World Art - сайт о кино, сериалах, литературе, аниме, играх, живописи и архитектуре.
         поиск:
в разделе:
  Кино     Аниме     Видеоигры     Музыка     Литература     Живопись     Архитектура   Вход в систему    Регистрация  
  Рейтинг аниме | Ролики | Манга: алфавит, жанры | База данных по аниме | Онгоинги | Сезоны аниме   
тип аккаунта: гостевой  

Paya: списки | комментарии | апдейты | оценки

СА?: 10 лет 2 месяца (ID 60632)
аккаунт зарегистрирован 20.02.2008
последний раз использован 21.04.2018


напишите
собщение
Paya

отзывы: аниме (48), кино (25), видеоигры (0), манга (4)
1229 раз(а) разные люди сочли отзывы Paya полезными

отзывы | обсуждение отзывов | в болталках


Семь смертных грехов [ТВ-1] (2015.11.15)

Я тут подумала, чо ж это я не смотрю аниме, когда кругом прут стресс-факторы в бесконечном числе? Кто б знал вообще, что в жизни случаются периоды, когда тортоедение и абсотерапия малоэффективны. Во сне бы не приснилось, что когда-нибудь такое напишу. Но оказалось, что и корейские кинематографические сёдзи, кишащие накаченными прессами, (хоть в очень низком проценте случаев) могут вызывать эффект угнетения ЦНС.

В такой, канешна, ситуации нужно, что называется, разбивать стекло и вынимать из заначки последнего инфернального лиса. Но у меня создалось впечатление, что аниме-индустрия за все это время к возникновению чрезвычайных ситуаций вообще не готовилась. И воскресший Эль не ждал меня на главной странице Ворлдарта. Испробовав также варианты поиска "второй Шинья" и "хотя бы Усуй?" с отрицательным результатом я поняла, что ничтяка не будет. Поэтому я перешла к плану Бэ, то есть, надеясь, что до самого Гэ не дойдет, выбрала пафосное название.

Также мне пару раз говорили, мол, уважаемая, вы так склонны увлекаться описаньями красиво нарисованных парниш, что нипаймеш вообще, про что кино, и, мол, за это вас труднее уважать. Поэтому я мужественно решила посмотреть про самых неказистых.

По счастливому совпадению, анонс мне обещал в главных ролях хоббита, седую герлу, голопопого альбиносного горбуна, подкачанную Кэндю-Кэндю, с виду маленького принца, которого по кину почему-то зовут сразу Кинг, и, что самое подозрительное, свинью. Нет, свинью, канешна, подкладывает 99, 9% анимов, но вот так чтоб прямо заявить ее в анонсе, это смело. В общем, с моей точки зрения, смотреть не на что. Поэтому за киношечку.

В ней, значит, присутствует великобританская глубинка неоклассического периода барокко, населенная правящей знатью в виде семейства Седых и ордами сильно подбухивающих пейзан. Между ними находится многочисленная прослойка злобных ниньзей в дизайнерских нефункциональных консервах, которая зачем-то мешает общению Седых с электоратом. Возглавляется данная ОПГ наглым и волооким Гилсашей Розовым с невнятной мотивацией. (Тут замечу, что, возможно, им все-таки не возглавляется, поскольку там слишком много персонажей, демонстрирующих командирские замашки.) Но Гилсаша так крут, что даже если он не самый главный главарь, то ведет себя, как будто таки да. Он чоток настолько, что у всех в кине глаза, а у него - очи. В общем, он просто кра...так, держимся, щас не о нем.

Поскольку в данной примитивной раскладке недостаточно размаха для наличия ояша, изобретена илитная татуированная якудза, за каким-то..ээ...по неизвестной причине заблаговременно расформированная ради грядущей интриги. По сюжету в ней состояли конкретные маргиналы, равно забившие и на монаршую фамилию, и на железных ниньзей. На всю Британию их (чьи личности удалось установить, конечно) насчиталось семь, и они как бы отошли от дел еще в далеком прошлом, но перед тем, как отойти, так отжигали, что даже одно воспевание их менестрелями в настоящем не дает Гилсаше Розовому спокойно носить железный корсет.

И вот у них в авторитетах, наконец, ояш, реальный кельт по кличке Мелиоратор. Надо сказать, он отличается от всех других ояшей настолько выгодно, что, несмотря на свою фродообразную наружность, о нем, я думаю, неоднократно промечталась вся девичья аудитория. Он коренаст, жилист, умен, силен, талантлив, дерзок и окутан тайной, то есть, в сущности, он - некрасивый Усуй. Кроме того, в противоположность тряпочным ояшам, которые только и делают, что сиськи мнут серий по двадцать, этот замечательно предприимчив. Он прям берет и в буквальном смысле мнет все, что мнется (с земли он не до всех частей достает). Я, правда, не поняла, зачем автором было приложено столько усилий для того, чтобы помнить, что ему уже за трицаху, и он прям десантник, получалось как можно хуже. Но если вы находите теоретически интересной задумку, в которой Питер Пэн периодически утыкается в кривоногие труселя, вам очень понравится это кино.

Кстати, в пользу ояша говорит также то, что, отойдя от якудзовых дел, он замутил вполне успешный бизнес, оборудовав в угнанном у Хаула замке уютненький бар. И пока у него на пороге не замаячила голая грудь, дела у него шли зашибись. Была атмосфера, обильная клиентура и лояльные поставщики бухла в виде местных самогонщиков. Свинья в роли необходимого маскота не раздражала.
Но все из-за баб. И свою фатальную фам ему даже не пришлось шерше, она пришуршала сама, доставив ему неприятностей на полные вторые девяносто. Самой малой из них явилось то, что не менее предприимчивый Гилсаша Розовый, решивший поиметь сверхприбыля с вино-водочного сектора, прессанул самогонщиков, в буквальном смысле перекрыв Кельту вливания в бизнес. Однако, протрезвев, древнебританское население со своей стороны обеспечило Гилсаше геометрический рост социальной напряженности и наступление смутных времен. В связи с чем, Гилсаше приходилось периодически отвлекаться от дел, надиктованных ему, разумеется, его собственной герлой, и выезжать на разборки, задействовав государственный жестяной спецназ. И только благодаря этому он ни фига не уследил за процветающим прямо у него под носом картелем, наладившим распространение веществ.

В это время кельтова Никита угрозами застегивания пуговиц на грудях заставляла его под прикрытием легального бизнеса, заняться борьбой за раздел сфер влияния с Розовым, в результате чего Кельт был вынужден удариться в поиски бывших членов своего синдиката. В сущности ни Кельту, ни Гилсаше этот раздел ни разу не упал, но благодаря данной натянутой задумке мы познакомились со множеством колоритных персонажей.

Во-первых, появился Бан, заимствованный автором из Догзов, который оказался при ближайшем рассмотрении не сутул, и, к сожалению, не голопоп, хотя все самое наваристое засветил вполне красноречиво. Бан присутствует, чтобы нести на себе основную нагрузку любви смотрительниц фильма, в связи с наличием у него богатой истории отхода от криминального прошлого ради втрое меньшей и втрое младшей лоли и связанной с оной трагедии, ведущей его к прямой уголовной ответственности и к желанной им самим гибели семимильными шагами. И, поскольку Бан подпадает под категорию гламурных до той степени, при которой мне неприлично об этом распространяться, то ох уж эти мужики-лисы, я вам скажу!

В козлах, конечно, тоже чо-та есть. В данном случае в роли козла уже теперь окончательная шота, хоть и с суровым лицом и заимствованным автором у Яточки умением красиво балансировать на неподходящих для этого предметах. Если главного ояша можно еще натянуть лет на 15 и анаболики, то тут твердая десятка, чем автор повторно вызывает некоторые недоуменья.

К счастью, кроме них возникла еще единственная на весь фильм очаровательная деваха. Венец творенья, дивная Диана. Вот у нее - ноги. Вот у нее - грудь. В общем, красавица она, со всей своей драмой, со всей своей силой, своей женственностью и способностью потерять 10-метровую дубину.

После нее разговаривать опять про разборку хоббита и Гилсаши спойлерно и неохота, поскольку, как лично мне показалось, вся она в целом олицетворяет седьмой недосчитанный грех, то есть уныние. Драки скушные, баланс сил непонятен, просто все всеми прошибают горы. И так как эффект предельной полезности шурует вовсю, после определенного эпизода вся эта переизбыточность надоедает за считанные секунды. Несмотря на то, что бессмертен только Бан, никто не подвергается урону, в какую бы скалу ни врубился. Объясняется это по ходу пьесы специально нанятым комментатором, который в случаях крайней динамики происходящего не успевает смешно сымпровизировать и ограничивается фразой: "Не зацикливайся на этом". Действо также сопровождается обильным вступительным словословием и нудным опенингом, длинным, как Банюшкины ноги. Ну и, конечно же, переговорами спецназа через эм-энд-эмс и внезапными предупредительными воплями о том, чего ожидать, например: "Брильянтовая детонация! "
А вот я и вспомнила, чо ж я не смотрела-то аниме!


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Вольный стиль! [ТВ-2] (2015.03.01)

Как бы далеко я ни отошла от дел, такое пропустить не могу. Трусишки в меду! Любимое мое мясцо в подливке!
Еще когда я увидела это богатство в первой части, стало понятно, что такая любовь из разряда предательских любовей, которые проносятся сквозь времена и не дают никакого покою. Потому что, разумеется, нельзя спокойно увидеть, как стада прекрасных собою лохмачей часами предаются страданиям, связанным с местами неопределенной локации для их организмов, а потом не хотеть продолжения.

Однако же теперь, когда это продолжение, наконец, настало, я в досаде, друзья мои, о как я грущу! Ведь еще с первой порции погружения в судьбу главных героев для них мысленно желалось лучшей участи, по крайней мере, для наиболее из них тюнингованных. А сейчас вообще ужасно хочется отступить от правил вежливости, которые внушают воспитанному человеку не диктовать авторам вечных лет, как было бы лучше, и все-таки немного порезонерствовать.
В принципе, я считаю, малая прикрытость главногеройских ангельских сущностей достаточно убедительно оправдывает пренебрежение правилами какого-то там тона. Поэтому в данном исключительном случае не вижу причин не указать, как авторам следовало лучше поступить.

С самого начала им следовало поступить в физмат, но раз уж они проигнорировали свое призвание и занялись схемами отъема бабла у девиц, легко поддающихся восхищению, то ведь и это надо делать с шиком.

Это значит, что когда они только задумывались над тем, чтобы творить свое творчество в обилии частей, им сразу же надо было убрать из него вообще всю воду, оставив ее по традиции для школьных сочинений, и только после этого позволять себе распоряжаться бисененами.
Но они начали сразу с распоряжения, в связи с чем им трудно понять, насколько много масла плавает в ихой каше. Воистину лучше было бы сократить число фигурантов хотя бы до количества базовых цветов, чтобы можно было их различать по волосьям, не запариваясь на оттенки. А еще лучше выделить двух поглавнее да подчеркнуть между ними конфликт, чтобы девахи не наживали астигматизм от разбежания глаз, а мирно могли поделиться на лагеря и годами пищать на противоположные стороны.

Вот, например, саблезубенький. Рыжие волосы, сладкий голос с удачной Мияномаморовской картавкой, элитный вуз и сама собой акулья ухмылка - это всё сразу прекрасно, оставить как есть. Но что это такое за штампы, типа он неудачник? Серьезно, ну хватит. Пусть был бы и умный, и рассудительный, и из хорошей семьи. Девчачей любви к герою надо способствовать всем доступным ресурсом. А если уж по натуре он победитель, то можно бы приложить к нему и достойную цель. Чего вот он хочет сейчас? Лично мной это так и осталось не понятым. Но, что бы там ни было, считаю, такие, как он, не могут размениваться на меньшее, чем улучшение мира. А если уж он саблезуб, то есть фигура как бы даже хищная, надо вовсю акцентировать это. Пусть добивался бы своих целей, к примеру, спорными методами, да еще, на контрасте с прекрасностью целей, оставаясь холоден, и очень уверен в себе.

С другой стороны чернявый лохматенький добермаша. С какого вот перепугу он проживает один? Уж был бы тогда сиротой, из детского, скажем, приюта. И тоже, канешна, не без мозгов. А если хотели сделать его диковатым, так знамя в руки, но было бы лучше этим путем идти до конца. Пусть был бы совсем оторван от мира и, кроме того, мизантроп. А раз он и так особо ни с кем не контачит, то заради выигрышного флера тайны, пусть бы его вообще не видел никто, кроме кого-нибудь, с децтва его вынимающего из ванн, типа Макоты. Удачно ему добавленную любовь к рыбе тоже неплохо бы выпятить как-нибудь. Пусть ел бы себе свою скумбрию не по утрам, а при каждом удобном моменте, держал бы, значит, ее двумя пальцами (жирная ж) и глядел с озорством. Такой предусмотрительный недокорм стал бы нас всех умилять, я гарантирую это.

Потом, эта деваха. Ну скажите мне, что у ней за назначенье? Когда ее можно было бы с гораздо большей пользой употребить. Пусть, конечно, она остается. Но не сестрою никак. Кому вообще нужна сестра, зачем? Пусть бы она была влюблена в этого хищного, чтобы он в перспективе разбил бы ей сердце и гарантировано испоганил жизнь. И бог с ним, если бы ради необходимого фансервиса ее пришлось бы сделать готишною лолей, ведь даже тютелькой романса (в особенности, обреченного) можно уже подкупить миллионы.

Блондин пусть тоже, конечно же, будет. Но было б прекрасней, если не просто недоразвитым, как сейчас, а уж просто тогда малолетним, чтобы воспринимался не рудиментом, а элементом загадочного кавая. (Хотя что уж там говорить, он все равно воспринимался бы рудиментом...) То, что он во всем сейчас подражает черненькому герою и как бы даже наследует ему, нормалды. Но чтобы чуть-чуть компенсировать недотяжку, пусть был бы хоть как-то поярче: совсем тогда белым. Например, альбиносом. А вместо любви к скумбриям страдал бы каким-нибудь обсессивно-компульсивным расстройством, собирал бы всякие леги и прочие мелкодисперсные пластмассы. Ну и глупо упоминать, что ему тоже лучше было бы дать мозги...

Словом, чем дальше о героях, тем больше расстройства. Вот, скажем, их имена. Кто внушил авторам, что просто дать им бабские имена достаточно? Нет, то, что всех зовут оригинально, в целом, конечно, прекрасно. Но всем известно, что имена героям лучше давать говорящие. Еще лучше иноязычные, например, английские. А к сочным именам еще придумать сверху каких-нибудь прозвищ, тоже, естественно, говорящих и лучше на искаженном английском. А к прозвищам еще и их оригинальные начертания, скажем, узнаваемыми шрифтами и обязательно на латинице, чтобы майку себе могла надизайнить любая жертва, а не только урожденная китайка. И раз уж о майках, то помимо имен, было бы хорошо всех героев снабдить характерным прикидом, хотя б это даже была шаблонная белая майка с джинсою, лишь бы не отнимать у неустойчивой зрительской психики радость косплея. Потому что сейчас, должна вам сказать, по трусам вряд ли кого-то узнают на самых что ни на есть тематических вечерах. И да, только такой комплексный подход навек поселяет героев в память девах.

А чтобы не только в память, но еще и в сердца, то тут надо уметь. Тут уже нужен накал хоть каких-та страстей, чтобы в сюжете не вяло квасилось что-то, отдаленно похожее на сенен-ай, а чтобы между героями шарашило так искрометно, что все, кто умеет держать карандаши, с низкого старта кинулись вращать их в точилках сразу же после просмотра.
Вот сейчас что у них за такое за противостояние: "Я щитаю, человек волен плавать!" "А я щитаю, человек волен плавать вольным стилем!" Да ни одна деваха не станет делить свое сердце между тюленем и тюленем. Поэтому намеки героев на помериться друг с другом лучше сразу переносить в другие плоскостя. И если авторы еще с первой части приняли решение отречься от яоя, который гораздо быстрее помог бы решить эту проблему, то лучше было бы им заморочиться над образностью подачи конфликта. Пускай бы, как и сейчас, они сходны были в главном, но различались в убеждениях относительно этого главного. А вот главному лучше было бы придать масштабу и пафосу. Пусть бы герои не только и делали весь фильм, что держались на поверхности, а погружались бы, как говорится, в хоть какую-нибудь глубину. На роль глубины лучше всего выбирать вопросы философские (но не слишком заумные), с религиозным, например, подтекстом, добавив ко всему какой-нибудь элемент мистицизма, лучше опять же богов, для пиара лучше сразу богов смерти. И пусть герои не просто бы расходились в суждениях, но и, допустим, черненький лохматый был бы настолько в корне не согласен с убеждениями рыжего, что не сидел бы молча в своей секретной ванне, а всячески из нее препятствовал бы последнему идти к своим целям.
То, что при этом рыженький с черным одинаково сильны, придумано хорошо. Но еще лучше было бы бережней эксплуатировать эту интригу, чтобы если один из героев даже вдруг помер бы ради драмы (впрочем, опциональной), все равно осталось бы впечатление, что явного победителя нет.

Что же касается вроде как тут задуманного сенен-ая, то и он лучше бы был подан не количеством. Пусть бы за всю кину лишь разок намекнули, но зато так бы лихо, что самые невпечатлительные девахи в этот момент разразились бы непроизвольным вахом и еще долго потом в этом вахе бы пребывали. Например, пускай неочевидно сильнейший внезапно бы подчинился другому и сделал бы это таким неожиданным жестом, прям буквально припал бы к ногам и, к примеру, не знаю, вытер бы их своим полотешком. Безусловно, это могло бы иметь разрушительнейший эффект, так как все думали бы: "Да, бассейн-то оно, канешна, бассейн, но ничто ведь, казалось бы, не предвещало..."

Ну и, наконец, заголовок. Кто пробовал найти это творчество по его прямому названию, сыт этой фрёй навсегда. Поэтому после всех перечисленных коренных улучшений было бы неплохо и поименовать свою продукцию как-то предметней. Для этого эти самые предметы могли бы и быть как-нибудь органично всунуты в повествование. И неважно, что это будет, хоть яблоко простое, хоть вон тупо блокнот, лишь бы придавало особую отличительность продукту.

Но тут время вспомнить, что оно, конечно, для авторов 86-го уровня, поэтому ладна, придирка. Ведь главное-то, главное, чтобы герои жгли! Эти плавают.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Волчица и Чёрный принц (2015.01.07)

Принцы обмельчали. Общество прогнило. Сёдзестроители спились.
Зачем-то китайские гастарбайтеры все еще различают 50 оттенков розового.
Сколько ни жди экранизацию Ханы намаэ, глядеть будешь в это.
Черного принца не нарисуешь обратно.
А пересмотришь Мед и клевер, понадеешься опять на Синкая,
Новый сезон обязательно покажет тебе шинкукей.
Обмельчавших принцев. Облезлых блондинов. Бездарных сёдзестроителей.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (4)

Сэки-кун – парень за соседней партой (2014.07.12)

Какая прелесть! Какая бессловная красотища и невероятно милая сердцу чушня, из-за которой я теперь завидую местной грудастой Мальвине. Мало того, что прекрасная, так еще и заканчивающаяся каждый раз зыкой песней и даже вроде бы намекающая, что изо всех миров с краями внутренний не имеет границ.
А еще свяжите мне, пожалуйста, кто-нибудь кактус. Ну, пажаласта.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (6)

Кровь-С (2014.06.30)

Прямо сейчас с глазами горе прислушиваюсь к своим ощущениям после полнокомплектного просмотра этой эпопейской кины. Ощущаю в голове как бы пространство, дует сквознячок: "фьюить-фьюить", и катается какой-та суховей.

Могу сказать, что Кровь Сэ окончательно утвердила набор давно мною для себя сформулированных признаков, только заподозрив наличие которых в анимах сразу же надо проводить очистительный ритуал диска Сэ нажатием делита, кратным 3-м.
1. Это когда в названии есть отдельно стоящая буква, и это не часть речи.
2. Это когда вы видите ТАКУЮ вот форму.
3. Немедля - когда вы видите два хвоста, натертые эбонитом.
4. Вообще железно - когда 2 шт. чего-то одинакового сливается воедино полупопьями, иба именно их они в тот момент и олицетворяют и сразу дают вам понять, какое целое ждет вас впереди.
5. Когда капелька крови начинает обтекать чью-нибудь сиську, лично я считаю еще надо не дожидаясь полного круга этим кругом обводить ноут и оставлять до первых петухов.

И конечно же, я все это знала. Но когда я увидела воротничок, закрывающийся на дверную цепочку, снятую с желанного всеми места Голубенького, я просто ничего уже не могла с собой сделать. Ведь так я с первого взгляда узнала, что Кровь есть Амнезии родной брат, так сказать, Кровиночка, вышедшая из одного и того же таланта, обгрызть которому руки начинает хотеться c первых минут, и как итог: я забылась, я потеряла бдительность, я не убереглась. Именно поэтому, кроме воротничка, я обречена была увидеть всю форму, прямо с пристегнутым к ней тонометром, а также засунутую вовнутрь девочку, которую не учили не ходить в сумерки под тревожную музыку и самой музыке.

Со всей торжественностью понимаю, что причастилась действу исключительно пацанскому, в котором время от времени лоле полагается резать мечом различной формы разноцветные сопли, дождавшись вначале, когда они кого-нибудь доедят, и я призываю всех немальчиков не повторять самостоятельно дома просмотра этого кина, оставив это исключительно подготовленным профессионалам, которым Саечка за подобное пугающее зрелище должна казаться очень желанным призом. Потому что могу вас уверить, по всем параметрам, будь то сюжет, герои, декорации, диалоги, смысл, это кино далеко позади оставляет младшенькую ему недоразвитую Амнезию, до этого являвшуюся у меня эталоном во всем.

Прямо в первой же части на меня для начала был обрушен папа главной героини, по непонятным мне причинам не вызвавший героине немедленно психовозку и занявший такую линию поведения, что сразу стало ясно: таким козлом должна заняться ювенальная юстиция. Затем сама героиня с прогулкой по Абрикосовой, во время которой она исполнила искрометную бардовскую песню, подозрительно не прекратившуюся после поворота на Виноградную и далее (она реально спела все 18 куплетов) и, что особенно доставило, повторившуюся на обратном пути (это потом оказалось, что не только туда и обратно! но в КАЖДОЙ!!). Затем одноклассники героини, среди которых находились уже упомянутые близняшки, потому что такого канонично должно быть по паре, старшеклассница, какбэ не один год остававшаяся на второй, так же парою опциональные 2 хмыря, один из которых своими сладкими речами образно закидал как козинаками с экрана, и училка в спальном бебидолле (это порадовало, очень уважаю). Все это было развернуто на фоне читки закадрового текста Капитаном Очевидность и перемежалось кадрами арт-хаусно летящей в трубе хреновинки с винтом.
В конце последовало явление второго в мире привидения с мотором (зачем-то еще на воздушной подушке) и уже давно ожидаемые Они.
- Здравствуйте, Пайя! - Сказали Они. - Хорошего дня!
- Здравствуйте, Ахалай-Махалаи! - Радостно ответила я.

А потом настал Фумитокс.
Он возник - и по колено вошла я в мед. Сощурил он глаза в улыбке - и вошла я в мед по пояс. Открыл он рот - я увязла в меду по самую грудь... Небо! Небо не знало более противного мужика, честное слово. Диалоги с его участием стекают с меня до сих пор. Сцены с его участием при закрытых глазах порождают во мне мечтание о яойных додзинсях, в которых возмездие могло бы настигнуть его. И когда он просил все время чо-та ему рассказать, хотелось ответить, что даже если он последний русский, то ни за что.

После этого начинается вторая часть, посвященная малиновой мармеладке, которая состоит из 18 куплетов обычной песни и бонусной песни про мармеладку (это потом оказалось, что мармеладка не только бонус! но в КАЖДОЙ!!). В этой части Фумитокс успешно внушает стойкое отвращение ко всему, что содержит агар, и демонстрирует конец той красной нити, которой мармеладка проходит через все полотно. Серия также примечательна тем, что в ней главная героиня доставила отраду для глаз своим коленом, наступив им самому красивому на пупочную грыжу: очень хотелось, чтобы она всем сделала то же самое.
Но потом убили тентаклю. А я болела за нее и даже возлагала на ее надежды. И действо совсем погрустнело и продолжило разом проваливаться как седзя и как какое-то там озвученное в эпиграфе размышление уже одним неделимым куском. И когда оно доскатилось до середины, обозначенной догадкой героини: "Что-то здесь не так!", подумалось: "Серьезна!? Только щас?" А когда уж героиня заподозрила: "Я раздражаю?", то знаете, как нестерпимо хотелось ответить на этот вопрос...

И вот таким макаром это все и спадает до самого дна, представленного бразильски стремительным односерийным срывом покровов, в течение которого все были зохаваны (чем в полноте насладиться мешала проклятущая цензура), а близняшки были зохаваны даже на бис (за что, конечно, автору спасибо), папа был обращен в шерстяную пэтчворковую Чубаку с интересно расположенным белым мехом, внезапно произнес совершенно не разжалобившую речь в духе "Обещала вернуться до заката дня" и был заколбашен. Фумитокс, уже дублированный чудом избегнувшими логопеда мастерами, внезапно смешно произнес: "Целую вас в рот" и был заколбашен. И уже тут я расстроилась совершенно, потому что он был так молод и не успел еще, прямо сказать, раскрыть себя в додзях, и резко всплеснула руками, в которых во время просмотра естественно была зажата часть моей прически, в связи с чем сообщаю господину Науфу, что залысинка на принцессе на его совести, и что я до сих пор не понимаю, за что он меня так не любит.

И вообще я обижена. И мне еще надо вытравить остаточные явления Фумитокса из мысленного взора, явив ему что-то прекрасное. Пойду прослежу глазами контур Яточкиной ноги.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (18)

Бездомный бог (2014.06.13)

Есть офтальмологи в зале? Мне надо вынуть мармелад из глаз. Все промыть и профилактически закапать альбуцид.

Похоже, со мной только что произошел некоторый апупей. Я оказалась ваще не готова к вторжению нового бога в мою жизнь. И сижу вот вся в растрепанных чувствах и пеньюарах, потому что глазам моим предстало такое щас блаженственное зрелище, как вот сто голубей, взлетающих с площади Святого Марка. Как рубаха, распахнутая на голых титьках Йонджунбая. Как летний каталог сербско-цыганской одежи. Как солнце, восходящее из-за профиля Тео Хатчкрафта. Как если бы во все продолжение кина лемур ел рис.

А всё правильно говорят: есть бог на свете. Давеча воззывала - и вот. Не только он меня услышал, но и это был не иначе как сам Яточка, потому что только я к сердцу приняла, как закодироваться ото всякого шинкукея, так он лично (в смысле, Яточка) возьми и прям нахлынь на меня-родимую!

Явил он свой лик в виде довольно экзотическом, можно сказать, без лорнетов. И лик непосредственна тоже, в общем, случился так себе (Шинья, только ты). И однако же, несмотря на свою щуплую тушку, обведенную лампасом, он обнаружил нешуточно божественные скиллзы. Это, например, стояние на светофорах на зашкаливающем артистизме и закидывание ноги на ногу, которое по своему исполнению вообще пару раз со звуком "динь-динь-динь" опасно приблизилось к хрестоматийному уровню, заданному самой Шаронкой. Ну и, конечно, глаза, а-я-яй, какие глаза! И не потому, что красиво нарисованы (Шинья, ну ты понел...), а потому что многое видят. И за этот привет от Мориты такие глаза достойны и веры, и любования, и комментатора, лучшего, чем я. Сама я потому что должна в сложившихся обстоятельствах взять себя в узду и подавить нарастающий позыв приспустить одну гольфу, приложить ладошки к лицу и совершить серию подскоков с криком "Кьяяяяяяя!"

Вообще я никогда не перестану искренне восхищаться людьми, способными творить неожиданно-прекрасное из подручных средств. В данном случае не только сама задумка является вызывающим мое уважение примером того, как простым языком можно высказаться в рамках даже такого развлекательного жанра, но и ее оформление (отвлеченно от всей сопутствующей комедии) мне кажется образцом таланта, позволившего авторше в нескольких буквально деталях выразить своих героев, дать им особенность, характер, харизму. Это то редкое счастливое явление, когда форма не существует ради самой себя, как, например, шнуровка левой колготки у Амнезийного бубя, а является следствием содержания и служит тому, чтобы визуализировать и донести его. И ведь ничего же вроде особенного! Но как сделано.

Например, старик Бог знаний, олицетворяющий собою веками накопленную мудрость, с усталым взглядом, обращенным к красоте. Его неторопливая иносказательная речь. Его обширный храм, воздвигнутый человеком в знак величия собственных достижений в познании, который все же не затмевает цветущих слив, окружающих его. И как будто символ того, что многия знания - многия печали, волочащийся за божеством шлейф его традиционных одежд.

Например, фарфоровая куколка Нора, для которой не исполнилось "Не нужны многие", оставшаяся безымянной со множеством имен. Ее маска. Ее такие же застывшие сумеречные глаза. И сопровождающий ее неверный звук тревожно всколыхнувшейся воды или упавшей в тишине слезинки.

А Биша в милицейском набекрененном прикиде? Ну друзья, я не знаю, куда смотрят пацаны, но если не туда, то я просто ничо не понимаю в этой жызни. Краля! Богиня! Хозяйка медной и любых других металлических гор! Ноги - что твоя Кайли Миног! Хлыст, лев, пистоли, яхонт в ухе! Ни разу я не видела так на духу красиво нарисованных красавиц. А как она светит персями-трешницами во все концы, оммм... А как чудесны панцушоты с нею в главных ролях, и как еще более неописуемы шоты без панцу...

И как между этим всем мне порвать мое обожание? У меня что вам, сто сердец? А понимаете, есть же еще номинальное зло, представленное дядькой с клювом, через которого я получила двухсторонний восторг глаз. Это Красное и Черное. И отсутствие цвета: забвение и пустота. Ну и глаза - зеленые, как полагается беде. Он - те желания и страсти, что разрушают и предмет, на который направлены, и, в конечном итоге, сами себя. И ведь как показано: и прямым вроде бы текстом, а и нет! И почему тьма людских душ воплощена автором в таком совершенстве, я не знаю. На ум приходит только что-нибудь из области: "...бесов вообще рисуют безобразных, но я не так всегда воображал..." Словом, если незабвенного Яточку периода начала карьеры вполне натуралишно сыграл Гакт в своем катаноносно-халаточном фотосете про Немури, то это ноосфера. Это тру-божественное явление, которое не может быть воплощено человеком среди обыденной реальности. Возлюбляю. Безумею. Чаю пару пиал срочно надо опрокинуть мне.

И я бы вообще приуныла бы, наверное, от влияния, накладенного на меня этим дядькой, если бы, канешна, не было ее! Любимой моей, глазастой моей кружевной Куделяшки! Отрада есть она, ее мандаринки, ее розовые кудряхи, ее озорство, ее съехавший носочек, ее маленький храмик и, разумеется, ее курящий Шыфанер мафиозно-сурового вида, который, называя хозяйку свою дурындой, ходит-та в розовой рубахе! Напаривает ей обеды, а на всякого входящего отрезает: "Ничо не знаю, а Божка моя ни при чем." Друзья, если это не кавай и прекрасность, то я повторно ничо не понимаю в этой жызни. Да и чо там говорить, если душа у сей неаккуратно рубленой громилы есть утонченный веер в ее руках, и вертит она им, как захочет, но для нее он поднимает бурю. Все, капец.

Капец, после которого меня контрольно раскатала в звезду (в смысле, морскую) история Юки. Да вообще все, что я наговорила, я сказала только потому, что эта история была. Я убеждена, что сама задумка автора началась с и осуществилась для Юки, и история этого мальчика, о которой ровно не сказано не было ни слова, - и даже именно то, что о ней ничего не было сказано, о ней просто заплакал бог, - есть самое лучшее и самое главное, что было во всем кине. Прекрасно и то, как показана его душа: маленький холодный огонек, подобный снегу. Вроде бы зыбкий, которому исчезнуть - требуется одна минутка. И в этом огоньке блеск голого клинка без рукояти. И это самое точное, самое полное описание, которое когда-либо давали персонажу, в тысячу раз более информативное, чем если бы его сопроводили самой подробнейшей характеристикой с придуманной группой крови и датой рождения.
Практически невозможно смотреть на метания этого маленького мальчика, которого жизнь ломает даже после смерти. Невозможно не зажмуриться от его крика ужаса, бессилия и безысходности: это глас вопиющего в пустыне. Грустно становится и от того, как посветлели глаза Ято, когда впервые в его руке оказался клинок.
Вообще не знаю, можно ли спокойно воспринять весь показанный путь Юки, на котором он убивает бога, и всепрощение Ято, принявшего боль его падения и отмывшего его, потому что раскаявшийся грешник ближе к богу, чем праведник.
Смешно, что впервые я догадываюсь, зачем нужна сцена всеобщего плача и жалею о каждой пролившейся Юкиной слезе.
Смешно, что в таком комедийном кине внезапно рассудили о терзающих человека страстях, зависти, боли, гневе, одиночестве, отчаянии и смирении, которые только дают за высокую цену купленное право отделять хорошее от плохого. Или о том, что, как бог без человека годится лишь на то, чтоб чистить ванные, так и душа человека становится оружием только в руках богов.
Еще смешнее, что, будучи совершенно уверенной в том, что дальнейшее действие будет недоразумением развиваться по канону "зачем троим, скажи на милость, такое множество врагов", я все равно верю, что это немножечко большее кино, чем анимешка.

Ну, а раз уж верю, не надо глазников. Есть слесари? Надо аккуратно проточить дырку в пятьрублях заказчика. Мне на благое дело. А если вам это не внушает, то просто не трогайте никто мою Божку!


+33Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (7)

Помолвлена с незнакомцем (2014.05.31)

Бросить седзю легко. Раз плюнуть ваще. Любое Космо даст вам понять, что надо уважать себя, и что в случае кризиса отношений лучше расстаться с седзями навсегда и двигаться дальше.
Боги, Боги... Что я делаю тут!? И ладно бы Торадора! Но нет - бабоимперия и пацан-мебель...

Конечно, есть несколько объяснений случившегося, наиболее вероятным из которых является: "Была попутана бесом". Но мне вот интересно, только я переживаю, что в современной науке против неврозов в девчачих рядах так предусмотрено мало терапевтических средств? Судя по всему, после открытия целебных свойств покупки новых лифчегов и пришествия на свет Соби со cвоими волосьями, этот вопрос вообще не решался. А я вот лично нервничаю гораздо чаще, чем мощности Соби позволяют в одиночку на себя принять.

Содержание стали в моей нервной системе оказалось настолько даже низким, что требует постоянного вмешательства извне все новых и новых остролицых каких-нибудь лохмачей, и тут я считаю очень логичной тягу ко всякого рода сказкам, в которых могло бы повествоваться о присутствии указанных лохмачей в жизни подобных мне непритязательных принцесс.

И что я вам скажу. Это вот - не седзя. Не настоящая седзя. "Хрену к ней не хватает."
В общем так, дорогой Усуй, если ты читаешь это, значит, я больше не считаю, что ты порождение ада. Прости за все. Восстань. И все такое. Потому что после тебя перевелись бисёнушки на земле японской. А поскольку это была земля-монополист на поставку такого экзотического ресурса, всему кабзда, теперь заместо этой удивительной породы какая-то никчемная икея.

Это кино все в целом есть документальное свидетельство этого воистину грустного явления вырождения и соответствует своему названию как нельзя точно. Это реальный шинкукей, настолько наглядный, что знакомство с ним считаю исчерпывающим и надеюсь больше ни с какими кукеями не встречаться.

Во-первых, он полностью состоит из скушных девиц различной степени вменяемости, далекой однако же при этом от 100-процентной. Но если уж в седзях нельзя обеспечить разнообразие вообще, то гендерное разнообразие - это основа. Это постулат. Святыня. Трюизм и аксиома. Это сахарный фундамент всей пряничной конструкции, который тут грубо и безжалостно на ваших прямо глазах будет обращен в руины. И, разумеется, аукнет в сердце каждый по нему удар. И вообще, каким нужно быть циником, чтобы нарисовать отдельное аниме, визуализирующее в деталях весь процесс бесславного этого седзеубивания, в мельчайших корчах, да еще и пытаться его продать на блю-рей! Нет, я не могу постигнуть мир...

Второе, что делает это кино кошмаром, это пренебрежение к главным моментам седзи, среди которых сюжет - самое необязательное из того, что могло бы быть и чего не было. Попутно не были также раскрыты темы: отсутствия глаза, присутствия шрама и, самое главное, матримониальных планов, без чего вся цель экранизации лично мне видится несколько мутною и сводится, вероятно, (по количественному показателю затраченного экранного потенциала) к проблеме старшей сестры. А я вас уверяю, это очень большая проблема, потому что я уверена, что когда, например, Настасья Филипповна говорила, что уж заочно в Аглаю влюблена, она апсалютна точно не имела ввиду желание немедленно приобрести последней панталоны с медведем в тылу.
А каков был задел! Ведь все четко себе представляют заведомую успешность истории, в которой юная наивная девушка оказывается обрученной с прописанным в провинции и нежеланным ей загадочным человеком со шрамом. И если мы по дефолту даже не надеялись на развитие событий в стиле "Кобэни и король", "Кобэни и султан", "Кобэни и Рескатор", то лишить нас единственно тут возможного исхода "Кобэни и кобель", это...

"Трагедия! Трагедия!"

И поскольку после этого логично подчеркнуть молчанием всю драматичность момента, отвечу только на вероятный вопрос "а чего ты хотела, казза": не может называться седзями нечто, после чего дергается нога, и один глаз превышает размером другой. Они должны сравняться! Точка.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (9)

Вольный стиль! [ТВ-1] (2013.10.21)

Вот я крепилась и не афишировала свою печаль, а между тем анимы не прекращали меня все это время расстраивать.
Они вообще перестали работать, как надо. И это сейчас очень насущная жалоба, потому что не только они не продолжили заменять в моем организме реальность на что-то гораздо более прекрасное, наоборот, после приема начало появляться какое-то дурацкое чувство неуютности и ощущение того, что что-то не так.

Разумеется, я задумалась. И вижу три возможных тут "что-то не так"а.

Первое. Что-то не так со всей индустрией.
Признаться, эта совершенно недопустимая мысль давно уж во мне допускалась в свете участившихся случаев, когда после прочтения комментариев к новому аниме я заходила на его страницу, где по совокупности косвенных признаков с постером удивительно обнаруживалось, что это кино я, оказывается, смотрела. Но даже несмотря на зашкаливающий после этого уровень саспенса, считаю эту возможность невероятною, потому что не могло небо упасть на землю как-то так незаметно и походя, и потому что если да, то всему капец.

Второе. Что-то не так с конкретными анимами.
На это я уже гораздо более согласна, тем более, что я могу долго перечислять, что именно не так со всеми теми анимами, которые я смотрела. И именно поэтому я, собственно, и очутилась тут, ибо, как явствует из постера, у этого творчества были все задатки для того, чтобы после всего, что со мною было, оказать на меня самый целительный эффект.

Воистину все начиналось прекрасно: как в индийском фильме, резко набежала тьма народу, вся оказавшаяся бисененами максимальной прокачанности, отрицающей самую мысль об их несовершеннолетии. Потом всем гуртом они начали поскидывать портки и приятно заныривать в омут. Чертяки, да?
А, ну дык и вот. Окунаются, значит, они, кругом голубизна-а, импортный кафель, иногда море, но все равно голубизна-а. Потом такой центральный добермански отряхивается - вжуух! Все полетело, волосья в сторону, глаза голубы-ыыйее... Ну потом он в ванну опять замочился, там снова вжуух... Красота, в общем.

Я смотрю, жду проблематику. А мне - рраз - и еще приятный сюрприз! Арабский костюм и эротичная пятка! Ну арабский костюм, оно само собою даже разумеется, не понимаю, почему доселе никто не озаботился его нам предоставить? Ведь он так славно предусматривает наличие у носителя здорового ятагана и так непринужденно извиняет наличие у него множественных браслетов... А пятка? Такая выразительная самодостаточная пятка вообще была видена мною во всю жизнь только раз у М. Найт Шьямалана на кукурузном поле. Так с нее я и по сей день, бывает, пробуждаюсь посередь ночи, чтобы убедиться, что кругом моего дома все заасфальтировано километров на двестиписят настолько надежно, что ближайшая кукуруза возможна только в банке в Ашане, уже, так сказать, в обезвреженном виде. Так вот я должна вам сказать, местная пятка весьма и весьма конкурентноспособна!

Ну я дальше гляжу, готовлюсь начисто стереть Шинью из души. А там вообще такоэ! Там два момента такого высокого искусства в глазы мне было вброшено, што я проста не знаю, товарищи. Это я, конечно же, про волшебный (любезно замедленный) прыжок неодетого пацана в бассейнушку, и не менее волшебный прыжок другого (хоть на мой взгляд и излишне тут накутанного) пацана через планку. Это вот просто поднебесье анимешного ремесла, я считаю. При многократном повторении и тот и другой натурально призваны засылать зрительниц в космос.

Короче, одно наслаждение. И тут опять оно. Опять это "что-то не так".
Во-первых, тренер. Ну, друзья. Ну я совершенно не так представляла себе адонисов! Что это за неудачный брат Флорана Паньи времен пристрастий к пергидролю? Да с ним не так вообще все!
Потом, деваха... Вот она-то, она куда смотрела? Прям хочется сказать ей: ну ты же, елы, менеджер. Ну надень же ты бикини, построй ты эту всю бисено-орду, вынырни ты из бассейна и скажи ты им: "Ребятушки вы, ребятушки, што ж с вами не так-то со всеми?.. Бараны." В общем, она совершенно не проявила себя на административной должности. Расстроила невероятно просто.
Но большая надежда оставалась еще на саблезубого. Во-первых, потому что он единственный во все продолжение кина помнил, что он таки пацан. Во-вторых, он просто как-та на человека больше похож. Например, у него очень няшная привычка оттягивать резинку (жаль тока не там, где нам всем было бы гораздо интересней), но и то пошло впустую, поскольку в процессе оправдания надежды он совершенно самослился.

Я так говорю, потому что вообще не поняла, в чем оказалась его проблема. Об чем они вообще все так кручинились во весь этот великолепный шедевр? Я лична из драматичного смогаю явственно выделить только пристрастия прыгуна в области трусельного фешна, а также то, что вся бригада обладала не тока бабскими именами, но и повадками. Ну плавает Добермаша только вольным стилем, ну дык ведь ему никто в этом не препятствует. Что за страдания-то такие вселенские в ванне происходят у него? Ну хотят они плавать все вместе, дык тоже ведь с тово благодать одна. Я реально не понимаю, об чем кино. Нет, я как бы догадываюсь, что ему судьбою написано быть ни о чем, но это кино настолько ни о чем, что в нем даже нету школьного фестиваля! Сколько я ни ждала постановки проблемы после раскрытия факта о съехавших в неведомую даль родичах, она не поставилась. Не поставилась, не кульминировалась и не развязалась. А все мы нагуглены, что когда ни смысла, ни развязки - это яой. Где мой яой?

И вот на этом месте я, обкраденная, подхожу прям на волосочек к сомнению, что может это чо-та не так со мной. Предупреждая желающих лично мне об этом рассказать, сообщаю, что, во-первых, как говорит Шелдон, "мама меня проверяла", а во-вторых, задаю тогда ставший уже милой традицией вопрос: друзья, кому гораздо лучше удалось проницать эту басню, разжуйте мне хоть вы, что же у големов этих была за такая за проблема-то? Ну кроме, канешна, очевидной.


+17Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (47)

Психопаспорт [ТВ-1] (2013.06.22)

У меня много, очень много претензий к создателям этого кина. Если кратко, то я вменяю им преступления против человечности (и лична меня) и желаю им предстать перед Гаагским трибуналом.

И я сейчас говорю не об таких пустячковых пенях, которые можно бы им предъявить, как:
- невероятная, непонятно для чего нужная жестокость, вызывающая даже дурноту и никак не могущая считаться приемлемой ни под каким контекстом, поскольку нивелирует ужас непосредственно от убийства, как бы приучая к мысли, что мерзко оно еще не само по себе, а только в способе, которым совершается;
- довольно прозрачная мысля (чо-та даже разочаровавшая на фоне общего стильного стиля), которую не просто размазали аж на 22 части, так еще непонятно как умудрились заварить на ней такую свару, поскольку апсалютна все герои ее разделяли (однако прям мастерство: так стравить согласных друг с другом за идею, в которой именно они согласны, на ровном, можно сказать, месте, и зачем-то еще с пунктом 1 и выдержками из разнообразных шопенгауэров...ачуметь десу);
- розетка в затылке, которую все уже где-то видали, и навеваемые ею выводы, что если и под нынешней луной ничто не ново, то в недалеком будущем и подавно;
- заключения, которые делаются методом потолочной логики (ну или предупреждали бы, что комедия штоле...);
- внезапно начавшееся поближе к концу резонерство в виде прямого проговаривания того, что раньше было дано нам в образах и до чего планировалось додуматься как-то самостоятельно, нехорошо напомнившее видеообращение к недогнавшим и Невиданный цветок, что по отношению к зрителю одинаково унизительно;
- внезапно начавшийся поближе к концу бодменгтонн цитатами, пошедшими в таком чо-та обилии, как будто единственной целью авторов было собрать все, что мозговитые люди говорили на заданную тему еще от Адама, и продекламировать это на фоне какого-нибудь эффектного махача (от этого всё скуксилось и сделалось не понятно, где на этом Уимблдоне чемпионская мысль автора, в общем, как справочник читать);
- внезапно скончавшийся поближе к концу мальчик с невидимками, которого и просто жалко, и как-то все безысходно совсем, как-то глупо и скомкано, как-то ни за что...
Словом, все это так только - отягчающие обстоятельства, поэтому пройдусь по особо тяжким.

А тут на первом месте Блондинный Шого и все, что с ним сопрягается. Кто скажет, что это серьезное кино для дум, а не какие-то там фансервисные седзи, тот пусть мне и разъяснит, для кого были эти тоненькие ручки и ножки, эти мокасинки на босу ногу, это хрупкое тело и снежные волосенки. Для чего была эта несчастная задумчивость, эта обреченность и прижатая к себе книга. И заодно пусть разъяснит также, как быть теперь лична мне, которая по вине создателей почти уже забыла, что это всё - маньяк! Да и что это вообще за выкрутасы - делать из такого наваристого Блондина мочконавта? Зачем они всю меня так сломали?! Ведь это попросту нечестно! Я не могу верить, что это вдохновенное лицо над пропастью в овсе, это "Никто, кроме тебя", эти усталые глаза и незаправленная рубашонка... да ради чего погублено все это?! Почему по одной лишь прихоти каких-то авторов умный (!), сильный, головокружительный, прекрасный Блондин, в котором необыкновенно все, даже стрижка, и который всем видом представляя то, что моя подруга Маша назвала бы "обнять и плакать", так при этом воздушно и страстно делает своими бледными ручками и ножками всяческие кун-фы, употреблен не для любви!?
Кто может так поступать с блондинами - подлецы.

И совсем уже мрачно о главном. Тут даже не преступление, тут грех. В кине это явление называется Шинья.
Его возникновение на экране как будто предваряется отдельным опенингом (Колизееееей) и завершается отдельным эндингом (Вовелооооон), и что бы он ни делал, отдает неэпической крутатой, пафосом и козлом.
В нем все совершенно: цинизм, об который можно смутиться; подбородок, об который можна обрезаться; сумеречно-серые глазы, в которые можна глядеть и не устать; укладка от тафт-три-погоды и габариты пистоля.
Я ни на ком не видала такого идеального сидения костюма и тужурки с мехом, переходящего проста в высший абсолют идеального их отсутствия в моменты тренировочных залов. Никто другой так не пьет водичку, обливаясь недопитыми остатками... нет, я не могу это писать.

Я скрепилась. Продолжим.
Так вот, когда взгляду моему был явлен товарищ Шинья, одновременно где-то на задворках меня была пробуждена одинокая нечаянная мурашка, которую я не могла даже вообразить у себя присутствующей. И теперь она повсюдно чешет мне по всем выступающим мослам, и как ее изловлять и унимать я не имею ни малейшего представления.
При этом я отдаю себе отчет, что он не блондин. Но я поняла всю высокую и сложную метафору авторов, сделавших "зло" белым, а "добро" черным. Меня это не обмануло, и я вижу по всему раскладу: Шинья - ангел. А не любить ангелов я не могу.
Для него одного я прямо сейчас отрекаюсь ото всех светлых образов, которые до этого согревали мне сердце. Не стану их называть, чтобы не переживать вторично эту душевную муку. Просто: Блондины, альбиносы, а также рыженький Левин дублинского происхождения, чуваки, простите! Это сильнее меня.
Соби, брат, ты знатный рифмаплет, но извини, потому что пока ты чо-та там словоблудишь, Он просто подымает свою безупречную ногу, в которой совершенен каждый сантиметр, и делает ею разнообразные стремительные хряси, чем повергает не столько врага, сколько меня, потому что когда он подымает эту изумительную ногу, да и вообще когда я ее вижу, я повергаюсь самостоятельно без какой-либо другой посторонней помощи.

Но черт с ним! даже это я авторам прощаю. Прощаю, что они вообще его создали, благодаря чему я три ночи не спала, потому что на него смотрела, теперь не могу спать (а без Шиньи и не хочу!) по инерции, выгляжу как плюшевый Легкий Голод, а под глумливые опенинговые песни рыдаю, - пусть за это никто не ответит. Но всего остального, главного, извинить нельзя!

Пруст, друзья мои. Он читает Пруста.
Вокруг валом незамужних ногастых гражданок с расшатанной нервной системой, а что делает этот балдёжный мужик!? Он читает Пруста... Это что за... выброс кубиков на ветер? Нет, я канешна ЗА чтение, но нельзя же до такова самоотречения быть преданным этому процессу! Кто придумал спустить фактуру ни за пффффыть - НЕГОДЯЙ! И этот человек виновен в том, что пока девчонки вынуждены кое-как друг с другом, Он предпочитает свой мозг. Это даже не первые 2/3, где Он предпочитал другого мужика! Лучше бы они тогда уж друг на друге и замкнулись и не создавали тут вокруг себя всякие магнетические поля, которые своей концентрацией нарушили во мне локальный баланс добра и зла, и вынудили меня написать все то, что выше, и еще вот это:

Моя брюнетная лохматая няшка. Я старый солдат и не знаю слов любви. Поэтому просто сяду у тв...тьфу, чорд, откуда щас это взялось!?


+43Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (10)

Амнезия (2013.06.10)

Караул, друзья маи. Караулушка.
Я перестала понимать анимы. То есть понимания нет на прежнем месте... Вообще. Ищу по всей себе - и нету.

А началось с того, что я (как-то, главна, неожиданно!) не поняла Сад слов. Разумеется, я тогда, очень себя почувствовав ниуютна, решила, что стоит только что-то взять попроще, познакомей, чтобы совсем отдохнуть. В общем, разум взалкал почвы под ногами (ну душа, канешна, блондинов, но это не противоречит), чтобы я сразу вся расцвела, и мир показался прекрасен. А как известно, именно для этой цели не рисуется других кинолент, кроме как с 5-ю и овер пацанами в упряжке.

Тогда я повстречала Амнезию. Счастливое совпадение: в тот миг мне хотелось забыться. Расскажу, как все было.
Поначалу все шло как по маслу, то есть первые три части я смотрела исключительно из-за любопытства и опенинга, потому что мне было интересно, когда на пути летясчей вниз головой героини встретится бетон. В общем, было прекрасно, если не считать, что все время, знаете, очень зудело как-то на заднем плане одно и то же: почему!? майнжегот, почему она не задает вопросы!? Как я называюсь? Где папа и мама? Где толстый щенок? Где кровиночки, с которыми можна ругаться и от которых берется еда, которую можна есть? И самое главное: мужики, почему вы все в лосинах?

От этого нестерпимого непонимания самых основ у меня тогда почти уже наступила фрустрация, но, к счастью, совсем скоро внимание на себя перехватили блистательные диалоги. Тут я даже не могу вам описать всю их красоту и богатство, потому что слог мой для этого жалок. Могу лишь с теплотою отметить ту ни на что не похожую радость, какую они мне неизменно дарили, и особенно всякий раз в месте, когда героиня каким-нибудь чудовищным интеллектуальным напрягом выясняла, что назавтра ей на работу, и начисто офигевала от этого знанья.

Но я многое повидала: и даже такие диалоги не могли бы занять меня слишком уж долго. Вскоре я пришла к естественному заключенью, что по собственной лишь глупости занимаюсь совершенно незначащими пустяками и размениваю понапрасну время, которое нужно употреблять на сравнение пацанов. Когда я только это осознала, сразу открылось какое-то новое назначенье, какой-то замаячил новый горизонт в этом всем, новая ширь, в которой тут же нарисовался Красненький и порадовал своими внезапными иратичезгими намерениями. И даже как-то особенно в нем порадовали две родинки на ключице. Потомушто так я до упаду обожаю эти мелкие все ништячки: казалось бы, ни для чего не нужно, а добавлено! Ай! Ай!
Разумеется, не мог не порадовать и Голубенький, в частности, своим символичным костюмом, в котором самое желанное всеми место надежно укреплено трюмя якорными цепями. Памойму, это прекрасно, друзья!

Как сейчас помню, что ровно тогда, да, я отвлеклась на важную мысль, что надо бы, пожалуй, научиться вертеть из волос эту какашульку, так как, по-видимому, секрет непреодолимой слабости перед героиней мущин в колготках заключен именно в ней. Больше-та проста не в чем... (Хотя был, сознаюсь, момент, когда я думала, что он в розовой сумке, потому что Голубенький как-то подчеркнуто ритуально ее носил.) И помню тоже, что за бессилие воссоздать эту какашульку я почувствовала себя несколько на героиню обозленною.

Но и тут же у ней появился шанс реабилитироваться среди меня, так как в повествование вторгся герой, убетонить которого хотелось гораздо даже более. До того, что спас всю ситуацию только его зеленый бронемакинтош, потому что я считаю, называть это иначе, как прелестию, никакой возможности не представляется. Находка! Могу вас уверить, что меньше радуюсь даже собственным нарядам, да.

Ну а болела я за Пчолгу. Вот деловитый парень, и как-то все у них сразу пошло по-людски: макаронов наварили, лифчегов накупили, бюджет весь влили в сцену мученического объятья. И тут - ннна!.. Я почувствовала на этом месте, что долее не могу любить создателей. Нет, я вас умаляю!.. канешна, к тому времени многим и не то хотелось сделать с героиней, но зачем называть такое седзями, я не пойму!?

И это был тот переломный момент, когда мне стало совершенно ясно, что мне ее жаль. Ну что ж ее и рельсом-то аб фейс, и в воду, и в огонь... Хотя я, безусловно, оценила намерение создателей в кои-то веки пойти навстречу своему зрителю и устроить ему праздник, но нельзя же поступать так с человеком из-за одного того, что он - афца! И, видимо, из этого моего душевного возмущения, открывшейся слабости, совсем уже неожиданно вышло, что меня прошибло на "Таксисте". Черт его знает, почему, но Таксиста мне жалка в натуральную величину. За принятую на себя ношу, оказавшуюся непосильной. За какую-то никак мною под конец не ожидаемую реалистичность, выраженную в потере рассудка, вместо более тут уместного героизма. За перемешание вдруг розового с черным, к чему тоже уж никак за все время не готовишься. За то, как он сдался.

Короче говоря, я вроде бы старалсь ничего не упустить во всей последовательности событий и выдала, что помню, как на духу. Но боженька, мой моск отторгает этат сюжет! Или сюжет отторгает мой моск, - теперь уже я не знаю. Одним словом, мне срочно нужен кто-нибудь, кто доходчиво мне расскажет, что здесь произошло. Как Таксист решил (и смог) перемещаться? Как связаны со всем этим остальные четверо? Как героиня перемещалась, если не во всех мирах она заколбасилась? Настоящий ли последний мир? Ну и, в общем, поскольку мне почти очевидно, что все эти знания мне не могут поступить от кого-либо, кто бы в этом кине лична не снимался, добавлю тем, кто отзовеца: если ты Красненький с родинкой - жду; если ты Желтый и в ободке - нам лучше остаться друзьями; если ты с кепкой и поларойдой - постригись, подлечись и выхади за меня; если ты Голубой - ну...в общем, не расстраивайся.


+31Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (19)

Сад изящных слов (2013.06.08)

А вот я ничо нипонила...
Не поняла, что герою 15 лет, не поняла и что героине 27. Не поняла, зачем визуально было так намеренно приближать их друг к другу по внешнему, так сказать, благообразию. Да и вообще непонятно, зачем так было зацикливаться на конкретных цифрах, если уж они друг друга должны были "спасти" несмотря ни на что. Не все ли равно, кто они были, и почем они в годах разменяли, если надо было подчеркнуть, что жизни вне будки у них не было, а все только друг с другом?
Что я больше всего не поняла - так этого обголливуженного "спасения". Кто и от чего там спасал друг друга, утопая в слезах по колену, осталось для меня покрытым загадкою.
Не поняла, зачем надо было пацану девице вмазать.
Не поняла фетиш с туфлями, поданный как будто это не мечта, а извращение.
Но и самое поганое, разумеется и как всегда, не это. А то, что я ничего и не почувствовала. И этот тревожный звонок, не дающий мне усидеть сейчас на месте, то есть именно то, что меня даже не трогает Синкай, совершенно уж расстроил мне нервы. И меня ужасает самая мысль, которая неотступно за мною гоняется, что будто Синкай разменял на форму свое все содержание. Слышала, как иногда художники, торопясь как-то закончить побыстрее объемную работу, стараются где-нибудь облегчить себе труд: нарисовать лишний раз руки в карманы или что-нибудь не прорисовывать. Тут будто бы, наоборот, ради лишней капельки дождика постарались пошибче свернуть содержимое. (Боже, какие ужасные, ужасные мысли...)
И сейчас где-то в моей голове грусна-грусна проигрывается свой волынкой Моби, потому что из всего этого труда я вынужденно осознала степень собственного огрубения, собственного отхода к цинизму и собственного толстокожия. И осознала тоже, что теперь придется мне жить все время с этой душевной скудостью. Хотя, конечно, и жизнью-то это не назовешь.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (47)

Нищебог же! (2013.03.31)

Писать про это кино как-то не думала, но очень захотелось пожаловаться: последнее время мне с анимами не везло.
Не везло вообще никак с надрывающими сердце драмами. Сто лет не было удач с цветастой сёдзёй. Полное уныние начинало маячить в направлении психологичного арт-хауса. На яой не посягаю (хоть там, наверна, тоже неспокойно).

И вот, когда я совсем уже заплаксивела и заподозрила жанр в окончательной истощимости, неожиданно с этим самым кином все-таки вроде бы повезло. Оно оказалось школотой и комедией. В смысле вышло чо-та вдруг действительно смешным, несмотря на школоту и комедию. Во всяком случае, я точно помню, как после просмотра утверждалась в мнении, что кино смешным натурально было. А больше ничего не помню.

И это в кинах самое главное, я считаю! А вовсе как раз не то, чтобы оно потом никак из памяти не лезло и заставляло мучиться и обдумывать нещадно жизнь героев, а потом еще и свою и, в лучшем случае (то есть в случае седзи), только думать о том, почему оно находится в такой разрезе с реалией, а в худшем вообще разочароваца, и, в общем, поскольку мысль я потеряла, я просто данное произведение кругом рекомендую. Потому что оно пролетает мимо мозга весело, быстра и без задёву. И запоминается ровно настолько, чтобы его можно было повторно противопоставлять мыслительному процессу в случае острой необходимости.

Расскажу про то, что запомнила:
1. Там была ногастая девица внеземного происхождения.
2. Еще была другая девица, красота которой заставляет усомниться в ее земном происхождении.
3. Был плюшевый маскот, с накрашенными губешками в духе буржуа-париж.

Помню тоже, что йумор очень был далек от высокоинтеллектуальной там всякой сатиры, и даже как-та ниудобна признаваться, что после "Откуда ты достал эту свистульку!?" было все равно смешно. Однако! Могу с уверенностью утвердить, что местные создатели не лишены самоиронии, которую я очень уважаю, и вовсю ее употребляют, потому их глумление над собою, как японцами, создателями анимей и их любителями, а также святыми чтицами законов жанра и над собою во многих еще других ипостасях, смотрится легко, душевна и даже иногда с восхищением подобной удалью. Например, печально и с затаенной тоскою исполненный гимн сиськам, стилизованный под старояпонские фольклорные гусли и украшенный на заднем плане журчанием реки, как бы символом всего преходящего, очень немало доставил.

Помню также, что дань всему политкорректному была воплощена в одном персонаже, в котором посему сошлись и акцент, и извращения, и загар иностранного происхождения, и монашеский статус, и сари. Для чего еще он был нужен в сюжете, я помню не очень, я бы даже сказала, не помню совсем. Но, принимая во внимание стремящееся к нулю количество Адонисов в этом сериале на квадратную минуту просмотра, и он воспринялся как-то радостно.

Вот кстати да, это конечно, недостаток огромный, если уж судить строго. Адонисов нету. Один миловидный, но недокормыш. Дворецкий не готичный вообще и без ножей. Единственный долгожданный стрельчатоглазый - сцобак и с соломой в ушах. В общем, картина в плане Адонисов печальная донельзя. Но девахи! Девахи жжут.

Вообще-то я никогда не понимала, зачем в анимах (которые лично у меня так или иначе отождествляются с седзями) нужны героини, с учетом того, что мужчины смотрят седзю в не более, чем 1/1000 части от своего валового наличия (и если смотрят, не учатся), а девушки уже с первой серии мечтают, чтобы героиня как минимум из-за работы родителей самомолнировала в Малайзию или срочно перевелась в другую школу и больше уж глазам не досаждала. Я считаю, что аниме давно должно было спрогрессировать в сторону как можно большего наличия в себе длинноногих рваночелковых Кимур Такуев, не отягощенных вокруг никакими гольфами, которые будут апеллировать непосредственно к зрителю. От первого, так сказать, лица, минуя все эти проволочки с представлением себя на месте какой-нибудь лоли. И я жду наступления этой счастливой эры со времен Принцессы Медузы, в виде которой был за-е-четырен последний четырехпалубник в жанре, наталкивающем на подобные мысли. (Дорогой моему сердцу водитель мерса! Я до сих пор мечтаю об анимах с твоим монопольным участием...)

Но щас не об этом. А про героинь. Из всего моего багажа анимешных знаний я за героиней болела всего несколько раз. Это мною любимая трогательно-закомплексованная Риса (и ейная моднявая подруга мне нравится тоже), а также были еще три сестры по фимилии вроде Маруй, изводившие своего круглоголового учителя со свету. Эти три толстенькие девахи почему-то так мне прям нравятся даже одним своим хоббитообразным видом, что я с умилением вспоминаю их короткие ножки с розовыми коленками, огромные головы и все время разнообразные одежки. В общем, они были нарисованы с большой любовью и закаваиваньем. И вот опять появилось кино, где на обеих девиц можно глядеть как на бегущую воду. Потому что они не писклявые типажи с сердцами, эквивалентными корпусу мира, а очень живые, очень яркие и прямо красивые злобные тетки. Богини! И из-за этого резона даже фансервисный эндинг хочется смотреть после каждой серии и пересматривать отдельно.

Словом, могу подытожить, что местные героини - красотули, местный юмор - смешной и циничный, местный герой - неженатый и любит детей, местный маскот - сволочуга медведь, местный извращенец - непонятный, местный оборотень - в топике с голым пупком. Сбежавшие родители в изобилии, розововолосая девушка присутствует. Спойлеры: Эль дайз.

Ну и скажу еще, что благодаря этому кину смогла, наконец, разобраться в своих переживающих кризис отношениях с анимами. Я теперь знаю, что просто видимо все это время поблизости обиталась какая-то седая девка. И у нее не только больше, но и она-то и смотрела самые суперские анимы сезона! И высмотрела их все.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Очень приятно, Бог [ТВ-1] (2013.02.11)

Заверните! Лису мне заверните...

В принципе, это все, что мне хотелось сказать про данное творчество. Но из целей политеса я еще несколько скажу.

Во-первых, сразу для моей одухотворенной братии (ибо, как известно, нет более беспащядных людей, чем одухотворенные любители сёдзей по отношению к нелюбителям): это очень-очень чудесное кино, и если когда-нибудь будет воздвигнут храм сёдзей, то сему творению должно быть переложену во фрески, чтобы украсить стены этого оплота беспочвенной веры в прекрасное.

Воздаю хвалу каноничной троице седзешедевра: богине, божественному фамильяру и убожескому исполнению. Истинно говорю вам: все, что не содержит сего, - от лукавого. Тем же, кто наподелывает мне про какое-то посредственное хулиганье массою, прощаю, ибо не ведают, что творят.

Хотелось бы уточнить, что непосредственно богиня тут меня ничем не удивила, и вообще, капец народу, у которого такое божество. Во всяком случае, я вот тоже не особенно боюсь собак и умею делать глупое лицо. И чего? Меня во всю жизнь за данные магические скилзы только собаки кусали, обмуслякивали и жевали руку в варежке (видать, какой-та навык до конца не отработан...)

Но в принципе, кого волнует божество, такое ж номинальное, как британская монархиня, когда есть тот, кто вершит деяния от имени и во славу его. И тут сказать мне нечего: он тру-божествен.
Вот, друзья мои, вот! как надо употреблять блондинов!
Чтобы весь он являл собою величие, чтобы один только надменный взгляд внушал трепет, чтобы взмах веера ниспосылал благодать на смертных, чтобы за самим появлением слышались ангельские хоралы, воспевающие ушки, расписные киманы и общее блондинное благолепие. Чтобы хотелось раскаяться в любых предшествующих любвях, как в заблуждениях, отречься от какого-нибудь Меда с Клевером в пользу истинной сёдзи, и чтобы смотреть на светлый лик находясь в нефранцузском белье казалось кощунством.
В общем, когда я увидела здешнего блондина, я незамедлительно познала дзен.
Но и великая скорбь посетила меня... Бледная кожа, осанка Юла Бриннера и белый мех, за какие грехи вы принадлежыте не мне!? Почему я не придумала эти голубые глазы, когда я хочу рисовать их 89 томов!?? Почему это все отошло какой-та безумнай мангаке, которая не за кратные ли 30-ти суммы йен их продала и пуляет ими теперь в девичью апщественность, порождая ужасную зависть?

В общем, лис безызъянен. И я лична мечтаю многократно обдирать коленки, если именно такое существо будет обсыпать свои блондинные волосья пеплом, убиваясь по важным для меня суставам. Я лична готова проплясать всю на свете карьеру прямо с бубном, если такое существо будет после этого со мною заключать контракты и вообще вступать во всяческие правовые отношения. (Ну, тут, допустим, цензура...) И я лична пойду на колтуны в голове, если такое существо будет меня фамильярно за это причесывать и прикалывать меня приколками... Это вообще, я считаю, верняк - умение заплетать косички и ненавязчиво и иратишна поправлять наряд, - и мое, например, сердце отдано неизвестному чуваку, который молча и походя отцентрировал на мне юбку в трамвае.

Теперь формальности. Про сюжет. Об нем сразу же хочется возопить: "Второй сезоооааааан!! Гдеаа!??" и молиться, чтобы второго сезона не было никогда (да, я смотрела в эту мангу: чтобы не было никогда).
Не то, чтобы сюжет мешает наслаждаться лисом-куном, нет, он совершенно образцово ни о чем. Так что тут другое. Я просто свято верю, что сюжет обязан помогать. У него всего одно назначение - способствовать тому, чтобы в ходе него лису было естественно принимать царственные позы, органично произносить пронзительные речи и чтоб было необходимо то и дело употреблять свой ухх!-взгляд. И вот, несмотря на то, что от него требовалось так немного, и на то, что в основу его положен козырной закон скрывшегося в неизвестном направлении отца, он так чрезвычайно мало выпячивает лиса, что это повергает меня в отчаяние! Я даже бы сказала, что он гораздо менее выпячивает лиса, чем даже манга заставляет ужасаться на второй сезон...

Зато уж опенинг и эндинг по-настоящему убоги, что не может не прибавить оптимизма. А в качестве бонуса прилагается еще 1 шт. прекрасного зеленоглазого блондина! в киманах и с дудкой (их много быть не может), а также 1 шт. неопределенной сиреневой и рыжеволосой прекрасности на любителя и очаровательные босоногие и головастые огневички в трогательных халатиках в количестве 2 шт., которые буровят про сюжет забавными голосами и исторгают потоки умиляющих меня слез из одного на двоих круглого глаза, тоже меня умиляющего.

Возблагодарим же Оч-приятно-боженьку за данную нам пастилу! Высший сорт.


+28Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (10)

Скажи: «Я люблю тебя». [ТВ] (2013.01.08)

Нету взаимности в мире теперь уже точно. Вот я люблю сёдзю, а она меня опять...
Я, главна, как положено - томлюсь, а она все равно не торопится наполнять мою жизнь принцами в сахаре и все снимает в главных ролях что-то невразумительное, вообще без коней. Я, так уж и быть, смирилась, что природа не ставит принцев на серию, но что таки мешает индустрии, я понять не могу. Где Хаулы? Где, я вас спрашиваю, всякие Н(е думала, что когда-нибудь дойду до такого отчаянья)аои? Когда я уже снова смогу рыдать от страшной зависти? Мне, ей-богу, стало почти уже незачем заворачиваться в плед.

Поэтому когда на горизонте сезона замаячил многообещающий полосатый галстук, я возблагодарила вселенскую справедливость. Наконец, это было оно - пятно от слезинки на фоне рябучей мазни. То, чей опенинг полностью состоит из светлячков, эндинг - из небушка и водички, а между ними находится действо, нежное, как ванильный зефир. И я вам скажу, оно превзошло всё, что я знала до этого.

Во-первых, полосатый галстук оказался надет на Него (канешна, не на него одного, но на Него надет главный галстук). А здесь Он - по-настоящему многогранная личность: брюнет, и его никто раньше не понимал. Свое (наверняка) ужасное детство он провел в семье (наверняка) беспринципных богачей, где никому ни до кого не может быть дела, это наложило на него свой отпечаток, сделав его слабым и навеки оставив в глазах непостижимую грусть (что наиболее заметно, когда Он улыбается героине). Как будто судьба мало смеялась над ним, у него есть еще сестра - это младшее, но уже страдающее чудо (о, это видно с первого взгляда!) совершенно кавайной наружности, с этими миленькими волосами, с этими миленькими ногами, в общем, со всем миленьким, и она постоянно вторгается в Его жизнь с этим всем каваем, преследуя, как роковое стечение обстоятельств. (Вот у меня нет сестры, но я просто даже не могу себе представить, как бы я была, если бы у меня была бы такая сестра.) А Он всю жизнь уживается с этим! И главное, что сразу влюбляет в Него, это то, что он никогда не был совершенно один: красивый, добрый и как будто специально созданный, чтобы его окружали те, кого он когда-то предавал, те, кого он когда-то целовал, и те, с кем он когда-то переспал из-за своей доброты. А видели вы, как он любит ее!? В переносном смысле всякий раз выбивая ее из колеи своим пылом, вышибая из душевной стагнации, заставляя задуматься. Это ваще-е...
Короче говоря, он настолько хорош, что на месте мангаки-авторши Соши Мицукакогото я бы пошла и напилась.

Во-вторых, есть Она. Кто сказал, что она скучная, тот не понял ее. Вспомните, кто сможет, хотя бы ее внутренние монологи - это чума-а... Она не типическая героиня, какую все бы могли разгадать, Она очень, очень глубже. И главный тут ключ - ее стриженые волосы, которые отрастают к концу. А это, друзья мои, что-то значит.

В-третьих, есть сюжет. Он вобрал в себя все каноны, все святыни и все гениальные находки, когда-либо рожденные мангаками, писавшими про принцев. Это не какой-нибудь вам унылый Экзюпери. Тут объединен весь бесценный опыт, все накопленное знание человечества в области летних фестивалей, модельных съемок и временной подработки. В нем видна огромная работа, проделанная, чтобы проанализировать все многообразие, проследить весь исторический путь развития сёдзей. Он смело отбрасывает лишнее и, наоборот, метко подчеркивает значительное. Так, например, совершенно метафорически (через два параллельные следа летящих самолетов) подается устремление главного героя ввысь, в жизнь, от одиночества (где след представлен одной полоской), к новой мечте, которая жаждет любви и свободы только с ней. (Есть также символичные коты, мною пока не разгаданы.)
Сюжет, если хотите, настолько всеобъемлющ, что в нем сквозят даже нотки апокалипсиса, то есть нет сомнений, что он создавался наперекор его наступлению, утверждая, что жизнь на земле будет тянуться не менее долго, чем резина в нем. По этой же причине сюжет не во всем оказался рассчитан на то, что кто-то, например, настолько влюбленный в сёдзю, как я, будет на него смотреть. Но это и придало ему своеобразную тягучесть, пластичность и еще больше сделало его похожим на настоящую песнь любви:
"Забирай меня скорей, увози за сто морей
и целуй меня везде, ключевое тут - скорей"
И совершенно излишне говорить, как о само собой разумеющемся, о том, как подан этот сюжет. И без того прекрасный, он со всех сторон оформлен острыми коленками, стильными челками, струящимися юбками, стрельчатыми глазами и модными прикидами так акварельно, что можно уже сейчас говорить: это Сумерки от анимации.

И наконец, есть Блондин. Это я воспринимаю личным подарком мне от сёдзей, так как я уже было подумала, что Блондина нету. А ведь только Блондин может наколдовывать ходячие дома, только Блондин может замачивать Лайта, только Блондин может носить меховое боа, грудь и платье из маминых бус, и, да, только Блондин может называться Усуем. Словом, спасибо тебе, сёдзя, за то, что хоть изредка ты вознаграждаешь мою жестокую к тебе страсть, заставляя раскаяться, что я не досмотрела про горничную и студсовет.
Правда, приходится признать, что режиссер этой картины разрулил фортуну, как бы дав понять, что местный Блондин даже не провансалец. Но я надеюсь, что он (режиссер) в своих будущих сагах захочет всех порадовать и перестанет снимать в них Блондинов навсегда, так как не умеет ими достойно распоряжаться.

Но я все равно огорчилась. Так со мной происходит всегда, когда ни в грош не ставят Блондинов. И сразу же расхотелось писать что-либо еще об этом кине.

Поэтому: сёдзя! Я люблю тебя. Снизойди.


+23Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (19)

Монстр за соседней партой (2013.01.06)

Нету взаимности все-таки в мире. Вот я люблю сёдзю, чо она меня нет-то?
Я, главна, как положено - томлюсь, а она все равно не торопится наполнять мою жизнь карамелизированными принцами и все снимает в главных ролях какое-та недворянское чмо. Я, так уж и быть, смирилась, что природа не ставит принцев на серию, но что таки мешает индустрии, я понять не могу. Где Мориты? Где, я вас спрашиваю, всякие Кураноски? Когда я уже снова смогу рыдать от страшной зависти? У меня прям, ей-богу, начал пропадать весь стимул засыпать в мечтах на томике Мураками.

Поэтому когда на горизонте сезона замаячили многообещающие клетчатые штаны, я возблагодарила вселенскую справедливость. Наконец, это было оно - розовое пятно на фоне угнетающей серости. То, чей опенинг полностью состоит из цветов и ванильки, эндинг - из страз, а между ними находится действо, яркое, как малиновый компот. И я вам скажу, оно превзошло всё, что я знала до этого.

Во-первых, клетчатые штаны оказались надеты на Него (канешна, не на него одного, но на Него надеты главные штаны). А здесь Он - по-настоящему многогранная личность: брюнет, и его никто раньше не понимал. Свое ужасное детство он провел в семье беспринципных богачей, где никому ни до кого не может быть дела, это наложило на него свой отпечаток, сделав его сильным, но навеки оставив в глазах непостижимую грусть (что наиболее заметно, когда Он улыбается героине). Как будто судьба мало смеялась над ним, у него есть еще брат - это старшее чудовище (о, это видно с первого взгляда!) совершенно мерзкой наружности, с этими отвратительными длинными волосами, с этими отвратительными длинными ногами, в общем, со всем длинным и отвратительным, и он постоянно вторгается в Его жизнь с арбузами, преследуя, как роковое прошлое. (Вот у меня нет брата, но я просто даже не могу себе представить, как бы я была, если бы у меня был бы такой брат.) А Он всю жизнь борется со всем этим! И главное, что сразу влюбляет в Него, это то, что он совершенно один: красивый, умный и как будто специально созданный, чтобы продемонстрировать всем разницу между оригинальностью и долбанутостью. А видели вы, как он любит ее!? Буквально всякий раз выбивая ее из колеи своим пылом, вышибая из душевной стагнации, заставляя задуматься. Это ваще-е...
Короче говоря, он настолько хорош, что на месте мангаки-авторши Соши Мицукакогото я бы срочно нарисовала пару десятков свеженьких артов с Сошей в одних хвостах.

Во-вторых, есть Она. Кто сказал, что она скучная, тот не понял ее. Вспомните, кто сможет, хотя бы ее внутренние монологи - это чума-а... Она не типическая героиня, какую все бы могли разгадать, Она очень, очень глубже. И главный тут ключ - ее жидкие волосы, которые сравнивают с акутагавовой Паутинкой. С Паутинкой (!) - известным переложением луковки Достоевского, а Достоевский, друзья мои, это бездна.

В-третьих, есть сюжет. Он вобрал в себя все каноны, все святыни и все гениальные находки, когда-либо рожденные мангаками, писавшими про принцев. Это не какой-нибудь вам унылый Ростан. Тут объединен весь бесценный опыт, все накопленное знание человечества в области фестивалей, летних каникул в бикинях и Рождества. В нем видна огромная работа, проделанная, чтобы проанализировать все многообразие, проследить весь исторический путь развития сёдзей. Он смело отбрасывает лишнее и, наоборот, метко подчеркивает значительное. Так, например, совершенно метафорически (через разбивание арбузов) подается бегство главного героя от надуманного мира, где все подчиняется правилам (где арбуз режут кусочками), и его устремление к стоящему, которое не поддается мерилам и жаждет любви и свободы. (Есть также символичный петух, мною пока не разгадан.)
Сюжет, если хотите, настолько всеобъемлющ, что в нем сквозят даже нотки апокалипсиса, то есть нет сомнений, что он создавался в преддверии его неотвратимого наступления и потому не во всем был рассчитан на то, что кто-то, например, настолько влюбленный в сёдзю, как я, будет на него смотреть. Это придало сюжету своеобразную противоречивость, нелинейность и еще больше сделало его похожим на настоящую песнь любви:
"Я тебя полюбила, ты меня разлюбил. Дождь...
Я тебя разлюбила, ты меня полюбил. Снег..."
И совершенно излишне говорить, как о само собой разумеющемся, о том, как подан этот сюжет. И без того прекрасный, он со всех сторон оформлен острыми коленками, стильными челками, струящимися юбками, стрельчатыми глазами и модными прикидами так цветасто, что можно уже сейчас говорить: это Аватар от анимации.

И наконец, есть Блондин. Это я воспринимаю личным подарком мне от сёдзей, так как, разумеется, кины не могут быть по-настоящему хороши, если в них нету Блондинов. Только Блондин может утешить в Дюраре, только Блондин может править Хост-клубом, только Блондин может носить меховое боа, очки и сиреневое пальто, только Блондин может называться Усуем. Словом, спасибо тебе, сёдзя, за то, что хоть изредка ты вознаграждаешь мою жестокую к тебе страсть, заставляя простить, что ради тебя я смотрела про мальчика с девочкой-трупом.
Правда, приходится признать, что пока режиссер этой картины разруливает фортуну, как бы давая понять, что местный Блондин не из Гаскони. Но я все-таки еще надеюсь, что он (режиссер) во второй части саги захочет всех удивить и перестанет делать из Блондина идиота - дешевый и недостойный ход.

Но я все равно огорчилась. Так со мной происходит всегда, когда ни за что унижают Блондинов. И сразу еще в голову полезло совсем уже тут не нужное подозренье, что вовсе нигде не показывают обыкновенные взрослые пары. И значит, все, кто до этого снимался в сёдзях, и только на ком держалась вся вера, все штоле развелись? Потому что где эти счастливые лысеющие нотариусы, любящие своих жен-юристок, с которыми соревновались во вступительном тесте? Где, наоборот, учительницы русскова и литературы, продолжающие укаваивать своих добродушных хирургов-мужей? Почемуйта вместо этого поколение родителей (ну тех, которые еще не успели скрыца в неизвестном направлении) всегда состоит из неудачников, извращенцев, тупиц и далее по нисходящей? Зачем это так, как будто после последнего сёдзевого титра все будет не так, как к этому шло? Можно подумать, как будто бы сёдзя показывает какую-то там сопливую ерунду, а не настоящую вечную...

Нет, я не стану думать об этом. Потомушто, сёдзя! Я люблю тебя. Смотри, пожалуйста, не вымри.


+48Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (14)

Встреча снежным летом (2012.09.24)

Вкусы, конечно, разнятся.
Но даже с учетом этого можно сказать, оставаясь в полном довольстве собой, что найти на эту историю обожателя будет крайне затруднительно.
Потому что кому может быть в действительности интересно мешаться в чужие несчастливые жизни? Кому нужны чужие будничные радости и чужие каждодневные печали... Кто станет слушать про какие-то там парки, болтающиеся сережки, шапки на лысых головах и еще ко всему пролежни? Кого могут увлечь воспоминания, для самих их героев уже находящиеся накануне вечного погребения в Лете?
Кого вообще может занимать хоть сколько-нибудь долго мир, который никто не спасает? Уж слишком он напоминает все то, чего и вокруг в достатке, то есть то самое место, где не проживают никакие девятихвостые боги, и куда даже призраки прошлого не являются, чтобы помучить живущих. А лучше, может быть, было бы, чтоб хоть являлись помучить.

Ошибкой было смотреть ее онгоингом. Это вышло как изводить только себя, прикладываясь к какой-нибудь горькой настойке раз за разом, тогда как было б разумней уж опрокинуть ее одним махом, не примешивая этой горечи во все остальное, до чего потом касалось. Но нет, как же! Пришлось доцедить до победного полную чашку - Ацушеву чашку за сто йенного эквивалента. И я вам доложу, это было не так примирительно со своим же душевным покоем, как примиряются с горьким лекарством, призванным заглушить болезнь, это больше похоже на горечь, которую принимают, чтоб отравиться.

Так оно, конечно же, и случилось: история отравила мне жизни порядочно. Доказательством этому можно считать бездарное время, которое трачу сейчас на этот рассказ, потому что и рассказывать-то тут не о чем, и тоже бездарное время, которое начнется для меня после, когда придется сидеть и навязчиво думать о том, о чем положительно задумываться не стоит. А это нестоящее обязательно закончится сожалениями об упущенном и желчной уверенностью в самой бездарности жизни. И кто еще знает, когда отпустит.

Заранее я соглашаюсь со всеми, кто скажет еще и про скучное повествование, и про очевидную мораль. Потому как и действительно скучно мотаться по внутреннему миру не великого писателя, не видного исторического деятеля, не, тем более, Тео Хатчкрафта, а заурядного тощего парня с бабской профессией и сомнительным талантом представлять живым уже умершее. Ну и уж разумеется, никак не оспоришь тот факт, что будущее за молодыми, сильными и влюбленными, а весь мир за будущее, потому что будущее вообще полезнее для здоровья. Все так, все так.

Но наступает рано или поздно в жизни момент, когда вдруг понимаешь, что время и над тобой посмеется не менее весело, как посмеялось до тебя бессчетно. Когда к прошлому начинаешь питать значительно больше уважения, потому что в нем уже есть могилы. Когда весь пафос неотвратимости вдруг предстает перед самым лицом с совершенно излишней ясностью, и всем хоть сколько-то стоящим начинает казаться лишь то, что всякий раз вызывает это поганое чувство, от которого не случается даже заплакать для обманчивого облегчения. Но, слава богу, все проходит.
И все пройдет, что останется после нас.
"...И в кресле
отцовском человек чужой сидит,
и заново обито это кресло..."
И ничто ни разу не воскресало.

Куда ж тогда девается все это прошлое? Куда девается оно, никому уже не нужное, измеренное, отработанное, отсчитанное время не тех, для кого оно еще тикает, а тех, для кого оно изошло? Приходят ли в самом деле забавные велюровые клыкастые смешарики их старинных ужастиков, чтобы пожрать его, или оно так покоится где-нибудь, покрываясь все новыми слоями пыли, тяжелеющими с каждой последней осыпавшейся песчинкой?
Почему текущий момент или, что даже еще непонятнее, зыбкий момент будущего, должен мне представляться достойнее такого же отрезка прошлого, который для кого-то так же казался всей обозримой жизнью?
Почему я должна переживать теперь за альтруистичного Хадзуки и осуждать Ацуси, для которого не исполнилась ни одна сказка?
Почему должно быть довольно, что он был принцем в каждой их них, если ни одна не закончилась на "и жили они долго и счастливо"?
Почему я должна уважать выбор одного, который согласился со своей второй ролью, если выбор другого сложнее?
Почему, наконец, я должна считать чувства Ацуси эгоистичными, если у детей Рокки не будет его глаз?
Почему не могу я сочувствовать человеку, который не может найти в себе силы исчезнуть бесследно? Тем более, имея в виду те жалкие следы, которые человек вообще в силах по себе оставить: оттиск печати на брачном договоре, скрепляющий не имеющую силы клятву? прочитанные и уж после прочтения успевшие забыться книжки? одежда, подогнанная по тощей фигуре? отпечаток чужих зубов на коже? и человеческая память - самое из всего ненадежное? Один смех!

И за кого после этого мне болеть? Не могу я так. Не могу не жалеть протянутую в каждом эндинге руку. И не могу не уважать совершенно бестолкового Ацушева поступка. Потому что время такой коварный противник, так оно издевательски медленно заглаживает дыры от собою же с корнем выдранного, что если кого-то и стоит обмануть на этом свете, то его.
А там - пускай цветы увядают, страницы с картинками истлевают.
И маятник придется отпустить.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (32)

Призрачное пламя [ТВ] (2012.08.04)

Не спрашивайте меня, почему после потрясающего Вируса Бетховена, после нежного и печального Натсуюки Рандевуз я решила смотреть Призрачный Мэдхауз. Боюсь углубляться в этот вопрос, потому как сия пучина... словом, говорят, уже были случаи невинных славянских жертв.

Накатила я этой истории в количестве 13 штук частей стародавнего происхождения и 3-х посвежей одноразово. Последствия оказались самыми несуразными.

Вроде бы передоз бисененов с мохнатыми челками, нивираятна узкими талиями и лицами, похожими (почему-то всегда в таких случаях хочется сказать "на пельмешки") на беляши, случился очень быстро, прямо на заставке под душераздирающий американский синтезатор. Потом, в первые 20 минут стало понятно, что все, кто хоть как-то засветился в истории Японии с 1500 года, будут неотвратимо воплощены в японских школьников, в самых крайних случаях - школьниц. Когда среди всех красивых возникнул вообще самый красивый, в майке, колье и накладных ресницах, стал очевиден и весь фатализм произведения в целом.

И вдруг поразительный струнный плач в конце! Который аукается чем-то далеким и несбывшимся и обещает, что начавшееся здравием окончится за упокой.

Вроде бы действо сразу было обещано исключительно пацанское, и чисто теоретически этот расклад с девушковой точки зрения как-то абыдный...
С другой стороны, 400 лет - это вам не комар чихнул. Такое количество безысходной тоски не может не сдавливать сердце. Да что там четыреста.. я лично готова на безвозмездной основе мучить любова Наоя, который рассчитывал бы продержаться хотя бы лет сорок.

Вроде бы уж потом оказалось, что разрекламированной страсти, которой подразумевалось сопереживать легко и отстраненно, то есть без зависти к какой-то там героине, уделено времени, в общем-то, капля. Все больше ахалай-махалаю-ляськам-масяськам. И когда после привычной болтовни про "Кто-то-там, дай мне силу" все ждали чего-нибудь голосом Соби сказанного из области "Разреши подержу тебя еще немного", а получали махалай, это было очень смешно.
Но с другой стороны, оказавшиеся вполне уважаемыми мантры и вообще размах погружения в мифологию не вызывать восхищения почему-то не могут.

Конечно, призрачное присутствие на задах всего этого 40-ка томов оригинала одной своей массой внушает трепет к содержимому и во время просмотра навевает мысль о том, что автор является озлобленным японской жызнью женоненавистником. Потому что зачем еще пытать морально нестойкую целевую аудиторию древнеяпонской действительностью постичь нельзя. Известно, что альтернативная историческая правда в том месте, где ее совсем не ожидаешь, расшатывает нервы пучками.
А чего же, собственно, ожидаешь?

Тут, конечно, Наоя и, некоторым образом, Такаи. И вот на этапе подходящих к концу запасов ОВ произвольно выбранная зрительница, уведомленная про 40 томов, осознает, что 97проц. Наоя осталось маячить в непереведенной недосягаемости, ощущает себя обманутой подсунутыми махалаями и по отношению к истории не испытывает уже вообще никаких чувств, кроме одного - жажды ацких спойлеров.

По этому поводу гугла выдает информацию разрозненную и мутную.
Первое, что я узнала, было: "Корнет, вы... женЩИНА?" И это знание об авторе ваще запутало меня.

Про содержание выходит, судя по всему, что с 2007-го до сих пор не нашлось никого, кто прочел бы роман целиком. Более того, складывается впечатление, что знание это, как мощные техники ниньзей, разделено между отдельными носителями и хранится кусками, дабы никто не мог владеть им одна, повредиться психическим умом, узрев целостность картины, и пользовать его для порабощения остального девичьего мира.

В общем и целом, некоторые эти куски явились самодостаточным знанием о победе яоя над разумом. И я взяла и чего-то расстроилась. Есть такая хохма про "Любовь пьянит, но водка дешевле." Вот впечатление такое, что ту самую четырехсотенную страсть разбодяжили вдруг дешевой водкой. И вроде горячо пошлО и крепко, но эстетика и незамутненность утратились навсегда.

Все упало. Я имею в виду надежды и настроение. Много осталось непонятого. Например, что было такого в личности Кагеторы, который на реальной исторической арене выступал совсем недолго и совсем не успешно, что породило такую всепоглощающую ненависть и такую разрушительную одержимость. Например, чем завершилось то, что выходило неизменным через сотни лет.

Не знаю, можно ли считать, что этот роман возвеличивает саму по себе японскую историю, подхлестнув к ней волну беспощадного инерционного интереса со стороны наименее расположенных к истории гражданок. Во всяком случае, я как-то на заднем плане порадовалась, что про наше отечественное, например, Бородино можно читать Войну и Мир.

Зачем же нужно было вообще это все? Такой детальный мир - для истории, в нем не нуждающейся, и история, не вписывающаяся в мир? Похоже на попытку отчаянной девушки вопреки здравому смыслу вживить в реальные декорации мечту о непреходящей мятежности духа и веру в торжество его над условностями, временем и смертью.
"Вечная любовь, но время - зло для памяти моей." Вот, значица, как...


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (12)

Игра Тихайи [ТВ-1] (2012.06.14)

Все я вроде бы внимательно посмотрела. И все прочитала, что тут до меня уже было говорено.
"И даже после этого я не Ипполит"
В смысле не могу отделаться от ощущения, что сей энергичный и приключенческий мульт не по делу оставил у меня по себе какое-то тягостное впечатление. Тоски и разочарования, так бы вот я сказала.

Не то, чтобы была такая уж необходимость в нем копаться, а после слова "разочарование" вроде бы тем более нет такой необходимости, но просто вместе с тоской и разочарованием было у меня еще чувство, будто так оно создателями и задумано. Во всяком случае мое разочарование не было расстройством обманутых ожиданий (так как я искренне ничего не ждала от этого мульта), не было оно и огорчением от неудачной или грубой работы (наоборот, все тут прям так хайклассово, что некуда деваться). Оно было - неудовлетворенность при общем благополучии, когда вроде бы и картинка, и красавцы, и пафос, и все-то вообще зашибись, но никак не выходит избавиться от нудящего чувства, что все это как-то без толку. Как будто бы и красавцы, и пафос были ради тоски, идущей от пустоты и бессмыслицы всего наведенного лоска.

Наверное, такая мысль у меня родилась, в первую очередь, оттого, что я решительно не понимаю цели главной героини и ее всепоглощающего пристрастия к карточной игре. Она не так уж особенно амбициозна (ведь всю жизнь успешно наслаждалась статусом сестровой периферии), она не вникает и не понимает ценности этой игры, как какого-то культурного наследия, ее не занимает художественный смысл вложенной в нее поэзии, и уж точно она не влюблена в очкастого мальчика Арату (или Ватаю: что из этого имя, что фамилия, осталось тайной для меня). Зачем ей карута, я не могу понять совершенно.
Вообще-то, если уж до конца, то и характер ее не особенно мне понятен, она тут представляется какой-то однобокой и примитивной дурындой, которая может только переть к указанной ей цели, не слишком, кстати, стесняясь при этом в средствах. Вот она и прет, и будь вместо каруты что-то другое, она точно так же бы перла, как упрямая лошадь, и складывается впечатление, что, как у упрямой лошади, на глазах ее шоры, и это само по себе грустно.

Нет, я не намекаю, что упорство есть качество, достойное порицанья (такому я только заткнувшись завидую). Но тут вот то самое, что и во весь фильм: "хорошо-хорошо, да ниочинньта". То есть вроде б бери пример-не нарадуйся, но за этим упорством ведь не стоит ничего. За ним нет дела жизни, чего-либо сплеча желанного, за ним одна сплошняком пустота. Оно пестуется даже не ради каруты, а только само ради себя, словно работает вхолостую, не имея того, к чему могло быть приложено. Поэтому вся бодрая гонка Чихаи как будто отравлена предчувствием тоски, с которой она неминуче столкнется, когда остановится. Собственно, поэтому остановиться она и не может, поскольку в этой игре она не догоняет, а убегает от факта, что просто так невыносимо было бы жить.

Ясное дело, Чихая всего-навсего школьница (в самом начале ей вообще что-то там лет десять), и кажется маловероятным в этом контексте все то, что я только что написала. Но ее одержимость и вообще не реалистична, она как будто все время чья-то чужая, "авторская", перенесенная на нее кем-то другим, как карута, навязанная ей в сюжете. И снова печально это отраженное в нарисованной девочке стремление человека ухватиться за какой-нибудь смысл, которого нет. Я уж, конечно, не знаю, на самом ли деле так было заинтрижено автором, или мне из мнительности причудилось, только ужасная, тягучая тоска в этой надуманной страсти, в этом бравурном азарте, искусственно нагнетаемом, чтобы цепляться за каждодневную жизнь.

Про второго фигуранта, Арату (он же Жора, он же Гога), мне сначала казалось, что это такой прием специальный - не раскрыть персонаж. Чтобы, значит, девчонки возлюбили его не только за очки, но и за общую загадочность, территориальную удаленность и малословие. Он должен бы быть все время где-то вне досягаемости (во всех смыслах), как следствие, томить и маячить соблазном, как перед Малдером истина. Но сейчас что-то мне думается, что нечего просто о нем особенно раскрывать. Кисленький он какой-то совсем. Его страсть к каруте, как у Чихаи, не что иное как взятый на себя чужой пример, дабы было чем заниматься, такая бесцельная цель. Да в общем-то и страсть у него не безумна, и печаль не разрушительна, и любовь как-то тоже так себе... Кстати, про любовь, это принято что ль в Японии, что перед загсом надо пройти непременно какой-нибудь квест? Или что это было за торжественное обещание воссоединяться на каком-то там суперматче, где куча народу в спортивном прикиде страдает без циркуляции воздушных масс? Че они, как мушкетеры, хотят встречаться тока 20 лет спустя-то?

В общем, в показанной тут любви, как и в самой каруте, я жалею о поэтичности, которая могла бы быть и которой не было. Спасибо Achyru, он здорово об этом написал (я ваша поклонница теперь навечна! так бы ваши слова и скрала). Смешно тоже про трех супермоделей и грустно, потому что так и есть. И про королеву грустно: дешево с ней обошлись, при том, что за пять минут ей отведенного рассказа пообещали такого непустого персонажа. Мне даже успело повздыхаться, что вот для нее-то жизнь - карута, не для Чихайи, и не для всех других, которым она лишь заменяет что-то другое, недостающее для счастья. Хотя, кроме нее, мне по-настоящему понравилась низенькая девочка Кана. Наверное, потому что у ней за игрой тоже какой-то особенный мир, более объемный, чем внешний. Жаль, и ее глазами мы не посмотрели.

Что до спорта в каруте, тут опять остается лишь покивать вслед недосягаемому в своей правоте и лаконичности Achyru: не верится. Да и сразу же возникает вопрос, как Чихая вообще смогла достичь наивысшего класса, когда весь фильм после этого только училась, ошибалась и проигрывала. Загадка Ситтафорда... Ни знаний Каны у нее тогда не было, ни стратегии, ни опыта особенного, ни скорости, ни аналитических выкладок, ни памяти Тайчи.

Ах, вот Тайчи... Поразительно, что у тех же авторов, которые сочли Чихайю достойной воспевания в 25-ти частях, получился такой живой персонаж. И как же ж жалко-то его. Вот уж действительно пропадает красота. Красота нелинейного характера, затесавшегося в это кино, когда какой-нибудь Джейсистафф мог бы продать про него отдельный Лавлесс... Он, кажется, единственный отдает себе отчет и в своих целях, и в чувствах, и в возможностях. Карута ему нужна как рыбке зонтик, да и, в общем, ладно. Ведь за что бы ни брался, Тайчи все дается легко, не успевают завидовать. Но во всю жизнь (и тут уж не раскладывай пасьянсы) он будет несчастный человек. И снова, пожалуйста вам, тоска, потому что единственное, что ему самому по-настоящему нужно, он получить не может.
Нравится мне, как рассказали о нем, о его наградах в чулане, нравится и его невысказанная любовь. И если я не жалею потраченного времени, то Тайчи, друг, привет тебе.

Во всем остальном это кино суть свой же собственный рекламный постер: три отдельные фигуры в белом пространстве, неловко припорошенном размноженными в фотошопе листочками, а в глаза лезет пустота между всем этим.

Тоскливо мне. Коньяку к нему не хватает. А оказывается-то, будет еще продолжение. Что с ним теперь делать, даже не знаю.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (17)

В лес, где мерцают светлячки (2012.04.08)

Пишу общим порядком, так как хочется ответить сразу всем. Не так чтобы возразить, а просто вот даже не знаю, объясниться что ли? Так как мне жутко неловко, как будто тут обсуждают мое собственное творение.
Заслуживает ли этот фильм места в рейтинге (кстати, я не знаю, какое оно)?
Нет, думаю, не заслуживает. Такие вещи вообще не должны попадать в какие-то там топы, потому что к ним не надо приставлять какие бы то ни было мерила. Даже если бы он возглавлял список, мне лично было бы не по себе. И я говорю так не потому, что я припадочная барышня, плененная романтическим флером главного героя и так далее, и так далее... Дело все в том, что оригинал был вызывающе некрасив. Нарочито прямо некрасив. Если вам любопытно, обязательно посмотрите, как рисует эта девушка-художница. Ну, такое извинительно только для пятого класса физматшколы или полей собственных мемуаров. Поэтому, конечно, если уж выбирать, кем проникаться, то все пальмы с корнями принадлежат Соши с перчатками. Тут же дело вовсе не в бисенене (все-таки маска довольно идиотического вида, чевойштам...) и какой-то там чистой-пречистой любви (хотя, может, для кого-то и так, я опять же не спорю). Тут дело в том, что незамысловатая форма вдруг несет какое-то несопоставимое с ней содержание. Я просто говорю "несопоставимое", подразумевая какое-то "неподходящее", я не называю это шедевром. Я вообще не знаю, что это - "шедевры". Доля субъективизма в оценке всегда будет, поэтому просто, скажем, это было кино именно для меня и, видимо, именно мое сердце оно должно было ударить, и вовсе не обязательно, чтобы кто-то еще пострадал в этом инциденте.
Сопоставимо ли это с Нацуме?
Нацуме - есть более поздний продукт (рисовку я обсуждать уж не стану, вы меня извините, вообще не было особенной необходимости, чтобы Хотару перерисовывали, манга была самодостаточна. А если уж - то для меня было бы то же, если бы нарисовали как Маятник, форма звесь вообще вторична). И самое в нем печальное (при всей его замечательности), что это теперь именно продукт. Не изначально, но стал им. Тем, что созда-(ется?), потому что на это валит спрос. Это сочиненные эмоции в духе Хотару. Тогда как Хотару в этом ряду - та настоящая вещь, которая создана из ужаса. Не для денег, не по призванию или мастерству. Такое может быть создано только из ужаса. Что если что-то срочно не сделать, то. То однажды можно и исчезнуть вот так вот походя, без особых сложностей, а остаться призраком, так человеком и не побыв.
Для меня эта история трагична по многим причинам. Несостоявшаяся любовь не входит в число этих причин.
Меня тут задевает, например, главная героиня, которая палюбас может улыбнуться и сказать "Ну, а теперь полный вперед!", и я пойму, что это правильно и так только и можно, но никогда этого я не смогу прожевать (воистину предмет моей вечной зависти). И я буду долго насупленно думать: а авторша чо? сказала себе "Вперед" после Хотару? Или она все еще где-то там, и маска мешает ей рисовать свое Нацуме? (Я надеюсь, у нее все хорошо, и единственная необходимость ей думать об этом - это успех Нацуме с котом и жажда зрителями пятого сезона.)
Меня тут задевает, например, самая эта маска, о которой, конечно же, вам неинтересно всем читать и слушать мои растекания мыслями по деревьям и мои очевидные аналогии.
Меня тут задевает, например, сама идея фильма, которая упорно говорит мне, что он не о любви.
Меня тут задевает, например, именно то, что я чувствую этот ужас, и мое отчаяние происходит от того, что я не могу сделать что-то такое же, чтобы его больше не чувствовать.
Наверное, мне продолжать список не стоит уже совсем, и будем считать, что и пишу я это все из того же ужаса и закрою тогда эту тему.
Прост ли этот фильм сам по себе?
Да, очень прост. Поэтому, конечно, он и для меня, которая никогда не умела разбирать арт-хаусные все эти замысловатые режиссерские находки. Здесь, в общем, все предельно доходчиво сказано. Я, знаете, один раз прочитала где-то (наверное, тут) слова какого-то мальчика, который сказал: "Я не хочу, чтобы мне сложным языком рассказывали о простых вещах, я хочу, чтобы мне простым языком рассказывали о сложных". Вот наверное, я тоже этого хочу. Наверное, я хочу читать иногда именно такие вещи, похожие на послания, которые никогда не отправляются своим истинным адресатам, и на которые уж точно не получаются ответы.
Что еще сказать, не знаю. Как-то внезапно стало всё равно, что кто-то дальше напишет.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (91)

Маятник (2012.03.23)

Это прекрасно.
Не какой-то надуманной красивостью или особым изяществом, а какой-то убийственной простотой и искренностью, которой даже не прошено и от которой бы откреститься.
Так прекрасно, что хочется говорить и говорить, не важно о чем, и потратить много слов, чтобы не помнить уже под конец, с чего начиналось, и чтобы бессмысленные совершенно слезы сменились уж сами собой на веселую тему, и чтобы совсем уже в результате в своих же словах заплутаться и позабыть, что так вот оно и заведено, по черно-белому, да неровному.
Другого написать не смогу: к этим трем минутам ничего добавить нельзя.
Нельзя их и пересказать. Нельзя и не посмотреть, а лучше бы.
Я убеждена, что это и есть искусство анимации. Это, а не что бы то ни было другое.


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Пёс, я и Секретная Служба (2012.03.23)

Чудовищное кино про чудовищ. И сделанное чудовищами!
Потому что содержит бисёнена концентрат в таком бесчеловечном количестве, что содержание смысла перестает иметь смысл.
А еще потому что это былинный бред, но когда я так говорю, мне хочется самозакидаться помидорами...

Рассказываю про сюжет.
Имею я дурацкую унаследованную от папика склонность цитировать всяческий мусор, осевший в голове и валявшийся в ней безо всякого применения иногда целые годы, по самому непафосному случаю, когда, главна, никто не расположен с ним так вдруг ознакамливаться. И вот борюсь я с ней, борюсь, а тут внезапно ничего нейдет на ум: совершенный бланк мозга. Из чего я могу сделать вывод, что мой разум не знает аналогов этому! И теперь не узнает, так как, увидев уже первую часть, от ниажыданности я не снесла такого уровня кавая, и на сцене n-ного коленного преклонения он (разум), как еще раньше и разум создателей, вышел из павинавения навсегда.

Вообще показано тут про духов. Он вроде лис, но 9 хвостов натурального меха в наше время - типа атавизм немодный. А у нее рога, хоть и с цветком, но тоже как бы женщину не красит. Поэтому в быту он обычный мистер Вселенная в расцвете лет и строгом костюме, она - гатишная лоля в белом халате. Разумеется, он может всё, и силы его, перемешанные со страстями, кипят за холодной наружностью и удерживаются исключительно 3-мя пуговицами на пиджаке, одной на штанах и усилием воли. Она - имеет ноги, к которым можно припадать и складывать миры, но трогать ее не представляется возможным "за ее малый рост, малый рост", а также несовершеннолетие. Таким образом, суть конфликта в рабской покорности великолепия перед непонятно чем бесконечно убывающего размера, что вызывает у зрительниц неукротимую зависть и стресс. Потому как по габаритам у героини никак не получится поглядеть на него сверху вниз, а по положению в ейном присутствии главный герой как бы мелкая Сошка, и она им владеет до смертоубийства, давая при этом понять, что для нее он вовеки пребудет в разряде "какой-то холуй".

А ваще кому надо про этот сюжет?! Рассказываю лучше про героев.
Вы сразу же начинайте просмотр данного эпоса, если вы не мальчик, и у вас есть запасное сердце, которое главный герой мог бы разбить, и запасная печень, в которой главная героиня могла бы сидеть.

Признаю легко: она меня раздражает одним своим наличием, отягощенным, ко всему, ее феерическими проблемами. Еще у ней по традиции замысловатое имя, в данном случае настолько, что у переводчиков до сих пор нет его устоявшейся адаптации. Также по традиции она совершенно несчастна, и (тут уже чисто случайно) носит все то, что испытывает железную волю героя, и подбивает подспудно на компиляцию меня с токийской уличной модой: то есть юбку короче косы, кружевцы нараспашку и чулочки навыпуск. Она богата, красива и (предполагается что) умна. Интрига же в том, что она - есть хамло. И драматизм, подобный такому мне доводилось встречать только раз, когда после 10-тидневных рождественских распродаж в гастрономе мне позвонила подруга Маша и сообщила трагичным голосом: «Ты представляешь, я больше не могу есть икру...»

Естественно, хитрозовущаяся героиня не могла не страдать, не чувствовать собственной обделенности и, вследствие этого, не удалиться от мира, чтобы в одиночку нести свое бремя, туда, где ее уже ждали рельефы главного героя, его лунные волосы и колдовские глаза цвета китайских пластмасс.

Он, Соши Мицукакойтотам, - это то, ради чего следовало бы выдумать аниме-индустрию, если бы она не была уже выдумана для Миядзаки.
Да, у него холопская манера, но его развернутые плечи, застывшие в поклоне, кажутся выточенными из цельнокусочного мрамора, а все сложение его - это "рукой Челини ваянная чаша".
Да, он че-то все время ревёт и делает домиком брови, что даже были опасения, не стекут ли его глаза в конечном итоге по обеим сторонам лица, но этот его разномастный взор омутоподобен.
Да, говорит он нечасто и будто воспроизводит один и тот же заученный текст присяги, но речь его как рыночная дыня, которая "палавина - сахар, палавина - мёд".
Да, он сильно похож на дебила, но скрытый за этой эээ...невинностию соблазн, который он источает, принимает такие зазывные формы, что остановите меня, просто остановите...
Да, в образе лиса хвостов у него понатыкано чересчур, не верится то есть, что это может быть, так сказать, от природы. Но ушки! но обещающая декольта за полами халатца! но небрежная кисточка, болтающаяся в области той декольты! но сабля на отлете в отведенной руке...
Ну и, конечно, перчатки. О,.. Да в принципе, "О", и всё.
Они приспущены так, будто за их отворот предполагается засовыванье купюр, а оголенная кисть до манжета изящна в каждой линии своей так, будто она не от Соши, а от простертых рук ангелов с фрески, венчающей купол Сикстинской капеллы. В общем, перчатки пленяют воображение ровно настолько, что когда он одну из них снял, я покраснела, как флаг СССР.

Ну, и поскольку мне все еще неловко вспоминать об этом, отвлекусь на рассказ о понравившихся вещах.
И это, конечно же, неустаревающая классика в виде мальчика-зайчика по наименованию Нацуме, который необъяснимо засугоил меня своей страшненькой внешностью и своим масляным голосом до умопомраченья. И, что еще более тревожно и непонятно, это горничная но.1 (а по жизни но.5) с зелеными круглыми глазищами удивительной, но энергичной дурехи, которая также меня своим появлением обрадовала неимоверно.

Но что о них, что о них...
Когда, Соши-сама, мой компьютер был собран единственно для того, чтобы повесить на него ваши обои. Моя мобила нужна лишь, чтоб на заставку забацать ваше лицо (желательно совмещенное с какой-нибудь вашей изгибистой позой). Без Соши-самы существование лепестков вишни бессмысленно. И поскольку отныне за Соши-самой я буду следить днем и ночью, пожалуйста, если можно, разденьтесь в последних частях?
Надеюсь на понимание и дальнейшее развитие наших взаимоотношений, мцо.


+60Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (21)

Трогательный комплекс (2012.03.09)

Не знаю, как кто, а я обращаюсь к аниме-индустрии в исключительных случаях совпадения особо красивой луны с особо поганым настроением. Совпадения эти я для себя определяю как моменты душевной слабости, потому что обыкновенно они знаменуются нуждой в решительном побеге из реальности и жаждой всех этих неминучих хэппиендов, этой Миядзаки и раскраски бытия в 16-ть миллионов цветов.

Со своей стороны аниме-индустрия, как будто подозревая такую мою наклонность, именно в эти самые моменты мстит мне за непочтение, обрушивая на мой уязвимый организм массы всяческого Ун-га. Поэтому сейчас я радуюсь, что буду не про пейсатую девочку рассказывать, а, наоборот, про лохматую Рису, которая завертывает на своей рыжей голове всякие финтифлюшки и вообще трогательно-закомплексованная.

Про Рису я смотрела второй раз, так как луны не ждут, к сожаленью, рождения новых шедевров, а вверяться свежесезонным я трушу. Зато теперь вот есть возможность сообщить, что это можбыть тот один на сотни тысяч случаев, когда без оговорок можно утверждать, что фильм хорош и исцеляет анемию. Мне даже для него непросто с непривычки подбирать хвалебные слова, так как они уже чуть ли не совсем успели из моего лексикона утратиться.

И сразу же честно скажу, что не очень умею обосновать ощущенье дурацкого счастья, которое при просмотрах меня посещало, и главный мой аргумент, видимо, будет тот, что если бы не бывало на свете таких лавли комплексов, тошно было бы жить. Конечно, с доводом (ну, и мной) можно спорить, так как на первый взгляд в кине содержится все то же, что и в других. А все-таки и не такое. И я решительно отрицаю, что мне оно может нравиться только из-за того, что я девчонка и потому питаю извинительную слабость к показанной в нем платонической любви, а сверх того еще и седзе-канителям, под которые удобно ахать, хвататься за левую грудь и мечтать об их воплощении в жизнь.

Да! я признаю, что глядя на это кино хочется сидеть и держать прям в руке кусок торту (побольше), и откусывать от него, и чувствовать себя тоже растаявшей и пускать может быть даже умильные слезы, и думать, что все это хорошо, а может еще проговаривать это и вслух, неприлично, с набитым ртом. Хотя это истинно так, есть в пользу фильма еще и другие резоны, подходящие даже мальчишкам.

Например, я всегда считала, что для того, чтоб развернуть настоящую драму, не требуется изобретать армагеддон. Нет, ну оно, конечно, не грех, но как-то сразу же облегчает задачу: все рушится, Брюс Виллис ангажирован в рекламу, девицы с декольтами под угрозой, страхота... конешно, тут беспроигрыш почти такой же, как снимать про брошенных животных. И потому, когда для драмы нужно применять какие-то ненатуральные приемы, я сразу авторов не уважаю. Заставить чувствовать ее из повседневной жизни - вот это высший пилотаж. И, например, могу сказать, что в этом фильме для надрыва всей души понадобилась не смертельная болезнь, не легкое в эксплуатации сиротство, не страшный вирус, не война и не так далее по списку, а всего лишь банка экзотической консервы. Пока главный герой ее вертит в руке, внутрях все перевёртывается тоже, и хочется послать придумщику сего стишат внутри надушенной открытки.

Еще после кина думается неожиданно, что, пожалуй, мир красив не тем, что в нем возможен союз Брэда Питта и Анджелины Джоли, а тем, что в нем возможен вот такой забавный и неправильный дуэт из "каланчи" и "недомерка". И пусть кто-то скажет, будто финал у истории предсказуем, я протестую тогда! Удивительным образом этот финал даже совсем не имеет значения в фильме. Потому как, что бы там ни было, не пережить вместе с Рисой ее малые взлеты и сокрушительные падения невозможно. Я руку кладу на конституцию, - это единственный раз для меня, когда при просмотре думалось не о герое, а за героиню. Все переживания, все симпатии мои были ей, когда она захлопывала за собой двери, когда она отчаянно распрямляла спину, когда она подымала голову перед ужасной неловкостью, эх! Я уверяю вас, что ни одна вообще героиня не нарисована краше, чем знаменитые Рисовые мордасы!

А кроме тех незабвенных мордасов, есть ведь еще великолепнейшая, несравненная Нобу-чан, владелица отменного пенделя от совершенного бедра, восхитительного сварливого голоса и обаятельного Дарлинга, окончательно умиляющего своим протяжным "Нобу-чян, Нобу-чяяяяян..." Есть Чираху-чан, которая чихает как птичка. Есть потрясный певец Шуганезы. Есть неописуемый Отани с каким-то видать особо пейзанским выговором. Вообще, хочу сказать, что этот фильм на редкость приятно не только смотреть, но и слушать, именно из-за того, как в нем говорят. Самое, конечно, отдохновенное, что сразу нету героинь с голосом Степашки: не знаю почему, но у японцев канонично у всех романтических девиц такие голоса. А тут все по-простецки, человечнее, не по-дрожаще-театральному, не пафосно, не придыханно (хотя, Майти-сенсей, ни на минуту, пупсик, я не забываю про тебя), тут как-то все больше вопят, и каждым воплем утверждают, что все-то, черт возьми, возможно, а кто не согласен, получит мозгоправительный справа.

Ну и вот, я уже, очевидно, пришла в нужную кондицию, когда посмотренному верю до размытия границ разумного. Немного оправдываю себя тем, что моя любимая Риса выступала все-таки не против "насильно мил не будешь" (не приняла бы я ее унижения ради итогового "Ну ла-адно, на", потому как не представляю, что потом можно делать с этим "ну, ладно", да это само по себе невозможно), а против стереотипного представления о прекрасном, за "зорко одно лишь сердце". А раз так - паррадуемся на сваём веку, красавице и ее славным победам, и пожалеем о не менее славных ее поражениях на этом фронте. Почему-то только вот грустно становится вдруг, а с чего бы, если сам фильм разудал?


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

В лес, где мерцают светлячки (2012.03.04)

Жданный. Жданный так сильно, что аж без отчета, зачем.
Вот не припомню, чтоб хоть когда-то ждала с таким нетерпением фильма. А тут - прям беда. Тут я уж заранее представляла, каким он может получиться, и волновалась по-глупому, что может ведь получиться не то, и перетряхивала разный фанарт и первые кадры, такие мелкие, что и глядеть не на что, но и тех накопилось у меня едва с десяток, то есть катастрофически недостаточно, чтоб отступиться.

Потом меня, например, мог всерьез подолгу занимать вопрос "Как же у них Гин от Хотару будет спиною отпрыгивать? Будет он так отпрыгивать невесомо и вроде дразня?" И я тогда от манги шла пересматривать трейлер, как будто он мог своим высокоразрешенным наличием меня заверить, что отпрыгивать будет непременно как нужно. И до чего мне нравилось, как Гин там говорит! Особенное это на "-ма" придыхание, невоспроизводимое, которое по-ашенбаховски и не хотелось понять, а просто так - слушать, и которое оказалось словами "меня не станет".

Заранее (за ско-олько еще!) мне даже представлялось, что именно впоследствии я об этом фильме напишу (вот где сейчас это все?), думалось, что не написать никак будет нельзя, и кончится, что я уже наверное буду объясняться в любви. Из-за этого всего хотелось бы мне теперь в кои-то веки сказать по-настоящему хорошее, и предчувствую, что это не выйдет, так как до ужаса мне трудно говорить о том, что действительно задевает. Мало я могу сообщить понятного об основаниях своих по Хотарам страстей и уже приготовляюсь опосле стесняться собственных слов.

Ну...тем, кто еще не читал-не смотрел и хочет составить первое мнение, скажу, что в истории нет никакой интеллектуальной игры или там умной мысли. Поразительно даже вовсе никакой мысли в ней нет. Она из специального класса вещей, оказывающих противоположный прояснению мозга эффект. То есть как будто из вас повынали всю душу, сначала по-свойски с ней обращались, потом вернули на место, но как-то уже неаккуратно, а утверждают что так сразу и было. И поскольку как раз перетормошенной я себя в данный момент и ощущаю, то мне говорить еще дальше о содержании никакого смысла не имеет.

Про формальный сюжет тоже, наверное, ни к чему, иба я рассуждаю, что ТАК, как это кино, произведения создаются, чтобы над ними оплакивать не драмы персонажей, а собственные утраты. А если мне возразят, что это очень уж пафосно и что как это, мол, особенно "так", то сообщаю, что это когда кино, где пропорция неприкрытого бисенена составляет 1,5 минуты на 45 минут шелестящей листвы, способно выбить из-под вас психологическую стабильность.

Ну, а если серьезно, то оригинал слишком краток и слишком хорош. И это главное было опасение, - что хорош и краток, потому что к таким произведениям можно подходить только с клятвой Гиппократа. Поэтому случается мне писать сейчас с перерывами, так как из поклона вообще сложно. Этот поклон - хорошему вкусу создателей (вот тысячу восклицательных и всяких других непечатных знаков хочется поставить), который позволил им дорисовать до 45-ти минут не лишние события (как мог бы быть соблазн), а наполнение тем, которые были в оригинале. За это наполнение: одним светом, только звуками, только видом двух рук, держащихся за одну тростинку, за простое там, где не надо сложного, - браво.

За то, что Хотару похожа действительно на ребенка, а не на ломучую лолю. И за привязанность совсем не романтичную в начале. За звук часов, отсчитывающих бессонное время среди ночи. За "Я - Такегава Хотару, а ты?" и шум ветра в минуту колебания, когда не нужно было называть имени, ни к чему было его называть, а все-таки... И за то, как потом это "все-таки" прозвучало. За волнующуюся и волнующую что-то внутри музыку. За голос, немного гулкий из-за маски, так как что именно гулко из-за маски вдруг привело меня в полный восторг. За финальное "случайно" и все это вообще...эх (Я сейчас перейду на Лермонтова, честное слово.)

Это произведение в целом, и книга, и фильм, тем подкупает, что не создает ощущения просчитанности. Оно не "чтобы помнили", не "чтобы плакали", не "чтобы хавали". В нем вообще как будто не с умыслом так затевалось, а только ненарочно получилось как-то само, что все маленькие детали, вставленные будто для антуража, кажутся неслучайными. Символичная маска, которая нужна, чтобы быть похожим на монстра, а становится не нужна. Вскользь замечание "ты больше не пытаешься меня схватить" и бухнутое враз "я был бы рад". Рука, которая раскрывается для пожатия и - н-нет. Не разбивается ли сердце в этот миг!? И если можно тут его еще собрать, то только чтобы после - вдрызг. За одно только вдрызг, что никогда не скажут вам, что же он решил себе, этот неладен-будь-Гин. Не объяснят-не разжуют-не подадут гарсоном. Нет, вы будете мучиться. И за такое мучение - спасибо. Спасибо и за теперешнюю мою маету.

Ну, а что бы вы думали, тут не Невиданный цветок, тут "понимать не обязательно". И останусь с вечным сомнением, что ж за маской творилось во все-то сорок пять? Кстати, такое встречалось мне один раз, у Андреева. "Смех" тогда был, да и теперь вот не весело. Но я никогда б не надеялась в рисователях мультов (!) обнаружить такую прыть. Подступают слезы, а вам - бесстрастная маска, тут Хотару такие признанья, а вам - масочка крупным планом. На всякое переживание ответом ее одну и покажут, ничего не выражающую, и всё, всёо вместо масочки придется прочувствовать лично. Да видишь же прямо лицо за ней в эту минуту! А после такого как не кланяться?

На этом, наверное, не надо больше мне про Хотару, которая вышла очень уж человек, и Гина, который был непонятно кто, но "не был половинщиком в счастье". Может, переборщили с "юмором", а может и ладно. Может, мне не нравится вывод (вот восхищаюсь прям людями экшена! не то, что какие-то там, например, Тоны Такаки, совершенно не созданные для практического применения), а может и бог с ним. Я только видите что: никак не могу себе ответить на вопрос, кто же из них с бОльшим нетерпением дожидался лета?

И вообще мне эти ожидания прям дались! Видно, оправдываюсь, что сама уж так неприлично ждала, а чего ждала даже не знаю. И не знаю, получила ли то, что хотела, сверх ли того, или совсем разочаровалась. Вижу только, что "ждать уже больше не нужно".


+53Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (8)

Un-Go (2012.01.03)

Давно не случалось со мной такого метанья, честное слово. Потому что я посмотрела сейчас этот фильм, и с первого взгляда оно как бы бред государственного значения, прям бредятинка-бредешок. Но с другой стороны я ознакомилась тут же про неоцененность, раритетный жанр и даже какой-то роман, стоящий-де у истоков, да еще в авторстве якобы именитого чувака, так что, в общем, даже не знаю, какую сейчас применить деликатность, чтобы сдури не оскорбить перл мвухахою.

Сначала хотя бы, думаю, все согласятся, что обсуждать собственно детективную составляющую прямо смешно, так как...ну, это, одним словом, трындец. Потому лучше обозначить ее, эту составляющую, сразу как бы всего лишь ширмой, за которой скрываются истинные мотивы творения. Кино-то про срыв ведь покровов, да?

Значит, к мотивам. Они, к сожаленью, не так чтоб ясны, и поскольку я не исключаю, что одной только мне, то очень была бы не против, если бы кто-то взялся их мне обнажить. Сама я только могу сообщить, как меня каждая часть этой саги ставила чисто в тупик эпичным вопросом "И что?" по своем окончании. Но, надо правду сказать, и этот вопрос не мог мучить сколько-нибудь продолжительно, так как ему сразу следовал чудный цветастенький эндинг, а после нахламлялась новая ересь, затмевающая прежнюю абсолютно. Так вот я и осталась с недоумением, что надо было за покровами вывести: страхи войны, политические ли игры держав или технологические траблы какие, изобличение ли власть придержащих, или выверт природы людей, толкающей их к преступлению, подоплеку ли психологическую этих преступлений или ужас от ничтожности их причин, бездну ли раскаяния или неминуемость его... Всякая проблема непременно обрывалась этим вопросом "И что?", как если бы его надписали титром в конце (ералаш: дочурка сует в чемодан маму, которая не дает ей петь песню, которую хотят скачать 9000 гиков, а правительство не дает - И ЧТО? пара-пара-пам-фюиить).

Этим манером к совсем концу и сама причастность каких-то проблем к сюжету вызывает большие сомнения, а даже напротив, кажется мне, что авторы нарочно избегали любой, самой заурядной, мысли, как только могли. А могли они с большим умением, из-за которого совсем потерялось значение нескольких символов (и это несчастье!), сильно меня поразивших, как например, "Трое бегущих девиц". Как бы я чувствую, что что-то тут кроется, ведь долго бегут, да и не просто так - неглижами! Стало, не попусту сотрясают же груди, со смыслом... И все надрываю мозги, а впотьмах. Вот и пишу, и пеняю создателям, противореча со скрипом себе же, что в этот раз, слишком уж закрутили, хотя что бы стоило сделать хотя бы маленько попроще, а то что ж я как дурочка-то сижу совсем?

Но этим же авторам тут же хочу и воздать: ведь спохватились-таки в конце, черти! И только благодаря этому мы имеем возможность наблюдать, как последние минуты окончательной развязки как бы развертываются на фоне приглушенной песни Оксаны Федоровой и Николая Баскова, вот этой вот "..лай-лай..все в ми-ире лишь раааади любвие...". И этот счастливый исход, вероятно, надо тиражировать на все предыдущие десять "И что?".

В общем, единственной подпоркой этому кину остается именитый чувак в виде оригинального создателя. И тут можно сказать вот что. Японцы - они, канешна, загадочные метафористы, которых не любить стремно (Дадзай, люблютя!), поскольку надо, канешна, достичь определенного просветления, чтобы вкуривать не только, скажем, смысл танков, но и, например, прелесть супа из лопушка. И все же, несмотря на мое полное, сокрушительное даже, невежество в японских писателях, а уж куда там писателях политических, что-то, не знаю даже что, навязчиво подсказывает мне, что конкретно у рассматриваемого автора в его знаменитом теперь политическом эссе таки не предусматривалось богини с грудяме навыкате, ее бикиней, глубоко и бесповоротно перешедших ватер-линию, а также хотя бы и плюшевого смешарика с искусственным интеллектом, облизывающего главного бунтаря фланелевым язычком. Но! очень возможно при этом, что все-таки был толстопузый чувак, сначала носивший бумажный пакет, снимавшийся в нем для портретов, а после совсем отошедший от мира с силиконовой лолей на семь даже лет. И если, конешно же, все это в политической этой нетленке как есть содержалось, то я признаю, что чувак просто гений, и, чтоуштам говорить, роман шедевральный шедевр. Потому как, чтоб так сказать, надо известную смелость иметь.

Ну и могу уверять неустанно, что смотреть этот фильм нужно ваще всенепременно! И не только ради того, что он от начала и до конца составляет фееричную ржаку именно тем, что не должен ее составлять, но ради того, для чего он собственно, по огромному моему подозренью, и был нарисован. А именно для не-помню-как-зовущегося синеокого бисёнушки. Ведь это угловатое лицо, это брови вразлет, это глаза со стрелочкой ярчей небесной синевы, это правый висок, зачесанный а ля "товарищ Пестель", а левый в другую сторону, это, наконец, ноги, уходящие в бесконечную даль...вот зачем это все не случается в жизни!?


+24Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Невиданный цветок [ТВ] (2011.12.12)

Однако, тенденция: назовите хоть что-нибудь достойное за 2011 год? Уж явно не "Шестую зону"... Fate/Zero и Carnival Phantasm - вещи в себе, Тайпомуны никогда не работали в общем потоке.

Ну я не настолько слежу за "общим потоком", как вы лестно посчитали. Однако же и в целом, доверяя вашему мнению, совершенно точно можно сказать, что факт отсутствия другого достойного никак не делает именно эту ленту достойной.

А Ano Hana - всё-таки хорошее. Это его и приподнимает над обозримым шлаком 2011 года. А если всё - шлак, то зачем же вы его смотрите и плюётесь? Странная ситуация выходит.

Вот именно обоснования того, чем же оно хорошо, и не хватает вашему доводу до железности. Ну а смотрю, потому что как-то некрасиво прям судить по версии "я то-то не читал, но осуждаю". Все думала, ой ну вдруг! Щас возьмут, да и оставят недосказанным...но нет, опопсили.

Вобщем, либо вас куда-то занесло, либо вы вообще оцениваете аниме с неверных позиций.

А какие позиции верные? Я, честно, не в курсе... Вы подайте мне, штоле, руку, подсадите, такскть, из заноса, будьте джентльменом.

Не нужно страдать СПГС

Почемуйта? Например, то самое искусство, на которое вы ранее сослались, только на этом поиске и строится, и держится на одном на нем, прям на липочке. Если в этом произведении (а это, как вы утверждаете, образчик) не нужно искать смысл, то что в нем искать? для чего оно снято? И что в нем тада хорошего, если смысла и того нету?

Ах да, ведь уже есть неплохое - Romeo x Juliet.

Ну зачем такая ирония, а. Вы так снисходительны к авторам Ханы, и при всем при том не можете простить соблазна попаразитировать на великих? Не верю!


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (3)

Невиданный цветок [ТВ] (2011.12.05)

Обязательно оцените, что я готова снести тот момент, что "5 см" будто бы рядом стоят с этим произведением широкого э.. душевного замаху (хотя мне это уоочень тяжело дается), но за что ж вы обижаете искусство? :") Оно все целиком чем-то перед вами провинилось?
Я еще понимаю, аниме к анимам, все-таки жанр сам по себе такой спорный, не очень-то претендующий на какие-то там высоты (хотя некоторые и в нем умудряются, да так, что делается не до критиканства, тут спокою бы, вместо которого внезапно начинаешь ощущать какие-то смутные позывы пойти построчить смски в космос). Но уж каких-нибудь заслуженных мэтров, типа Шекспира, которые в жанре драмы тоже в свое время осмеливались пописывать, надо ж как-то отделять от вот Невиданных цветов. Нет?
Я честно не могу понять, что может задирать эту мультяшку над бренным миром. Не спорю, она могла бы быть хороша, если бы криэйторы оставили зрителю хотя бы шанс подумать. Пусть бы на том материале, что есть - мы бы простили им, еи-вот-богу, что протагонисты все дети (хоть гляньте, штоль, на какой-нибудь произвольно выбранный первый класс, какие интриги, какие там страсти, когда подавляющей проблемой является выяснение, кто какая Винкс), бывают ведь потрясающие воображение исключения. (И, кстати, мое разочарование в этом шедевре ничуть не мешает мне помнить все то, что было со мной в детсаду, включая обиды и огорченья, а также такие детали как стул в хохломскую смородинку и душку Павлушу, партнера по танго "Платочек". Ну это так - отступление.)
Так вот, мы б и думать не стали, что все это бред, а списывали бы оной на загадочность японского самосознания и раннего взросления не по годам. А лучше всего даже было бы думать, что это такая метафора, а дети - оно для удобоварения потребителя, вроде как принято про подростков и славно. Ну ведь даже ведь эти все доводы не помогают ж! Ведь так давят на слезу, спасу нет, аж до самой до испоследней капельки, а все им кажется мало, все наддают! Так чего ж с нами так-то? Негуманно это, знаете ли. Да и спеси у авторов что-то уж больно до неба. Свысока так они нам вещают, типа, мол, что с вас, болезных, возьмешь, слушайте уж, что вам талдычут! А мы бы и сами успешно додумали, прочувствовали, догадались бы... Нам ведь - ток намекни - мы тут же развернем всю грудь, чтобы во всю ее рыдать в последнюю рубаху. Но герои(ни) все 13 серий как заведенные будто твердят один и тот же текст: "Мы страдаем. Мы СТРАДАЕМММММ! Страдаааааааем мыыы!" Ну, иногда перемежая его стенаниями.
В общем, смею надеяться, что искусство все-таки не настолько ломовое и лобовое, не настолько занудное, не настолько и ненасытное, не знающее меры, чтобы с ним хоть когда-нибудь начало ассоциироваться что-то подобное обсуждаемому.


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Тетрадь дружбы Нацумэ (третий сезон) (2011.10.30)

Иногда бывает для какого-нибудь произведения не находятся слова и все тут. То ли потому, что чувства так переполняют, что и не выговорить, то ли потому, что само произведение кажется настолько совершенным, что как-то смешно и неловко пытаться присуетить к нему что-то еще. И прямо сейчас мне очень сложно писать. Правда из-за того, что мне банально нечего сказать про вот... это (я уж так как-нибудь - неопределенно, иба не хочется даже названием связывать это кино с первой частью). Очень мне, знаете, грустно. Тогда, от первого Нацуме, грустно было тоже, но совсем по-другому.

Вообще мне малопонятно (а потому завидно), когда в отношении этого фильма людьми обсуждается внушаемая им благодать, умиротворенность, какое-то там волшебство... то есть все то, чего я упорно не вижу. По мне, в Нацуме никогда не было ничего этого благополучного, приятно-хэппи-эндовского, жизнеутверждающего или там, прости господи, уютного. Как же ж вот объяснить-то... Да и ладно (раз уж необходимым эпитетом, по всей вероятности, мне голову не осенит), так как в нем просто вообще не было ничего, кроме тоски. Какой-то пронзительной и в целом бессильной тоски по незавершенности счастья. По неполноте любви. По заранее недостижимому, которое по всем канонам и не сбывается. И ничего нельзя с этим сделать, кроме как сочинять восторженные монологи, призванные нас же и убеждать, будто бы в этой несостоятельности своя красота, болезненная, но прекрасность, и будто от этого екает грудь. Что тут сказать. Я очень согласна этим всем умиляться в талантливых кинах и книжках нобелевских лауреатов. По факту же, то бишь для суровой и скушной реальности, в которой кругом только и происходит, что "по минутам осыпается ожидание невозможного", это очень неубедительное утешение. И было бы зело красивше, если бы в жизни, при всей-то содержащейся в ней чернухе, имелось для радости что-то поболее подобных эфемерных идей.

А имеется то, что и нарисовано - огромное одиночество и в нем моменты близости и душевного тепла настолько незначительные, что не важно, с чем мы сопоставим их продолжительность: они окажутся одинаково ничтожны для человеческого века и для бессрочной вечности. Каждую минуту каждой новеллы для всякого нового героя это история одиночества. И несмотря на то, что ни для кого оно так и не разрешилось (кроме, возможно, Рейко, которой перестала быть нужной тетрадь дружбы), Нацуме не прервался, а закончился. После первой части. И закончился как раз таки "завершенно", безо всякой недосказанности, коей можно было бы оправдывать если не неудачу всех продолжений, то хотя бы само их наличие.

По крайней мере, мне Нацуме никогда не представлялся каким-то там альманахом из баек про аякаси, надерганных с местного фольклора, а, наоборот, казался вполне цельным произведением, идея которого получает развитие от истории к истории так, что их нельзя поменять местами, и приходит к определенному выводу. Этот порядок - от непонимания к принятию и страху потерять - кончился тем, что... да смирением он кончился, чего уж тут разводить болтовню! И это логический итог для Нацуме, которому каждое имя тетради послужило для осознания этого, а не просто было случайно выбрано для заполнения эфирного времени.

Оговорюсь тоже, что вторая часть была просмотрена мною сразу же после первой, вместе, без перерыва даже на день, на всем этом всколыхании, так что я не ломаюсь, когда говорю, что она была ни о чем и ни для чего совершенно не нужною. Оттуда я, собственно, даже и не помню ничего, кроме какой-то нелепо неуместной темы с конкурирующими экзорцистами (и говорить-то странно об этом) и смутно истории про картину с вишнями (переиначенного повторения одной из предыдущих).

Но если вторая часть была просто какой-то никакой, то вот эта уже невыносима. Так как она полностью состоит из невыносимо приторного голоса мальчика, невыносимо наигранных сцен и невыносимо примитивных слащавых речей по какой-то видимо недоступной мне теме всеобщей правильности.

И все это вместе приводит только к одной мысли. О том, что, пожалуй, никто не созидает так много из душевного порыва, как японцы, но и никто, как они, не готов с такой легкостью тиражировать и разменивать этот порыв, имитируя его снова и снова, в случае, если на это внезапно является спрос. И в данном конкретном примере мы как раз наблюдаем сие распространенное явление, когда не история выдумывается для выражения идеи, а идея для продолжения истории. А ведь поначалу казалось, что не от развеселой жизни написано это, что не очень-то оранжевые мысли посещают автора, и что только по сердечному движению случаются такие вот сказки. Да и не очень уж сказки, раз уж на то пошло. Во всяком случае, каждый имеющий с тройку десятков друзей на фейсбуке может задаться вопросом, не имена ли то призраков, собранные лишь для того, чтоб не позвать их ни когда по-настоящему плохо, ни когда по-настоящему хорошо.

В целом мне очень понятны попытки мангаки выдавить из Нацуме еще и еще малость профита, хоть на них и жалко смотреть. И наверняка на ее месте я поступала бы так же. А все-таки грустно (пусть это и противоречит всему ранее мной же написанному), что Нацуме теперь стоит так мало. И надеюсь, Хотару и Гина она сторговала дороже.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (3)

Невиданный цветок [ТВ] (2011.07.19)

Благодаря методично мной отсматриваемым анимам я поняла, что в Японии есть сакура, скоростные поезда, высокоразвитая медицина, полезная еда, электрические провода, Гакт, человеколюбие и собственные боги. В Японии есть все. Жизни - нет.

Данное кино, развивая опыт других, не менее уважаемых лент, наглядно демонстрирует, что началом отсутствия жизни в Японии является отсутствие детства. В том смысле, что рождаются они сразу индивидами суровыми, побитыми обстоятельствами, обремененными вселенской мудростью и всякими абилками. И вместо сердца - пламенный мотор. Поэтому все дальнейшие процессы идут по пятилетке в три года (и сей фильм нам тоже это повествует), то есть неуклонно прогрессируют и достигают своего апогея в день крайнего школьного фестиваля, по итогам которого среднестатистический японец выходит не как это у нас записано на последнем звонке - со слезами математички в жизнь, а в тираж. Очевидно, что по достижении 18-летия с японцами случается какая-то неведомая потрясающая стороннюю психику фигня, которую даже нельзя показывать по телевидению, поскольку всякая анимационная хроника сходится клином на этом критическом рубеже. Но ладно.

В конце концов, страшно подумать, какой пласт культуры был бы потерян безвозвратно, если бы в ней не было японской школы. Хост-клуб и страдания Кари и Каны никогда не могли бы состояться, и Соби было бы не к чему прислониться в ожидании Рицки, которому, соотвецтвенна, неоткуда было бы приходить. Все утратило бы всякий смысл, кавай и художественную ценность. Но ладно.

Так как, к счастью, над данным-то фильмом эта фундаментальная основа сущего в форме буквы "пэ" возвышается во всю этажность, символизируя прекрасность и правдоподобие происходящего. А происходит очень многое. Если конкретно, то на фоне великолепных природных и местами урбанистических видов, за которые создатели, по всей видимости, продали душу дьяволу или квартиры на гонорар Синкаю, группа людей, изображенных на постере, горько и болезненно копается в своих чувствах, бесцеремонно расковыривает чувства ближнего и время от времени собирается вместе для участия в сценах массовой экзальтации. И всё прям это до того душевно... А группе людей по =17 годов и ихние чувства (нет, я не хочу этого...) взлелеяны ими в последние 10 (ну вот, назад не вернешь это знанье...). Я плохо считаю в уме, но это разбило мне сердце. Но ладно.

Ведь это не очень уж ржачно? Не так уж совсем, как когда, например, 6-летняя пупся внезапно ведет феминистские речи, а у ее названного опекуна вылазит сабля из локтя (тогда я ваще ачумела)? Тут, в принципе, как-то можно смириться... Не очень, правда, выходит. Но ладно.

Думаю, все виновато упадническое настроение, что я вот пишу, когда, наверное, нужно было бы говорить совсем другое. Наверное, все виновато настроение, что мне так отчаянно хотелось позабыть про возраст героев, про всю невероять загнездившихся в первоклашках страстей и думать, что все они просто абстрактные люди, для которых так тошно исходит пустое тягучее время. И верить и плакать хотелось совсем нестерпимо, а авторы, как бы нарочно мне, делали все, чтобы изничтожить и самую тень красоты, о которой можно было бы помыслить, приняв все условности и чаще отводя глаза.
Вот зачем они сделали Невиданный цветок такой театрализованной, бездарной и прикартоненной вещью, в которой деревянные ящики нарисованы дотошнее, чем люди? Зачем они сделали ее такой, что обращаешь внимание на деревянные ящики? Вот зачем уж были обязательно нужны эти сцены всеобщего плача в экстазе? Вот зачем они все объясняли? А объяснив, объясняли еще десять раз? Ну это же прям неприятно. Не знаю, хотя б потому, что в пищу уму предлагается нечто, что было уже пожевано какими-то малознакомыми людьми... Но ладно.

Ведь был же красавчик-спортсмен, теряющий понемногу рассудок, все время бегущий по улицам, когда "ее нигде нет". Была его холодная подруга, и целая жизнь - вдогонку. Была рыжеволосая модница, которая носит с изяществом всякий наряд и только маску - неловко. Был пестрый толстяк, все заворачивающий по кругу, и никак не идущее к нему искупление. И все это было бы грустно, если бы не было так смешно. Но ладно.

Иба главная печаль в том, что из-за всех младенческих, но нержавеющих пристрастий, всех философских заумствований в детских устах и всех канителей, с ними наравне смешон и Дзинта. И настроение испорчено совсем, потому что претит мне в его лице посмеяться над теми, которые любят естественно и безусловно, как будто по дурочке, не отдавая себе даже отчета, не назначая себе цены, не умея заодно левой рукою строить блестящей карьеры. Которые не делаются завидными женихами, потому как все их богатство, все достижение - в этой любви, что заменяет им остальное, осознают они это или нет, она составляет все их существование, так что их внешняя жизнь со стороны представляется жалкой. Но в такой вот дурацкой самоотдаче они по-настоящему велики, эти чудаковатые Дзинты, про которых написано: "Я люблю, не нуждаясь в ответном чувстве".

Словом, если эту насмешку создателям вы можете простить, то ладно.


+39Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Настоящие слезы (2011.07.17)

>Рефлексия и артистизм Шиничиро
Чивоо?

>Синие глаза и тихую печаль Хироми
Это точно про девушку, которая комнату сняла, чтобы сподручней было упражнять растяжку?

>Здесь всё настоящее.
Да ну? Как раз настоящего мало. И я бы сказала, ненастоящего больше в разы. И оттого над настоящим и хочется плакать, видя его смешанным с шелухою.

Ни один фильм так не злил меня, как эта историйка про малолеток. И ведь смотрела давно, а вот до сих пор всё жалею. И как вижу всю эту патетику, что об нем пишут, раздражение все с той же силой, как только что после увиденного, поднимается волной, и я ничего не могу уже сделать.

Я очень хочу, чтобы слова, к сожалению, мне не знакомого Sasho4ka об этом фильме были вынесены в избранное. Для того, чтобы всякий, попадающий на эту страницу, имел возможность прочитать не то, что там сейчас написано, а все-таки что этот фильм про то, что "социуму не нужны антропоцентристы, любят там они или нет...а кто супротив, тому поломанные ноги, одиночество, перспективы совершенства и волнующе настоящие слезы" и про то, как "из предполагаемого клевого сырья" вырастает наше Сенъичиро. Ну, ей-богу, неужели же весь этот бред с петухами стоит смотреть только лишь ради того, чтобы не нарадоваться в финале на получившийся после многосерийных мытарств союз?

В принципе, плохо ли то, что он получился? Пожалуй, неплохо. И даже, пожалуй что, хорошо. В конце концов, чем-то же надо и забивать пространство от адских ворот к Ахеронту. Никакого греха в этом нет: семейство, и свадьба, конечно же, будет, и фотки вокруг Фудзиямы. И очень вполне себе можно вообразить их дальнейшую жизнь. Где она, как сама признавалась, станет такой же, как его мама, а он - как его же отец, который тоже когда-то и где-то там сбацал в массовке. И вполне предсказуемо даже то, из чего они будут скандалить. И то предсказуемо, как они станут мириться. И ссуду на дом лет на 30 вполне себе можно представить. Только вот почему все это кажется таким мелким, жалким, поверхностным и убогим? Чо ж противно-то как, чо ж как маетно-то с него? Ведь хеппи енд же.

А жизнью завсегда рулят массы. Мейнстрим-с. Который и зерна и плевелы, скорее всего, перемелет все в ту же труху. И режиссер, да, глумливый правдивый засранец. И за чужой счет во всех отношениях примечательный Сенъичиро справил свои непримечательные мещанские страсти. И даж не заметил и так никогда не поймет, что прожевал двоих (и третью бы девочку прожевал, да нашелся вот второстепенный дурашка - вытащил). А мы чо, обсюрпризились что ли как будто? Как будто бы нет... А противно.

Ух, как противно сравнить. Как главный герой мнет свое лицо, думая "как, ну как я должен выглядеть, чтобы быть ей братом?", и как спокойно заявляет Джун: "мы совершенно не похожи". Как главный герой мысленно снимает платье с предмета своих страстей, и как другой ради вроде б такого же чувства с легкостью рушит свою жизнь. Как рыдает все время "в тихой печали" Хироми, и как от горя не может заплакать дурочка Ноэ... И, в общем, надеюсь, все сами удачно сравнят, а я вспоминать не хочу.

И как вы там говорили: "...под ботинком Шиничиро таракан"? "В шапке Шиничиро таракан"?, "В сердце Шиничиро - кто знает, тот поймёт"? Я, знаете, думаю, там таракан.


+24Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Псы: Бродячие псы, воющие во тьме (2011.06.13)

Как человек, склонный к унынию, я периодически для обретения бодрости воздаю должное паре-тройке бессмысленных кин. Я вообще такие мульты обожаю и считаю, что именно они олицетворяют собой назначение аниме-индустрии, то есть вселяют в сердца беспричинный восторг и желание не только шить нелепые главногеройские шмотки, но и ходить в них на работу.
Конечно, не всякие бессмысленные кины одинаково полезны. Бывают они какими-то смехотворными, вроде Предательство_в_курсе, или сопровождаются чувством гадливости, как какая-нибудь Дюрара. Даже не знаю, где та узкая грань, что отделяет заурядные бредовые кины от вот Догзов, об которых хочется говорить долго и с упоением.
Эти Догзы представляют собой эталонный образец бессмысленного кина, по недоразумению не помещенного в палату мер и весов.

Во-первых, они все вчетвером состоят из пафоса. Ойй, как я этот пафос люблю и уважаю! Не такой выспренний, когда "Ты убил светоч жизни, кто ты после этого!? О, я убил светоч, кто же я!?" (и так семь раз), а здоровый интегрированный в сам рисунок, неотторжимый и необрушаемый никакими доводами разума пафосище. Когда каждое движение наполнено им по верхнюю рисочку, и герои то и дело палят на зрителя через плечо, как бы вопрошая: "Видал ли ты? Видал сейчас ты это?"

Во-вторых, у Догзов есть лого. Оно какбэ доказывает, что уровень пафоса в аутентичном продукте и ему сопутствующих соответствует нормам и стандартам ИСО серии 9000. Как, например, одно начертание названия Лавлесс ввергает нестойких в трепет, так и тут отличительная татушная собачка настраивает сходу на радужный лад, намекая, что автор приложил известное тщание, позаботившись даже об том, чтобы было что напринтить на майку.

В-третьих, само собой, в бэкграунде у Догзов в качестве прекрасной родословной (которая вроде по сей день продолжает становиться еще прекраснее, хотя, казалось бы, куда, если в ней уже есть отряды Дартвейдеров-утят на поездах) значится оригинальная манга, в которой маразм бонтонно крепчает с каждым томом, зато из которой можно черпать разные восхитительные пикчи и, наверное, какую-то левую информацию. Полезность левой информации, как и непосредственное ее наличие, стремится к нулю. Правда, я читала мангу на русском, что обыкновенно является наихудшим вариантом для процесса понимания происходящего, поэтому мнение может быть спорным, а все картинки оказаться как-то связанными друг с другом. Хотя, если уж откровенно, это не имеет значения вовсе, поскольку каноничным способом ознакомления с мангой, составляющей единое целое с истинно-бессмысленным кином и обладающей постранично восхитительными пикчами, является простое листание, с сохранением на лице умильной улыбки в адрес художника.

Образчик хорошего вкуса, что в качестве носителей запатентованного пафоса Догзы содержат по описанию чумоватых, а по арту красивишных героев с ужасающим прошлым, которое в настоящем делает их по возможности несчастными. Важно, чтобы у них были цветистые имена, в японском произношении вызывающие наибольшую ржаку.
Дальше присутствуют достоинства и благи, могущие и в меньшей-то концентрации составить величье любого кина, а тут так просто приводящие в щенячий восторг своим изобилием. Сюда относятся такие понятия, как: мафиозные кланы, дно, готичная лоля, католическая обвитраженная церковь, катаны, дизайнерские костюмы, священник Ральф де Брикассар (или иной не менее модельной внешности), слепота на один или более глаз, цепочки из замысловатых секций, голые торсы, врожденные (или приобретенные) уродства, неуязвимость, шрамы, напульсники, перья, нержавеющая любовь, очки от дольчигаббаны, зубастые ухмылки, брови (или их отсутствие), перчатки, притоны, бинты (на шее, на шее...), ремни, молнии, часы (уже небось вовсю торгуются в инете), немота (у меня нет слов), кавайные близняшки, мех, кот в трусах (не в смысле, а в смысле трусы на коте), ремни вокруг бедер (о, сами эти ноги заслуживают отдельного рассказа), кровища, мутанты, трость, гриндерсы, уютный кафе-бар, хостесс, повязка на глаз, длинные польты, наганы, полоски (на одеже), фееричные стрижки, бетонный столб и всякие мелкие фетишки навроде сигарет.
Эти богатства распределены промеж героями таким образом, чтобы можно было совершенно ничем более не обосновываясь двинуться рассудком.
Михай такой Михай. Кто видел в жанре "mature" - так то было записано про него. У него зима, кашемир, рост, стать, полосатый шарф а-ля граф Дракула и, предположительно, прекрасная фигура, не рассмотрела. Хотя кого я обманываю, разумеется, рассмотрела.
Безымянная девочка типа Айны. Только пренебрежительностью автора к женскому полу можно объяснить, что она называется Наотой. Зато ей отошли покоцанное декольте, пара премилых платьишек, самый крутой шрам, сабля и враг, которому нада мстить.
Бадо. Собственно биологически-активная добавка в виде сплава Соби с Греллью и модным прикидом в милитари-духе. Он оранжевое настроение, отрада и неиссякаемый источник вдохновения для творческих девиц. Он делает хвосты на голове, моется в ванне и перезаряжает автоматы с двух рук из непосредственного упора в карманы жынс.
Ангелочек. Она же лоля, она же перья, она же готик. По-нашему Нелька. Ну, чудо! А как она в манге по скамеечке ходила! Это как-то так сразу дает понять, что автор, несмотря на всю им понаписанную ересь, в душе таки романтик, да. Даже я, к каваю относясь с большой прохладцей, была готова взять и прослезиться.
Хайне - вишневый десерт со сливкой. Это те самые предлинные ноги, кожаные шмотки, кожаный реглан, а под ним 12 огнестрельных ран. У него пирсинг в правом ухе, в левом ухе, в шее, далее - везде, и он умеет в сценах всяческой войнушки принимать позы, которые автоматически превращают эти сцены в эротические. Но и этого автору показалось мало для эффектного финального пассажа. Поэтому еще он альбинос, а также андед, что обеспечивает ему всю аудиторию Сумерек. При этом он такой себе мальчишеский, и вот что я скажу: поистине велик творец, что заставляет пацанов взлюблять героя, который каждое утро, а также всякий раз, как идти на поиски Подполья, тратит часа три на укладку (напишите мне, кто думает, что меньше).
Джованни (о да, имена...). Это явление. В смысле самостоятельное. Такое же, как чубы главногероическова семейства в Кланнаде. Вот ей-богу, не понятно, для чего нужное, но без него нельзя. У него полосатая сорочка, очки в любое время ночи, оскал, приталенный двубортный пинжак натурального гангстера и прическа, средняя между девичьим каре и фашистской каской. Блин, я люблю его. Что мне теперь делать?
Сюжет. Какой еще сюжет? Нет, в последней части был, конечно, некий непонятный диалог, похоже, призванный вплеснуть на угольки интрижки, но из него, естественно, запоминается лишь фраза: "Хайне, у тебя та-акое чувствительное тело", после которой сюжет опять перестает иметь значенье. И вообще смотрящему Догзов ни к чему, я считаю, задумываться о каких-то там мутных смыслах, он может и должен испытывать два позыва: незамедлительно скачать весь тематический авторский арт, потом неумелый фан-арт, потом уже самые чудовищные рисунки Хайне, потом самому нарисовать еще более коряво или, наоборот, в режыми клипа Take on me обрисовать себя неверной рукой, приаттачить в фотошопе к каждому поочередно и, наконец, почувствовать себя счастливым.

Одного не хватает этому кину. Оста. Крутого, как Михай, печального, как Наото, стильного, как Хайне и яркого, как Бадо. С другой стороны, если бы он был, ваще трындец.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

В лес, где мерцают светлячки (2011.02.26)

Ооооой, как же я буду ждать этот фильм! И, странно, одновременно жалеть, что его снимут. Наверное, эта история станет другой, цветной, движущейся, говорящей. Будет ли она такой же рваной, как карандашные рисунки этой девушки-мангаки, такой же невесомой, такой же краткой и такой же пронзительной? Вообще это самая красивая вещь, что я читала в манге. И даже ее переложение о Конохе в авторстве другой мангаки, которая очаровательно рисует, никогда не сравнится с ней! Никогда!
Она похожа на Нацуме. И она как будто без всего лишнего все лучшее, что в нем было, эта история, в которой нет ни одного прикосновения. В ней та же сердечная боль, та же неуспокоенность и те же глаза, что не дают быть похожим на монстра, если не закрыть их маской.
Ох, уж эта мозговитая студия! Ведь вот выбрали же!


+30Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Принцесса-медуза (2011.01.07)

Какая неожиданность вдруг: Принцессу обвиняют в шаблонности. Так ведь мало того, что новинки под луною изошли еще значительно до нас, какое, собственно, это имеет и значение? Например вот, любая музыка состоит из семи всего только всем известных нот; искусство в том, как ими распорядиться. И тут-то как раз авторы сделали это преловко! Так они лихо употребили эти пресловутые шаблоны, что получилось очень не классически. И мне даже стало интересно, как бы иные авторы так вывернули "свежее начало", чтобы в целом вышло гениально? И, главное, зачем же, чтобы непременно гениально? Меня вот совершенно этот фильм влюбляет своей негениальностью.
Это, правда, потому, что я принадлежу к тем несчастным людям, которые во всю жизнь не могут поверить, что ничего не бывает невозможного, и, подобно всем маловерным, более всего на свете желают быть в этом убежденными. Для этой цели, то есть чтоб наконец и увериться, я не пренебрегаю никакими средствами, не брезгую порядочными даже небылицами. (Тут я как будто бы оправдываю свою пристрастность к ТораДоре, Трогательному комплексу и даже в некотором роде Моей малышке.) Но после каких-нибудь, к примеру, Будденброков, отрадно думать, согласитесь, что земель хотя бы и за тридевять, по-современному за стопицот, а существует такой город Токио, где люди говорят на птичьем языке, а пишут уж и вовсе неразборчиво, где ходят по улицам прекрасные принцессы, рождается 100% яойной манги, обитает Хаул (да, всем реально наплевать, что он ирландец) и еще 40% холостых мужчин (и все как Сю).

Вообще, в один прекрасный день пришла я к заключенью, вполне, конечно, сознавая все кощунство, что вот такие вот истории, как рассказ о не ставшей принцессой Цукими и, наоборот, ставшей принцессой Кура...ко, пожалуй, шедевральней во сто крат, чем те же Будденброки. И будут шедевральней завсегда, покуда после них хочется не сразу пойти и повеситься, а наесться где-нибудь вкусняшек, покататься в электричках, повлюбляться без ума в китайских мультов, поприкидывать к себе пуш-апы подороже (ну, это если вы, конечно же, не мальчик...хотя, как фильм нам говорит, возможны варианты) и всхряпнуть, может, пару раз саке (читай - ликеру) за обсуждением вопроса "Как жить, когда твоя мечта тебя видала в старой майке с полным под нею отсутствием другого исподнего?"

Одним словом, такие истории я люблю. Которые утверждают жизнь без всяких на то оснований (а может и особенно если их нет) и утешают расстроенные нервы, как вздорная книжка, которую кто-то читает вам вслух, когда вы лежите с простудой. Люблю маленькие вещи, имеющие большое значение, как мимолетное пожатие руки, которое не стереть из памяти, каким ничтожным бы его потом ни выставляло время. Люблю недосказанное, которое все-таки было услышано и... В общем, из-за как раз всего этого фильм о дурнушке-мечтательнице и выдуманной ею Медузовой принцессе в платье из маминых бус был просмотрен мною безотрывно за ночь и даже повторен тут же с утра.

И я не буду неискренною, утверждая, что если и есть какие доказательства тому, о чем трубадурит Дима Билан, то фильм из весьма убедительных. Здесь нету Чужого, маскирующегося под обычного яша Усуя, нету и брата его родного Хищника, выпирающего из обыкновенной яшы Мисы, которые вдвоем затрудняют, конечно, процесс становления всяких надежд. Зато здесь есть неудачливые конфузливые лохматые тетки в заправленных в трикошки олимпийках с идиотскими ситуациями, дурацкими переживаниями и неудавшимися поцелуями, от которых (и от первого, и от второго, и от третьего) каждый когда-то мечтал провалиться сквозь землю. И эти-то самые неголливудские тетки представляются мне гораздо более совместимыми с реальностью, а, значит, может быть, что с ними за компанию и Кураноске не вкорню невероятен и существует где-нибудь взаправду вместе со своим редким талантом, который совсем не умение разбираться в шмотках, а - сердце. Признаюсь кстати, во время просмотра ни разу не пришло мне на мысли известное сходство с Хаулом. Но теперь-то я вижу его, хоть это не белые патлы, а именно только то, что сердце - лучшая часть всяких чар. И потому пирожочек Курако более всего красив не внешней пискомодной красотою, а тогда, когда он совершенно "наг": когда валяющийся на полу, со сбившимся платьем, недожеванным мармеладом, разоблаченный съехавшею грудью, когда: "И изо всех... она???"

И тоже примечательно, что эта самая "она" совсем не превратилась в лебедя и журавля и даже в медузу не превратилась. И вот не образец ли, скажем, это стереотипного мышления, что покуда не превратилась, то и все они с мангакой вшестером "намнооооого ненормальней"? И кто сказал, что почитать вообще их ненормальными не есть пример сопротивления человеческого ума оригинальности?
Мне нравятся они решительно такими! И главный герой мне нравится ужасно, хоть не могу сказать, что разделяю наружное им любование, да еще и завидую его мохнатым шортам. Но я смотрю и "забываю все плохое..." И это уж хотя бы оттого, что он твердил себе после кафе "Как я ужасно выглядел!" - из них-то, изо всех! Каково?

А, боже мой, еще же этот Сю... Хорош-то прямо как без предисловья! Слабость у меня что ли, не знаю, к очкарикам?

А тоже водитель, ох-одолжите-мне-батальон!? Эти гибкие принципы! Готова сию минуту заламывать руки в мольбе об овашке, минут хотя бы на пятнадцать, где только будет он один во весь сюжет тереть машину воском.

И, в общем, пока это все уж не стало вконец неприличным, могу подытожить, что раз всякому воздается по вере его, то я лично намерена верить всему, что мне тут показали. В трясущиеся руки Кураноске, отправляющего факс, в распущенную карьеристку, гадающую спьяну на ромашке, во взгляд Сю, который не требует какой-то еще болтовни, в несошедшееся платье Цукими, припорошенное искусственною выхухолью, в ее тепловые воспоминания, а в них - холодок от оправы очков, в звон чашек на пиру с миндальными раз-в-недельными пирожными и вообще в весь целиком рассказ о двух братьях, один из которых увлекся миниатюрной, воспитанной и немного старомодной девушкой в локонах, одаренной особым очарованием, капельку стеснительной, непорочной и, словом, созданной быть женою политического деятеля. А другой полюбил низкорослую зашуганную и стремнопричесанную девчурку с редкими бровями и небритыми ногами под костюмом "Абибас", закомплексованную, долбанутую, невостребованную и, словом, без всякого радужного будущего и прочих времен.

Эх...А красота-то - в глазах смотрящего, м?


+47Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Дюрарара!! (2010.10.08)

В начале своей плачевной анимешной карьеры я так проникалась поволочными глазищами и оборванными волосьями, что все, где это встречалось, казалось мне очень глубинно-осмысленным. C неловкостью припоминаю, что как будто даже появление роз перед появлением собственно блондина в Каре Кано мне виделось милой находкой. Но это все в прошлом, так как, наконец, после Дюрарары(вскл) я, приняв лицо и позу тупившей серий 10 и вдруг прозревшей седзегероини, подумала: "Боже, наверная я поумнела!" Ну в том смысле, раз мне теперь-то все, что нарисовано пофактурней, не кажется залогом премудрости. И эта мысль даже некоторое время была во всех отношениях приятной. Но после оказалось, что все-то в восхищеньи. И, наоборот, я, как героево-наше-временная публика слишком еще наивна и (не помню как там было) и не понимаю басни, если в конце ее не нахожу нравоучения. Правда, я шагнула в "не помню-как-там-было" дальше, поскольку не вижу в Дюрараре не тока нравоучения, но и самой басни.
Видимо, бисенены этого сезона совсем вынесли мне мозги, так как даже абстрагировавшись от того, что это аниме (а это многое объясняет), и от того, что это "легенды" (это призвано объяснять еще больше), в принципе, затрудняюсь сказать, про что ж и, главна, для чего эта история, и история ли это. Иба нету у ней ни завязки, ни развития, ни кульминации, ни там пятого акта, где чуваку в мохнатой шубке полагается напряжонна долго беседовать с протагонистом прежде чем его прибить, вследствие чего могло бы на худой (не побоюсь этого слова) конец произойти "..ах, елы, замочили хоть кой-как положительного Изаю! Бросаю смотреть аниме из-за нехватки нервических резервов..." Но нет. И в деле развлекательной мейнстримы создатели пошли не с начала, не туда и не до финиша, что олицетворяет оригинальность творенья. Таки это правда, не получилось упиться эмоцией, свысока начинающейся с "Ну я же говорил!..", потому что предвкусить этот сценарий вообще не представляется совместимым с рядовой степенью вменяемости. Уровень бреда тут настолько высок, что конкурировать с ним хоть как-то способен тока уровень изврата. И это контрольно олицетворяет оригинальность творенья.
Наряду с прославленной оригинальностью прославлено тоже и богатство. Богато оно от начала и до конца эдакой броской и глянцевой дороговизной, и напоминает, в принципе, две вещи: обложку космополитена, где и глазу выхолощено, и уму неодушевленно, и клипы репперов, где обязано поприсутствовать все, что охромировано, обрильянчено и остринговано, чтоб сразу было видно, куда пошло бабло, и внушало, сколько его было.
Ну и в лучших традициях перечисленного сюжет Дюрарары является быссмысленным. Правда, аргументировать, в связи с чем он кажется мне быссмысленным, я не могу. Так как объяснять, почему бред является бредом - это тупик. К тому же, как известно, бредовость сюжета ни разу не мешает шедевральности: все ж держится на персонажах. И тут они - как никогда!
Для 99% героев убить без весомой (а то и всякой) причины - ниче не значит (оно легенды-легендами, а герои-то в них гороцкие, каждоуличные, таксказать, ояшы, которым, по идее, УК еще мож и не указ, но некоторые каноны...ээ...видимо, это неважно). 50% героев убивают. 20% героев убивают целых людей из любви к частям людей. Те, кому по каким-либо причинам в рамках сериала убить не удалось, наносят тяжкие телесные повреждения. Труднооцениваемый процент героев - больны на голову. Треть предыдущих - на всю. 99% героев - не работает нигде (и прекрасно поживает) или зарабатывает нелегальной деятельностью (тогда поживает похуже: нервные). Вообще, кажется, хоть как-то трудится ток наш отечественный Сеня, и именно поэтому он, видимо, и негр. 100% героев (и это самое земляничное) - в качестве мотива своих действий обозначают любовь с оглоблю.
Ну дальше (после этого-то) уже не так смешно, понятное дело, школьники правят Икебукурой, всей Токией, а те, кто доучился до предмета "ин.яз." и миром. И только вырастая из возраста правления они одновременно выживают и из ума и годам к 20-ти становятся (поголовно) стариками и (тут уже по усмотрению) психопатами, просто тупыми, безработными, никчемниками второго плана, унылостью, презренностью и, в целом, массой и неудачниками, про которых аниме никак не снимешь.
Зато будучи правильно ориентированными молчелами по тамошней мерке можно продвинуться в главные красавцы Но.1 (не находит ничего более естественного от скуки, кроме как создать преступную группировку со всеми вытекающими видами деятельности), Но.2 (мыслительный процесс в корне повторяет Но.1) или Но.3 (ну тут процесс вообще определяет ножык, какбэ он с ней говорит, да).
Менее главные герои менее главны, но более блистательны. Доктор и егойный папаша - впитавшие, таксть, с молоком психопаты и садисты, призрак - ну "она тоже женщина нещасная, она графа любит", безымянная безногая - одержимая, гибддшники - маньяки, Изая - впечатлил немало, на фоне всей колоды просто бубновый валет, хоть и невротик (я ваще бы кино назвала "Извращенцы и Зая"), секретарша его - садистка со стажем и выдумкой, ейный брат - редкая тварь...в смысле божья, девка-сталкер - даже не знаю, как прокомментировать, бармен - ..а бармен! Ну тут почти так же страшно, как когда в Чамплу подумалось: "Ой, как эротично ему вступило в поясничку!" Тут, канешна, сошлись звезды, блондинная, таксть, копна, Боновские очочки, жилет в облипку и некоторая безвекторная дичь..короче говоря, тоже психопат.
Распространяться дальше не рискую, потому что остальных не помню (а этих бы скорей забыть) и, как уловила, тут уж обсудили, кто из них достойнее. Опечалило одно: среди достойных ни разу мне не встретились чувачки в газельке. Вот как-то оно и тоскливо, что по правде эти-то самые чувачки и разруливали все, навороченное главными красавцами но.1, но.2 и но.3. Но чойта переживательные девчонки не заполоняют форумы плачами за судьбину мясного мальчика в шапке, безглазого мальчика-кабачка и девочки неопределенного телосложения. Иба что? А то только, что нарисована вся троица негламурно, нестарательно так нарисована, как бы на сдачу, что всякому сразу понятно - таким неказистым никогда не отходят груди пятого размера (и девочке тоже ниче не светит), а, значит, нечего и обсуждать. И вот за то, что никто нифига не запомнил, как зовут хоть одного, смело можно вешать в жанр трагедию.
И вообще с такого надо, видать, переходить на хентай... Мне начинает казаться, что когда с телом делают то же, что тут с мозгом, это все же менее безнравственно.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ангельские ритмы! (2010.07.12)

Как-то это кино располагает к подбитию промежуточных итогов...
Поглядено многое. Перлы жанров и то, что на самом деле является (в моем понимании) лучшим. До того поглядено, что извечная проблема "нечего носить" была углублена до "нечего носить и нечего смотреть". И, пожалуй, только по причине того, что эпичные ленты с Джонни Деппом не выходят с недельной периодичностью, пришлось развлечься этим презабавным кенцом.
И впервые за "поглядено многое" я увидела нечто, с чем авторы по-настоящему делали, что хотели: хотели - переделывали опенинг и ендинг, хотели - вообще не включали его, хотели - убивали главных героев, хотели - воскрешали и рассказывали о них, а хотели, наоборот, - не рассказывали. Хотели - вообще плевали на сюжет, хотели - меняли его на первый попавшийся и, что примечательно важно, ранее запатентованный, но плохо охраняемый авторским правом. Хотели - играли в стрелялки и квесты, хотели - в любовь. Впервые вообще я увидела такой откровенный, наглый, фантасмагорический стеб над всем святым (что впрочем и не переносно) с настойчивой гордостью за вторичность своего продукта! И я бы хотела быть автором этого, чтобы тоже иметь возможность им гордиться.
Тут вас ожидает надругательство над всем, что есть каноничного в развлекательной индустрии, аниме-индустрии в частности и почему-то Харухи Судзумией лично. А также: над тупизной, малолетством и прочими до метровой колеи заезженными темами, над драматичными сюжетами и непреложными соплями, над высокими истинами и базовыми инстинктами, над цветом волос, цифровыми технологиями, школотою, топорами, бейсболом и похуданием. А исполнение этого надругательства является само по себе надругательством над устройством того и этого миров, кругами ада, буддизмом, христианством и непосредственно жизнью с ее смертельным концом. Тут юмор темнее черного. Тут потрясающий размахом авторский цинизм. (А в последнее время к подобным ему циникам я питаю больше уважения, чем к людям исключительной духовности, которые, кажется, готовы и убивать от избытка души.)
Могу еще признаться, что не просекла досконально логичность сюжета в кое-каких местах. И у меня остались некие недоумения по поводу компьютеров, программ, временного соотношения и далее того же. И, наверное, мне на них начхать, потому что хочется сказать вообще только то самое спасибо.
Не за ответы, за вопросы.
За то, что понимать не обязательно.
За то, что самое ценное в жизни является банальным.
За то, что обратное не справедливо.
За то, что фильм призван играть на нервах, и он играет на них джей-попсу.
За то, что я не хочу его пересматривать, а буду.
За то, что смысл все время где-то не там, где очевидно.
За "я все говорил, а она все молчала".
За "я разобью мячом твое окно".
За стопки манги с одинаковыми томами.
За мир, в котором бунтари не правильнее тех, кто сдался.
За "Называйте меня, пожалуйста, "Хрис...".
За то, что еще раз с ржакой вспоминается перманентно скукшенное лицо Уилла Смита в "Жизнях".
За "чем глубже бездна отчаянья, в которую погружается человек, тем громче вопль его души, жаждущей счастья".
Не за пафос, за насмешку.
Не за божественный мир, за семь дней деяний человека.
Не за свет в конце тоннеля, за разыгравшуюся клаустрофобию.
Не за девочку-ангела, за девочку-чертика.
Не за тех, у кого большое сердце, за бессердечных.
Не за то, о чем рассказано, за то, о чем промолчали.
Не за отряд "Хрен сдохнем!", за "И еще несколько десятков наших людей".
Не за тех, чьи имена запомнились в конце, за безымянных.
Не за лидера с бантиком, за то, сколько вообще их, таких-то.
За то, что на "жизнь несправедлива" у автора смеющийся ответ "Ага-а!"
За то, что говорится это не тем, кто так полагает, а тем, кто действительно в курсе.
За то, что девчушка, нецензурно долбящая с грязевого автомата в красаффца с компами, несчастней, чем оная в платье, сползающем с алебастрового плеча от силы тяжести неразделенной любви.
Не за плаксивый финал, за горе, которое приходит в тишине.
За то, что жизнь берет совсем не красотою, а с какого-то фига со всем своим уродством все-таки берет.
За то, что черт его знает, есть ли бог.
За "Ай'л би бэк".
За оголтелое желание жить.
За то, что шанс 1 к 6 миллиардам, а вероятность-то, как говорит великий Эль, ненулевая.
За то, что окно девочки не разобьется.
За то, что всё утешение - только слова.
И за то, чтоб одни эти слова хоть раз переиграли бы в ендинге чью-нибудь жизнь.
Да и хватит.
Потому как в результате совсем не понятно, хеппи ли это, да и энд ли. Думается мне, что товарищ японский Маэда Джун хоть не напоказ, а все-таки продолжает где-то там копить свои тематические 13 эпизодов, как собирал газетные вырезки небезызвестный Карамазов Иван. И за свои сомнения пусть уж он-неверующий достучится и докопается.


+236Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (8)

Самурай Чамплу (2010.06.10)

Краткое содержание. Было мною изучено почему-то только после последней серии.

Жанр. Интерес к катанам и хип-хопу отстоит от меня на сто кругов дальности, где расположен прямо перед мехой и поверхностным натяжением жидкостей.

Постер. Что вааще на нем нарисовано, удалось мне осознать только после просмотра.

Название. Никакого пафоса, да и слово некрасивое. Я чесгря думала, что это имя.

Что заставило меня посмотреть этот фильм, я ума не приложу. Вероятно, до просмотра мне как-то показалось, что в нем что-то есть. По итогам оного могу покивать, что что-то в нем есть определенно.

Это: типичный горячий мущина в красном из серии "в пасодоблях с таким не одни бы стесать каблуки", типичный холодный мущина в синем из серии "апупеоз" и типично кривоногая, типично малолетняя, типично негрудастая барбя в розовом. На этих трех китах возлежит нечто, далее именуемое "Сюжет". А с тылу к ним пририсован японский дореволюционный кайнозой (забойный адидасный лампас на кимане, приве-ет!), где неплохо, но редко кормят, и ничья жизнь не стоит ломаной монетки с дыркой посередке.

Сюжет. Разумеется! Что его нет, это неправда. Просто все время хочется и одновременно невозможно представить, чтобы он был другим. В целом он говорит нам о том, что в съемочной группе каждый день у кого-то был день рожденья, чем счастливо и объясняется постоянное благостное им пренебрежение. В некоторых сериях кажется, что сценаристы пришли в себя и на работу, в некоторых - что нет, еще не приходили. Но им прощаешь с пониманием, потому что, несмотря на это, у них очень всего удивительно в меру: и "***!", и "***?", и "***!?", и "ну вот, ***." Тоже радует позитив: памирают все резва, тихничнинька, разнообразна и с огоньком. Любовь - не нарисована, но торжествует. А что недосказано, так то играют лицами (играют (!) и лицами (!)), за что я пишу сие привстав, ибо велико.

Главная задумка, по моему мнению, тож не отсутствует и олицетворяет собой забежавшего в скучающий задумчивый офис какого-нибудь вздыбленного чувака (наверное, это должен быть режиссер) с элементом внезапности: "Пцаны, у кого фломастеры? Черканем по приколу, и чтобы еще был Чингачгук!? Ну там, кудасай?" И все такие: "Ёёёёщщщщщ!" Так как вообразить довольно сложно, чтобы группа людей методично, с серьезными лицами и в страшных творческих корчах, собираясь каждый день на суровые планерки, где плохих фантазеров лишают премии, обдумывала ЭТО как будущий неоценимый вклад в мировую арт-хаусу.

Конечно, можно и сказать, что кино является натурально экранизацией Акутагавовой цитаты про спички и жизнь, относиться к которой серьезно - глупо, а несерьезно - далее по тексту, и сильно не ошибиться. А в мужской части аудитории, наверно, должна произойти и инициация поиска глубинного смысла: путь, цель, все дела, былабычесть-былабычесть, но мне лична, как представителю стана любителей заценивать фасады, хотелось одного - расслабиться и переживать только о том, кто же больше нравится, дикий или сдержанный...

И, да, я вот все хочу поговорить об этом. Это вообще симптом какой-та тревожный, да, - думать, кто больше нравится из мультов? Хотя, чего тут церемониться, когда есть кого любить глазами! Когда холодненький суть Соби, интегрированный в чтеца книжек из Комедии, главный мущина напоминает разбойника из классической Паутинки (а в конце, благодаря бюджету, пропиваемому параллельно процессу создания, Онидзуку), и даже какой-та эпизодический абориген литый-литый недобитый Элька! Я вот думаю, тревожный симптом, что я в принципе знаю, кто все эти люди?

А! Про героиню ничего не написала. Ну, она напоминает девочку с обложки Кей-она и всех аниме-девиц почтишто скопом, ее все время и как-то несовместимо с жызней бьют и вообще всячески угнетают, но ей все равно завидно. И понятно, почему. Потому что Мугеееен... У него даже имя начинается с этого вот "Ммм....", а заканчивается так вот "Нннн....", а в середине... ну, оставим это. Просто наводит на мыслишки. И большей частию о том, что можно б у таких кривых и волосатых ног как-нибудь себя обронить. Тащась с этой разбойщины-цыганщины, не затруднительно всю жизнь трясти монистами, а через его отпяченную губку могу хоть щас чесать на конкурс мокрых маек и получить гран-при: я вся в слюнях.

Но если, очень взяв себя в руки, я еще могу признать, что его бунтарская натура, лехкая небритость и образцово-показательный пофигизм говорят о том, что где-то это все-таки герой мальчачий, то про второго нельзя заблудиться.

Загадочный, далекий, и, что примечательно важно, какой-та нелюбимый (навева-ает, навева-ает...), в общем он, без вариантов, рассчитан на подкос коленей. И если он рассчитан, то товарищи художники-режиссеры-ироды-вы, знайте! расчет ваш верен до пятого знака после запятой, я прямо вот сдаюсь, берити миня в рапство, я стану протирать у вас столы и перелистывать странички на блокноте.

Эта белая кожа... Этот подраспахнутый халатик... Этот одинудар=четыредырки... О даа, да-аа! Восторг! И ведь вижу же, вижу, как неспроста он то и дело топлесс (и, главна, как можно ниже топ и как можно больше лесс), и ведь мне хоть бы что! Что ж эта, создатели-саны, за силок такой, раз в нем маячит вот оно со своей осанкой и драмой (и глазами так: "ууу")? Да хоть сто раз! Да охотно! Да я в него не просто попадаюсь, я даже в него тороплюсь! Я скачу в него радужным подскоком во весь, так сказать, опор и прилялякиваю по пути. И, как говорица, "себя пострадавшим не чувствую". Госпадя, да он чего и не умеет, так не умеет до того очаровашно, что хочется ему простить все и во что бы то ни стало, пусть только ходит и колыхает вокруг красотою.

Подозреваю, что на данной стадии тревожные симптомы оформляются во вполне себе сформулированные диагнозы, но к двадцать-какой-нибудь серии это уже все равно, право... И думается только о трех вещах и одной странности.

1. Есть ли люди, которые после просмотра не слушали ОСТ? Я вот жалею, что не попалась мне та незабвенная былина, в которой какой-та явно не яснопамятный акын (не удивлюсь, что это режиссер) под ненавязчивую балалайку и выпрыгивающую лягву дурным натужным голосом прослеживает передвижение троицы по карте. Этот трек создан для установления на входящие звонки.

2. Дошли они уж что-та больно быстро. В основном, конечно, потому, что Япония поперек маленькая страна. И лучше было бы, чтобы они, канешна, бродили по России (вообще лучше, чтобы такие мужчины бродили по России, хоть прям с катанами и в деревянных сланцах, мы не дотошны в стремлении к правдоподобию), или по крайней мере пускай кансайские земли будут перенесены куда-нито за Золотое кольцо.

3. Уважаемое мирозданье, почему я не умею так рисовать, а совсем наоборот занимаюсь по жизни совершенно другой фигней?

Ну и еще. В какой-то части ничего хорошего не обещавшая тетенька сказала, что за гневом главного героя не слышно печали. Странно же, что в этом кино весь арэнбитовый стеб не может ее заглушить?


+38Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Мёд и клевер (первый сезон) (2010.05.23)

Считается, будто "Мед и Клевер" - это кино про неестественно устойчивую меланхолию на ровном месте и людей с качествами, несуществующими в природе. Точно оно так и есть!
Без исключенья все герои правильны и безизъянны. И, естественно, такие совершенства пережили еще динозавры.
Но вместе с тем они, честно говоря, выглядят так по-каждодневному, так по-житейски несчастливыми, как будто подгоняет их слишком уж реальное время, у которого каждый отмеренный шаг - одно приумножение печали.
Несчастливая Хагу, которая не может совладать со своим дарованием. Несчастливый рассказчик, влюбившийся с первого взгляда и с него же понявший, что это чувство будет только с одной стороны. Несчастливый неприкаянный сенсей. Несчастливая потерянная Рика. Несчастливая ногастая Ямада. Несчастливые художники, несчастливые бизнесмены.
И Морита, которому все нипочем.
Они не то, чтобы несчастны, а именно несчастливы той вечной нехваткой чего-то большого и значительного, которая не дает никак остановиться в стремлении к небывалой полноте жизни и какой-то завершенности, в поиске избыточного четвертого листка среди полян битком набитого трехлистного стандарта, чтобы уж было, так через край.
И несмотря на отдающие одновременно Форрестом Гампом и Экклесиастом толстые намеки на то, что жизнь, мол, это процесс, который совсем не оценивается по конечному результату, а счастье не неведомый пункт назначения, а скорее путь, предпринятый ради верчения педалей, так уж получается, что слабому человеку все же хочется результативности. И так уж получается, что для ее достижения он выбирает наиболее для него неосуществимое, мало задумываясь над тем, что станет делать потом с этим подведенным желанным итогом.
Что станет делать Хагу, когда нарисует еще сотню картин в дополнение к уже имеющимся десяткам? Что будет она делать, когда купит все до одной вещи из своего дневника мечты? Что станет делать Каору с взлелеянной свершившейся местью? А милая Ямада (как же хочется местами осадить ее по дурной ее голове), что станет делать она с этим венцом творенья под названием "Маяма", сочетающим в себе "все 30 совершенств"? Ведь не будет горше разочарования, чем день, когда откроется дверь, и он подымет руки со словами: "Вот, бери меня, владей и вообще распоряжайся".
И Морита, которому все нипочем.
Что ему делать с своим "нипочем" за такую высокую цену?
Кажется среди всех них наиболее "удавшимся" сенсей, этот герой сто второго плана, в котором никто и не подозревал каких-либо порывов, кроме создания массовости, и от которого не ожидалось никакого назначения, кроме связки слов в предложении. Оттого ли это, что ему так мало было нужно, но он вызывает наибольшую симпатию. Нет, он вызывает восхищение! Этот непритязательный человек-луна, который должен быть чьим-то спутником, хотя б пришлось толочься вечно около и никогда не протянуть руки, сойдя с назначенной орбиты. Кажется, ему необходимо солнце, чтобы светить. И мне все думалось, кто из героев вообще такой человек. Погибший Харада потому, что был более талантлив? Да нет, он просто был человеком, не переносившим одиночества. Эгоистичная Хагу? Она, несмотря на все творческие метания, не более, чем брошенный ребенок, за всю жизнь видавший один и тот же кусок внешнего мира. Может быть, Морита? Но он скорее похож на фейерверк, пестрый, шумный и...недолговечный свет праздника жизни.
И сейчас мне кажется, что никакие другие, а именно он, Ханамото-сенсей, чья жизнь всегда была лишь отражением чьих-то чужих жизней, и есть то солнце, присутсвие которого считается само собою разумеющимся, и которое замечаешь только тогда, когда меркнет свет. Поистине этот незаметный человек, кого и по имени-то называли лишь изредка, столь велик в своей безоговорочной любви, что "...не может остаться равнодушным сердце смертного и отзывается боем...", как отозвалось сердце Мориты. И его одного достаточно, чтобы назвать это кино шедевром.

К сожалению, кроме клеверной части в фильме присутствует и обильно льющийся мед в виде всеобщей эстафеты по геройству, рассудительных высоко-матерьяльных речей и единственно и необходимо верных поступков, которые к концу действа доводят до белого каления. Ну и, разумеется, решительное сведение бровей с характерным "Ёщщщ!", что переводится примерно как "давайте сейчас все будем стараться", "поработаем на славу!" и "приложим еще больше усилий", заставляющее русского печного человека чувствовать себя как-то неуютно. Этот концентрированный японизм раздражает почти так же, как анимешная способность показывать всех и вся дрожаще-прекрасным.

Но, слава богу, есть Номия! Битый пиксель в этой картинке идеальной пастельной тоски.
Среди незамутненного потока японского сознания он так исключительно, так радостно неправилен, что от него можно ожидать прям вот достоевщины! Несмотря на интеллигентные очочки он портит всю происходящую малину утонченного горя, как затесавшийся в чинное общество эстетов, за спинами которых маячат поколения предков, уходящие корнями в эпохи валенков на голове, циник, показушник и немножечко дурак. Он из таких, которые имеют обыкновение удивлять сами себя, нежданно-негаданно пуская всю жизнь наперекосяк, умудряясь влюбиться черт знает с чего, черт знает в кого, в "одну маленькую минуточку". И для каких-нибудь блаженных, несчастных и всеми покинутых, за их бледные чахлые шейки или лихорадочные заплаканные щечки кидают под ноги со всего замаху свои сердца так же легко, как до того гламурные мобилы с неисчисляемыми девчачими номерами в омут. А если суждено им при падении разбиться, то слушают этот звон с особой даже удалью, как звук бокала, шваркнутого об пол после выпитого залпом шампанского, - до самого последнего бряцанья.
Только он способен пробухтеть "да реви ты в одиночестве!" и, завезя как следует дверью, не найти ничего более последовательного, чем попереться на другой конец страны с выражением лица, подразумевающим перебор в голове всех известных непечатных иероглифов и даже некоторое словообразование. Только с ним могли случиться беседы с толстозадыми конями, искушения неприкрытыми ногами, а вместо изящных падений в душе в высокохудожественные позы непредсказуемые держания волос над фаянсовым другом. И только в его чувстве возможен такой моветон, как внушаемая им способность к ЩАСТЮ в самом приземленном его трактовании. То есть таком, которое рождает новое счастье и утверждает жизнь, и в котором предусмотрены выкупы невест, выращивание детей, засолка огурцов и бодрые выезды в...ну, что там у них вместо Гагров. И хочется верить, что в этой жизни, которая, как известно, вся состоит из прощаний, он тот один к миллиону "привет" без "до свиданья", из-за которого стоит ввязаться в эту четырехлистовую погоню.
И несомненно, среди рассыпанных по фильму романтичностей, навроде эпоса о розовых лакированных танкетках или целомудренного спанья в таких сердечно-ёкательных позах, что сразу видно, с каким коварным расчетом это обсуждалось в рабочем процессе, нет нежнее момента, чем внутренний диалог номиевских задних мыслей с передними на разные голоса, которые, может быть впервые говорили для одной и той же цели.

Ну а Маяма, этот первый парень на всем Токио... То, что Номия делает, потому что "он уж таков", Маяма делает потому, что хочет быть таким. И вся его стать кажется ролью, принятою потому только, что в ней он максимально нравится себе.
Его любовь предупредительна как официант, предвкушающий оплату Визою, обдумана как дело жизни и суха как квартальная отчетность перед ИФНС России. Нет в ней и полноты отчаяния, как, скажем, у Ямады. Нет и совершенного самоотречения, как у черненького сенсея. Нет в его чувствах вообще ничего, что начиналось бы с раскатистого "Э-эх!..", а уж потом окончилось плачевно. Наоборот, они плачевны с самого начала какою-то плачевною константой. И не то, чтобы они наверно были деловые, но все же вроде бы и деловитые, по негласным правилам, отклонения от которых требуют раскрыть какие-нибудь ежедневники и добавить коррективы в какие-нибудь планы. Ну и, безусловно, они трепетны. Настолько высокопарной трепетностью, что сам Маяма, неся свои обязательства, впадает в состояние такого дистиллированного благородства, как будто буквально посвящается в рыцари с целованием меча. До того тут все церемонно и красиво, до того как полагается, как будто специально по фен-шую проработано дизайнером. А уж когда Рика поикала, это казалось для их отношений такой совершенною дичью, что я думала, Маяма с воплями "Э? Ээээ?" сейчас побежит, не разбирая дороги, и будет приходить в себя где-то за пределами сюжета. Но это же Маяма, и он, как полагается, сдержался.
Вот, собственно, об этом и кино - о самой что ни на есть реальной жизни, которая случилась с донельзя, жестоко маловероятными людьми. Эх, Номия, Номия...таких-то не бывает пожалуй что и скорее, чем всех остальных! Но если и не бывает, то хочется, чтобы были.
И тем лишь прекрасен этот фильм, что его незачем было продолжать. После него хочется только, чтобы существовало все то, чему отродясь в нас заложено место: пусть остаются незапертыми двери, которые должны быть распахнуты, пусть испросим мы на наши чувства ответ, и у времени для них - поблажку, для размаха наших сил пусть будет дадено нам поприще, пусть из Монголий ли, из Америк, возвращаются к нам те, кто когда-то нас покидал, пусть мы будем красивыми в нашей любви и будем жить вечно.
Кампай!


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Тетрадь дружбы Нацумэ (первый сезон) (2010.03.24)

Есть фильмы - мимолетные увлечения, названия которых трудно впоследствии удержать в голове, есть фильмы-друзья, с которыми хочется проводить вечера, встречаются фильмы-загадки, над которыми приятно раздумывать, бывают и фильмы-влюбленности, которые ревнуешь к каждому следующему посмотревшему... чем дальше я сейчас углубляюсь в эту мысль, тем яснее понимаю, что это все не про Нацуме.
"Нет, я не Байрон, я другой" с комично вытянутым лицом - вот это про него. Он другой, и больше мне про этот фильм сказать нечего.
Захоти я, так его невозможно даже рекомендовать по аналогии с чем-то уже виденным (воображаю трудности всех тех, кому пришлось мучиться с его жанровой принадлежностью), поскольку он не похож вообще ни на что определенное. Он не похож даже на свое собственное продолжение, чужое ему, как случайный встречный, по ошибке принятый за друга.
Нет, фильм ни разу не демонстрация всего, вон выходящего из ряда, он в духе "Я смотрю ей вслед, ничего в ней нет, а ишь ты поди ж ты", из тех, которые невозможно полюбить "за что-нибудь". Пожалуй, что потому это кино и никогда не станет повально обожаемым: по-настоящему немотивированное чувство не бывает адресовано массам как спам по рассылке. Для Нацуме может сыскаться только предназначенный ему зритель, и он будет пристрастен, ничем не руководствуясь. Ну или разве что совсем уж эфемерными понятьями навроде врожденных симпатий. Вот я люблю и с легким сердцем признаюсь, что не могу назвать причины этого. Никак совершенно я не могу объяснить, почему меня до неприличия не волнуют его многочисленные недостатки, нелогичности и иже. Вообще не оправдано то, что мне нравится страшненький Котя-сенсей, и что сдержанный до нирыба-нимяснова состояния Нацуме с тремя отдельными ресничками мне нравится тоже. И ничем не подкрепляется то, что я нахожу этот фильм восхитительным.
Мало того, мне не приходит на ум ни одна завалящая аллегория про доброту, благодать и прочие уютства, и я отмахиваюсь от них со всем возможным на них наплевательством. Это кино не для анализа. Зато в нем теплится та самая божеская искра, какую здесь не раз упоминали, а ее не разложить на резонерские пассажи, как разбирают на уроках школьную литературную программу.
Нацуме из таких вещей, знакомство с которыми сопровождает чувство страха оттого, что можно было о них не узнать. Несмотря даже на то, он что оставляет после себя ощущение беспредметной тоски, не об утраченном, а о том, что никогда не может быть обретено, но на мгновение вдруг кажется возможным. Фильм сам по себе можно считать доказательством этого маленького жульничества, таким же ненадежным, как мелькнувшую в нем фотографию смущенно улыбающейся девушки - доказательством существования ее в этом мире.
Как трогательно в нем говорится о живущих и несуществующих, тех, кто близко, а наблюдает издали, о тех, кто долгие годы ждет, чтобы когда-нибудь отозваться, о тех, кто помнит, и тех, кому быть незабвенными, о тех, кто должен уходить, и тех, кто должен оставаться, о тех, кто просто носит зонтик... И что ж ты, господи, моменты их счастья - равно для краткой человеческой жизни, равно для призрачной вечности - всё только моменты?!
Что тут теперь ни расскажи, все будет немного не то, а половина будет не то совершенно. Просто в каждой картинке это безутешное кино - выражение какой-то неуловимой красоты. От грациозного движения, которым Нацуме закидывает голову назад, до полуулыбки, на миг скользнувшей по лицу черноволосого мальчика из параллельного класса, от светящихся окон ночного поезда, бегущего по рельсам, до сотен мерцающих огоньков, отражающихся в стеклах очков у близоруких глаз, от родимого пятна изгоняющего духов до бряцанья бубенчика на рукоятке меча его новой слуги, от расписанных масок призраков до потупленного взора девушки в синем юката с цветочками, от похмельных песен Мадары до мелодии, беззвучной в последний раз, от персика полузабытого Бога Росы до отнятой булочки одинокого неприкаянного духа, от белой кисейной шляпки маленького лисенка до соломенной убогой маски узника, напоминающей о его заточении, от черных-по-белому имен, вписанных рукою побежденных призраков, до акварельных фонов, на которых появляются названия историй, - прекрасно это все! Прекрасно так, как получается лишь раз, чтоб никогда потом не быть превзойденным. Так, как если б те, кто это рисовал, размешивали краски собственной печалью, личным непокоем и своими же несбывшимися иллюзиями.
И за это хочется сразу после просмотра в чем есть отбыть на студию и уж на месте обцеловать в троекратный засос каждого причастного, независимо от пола и возраста. Да и, чего уж там, и непричастных тоже. Хочется вообще любить "добрых и нежных людей", потому что пока создаются такие вещи, пока они воплощаются, и пока они согревают сердце, ей-богу, людей стоит любить.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рояль в лесу (фильм) (2010.02.14)

Я не знаю, что написать об этом фильме. И потому, что у меня нет слов, и потому, что он в них не нуждается. Это уникальное произведение, красивое переполняющей красотой, которое нельзя назвать иначе как счастливо сотворенным, подобно музыке, описать которую словами невозможно.
Рояль в лесу - немного комичное название, не так ли? Ни о чем не говорящее, как заголовки большинства классических мелодий навроде "Опус № 3" или "Вальс для фортепиано № 15", которые обывателю даже и не различить между собой. Но как в таком же незамысловатом пятом номере в нем оглушительно звучит мотив судьбы.
Судьбы, которая обделяет одних, других одалживает, а после пускает вдогонку призраков, которые станут бежать по пятам и тянуть свои руки, повторяя: "Отдай!.. Отдай!.." И возместить придется втридорога...
Судьбы, у которой совсем несмешная ирония, поскольку никогда не совпадают те, кто ее себе выбирает, с теми, кто бывает избран ею. И ни первые, ни вторые не силах изменить этой прихоти.
Поразительно просто, без надрыва и пафоса, представлена эта данность, и, кажется, рассказчик улыбался, как улыбнетесь и вы над хулиганистым мальчишкой в обвислой замызганной майке, но в этой усмешке и горечь, которая заставит вас расплакаться над несуществующим миром Кая. Горечь тех, кто так его жаждет, горечь тех, кто о нем не просил, и тех, у кого судьба отнимает его - свой же собственный дар.
"Разве не все играют одинаково?" Чтобы ответить на этот вопрос необязательно ходить в консерваторию, как совершенно не понадобилось Амамии его умение читать ноты, чтобы услышать чужую игру лишь однажды и понять, что ни хорошее наследие, ни отцовский пример, ни лучшие учителя, ни музыкальные комнаты с собственными роялями не смогут дать ему главного - божьей искры. Без которой все - пустое. И ее не просто нет, но никогда не будет. Потому что это то неуловимое, чему не натренироваться, не натаскать, не научиться. Ее не будет. Каково же заранее знать это? Знать, что, сколько бы ни старался, как бы виртуозно ни повторял чужие партитуры, останешься лучшим...ремесленником. И всегда, всегда таким. Каково бессильно сползать по стене, сознавая, что ты только в начале пути, но уже проиграл.
Проиграл, пока где-то на задворках географии есть те, другие, кто сражается с жизнью голыми руками, кому в реальном мире отведено так мало места, те, кого сжимают тесные стенки собственного ли увечного тела, жалкой ли комнатушки неназванной улочки в безвестном городке, но чей совершенный мир, который с ними никто не разделит, превосходит известные картографам континенты, те, что не могут оставить свой траур по прошлому и для кого, возможно, не бывает будущего, те, за кем следуют Моцарты, Шопены и Шуберты, и на обломках чьей жизни кто-то станцует стриптиз...


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Владыка Скрытого мира (2010.02.14)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
2dawulek

Дело, видите ли, не в том, что все здесь собравшиеся хотели слюней и хеппи-енда с держанием за руки и уходом в закат. И дело не в том, что эта концовка "мудра". И совершенный бред, что Михару никогда не использовал Шинраба..ну в общем неважно. Ее УЖЕ использовали. В том числе и он сам не единожды. Равновесие УЖЕ было нарушено, и останется нарушенным пока двое белых топчут свет, так о каком "никогда-приникогда" может идти речь? "А уж сколько народу в Европе полегло..." Как-то поздновато бояться, что бабочка лишний раз не тем махнет. Или типа счетчик сброшен и главное, чтоб дальше по-божески/буддийски/синтоисски/равновесному? Ну, Михару по самым скромным подсчетам с Шинра-сёй своей еще лет шыйсят мыкаться. Сколько Йойтев (ну и так, безымянного расхода) должно быть к тому времени на его счету, чтобы он мог в конце щаслева попасть в рай, где бодра доложить, что ни разу-ни разочку искусу не поддался и вахту по Шинра-се благополучно сдал?
Я обвиняю создателей не в том, что они не спасли Йойте, он, знаете ли, тоже далеко не пушистик. Я обвиняю их в том, что они не пошли до конца по той дороге, которую выбрали. Не использовать Шинра-сё - это тоже выбор, как и любой другой, который возможно было сделать. Почему же, если у всего есть цена, они не показали ту цену, которой далось ЭТО решение? Оно чуть ли не из самых "дорогих", а авторы попытались толкнуть эту концепцию, присыпав сверху пудрецой.
А речь-то идет о любви. Михару полюбил. Что же это за чувство, если у него на глазах умирает любимый, а он вроде как счастлив (да-да, в финале прозвучало это слово!) и умиротворен? Вы правда находите это гармоничным? Ведь это не просто поведение того, кто смирился с неизбежностью и не желает омрачать своей тоской последние дни неизлечимо больного - спектакль, который все равно никого не обманывает. Сладкий, елки-палки, ноябрь! Но ведь Михару не в той ситуации. Он-то не бессилен. Но если это его выбор, то представьте, во что ему обойдется бездействие, когда он это прекрасно знает. Стоять у постели такого человека с исцелением в руках и пальцем не пошевелить. Это, знаете ли, сильно. Да из всех он заплатит наибольшую цену! А остальные - те, кто поддержал его в этом решении, что должны чувствовать они? Ведь все они соучастники и им тоже жить с этим решением. Не зря Кумохира-сенсей всю жизнь мечется в сомнениях. Он знает, что и его правота неоднозначна. Каково ему было смотреть в глаза убитого Койчи? Что-то он тогда не лепетал о счастье, спокойствии и собственных детях. А тут нате вам: "Ой, милая, щас вот этот памрет, так сразу пойдем еще наделаем!"
Что до Йойте, то он убийца, не нужно забывать об этом, и он тоже платит. Платит, умирая столь тяжело, а не превращается в умильные блестюшки. Его плата страшна уже сама по себе, но каковы его страдания, когда он покидает единственного близкого человека едва его обретя? Те же, кто остается...да у них до конца дней должны в ушах стоять его крики.
Как я уже говорила, я считаю, что у этой истории не может быть однозначной развязки: кто за какую концовку, это скорее уже личное мироощущение каждого. Но, наверное, мудрость как раз в том, чтобы понять, что у каждого выбора свои последствия. "Мед-пиво пил" тут не подходит, поскольку не существует правил добра. И обидно, что такая умная вещь вылилась в итоге в столь сладостное вранье.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Владыка Скрытого мира (2010.01.08)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
Он великолепен. Несмотря на труднопроизносимые слова и всю ниндзевски-нунчаковую атрибутику, из которых он состоит практически наполовину. Мне просто не приходит на ум ни одного другого анимационного фильма, где в ролях были бы заняты не персонажи, а люди. Да, да, со всеми тайными техниками, фантастическими способностями и долголетьями они более реальные люди, чем герои любого другого самого наиповседневнейшего кина. Вы спросите, почему? Да потому, что ни на одного из них невозможно навесить ярлыка. Хоть мало-мальского. А зрителю ведь нужны ярылки. Простые: "Герой" или "Нигадяа-ай", или чуть более сложносочиненные: "Харизматичный злодей, которого, конечно же, оправдывают намеки на ужасное прошлое" или "Несчастная дурочка, у которой зато большое сердце" или "Борец за справедливость, правда, не всегда честными методами, но это потому, что он страдает". Словом, чем интеллектуальнее кино, тем больше эпитетов и тем больше радости от их угадывания по подсказкам, которые создатели дают в ходе повествования. Неизменно всегда одно: зрителю надо определиться, за кого болеть, кому сочувствовать, на кого раздражаться, в кого влюбляться и чьи обои повесить на рабочий стол.
Так вот я не могу определиться, чьи обои мне повесить на рабочий стол! Потому что (и тут я теряюсь) никто из них не схематичен. Никто не держится рамок собственных формализованных черт. Тут у каждого своя правда, и с места каждого она, черт возьми, кажется правильной! И выходит, что не по хорошу мил, а по милу хорош.
И прямо как Рицка, на кого ни посмотрю, я люблю всех: энергичную Раймей с великим для ее руки браслетом из бусин, влюбленного и неловкого Гау, пытающегося подражать своему идеалу, разрывающегося в своих сомнениях Кумохиру-сенсея и его рассудительную невесту, жизнеутверждающего владетеля Фумы с его несерьезностью, розововолосого жестокого Райко с висюльками на поясе и странно добрыми глазами, белых мальчика и девочку с их неизбывным бременем, восхитительного прямосердечного журналиста Юкими, до последнего готовящего свой невкусный лимонад, даже холодного лидера Серых Волков с его слепой утонченной спутницей... ну и, конечно, их: маленького апатичного Михару и печального Йойте с отросшими волосами. Я люблю их души-потемки, их сильные характеры и чувства их, неожиданно хрупкие как и их ломкие фигуры.
Они маются в нерешительности, и обижаются, и скрывают обиду, то ведут себя эгоистично, то где-то вдруг альтруистично, они падают жертвами обстоятельств, они обманывают и бывают обмануты, они стесняются, они ошибаются, они выглядят презренными, они, в конце концов, осознают свои чувства, а не просто приобретают статус "влюблен"! А за не играющую "несущей" роли в сюжете клаустрофобию, добавленную просто как характеристику персонажа, я вообще аплодирую стоя!
Пока прыгаешь от истории одного героя к другому, меняется все, что до этого себе определил. То, что вначале кажется добром, предстает в невыгодном свете, а кто-то "хочет зла, да делает благое". Так и получается, что нет здесь ни плохих, ни хороших, ни, что удивительно, второстепенных. Все они сложные, недопонятые, и всех их по-своему жаль.
Эта неоднозначность делает историю не просто набором боев за неважно-какие-то-там артефакты. Она заставляет зрителя вступить в игру с вопросами, заведомо безответными, и в итоге оказаться бессильным перед кажущейся легкой задачкой: "Вся сила мира в руках у одного мальчика. У него есть "возможность" и есть "выбор" ее приложения. Рассуди!?" Добро и зло даны - ведь это же так просто! Да только дело в том, что как ни поверни, это не две различные величины, а все одна и та же.
Как же поступать? И если ты способен что-то сделать, то должен ли? Стремиться ли достичь вселенского счастья и жертвовать сотни, но ради миллиардов? Правы ли те, кто плевали на судьбы мира ради тех единиц, в ком для них заключен весь мир? А как насчет того, чтоб сохранить нейтралитет? И никогда не заступать ни на чью сторону? Ведь, куда бы ты ни склонился, для всех других сторон останешься злодеем. А как насчет безучастных, кто дает свое молчаливое согласие и на первое, и на второе, и на третье?
Все зависит от того, как посмотреть. И это "как посмотреть" к 25-й части подняло планку столь высоко, что...
Я злюсь. Потому что когда оторвавшийся от досужих посмотров проходных школьных комедий зритель пораженно замер и уставился на создателей, переспрашивая: "Как-как вы сказали?" В этот момент истины неожданно стушевавшиеся создатели отвергают свой собственный шедевр и выдают зрителю 26-й пристнопамятный эпизод. И это такой ужасающий, чудовищно нелепый попятный, что, став свидетелем этого поступка, краснеешь за чужую неловкость. Как будто замахнувшись для триумфальной пощечины праздной публике, они оконфуженно почесали себе то, до чего дотянулись. Ибо в тот момент когда ты понимаешь, что никаким вином не залить всю горечь этой жизни, они предлагают зажевать ее напшиканными из баллончика пластмассовыми сливками и еще водружают наверх клубничку.
Я, конечно, понимаю, что трудно решать, чья правда правдивее, но эта попытка закончить "ни вашим, ни нашим" вышла по-обыкновенному мерзостной. Эта последняя серия - это что ли концепция мирового равновесия и всеобщего душевного покоя? Да она настолько чужда всему рассказанному ранее, что кажется фрагментом другого сериала или, на худой конец, по ошибке экранизированным фан-артом школьницы, впечатленной красивой рисовкой!
Что это за засахаренный мармелад? Что это за разговоры про "Ах, я должен умереть самой страшной смертью!", полностью отрицающие личность Йойте? Что это за поступок Михару, который противен его природе (как, впрочем, и просто противен сам по себе) и совершенно не согласуется с тем, как развивались его чувства до этого? Откуда, прости господи, создателям прибредилась церковь? Это что ли нам должно сказать о том, что случилось просветление, и все воспоследующее поделается по-христиански? Так пошлее и гаже, чем воспоследующее, трудно вообразить себе. Все герои начинают вести себя вдруг не просто несоотвественно своему характеру, они вообще начинают вести себя не по-людски.
Эта парочка, в доме которой умирает ребенок, умирает страшно, когда один за другим отказывают внутренние органы, это они-то обрели покой и могут, сидя в обнимку и глядя на него, мило улыбаться друг другу, мечтая о собственных детях: "Как хорошо, дорогой!"? Или, может быть, в мире и согласии стали (вдруг!) жить-поживать свои тягучие годы Койчи и его спутница, на глазах которых уйдут все?? Или счастливы Раймей с Гау, поняв, что их самый дорогой человек принес бессмысленную жертву? "Я не хочу, чтобы тебя не стало, но я уважаю твое желание, аминь" - с этими словами для Михару, ясное дело, естественно совершенно успокоиться и идти дальше радостно ждать, когда Йойте умрет. Так оно и надо? А после его смерти, наверное, надо еще пуще веселиться от того, что все так здорово разрулилось? Ах, у него впереди долгие, дооолгие годы веселья наедине со всей на свете мудростью! А все остальные заинтересованные стороны просто внезапно забудут про нее и будут наслаждаться наступившим дзеном?? Канонiчно!
А что это за живописно летящая "звездная пыль", когда мастера Киры ждет разложение заживо, труха и прах как плата за отнятые жизни. Так чему они все розовенько улыбались? И, пожалуй, один Юкими, не пожелавший навестить Йойте, не умея изобразить приличествующего случаю "одухотворенного" лица, сохранил этим человеческое.
Эта лицемерная и постная как вареный минтай поделка так же противна как и воспетая в ней до небес политика невмешательства. "Я сделаю то, что ТЫ давно должен был сделать!" - разве Йойте потратил остатки своих сил из симпатии к Райко или, тем более, к Гау? Нет, он просто сравнил их с собой и Михару и поступил так, исходя из своего представления о дружбе и любви к другому человеку. Он сделал это ради самого чувства. И ЭТО - момент, когда он впервые, пожалуй, так выражает свои эмоции, - и есть его понимание того, что значит кем-то дорожить. Прямым текстом говорится о том, что для дорогого человека Йойте использовал бы и Дайю и любую другую ересь, аморально это было бы или нет, и какова бы ни была цена. И вот Йойте весь фильм просит своего единственного друга: "Помоги, я не хочу умирать!". Это навязчивый страх, которому подчиняется все его существование, это больше чем желание, больше, чем просто прихоть. Он ждал помощи от Михару, исходя из СВОИХ представлений о дружбе. Так откуда взялись эти мыльно-оперные речи в конце?
Но бог с ним, я еще допускаю, что несмотря на то, что "Йойте никогда не было наплевать на себя" он мог изменить свою точку зрения, увидев колебания Райко, чтобы Михару не пришлось расплачиваться за исполнение желаний, ведь, как тут правильно было отмечено, платить в жизни приходится за все. И Райко, пусть и опосредованно, все же "заплатил" за Гау.
Но Михару! Где мальчик, который выбрал странного человека и, несмотря на всю абсурдную и необъяснимую природу этого чувства, ради этой любви отрекся от своего равнодушия? Где мальчик, который 25 частей разрушал стену безразличия, в которую напрасно бились и друзья и близкие? Где тот Михару, который без колебаний использовал свою "фею", враз научившись этому без всяких долгих лет медитаций, не думая о том, что она его просто убьет? Мальчик, в мороз в одной кофтенке обежавший полгорода по кровавому следу Йойте, вот это Михару. Всю силу своих тощих рук он использовал, отчаянно прижимая к себе уродливое хилое тело своего друга. и ЭТО его представление о том, что значит, кем-то дорожить. Вкладывая всю физическую силу в объятие, чтобы удержать Йойте, он, располагающий силой гораздо более могущественной, ничего больше для этого не сделает? Внезапно(!) он становится абсолютно согласен со всем, самоустраняясь от принятия решений и демонстрируя свой коронный номер "моя хата с краю" (что даже в первых частях было скорее напускным), как будто предшествующих эпизодов вообще не было. И этот Михару будет жить припеваючи, зная, что мог даже не менять прошлое так, чтобы Йойте не принял киры, что стерло бы их встречу, а просто вы-ле-чить? Охотно верю, что он обретет душевный покой, да!
Печально, что довольно скрупулезно следовавшие оригиналу создатели вдруг неожиданно забыли, что автор не делал из Михару подлеца, а из остальных моральных уродов. Но не простится им то, что своей самостоятельной работой они убили то почти осязаемое чувство невысказанной нежности, которое на протяжении 25 серий постоянно присутствовало в этой истории о бессловесной привязанности двух маленьких людей, как третий невидимый персонаж в каждом кадре, где были они двое. И вот после этого никому не видать душевного мира: ни героям, ни посмотревшим, ни (и я на это надеюсь) создателям.


+28Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (9)

Фантом [ТВ] (2009.12.21)

Странное мнение складывается об этом фильме. Если думать о том, какой он, то я бы сказала, он несносен.
Несносно какое-то рассеянное повествования, размазанное по каждой серии, несносна унылая в полном составе мафия, ее косплейный и джакузистый главарь с волосами до попы (лучше бы он тоже был просто уныл) и даже Клаудия, которая при таких размерах харизм просто должна быть поразвлекательнее!
Несносны также создатели, имеющие своеобразное представление о монголах и прилагающие слишком вялые усилия по привлечению народных масс за плечи главного героя. В результате чего становится непереносимым желание поговорить с телевизором в моменты, когда влюбленным героиням приходит охота поромантизировать на тему: "Ах, Рейджи, ты не такой!" с ответом: "Такой, такой!". Пожалуй, кстати, это первое, за что хочется воздать столь неприлежным создателям должное - они не сделали из Цвая белоснежку. И они сумели выразить весь ужас этого своего поступка в одном маленьком движении, потребном для смещения прицела на высоту чуть ниже обычного человеческого роста.
Далее несносна розовая гламурная рубаха и сама по себе ее (и прочего гардероба) бессменность.
Несносны совершенно заставляющие очень удивиться мстительные кампании за безвинную леопардовую Джуди и пожар лоли-страстей (он прям как знал, что когда-нибудь у нее тоже будет пятый размер), а также бразильские диалоги на тему: "Я приду к тебе!", "О нет! Это я приду к тебе", "Нет-нет, лучше уж я приду к тебе.." и кажется, что было б красивше, если они бы просто разрешили уже эту проблему, кинувшись навстречу друг другу. Желательно под музыку из Будулая. Но за отсутствием места для разбега даже этому не приходится порадоваться.
Поверх всего перечисленного несносна главногероическая тормознутость. Да! Так как нет никаких сил смотреть на отчаянные старания героини, которая и выглядывала из душа, и примеряла бикиньки, и капала водою с мокрых волос на ключицу, и даже применила казалось бы "верняк" - метод прямой речи с одновременной демонстрацией различнорасположенных шрамов... Он оказался старым солдатом, не знающим слов любви, и этот языковой барьер, видимо, преодолен быть просто не может. И если вдруг когда-то и возникала хоть какая-то надежда, то решительно "братика" и "сестренку" перенести было практически невозможно, не возопив: "Где те хваленые инстинкты, которые возвели это недоразумение в ранг героическова героя?!?!?" Даже мне, в силу половой принадлежности обязанной воспринимать благосклонно едино платонические вздохи, карамель и летающие лепестки (желательно) роз, уже хотелсь какой-то определенности и было никак не уразуметь, как можно в момент распахивания кофточек подсчитывать количество невыполненных обещаний и нудно и обстоятельно озвучивать результат.
Несносна внезапно, то есть без вообще всякого предупреждения, появившаяся школа, а также вместе с ней возникшая куча, куча персонажей, без которых можно обойтись, и разговоров, в которых нет никакого смысла. А, да! Несносна также очень добрая ягненочная Мио.
Ну а когда удается смириться и с этим (ведь сериал без школы - что седзе без школьного фестиваля - афегенна зря потраченное время), начинает поражать отсутствие хоть какого-либо труда по объяснению дальнейших (в это самое время и имевших место) поступков героев. Нет, мы все, конешноже, придумали уже им веские причины, но осадочек остался!
Однако есть в этом сериале что-то (без понятия что), что заставляет к нему не просто возвращаться, но ждать следующую серию с упорством, достойным лучшего применения. И со смутными и невеселыми предположениями о собственной склонности к мазохизму все же продолжать просмотр. И продолжать изводиться.

А потом все это прекратилось. Фильм не закончился, он просто прекратился. Он перестал. Как будто неслышно поставили точку в конце дневника, написанного мелким дурацким почерком. И, ясное дело, была там написана полная околесица, но эта точка в конце жизни.
Мы досаждали вам? Больше этого не будет. Вам было скучно? Больше этого не будет. Вам не нравились герои? Больше этого не будет. В последние две-три минуты те самые безалаберные создатели, тщедушные безобидные японские очкарики, бодро надавали относившемуся к ним с неким презрительным снисхождением зрителю оплеух. И понапрасну уже инстинктивно возишь кругами мышкой, пытаясь вытрясти из последнего эпизода еще тридцать секунд. 26 частей нудноты, будничности, тяжести, скуки, нелепостей, неприятного, непонятного, алогичного, смехотворного, неоправдывающихся ожиданий, предчувствия, надежды, разочарований и потом без лишних слов, по-простецки, вот это - то, чему у русского человека не может найтись первого цензурного эпитета. Вот так война и мир! Вот так жизнь-сражение и (естественно отсюда ожидавшаяся) славная гибель на поле брани! Определенно где-то там должен был бы появиться Рюук - его бы очень повеселило такое зрелище.
Но больше этого не будет...Вот когда посещают мысли о том, что "жизнь прекрасна при любой раскладке". Когда ничего уже больше не будет.
И скучная мафия - безымянные статисты, и злодеи, которые казались "необходимыми лицами пятого акта", и любящие, и ненавидящие, цепляющиеся за жизнь, и отнимающие ее, и время - все вышло. И стало почему-то казаться, что не Фантомы в своих фарфоровых масках, так навязчиво стилизованные под безвольных кукол, которых дергают за нитки, но все они марионетки, балаган, надевающий одни и те же театральные костюмы и пляшущий под музыку в серебряном брегете. Они приходят, и они сходят со сцены...И опять эти часы, всем задающие тему, и заставляющие вспомнить, что и мы так же растворяемся где-то, когда они прозвонят, как призраки, и никто в этом спектакле не выходит на поклон.
Ну а после всего остается стойкое впечатление, что именно это раздражение, расстройство нервов и было тем самым, что удерживало внимание на этой истории о фантомах и заставляло ждать каждую часть с надеждой, что в ней что-нибудь произойдет. Разве не так же устроено в жизни, где повседневность с ее случайными людьми, той самой кучей проходных персонажей, печали и нелепицы, драмы и бессмысленные разговоры составляют тот груз, который придавливает к реальности и удерживает возле нее, пока где-то там в следующих частях остается ожидание маленького счастья.
Ну а то, что больше всего бесило, - неопределенность в чувствах героев, была ли она? Да, не ей он бормотал признания, не с нею спал и не ее приглашал на киношные свидания. Но когда бы ни стала валиться назад, она падала в его руки. Те другие, может быть, были любимыми, может быть, были желанными, может быть, были дорогими. А она была - карма.
Нужно ли было говорить о чем-то еще в этом фильме о невыносимой легкости бытия?


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Корзинка фруктов (2009.09.06)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
Кто может сказать, что не любит волшебных сказок? Совершенно никто. И с готовностью начинаешь слушать историю о корзинке с фруктами, в которой есть все, что бывает в сказках и заставляет волноваться воображение: таинственные чары, бедная, но добронравная героиня и, конечно же, многочисленные прекрасные принцы, заколдованные, но готовые опекать ее до самой чьей-нибудь смерти. Все так, как только можно ожидать. Приторная доброта, и сиротство вместе со злобной тетей-мачехой, и коварное проклятие... правда, многое слегка странно, но это же непременные атрибуты жанра! И потому смотреть фильм легко и приятно, ведь впереди такое же непременное окончание в стиле "жить-поживать, да добра наживать", и думается лишь о том, какие же головокружительные приключения в конце концов к нему приведут.
И вот вовсю работает проклятье, летят во все стороны одежки, и непривычные к столпотворению принцы кругом попадают в нелепые ситуации, а благообразной Тору, последнюю возможность называть которую дурой отняла у зрителя история про путешественника, на роду оказывается написаным таскать на себе раздетых мужчин Сомова семейства. Они-то, к счастью, как на подбор: шалопаистый новеллист Шигуре, вечно изводящий своего редактора, непримиримые враги Кёя и Юки, демонстрирующие рельефы по всякому удобному поводу, холодный и загадочный доктор Хатори, ребенок-колокольчик Момиджи, громогласный любующийся собой Аяме... Весело! Весело!
Но знакомство с семейством затягивается, а приключения всё не происходит. Никто не отправляется за тридевять земель за чудесами, никто не изничтожает злодеев, никто не выступает в полные опасностей странствия и не сходится врукопашную за руку принцессы, чтобы потом торжественно объявить победу красоты, доброты и справедливости над всем прочим.
И начинаешь как-то ерзать, хмуриться и тревожиться, и кажется, что что-то пошло не так. И все действительно не так. Кёя и Юки вдруг оказываются всего лишь союзниками в своем одиночестве, потому что противник, которому можно противостоять, - единственный, кто есть у каждого. Под маску бесстрастия полуслепого доктора загнана способность чувствовать глубже других и хрупкое воспоминание о девушке - своей мимолетной весне. И смех маленького Момиджи такой звонкий из-за когда-то сдержанных слез. И невыразимая печаль оглушает в молчании малышки Кисы. И никак не может обернуться счастьем любовь Кагуры. И за беззаботностью Шигуре такое же безнадежное одиночество, как и у других...
И как-то незаметно все реже кажутся уместными забавные шутки, и все непонятнее назначение новых персонажей. Но создатели безжалостны: придется посмотреть их всех. Больше и больше. До тех пор, пока не понимаешь, что проклятье - это не кавайные зверушки. Проклятье - это проклятье. Это отчаяние, слезы, горе, тоска, боль, страх - неотвратимый ужас, который гонит судьбу под откос, и ее уже нельзя остановить. Это неподвижные фигуры проклятых, замирающих каждый в своем углу в напрасном ожидании, это бессильно упавшая рука с сорванным браслетом. Это вся жизнь, отданная на искупление неведомой вины. Это когда удар любимого приходится в раскрытую ладонь любящего, и он на мгновение закрывает пальцы прежде чем оттолкнуть, и ты понимаешь, что стал свидетелем минутного объятия... Это когда не бывает чудес.
Когда же все это становится так ослепительно ясно, только сильнее тревожит отсутствие связного рассказа, только больше маешься перед экраном и все мучительнее чувство того, что все увиденное неправильно. Тогда появляется Акито - тот, кто, пожалуй, разъясняет все, хотя его появление и вызывает в три раза больше вопросов, чем возникло до этого за 20 с лишком серий. Что в нем такого, в этом жестоком, истеричном, болезненно-утонченном персонаже с волнующе-картавым голосом? В чем причина благоговения перед ним всего семейства? В чем суть его влияния на них - любовь ли, почтение ли, страх ли? В чем состоит проклятье, которое он несет на себе? Да что же, наконец, во всем этом так не дает покоя!?!?
И вдруг понимаешь, что это само проклятье. В нем странность. За все время ни разу не было сказано, в чем оно, почему, за что. И, что самое странное, не было сказано, как его снять, можно ли его ВООБЩЕ снять. Что это за сказка, в которой никто даже не ПЫТАЕТСЯ разрушить чары!? Да бог с ним, с жанром, разве это не странно для фильма в котором даже не прослеживается единой линии сюжета, и проклятье - суть основная интрига, которая только и объединяет отдельные истории? И вдруг оказывается, что смысл не в том, чтобы его снять, смысл странным образом в том, чтобы с ним жить! И само оно - лишь метафора.
Недаром оно такое чуднОе - проклятие календаря, проклятие времени. Неважно в каком году ты родился, и какое животное тебе покровительствует, время для всех одинаково. Мы приходим на свет в одиночестве, и сама жизнь уже обрекает нас на вечную погоню за кем-то, кто это изменит. И это не участь одного семейства, это проклятие всех людей - как и у Сома единое на всех и у каждого все-таки свое. А венчает его Акито, последний кусочек мозаики, который показывает, что проклятие это не просто время, но что оно конечно. Оно исчезает и уходит.
И устало откинувшийся к стене своего безумно прекрасного дома в небрежно распахнутом кимоно с хризантемами Акито воплощение этого декаданса, ускользающей красоты, которая его окружает. Его жестокость, злоба, отчаяние - все бессилие перед назначенным порядком, бессилие перед конечностью жизни. И сама жизнь "проклятье" - тот груз, который каждый несет в одиночку, все спасение лишь в том, чтобы найти кого-то, кто разделит с тобой это бремя. Но нельзя броситься в объятия первому попавшемуся, так как это будешь уже не ты. Нужен только тот, кто примет тебя любым. Найти его, и тогда проклятие одиночества... тогда к нему можно привыкнуть.
По моему убеждению, это не сказка о всепобеждающей доброте или о том, кому достанется "принцесса". В ней собственно так и не было завершенной любовной линии. Но как в потрясающем все на свете Лавлессе дело тут не в незаконченности манги, дело в законченности мысли, которую хотели донести. И трудно придумать мысль более издевательски-полную: неважно, в чем суть проклятья - это просто данность, как мы принимаем собственное рождение. У нас нет выбора, уже не вырваться из джюуниши. И вроде бы все бестолку, раз проклятие не снять, и кажется, что все бессмысленно, раз все равно умрешь, и "Я этого не просил" - говорит Акито.
"Но ты все еще живешь" - такой ему ответ.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Тетрадь Смерти [ТВ] (2009.08.24)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
Интересно, выйдет ли у меня хоть сейчас написать об этом фильме как-нибудь отвлеченно и рассудительски? Даже со временем мне все еще трудно с чем-либо его сопоставить. И мне совсем не хочется говорить о философии или детективной интриге, не хочется говорить о графике, музыке или сюжете, не хочется примкнуть к затянувшемуся спору о правых и им возражающих. Когда я думаю об увиденном, на ум приходит всего одно описание: "Это было грустно". Хотя, может быть, не к месту здесь изложение подобных настроений, для меня это произведение оказалось не столько увлекательной историей со смыслами, сколько собранием рассказов о развязках маленьких жизненных драм. И, наверное, мои слова - не разбор полетов, а просто благодарность всем тем, кто написал о них.
О сомневающемся Ягами Соичиро, который "со своим чувством справедливости всегда оказываестся на стороне проигравших". О "любимице богов", но нелюбимой Мисе, которой всего подаренного времени так и не хватило, чтобы добиться счастья. О непримиримом Мелло и жившем наугад, и погибшем, не зная, пригодится ли. О "бесцветном" Нире, 1/2, которому останется "пластмассовая жизнь"... Ну и о них - Лайте и Рюудзаки.
Я могу понять всех тех, кто делит этот фильм на "до" и "после". Но не потому, что само повествование вдруг в определенный момент теряет смысл: жизнь вообще так устроена, чтобы всегда продолжаться, и за нашим собственным хлопком дверью останется еще десяток серий. Дело даже почему-то и не в том, что здесь, мол, обсуждается не группа "Блестящие", в которой обмен брюнеток на блондинок не меняет конечного эффекта от песни "За четыре моря".
Все из-за него, фигуры, чье появление на авансцене поражает скорее неприятно, но чей уход воспринимается как личная утрата. Ожидая наконец увидеть L, того самого, который, как истина, где-то рядом и который "хитер и быстр, и дьявольски умен", ожидаешь всякого и в основном Антонио Бандераса, но никак не Рюудзаки. Разочаровательно-сутулого и нарочито некрасивого персонажа, который, несмотря на все свое влияние и могущество, все-таки создает впечатление обделенного. Не из-за того, что он лохматый детдомовский мальчик. А потому, что "L" на белом фоне - не крутой бренд, а всего лишь то, за счет чего как будто нет на свете такого мальчика... Все знают букву в начале, и в конце все еще нет никого, кто видел бы за ней дорогое лицо.
Нет-нет, дело не в том, что L не яркая личность: уж ему-то индивидуальности отмерили с избытком. И, бог с ним, если это было сделано единственно в компенсацию негероического дизайна и выразительности для. Но даже свойственная ему привычка дотрагиваться до вещей особенным образом - лишь слегка - кажется отражением его слабых связей с миром. Ведь, собственно, и вся его жизнь как-то пришлась по касательной: чуть дотронулся и не оставил после себя никакого следа. "Ни мысли плодовитой, ни гением начатого труда..." Как и не было. Это-то и заставляет оплакивать не поверженного L, но Рюудзаки, его недоеденные клубнички, детское желание все знать и уверенность в торжестве своей версии справедливости.
Не имеет значения, вобщем-то, кто окажется впоследствии за этой растиражированной вывеской: L с его пешками, возможностями, методами, даже интеллектом останется все тем же. А вот Рюудзаки, чье даже имя так и не было произнесено, больше не будет. И именно от ощущения этого молчания, гнетущей тишины, вторая часть кажется такой пустой и ненужной. И от этого же почему-то еще больше жаль "выигравшего" Нира, белого, как будто в нем вовсе нет красок жизни, у которого связь с внешним миром еще эфемернее. Он остался и без противников, и без соперников - совершенно один со своими правилами добра.
Но они не могут быть другими...те, кто не становится почтенными главами процветающих семейств, безумными влюбленными, смешливыми друзьями...
Зато с Ягами Лайта, кажется, придумывали слово "счастье": беспечное детство, благополучная семья, блестящее будущее, всеобщая любовь, завидные успехи, яркая внешность - все, что в миру зовется благом. И вот в буквальном смысле собственной рукой он перечернул все это на листке разлинованной тетрадки.
Состоялся ли его проигрыш в последнюю минуту или в самом начале, когда при всем выдающемся уме он поставил жизнь против утопии? Думается, вписав в тетрадь первое имя, он уже ступил на этот путь, на котором в конце концов прошел мимо себя самого, а вся дальнейшая игра - лишь игра на время.
И жизненная драма Лайта заключается как будто в этом самом "разминулся". В том, что редкое имя сменило прозвище, а ясный вгляд - лицо Киры, искаженное лицо, на которое смотрел сквозь стеклянную ступеньку Рюудзаки. И уже он одержим не идеей нового мира, а жаждой господства в нем, и при возможности остраненного исполнения "приговора" в нем уже живет затянутое в добропорядочные костюмы желание смотреть в глаза своей жертве. Не живет, царствует. А ведь столько раз еще было не поздно: принять дружбу Рюудзаки, ответить на трепетную любовь Мисы, раскаяться около раненого отца. Но... "тот, кто у руля моей судьбы, уж поднял парус". И в стремительном падении Лайта мне видится какая-то насмешка богов, этакая намалеванная на лице Рюука ухмылка...
Нельзя не сказать пары слов о злосчастном омовении ног, породившем такое обилие толков на тему внезапной "любви". Мне все-таки кажется, что в фильме, где сама идея отдает библейскими истинами (не говоря о множестве образов вроде Мисоры Наоми в опенинге, которая держит на руках Пенбера подобно статуе Марии, держащей на коленях тело Христа), остается не такой уж большой простор воображению для трактования этой сцены. Значит, христианское смирение, что косвенно доказывает, будто Рюудзаки уже признал свое поражение?.. А может быть, он понял тогда, что в этом поединке вообще нет победителя и проигравшего?
Я думаю, что как и урок, призванный показать ученикам равенство их между собой и со всеми другими, эта сцена в фильме говорит о равенстве. Равно сильны противники, равно ценны жизни, и равно смертны люди, и им никогда не быть богами.
Вовсе не в глазах основное различие шинигами и человека, владеющего тетрадью. Оно в том правиле, не относящемся к ее использованию, но все же появляющемся последним на экране: "Все люди, без исключения, когда-нибудь умрут." И как бы ни обманывался человек собственным величием, за его спиной всегда будет маячить лицо, застывшее в вечной насмешке. И какими бы иллюзиями не тешил себя Лайт, он не возвысился над теми, кого осудил. Он даже умер перед лестницей, на ступеньках, так и не поднявшись наверх.
Вот "участь сынов человека". Главный герой всегда тот, кто ставит точку. Это Рюук. Один росчерк и стремления, борьба, отнятые жизни...всё тщета, пустая возня. Цели и средства, пороки и амбиции, погоня за счастьем и поиск всеобщего блага, гении и те, кто придут после них - не больше, чем каприз скучающих богов. И пусть все суета, пусть нет в фильме плохого и хорошего, нет смысла для выигравшего и проигравшего, но стоит посмотреть хоть раз, чтобы сказать в финале: слава богу, встретились.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Нелюбимый (2009.07.27)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
Вот и посмотрено. И оно...измучило! Странное произведение, сумбурное, недающееся, вызывающее. Не знаю, как еще сказать. Оно пестро, как пресловутая бабочка, оно режет глаз. В нем раздражает все вроде бы неизвестно зачем придуманное: ушки и хвосты, изогнутые очочки и меховые пальто, садисты и цепи, зеленые и сиреневые волосы и словесные перепалки, тупиковые сюжетные линии и вызываемые ими вопросы, малолетние бойцы и сами по себе слова "инициация боевой системы" на серьезной ноте. А если только вы попробуете узнать хоть что-нибудь еще, то никак не минуете картинки Рицки в розовых ботфортах, и она тоже будет вас раздражать нещадно, как и остальной сопутствующий арт, и вообще весь яойный элемент, которым создатели этого фильма настойчиво тычут зрителю в лицо, как красной тряпкой. Зачем? К чему так услужливо предлагать столько сочных тем: хотите баталии и тайные организации, хотите школа, хотите девочка с 4-м размером груди, хотите психоанализ или вызов общественной морали... Кто может этим обмануться, если до конца рассказано только об одном?

И, несмотря на все прочее, рассказано так полно и так пронзительно, что хочется заплакать. Кто может обмануться, если каждая часть заканчивается так, будто заполняется печалью, заливается до краев, и от этого содрогается сердце? Впервые я смотрела финальные титры каждый раз до последнего замирающего звука. И каждый раз мне казалось, что не перед ними, а только в этих нескольких секундах весь смысл увиденного. В них же и вся горечь, в этих двух протянутых руках, которые так и не сжимают друг друга, в этих двух взглядах, которые все-таки не встречаются.

Меня, наверное, не так уж сильно удивляет упомянутая бутафория, ведь в этом фильме все не то, чем кажется. Тот, кого зовут Нелюбимым, любим многими, а тот, на ком вечное клеймо Возлюбленого, знает лишь как терпеть истязания. Жертвы управляют сильными, а сильные оказываются уязвимее тех, кого защищают... И любовь - не влюбленность, а чувство, превосходящее ее.

Парадокс, что об этом рассказывается в фильме, в котором присутствует столько всего, совершенно к данной теме не относящегося. Даже более того, совмещающем в себе именно все то, что вы бы в первую очередь не стали использовать, возникни перед вами задача рассказать об истинной любви. И тем не менее. Я и сама улыбаюсь, но это так. В нем как и в жизни, где все перемешано, и где есть место самому несуразному, стремление любить и быть любимым все еще важнее всего.

В этом и ответ на многочисленные вопросы, которые вызывает эта история. Что стало со всеми второстепенными персонажами и кто такие половина из них, кто же боец Рицки, что это за Семь Лун, для чего Сеймей приставил Соби к брату, что вообще ради бога происходит, и почему ни одна сюжетная линия, начавшись, не получает развития? Ответ прост. Все эти сюжетные линии обрываются потому, что история окончена. "Другие неважны" - так ведь Соби говорит. Все это было лишь для того, чтобы они встретились: маленький мальчик, который никого не любил, и измученный и тоже вобщем-то маленький мальчик, которого не любили.

Рицка не верил словам, и вот впервые нашелся человек, который ничего не говорил напрасно. Соби привык исполнять приказы, и вот впервые нашелся человек, который, получив неограниченную власть, не захотел ее использовать, который не захотел причинить боли, и чьи приказы были: "Не заболей", "Не простудись", "Не сражайся один". Рицка узнал, что есть кто-то, кто готов отдать за него жизнь, даже несмотря на то, что у него совсем не то имя, что у брата, отдать не за любовь, за "Без любви". А Соби узнал, что есть кто-то, кому нужен не боец, отзывающийся на вырезанное на шее название, а тот, кто поднимает трубку, когда мобильник набирает самое обычное имя из телефонной книжки. И пусть это просто сотовый, а не эфемерная связь бойца и жертвы, каждый раз бабочки на его светящемся экране отражаются в глазах любящего.

Прекрасен рассказ о том, как рождается их привязанность, как создаются узы крепче назначенных именами. Да, именно рождается, потому что ни в одном из их поцелуев не было любви, они были лишь "все для фронта, все для победы". И только в конце, когда Соби протянул руку - та единственная ласка, не нужная для дела, но отчаянная, со слезами идущая от сердца, которая определяет их единственную связь. Не поцелуй, нет, они взялись за руки! И это был не подчиненный жест бойца, пытающегося воспитать себе идеального тирана. Это был обычный жест взрослого, ловящего руку идущего рядом ребенка, маленького, но самого важного человека. И как тут ни крути, это история не о любви мужчины и женщины или любой другой чувственной любви, и даже не о "возлюби ближнего своего" и не о любви человека к человеку. Она всегда о чем-то большем, но все еще хрупком, эта прекрасная, трагичная, гениальная картина про двух изломанных мальчиков, которые против кого бы ни выступали, всегда выступают против судьбы.

Не знаю, вероятно, Кога Юн писала свою историю и о Семи Лунах, и о бойцах, и о майках до пупка, и мы, конечно же, когда-нибудь узнаем, чем разрешаются все эти волнующие интриги. Но этот фильм - пусть он завершается так. Оставленным на полуслове. Забавно звучит, но он совершенен в своей незаконченности. Ведь и герои его неслучайно "без" - неполные: недолюбленные, недопонятые, ненужные. Что может быть дальше? Нет, не так. Что может быть больше, чем то, что они обрели? История остается недосказанной, и мне нравится думать, что тому, что в ней родилось, действительно нет конца.

ПС. Хочется сказать отдельное спасибо девушке Luna за то, что она написала и сделала возможным то, что он случайно попался мне на глаза, перевод финальной песни к этому фильму. Я искренне считаю, что эти несколько строк стоят всего моего многословного отзыва.


+28Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (3)

Настоящие слезы (2009.05.11)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ
Грустно, боже мой, как грустно, и, наверное, все это спойлеры, и, наверное, не нужно было этого смотреть. Потому что иногда не хочется в очередной раз видеть, как мир давит людей, и не в каких-то феерических перипетиях, а походя и каждый день, и как чудовищна обыденность, с которой это происходит. Назовите это нетерпением сердца, и так оно и есть, да ведь и фильм об этом.
Разве Сенъичиро его главный герой? Мальчик-приспособленец, который "мог бы больше, да ему хорошо и так"? Сочинитель под диктовку, и танцор, который никогда не прыгнет выше остальных, потому что для него всегда и во всем в жизни будет "утверждена хореография"?
Или Хироми его главная героиня? Эта девушка, преследующая нежданно вспыхнувший спортивный интерес? Равнодушный охотник с гибкими принципами, но красивыми слезами?
Правда ли, что они подстать друг дружке как брат и сестра? Только чем определяется их ведущая роль? Лишь тем, что их было "много". В фильме много, да и так полно.
Все по законам жанра.
По-настоящему же стоящим персонажам, как собственно в жизни, то не находится места, то отводится слишком мало времени. Но тем они и стоящи, что живут и любят изо всех внутренних сил и угасают, полностью их потратив. И жаль, что всегда они тратят их на многочисленных Сенъичиро и Хироми, фигурирующих в главных ролях, тех манновских "голубоглазых", для которых создан обыденный мир и которые, по крайней мере, умеют им пользоваться.
А все-таки этот фильм про них, выделяющихся, странных и непонятых, про Ноэ и Джуна, совсем не похожих на главных героев. И слава богу, хоть изредка они являются миру - люди, делающие возможными такие сравнения.
Чтобы разобраться в чувствах Сенъичиро понадобилось 13 серий, да и то, так сказать, остались вопросы. Чтобы увидеть чувства Джуна к сестре понадобилась 1 минута, в течение которой он застегивал на ней шлем. Я не хочу извинять инцест, его не оправдаешь сёдзё-жанром. Но почему-то кажется мне, что не нам его показали, но мы его увидели. Потому лишь, что любовь Джуна - деятельна и требует выражения заботы, потому лишь, что чувство его чуть тоньше и внимательней, потому, что в нем он готов дойти до саморазрушения, он и сам спросил себя: "Может быть...?" Он сам стал сомневаться и предпочел бежать, потому что видел, что вокруг них нет ничего, что могло бы сравниться с тем, как любит он. И понимал, что она, Ноэ, единственная, кого он мог бы любить, просто потому, что в ней - равные по силе чувства. Быть может, он не так порочен, быть может, он всего лишь тот, кто в любое чувство вкладывает все напряжение душевных сил, и, будь у него кто-то, кроме нее, любил бы так же нежно, а, случись кого-то ненавидеть, то ненавидел бы тоже "сплеча"? Потому, наверное, и вызывает его герой жалость, о которой многие писали, ведь именно его чувство, несмотря на самообличительную речь, все же выражалось не в желании обладать и рисовании "контуров" под платьем, а в стремлении дать счастье.
Такая же и она - Ноэ. Беспокойная девочка с воображением. Нет у нее никаких отклонений, которые ей приписывают и которыми принято приближать любое творение к арт-хаусу, а есть только непосредственность, да сердце такое же, как у брата. И порой нестерпимо хочется, чтобы хотя бы в кино случались для таких маленьких девочек маленькие чудеса, взлетали их бумажные журавлики, и оправдывались их надежды. Но увы. Единственный человек, который виделся ей выдающимся, оказался всего лишь курицей, и проживет сто лет, пристроившись к порядочной кормушке. А она - как те красненькие зернышки, которыми подобные ему кормятся от случая к случаю, но которые посылает небо.
Жестокий фильм. Но мне не жаль потраченного времени. Не жаль из-за одного того, что промелькнули в этих 13-ти сериях только два человека, для которых все оказалось настоящим: и кровные узы, и чувства, и слезы.


+35Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (6)

Ходячий замок (2008.02.27)

Что можно сказать про этот особенный фильм? Посмотрите его. Пусть со скрежетом и устрашающим шумом перед вами предстанет ходячий замок чародея Хоула, открывающий свои двери в мир, где только от одной простуды нет заклятья, а ко всему остальному найдется, и где очаг согревает настоящая падучая звезда.
Может быть, меня и назовут всего лишь заурядной романтической барышней, но все-таки мне кажется, что невозможно не быть околдованной восхитительным миром магии.
Сложности сюжета, недомолвки или, наоборот, отсутствие метафоричности – пустое! Ведь сердце по-настоящему привязывается к несовершенствам. И именно несовершенства делают эту историю такой особенной. Главная героиня нет, не потрясающая красавица, и главный герой не так, чтобы уж очень героичен, и злая ведьма не слишком-то стервозна, да и огненный демон не демоничен до комичного. Но вся прелесть их и живость в этих маленьких изъянах, и мне, как многим другим, видится их история такой же ничем не омраченной, каким виделось волшебнику Хоулу лицо заколдованной Софи, несмотря на ее седину и морщины.
Конечно, этой картине нельзя было избежать сравнений со своей предшественницей. Но то, что ставится ей в упрек, а именно некая приземленность волшебного мира, по сравнению с иллюзорностью мира духов, в который попадает маленькая Тихиро, на мой взгляд, не так уж достойно презрения. С одной стороны воздушная страна призраков, отделенная от нашей реальности таинственной рекой, по которой ежевечерне прибывают в купальни духи и божества (и кто же переправляет их?..), а с другой дребезжащее и даже несколько ржавое холостяцкое жилище волшебника Хоула, обладающего повадками столичного хлыща и гардеробом последнего веяния моды. К чему сравнивать их? Одно оставляет в душе щемящее чувство чего-то утраченного, встречи, которая не забудется, но никогда уже не повторится. А другое…другое заставляет верить! О да, верить в то, что волшебству и сказке все-таки есть место в нашем суетном мире, и что жизнеутверждающая Софи бодро трясет ковры где-нибудь по соседству, а сам «великий маг Пендрагон» зажарит вам к завтраку яичницу, если вы случайно забредете к нему в гости в этот час. И если такое приближение к реальности есть недостаток, то уж поистине прекрасный недостаток, без которого совершенно нельзя обойтись!
Время испытывает на нас свои силы, печали и заботы сгибают спину, страхи заставляют нас прятать свое лицо – в жизни столько возможностей состариться до времени без всякого проклятья, как это случилось с главной героиней, и так мало причин, чтобы хоть чуточку противиться взрослению, как это пытался сделать главный герой! И вот они встретились, чтобы поменять жизни друг друга, и их мир кажется волшебным, хотя магии в нем – только чуть-чуть, чтобы цветы не вяли. Подумать только! Чуть-чуть, чтобы не вяли цветы!
Сколько в этом фильме таких моментов, которые стоят ужасов готовящейся войны и проклятий всех мало-мальски сведущих в своем деле ведьм. Так неужели не должно было увенчаться счастливым финалом стремление главных героев к любви, несмотря на все преграды и расстоянья? И без того уж нам хватает разочарований, чтобы из пущей драматичности понадобилось прибавить к их бессчетному числу еще одно.
Напротив, хочется выучить нужный иероглиф и сказать спасибо Миядзаки за то, что он сделал эту сказку именно такой! Напоминающей о том, что жизнь прекрасна и удивительна. Ведь в ней все еще главное богатство – внутренний мир, позволяющий воображению превратить две жалкие комнатки в шагающую и наводящую благоговейный ужас громадину, лучшая часть любой магии – сердце, а любовь – самое сильное заклятье!


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Пять сантиметров в секунду (2008.02.26)

Мне довелось смотреть «5 сантиметров в секунду», не зная, кто таков Макото Синкай. И на меня не давили ни его величие, ни слава его предыдущих работ, ни бремя всех тех ожиданий, которые он должен был оправдать. Во время этого фильма никакие воспоминания детства, могущие своей схожестью с переживаниями главных героев как-то по-особенному растрогать меня, не вставали у меня перед глазами. И я поднялась со своего места, как мне казалось, точно такою, какой принималась за просмотр. Я отвечала, когда меня звали, я шла, прижимая к себе чашку чая, и вдруг увидела, как в нее падают слезы. Удивительные для меня самой: не слезы тоски, надрывающей сердце, не слезы – свидетели разыгравшейся трагедии, не слезы разочарования… Как будто глаза не могли вместить чего-то невероятно огромного и значительного, что только что перед ними предстало.
Да, этот фильм рождает непонятные чувства. Их столь много, что разобраться в них так же сложно, как разобраться в чувствах главных героев. Ах, да я и никогда не была толкователем! И, наверное, нет необходимости становиться им сейчас: ведь никто не знает, излагал ли Синкай историю Тоно и Акари, или вовсе не о них он хотел сказать, рисуя бесконечные переходы на незнакомые линии и станции, где все кого-то ожидают.
Однако не одной метафоричностью и отсутствием всякого действия фильм показался мне таким удивительным. Вы словно смотрите альбом с фотографиями, где вроде бы событие в центре, но за пределами кадра весь мир. Как бы это сказать… В сущности, в этом фильме ведь мало любви. Выражений ее, какие мы привыкли видеть в кино или читать в книгах. Не прозвучало ни одного признания, не было пылких объяснений и мучительных томлений, не было драматичной борьбы за свои чувства, и герои не устремлялись друг другу в объятия. Собственно любви героев уделено так мало места, так почему же после просмотра остается чувство, что она так необъятно велика!?
Знаете, говорят, на картинах всегда есть самое яркое место, акцент, который составляет смысл произведения. И вот в «5 сантиметрах» это, казалось бы, и есть чувства Тоно и Акари. Но в фильме их любовь – не кульминация действия, тогда она была бы всего лишь акцентом, эпизодом, самым ярким пятном на картине. Она же – та канва, на которую Синкай нанес свои этюды из жизни главных героев. И на какие бы детали мы не смотрели, она занимает все остальное место.
Вот маленький мальчик предпринимает свое путешествие. Не ради любви, нет! О ней он и не помышляет. Он просто едет от станции к станции и ждет встречи, потому что расстояние скоро перестанет быть таким, когда эта встреча возможна. И когда он видит Акари, то не бросается ей на шею, а делает совершенно противоположное! Он зажмуривается! Зажмуривается, хотя ехал много часов для того, чтобы увидеть.
Потом он взрослеет, и все еще нет никакой любви, есть ожидание чего-то большого и неопределенно прекрасного, такое свойственное юности, чего он и сам не понимает. И может быть, только тогда, когда он впервые увидел лицо девушки из своих снов, чувство его к Акари начинает обретать форму. Оно остается таким до конца – любовью-догадкой, любовью-ожиданием, перемешанной с мечтательностью.
Что он должен был предпринять в тот момент, и мог ли он это сделать? Ах ты, господи, это только Брюс Уиллис всегда знает, как поступить, и приступает сразу к спасению мира, наплевав на всякие условности. В жизни же ужасно трудно выговорить слово «люблю», особенно, если это чувство не поверхностно и мимолетно. Как мог он, подросток, сказать это девочке, с которой виделся только один раз за много лет? И он опять делает только то, что в его силах, во всех частях фильма он повторяет эти слова. И много лет спустя он все еще ожидает, как ждал когда-то ребенком отправления запаздывающего экспресса с очередной станции. И его путешествие все так же длинно и одиноко. Может быть, поэтому он так сочувствует чувствам девочки, похожей на самого Тоно, чьему признанию тоже так и не суждено будет прозвучать…
И вот маленького забавного Синкая осуждают, потому что ждали от него этих слов! И я ждала их вместе со всеми. Но аплодирую его молчанию.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Унесённые призраками (2008.02.24)

Я совершенно не умею писать отзывы, должна сознаться… Еще в детстве, читая заданную книгу, я никогда не умела сказать, что автор имел в виду в том или ином случае. Что уж говорить о таком произведении, как «Унесенные призраками», полном метафор и загадок! И если вы спросите, зачем же я трачу время на этот бессвязный рассказ, я вряд ли смогу это объяснить. Наверное, я делаю это из невозможности расстаться с этим произведением. Да-да, я все никак не могу смириться тем, что прозвучала финальная песня, и ловлю любую возможность поговорить о нем. Я читаю комментарии, я слушаю музыку и ищу всякого упоминания об этой истории. Я не скажу вам, о чем она. Я только знаю, что она всколыхнет все ваши чувства, и они долго еще не смогут улечься, не желая отпускать вас из этого волшебного мира. Ах, как же хочется хоть раз обернуться, прощаясь с ним!
Волшебно в нем все, от невообразимых гостей Юбабы и наемных работников ее купален, неизвестно как попавших в этот мир, до пассажиров таинственного экспресса и невозможной любви маленьких Хаку и Тихиро.
И, конечно, музыка! Почему-то особенно меня поразила тема одинокого путешествия Тихиро, путешествия в один конец. Как будто в ней заранее прозвучали слова, запрещающие оглянуться, и обещания встречи, как будто в ней уже была тоска протянутой руки, не желающей прощаться! Вот так и я: окончена сказка, но я все еще протягиваю руку неизвестно куда, пытаясь ухватиться за что-то, чему в нашем мире пластиковых карточек и полноприводных автомобилей места нет…
Посмотрите. Послушайте. Вам никогда не забудется встреча с этой сказкой.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

всего лайков в разделе - 1191
последние лайки:


на комментарий
к аниме Ангельские ритмы!
от gigobug (2018.04.11)
СА: 10 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2017.06.24 г.
последний раз в 2018.04.21 г.
=================
голосов в аниме: 49
голосов в кино: 2



на комментарий
к аниме Рояль в лесу (фильм)
от notatall (2018.04.09)
СА: 4 года 12 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2013.04.18 г.
последний раз в 2018.04.19 г.
=================
голосов в аниме: 160
голосов в кино: 10
=================
комментариев в аниме: 52
комментариев в кино: 3
получено лайков за комментарии: 59



на комментарий
к аниме Ангельские ритмы!
от JimMorrison (2018.04.08)
СА: 3 года 1 месяц
аккаунт зарегистрирован в 2015.03.31 г.
последний раз в 2018.04.18 г.
=================
голосов в аниме: 28
=================
комментариев в аниме: 1
получено лайков за комментарии: 1



на комментарий
к аниме Монстр за соседней партой
от JimMorrison (2018.04.05)
СА: 3 года 1 месяц
аккаунт зарегистрирован в 2015.03.31 г.
последний раз в 2018.04.18 г.
=================
голосов в аниме: 28
=================
комментариев в аниме: 1
получено лайков за комментарии: 1



на комментарий
к аниме Ангельские ритмы!
от Witty Kit (2018.04.02)
СА: 7 лет 9 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2010.07.04 г.
последний раз в 2018.04.21 г.
=================
голосов в аниме: 53
голосов в кино: 18
=================
комментариев в аниме: 10
комментариев в кино: 4
получено лайков за комментарии: 15



на комментарий
к аниме Бездомный бог
от Kalle (2018.03.25)
СА: 6 лет 4 месяца
аккаунт зарегистрирован в 2011.12.01 г.
последний раз в 2018.04.08 г.
=================
голосов в аниме: 197
голосов в кино: 2
голосов в играх: 2
=================
комментариев в аниме: 15
получено лайков за комментарии: 48



на комментарий
к аниме Волчица и Чёрный принц
от Lasana (2018.03.20)
СА: 8 лет 8 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2009.08.03 г.
последний раз в 2018.04.12 г.
=================
голосов в аниме: 29
=================
комментариев в аниме: 8
получено лайков за комментарии: 15



на комментарий
к аниме Рояль в лесу (фильм)
от Lasana (2018.03.20)
СА: 8 лет 8 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2009.08.03 г.
последний раз в 2018.04.12 г.
=================
голосов в аниме: 29
=================
комментариев в аниме: 8
получено лайков за комментарии: 15



на комментарий
к аниме В лес, где мерцают светлячки
от Lasana (2018.03.20)
СА: 8 лет 8 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2009.08.03 г.
последний раз в 2018.04.12 г.
=================
голосов в аниме: 29
=================
комментариев в аниме: 8
получено лайков за комментарии: 15



на комментарий
к аниме Кровь-С
от Lasana (2018.03.20)
СА: 8 лет 8 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2009.08.03 г.
последний раз в 2018.04.12 г.
=================
голосов в аниме: 29
=================
комментариев в аниме: 8
получено лайков за комментарии: 15




Реклама на сайте | Ответы на вопросы | Написать сообщение администрации

Работаем для вас с 2003 года. Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.
Права на оригинальные тексты, а также на подбор и расположение материалов принадлежат www.world-art.ru
Основные темы сайта World Art: фильмы и сериалы | видеоигры | аниме и манга | литература | живопись | архитектура