоты и глубины. И поэтому на сцену вступает юная Ранка Ли, к которой дополнительно прилагаются травма из далёкого детства и наличие неких сверхспособностей. Хороша сама идея сделать претендентками на сердце главного бисёнена совсем ещё молоденькую, только нащупывающую свою дорогу в жизни девушку и уже состоявшуюся и твердохарактерную дамочку. И непонятно, кто из них привлекательней, точно так же, как сложно однозначно решить, что красивее, пышная распустившаяся роза или нежный бутон. Надеюсь, большинству они понравятся обе. А их дуэт в финале показывает, что женская солидарность — великая вещь.

И мужские персонажи тут на любой вкус, рост и возраст. От кудреватого Луки с внешностью младшеклассика до матёрого полковника. Мне лично ближе всего Озма Ли. Да-да, весь такой серьёзный и небритый. Вот уж кто способен брать на себя ответственность и терпеливо долгие годы дожидаться взаимности в чувствах.

Пусть одним из жанров здесь стоит драма, особо я на на неё рассчитывать не советую. Да, драматизировать ребята пытались честно, поставим им за это галочку. Разумеется, во флешбеках всплывают покойные родные. Естественно, второстепенными героями время от времени для приличия жертвуют. Конечно, изобразили похороны героически погибшего боевого товарища, в обстановке строгой секретности, но со всем приличествующим случаю пафосом. По-видимому, это должно было знаменовать скупую мужскую слезу и на слезу же зрителя раскулачивать. Но стоит вспомнить, например, выхлопы в виде сердечка во время тренировочного полёта или то, как забавно сердится Клан, когда её подкалывают маленьким ростом, или то, как по-моэшному неуклюже и очаровательно спотыкается Ланка на конкурсе красоты, как выжавшаяся уже было слёза почему-то просится обратно.

Главное, чтобы никто не принял батальную составляющую за чистую монету и не размечтался потом :« битвы — это всегда должно быть так круто, стильно и не меньше чем между планетами и цивилизациями». Да, боевые сцены нарисованы на совесть, срежиссированы мастерски: всё мельтешит с космическими скоростями, вспыхивает всевозможными цветами, светящиеся линии тянутся щупальцами, полыхают золотом пунктиры выстрелов, летательные аппараты картинно разворачиваются и позируют перед зрителем. Но эта сама искусная красивость и гламурность битв - почти преступление. Ведь реальные сражения были бы, скорей всего, ой как неаппетитны, и дело ли так вводить в заблуждение тех, кто, может, и так очень сильно романтизирует такие вещи? Впрочем, как всё это воспринимать, пусть останется на совести зрителя.

Не будем Макросу это ставить в укор. Никто ведь наверняка и не ждал, что покажут реалистически, а уж тем более натуралистически войну, боль, апокалипсис и будут выворачивать зрительскую душу совсем уж наизнанку. Это аниме скорее затем, чтобы после трудового дня разгрузить свой мозг, а глаза свои побаловать деликатесами в виде мех по самому последнему писку межгалактической моды и умело фансервящих и дев, и див — у кого к чему и к кому больше душа лежит.

Если подбирать каждому аниме наиболее подходящий эпитет, этот сериал, скорее всего, описывало бы слово «зрелищный». Всё так отполировано, отшлифовано, переливается — от деталей вооружения до изысканно покачивающейся серёжки Шерил. Лоск и глянец. Только не надо за столь привлекательным фасадом искать ещё и глубочайших философских откровений о судьбах мира, психоневротических самокопаний, многочасовой рефлексии, поисков выхода из Матриц. А спрашивается, сильно ли оно и нужно нам было? Зато есть девушки, которые поют, и пусть кто-то жалуется, что музыке тут отводится ведущая роль, по крайней мере, она не перезагружает реальности, как в «Разефоне».

И мысль, лежащая в основе интриги сериала, очень трезвая и здравая: если две стороны воюют друг с другом, то это может быть оттого, что их стравливает кто-то третий. И понять это — уже кое-что. Так выпьем же за мир во всём мире!


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Тетрадь дружбы Нацумэ (второй сезон) (2009.10.25)

Поразительное всё-таки аниме «Тетрадь дружбы Нацуме». Во всём словно удивительно знакомое с давних пор— и в то же время качественно от всего отличается.

Из самых очевидных аналогий, казалось бы, напрашивается «Мастер Муси», особенно первая серия. Тоже паренёк, видящий то, что не положено, тоже покойная и поэтому вечно юная в воспоминаниях бабушка, чернильные иероглифы, летающие в воздухе. Но на первой серии всё очарование «Мастера Муси» для меня и закончилось, дальше начались серийные эксперименты над зрительским мозгом, которые, имхо, выдержать может далеко не всякий. От обыденного тона повествования о жутких вещах — дрожь по коже. Но зато «Тетрадь дружбы» - совсем другое дело. С духами там, как бы некоторые из них поначалу ни бушевали и ни крушили всё вокруг, по крайней мере, можно разговаривать — а раз так, то, скорее всего, и договориться.

Помимо всех прочих достоинств, приключения Нацуме Такаси и тех, с кем ему довелось встретиться — настоящее пиршество для зрительских глаз. Когда герои заходят в лес или оказываются на берегу речки, а солнечный свет просеивается через кружево густой листвы или мелкими слепящими бликами пляшет на водной глади, кажется, что всё происходит внутри невероятно огромного драгоценного камня, переливающегося всеми оттенками изумруда, янтаря и лазури. Да и сам сериал — драгоценность, которую можно долго разглядывать со всех сторон, и каждый раз свет по-новому будет играть на её гранях. Всё здесь исполнено тонко, даже утончённо. И по форме, и по содержанию. Тонкие прядки волос, тонко выписана каждая травинка на лугу... тонкие, тончайшие, тоньше невидимой паутинки чувства героев.

Можно видеть в этом произведении живые иллюстрации ко всяким серьёзным этнографическим и культурологическим трудам и трактатам, типа «Золотой ветви» Фрезера, в которых долго и дотошно исследуют происхождение и разнообразие мифологических образов, древних обрядов и поверий. Имена, владея которыми, можно повелевать духами, навевают ассоциации с «Волшебником Земноморья» Урсулы ле Гуин. Ценители же чужеземного фольклора могут просто, не мудрствуя лукаво, добавлять в свою копилку всё новых и новых членов японского пантеона богов и духов — длинноносых леших, русалок, чья кровь дарует вечную молодость, да и мало ли кого ещё...

Можно проникнуться ностальгией по тем временам, когда люди ещё не обособлялись, не вычленяли себя из природы, резко противопоставляя себя ей, когда одушевлёнными им казались могущественные стихии, и чуть ли не за каждым деревом, в каждом водоёме им удавалось углядеть сверхъестественного хранителя. Можно, наоборот, перед этими доисторическими, первобытными временами почувствовать страх и неприятие. А лучше всего, наверное, признать возможность сосуществования, симбиоза прежнего и нынешнего, пусть хотя бы в человеческом воображении, в искусстве и культуре.

Вот Нацуме — ему не приходиться отказываться ни от комфорта человеческого жилья, расположенного в живописной пасторальной местности, ни от того, чтобы становиться свидетелем или же прямым участником подчас грустноватых, подчас пугающих, но ещё чаще поэтичных и трогательных историй. В «Унесённых призраками» чтобы попасть в мир духов, нужно было пересечь некий рубеж. В «Тетради дружбы Нацуме» нет чёткой грани между миром материальным и незримым: какой-нибудь ёкай может запросто постучаться или влезть среди ночи в твоё окно.

Но Нацуме не просто живёт в двух разных мирах, он, как миядзакиевский Аситака из «Принцессы Мононоке», старается поддерживать между ними баланс, всех друг с другом мирить. И знаете, у этого непритязательного, скромного юноши с доброй улыбкой и задумчивыми глазами многое неплохо получается.

Вот уж кого бы точно не понял Ягами Лайт. Ведь тетрадь с именами сверхъестественных существ — это могущество, мощное оружие для тех, кто лелеял бы честолюбивые планы. Но Нацуме не таков. Когда он мог бы приказывать что-либо ёкаям с помощью тетради, он предпочитает просить. Он уже понимает: нельзя устранять кого-то без крайней необходимости, а это мудрость, до которой и в более зрелом возрасте не всякий додумается. Юношеским максимализмом и не пахнет. Да и бабушкина тетрадка, хоть за ней многие охотятся, вскоре перестаёт казаться мегакрутым артефактом, палочкой-выручалочкой на все случаи жизни. В стольких сериях ведь без неё обходятся. Нацуме помогают его ум, сердце, а то он пускает в ход против ёкаев и свои кулаки. И знаете, часто тоже действует.

Сам Натсуме с детства привык быть одиноким, изгоем, но может, именно поэтому он и может помочь тем, кто чем-то на него похож: сытый голодного не разумеет, а вот голодный голодного поймёт. Паренёк усвоил самое важное: если ты способен на привязанность, дружбу и любовь, то не суть важно, человек ты или аякаси. Очень цепляют рассказы о любви и симпатии духов, неважно, к другим ли духам или к людям. Истории Гена и Суи, Ясаки и Мии - яркие жемчужинки в искусно сплетённом ожерелье серий.

В первом сезоне нам вовсю улыбалось лучезарное лето — и немудрено, ведь «нацу» по-японски как раз «лето» и означает. Во втором же времена года сменяют друг друга: нас ждут и розовеющие сакуры, которые здесь совсем даже к месту и по сюжету, и по-рождественски огромные и пышные хлопья снега. А уж снежный кролик, видимо, угодил сюда прямиком из «Канона». Помните, какую большую роль там эти забавные фигурки играли в жизни Май, Наюки? Но когда кавайную зверюшку лепит парень, особенно такой, как Нацуме, это выглядит умилительно вдвойне. И если этот белоснежный зверёк потом, пусть на время, оживает... думаю, даже не имеет смыла объяснять, что в память это западёт надолго.

И, само собой разумеется, Няко-сенсей. Каких только кошек мы не видели, многие аниме можно было бы узнать просто по фигурирующим в них некам. Пройдёт ли пушистое создание сквозь всё аниме своими бесшумными лапками или отметится лишь в паре эпизодов, это сразу создаёт совершенно другую атмосферу. Не верите? Вспомните кота из «Разефона», который не мог похвастаться красотой, но своим присутствием уже разбавлял драматически-постапокалиптическую картину тамошнего мира. Или очаровательную Пиро из «Канона». Или сверхмилого котёнка из «Морской Невесты», или някающую мордочку из «Лаки Стар», или... В общем, я буду твёрдо стоять на своём: нека — визитная карточка мириада самых различных по стилистике произведений.

Но с таким экземпляром, как здесь, вы, держу пари, ещё не сталкивались. Пусть на самом деле это и не кот, а дух, пусть даже его «временная форма» больше напоминает два надувных шарика с привязанным к ним заячьим хвостиком. Какое это может иметь значение, если их с Нацуме дуэт — то, вокруг чего развёртывается такое множество удивительных происшествий? Острый язычок, скептицизм, самоуверенность и комичность Няко отлично контрастируют с одухотворённостью и отзывчивостью главного героя.

В разборках, перепалках толстопузого помощника Нацуме с очередными ёкаями, в его прожорливости и пристрастии к спиртному кроется львиная доля юмора , которым перемежается иначе неторопливое, медитативное и размеренное повествование. Нацуме относится к проделкам проказливого котищи то с досадой, то со снисходительностью, то безобидно подсмеиваясь, но один факт остаётся неизменен: они всё же друзья. Как бы Няко-сенсей от этого не открещивался и не уверял всех пламенно , что ему нужна только тетрадка, и вообще Нацуме он только и мечтает съесть. Всё равно он не обманет этим ни зрителей, ни Нацуме, ни самого себя.

И последнее. Мне ещё никогда не приходилось видеть, чтобы какой-то персонаж, по сюжету уже умерший и появляющийся только во флешбеках, так сильно влиял на впечатление от всего аниме. Смелая, боевая, решительная, не без добродушного лукавства Нацуме Рейко всё равно кажется одним из самых колоритных и живых персонажей. В общем, пропускать этот сериал не рекомендуется никому.


+33Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Пять сантиметров в секунду (2009.10.20)

Не знаю, какое воздействие «Пять сантиметров в секунду» оказывает на других, но меня это аниме словно растворяет в себе. В паре дыхания на морозном воздухе, в мелькающих окошках поездов, в хаосе вещей неприбранной квартиры. В этом мире для кого-то всё впервые и поэтому всерьёз. Можно часами ждать кого-нибудь на заснеженной станции. Можно, не решаясь самому что-то сказать, писать письмо, чтобы отдать его подруге при встрече. Кажется, что ощущаешь тепло кожи героев, и более того — их душ, понимаешь Такаки, который так мечтает сберечь тепло сердца Акари.

Но, конечно, поскольку это первые, робкие, неловкие попытки людей сблизиться друг с другом, остаётся налёт недосказанности, незавершённости, несбыточности. Не убедить родственников, чтобы оставили тебя учиться в этом городе, чтобы Он был рядом. Не признаться в чувствах парню, даже если даёшь себе зарок, что вот сейчас-то непременно...
Кто-то, может, сочтёт глупым писать электронные сообщения, никому их потом не отправляя. А для кого-то это окажется одним из средств самопознания, отдушиной в трудную минуту, пусть герой и сам спрашивает у себя: « Зачем я это делаю?»

Много своего рода цитат, отсылок к предыдущим произведением Синкая. Мобильники, вокруг которых строился сюжет в «Голосах далёких звёзд», космические корабли (правда, здесь они далеко, герои только смотрят на них, возможно , как на символ недосягаемой мечты). Только здесь — ни фантастики, ни сказки. Время не повернуть вспять, не переиграть события, не помудрить со всякими релятивистскими законами и скоростями света. Ни один твой поступок не сотрётся, а если чего-то не сказал и не сделал, другого шанса уже может не быть.

Почему Такаки говорит о космонавтах, всё ищущих чего-то в чёрном вакууме космоса? Возможно, потому, что наш земной мир человеку подчас кажется не менее чуждым и безразличным, чем безграничные просторы Вселенной. А уж в период взросления тем более. И если кому-такие чувства кажутся неискренними, надуманными, не заслуживающими того, чтобы о них помнить, скорее всего, эти люди , сами о том не подозревая, утратили что-то очень дорогое, чем жили когда-то. Тоно, повзрослев, сам думает, что всё прекрасное в его сердце уже умерло. Но те, у кого хватает мужества так думать, как раз что-то сохранили. Хотя бы воспоминания, которые с годами могут становиться даже живее.

Хоть никто, казалось бы, не умер, да и чего искать прошлогодний снег ( как может показаться закоренелому цинику), но почему-то на глаза наворачиваются непрошенные слёзы. В финальной части сцена с поездами — одна из немногих, которые в аниме меня могут действительно растрогать, даже больше, чем гибель Асахины в «Разефоне». Так и напрашиваетяся вывод, что фильм делался как иллюстрация к душещипательным и наставительным песням в духе «Не видят люди друг друга, проходят мимо друг друга, а потом не найдут никогда». Да, конечно, оставили надежду на будущую встречу. Но не уловка ли это для героя, просто чтобы заставить себя жить и ждать дальше?

Доминирующий мотив — грусть. Да, лирическая, элегическая, воздушная, пронизанная, смягчённая лучами, расчерчивающими пустые парты, но всё равно, грусть. Которая, по словам героя, со временем даже скапливается в складках сохнущей одежды, в зубных щётках... На самом-то деле, грусть заполняет человеческое сердце, а уж человек, со свойственным ему стремлением всё олицетворять и одушевлять, наделяет этим все вещи вокруг него. И вот уже и в природе, в этих грандиозных видах с закатами, горами облаков, нахохлившимися птицами ищешь меланхолии, сочувствия героям, забыв, что природа в общем-то равнодушна к нашим горестям и переживаниям.

Что-то тургеневское проскальзывает, хоть и в современной техногенной оболочке. Чувство невозвратимой утраты, разлуки с любимым\любимой в результате случайной ошибки, насмешки судьбы или своей же нерешимости.

Безусловно, Синкай умеет изображать картинкой то, что тщетно пытаться выразить словами. Эфемерное, хрупкое, преходящее , красоту момента, человеческое чувство, на какой -то краткий миг вспыхнувшее ярче обычного, как огни звездолёта в вечереющем небе. Событие, которое человек потом будет вспоминать всю оставшуюся жизнь, возможно, как самое лучшее, что у него было, хотя пока, возможно, он ему не придаёт особого значения. Да, о ночи в сарайчике с любимым человеком посреди заснеженного поля можно вспоминать бесконечно. Желая вернуться туда, куда не купишь обратный билет: в прошлое.

Но всё, что недолговечно, мимолётно, может так и манит людей тем, что ценно то, что сложно сберечь, чего можно так скоро лишиться. Вот взять хотя бы цветы сакуры. Совсем недавно они раскрылись, сегодня осыпались, а завтра, скорее всего, и лепестки увянут. Пять сантиметров в секунду - скорость падения этих лепестков. Много это или мало? Для кого как, но важна, скорее всего, неотвратимость, необратимость их опадения. Так что любуйтесь, ловите ускользающую красоту, пока есть возможность. Уж японцы-то с их культом созерцания прекрасных цветущих деревьев знают, как это важно. Давайте же и мы поучимся у них хотя бы этому — больше ценить то, что цветёт. В природе, в своём сердце и в сердце другого человека.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Шёпот сердца (2009.10.11)

Период взросления — пожалуй, самый волнительный и сложный во всей жизни человека. Может, потому так часто и снимают аниме с героями «переходного возраста»: интересно, как они будут справляться с новыми и всё более сложными задачами, которые перед ними ставят жизнь и окружающие. Как быть, что делать, когда ты уже не ребёнок, ещё не взрослый?

Пока что юная Сидзуку Цукисима беззаботно резвится, не сковывая энергию своей юности чинными рамками благопристойности, не колеблясь, готова заговорить со всеми, кто ей встретится по пути, будь это даже флегматичный, неизменно хранящий молчание котище. И, не испытывая даже секундного сомнения, оставив все прочие дела, ринется за котом по любым улочкам-переулкам. Ведь, если погнаться за белым и пушистым созданием, как Алиса за Белым Кроликом, не окажешься ли нежданно-негаданно в самой что ни на есть взаправдвшней Стране Чудес? Пусть место это окажется всего-навсего антикварной лавочкой, запертой большую часть времени. Но уж зато сколько там подстерегает всего...

Это тот период, когда и волшебство детства ещё не покинуло человека, и в то же время уже начинают одолевать непростые раздумья о будущем. Для совсем маленького ребёнка его будущее, даже завтрашний день — это нечто не менее мифическое и недостижимое, чем то, что будет через пару сотен лет. Другое дело подросток. Вокруг него ( или неё ) сверстники, среди которых могут быть особо близкие и дорогие люди, уже определяются с выбором жизненного пути. И сразу, откуда не возьмись, берётся множество вопросов: а я-то чем дальше буду заниматься? И получится ли у меня, или вовсе ни на что не гожусь? И ответ на это тем более необходим, что за этим на самом деле скрывается самый главный, а может, и единственный вопрос: подхожу ли я тому, кто мне понравился, смогу ли с ним на равных идти по жизни?

И тогда так к месту любое вовремя сказанное, ободряющее слово, понимание и чуткость родных. Увы, в жизни этого часто не хватает. Невероятное везение, если в семье есть хотя бы один человек, который поддержит тебя в твоих начинаниях, понимая, что есть вещи несоизмеримо более важные, чем корпеть над учебниками и трястись при мысли о экзаменах. И у Сэйдзи, и у Сидзуку в этом смысле похожая ситуация. Амасаве Сейдзи постоянно приходится отстаивать перед родителями собственную точку зрения на своё призвание в жизни, его поддерживает сказочно мудрый и добрый дед. Отец Сидзуку урезонивает её старшую сестру, которой нечего Сидзуку сказать, кроме как требовать успеваемости и выполнения домашних обязанностей.

Конечно, прибирать квартиру, вовремя обедать — всё это дела очень важные, но только ли материальным жив человек, только ли в этом проявляет себя? Духовный комфорт в семье намного больше значит. И бывает время, когда на первый план выходит осуществление заветной мечты. Ведь без стремления хоть к чему-то жизнь так и не станет осмысленной, у каждого есть способности, и чувствуешь: есть нечто в мире, что можешь сделать только ты. Простым зазубриванием школьного материала этого не заменить.

К счастью, главным героям удалось найти области приложения своих сил и способностей. Само собой, талант - это ещё не всё, это как неогранённый драгоценный камень, который потом нужно будет долго шлифовать, чтобы и своё слово миру сказать, показать, что ты существуешь, и состояться как личность. Но начало положено, всё вокруг сияет-переливается драгоценными изумрудными искорками, и хочется хоть раз в жизни поверить, что у героев дальше всё будет идти так , как задумывалось.

Само же это аниме - работа филигранная, ювелирная, особенно в плане передачи чувств. Всё собрано, пригнано друг к другу так бережно, как детали старинных часов. Вот только напрочь отсутствует любая механичность, надуманность, искусственность. Да даже и часы в антикварном магазинчике будто одушевляет история любви короля гномов к прекрасной фее. Сколько тут нам рассказали сказок про влюблённых, которые так и не смогли снова встретиться друг с другом — не для того ли, чтобы двое школьников нашли друг друга в реальной жизни?

Ибо, хотя самоопределение, проблема «отцов и детей», преемственность жизненного опыта — темы донельзя животрепещущие, роль «первой скрипки» и в сказке, и в жизни принадлежит любви. Первая любовь, романтика... Когда ещё доведётся увидеть такую романтику, как здесь. Без миллиграмма пошлости. Без интриг коварных соперников\соперниц и чрезмерной драматизации. Всё так, как было или могло и правда быть в обычном японском классе обычной японской школы. Просто и сложно одновременно.

Эволюция девичьих чувств - от недовольства противным и назойливым мальчишкой до глубокой и неподдельной привязанности к нему же. Правда, Сидзуку напоминает Кики из «Ведьминой службы доставки»? Так же смущается, так же не решается себе самой признаться в только-только зародившемся в сердце чуде, пытаясь скрыть своё небезразличие показной обидой. «Шёпот сердца» даже как-то неловко смотреть, кажется, будто вторгаешься во что-то очень личное, в сердечные тайны живых людей.

Нет в «Шёпоте сердца» ни одного фантастического события, но тем не менее происходящее не опускается до серой будничности. Ведь хоть Миядзаки здесь не режиссёр, а миядзакиевская сказочность исподволь подпитывает сюжет, так же естественно и ненавязчиво, как вода поит деревья и травы. Ничто ведь не мешает изобразить сны, красочные образы, созданные воображением Сидзуку. И дедушка Сейдзи, такой улыбчивый, душевный — не сам ли Миядзаки смотрит на нас с экрана?

Но прислушайтесь, кто это там шепчет? Не Ваше ли сердце?


+29Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Юная революционерка Утэна [ТВ] (2009.10.09)

Путь к апокалипсису, усеянный розовыми лепестками. Разговоры о революции без революции в обычном её понимании, без классовой борьбы и душераздирающих сцен показа страждущих от бедности и голода. Что это — аллегория, ирония, бред? Что бы это ни было, это - «Юная революционерка Утена».

Политкорректный ассортимент расцветок для кожи. Широкий выбор причёсок. Огромный набор раскрасок волос — тёмно-фиолетовые, светло-голубые, ярко-розовые... Казалось бы, что ещё нужно для полного счастья? И всё-таки, несмотря на всё буйство красок, экспрессивные жесты, острые язычки многих героев и героинь, раньше или позже начинает проступать ощущение, что что-то здесь не так. Сама рисовка подчёркивает, что персонажи, как бы это сказать, ещё незавершённые, несостоявшиеся.
Вернее, слишком они несвободны, существуют в очень замкнутом и ограниченном пространстве-времени, сколько бы ни обманывали себя. Остроносые, остролицые, тонконогие герои с вытянутыми, причудливыми, угловатыми пропорциями — как тропические птички в каком-нибудь вольере или диковинные капризные цветы в оранжерее. Выражусь даже сильнее - как разноцветные бабочки в коллекции натуралиста, заботливо, в строгом порядке нанизанные на булавки... как пришпилена мечами Невеста-Роза. Всё в таких бабочках, казалось бы, есть, всё сохраняется: и радужные цвета, и форма, и совсех сторон к ним можно, подойти, рассмотреть — а летать они не могут, хотя кажется, что самой малости хватит, чтобы их оживить. Роскошные интерьеры, вездесущие розы, тонкий фарфор ( спорю на что угодно, именно эти декорации позаимствовали для себя члены «Хост-клуба Оранской школы») - всё это превращается в клетку, пускай и позолоченную.

И именно в такой мир врывается необузданная, неукротимая сила Утены. Она как будто часть этого мира — и в то же время нечто большее. Недаром девушка обладает печатью розы, но своей другие Дуэлянты её не считают. Она играет по установленным не ею и зачастую её раздражающим правилам, но только до поры до времени. Чувствуется, что так не останется навсегда. Утена, прямая и искренняя, как клинок меча — и Дуэлянты, разводящие туманно-возвышенные речи о грядущем переустройстве мира. Утена с её идеалами — и Нанами с её свитой, запутавшиеся, как в паутине, в своих же собственных интригах, сплетничающие и подставляющие друг друга, ахающие над гламурными вещицами «от Себастьяна Диора».

В такой обстановке элементарное сочувствие к кому-то выглядит отсталостью, смехотворным пережитком. Но Утена смеет это сочувствие испытывать к Химемии Анфи, которая для многих по определению — всего лишь вещь. Которая сама, кажется, покоряется совей роли вещи. Но не единственный ли это способ воззвать к личности и достоинству другого человека - отказ воспринимать его(её) как неодушевлённый предмет, служащий для достижения каких-то целей? И требовать того же от других.

Обычно по умолчанию подразумевается, что существует два выхода, если чувствуешь, что в мире что-то прогнило. Измени мир или же измени себя. А если окажется, что мир, в котором ты существовал раньше — по большей части иллюзия, матрица? Тогда, вместо того, чтобы его менять, нужно выйти за его пределы, к новым горизонтам. И не так прост и очевиден выбор : остаться или уйти, продолжать обманывать себя привычными миражами или же на свой страх и риск отправиться туда, где не знаешь, что тебя ожидает. Но если этим путём прошёл хоть один человек, тропка уже проторена, и другим будет легче проследовать
в подлинный( ну, по крайней мере, более подлинный, судя по всему) мир. И если хоть одного человека удастся увлечь за собой, не настоящая ли это победа?

И пусть оставшиеся, Акио-сан и прочие, будут твердить: «Ей так и не удалось принести в мир революцию». Утена, может, сама — ходячая революция. Она как дикий цветок, которому место не в тепличных условиях, а в поле, на свободе. Пусть ей предстоит перед этим довольно болезненное крушение многих идеалов детства и юности, но кто через это так или иначе не проходил? Можно сомневаться в возможности проявить такое благородство, как Утена, когда она из последних сил помогает предавшей её Анфи. Можно снисходительно посмеиваться над простодушием и недогадливостью розоволосой красавицы. Но разве можно не восхититься её находчивостью и изобретательностью, когда она отстаивает для себя право носить мальчишескую школьную форму или сооружает из своего бального платья наряд для подруги? Так что веришь: и в новом мире она справится со всем.

И, по крайней мере, одна здравая мысль в сериале безусловно присутствует. «Если девушка не может стать принцессой, ей приходится быть ведьмой». Так что, дорогие мужчины, почаще давайте дамам чувствовать себя принцессами. Ведь если не найдётся рядом сильного защитника, многие представительницы слабого пола и впрямь могут переквалифицироваться либо в ведьм, либо в принцев. И, возможно, не всякий сможет спокойно за этим наблюдать. А если всё-таки захотите увидеть, посмотрите «Утену».


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Стальная тревога: Фумоффу (2009.10.04)

Хорошо известно, что японские школьники бывают трёх видов: нормальные, обычные и Сосуке Сагара. Японского школьника нельзя считать обычным, если у него не присутствует хоть каких-нибудь экстраординарных способностей, ну там, магических, телепатических, на худой конец— силы , ловкости, выносливости спецназовца и умения обращаться со всевозможными видами оружия. Ну а Сосуке Сагара — вообще отдельная статья. По умению подымать бурю в стакане воды и из ничего делать происшествие всемирного масштаба его превосходит разве что небезызвестный Итосики Нозому из Sajonara, Zetsubou Sensei.

Но если Итосики может себе позволить просто впасть в отчаяние, погрузиться в депрессию и пуститься в многочасовые рассуждения по поводу несовершенства мира, то Сосуке — солдат. А солдату, буть рядом хоть атомная бомба, надвигайся хоть апокалипсис, разглагольствовать и думать не положено, ему нужно действовать. А на войне как на войне, все средства хороши, пусть война конкретно здесь и сейчас существует разве что в чересчур разыгравшемся воображении сержанта Сагары. Методы у него самые радикальные, расслабляться и скучать он ни на секунду не даст ни себе, ни зрителям. Думаете, он взрывает только ящики в школьной раздевалке? Он взрывает весь устоявшийся, сонный, предсказуемый ход событий, а заодно и зрительский мозг.

Конечно, не обошлось без стандартного джентльменского набора штампов, которые обыгрывались и до, и после Fumoffu, будут обыгрываться и впредь, но менее смешными здесь они от этого не становятся. Например, в серии про летний пляж ситуация в духе «маленький мальчик-лорд, огромный таинственный особняк и вооружённые до зубов слуги» - не правда ли, сразу же ассоциации с недавним и довольно популярным «Демоном-дворецким»? Но взрывной, искромётный юмор Fumoffu выворачивает наизнанку все стереотипы, и то, что где-то ещё могло послужить источником готичности и хоррора, становится сигналом к началу фарса.

И вообще, Fumoffu — прекрасный повод посмеяться над тем, чего в реальности мы, скорее всего, испугались бы. Ведь какой лучший способ справиться с чем-либо страшным? Правильно, сделать его смешным. Вот разборки двух кланов якудза — страшно? Ещё как! Но вот если один из этих кланов снабдить вооружением и экипировкой, дизайн которых разрабатывал и усовершенствовал Сагара самолично... Обойдётся без жертв, если не считать за жертвы тех зрителей, которые, на это глядя, лопнули со смеху. Одна серия, впрочем, может всё-таки оказаться чересчур грустной для российских юношей возраста от восемнадцати до двадцати семи. Уж очень для нашей страны болезненна тема муштровки новобранцев.

Досталось и различным кодексам чести, это ясно видно в противостоянии Сосуке и каратистов. Какой разительный контраст: эстетика восточных единоборств, для которой пистолет — это так грубо, и солдат, для которого главное — выполнение приказа любой ценой, и который не поколебается пойти с гранатой против того, кто дерётся голыми руками. Возвышенные принципы -это всё, конечно, очень хорошо, только почему-то в наше время, да в настоящем бою на них особо далеко не уедешь, вот о чём Сосуке как бы говорит всем своим видом.

Само собой разумеется, никуда не спрячешься и от вездесущего фансервиса. Ппсмотрите серию про горячие источники — и узнаете, на что, как считает Курц, должен отважиться каждый мужчина и о чём потом может рассказывать своим детям.

По сравнению с первой FMP, как мне кажется, приобрёл некоторые новые черты образ обаятельной Терезы Тестарооссы, которая, помните, и с террористами разговаривала так заботливо, как...как мать Тереза. В Fumoffu у неё осталось всё то же очаровательно-невинное личико, но видно, что в кокетстве и в том, как привлечь внимание мужчин, она тоже смыслит немало. Эх, кабы не субординация да бдительная и неистовая Канаме Тидори на страже, как знать, может, даже Сосуке перед Тессой бы не устоял.

А в целом, чем дальше в лес, тем больше нас будут радовать партизаны, школьники, учителя и прочие достойные внимания личности. Всем приятного вечера!


+26Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Демон-дворецкий [ТВ-1] (2009.09.30)

Ромео во фраке, он же Фредди Крюгер с ножами-вилками вместо когтей. Самое страшное преступление для него - не подать хозяину обед вовремя. В общем, если когда надумаете завести себе дворецкого, выбирайте Себастьяна. Не душу же вам свою жалеть...


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Школьные дни [ТВ] (2009.09.30)

Грустная история о том, что большая грудь ещё не даёт девушке большого счастья. Но что действительно сделано со вкусом, так это эндинги - 8(!) на 12 серий, и все цепляющие. По ним чувствуется, как растёт тревожность сериала.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Стальная тревога! (2009.09.28)

Нет, ну что это такое, скажите-ка на милость? Самой что ни на есть простой японской школьнице совершенно не стало в жизни покоя! А ведь раньше текло всё так пристойно, так размеренно: сонно зубришь учебник, вовсю демонстрируешь в школе свою власть старосты...э-ээ, то бишь, несёшь тяжкий крест ответственности за своих одноклассников, которые сами за себя ну почему-то ничегошеньки толком решить не могут. И всё бы ничего, а вот недавно перевели зачем-то в класс такого взлохмаченного чудака... Который не постыдится ворваться в женскую раздевалку с пистолетом в руках или притаиться у тебя на балконе. Неужели же он надеется отмазаться тем, что сам — глубоко законспирированный под школьника элитный сержант, охраняющий твою безопасность от непонятных нехороших дядей?
Ничего-ничего, и не таких обламывали. Ведь какой бы крутой ты из себя не был, а не стоит тебе хоть в чём-то противоречить шестнадцатилетней неотразимой красивице с лазоревыми волосами, особенно если сия юная мисс — Канаме Тидоре собственной персоной. Кого, несмотря на её красоту, даже на свидание приглашать не решаются. Вот и делайте из этого свои выводы. Пока не поздно.
Вот только появление сержанта Сосуке Сагары — только сигнал к началу самых невероятных и далеко не всегда приятных событий. И, возможно, быть вместе с Сосуке окажется ещё не самым худшим вариантом . Если пойдёшь с ним в кафе, он обязательно проследит за тем, чтобы сесть подальше от окна и держать вход в поле зрения — ведь безопасность превыше всего. Если надвигаются праздники, посоветует избегать людных мест. И браслетик с серьгами подарит до того изящные, а главное, со взрывным механизмом на случай самообороны. До чего же заботливый, романтичный, понимающий...
- Сагара, ты эгоист!!!
- Я не эгоист, я специалист.
Специалист, специалист, спору нет. И единственная миссия, которая может быть для такого невыполнима - постичь тайны женских сердец, со всей присущей им ревностью и коварством. Впрочем, это задача часто не по зубам даже тому, кто не проделывает пируэты на гигантских роботах и не обезвреживает террористов каждую неделю.

Ну, а если серьёзно... Но говорить серьёзно о такой разудалой и безбашенной вещи, как «Стальная тревога», у меня что-то не получается. Что отнюдь не отменяет её для меня привлекательности. Мехи, говорите, не по последней военной моде, батальные полотна прописаны не во всех душераздирающих подробностях, жертв маловато? Так, многие, может, совсем не за этим её и смотрят. Что здесь впечаляет больше — дизайн военной техники или же то, как Сосуке на этой технике сдвинут? Лично меня больше порадовало второе. Однако же, как говорится, каждому своё. Если хотите меха-сериал с пафосом, хлещущим из всех щелей, где и героев, претендующих на роль главных, не боятся пускать в расход — вам нужен «Гуррен -Лаганн». Если же тянет насладиться углублённым курсом самопознания и психоанализа в самый разгар боя — сами знаете, что смотреть.

А порой просто хочется помечтать, пофантазировать. Парням — представить себя на месте бойца какого-нибудь спецподразделения ( все нужные эпитеты вписать ) и утешаться тем, что в таком положении есть не только преимущества, но и свои подводные камни. Девушкам — поверить, что не только цундеристая Тидори может обладать секретами супертехнологий, но и такой хрупкой, пепельнокудрой, больше похожей на эльфийскую принцессу Тестароссе вполне под силу командовать матёрыми седовласыми вояками типа Калинина. Тогда динамичное, зрелищное, пусть и не всегда дружащее с документализмом и логикой действо вроде «Стальной тревоги» не будет вызывать отторжения. Более того , пролетит на одном дыхании.
Потому что наличествует в этом сериале то, что, по моему скромному мнению, определяет популярность если не всех, то очень многих аниме. А именно — запоминающаяся внешность и харизматичность героев. Причём отнюдь не только главных, стоит вспомнить хотя бы и раскованную и откровенную Мао, и Курца с его вечными шуточками-прибауточками. Приличествующее же для боевика необходимое количество «пиф-паф», «бабах» и сурово-сосредоточенных лиц уравновешивает неизбежный фансервис, школьные фестивали, спорт и отдых на пляже. А тем, кто обожает наблюдать за мучениями героев, оказавшихся в непривычной для них обстановке, вообще запрещается пропускать этот сериал!

Всё-таки, как тяжелы будни обыкновенных японских учащихся. То ли ещё будет, то ли ещё будет, ой-ё-ёй...


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кланнад [ТВ-2] (2009.09.23)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
Чем так завораживает «Кланнад»? Конечно, для того, кто его посмотрел, это не секрет, но я всё равно хочу об этом поговорить.
Во-первых, о ком это аниме?
О людях, сделавших головокружительную карьеру, добившихся славы, или, по крайней мере , популярности?
Нет. Встреть мы героев «Кланнада» на улице, скорее всего, не обратили бы на них внимания. A кое-кто, возможно, счёл бы их неудачниками. Ведь многим из них в силу тех или иных обстоятельств пришлось оставить занятия, сулившие блестящую будущность.

Из-за слабого здоровья Нагисы Фурукавы её родители отказываются от заманчивых жизненных перспектив, открывают пекарню. После травмы уходит из баскетбола Томоя Окадзаки, а после школы устраивается работать электриком. Его напарник — бывший певец-рокер, которому сцена сильно изломала жизнь. Но разве без электриков, булочников и вообще людей самых , казалось бы, прозаических профессий могли бы существовать звёзды эстрады, политики, артисты? И разве известность, богатство, власть могут гарантировать кое-что несоизмеримо более ценное — дружную, любящую, нераздельную семью? Такую, как семья Фурукава. Такую, какую в конце концов удастся построить и Томое.

А уж тем, как в этом сериале раскрыта тема семьи, могут похвастаться немногие аниме и очень немногие художественные фильмы. Кому не хотелось бы такую атмосферу в доме, какая в детстве и юности окружала Нагису. Заботливость, поддержка, тепло, домашний уют - всё это в наличии. Но — внимание! - при этом никакой слащавости, приторности, притянутости за уши. Ссоры и примирения. Экстравагантное поведение (недаром собирался стать актёром!) и цветистая речь Акио-сана, умилительное огорчение Санае, когда критикуютеё хлебушек. Это всё мы видим постоянно, но оно не приедается. Как не может приесться жизнь, когда живёшь с теми, кто тебя любит.

В то же время и друзья главных героев не деваются никуда. Ведь во втором сезоне «Кланнада» раскрываются сюжетные линии тех персонажей, которым раньше уделялось не столь много внимания. Отрадно, что наконец-то рассказываются истории Миядзавы Юкино, Мисае-сан. Прорывающиеся в них минорные нотки уже готовят зрителя к грядущим трагическим переменам в судьбах Томои и Нагисы. Но время от времени подпитывающая действие сказочность ( ну не могут японцы без своих любимых оборотней и призраков!) не позволит потерять веру в благополучный исход.

Трудно, очень трудно выдержать грань между подлинной драматичностью и вымученным мелодраматизмом в духе «мыльных опер». Но поскольку почти нереально найти человека, который смог при просмотре «Кланнада» удержаться от слёз, ясно, что создатели с поставленной задачей справились отлично.Сама рисовка,пронзительно, до боли красивая, усиливает щемящее чувство в сердце. Непроницаемая белёсая пелена снегов, серая вуаль дождя, тающие в вечернем небе громады разноцветных облаков...
Всё это было и будет не раз,
Всё повторится, но только без нас -
вот что почему-то звучит у меня в голове, когда я вспоминаю это аниме. А также мириады берущих за душу песен, а уж про музыку из самого «Кланнада» и говорить не приходится. Преемственность поколений, передача эстафеты жизни от предков к потомкам, вовлечённость в нечто большее, чем твоё личное существование — вот что неотвратимо выдвигается на первый план, во всяком случае, для меня.
Любая история, что происходит или может произойти с нами - не случалась ли она уже когда-то, только немного в других декорациях , с другими действующими лицами? Но любой человек как личность уникален, поэтому и история у каждого своя, неповторимая, и не возникает усыпляющего ощущения дежавю. Когда Нагисе было пять лет, её родители изменили ради неё свою жизнь — точно так же и Томоя решает отказаться от привычного ему уклада, когда Усио пять лет. Он начинает лучше понимать своего отца, поскольку и сам оказывается в его положении. И пусть Томое в конце концов удаётся переиграть, переписать судьбу, он , по-видимому, не забудет того, что постиг и прочувствовал, пройдя через такое горе, от которого опускаются руки и пропадает желание жить. Всё-таки принёс ему пользу даже этот страшный период: он научился быть чутким к людям, перестал ненавидеть свой город. И счастье своё, кровное, выстраданное, заслужил по праву.

Ещё одна тема, которая, на мой взгляд, в «Кланнаде» раскрыта просто идеально — важность любой детали, штриха, любой, казалось бы, крохотной подробности окружающего человека мира для его дальнейшей судьбы. В жизни мелочей не бывает, никогда не угадаешь, чем обернётся пустяковое, на первый взгляд, событие. Ведь путь длиной во всю всю оставшуюся жизнь может начинаться с подъёма на вершину холма. Трудно подсчитать, сколько раз герой вспоминает ту, первую встречу с той, робкой и хрупкой девчушкой, там, у подножия холма,в пору цветения сакуры. И как бы ни убеждал он себя, что было бы лучше, если бы... И в самом деле, всегда ли можешь быть уверен, что не ошибся когда-то, заговорив именно с этим, вот именно э т и м самым человеком, а потом так и не сумел сберечь своё сокровище...
Но пути, по которым мы некогда пошли, люди, которых мы сами выбрали себе в спутники - всё это неотвратимо меняет нас самих. И отказаться от светлых воспоминаний своего прошлого — значит предать какую-то очень важную частичку себя. Мы понимаем,а если нет, то уж когда-нибудь обязательно поймём и увидим, как и Окадзаки-сан, что есть вещи, от которых нельзя отступаться, даже если они доставили тебе много боли. И когда ты это осознаешь, мир обязательно улыбнётся тебе. Лучами закатного солнца, просвечивающими молодую листву, искрящимся морским прибоем. И улыбкой, именно к тебе обращённой улыбкой ребёнка. И судьба подарит второй шанс — главное, суметь воспользоваться им.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ведьмина служба доставки (2009.09.20)

Вот так и бывает: живёшь годами по установившемуся укладу, но потом подойдёт определённый традициями срок — и, обвив на прощание руками шеи родных и близких, отправишься в свой собственный полёт. И можно долго рассуждать о том, когда человек ( пусть даже это ведьма) становится совершеннолетним, когда должен обрести свободу распоряжаться жизнью по собственному разумению. В тринадцать лет в древности у многих народов юноши и девушки уже проходили обряд инициации — испытания с последующим посвящением во взрослые. Тринадцать-четырнадцать лет — стандартный возраст героев/героинь аниме. Да и когда юной ведьме покидать родную кровлю, как не в тринадцать лет в полнолуние, на чём ещё путешествовать, как не на метле, и кого взять в спутники, если не чёрного как смоль кота?

Если даже и считать такого рода завязку банальностью, то этим все банальности здесь и исчерпываются. Ибо не от Хаяо Миядзаки ждать предсказуемого развития событий и затёртых сюжетных ходов. В его произведениях всегда есть место чему-нибудь свежему, неожиданному, как сама жизнь со всеми её нюансами и сюрпризами. Казалось бы, если в аниме присутствует героиня со сверхъестесвенной силой, то у неё непременно отыщутся соперники тоже со сверхспособностями, которых эта героиня будет одной левой укладывать на обе лопатки. Если же она ешё к тому же — девочка школьного возраста, то обязательно будет школа.

Но, к счастью, в жизни всё-таки время от времени встречаешься даже с таким чудом, как аниме без махо-сёдзё и школьной формы. И чувства, показанные при расставании Кики с домом, они не преувеличенные или наигранные, они... настоящие. Переполняет радостное возбуждение, не терпится испытать свои силы, Кики спешить вылететь, пока погода хорошая — но к остающимся родным и подружкам она не перестаёт относиться тепло и душевно. А самым страшным моментом в фильме для меня был тот, когда развлекающаяся внучка презрительно морщится при виде бабушкиной выпечки. Когда человек старается, душу вкладывает, а его труды, оказывается, не нужны, это куда стращнее и реалистичнее клыкастых вампиров и гигантских роботов.

Удивителен и в то же самое время правдоподобен мир, в котором обитают герои. Автор откровенно любуется им. Легко колышутся на ветру травы и цветы, сонно гудят насекомые. Перебегают блики по водной глади, в причудливом танце мелькают внизу алые крыши, изящные шпили. Это — повседневность. Поднявшаяся на уровень сказки. Прибытие Кики никого не удивляет, хотя по сюжету она - единственная ведьма в городе. Преследовать её тоже никто не собирается. Терпимость(как сейчас модно говорить, толерантность) — очень важно, не так ли? Есть чему поучиться.

Cюжет? Он есть, но растворяется во всём: в лёгком дуновении бриза с моря, в головокружительных полётах над городом, завораживающих видах и ландшафтах,во встречах и разговорах, казалось бы, незначительных — а на самом деле, определяющих всё. Какие-то детали, штрихи - кажущиеся мелочи, но из мелочей, как хорошо известно, вся наша жизнь состоит. Гордо вздёрнутая головка Кики, с румянцем смущения, разливающимся по щекам. Добрая улыбка старушки. Весёлая непосредственность мальчугана-изобретателя — может, он не красавец, но зато как искренен! Всё это настолько живо, естественно и непринуждённо, что заменяет собой сотни страниц печатного текста и часы пространных монологов, которые иные авторы тратят на раскрытие характеров героев и т.д., и т.п. Вещи и пейзажи выписаны с тщательностью голландских живописцев 17-18 века — но почему-то это только больше фокусирует внимание на том, что главное в любой истории — это люди . Как такое удаётся Миядзаки — загадка, но на то он и добрый сказочник.

Конечно, Кики уготованы жизнью разные подводные камни, трудности, проверки на прочность. Её магические способности — не аллегория ли вообще творческих способностей человека, чего-то, что только этот человек сумеет претворить в жизнь? И когда девушка временно теряет свое умение летать — не аналог ли это потери вдохновения, что случается с поэтами, художниками? А если это ещё накладывается на непростой период взросления... что делать? Ответ, который даётся, стар как мир, но вот перестал ли он от этого быть истинным... В конце концов, никто в целом свете пока не сумел найти средства для выхода из житейских затруднений, лучшего, чем любовь. Ну, и желание помочь любимому человеку, да и вообще тем, кто в этом нуждается.

Не соглашусь, что «Ведьмина служба доставки» - аниме исключительно детское. Упорству, настойчивости и ответственности, с которыми Кики строит своё дело, могли бы позавидовать многие бизнесмены. Да и само обретение независимости от старших — вещь совсем не простая даже для молодых людей много старше Кики. Героиня же сумела блестяще со всем справиться,сдала экзамен на самостоятельность.

Ещё очень важный мотив, который тут звучит, по крайней мере, я отчётливо его слышу — преемственность, повторяемость событий. Недаром в начале старшие вспоминают, какой была когда-то мама Кики, когда только-только прилетела в город, где встретилась с отцом героини да там и осталась. Похоже, дочке предстоит пройти тем же путём. А мажорная, лучезарная атмосфера фильма не даёт предаваться тягостным раздумьям в духе « всё течёт, всё проходит, всё меняется». Скорее уж чувствуешь: есть что-то, что никогда не оставит мир, пока в этом мире есть хоть одно отзывчивое сердце,что Кики приобрела и уже больше никогда не потеряет.Недаром в финале для неё наступает своего рода звёдный час, мгновение, которого «порой почти полжизни ждёшь». Но и тут обошлось без пафоса и выглядит ещё более убедительно благодаря тому, что приправлено добродушным юмором.

И это только малая толика тех мыслей, которые приходят в голову как при просмотре, так и намного позже. Мне уже больше двадцати, и тем не менее я не считаю, что изображённое в «Ведьминой службе доставки» слишком мелко для меня. Скорее напротив — расти и расти.^_- Смотреть однозначно нужно всей семьёй.

Думаете, не ограничусь восхвалениями, займусь поисками ложки дёгтя в бочке мёда? Это было бы таким же неблагородным занятием, как отыскивать соринку в душистом бабушкином пироге. Надеюсь, не раз ещё успею пересмотреть это аниме, каждый раз пытаясь настроить свою душу на одну волну с волной главной героини, чтобы впустить в свою жизнь как можно больше мира и гармонии.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Моя богиня! (сезон первый) (2009.09.09)

Любят японцы, несмотря на пресловуто насмешливое отношение к гайдзинам, из других культур заимствовать. То от мифа про Гильгамеша оттолкнутся, то для «Разефона» перелопатят пророчества древних майя, то в «Изгнаннике» с греческими названиями поиграют. И тем более приятно, если чужеземные мифы, письменность и символика прорываются не только в глубокомысленно-философическую постапокалиптику, не только в серьёзные аниме (или, по крайней мере, с заявкой на серьёзность), но и во вполне весёлые и романтичные комедии. И «Моя богиня!» - хороший тому пример.

Развеваются на экране разноцветные сияющие ленточки греческих букв. Звучат кельтские ритмы, и кажется, что только они тут и уместны, только они так удачно могут подчеркнуть именно такую любовь — чистую, светлую, одомашненную.( Недаром, видно, ирландские мотивы присутствуют в шедевральном «Кланнаде»). А уж три сестры — Верданди, Урд и Скульд — не более и не менее чем норны, богини судьбы в скандинавской мифологии, и иногда даже, похоже, вспоминают об этой своей специальности. Вот и пытаются, по мере своих сил, повлиять на участь главного героя. Урд однажды даже берётся будущее предсказывать с помощью... не поверите, морских огурцов.
Конечно, следует отметить, что в скандинавских мифах Урд изображали древней старухой, Верданди — зрелой женщиной, а Скульд — молодой девушкой. В аниме их возрасты пропорционально уменьшили. Что ж, фансервис требует жертв. Да и кому стало хуже от того, что Урд превратили в боевитую смуглянку с пышными формами и в костюме...м-м-м, мужского фэнтези. Уж точно не мужской половине аудитории.

Японцев, однако, не удивишь богинями, приходящими к обычному парню, пусть и прямо-таки фантастически невезучему. Поэтому героини должны соответствовать, идти в ногу со временем. Оказывается, человеческие желания исполняются строго по контракту, а небожительницы работают исключительно по лицензии. Демоны любят прятаться в старых
CD-дисках и борются с богами посредством компьютерных вирусов. Ведь в «Моей Богине» даже Иггдрасиль — не мировое древо, а компьютерная система, помогающая божествам управлять мирозданием. ( Не является ли это точной и ёмкой метафорой нашей «всемирной паутины», так сильно определяющей теперь нашу жизнь?) Так что Верданди, к примеру, умеет не только стихии заклинать, но и компьютеры взламывать, в ходу голосовые пароли, и даже малышка Скульд шустро мастерит различные механизмы. Чуть опустить возрастную планку — и получилась бы техномагия в духе «Лиричной волшебницы Нанохи».
Несмотря на все свои божественные способности, однако, главная героиня кажется совсем не приспособленной к обычной земной жизни. Ещё бы, Кеичи приходится ей объяснять, что не следует носить на улице свой небесный наряд и пользоваться волшебством на людях. Но присматриваешься и понимаешь, что кажущаяся наивность Верданди — выражение её готовности помочь, нежелание искать в ком-либо плохое. Почему её не может одолеть бывшая первая красавица вуза? Да потому, что Верданди попросту не желает видеть в ней врага, она выше всех этих дрязг, тщеславия и условностей. Такого человека ( а тем более богиню) победить невозможно. А по своей верности, услужливости и вниманию по отношению к любимому она может сравниться и с Чии из «Чобитов», и с Сан из «Морской невесты». Достоин ли простой студент такой девушки?

Судя по комментариям, многие считают Кеичи ещё более робким и нерешительным в отношениях с девушками, чем Кота-кун из «Канокона». Но я хочу вас спросить: а как бы вы себя чувствовали, если бы вместе с любимым человеком постоянно находились под прицелом двух пар глаз... а иногда и не только глаз! И пусть одна из сестёр -богинь пытается разрушить союз влюблённых, а другая, наоборот, ему поспособствовать, результат их действий для бедного парня, как правило, одинаков. Наверняка каждый из нас хотя бы раз в жизни сталкивался со стараниями преисполненных благими намерениями, лучше всех всё знающих родственников повлиять на чью-то личную жизнь. Так что с этой точки зрения аниме очень актуально и жизненно.

Не обошлись и без некоторых штампов: попытка апокалипсиса под занавес, младшие сестрёнки-цундере у Кеичи и Верданди ( вот уж везёт, что людям, что богам!) Но всё это нисколько не лишает аниме его совершенно особого очарования и прелести. Там нет пошлых шуток, столь излюбленных в последнее время, и есть подлинная романтика, которой катастрофически не хватает многим аниме, проходящим под маркой романтических. Здесь уместили так много всего, что каждый сможет найти хоть что-то, что ему по душе. Для юношей — спорт, мотоклуб , гонки ( спасибо, хоть бейсбола нет, он мне надоел уже после «Кланнада» и «Меланхолии Харухи Судзумии»). Для девушек — конкурс красоты, нежность, взгляды, полунамёки...

Стала ли жизнь Кеичи Морисато беззаботной, после того, как в неё вошла Верданди? Ничуть, хлопот и трудностей, которые нужно преодолевать, только прибавилось. Но зато он узнал нечто, превосходящее даже те чудеса, которые совершает Верданди своей силой богини — обыкновенное чудо любви.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Курэнай [ТВ] (2009.08.01)

Итак, "Куренай". О чём это? О превратностях женской судьбы? О проблеме "отцов и детей"? О том, что со стороны богатых и знатных недопустимо пренебрежительное отношение к бедным?
Конечно, всё это здесь присутствует, но весь спектр охваченного ещё шире. И вообще, сериал даёт больше, чем можно ожидать от истории об очередном подростке с тяжким прошлым и сверхспособностями, приютившем у себя сбежавшую дочку мафиози.

Во-первых, в фокусе повествования оказывается не старшеклассник Куренай с его суперсилой, а его подопечная, которой и семи не исполнилось. Хоть присутствуют драки, но играют отнюдь не первую роль. Для меня самым страшным моментом явился тот, когда Казуко говорит, что часто топчет фиалки, не замечая их. Ведь,пожалуй, самый пронзительный мотив этого аниме - как топчут чужие чувства, не уделяя им внимания. Так, Ренджи Кухоин губит любимую женщину, не решившись пойти против пережитков прошлого и обычаев своего рода. Куренай часто, не умея объяснить чего-нибудь Мурасаки, утверждает: " Ты мала, тебе ничего не понять "- а сам, забыв про здравый смысл, готов верить неправдоподобному рассказу соседки. Грустят женщины и девушки, переживая разрыв с любимыми.

Временами кажется, что событий особых нет, но к концу сюжет набирает обороты. Идут-таки в ход боевые искусства, но и тогда действие не скатывается в чистый боевик, а подаётся всё зрелищно и грамотно. Вроде бы нехитрый приём в последней серии- две одновременных драки, мужчина против мужчины и женщина против женщины, но на меня впечатление произвело. Да и в конечном счёте победа достигается не за счёт махания ногами-руками, а способностью идти на переговоры, убеждать и взывать к лучшим чувствам другого человека. И это нельзя не отметить.

И сюжетными перипетиями "Куренай" далеко не исчерпывается. Смотря его, можно лучше прочувствовать японский быт, культуру. Истинное удовольствие видеть, как герои едят, одеваются в кимоно, отправляются на праздник. Не могу подобрать к этому лучшего эпитета, чем "атмосферность".

Графика пусть и не являет собой особых откровений, но кажется, будь она чуть-чуть иной, сериал утратил бы половину своей привлекательности. Какая-то особая мягкость присутствует в лицах основных персонажей. А волосы выписаны настолько тонко и искусно, что, кажется, можешь их потрогать, ощутить на ощупь их шелковистость( Мне это почему-то напомнило немного стиль студии "Bones",и особенно изящную прорисовку волос героев "Разефона"). А то уже достают аниме, в которых волосы больше походят на шипы, да ещё стоящие дыбом и самых радикальных цветов.


Опенинг и эндинг, несмотря на плоскостное решение и стилизацию, заслуживают отдельных похвал. Эти приплясывающте фигурки, ветки сакуры и иероглифы веером,эти разноцветные ноготки и туфельки - они имеют все шансы покорить вас, а меня уже покорили. Музыка же пригодна к употреблению как вместе с сериалом, так и сама по себе. Я даже не могу разобрать, какая она больше - романтичная или задорная,и что под неё делать проще - смеяться, танцевать или прослезиться.


Ну и, конечно, главная героиня... Весь её облик так и западает в душу. И причёска , и глаза, и даже большеватый, казалось бы, нос - всё это останется в моей памяти навсегда. Потому что это Мурасаки , и потому что это Кухоин. Сумевшая заинтересовать тех, чьи жизненные пути пересекла, в своей судьбе. Нашедшая в конце концов в себе мужество бросить вызов тому , что иначе могло бы навсегда поглотить
её жизнь. Пусть не без посторонней помощи, но отвратившая то, что считалось неотвратимым, поборовшая вековые предрассудки. Невозможно забыть её лицо,способное выражать целую гамму эмоций. А гамма эта у ребёнка ой как велика.

Смелая и испуганная. Сердитая и нежная. Гордая и заботливая. Противоречивая, как сама жизнь. Удачи тебе, Мурасаки! Ты доказала, что, пусть ещё и маленькая, ты сильная женщина. Оставайся такой всегда, в том, что у тебя это получится, я ни секунды не сомневаюсь. И с фиалкой тебя недаром сравнивали - ты прекрасна, как цветок.

Мой итог: сериал так же яркий и красивый, как его название ( "куренай" в переводе с японского означает "алый"). Так и хочется сказать нечто вроде " смотреть всем в обязательном порядке", но не буду, поскольку советами можно только уменьшить тягу к просмотру. Просто предлагаю - посмотрите,и откроете для себя целый новый мир. ^^


+32Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Унесённые призраками (2009.07.23)

В "Унесённых призраками" есть одна особенность, которая мне особенно нравится.

Не только не могу найти темы, которую можно было бы ухватить за хвост и приклеить ярлык "главной мысли". Даже когда, поймав хотя бы одну мысль, приходящую в голову при просмотре, я хочу изучить её под микроскопом со всех углов, сторон и т.п., препарировать, то...
Облом. Ибо то, что было в фокусе секунду назад, расплывается, преображается - и опять становится чётким, но уже чем-то другим! Кажется, все темы этого аниме переплетены так тесно, как нити в полотне, перетекают друг в друга так плавно, как струи одного потока.
Попытаюсь изложить хотя бы некоторое.

Начало как будто стандартное: пролог к действию - проход между мирами, нарушение запретов другого мира( незнание законов от ответственности не освобождает ), испытания в этой своеобразной обстановке, с правилами игры, узнаваемыми только по ходу дела.
Изнанка нашего мира? Или же нет?

По крайней мере, в мире духов нашлось место и тем, кому в нашем мире отказали в месте под солнцем. Сколько речек засыпали с тех пор, как человечество начало строить себе города, подсчитать, наверное, никому не под силу. У каждого из нас, возможно, была в детстве такая утрата, воспрининимавшаяся особенно остро: спилили дерево, замусорили ручеёк, поляну переделали в автостоянку. Предвижу укоризненные взгляды: а как же иначе-то? Эка невидаль, речушка, одной больше, одной меньше. Тихий зелёный городок? К чёрту такое захолустье, будем современными, даёшь стройку ударными темпами... ура, граждане.

Не подумайте, что утрирую - примерно такими фразами в городе, где прощла большая часть моей жизни, в газетах высмеивали тех, кто хотел сохранить для себя и своих близких клочок леса и глоток свежего воздуха...ладно, это уже политика, в то время как аниме - искусство. Но надеюсь, теперь-то никто не скажет, что "Унесённые призраками" вовсе никак не связаны с реальным миром и его насущными проблемами.

Конечно, здесь экологическая тема подаётся метафорически, завуалированно, иначе бы и не получилось - по форме сказка, вот только сказка ли по сути? Кто-то мог бы смириться с загрязнением рек - но не автор "Принцессы Мононоке" и "Навсикаи". И речь не о том, чтобы люди совсем перестали воздействовать на природу - есть ведь что-то надо. Но, возможно, были бы лучше наши с природой отношения, если бы мы все сохранили в себе хоть частичку взгляда ребёнка. Когда речка для тебя - не просто масса куда-то льющейся воды, а охраняется духом, а в каждом дереве, не исключено, обитают дриады.

Тихиро не забыла Янтарную речку - и встретилась с её духом. Вот, может быть, ещё один мотив аниме - всё, что мы смогли сберечь в своём сердце и памяти, мы можем не бояться потерять.
Не потеряем мы и то, что ради нас сохранил кто-то. Ведь иногда ( а особенно если вдруг так, ненароком забредёшь в чужой мир ) нереально справиться в одиночку.
И поэтому, чтоб не превратилась девочка в Сэн, не утратила воспоминания и личность, Хаку сохраняет для неё одежду и имя. Это не будет нас удивлять, если вспомнить, какое значение в древности придавалось имени человека и принадлежащим ему вещам. Древние представления - неиссякаемый источник для современных книг и фильмов. Вспомнить хоть Урсулу Ле Гуин - сюжет "Волшебника Земноморья" строится на утратах и поисках имён.(Не случайно, видимо, Гибли его экранизировали.)

Но неважно, откуда заимствовать, важно, как это подать. Можно - сырым плагиатом.

А можно как пчела, которая берёт понемножку отовсюду, перерабатывает, и получается мёд. Миядзаки же преподносит ещё всё так, что ищешь скрытые смыслы, примеряешь на свою жизнь. Вдруг имя в данном случае - аллегория всех качеств, при потере которых перестаёшь быть самим собой? А мир призраков - аналог незнакомого места или сложной жизненной ситуации? Ведь для ребёнка переезд может быть не меньшим потрясением, чем встреча с волшебством. А доброта - она и в Африке доброта, но не становится от этого менее чудесной.

Имел ли Миядзаки в виду именно это? По крайней мере, если произведение вызывает множество ассоциаций и толкований, это уже показатель качества.
"Унесённых призраками" не получится рассмотреть как что-то статическое. Нет того, что подразумевают под драйвом и экшном - есть внутренняя динамика сущего, дыхание всего живого. Это ведь и путешествие - опасное, как путь по заколдованному мосту, по которому Хаку проводит Тихиро. Невероятное, как путь поезда по глади вод.
Прекрасное, как полёт в ночном небе среди разноцветных звёздных брызг.
Вы ещё там не бывали? В добрый час!


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Морская невеста [ТВ] (2009.07.18)

Кто не проливал в детстве слёзы над грустной судьбой маленькой отважной русалочки из сказки Андерсона? Кто не заглядывался на рыжеволосую Ариэль, прекрасно зная, что диснеевскую историю увенчают неизбежным хеппи-эндом? Даже "Рыбку Поньо на утёсе" Хаяо Миядзаки можно в какой-то степени (ибо в произведениях мэтров всегда присутствует глубинный, неочевидный пласт) рассматривать как своеобразную интерпретацию бессмертного (и уж точно непотопляемого!) сюжета о взаимоотношениях земного юноши и глубоководной красавицы. Но "Морская невеста" переворачивает с ног на голову стереотипы произведений подобного рода, меняет ролями, местами всех и вся - и вот уже зритель сам не замечает, что стоит на ушах. Однако, возможно, сия метаморфоза не столь уж и бессмысленна. Вдруг, чтобы увидеть наш мир в истинном свете, просто нужно посмотреть на него с неожиданной стороны?

Завязка стандартна: юная русалочка Сан-тян спасает жизнь человеку, но и её дальнейшее существование оказывается в прямой зависимости от благосклонности спасённого. Однако тут все шишки в первую очередь валятся на бедного парня. Ещё бы, какой контраст! С одной стороны-единственная дочь предводителя клана якудзы, соответственно всем этим кланом с детства обожаемая и оберегаемая, почти принцесса. С другой — обыкновенный школьник, в довершение всех своих бед к тому же не являющийся заколдованным принцем. Попробуй тут докажи, что достоин такой девушки. И скажи ещё спасибо, четырнадцатилетний мужчина Метисио Нагасуми, что тебя в нежном евангелионовском возрасте не запрягли спасать весь мир! Впрочем, кто сказал, что защитить себя, любимого человека и связывающие вас чувства намного проще? Пришлось бы туго даже без страшилок вроде гоняющейся за тобой по пятам подводной братвы целого залива. Стандартный набор: родственники, богатые/влиятельные/знаменитые соперники/соперницы. Но с чем не справишься ради сладкоголосой невесты, умело размахивающей катаной , да и просто красавицы...

Перечисленного выше уже хватает для создания запоминающегося сюжета, но этим дело не ограничивается. Часто романтическая линия отходит на второй план. И уступает дорогу беспощадному стёбу над штампами и клише японских аниме, западных блокбастеров. Например, не так просто найти аниме без осыпающихся розовых лепестков сакуры — значит, они будут лететь ниоткуда всякий раз, когда главная героиня произносит возвышенную речь. Как порой удивляет, признайтесь, повальная амнезия героев . Kanon, Elfen Lied... Тему потери памяти в "Морская невесте" тоже здорово обыграли. А уж как широк здесь ассортимент сверхъестественных существ, косящих под людей — от ракушек до китов и акул! (Вообще, если верить японской анимации, у них там половина населения — либо призраки, либо оборотни-лисички, либо русалки). Ещё нашлось место для флешбеков, для разлучённых брата и сестры, для кавайной неки. Как прошлись по “неизлечимым болезням”, я вообще молчу. Впрочем, вы сами всё увидите, если посмотрите. А если посмотрите, не пожалеете.

Многие реалии нашего мира тоже не остаются за кадром, но причудливо переплетаются с вымыслом. Реклама, так всех доставшая, проникает и в мир русалок. На поток ставится производство магических артефактов ( “два копья Нептуна по цене одного!”). Подводные жительницы также мечтают похудеть, пусть и при помощи эликсиров “только для русалок”. По своему убойному гротескно-комедийному заряду “Морская Невеста” вполне может потягаться с Sajonara zetsubou sensei.

Упомяну здесь же ОВА к сериалу. Вторая её часть — великолепная пародия на голливудские боевики вообще и на фильмы с Брюсом Уиллисом в частности. Тоже не пожалеете.

Для порядка полагается сказать пару слов о техническом исполнении сериала.

Графика характерна переизбытком супердеформов и чибиков, но далеко не такая халтурная, как могла бы быть.

Музыка вполне на уровне, приятно ласкает слух. Первый эндинг немного меланхоличный, зато второй ( с сущи!) оригинальный и задорный. Но больше всего мне по душе опенинг. Эти мажорные звуки - словно искристые радужные брызги волн, вздымающихся и падающих в окрестности залива Сето. С ними сквозь монитор в комнату врывается целое море позитива и погружает с головой в соверщенно особую атмосферу. Легко поверить, что создателям аниме удалось подслушать какой - нибудь древний напев русалок.

В целом аниме вышло таким же солнечным, как и имя главной героини. Человек и русалка доказали, что могут быть вместе. Авторы доказали, что умеют снимать достойные вещи. 10/10 за неподдельное удовольствие от просмотра.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

КсамД: Позабывший невзгоды (2009.07.17)

Ну что ж, вот и закончился для меня просмотр КсамДа. Хочется поделиться впечатлениями, но все основные особенности сериала уже были раскрыты в предыдущих комментариях. Остаётся лишь подбирать оставшиеся крохи неохваченных тем.

Для начала, пожалуй следует отметить одну общую деталь. Не раз я видел, что КсамД относили к жанру стимпанк. Вынужден в корне не согласиться с этой классификацией. Стимпанк - оставляя в стороне шляпы-циллиндры и монокли в медной оправе - это всё таки век паровых машин и проводного телеграфа. В КсамДе же мы видим машины и автобусы середины/второй половины ХХ века, ламповые диоды, продвинутые радиостанции и радары. В работе двигателей кораблей используется электричество. И ни одной, в отличие от, допустим, LastExile, паровой машины замечено не было. Это значит, что Ксамд можно смело записывать в жанр дизельпанк. Вернее, если говорить о войне Юга и Севера, то мы имеем картину вроде Дизельпанк vs Фэнтези.

В предыдущих комментариях КсамД много раз сравнивался с другими произведениями в частности с Эврикой 7 и что оттуда авторы многое "передрали". Каюсь, Эврику 7 пока не осилил. Но если уж развивать эту логику, то нужно уж сказать, что в КсамДе авторы позаимствовали и Саурона с пригоршней колец, и Навсикаю вместе с крыльями и любовью к диковинным животным, и тень волшебника Геда, и воздушные корабли из какого-нибудь "Бродячего Замка", и летучий камень из "Лапуты", и мехи - да хоть из той же Сакуры, которая "война миров". Да, да и ещё раз да. Но - профессор Толкиен, не говоря уж об эльфах и троллях, "украл" имена гномов в "Хоббите" из Старшей Эдды, а кольцо с его побочными эффектами (в виде превращения хоббита в голлума) из Младшей. И всё же мы говорим о "Властелине Колец", а не о плагиате на скандинавский эпос. Важно не то, откуда были содраны идеи, а то, во что они были переработаны. Короче: борщ - это борщ, хоть во многом он и "позаимствовал" свой вкус у свёклы. КсамД - это КсамД, совершенно самостоятельное произведение, имхо. А стандартных сюжетов в мире, как известно, не так уж много.

Если же, безотносительно сюжета, сравнивать КсамД с другими произведениями, то я бы выстроил следующую шкалу: Лапута - LastExile - КсамД. Фильмы эти, с одной стороны, стоят в порядке их выхода в свет, с другой - по уровню технологического развития вселенной. Если в Лапуте летучий камень просто есть и использовался в древности, то сначала в LastExile его добычу ставят на поток, а в КсамДе у него обнаруживаются всякие интересные побочные эффекты на человеческий организм. Вряд ли этот прогресс был случаен - подозреваю, что авторы каждого следующего произведения использовали идеи предыдущего, привнося каждый раз от себя что-то новое. Во всех трёх фильмах есть "гильдия", в последних двух (там, где "гильдия" не была преданьем старины глубокой) - предатели "гильдии". Кроме того, сериалы похожи ещё и тем, что пытаются использовать всякие экзотичесие шрифты: в Лапуте мы видели персидский (скорее всего) клинописный алфавит, в LasExile он сменился греческим, в Ксамде - наряду с кандзи - мы видим "арабицу". (Отдельно хочу отметить, что тема католицизма с Библией в роли магической книги, похоже, начинает в аниме себя изживать, и авторы осторожно начинают переходить на ислам - вспомнить хотя бы Эрго Прокси.)

Здесь же, не отходя от кассы, хочется сказать глубокоуважаемому malqie, чтобы он не слишком разочаровывался "паршивенькой анимацей движения транспорта (посмотрите на разворачивающиеся автобусы!), неправдоподобными эффектами воды (когда поднимается корабль - под ним разверзается море)". По первому пункту: авторы могли бы, как теперь делают все, те же в Gonzo в LastExile, дёшево и сердито наклепать технику в 3D. Но вместо этого, по старинке, рисовали всё "от руки". На мой взгляд это смелость, которую "Костям" можно поставить лишь в плюс. Что же касается разверзающегося моря, то вы когда-нибудь видели, как вертолёт, а ещё лучше самолёт с системой вертикального взлёта, зависает над водой? Вода под ним как раз таки "разверзается", так что здесь мы имеем не паршивую графику, а правдоподобие. Говорит это ещё и о том, что камни в КсамДе - лишь очень крутое топливо, но "антигравитации" они не создают.

О сюжете фильма было сказано уже достаточно. От себя добавлю следующее. Бывают аниме, в которых авторы сначала как будто говорят себе: "У нас ещё 20 серий впереди, а мы уже почти все карты открыли" - после чего 18 серий зритель может вязать чулки, пока творцы вдруг не спохватываются: "Ах ты ж! Осталось всего 2 серии, а мы ещё столького не сказали" - и в нас выстреливают длинной очередью высочайших по своей глубине философских мыслей, оставляя в голове лишь одну: "А чё эт, собсна, было?". Бывают аниме - в памяти сразу всплывает "Разефон" от всё тех же "Костей" -, в которых авторы так глубоко конспирируют основную идею, что Штирлиц на пару с Холмсом ни в жизнь не докопаются. Авторам же КсамДа удалось во всём сохранить золотую середину. "Затягивание" сюжета после 17 серии - это планомерное подготвление развязки по всем разделившимся сюжетным линиям. Именно потому, что нас подготавливали, и сама развязка выглядит логично, оставляя без ответа в основном лишь те вопросы, на которые каждый должен ответить для себя сам (не в пример всё тому же "Разефону"). Нам дали возможность посопереживать героям, нам дали возможность задуматься, нам дали возможность насладиться ещё одним стройным миром, созданным человеческим воображением - и этой возможностью ваш покорный слуга воспользовался сполна. На несколько дней фильм оставил от себя ощущение приятной, светлой грусти - а что ещё нужно законченному романтику.

Здесь я упомянул лишь технические особенности фильма. Что же касается настроения - ну разве можно его передать в комментарии. Смотрите - лучше 1 раз увидеть, чем 100 раз услышать, а если уже посмотрели - то я за вас искренне рад.

Должен признаться - я всё же не совсем понял концовку. Поэтому хотел снизить балл. Но есть у меня уверенность, что непонятность эта сильно сгладится после второго просмотра. И, кроме того, этому фильму не место вне первой сотни. Потому 10/10.

Понимаю, что изложение получилось нестройным и многобуквенным. Что ж, таково оно, нелёгкое ремесло подбирания крошек после пиршества.

P.S. И всё таки, хоть взрослые и не изменились, дети в КсамД за 9 лет выросли - в LastExile у нас и этого не было.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Кланнад - Фильм (2009.02.19)

ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕРЫ!!!!
Да, грустновато кончается... я не согласна на такой финал. Вот сериал( 22 эпизода ) был мирный и ясный - чистый кавай. А здесь явная претензия на душещипательность и слёзодробильность, и притом смотрится это несколько аффектировано и преувеличено. И если честно, с того момента, как понимаешь, что на хеппи-енд надеяться нечего, дальнейшее уж слишком предсказуемо и шаблонно. Я тогда сразу поняла, что в итоге всё кончится мелодраматической сценой с дочкой. И можно сколько твердить, что да, типа обрёл утешение, нашёл в дочери Нагису... но как ни крути, каждый человек уникален, и Нагису никем другим не заменишь. Напомнить о бренности и преходящести всего сущего? лично я и так в курсе, да и душераздирающая драма не сильно стыкуется с предшествовавшим ей восторженно-романтически-наивным, а местами гротескным каваем. Сбой тональности - нет процесса развития, перехода, углубления характеров персонажей, а есть разорванные по времени и по смыслу и резко противопоставленные друг другу картинки. Солидарна с теми, кто разделяет Кланнад фильм и Кланнад ТВ - для меня это всегда будут разные вещи. Отличие разительное уже с самого начала - в фильме Томоя сперва отказывается даже имя своё назвать Нагисе, даже поговорить с ней, девушке всё приходится его тормошить. В сериале же он сразу старается ей помочь. вовлечь её в школьную жизнь. Неужели же продолжение сериала выльется в жёсткую драму? И как тут по контрасту не вспомнить Канон и Шиори-тян - та ведь тоже тяжело больна, но любовь и забота близких и друзеё помогают ей поправиться... что не может не радовать.
Итог - 7/10 ( качество рисовки и музыки не оспариваю ).


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Небесный замок Лапута (2008.11.12)

"Небесный замок Лапута" я смотрела в кинотеатре, смотрела в очень хорошей компании...может, это в значительной мере и повлияло на мои впечатления от фильма. Так что если кому-то моё отношение к этому аниме покажется слишком восторженным, сделайте на это скидку.
Во-первых, герои...Их характеры прорисованы настолько же живо, тщательно и убедительно, насколько бесподобна и графика Хаяо Миядзаки. При этом характеры некоторых второстепенных персонажей ( будь то старичок, которого Сита и Пазу встречают в подземелье, пираты, особенно когда они помогают Сите готовить обед, и уж конечно пиратская атаманша) настолько яркие и запоминающиеся , да ещё высвечены добродушным юмором, что конкурируют с личностями главных героев. Ну а главных героев, как это водится, двое - мальчик Пазу из шахтёрского посёлка и девочка Сита с особой и не сказать чтобы всегда очень приятной судьбой, поскольку, как это часто случается в подобных историях, слишком много знает... (вижу, не удержусь от спойлеров) точнее, если постарается, может вспомнить кое-что из древних и очень важных знаний, которые много кто совсем даже не прочь заполучить. Вот и гоняются за ней всякие, а Пазу, как истинный рыцарь, всё помогает ей, чем только может. Хотя, как это уже видно почти с самых первых кадров, девочка и сама не из тех, кто привык сразу сдаваться - чего стоит тот момент, когда она даёт Муске бутылкой по голове. У Миядзаки( в отличие от Такахаты ), как правило, героиня выдвигается на самый первый план.Мой ему реверанс. И для Пазу появление Ситы окутано ореолом волшебства, сказочности - она спускается с небес с таинственно светящимся камнем на шее, как падучая звезда. Но и тут не переборщили со сказкой- как только девочка оказывается у Пазу на руках,камень перестаёт действовать, и бедный мальчик шатается под внезапно появившимся весом. Искорка юмора ровно в тот момент, когда это нужно.
Вообще всё в "Лапуте" удивительно гармонично, органично сочетается друг с другом. Есть периоды отдыха, дружеских разговоров, шуток и смеха. Но экшена, зрелищности тоже хватает, сюжет начинает развиваться стремительно с самого начала. Честно говоря, у меня слово "Лапута" ассоциируется с приключениями Гулливера, и я боялась, что будет экранизация Свифта, но всё оказалось иначе.Сразу возникает множество вопросов, на которые зрителю будут отвечать по ходу дела, постоянно подогревая его любопытство, но в конце всё равно останется ощущение недосказанности. Повороты сюжета часто неожиданны и непредсказуемы, интрига лихо закручена. Так, пираты, казавшиеся сначала главными врагами, оказываются затем довольно безобидными,слегка
гротескно изображёнными существами.
Ни одной секунды я не скучала, не хотелось отрываться от экрана. Есть в этом фильме ландшафты,летающий остров Лапута, бесконечно красивый и загадочный. Есть дирижабли, мухолёты и прочие летательные средства, так что поклонников стимпанка не придётся долго уговаривать восхищаться - будут смотреть и пускать слюнки. Но есть и танки и ещё множество орудий смерти , бессердечные военные , холодный и безжалостный Муска, стремящийся к захвату власти над миром. Это отнюдь не надуманные проблема, о таком мы слышим каждый день по телевизору, это действительно угрожает существованию всего живого на Земле - вот где суровая реальность вторгается в милую сказку. Тематика произведения очень широка, невозможно загнать её в рамки какой-то одной-политической ли, психологической или приключенческой. С таким же успехом можно было бы спросить:о чём жизнь? Ибо фильм этот многоплановый и сложный, как сама жизнь, он одновременно и принадлежит нашему миру, и выводит за его пределы, невероятно расширяя горизонты. Но особенно, пожалуй, подчёркивается экологическая тема, которую Миядзаки потрясающе раскрыл также в "Навсикае" и "Принцессе Мононоке". В конце зримо ставится вопрос: что важнее-тенника, созданная руками человека и часто служащая разрушению, или природа, истоки, корни человеческого существования, естественная среда его обитания, живой листочек на могучем дереве? Ответ на этот вопросвыглядит довольно убедительным. Конечно, это не означает , что всю технику надо разломать-многим из нас уже сложно обойтись без наших четвероугольных плоскоэкранных друзей. Но вот использовать её в жестоких целях... Часто говорят, у Миядзаки нет "плохих" героев. Однако тут военные и Муска показаны такими, что их гибель сочувствия не вызывает - скорее торжество по поводу справедливого возмездия. А дуэль (психологическая) Муски и Ситы в финале. на мой взгляд, одна из самых мощных сцен во всей истории аниме.Какой контраст между губителями, для которых нет ничего святого, и Ситой с Пазу, готовыми отдать жизнь, лишь бы не дать захватчикам завладеть оружием исчезнувшей цивилизации - и потому побеждающими. Мне понравилось даже больше. чем "Унесённые призраками" и "Ходячий замок" - там зло в основном имело аморфную форму тёмной грязи. Да, многие считают, что так удачно изображать... Но у человека, предавшегося злу, может быть вполне определённое лицо. И внешность обманчива- поглядите, какой холёный, ухоженный вид у Муски, красивый костюм! Но от его дел -мороз до костей...Точно также и многие политики, несмотря на солидный вид... Ладно, пора кончать, а то такое напишу, что посадят ,)))
Не буду принимать снисходительный вид знатока и говорить:"10/10". Это не просто выше оценок, это вне, как и любое чудо. И анализировать больше не хочу, чтоб не разрушить очарование. Всё, что хочется- это стоять и слушать звучащую в конце мелодию, в то время как чудесный остров продолжает своё путешествие в необозримой голубизне.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

всего лайков в разделе - 1709
последние лайки:


на комментарий
к аниме Top Secret: The Revelation
от Kanaete (2018.07.12)
СА: 8 лет 6 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2010.01.14 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
голосов в аниме: 393
голосов в кино: 160
=================
комментариев в аниме: 6
комментариев в кино: 1
получено лайков за комментарии: 8



на комментарий
к аниме Чокнутая подружка
от desatobezan (2018.06.15)
СА: 2 года 3 месяца
аккаунт зарегистрирован в 2016.04.18 г.
последний раз в 2018.07.15 г.
=================
голосов в аниме: 12
=================
комментариев в аниме: 1



на комментарий
к аниме Аргенто Сома
от Эйран (2018.06.12)
СА: 10 лет 12 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2007.07.29 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
комментариев в аниме: 64
комментариев в кино: 1
получено лайков за комментарии: 528



на комментарий
к аниме Стальная тревога: Фумоффу
от DoomDOS (2018.05.29)
СА: 12 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2017.07.23 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
голосов в аниме: 131
=================
комментариев в аниме: 3
получено лайков за комментарии: 3



на комментарий
к аниме Жар-птица: Глава о Фениксе
от World (2018.05.25)
СА: 12 лет 9 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2005.10.01 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
голосов в аниме: 1381
голосов в кино: 45
голосов в играх: 32
=================
комментариев в аниме: 25
получено лайков за комментарии: 78



на комментарий
к аниме Президент - горничная!
от 666Sagra666 (2018.05.23)
СА: 6 лет 3 месяца
аккаунт зарегистрирован в 2012.04.17 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
голосов в аниме: 448
голосов в кино: 792
голосов в играх: 26



на комментарий
к аниме Радуга: Семеро из шестой камеры
от ToDieFor (2018.05.19)
СА: 12 лет 2 месяца
аккаунт зарегистрирован в 2006.04.21 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
голосов в аниме: 125
голосов в кино: 88
=================
комментариев в аниме: 8
получено лайков за комментарии: 37



на комментарий
к аниме Доминион: Танковая полиция
от ivm94 (2018.05.14)
СА: 3 года 10 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2014.09.17 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
голосов в аниме: 86
голосов в кино: 1
=================
комментариев в аниме: 8
получено лайков за комментарии: 13



на комментарий
к аниме Смеющаяся мишень
от Xelos2 (2018.05.10)
СА: 4 года 11 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2013.07.18 г.
последний раз в 2018.07.13 г.



на комментарий
к аниме M3: Чёрная сталь
от ivan_d (2018.05.09)
СА: 10 лет 9 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2007.10.09 г.
последний раз в 2018.07.17 г.
=================
голосов в аниме: 706
голосов в кино: 58
голосов в играх: 63
=================
комментариев в аниме: 67
комментариев в кино: 1
получено лайков за комментарии: 869




Реклама на сайте | Ответы на вопросы | Написать сообщение администрации

Работаем для вас с 2003 года. Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.
Права на оригинальные тексты, а также на подбор и расположение материалов принадлежат www.world-art.ru
Основные темы сайта World Art: фильмы и сериалы | видеоигры | аниме и манга | литература | живопись | архитектура