World Art - сайт о кино, сериалах, литературе, аниме, играх, живописи и архитектуре.
         поиск:
в разделе:
  Кино     Аниме     Видеоигры     Музыка     Литература     Живопись     Архитектура   Вход в систему    Регистрация  
  Рейтинг аниме | Ролики | Манга по: алфавиту, жанрам | База данных по аниме | Аниме на экранах Японии | Сезоны аниме   
тип аккаунта: гостевой  

Xirurg: списки | комментарии | апдейты | оценки

СА?: 9 лет 6 месяцев (ID 37711)
аккаунт зарегистрирован в 2007.08.08 г.
последний раз использован в 2017.02.04 г.


напишите
собщение
Xirurg

отзывы: аниме (316), кино (11), видеоигры (0), манга (0)
2344 раз(а) разные люди сочли отзывы Xirurg полезными

отзывы | обсуждение отзывов | в болталках


Парад смерти (2015.04.23)

«-А судьи кто?
-Вот тот унылый тип с лошадиной физиономией уставшего от беспросветной жизни палача!
-Чёрт, я так и знал, всё горе от ума! Карету, мне карету, быть может, лучше сразу катафалк?! »
(из альманаха «Регрессивная общественность ратует! »)

А не сыграть ли нам дамы и господа в одну презабавную игру?! Игра называется «ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ» и правила в ней просты и доходчивы! Или ты – или тебя, но лучше когда ты ВСЁ САМ, возраст целевой аудитории обязывает. 12 серий и необязательный пролог в прозе и плоскости бильярдного стола.

Если ты мертв – будь любезен явись на суд общественности в лице того же самого скептика с лицом флегматичного пилата. Предстань и борись, не ленись – все-таки твоя смерть на кону! И вы не ослышались, до беспутной жизни еще можно докатиться, а вот до лифта с нирваной, еще пилить и пилить с кучей скелетов на своём мозолистом горбу!

Можно докатиться на спорт-каре с ревностью в обнимку, можно дотащиться тихой сапой, полируя кнопки игровых автоматов, итог у всех один, пусть окольные пути и разнятся! Так что смело шаг вперед к бару, если вы уже в том возрасте, когда вам продадут алкоголь, и не отправят дегустировать подростковые сейнены на ночь глядя…

Маршируйте смело, чего вам теперь-то терять?! Шаг – вперед, бармен у стойки, девица на ресепшене: «Добро пожаловать в 15-ть! » Let's play in strange game! Жизнь – странная штука, да и смерть – от неё не отстаёт…

«Парад Смерти» - за работой небесная канцелярия с адским графиком одержимого трудоголика. Кипящий коктейль страстей по восточному рецепту, чуждый пересолу христианского морализаторства, вас взболтают до степени доступной для критики чистого разума Иммануила нашего Канта.

Рядовые исполнители – всё покажут и расскажут, в лицах и раундах. Механизм судейства – обнажен по схеме бюрократической машинерии, по – пунктам: «Кто есть кто и кто кому за что»!

Наберитесь терпения – осознание придет, воспоминания нахлынут, эмоции – взыграют! Не стоит спешить и ставить на фаворитов просмотра, статисты могут выпрыгнуть из оркестровой ямы и урезать похоронный марш с залихватской резвостью бунтовщиков и ренегатов…

У инфернальных факиров свои секреты, у барменов – свои! Каждой твари – по паре! Каждой девице – по кумиру девичьих грез, ревнивцу – повод, дурной матери – мотив! Сыщику - зацепку, а престарелой художнице – партию в «Пиковой Даме», но без прыжка с головой в омут полуночного безумства…

Будьте готовы - к броску дротика в самое сердце, и смачному удару по шарам с разухабистостью уличного повесы. Шоковая терапия экстрактами пережитого, небольшой стимул к действию и пускай сам клиент решает, ляжет ли он ногами на восток во второй раз или получит нирвану без нытья Курта Кобейна. Вам только и остается, что проглотить эту горькую пилюлю и сделать, решающий вашу участь, ход конем!

Судьи и подсудимые, смена кадров и точек обстрела, калейдоскоп азартных игр, кто виноват – тот плачет, кто осуждён – тот волен выбирать меру пресечения, сам не ведая о том…

Всяк, кто мнит себя, хоть немного умнее других делает выводы и целит в самое яблочко раздоров! Арбитры занимаются право-и-левосудием, жертвы судебной власти изворачиваются, как караси на сковороде, дамы далеко не бальзаковского возраста силятся высказать своё мнение и сместить чаши весов в сторону неспешно тикающего детонатора…

Куклы от всей души - имитируют муки выбора, люди, или кто там скрывается под этими масками, выглядят непрошибаемыми чурбанами с куда более высокой степенью достоверности…

Брюнетка-огонь и лёдяной в своей замкнутости Децим, лоля-Нона с наполеоновским напором и долженствующим ростом, человек-порох Гинти и его напарница-блондинка, лифтер и главный демиург Окулюс с его демонической бородкой – всяк на своем месте, но даже здесь некоторые рокировки приветствуются…

Лучи мертвенно-бледных прожекторов выхватывают сцены из жизни парочки-другой персонажей, идущие через горнило слез дорогой горькой откровений – не ждите выхода на бис. Лифт идёт в четко выбранном направлении – технические заминки устраняются на месте их возникновения…

Дай время – и с треском рухнет стена отчуждения, облупится сусальная позолота непричастного и брызнет в стороны ледяная феерия последнего танца! Как пишется на могиле беспамятства - воспоминания дело сугубо наживное, и муки совести свой оставят след…

Разные истории – разные игры человеческого разума, меньше азарта чем в «Кайдзи», больше лирики чем в «Доме Пяти листьев». Ночной сеанс для дегустаторов абсента с низкокалорийной кока-колой! Стоит приобщиться, тянуть по глотку онгоинга или глотнуть залпом до дна, можно получить абстиненцию, можно заработать изжогу.

Но виноват не бармен-режиссер – всегда виноват посетитель, забредший на этот неслучайный огонек! Что он сам пил до этого, как жил, чем дышал, кого убил или хотя бы отчаянно пытался - всем слышен звонок открывающегося лифта, в коридор влетают брызги медуз и накатывает волна рок-энд-ролльного канкана Bradio.

Всяк смотрящий, всяк приходящий – сам за всё в ответе, пускай сам подбирает аргументы за и против, «Парад Смерти» одним аршином не измерить, длина висельной петли зависит от шеи виновника торжества!


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Серебряная ложка [ТВ-1] (2013.11.27)

«Мы живем, чтобы есть, или едим, чтобы жить?!»

(из ненаписанное книги «Натуральная кулинария как способ осознания действительности»)

«Иногда меня гложут сомнения, мы живем, чтобы быть съеденными?!

(из ненаписанной книги «Жизнь подложила мне свинью»)


Всё снова и снова встают риторические вопросы с миллионом агротехнических и животноводческих подтекстов. Сериал «Серебряная ложка» поднимает на вилы животрепещущие под ножом мясника, актуальные вопросы сосуществования человека и сельского хозяйства.

Поднимает рейтинги блока передач Noitamina экранизацией манги Аракава Хирому, подуставшему алхимичить в прокисающих сливках жанра сёнен.

Поднимает рейтинги фермерства и профтехучилищ Японии и всего мира искусственного отбора и планомерного отсеивания.

Поднимает своего главного, но не самого важного героя Юго Хачикэна в пять утра на новый - не очень боевой и не особо славный подвиг каждодневных забот. И не дает вопросу скатиться ни в слезоточивую мыловарню, ни увязнуть в щедротах Авгиевых конюшен.

Свинья - это тварь дрожащая, или вегетарианец право имеет запрет наложить на сало, бекон и шпик? Впрочем, всё порядку: надои, усушка и сбор мясного урожая.

Придет своё время и для утряски комплексов, и прополки заблуждений и культивирования житейских мудростей в рисовой чашке ученических премудростей.

Амбициозный, сколь и зажатый в своих студенческих траблах, Хачикэн зашвырнул сам себя в глушь да глухомань, где не ловят мобильники и круглый год носят резиновые сапоги. Ни к селу, ни к городу, наш зубрила решил показать молочные зубы строптивости своему семейству и метнулся в области далекие от Токийского Университета и работы офисного клерка.

И началось и завертелось: белки в колесах и красных от недосыпа глазах, смена приоритетов, жизненных установок и поводов преодолевать свою лень и фермерские предубеждения.

Когда уже тошнит от спертого друг у друга воздуха школьной романтики, самое время широко распахнуть ворота в новый МИР почти натурального обмена оленины на царицу полей - кукурузу, и всё взять в свои руки…даже лопату.

Можно глубоко копнуть, почему манга про свиноводов и лихих наездников трактора и комбайна вышла на удивление чуть ли не глотком чистого воздуха в давно не проветриваемых катакомбах кавайности.

Ответ лежит буквально на поверхности: иди и окучивай день-деньской. Даже школьникам со временем становится противна вездесущая в подворотнях школа, влюбленным - приторная романтика, драчунам картонные замки приключений, но кушать хотят всё.

Но Gin no Saji дает для ума не меньше, чем для пресыщенного зрительского желудка. Будь проще – и люди к тебе подтянутся, будь чуток умнее – двоечники нуждаются в спасении, главное будь…

Человеком: думающим, сомневающимся, выбирающим и пожинающим плоды труда своего. Пока Гамлет мается от неразрешимых датских вопросов, Хачи-кун потеет и набивает поочередно шишки да мозоли, учится печь пиццу и готовит себя к новым предметно-прикладным свершениям.

Вокруг него целый мир, он сам его часть, одногруппники не менее важны для его понимания, преподаватели – учат новому, жизнь заставляет снова проходить древние уроки жизни, общения и взаимопонимания.

Люди могут удивить, похудеть и восхитить, ситуации озадачить, вопросы морального выбора огорошить. Тогда приходиться на своей шкуре вкусить и распробовать и печали, и горести, преломить свежеиспеченную радость и съесть свой пуд соли на завтрак, обед и ужин. Хлебнуть ложку меда в бочке дегтя и надкусить ломоть зачерствевших семейных отношений.

Пахать, как лошадь, плодоносить, как наседка идеями, попадать в непростые ситуации и находить из них выходы в собственной постепенно взрослеющей душе. Не боясь, вступить в кучу… естественных удобрений, конный кружок, любовный многоугольник и еще в сотню с гаком, непростых положений.

Чистый воздух и вода – наша лучшая еда, после копченой курицы и упитанного поросёнка, конечно. Так, что вот тебе, малыш, – твоя серебряная ложка, кушай с аппетитом серию за серией, расти да крепни. Ешь не спеша и на здоровье. Будет тебе еще добавка…

Пусть возможно не самый лучший сериал 2013 года, но зато живее всех живых среди «ломтиков жизни», slice of life.

Vivat Vivere Vita…


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Гатчамэн (2013.11.12)

«Ну, всё, попался ты мужик, теперь непременно тебя в героические «Гатчамэны» запишем…через твиттер!»

(из ненаписанной книги: «Ценители тонкого английского юмора, навсегда утонувшие в шлэшмобах соц. сетей!»)

«Постмодернизм — это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение ведет к немоте, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности»

Умберто Эко.



Гатчамэны - мутят воду классического сентая примесями новомодных тем, Накамура Кэндзи так отлично постебался над целевой аудиторией героических аниме, что впору называть его главным троллем года.

Главным возмутителем психиатрической морали он уже стал в Kuuchuu Buranko в 2009 году, главным рыболовом, подцепившим на крючок небезызвестный блок Noitamina, в 2012 он тоже был. Но в 2013 в его руки попал сценарий ремейка знаменитого в 70-х, долгоиграющего и самого популярного в ту пору анимационного сериала Gatchaman.

Gatchaman - целая веха, забившая сваи опор и ходули героического противодействия команды, сильно могучих и умеренно смертных героев, того «золотого», для жанра времени.

Это сейчас многие шокирующие повороты стародавнего сериала способны вызвать лишь саркастическую усмешку на губах пост-модернизма. В то время это – был своего рода катарсис и новое слово в давно надоевших, даже к концу 70-х, фантастических боевиках с непременной ювенильной моралью.

Так, что Gatchaman Crowds имеет к первоисточнику самое телескопическое отношение и является совершенно самостоятельным произведением, хотя кое-где юродивые аналогии и проглядываются.

Причем, именно произведение, как бы не сомневались в этом юные зрители, которым по возрасту еще не положено знать тенденции и требования постмодернизма.

Эстетика симулякра, отличается искусственностью, антииерархичностью, поверхностностью и отсутствием какого-либо глубинного смысла. В ее центре избыток копирования, а не уникальность хоть в чём-то оригинального.

Посему Gatchaman Crowds - дитя своего времени, каким бы шаржированным и нарочно искаженным не казался бы его сюжет. Только так его нужно воспринимать, или сразу же по незнанию послать в неисследованные галактические дали.

Если прежде могучих инфантилов в мужественных плащах и унисекс-треко, готовили к боям с детства, и давали в награду возможность - десятки серий покрасоваться в анфас, приложившись всем гадам-душителям по их злодейскому профилю.

То нынче, достаточно вручить цифровой блокнотик кавайной лоли с замашками жизнерадостного и обкуренного натуральными травами пацифиста-хиппи, и сюжет покатится по давно проложенной колее битвы за мир во всея Японии. Только в разы быстрее, и в сотню раз продуктивнее.

Раньше на то, чтобы задаться вопросом: «А зачем нам бороться с посланниками иных миров и нет ли тут тройного дна?! – прежде уходили чуть ли не сотни серий. Сам герой нашего времени Синдзи Икари меланхолично находил свою Эврику, будучи непотопляемым ни в ванной, ни в лаве, то, теперь бойкая Хадзимэ разрешает гамлетовские вопросы с полтора плевка.

Порой даже кажется, что сверхжизнерадостная и гиперактивная Хадзимэ Итиносэ, то ли самая удачная, то ли самая дурная находка сериала. Лишь она разбавляет первичный бульон героических клише, из которого пошли и повылезли на свет все адамы и ЕВАнгелионы, современности.

Только, она - эта гипертрофированная, не только в фан-сервисных местах, персона с моськой молодого, наивного и оттого до жути оптимистичного мопса, вносит свежий ветерок, в давно затхлый картонный мирок секретных организаций, стерегущий покой цивилизации планшетников и прочих сиюминутных гаджетов.

Кажется она по первому, папарацци-взгляду, персоной вздорной и полной Мэри Сью, но со временем создатели – всё объяснят и обоснуют её, мягко говоря, специфические манеры и мировоззрения согласно логике своего «крепко вымышленного мира». Докажут полезность рассуждений и креативность её утопического мышления.

Как раз её легкомысленность позволит увидеться решение, там, где упрямо шли на приступ, в силу природной инерции героизма прочие члены команда ряженных в мехи.

Если прежде всех этих лолей-миротворцев можно было упрекнуть с искусственности, морализаторстве, кольнуть сценаристов полным отсутствием естественности в их поступках и мотивации, то обругать насквозь шаржированный образ Хадзимэ осмелиться только человек недалекого ума. Не стоит же всерьез воспринимать, к примеру, карикатуру на Мону Лизу в исполнении озорника-студента худ.графа в качестве объекта серьезного аналитического разбора.

А требовать адекватной реакции от «слегонца не в себе», чуть-чуть безумного, и много-много раз позитивного местного сумасшедшего – значит демонстрировать глупость, куда более дремучую, нежели указанный неформал.

Да и вовсе не зря сериал назван именно Gatchaman Crowds - в него постоянно вторгаться новые герои, нигилисты-пацифисты, и идейные хаотики-потрошители вековых укладов. Повсеместно происходит суета за власть и толчея преобладания, вечный круговорот понятий Зла и сильно вооруженного Бобра.

Здесь люди решают чужие проблемы своими руками, организуют посильное участие и заботу, хулят в прямом эфире премьер-министров, и сами выходят на улицы устраивать он-лайн революции.

Герои же, в гламурных трехмерных доспехах, снуют и носятся с энтузиазмом чумных. Каждый на свой пластмассовый лад и заигранный в шахматную доску мотив, машут шашками, лезут в дамки и в телеэфир.

Команда Gatchaman стреляет навскидку героическими лозунгами, поднимает рейтинги бойцовскими пинками крайне правым и левым, центристам и либералам, оберегают покой и спешат, как диснеевские герои, на скорую помощь. Неуклонно и кроваво преодолевают слабости, отправляются экспрессом на подвиги, и в конечном итоге… почти ничего не решают.

Напротив зрители, переходят в разряд участников, болельщики - в число заболевших перевинчиванием мира под дедсадовские стандарты: каждому пострадавшему перевязка и булка с маком – каждому злого утопить в бочке мёда.

ТОЛПЫ героев Gatchaman Crowds – напирают и лезут ва-банк, кто-то пострадает в давке, кто-то выжмет по максимуму из представившихся обстоятельств. Так что, смелее голосуй, жми лайк, или…будет скучно на этой Crowd-тусовке, в толчее фриков, говорливых анонимов и просто случайно оказавшихся на этом карнавале имени Энди Уорхола.

Поп-арт атакует: броские краски, смачные ситуации комикса, манипуляции общественным мнением и революция в объёме навозного наброса в ветке обсуждения, где модератором выступает анархист-бакунист с неоконченным средним образованием.

Но скучно точно не будет, надо только перетерпеть первую серию, потом Оно Тосия будет финтить ушами, доставая реалии «Страны Интернет-Чудес» с отчаянным азартом Безумного Шляпника, словно из рога безлимитного наркотрафика.

Посторонние персонажи нашей реальности со своим «интернет-общением-замызганным печением», влияют на происходящее, на экране смартфона, пожарные и мэрия делают свою профессиональную работу, зверьки продюссируют пиар-акции в поддержку голодающим суперменам Зимбабве, зритель-неофит смотрит и недоумевает.

То ли Накамура Кэндзи силой втиснули постановщиком сериала, и в ответ он издевается со всей веселой злостью самопального юмориста, прописывая реплики и мизансцены, то ли его действительно ждет разрыв шаблонов без возможности, хотя бы, местного обезболивания.

Почему ГАЛАКТический благодетель раздает каждой паршивой овце по висящему на стене ружью, зачем он рядится в женское шмотье, в качестве аллегории на отщепенца или политнекорректности, или потому, что траппы это же: пойми ТАК МОДНО!

И главное, на кой ляд, главный спонсор Добра на Планете Земля носит в уме скрытые от исполнителей мотивы и абсолютно вампирскую физиономию?!

Сериал имеет целый ряд недостатков, тот же образ главного злодея, словно бельмо «на зеленом глазу», рано пока Мияно Мамору давать роли бунтовщиков здравого смысла, переигрывает даже в насквозь надуманном персонаже.

Смешно требовать достоверности от умозрительной игры ума, в стиле «ВКонтакте против мирового терроризма», или «Одноклассники - предотвратили извержение вулкана», но пусть благой посыл помогать и ближнему и дальнему своему, вызывает споров не меньше, чем истории о том, как голенькая девочка с рожками и розовыми волосами откручивает людям не лишние им конечности.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сядь на поезд Икс (2013.09.12)

«Повторяю! Безумие приближается по первому пути, будьте осторожны, держите в руках ваши вещи, животных и домочадцев. Не толкайтесь и занимайте места согласно ранее купленным билетам – через 5 минут экспресс ужаса вновь отправится в путь!»

(из объявлений на призрачном полустанке)


Братья Люмьер в 1896 году подарили миру «Прибытие поезда, в 1987 режиссер Ринтаро возвращает старый локомотив из проржавевшего депо в самую гущу инфернальных происшествий.

«Сядь на Поезд Икс» - как и работа Люмьеров скорее творческий эксперимент, нежели способ бесплатно прокатиться по заезженным рельсам развлечения для массовой публики.

Вряд ли этот фильм вызывал столь же сильный фурор, как и «L’Arrivé;e d’un train en gare de la Ciotat» в своё время. Но чего уж точно у этого фильма не отнять, так - это атмосферы убийственно точного скетча-пародии. Как на фильмы ужасов, так и человеческое общество в целом.

Оттого лица японцев – до карикатурного правдоподобны, плоские шутки намекают на узнаваемые объемы шаржированного сарказма. Тема взаимоотношения полов раскрыта на первых минутах, «мамочка и папочка» надолго западают в память, как пример фривольного простора для развития внеслужебных отношений. Да и тема взаимодействия государственной машины и мелкого винтика, в огромной механизме бюрократии, показаны не менее скабрезно и ехидно.

Юмор «X Densha de Ikou» отсылает к Чарли Чаплину и Гарольду Ллойду, и того гляди, как главный герой попадет в ситуацию близкую к знаменитой сцене на башенных часах, или того опаснее пронесётся совсем рядышком от несущегося вдаль поезда. Естественно всё - со своим японским колоритом, залетом светлячков, носовых кровотечений и непременных надписей со страниц манги…

Все буйное действо призрачного поезда Х, молнии и прожектора, жадно выхватывающие искаженное эйфорией лицо в толпе комичных азиатов скорее способно вызвать ехидную улыбку, нежели громоподобный хохот! Ведь когда в кадре, говорят о модернизме и креативе - на заднем фоне в обязательном порядке занимая весь экран, сияет чья-нибудь задница.

Первые ассоциации отсылают к отечественному «Фильм, фильм, фильм», но затем развитие железнодорожных фантазий отправляют в еще более психоделические дали.

Все просто – если есть поезд, обязательно должен быть тот, кто может им управлять. Или наоборот, это смотря, как повернет рычаг на развилке истории хитроумный стрелочник-автор. Порой будет страшно смешно - глядя на злоключения неутомимого везде кроме офиса, неугомонного клерка Тору Нисихара. Отчасти будет до истерического хохота – жутко, когда «X Densha de Iko» перейдет к станции своего конечного прибытия на сорок пятой минуте на прочные рельсы хоррора.

Саспенс будет крепчать, и наэлектризовывать встающие на макушки волосы, словно разряд тока, бегущий по проводам загородной электрички.
Посетители анонимного форума Двач - получат еще один повод позубоскалить, обсуждая нежданную пасхалку. А любители стучать по телевизору – повод почесать свои неугомонные руки.

Финал костяной гримасой черепа улыбнет зрителя паническим оскалом. И оставит стойкий отпечаток оксюморона характерной для самых мрачных новелл Франца Кафки.

Вещь чрезвычайно специфическая, как и джазовые импровизации, звучащие на протяжении всего фильма. Порой даже, кажется, что какофония цвета переплескивает через край психодилией звука рояльных клавиш. Не всякому по зубам – и многим мимо билетной кассы.

Неувядающая в забвении классика – и еще один повод бросить лопату-другую угля в ненасытную топку поисков палеонтологов от анимации.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Из Нового света (2013.08.14)

«Ничто человеческое мне не чуждо, в монстре – увижу себя, в родном ребенке – угрозу для моих отцов. Всему свое предназначение – всякому овощу свой садовник…»
(из ненаписанной книги «Перевирая Экклезиаст»).


Человек человеку – волк, крыса или живая приманка для мышеловки?! Труден и тернист путь из Старого Света в Новый – Томас Мор и Кампанелла пытались начертать кратчайший путь к всеобщему счастью. Но проходят годы и годы, и их маршрут непременно утыкается в глухую, к мольбам моралистов, стену непонимания.

Что есть человек, и с чем его едят в обществе каннибалов вполне гуманоидной наружности?! Сплошной, непроглядный лес загадок и тайн, где рыщут мелкими группами любители простых, безотказных решений.

«Из Нового Света» - возможное, хоть и маловероятное будущее, где живут угнетаемые морлоки и угнетатели элины со страстью к пирокинезу, но без вторжения уэллсовского путешественника во времени, как оценщика произошедших метаморфоз. Здесь улыбаются кошачьими мордами адепты теории Павлова и сулят околонаучные ответы на паранормальные гипотезы, оскалив зубы лабораторных крыс в сторону поборников искусственного отбора и экспериментов евгеники…

Shinsekai Yori - еще одна тропинка в попытке, если не понять, то приблизить человека с сущностью всех гуманистических проблем.

Пока есть выбор, пока существует обладатель этой самой возможности выбирать – между субъективным Добром и куда более рациональным Злом во Благо, всегда за ошибки, свои и чужие, плата взымается поголовная и словно ярмо ипотечного кредитования растянутая на многие поколения вперед.

Только столкнув лицом, расквашенным от натуги лбом, человека и собственное Я, возможно, увидеть, что же там таилось в дебрях его разума, что читалось меж строк исторических летописей, и что прошло незамеченным сквозь пелену дипломатичных, сколь и фальшивых речей.

Shinsekai Yori - утопический мир будущего, мечта агрария и сладкий сон пораженного бациллой эскапизма, тотальная деревня с оптимальным уровнем существования, весь мир - глазами юных героев «Из Нового Света».

Но сны, как известно, имеют свойства заканчиваться в самый неподходящий момент, оставляя после себя тягостный осадок, наведенной гипнозом галлюцинации. Мир, замкнут в условные границы воспитания, шаг в сторону – преследуется, словно измена, а бумажные стены-ширмы, как и нормы поведения, одна видимость несокрушимого оплота отчизны и школы жизни.

Молочные реки, кисельные берега - по которым делают первые шаги, постепенно оживающие чудовища из сказок и легенд, дети взрослеют, как томаты в оранжерее, до тех пор, пока не придет их время для прополки и отсеивания.

Детей учат, детей кодируют под удобные, комфортные и корректные для других решения, пока старшие по возрасту и чину что-то скрывают, недоговаривают, боятся чего-то непонятного и оттого вдвойне устрашающего.

А тем временем, слишком любопытные, примеряя новые маски восприятия, уходят с головой в миры неограниченной власти и психокинеза, пока над ними не сомкнутся темные воды беспамятства.

Серия за серией - одни размытые намеки и ростки недоверия, произрастающие в душах отроков и девиц все еще благородного поведения. Вот только скрывающие всю правду рискуют куда больше, чем те, кто отважится сунуться в воду - не умея ни плавать вне каноэ, ни искать компромиссного брода полуправды загородного пикника…

А годы идут, кто-то уходит, кто-то приходит, занимая образовавшийся вакуум и ступеньку социальной лестницы. Свято место пусто не бывает, что уж тут говорить о местах с дурной славой проклятых, о местах сражений, ведь всё течет, всё изменяется. Но больше подвержены влиянию взгляды их обладателей, чем мир, погрязший в заторможенном умиротворении. Азиатский вариант потемкинских деревень, построенных на останках давным-давно павших, с неизбывным стрекотом цикад и чудовищами, затаившимися прямо перед слишком любопытным исследовательским носом натуралиста.

Темные племена баке-назумэ и светлые надежды молодости, утонувшие в реке забвения, кто знает - как им аукнется невзначай брошенное литературно-библиотечное слово и протянутая вовремя рука помощи. Под каким острым углом отразится свет истины в темных пещерах, ведущих на свободу невзначай созревшей революции и анархии подросткового максимализма.

Пусть даже кошмары паранойи с течением лет и рассеиваются, обрастая нелицеприятными подробностями и формалистскими обязанностями глав комитетов. Половое влечение, втиснутое в брачное ложе добровольно-принудительного удовлетворения от частого использования скорее рано, чем поздно даст трещину раскола в собственных рядах.

Опять, чтобы было кому остаться, кому-то должно уйти - оставив лишь письмо на прощание и осколок разбитого сердца в придачу. Яойные поползновения, юрийные объятия затмевают разум недалеких зрителей и туманят разум инфантильных героев сериала. Проще увидеть детали, чем идти до конца развернувшейся панорамы взросления.

Ужасы педагогики и отсева инакомыслящих, а значит инокосуществующих по Декарту, все сильнее врастают в обыденность и принимаются, как данность. Как чистка зубов, хождение на горшок и рефлекс убить комара на плече раньше, чем это решение примет кора головного мозга.
Арка сменяет арку – точка прицела смещается на 180 градусов, все переворачивается с ног на голову и спустя время начинает казаться, что только так и можно ходить, не теряя разума и не испытывая головокружений от скороспелых индиго-успехов.

Детские сандалии становятся малы – былые представления уступают места вновь пришедшим, следы лыж оставляют быстроисчезающие отметины на снегу. А память хранит занозы разочарований и застарелых обид, чтобы кольнуть через десяток лет в самое больное место ярким всполохом огненной шевелюры.

То, что казалось однозначным злом лет этак через десять - принаряжается в серую робу-балахон необходимости, которую не особо приятно носить, но куда страшнее снять, обнажив душевную наготу.

Опасения взрослых оказывается оправданными, юношеские метания – этапом перехода на иную чиновничью должность, только и остается искать опору в личном благополучии, в родовой нише превосходства. Нет ни всеобщей справедливости, ни всеобъемлющего счастья – за всё надо платить сполна и особенно дорого за возможность ничего не менять в укладе хищных вещей века.

Во всем виноваты истоки, книга Юсукэ Киси, режиссер Масаси Исихама, все те, кто задают вопросы обращение к первоосновам человечности каждого смотрящего Shinsekai Yori.

Неудивительного - ведь у каждого смотрящего свой внутренний отклик, личный опыт и мироощущение, персональное право - не понять и пройти мимо. Сангвиники и холерики, аниматоры и те, кто с жадностью пожирают плоды их трудов – все связано прочно и надолго, с того момента, как человек изобрел колесо и вздумал покатить бочку на соседа своего. Поколения: победителей и кланы тех, кто полегли, не добившись перевеса в сражениях за право первенства и первородства. Тихони интроверты, с высшим образованием, корпящие над раскадровкой и экстраверты с незаконченным школьным, изливающие негодования на форумах и сайтах – многоликое Мы, далекое от Замятинского романа.

Саки и Мария, Сатору, Сюн и Мамору, Сквиллер и Киромару – каждый имеет право на завоевание Рая, продираясь сквозь мрак и вонь Токийского Ада, разрушенных с годами иллюзий. Во всем ищи отражение себя, антропоморфология укажет на причину и кости общих предков.

Легкомыслие Саки оборачивается хитрее самого расчетливого стратега, убить означает порой - проявить милосердие, выиграть битву не означает одержать победу в войне. Пока остаются выжившие - война неизбежно продолжится. Война полов, стремлений и надежд, война за свободу совершать ошибки и срывать плоды с Древа Познания с неизменной горчинкой и червоточиной…

Вопросы этики, «золотой» середины и кровавого сечения противоречий – самые дискутабельные в истории homo sapience. Воз и ныне там, каждый рвет одеяло на себя, стремясь урвать лучшее место под солнцем, и в тени неминуемой угрозы потерять нажитое и наработанное ранее предками.

«Из Нового света» - местами слишком рвано, порой монотонно, отчасти сумбурно и почти всегда спорно. Ровно, как и жизнь, лишенная незыблемой точки опоры в черно-белою раскраску мира. В этом сериале, на фоне плотной стаи плюсов - любой минус выпирает, словно бревно в глазу критикующего. Но ведь не стоит забывать – нет на Земле, и тем паче в человеке ничего идеального, произведение, лишенное недостатков – утопия. А Утопия – только недостижимая мечта, миф.

«Из Нового Света» - уже где-то совсем рядом, но до светлого завтра еще идти и идти…


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (14)

Берсерк: Сошествие (2013.07.11)

«Начали за здравие – кончили… ну, хотя бы закончили».
(из ненаписанной книги «Старые ошибки на самый новый лад»)


Финальный фильм трилогии расставил все критические точки и теперь уже в самую пору рассуждать об общем потенциале и целесообразности ремейка.

«Берсерк:Сошествие»производит вполне благоприятное впечатление, это заметно даже самым ярым оппонентам повторной экранизации «Золотого Века». Ведьстарые ошибки были учтены, свежие не успели омрачить новое видение за счет общей динамики происходящего в отведенное экранное время.

Частопоминаемая смотрящими, чужеродная и кособокая 3D–графика усечена и обтесана до уровня годного для употребления без предварительного недельного запоя.Иной коленкор, что плюсы «Сошествия» просматриваются как некий позитив, только с высоты падающей башни фильма второго.
Не будь «Битва за Долдрей» столь далека по духу и от манги, и от классического сериала 1998 г, то и «Сошествие» имело бы бледный вид и макаронную походку, шествуя по экранам кинотеатров и бокс-сетам
Blue-ray.

Лучшее - не только враг хорошего, но и ультимативный противник всякого плохого. Пока второй фильм бессовестно, сколь и чистосердечно плясал канкан на осколках минувших побед, с упорством диареи, растрачивая полимеры на балах и растекаясь по древу бурными реками битв и жестоких сражений - война была проиграна задолго до отчаянного натиска, озверевшегоот ярости и полуослепшего берсерка.

От характеров остались лишь искалеченные невовремя и невпопад обрубки, от ключевых сцен – марево полузабытых снов-галлюцинаций, от героев второго плана – жалкие тени,исчезающие, куда раньше наступления полдня.

Когда пришло время рубить кровоточащие узлы, и вскрывать моровые язвы – мало, что осталось от шекспировских страстей, разве только классическое: «И, ты Брут?!» и обязательное: «Народ безмолвствует», глядя на уплывающие в темень титры.

Можно долго и с удовольствием придираться к разночтениям и вырезанным, как при холокосте памятным деталям. Главное – то, с чем подошли, имея за душой, и под сердцем герои трилогии к затмению, далеко от того, что могли быть- следуя тропам, проложенным, если не мангой, то широко известным ТВ-проектом.

Грифитт – оказался птицей совсем не далекого полета. Напрасно ждать от белокурой бестии подавляемого влечения, когда оно осталось по большей частилишь на страницах манги. Жестокий выбор Ястреба на развилке эпопеи обернулся никак не неожиданностью,но очередной ступенью в мрачный ад, вымощенный далекими от благих намерений.

Душевный конфликт и дилемма морального выбора изящного блондина внутри трилогии в «Сошествии» не имели уже под собой никакой точки опоры. Ни намека на жертву во имя, а от противоборства силам судьбы и вечного поиска равного себе – не осталось и следа. Лишь хищник – готовый вонзить острый коготь в собрата по гнезду, ради сиюминутной выгоды и теплоты отвоеванной плоти.

Одинокая игрушка-солдатик в руках ребенка, его смысл известен только читателям манги, да фанатам старого сериала. Создатели трилогии раз за разом и не думали нисходить до объяснений. Постоянно доказывая вторичность своего коллективного детища нечеткими намеками, на упущенныевозможности,зарытыев благодарную почву оригинала.

Даже ориентация Грифитта нынче ставится под сомнение, и человеку стороннему от предыдущей экранизации, на полном серьезе может показаться, что два главаря банды не поделили много власти в стае и всего лишь одну конкретную женщину…

Новый, хотя уже и не такой уж мускулистый Гатц, невероятно далек от образа Гамлета. Одинокий воиндействует умело, как многоопытный мясник или забойщик скота, не успевая осознать своего одиночества и безмерной тоски - никак не меняясь и не трансформируясь, кроме как в габаритах на протяжении всех трех фильмов.

Как безудержно махал он мечом для себя в начале, так и крушитдо самого неблагополучного конца,ряды врагов с воодушевлением фаната сдельной оплаты. Чем больше рубленного в клочья мяса, тем больше денег срубят со зрительской туши поднаторевшие в разбрызгивании крови аниматоры.

Теперь никто не осмелится назвать Каску равноценным острым углом равнобедренного любовного треугольника, спасибо сценаристам и Юкинаки Тоа.

Дебютантка в мире сейю справилась со своей героиней удовлетворительно, точно сколь и безлико, очертив фигуру очередной бой-бабы с претензиями. Ни на шаг при этом, не отступила от сухого до треска текста реплик и не приблизила свою работу к былой самоотдаче Миямуро Юко.

Глубина характеров осталась на уровне кровавой лужи, напрасно здесь искать глубину разлома – когда резец творца и режиссера скользилпо поверхности монолита эпопеи, оставляя лишь касательные ранения на протяжении предшествующих двух фильмов. И, ни разу при этом не проникалон в потемки чужой души, паря над полями сражений и не желая опускать взор на грешную, грязную, но живую человеческую толпу.

Все прямолинейно, как меч и почти так же грубо сработано. Ход трилогии рубит под кореньвсе возможные ответвления.И одинаково швыряетв братскую могилу и важное, и второстепенное - без пояснений и интерлюдий. Кто был порой прав и кто сильнее виноват?! – постановщики заранее выбрали за зрителя точку отсчета, не оставив зазора на сомнение и свою, пусть и узкую точку обзора.

Пусть цензура в фильме послана вдаль глубоко и надолго, однако местами вольности изложения «Сошествия» превышают смелость хентая, интерпретируя события «Золотого Века» Миуры Кэнтаро с азартом группового изнасилования.

Трехмерные монстры, пришедшие вместо целлулоидных чудищ- пожирают всякую надежду на инфернальный ужас. Из-за своих неуклюжихочертаний, нарываясь на параллели с антологиейнеутомимого Дюка Нюкема.

Весь стилизованный под гравюры Иеронима Босха,и оживший в ТВ-версии многоликий ад зубатых пастей и голодных утроб осел на матрицах аркадного слэшера. Нетэффекта присутствия бездны без конца и края – всего лишь декорации, по которым шныряют туши пластиковых мутантов-переростков.
Подчас катастрофически часто не хватает музыкального сопровождения, способного придать осязаемую близость ключевым сценам. Просто нечем заполнить вакуум одухотворяющим мелодическим присутствием, усилить эффект нарастающей аффектации.

Вместо неблагозвучной, но удивительно нужной музыки Fear невразумительное бренчание тапера в кадре. Всё, что могло сыграть на руку режиссера прошло мимо уха композитора или вынесено до границы титров. И, этот диссонанс в третьем фильме бьет по слуху куда сильнее, чем неизбежные литавры и меланхоличный перезвон гитарных струн.

Не всё так плохо – как пишется в разгромных критических статьях. «Сошествие» избежало большинства недоработок «Битвы за Долдрей» и кажется по исполнению на голову качественнее реализованным проектом, нежели его предшественник.

Не оставить камня на камне и посыпать себя и другихпеплом поводов не так уж много. В особенности тем, кто понимал, какой же скупой бывает слеза благодарности на непрестанно выжимаемые год за годом ремейки классических сюжетов.

О трилогии так и тянет сказать немало грубых слов, и немало нецензурных эпитетов и возможно в этом виноваты скорее неоправданно завышенные ожидания, чем команда режиссера, привычно прогнувшаяся под влияние рынка и предпочтения продюсеров. Фанаты всегда строги к предметам их предпочтения, дельцы всегда блюдут свои экономически оправданные интересы.

Чудо не случилось и выше, ранее опущенной ниц, головы никто так и не прыгнул – зато фанаты получили спэшл, показавший, как искалеченный Гатц был вырван из лап смерти.Новообращённые зрители обрели повод ознакомиться с мангой, критики почесать языки и утомить руки размашистой жестикуляцией.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (5)

Тигр и Кролик [ТВ] (2013.04.01)

«Чем ближе комикс становится похож на реальность, тем дальше его посылают, прижатые к стенке, кинозрители!»

(из киноэссе: «Как сотворить поп-арт и не взорваться от негодования »).

«Затаившейся Тигр и обнаглевший Кролик» - живой, т.е., анимированный пример, как можно снять уГодный японской аудитории всеамериканский комикс, и ни вляпаться по уши в «Марвел».

Вся наша жизнь подчас, если не игра на подставном телешоу, так обязательно МЕХАнизированная сборка банальностей из забот: семейных, профессиональных и всех прочих. Вереница выжатых из загноившегося перста судьбы благополучных и не очень совпадений, где конкурент может оказаться напарником, благодетель – подлецом, а супермен – всего лишь маркетинговым ходом.

Котэцу Кабураги – случайно напоролся в детстве на пример героического спасения. Встреча эта, оставила неизгладимый след в его неокрепшем юношеском разуме. Пусть Легенда уже на тот момент и обзавелся солидным брюшком и скрытой толерантностью к алкоголизму.

В итоге - «дикий кот» так на всю жизнь и остался вундер, но таким киндом, в самом настоящем понимании этого затертого до сюжетных дыр, слова, как комикс. Идут года, а он, всё так же бежит за очередным злодеем - ни на шаг, не приближаясь к взрослению, и, казалось бы, неминуемой, в его-то возрасте, переоценке приоритетов.

Но даже герои – они тоже порой люди. И в них должен быть хоть грамм человечности - на килотонну убойного веса. Только об этом неприлично говорить, пока возносятся к вершинам рейтинги и жадно взирают на их несуразные подвиги ненасытные, как едоки гамбургеров, всевидящие объективы телекамер.

Что там, у ряженых в спасители, есть за душой, под искусственными латами пафоса, заляпанных рекламными логотипами спонсоров? Что останется в них, в сухом остатке, когда закончится временный резерв некогда незаслуженно полученных сил?! Кто дергает за тайные струны, и, что за зло притаилось в тихом омуте подправленной версии далеко не Marry, хоть и Christmas?!

Сплошные вопросы и не одного политкорректного ответа, пока сам не оценишь продажные прелести шоу-бизнеса – одни интересы компаний, контракты и неоплаченные вовремя счета по семейным обязательствам. И, когда смолкают полные яду поздравительные тосты во здравие Hero-TV, и, не чокаясь лучше, чтобы, хоть кто-то остался в трезвом уме и твердой памяти.

Богатые - рыдают, супергерои хандрят, средний класс - страстно любит смотреть, как хитроделаные сценаристы приближают проблемы людей Х к реалиям Generation П.Будни дрессированных новоолимпийских божков показаны - с обратной стороны кинескопа. Бисёнен обязан страдать за свое смазливое личико, прокурор с увлечением лунатика - нести справедливость во имя выцветшей буквы закона. А Котэцу Кабураги должен учиться новым трюкам с усердием матерого, пусть и полинявшего циркового тигра.

Другое дело, что изнанка у правды оказалась отнюдь не темной, а самой, что ни на есть иронично-саркастичной, подчас даже курьезной, но полной любопытных и показательных мелочей штрихами, намеченными на полях героических сражений. Неудивительно, что именно Скай Хай – любитель неусыпного патрулирования и деревянных фраз влюбляется в механическую куклу, даже не замечая, как много у них с ней общего.

Золотой век классических комиксов умер на боевом посту, и, не приходя в сознание, где-то на задворках 80-х. Но двигатель прогресса злостно требует продолжать экспансию, выблевывая на всеобщее обозрение очередное камео Стэна Ли. И тогда в отместку за очередной кроссовер и обнуление вселенных модернизм начинает превносить в откормленные физиономии раскрашенных плакатных кумиров – углублённые разочарованиями морщины и почти не латексную щетину запустения.

Ведь бывший покупатель комиксов про раздутого зеленого истероида и человека из литого чугуна – скорее рано, чем поздно повзрослеет и начнет стебаться над бывшими иконами поп-арта со всей злостью блюзового припева.

«Хранители» Алана Мура, и по совместительству Зака Снайдера, начали отпиливать от проржавевшего постамента глиняные ноги, прямиком от набыченного десятилетиями прибыльных показов широкого загривка. Бэтман Кристофера Нолана – покинул кинозал по-русски: попрощавшись, но, не уйдя, а анимационный «Темный Рыцарь Готэма» так и вовсе ушел в оппозицию к империалистической птахе дяди Сэма и уже в половине шага от черты, которую пересекают обычно только узники совести.

Мир «Тигра и Кролика» из этой же волны развенчание фальшивой позолоты. Типичное общество потребления, где самые бронебойные идолы – куклы в злодейских руках продюсеров. А главное, те, кто стоит у руля власти и кормила произвола: аферисты и манипуляторы, все их традиционное пенопластовые прислужники – лишь повод для углубление в личные проблемы могучих инфантилов в трико.

Всё, что продаётся – обязательно покупается. И полиции только и остаётся – как не мешаться и стараться не попасться под героическую пяту, попирающую здравый смысл.
Посему потенциальный клиент – смело пей нЭпСи, жуй ГЭМО ножек имени экс-лидера бывшей империи зла. Голосуй или проиграешь бонусную порцию поп-корма из дружеских, но высококалорийных речей полужидкой консистенции, и подсоленного слезами новогоднего семейного праздника.

«Тигр и Кролик» - хорош настолько, насколько могут быть удачны проекты, снятые за деньги, но не в обмен на свою душу по заказу ехидного дьявола с непременной рожей Энди Уорхола на штампованной банке дешёвого супа.

Реклама не обманывает – она, показывает победителей с нужных для коммерции ракурсов, чтобы не было видно – закулисных игр, дележа холестеринового пирога и чужих достижений в деле сотворения пластилиновых кумиров.

Неудивительно, что одноногий бандит и рецидивист Джек Мартинез мало того, что играючи, с шутками и прибаутками раскидывает «стойких оловянных солдатиков», но и выглядит единственно натуральным человеком, а не дурной пародией на террориста, каким его лепит киношаблон.

А ведь типичный голливудский злодей – это психопат с зажатой в руке гранатой, его поступки чужды логике, его замыслы далеки от понимания, он безмерно самодоволен и столь же категорично глуп. Идеальный образ врага, – которого проще убить, чем попытаться понять. А неформал Мартинез – так похож на романтика с Большой дороги, жестокого и ехидного, но того самого, что живет в реальности, которую не смеют пересекать лейтенанты-америки и джентльмены из лиги ущемленных комплексов.

Империя грез на неустойчивых опорах рекламы демонстрирует прелести красавиц согласно, наставлениям пронырливых без мыла маркетологов. Смой с Голубой Розы грим, и что останется кроме несимпатичной школьницы, неуверенной ни в необходимости героической раскрутки сингла на телевидении, ни в чувствах к мужчине в самом расцвете угасающих сил.

Мужественный Дикий Тигр бежит от реальных обязанностей отца, как испуганный кролик от тревожащих сомнений в избранном пути великовозрастного дитяти. Ему привычнее и удобнее подставиться под удар, нежели научиться быть честным - перед своим самым главным зрителем, оставленным на попечении у бабули. Того, кто знает его настоящее лицо и далекую от совершенства натуру вечного подростка.

Сериал от «Sunrise» отчасти претендует на оригинальность, но ни разу при этом не вступил во враждебные воды грешного городка за авторством Фрэнка Миллера. Здесь всё слишком солнечно и особенно после бури, без вторжения великой депрессии в чернильной луже нуара или разящего в корень интеллигентского переиначивания былых идеалов.

В нем - всё как в сознании пресыщенного тинэйджера, преодолевшего рубеж двадцати пяти лет, и ностальгирующего по навсегда потерянному детству, но уже неспособного есть горстями благоглупости цветастых журнальчиков с несмываемым клеймом made in USA.

Мужчина за 30-ть, в маске, прикрывающей лишь его нереализованный отцовский долг, привык скакать по городу, сея анархию почище формальных криминальных элементов. А чистокровный блондин с цифровыми девайсами всем своим ультрамодным видом кричит: «Подвинься, куда-нибудь в сторонку, лучше в направлении подслащенной бурбоном пенсии».

В результате полукомический, от своей бравурной серьёзности, дуэт «плохого отца и замечательного сына» неуклонно стремится к общему знаменателю классического в мемориальную доску сентая.

Смело беги Котецу - малодушно и прочь от семейных уз добропорядочного отца за своей медленно истекающей минутой славы, show must go on. Мы уже привыкли к твоей неуклюжей искренности и еще, быть может, не раз приведем на сеанс наших пока еще наивных детей. Да, детка – Дедушка Мороз существует, равно как и честные политики и добрые феи…


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Воздушный мастер (2013.02.12)

«Старший лейтенант медицинской службы полка Мордобойкин прибыл к месту нанесения личных оскорблений! Начинаю операцию по развертыванию челюстей близлежащего вероятного противника!»

(из случайно разорванной книги: «Эти избитые темы, и размозженные шаблоны»)


Всем широко известны болевые точки фильмов про боевые искусства. Они обычно укладываются в три схемы:

Случай первый: классический.

Находиться герой или их группа, которая посчастливиться столкнуться с разнокалиберными злодеями и после массы баталий злодеям будет плохо. Попутно второстепенным персонажам, как всегда, будет хуже всех. И неважно в чьем лагере они находятся - страдать больше всех придется именно им.

Случай второй: ортодоксальный.

Герой/герои, в завязке сюжета (умеренный черте-что-и сбоку-бантик) получают повреждения внутренних органов и другие травмы хрупкой наружности. Но в дальнейшем, путем длительных тренировок под руководством наставника или самостоятельно, опять-таки после долгих ритуальных танцев и растяжек боевой гимнастики, настучат в бубен лиходеям, призывая гневные грозы на их легкомысленные головы.

Случай запущенный: экранизация игр-файтингов.

В этом случаи, чем хуже, тем лучше. Сюжет и смысл пытаются разнообразить всяческой рваной мишурой побуждений и мятыми клише из папье-маше. Герои игр не убедительнее боксерских груш, и обычно так же убежденно мотивированы в своем превосходстве.

Появляться на считанные минуты в качестве мебели и исчезают в никуда со скоростью близкой к звуковой и нецензурной. И тут самое разительное, что в боях, перенесенных на экран из родительского чрева консолей, в большинстве случаев хореография проста и примитивна до неприличия насильственного. Рвите волосы фанаты суплексов и бейтесь об стол раздосадованные почитатели суперударов. Кастрация и рожки и ножки от наработок игр - наносит ответный удар.

«Воздушный Мастер» не лишен многих минусов присущих всем файтингам, но, тем, не менее, на удивление, оставляет в памяти взрывоопасную массу положительных эмоций.

Потому, как опытный боец использует для победы слабости влага - превратив их в свое преимущества. В слабом сила, и в сильном слабость, поддаться, чтобы победить, «мягкий путь» - см. дзюдо. Неожиданные повороты в тесной подворотне сюжете файтинга вещь едва ли не уникальная. Бои разнообразны и едва ли найдется, хотя бы горячая парочка похожих, всяк имеет свою изюминку, на крайний случай – онемевший чернослив. Нежданные серпантины сюрпризов и обширный камнепад роялей - вносит азартный огонек в извечную мерзлоту боевого спарринга. Переключение планов на других персонажей во второй половине сериала яркое тому подтверждение.

«Весело и смешно получи весло в табло».

«Воздушный мастер» полон задорного веселье и задиристого юмора зубодробительной комедии положений. Порой он построен по принципу: высмеем стандарты и повторы в аниме, преувеличив при этом стандартную глупость в кубе до уровня тотального контроля сознания. Бронебойная ирония и рубящий с плеча сарказм спасают от скуки и отлично тонизируют происходящие баталии. Сами герои сознательно гипертрофированы до уровня соревновательного бодибилдинга.

«Когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли».
Монологи и диалоги героев сериала - трудно описать, не применяя размашистой артикуляции жестов. Все оттенки самокопания и концентрированности на победу, вся безмерная глубина посттравматической энцефалопатии, сила духа и решительность чемпионского энтузиазма. Безмерно тонкая грань между сопереживанием и ехидным глумлением.

«Бейте Маки молотом, будит Маки золотом».
Не смотря на всю нескладность этой героини, О, Маки! Маки!! Маки!!! покоряет суровые мужские сердца и заставляет тревожно трепыхаться сердечки девичьи.

«Нет повести чудеснее на свете, чем повесть о Ромео иль Джульетте».

Сакамото Джульетта – харизма едва помещающаяся в тесные пути стесняющих его костюма. Размер имеет значение, взаимность приложится. Мачизм размера XXL – как есть, без длительных эротических прелюдий и способность вложить всю силу любви в сокрушительный удар напористого сердцееда.

«Вот амур. А где гарпун?».
Нестандартная лирика и нетрадиционная романтика - накал человеческих страстей и столкновение бойцовских интересов. Звериное обаяние самцов и бешенство матки (см. перевод «истерия») мускулистых фемин.

«А, вы, каких-таких, больше любите, голубых, или розовых? - А мне в темноте все равно!»

Яойю и юрийности досталось изрядно, всяк при случае был бит и нещадно. Братья и сестры, отцы и матери, всякий попадет под горячую руку и пылающую, от ускорения, ногу.

«На лицо ужасная - странная внутри!»
Сакияма Каори настолько неформатная личность, что ее неадекватность со временем начинает даже импонировать – безумная жажда славы высоко заразная инфекция. Испуганный крик ребенка на матче по реслингу: «Страшная! (боюсь, боюсь!)». Это не забываемо.

«Вы не любите детей? Так вы просто не умеете их готовить!»
Обычно вопящие маленькие кавайные девочки, извергающие фонтаны слез и соплей, эгоцентричным поведение и неуемным аппетитом вызывают приступ идиосинкразии. Но в данном случае образ Ринге настолько шаржирован, что даже не лишен некого обаяния. Маленькое чудовище, обжорка, да и сейю которой, пришлось, вот ЭТО озвучивать заслуживает дополнительной похвалы.

«И сказала буренка, жуя травку на лугу: «И уМУ непостижимо как я уМОм уМУдрена».

Фигура, хм, по-другому и не скажешь, Мины-чан, едкая сатира на всех аниме героинь с большими габаритами и слабыми проблесками интеллекта. Сцена на пляже со звуками МУ, едва ли самая злая шутка на фан-сервисом в истории вопроса. Как там доноситься из каждого утюга: «Ты узнаешь ее по вЫмени».

«Папа, папа, а что там, в небесах сверкает?»
Несмотря на все обаяние Айкавы Маки панцушуты совершенно, что часто случалось «Школьных войнах» не подменяли сами бои. Трусы не затмевали сюжета и вызывали скорее сильно умеренный интерес, нежели неспортивного поведение вуайериста.

«Говорят, что попутного ветра в голове не бывает?!»
Всё бывает, вот посмотрите «Air Master» и сами убедитесь. Глупость здесь так подковали, ишь, как, скачет и кулаками машет да публику тешит.

«Так и бились они, не щадя живота - ни своего, ни чужого». Рекомендуется ценителям хороших файтингов в пору осенней хандры, и в качестве средства тонизации для ценителей не самых плохих комедий.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (9)

Мастер Муси (2013.02.11)

«Когда устанешь, ты путник, бродить среди человеческого отчаянья и недальновидных людских поступков, то садись удобнее на каменистом берегу у кромки молодого леса и посмотри, как пробегает рябь по глади озерца. И, тогда, быть может, в нем промелькнет тень сома с травяной короной, и это будет означать нечто большее, чем просто необычная рыба...»

(из ненаписанной книги: «1001 история о растворении в потоке бытия»)


«Mushishi» - лица и личности, встречи и расставания, взаимосвязь и равноценная отдача, пусть даже путем рикошета, всего живого, и того, что выходит из ряда вон, за границы обычного восприятия.

«Мастер Муси» - любопытный, но отнюдь не праздный взгляд со стороны на множество явлений, пластов культуры и слои мифов и загадки за ними сокрытые.

Здесь подчас ответы на поставленные вопросы оказываться куда более пугающими, чем страшные истории, рассказанные кровожадной лунной ночью у костра. Он, как и особа по имени Гинко, будет особо притягателен для зрителя - своей особой меланхоличной дисциплинированностью духа. Сочетает в себе записки следователя, зоркие наблюдения врача и воспоминания экстрасенса, способного увидеть обыденное в необычном и видимое в тайном.

До бесконечности долго можно смотреть на текущую воду, на горящий огонь, и на… людей в «Mushishi». На похожих, словно братья и сестры, героев сериала, с которыми встречается, проходя через глушь лесных чащоб и обжитые островки деревень все 26 серии мусивед Гинко.

Он бредет неспешно, совершая короткие привалы и непродолжительные остановки. Делает свою работу и записи в дневниках-свитках, оставляет зарубки на древе жизни. Путник, в чем-то целитель, отчасти эколог, и почти всегда обладатель небесполезного любопытства с неизменным ящиком за спиной, и с таким же невозмутимым выражением пытливости на лице. Не поленись обратить внимание на такого, и того гляди, сам сможешь чему-то научиться от беловолосого энтомолога инфернальности, одноглазого врачевателя душ и тел человеческих.

Тем более этот сериал - не только о пасторальной красоте японских пейзажей, о дикой изящности ландшафтов, о цветастости молодящегося лета, прелести увядания осени, суровой красоте зимы и ренессансе юной весны. Это даже не своеобразный мистический детектив, лишенный преступников, но с массой виновников и без вины виноватых. Самое главное – он способ взглянуть через внутренний взор на нечто пугающее правдоподобное и по-философски иносказательное, сокрытое под тонкой кожицей мистерии и толстой оболочкой многоликой притчи.

Сконцентрируйтесь на своих ощущениях, доверьтесь неспешному, как ровное дыхание медитирующего - ритму сюжета «Mushishi». И тогда, отрешившись от увиденного прежде, постепенно привыкаешь к полумраку синтоизма и туману восточной мистики. И вот спустя N-ное количество концентрированных созерцаний -многое становится гораздо ближе и куда отчетливее для понимания.

С каждой новой историй соприкосновения муси и людей, с каждым пройденным шагом по доселе нехоженым тропам Мироздания, с каждым излеченным недугом - ты сам уже готов прикоснуться к самой сути и смыслу медитации, попасть в резонанс. Без которого трудно найти мир и покой в душе, и уж тем паче очистится от греха необдуманного поспешательства, приобрести частицу понимания старых, как наш мир истин.

Тетрадрахму вечных знаний о мире, которая вечно заключена в нас самых, мимо которых мы нередко проходим - даже не замечая. Идя изо дня в день вперед, не успевая оглянуться, спеша на соседний сокрытый туманом дальний берег будущего, не в силах покинуть свой бамбуковый лес прошлого, перейти через свою пропасть настоящего и, наконец, хотя бы на краткий час вернуться к истокам Бытия.

Постепенно, серия за серией, капля за каплей начинает обрисовываться в лицах и поступках героев в деталях и подробностях - понятное и доступное каждому человеку, не смотря на различия национальных и религиозных предпочтений.

«Мастер Муси» - размеренный, ведь вечности чужда суетливость смертных, рассказ о людях дерзающих быть и жить, борющихся с искушениями, своими страданиями и страхами, вопреки слабостям и супротив сверхъестественных сил, записывая истории чужих жизней и закрывая глаза, чтобы не видеть своей.

Умирая и возрождаясь, несут они свою карму, преодолевая себя или убегая во тьму кошмаров, оставляя свой след не только на павшей листве, но и в душах любимых. Люди, жертвуют частью себя и теряют неизмеримо больше - чем глаз или воспоминания о прошлом, заменяют любимого его подобием, упрямо видя в нечеловеческом ребенке собственное отражение. И заплатив сполна за урожай жизнью чужой или своей, они вновь выходят работать на рисовые поля, прокладывая борозды ежедневных забот и выжигая сорняки сомнений, и, как и прежде пропуская нечто очень важное мимо себя.

Они слишком привязаны за все ценное, что имеют, слишком многое бояться потерять, слишком многое не ценят именно сейчас. Только, бродяга и исследователь Гинко с незамутненным взглядом постороннего способен им помочь… Не только увидеть, а скорее понять, что муси отнюдь не носители зла, но силы природы, их надо знать и следует понимать, учиться пройти мимо, не потревожив, позволяя им двигаться в великом потоке жизни, не отвлекая необдуманно, себе на беду и на своих близких.

Муси - отзвук естества, отголосок жестокой и милосердной природы - прародительницы, вечно стремящейся к балансу между мгновением и вечностью, бурей и штилем, сезонами урожая и временем холодов.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (6)

Невероятные приключения Джоджо [ТВ-1] (2013.02.11)

Недоверчивые, умывайтесь много и часто! ДжоДжо нет в ТВ рейтингах, однако продажа только первых блю-реев и ДВД показала почти фантастический результат! Если 2 серия блюреев 22 февраля дотянется до результатов их предшественников, экранизации Стардам БЫТЬ! А ведь первая арка - это самая слабая по сюжету и маленькая по объему часть эпопеи "Сумашедших Приключений".

Если история Стардаст Крусайдерс начнет оживать, значит самый безумный и крутой сэйнэн современности сделает уверенный шаг к престолу императора...


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Хеллсинг OVA (2013.01.15)

«А вам не кажется, господа, что в последних аккордах завершения «Гибели богов» группа медных заметно сфальшивила?!
-Ну, что вы герр Штруделькомф, просто маэстро Вагнер тоже любил поозорничать!»
(из книги «Сто глупых, но очень интеллигентных острот»).

«Сдаётся мне, джентльмены, это была… комедия!»
-Настоящему мужчине всегда есть, что сказать. Если, конечно, он — настоящий мужчина».
(из кинофильма "Человек с бульвара Капуцинов").


Шесть лет тянулись удивительно долго! Шесть лет публику пытались накормить до отвала буйной головы, нормальным человеческим, вампирическим и всем прочим сочным мясом.За годы экранизации Hellsing Ultimate переходила из рук в руки, от одной студии к другой. Каждое транспонирование привносило, что-то свое: изменение акцентов ружейного прицела, расширение арсенала и методов анимации, введение фокусов 2D и вторжение трюков трехмерного моделирования.

Многометровые волны крови изливались бурным потоком – больше цветом и консистенцией напоминая малиновое варенье, чем соленную смесь плазмы и эритроцитов. Бомбардировка Лондона и заодно всех смотрящих прошла вполне успешно, народ привык вкушать жестокие зрелища, приобщился к оскверненному постмодернизмом хлебу гротеска и кича.

Сенсибилизация пафосом пропитало клетки серий, и они едва не лопались от передозировки апломба, она же массово раскрыла спавшиеся в ТВ-версии коллатерали брутализма.

Часы просмотра нашпиговали словно голландский сыр дыры в сюжете – миллионом удлиненных красных и заостренных белых рож. Заполнило экранное время ружейными стволами самых непристойных калибров, улыбками зияющих ран, белоснежными перчатками и испачканными сарказмом крестами.

Безумцы хохотали и беспардонно смеялись над чувством меры и снобизмом готических романов об утонченных и всех прочих носферату. Нацистская зараза расползалась багровым пятном по карте Англии. Католики рвали протестантов почище любого вурдалака-рецидивиста - безжалостно и с дьявольским огоньком «священной войны за чистоту веры». Каждый эпизод – выходил как пощечина умеренному вкусу, каждая боевая сцена – словно кровавый плевок в лицо пуританству.

Пир во время чумы с размахом шведского стола – есть, отрыгивать и снова штудировать меню из зажаренных дирижаблей, копченных в пожарищах монстров и сладкого десерта-вишенки в виде одиозной фигуры Немертвого Короля и его фансервисного окружения.

Сначала была робкая надежда – будет создан мега-трэш, титулованный принц всех фильмов категории В, ведь трэш хорош только тогда, когда его безумие только увеличивается со временем. Разрастается, словно раковая опухоль по формату, дает метастазы клоунады с мозг сценария, вызывает гнойные осложнения во флэш-бэках, регенерирует с сексуальным подтекстом. Одним словом – пока он не желает быть побежденным.

Немецкий Майор твердил, словно заевшая шарманка одну и туже эльфийскую песню, вызывая отвращение и законное желание повесить его за откормленную шею на ближайшем худосочном столбе. Маэстро Алукард время от времени исчезал из поля зрения, и тогда становилось смертельно скучно, но правильно с точки зрения развития сюжета и побочных линий на бюсте новообращенной дракулины.

Серас праздновала очередную свою викторию над останками своей человечности. Интегра мучила всех отсутствием половой жизни, пока Уолтер – подчищал огрехи сюжета и тянул на своих струнах мертвый груз роялей в кустах. Отец Александр вносил свежую струю не просыхающего фанатизма, Дикие гуси пошли под красное вино и нарубленный косами алый лосось. А нацисты оставались теми, кого обычно изображают в дрянных фильмов ужасов.

Но тревожные звонки начали поступать из-за линии фронта куда раньше, чем грянул финальный эпизод. А ведь «Хеллсинг» OVA изначально позиционировался, как очень злая и чрезвычайно зубатая пародия на вампирскую тематику. Новый сериал упивался своей вседозволенностью, наслаждался своей несокрушимость с истинным увлечение нарциссизма хронического помещенного.

И этой своей неприличной смелостью брал города приступом и публику за жабры. Алукард преподносился как антипод аристократа шныряющего на крыльях ночи - промеж своих мук и ночных атак на женские бюсты и утонченные страстью шеи.

Перевертыш Влад – смеялся над слабостями всех прочих вурдалаков, забавно и агрессивно скучал, дожевывая очередного выскочку сотней акульих пастей. Противники Алукарда ужасали нечеловеческой жестокостью, чтобы после непременной кулинарной обработки, самим пойти на ужин в качестве горячих закусок.

Монстр чертовски похожий на человека бился с человеком ставшим монстром. Но когда прах неуемного проповедника Александра развеял ветер и иссушил слезы сожаления на усатом лице Влада Цепеша, оказалась – главная битва окончилась так и не успев начаться. И все последующие столкновения – только конвульсии перебежчиков и финальная агония смысла.

Неожиданно кумир подростков и золотой идол Хирано Коты измельчал до еще одного подростка с сумасшедшими глазами сперматоксикоза. Сомнения омрачили самые смелые надежды на трэшевый, но честный финальный акт затянувшейся пьесы моралите.

Всё, то от чего Hellsing Ultimate открещивался с обеих рук крученными фигами - заполонило и покорило гордое сердце эстетствующего Дракулы. К финалу Хеллсинг ультимативно стал напоминать пародию на самого себя былого и любимого.

Темное и грязное нанесло предательский удар в спину и чуть пониже - из далекого прошлого. Слюнявые слезы омрачили массовую бойню и разбавили до мутного остатка былую браваду. Рефлексия распространилась по жилам сюжета – извечная интеллигентская философия декаданса инфицировало костяк Несокрушимого Антигероя нашего времени.

Кот Шредингера и демагогия сломанной машинки Зингера сделало невозможное пошлое - возможным и превратило пьяный угар психоза в очередной «конец евангелиона». Сам мангака заигрался в гибель богов Нового Рейха. Он развернул костер до небес, но не одна брунгильда не осмелилась подбросить себя в качестве дровишек.

Автор умыл руки, яду за него выпил кое-кто другой и последняя X глава так и тянет на глупые каламбуры про голого короля. Машина для войны оказалась сломанным рупором милитаризма. Интегра всегда бывшая старухой в теле девицы, наконец, обрела заслуженный покой и справедливое запустение. Алукард ушел по английским канонам - не попрощавшись, и вернулся бессмысленно и беспощадно как запланировал сам Хироно Кота.

И картонный полухеппи-энд самый главный троллинг сериала, и даже хорошо, что он так бездарно и легкомысленно закончился. Он мог оборваться на самой смелой ноте победой Дракулы, но завершился непоражением организации Хеллсинг. И после fenita la comedia в душе остается лишь чувство сожаления и грусти, похмелье и жуткая головная боль. Как известно, понижать градус злоупотребления – неблагодарное, даже в трэше дело.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Легендарный игрок Тэцуя (2013.01.13)

«Уж полночь близиться, а Германа всё нет!
-Наверно, заигрался он в маджонг!»

(книга «Вся наша жизнь – игра, или иду Ва-Банк»)


Легенды создаются людьми! Иногда восхищенными зрителями со стороны. Порой смельчаками, рискнувшими бросить вызов и впоследствии славно и безоговорочно побежденными! Но куда чаще - легенды рождаться самими игроками.

Они возникают не сразу, ибо игроками становятся далеко не сразу, несмотря на природные задатки и гибкость мышления. Даже опыт тут не самое ценное, при данном-то рискованном раскладе из дебета поражений и списка одержанных побед. В них, с течением времени – либо превращаются, либо нет!

И всё благодаря количеству выигранных партий, разбитых в пух и прах коалиций, разгромленных со свистом дуэтов и выбитых из колоды козырей, в прошлом тоже знаменитых легенд.

«Легендарный игрок Тэцуя» - остросюжетный триллер с примесью драматизма и легким оттенком ностальгии по одноэтажной Японии 40-50-х годов, мелким лавочникам, застиранным гимнастеркам и тотальным отсутствием электроники и корпоративного уклада жизни.

Моложавый (прямо-таки «бойя» по японском слэнге) Тэцуя играет и естественно одерживает победы с легкой наивностью читтера, нахватавшегося «по верхам» и отчаянно метящего в элиту профессиональных игроков в маджонг.

И, как часто случается, со всего разгону напарывается своим любознательным носом - на многоопытного жулика с откровенным лицом хитрющей жабы. Карты судьбы легли неудачно для новичка – в результате раненного честолюбия, Тэцуя решается стать лучшим среди честнейших жуликов…

Игра маджонг сложна, требует она - глубоких познаний и навыков в сложении из «стен» играющими, особых, далеко не всегда равноценных «рук». И соответственно - в вычитании шансов на победу у своих противников в нелегком труде полулегального бизнеса.

Не менее важно тут и умение выцыганить нужный кубик тайтла, заставить оппонента скинуть необходимый набор аутов, действовать на пару и поочередно в коварной схеме одурачивания… но только не в «Легендарном Игроке».

Иначе - это был бы репортаж с очередного чемпионата по этой весьма замудрённой забаве азиатских ловкачей, или, хотя бы, нашумевшей гораздо позже «Акаги».

В данном случае, все намного проще или немного сложнее, - это смотря с какого психологического ракурса рассмотреть партии либо, что важнее – рассказать об уловках и методиках шельмовать и подтасовывать. Ломать голову над правилами маджонга или сбивать в кровь костяшки, отрабатывая правила замен, подмен и замещений, зрителю не придётся.

Маджонг показан честно и без обиняков - как искусство обмана, ловкорукого мошенничества и умноголового очковтирательства. Всякий расчет окажется слабее заранее отработанной аферы, любая нежданная удача бессильна перед мастерством бывалого «кидалы».

Что в свою очередь не отменяет факт врожденного таланта просчитывать комбинации или стремительного экспромта, вырванного нечеловеческим усилием из дебрей логического мышления. Не отменяет, но отдаляет, почти до бесконечности - миг сладкого триумфа и наскоро состряпанного номинального и преходящего превосходства.

«Легендарный игрок» - история не только и даже ни сколько самого Тэцуи, гран-при в разворованной копилке сериала – все герои, иногда второго, а то и третьего плана. Будь то игровой наркоман, неболтливая и при этом влюбленная в игру и не только, женщина, партнер с начёсанным «утиным носом». Все те, кого встретил Тэцуя на своем пути, прожитом в поединках интересов, желаний и устремлений, в 20-ти скоротечных сериях.

Занятно расписанные судьбы, прихотливо и изменчиво расставленные акценты, продуманная мотивация и свой кодекс «джентльменов удачи», суровый к проигравшему и еще куда более жестокий – к взявшему банк.

Именно это – главный приз и достоинство данного сериала. Не будь подобного каре из проходных, но важных шестерок и ввернутых в повествовании тузов, введенных в партию умных дам и сброшенных «под шумок» валетов, «Легендарный игрок» оставлял бы привкус лжи, неприятный осадок с заметным криминальным послевкусием.

Напротив – запоминается ненормативное благородство Тэцуи, который порой совсем негуманными методами творит вещи, за которые его хочется поблагодарить, а не вполне законно привлечь к уголовной ответственности.

Притом, говоря начистоту, сам Тэцуя не пашет и не сеет, не потеет на заводе и не думает горбатиться на фабрике. Он стрижёт купоны с чужого урожая, ест дефицитный белый рис, пока большая часть тружеников - даже в лучшем случаи перебивается раменом насущным своим.

Дизайны героев специфичны, под стать эпохе послевоенной разрухи и кризиса тогдашней йены – потому грубы и не отлакированы временем и сроками длительного ношения. Легко запоминаются, и также бесхитростно выражают накал страстей и накипевшие, в самый разгар игровых раундов, горячие эмоции.

Анимация - проста и схематична, ведь экономика должна быть экономна, как учил нас «кукурузный гений застоя», но и с такими «козырями» и звучным саунд-трэком, сериал оставляет довольно хорошее впечатление.

Несмотря на абсолютный неформат в 20 эпизодов – аниме рассказало о своих героях все нужное и даже больше, чем просто расставило необязательные, но характерные точки и традиционные прощальные многоточия.

Смерть оборвет чью-то непростую жизнь, но с милосердием победителя позволить доиграть до самого конца. Поминки перетекут в памятную игру, поражение хитреца станет посвящением, последней эпитафией и лебединой песнью реквиема.

Время «Легендарного игрока» куда ближе и роднее к эпохе, изображенной в знаменитом сериале «Место встречи изменить нельзя», нежели к хищному капитализму «Кайдзи и сотоварищей».

Траектория движения колес Фортуны преподносит немалые сюрпризы, шулерство умело скрывает заранее припрятанные «подарки судьбы». Кости тайтлов лягут по-разному. Для одних очередной ступенью к вершине лестницы меркантильного успеха, прямиком – к увесистой пачке банкнот. Иные получат скромные похороны, как премию за растраченные в играх годы.

Пусть всё остаётся, как есть! Зрители, даже с хорошей родословной - пусть опоздают на поезд и останутся с грустными лицами на перроне, игроки - пусть умчатся в возможно далеко не счастливый закат. Каждому своё, всем по заслугам да воздастся.

Потому «Легендарный игрок» - азартные игры трезвого разума, а вовсе не кислотный выплеск постигрового аффективного психоза.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Берсерк: Битва за Долдрей (2013.01.02)

«Совсем нелегко - войти в одну и ту же реку дважды! Еще труднее, выйти из нее живым!»

(всем утонувшим посередине посвящается)



Берсерк: Битва за Долдрей! Слишком много правды в названии, чтобы надеяться на экранизацию чего-либо, кроме сражения за неприступную вражескую крепость.

Первый фильм из заявленной трилогии внушал тревоги, с выходом за пределы японских островов его логического продолжения, все опасения улетучились. Рассеялись подобно туману поутру, не оставив и следа о некогда пережитом и наболевшем, утекли в никуда и канули в Лету - реку забвения и беспамятства.

На что, так отчаянно ругались толерантные к ТВ версии зрители, нынче – они получили сполна и всем скопом. Желала публика - масштабности, алкала зубодробительного драйва и смертоносного разящего меча колюще-рубящего мастерства?! Публику сполна накормили кровавыми брызгами и размозженной впопыхах плотью. Вот только расхлебывать заваренную командой режиссера-постановщика «Битвы за Долдрей» сюжетную кашу, как видимо, придётся уже всем недовольным миром.

Случилось, пожалуй, самое страшное, что можно было представить – «Берсерк» стал…боевиком, не особо обременённый разумом и не слишком удрученный мятущейся человеческой душой. За размахом сражений, за роскошью празднований и опьянением побед – куда-то делось тусклое пламя свечи, прежде пронзающее тьму отчаянья лучиком последней надежды.

Современный «Берсерк» уже никто не назовет «темным фэнтази», слишком много в нем солнечного света, ярких красок и радужных бликов, бравурности и разудалой лихости очередного Конана Киммирийского. «Берсерк» безвозвратно утратил мрак и неожиданно стал …серым, как полинявшие подштанники многоопытной маркитантки.

Он сер, как пыль на ногах безымянных жертв битвы - одного честного до грубости война, против ста умелых наёмников супротивной стороны. Безлик, словно деревянные рожи трехмерной и такой ограниченной в своих пластических возможностях графики. Переходы от 3D – словно проказой поражают уродливостью и, что куда заметнее, пластикатом посредственного аркадного слэшера.

Люди, фабрикующие картонных солдатиков, все-таки захватили в плен не только «пушечное мясо» массовки, они теперь диктуют с какой же каменной физиономией - в кадре уже предстанут главные герои эпопеи. И только телескопический взгляд HD версии в силах помочь разглядеть тщательно замаскированные достоинства современной анимации.

Лишился «Берсерк» своего идейного стержня, своей несгибаемой сердцевины – распылившись на захват замков и средневековые танцульки на костях былой славы. Многолюдные битвы затмили всю камерность переживаний, притупили кинжальную остроту терзаний топорностью массовой резни. Немилосердно отторгнув и поглотив всё драматическое, что пробивалось в первоисточнике, и в спорной, но куда более трагичной ТВ-версии.

Каски ярко блестят на солнце, стяги реют на ветру, вот только от шекспировских страстей – остались холодные угли давно погасшего костра. Кинематографического Гатца, только самый наивный сумеет сравнить с Гамлетом, ибо он не думает – но действует. Даже в голове его звучат чужие слова вместо собственных тяжких дум - о своем месте на поле боя и вне порочного круга спасенных и в ответ тоже спасающих. У героев уже просто не осталось времени остаться один на один со своим одиночеством, взглянуть в глаза своим страхам и попытаться найти тепло в объятьях таких же обездоленных и покалеченных душой, как и они сами.

Гриффит теперь не переступал через себя – он переступил через несчастного одураченного педофила. Грязь к грязи не липнет – путь к мечте с падениями и вознесениями через свои слабости – внезапно обратился застиранным грязным бельем удовлетворённых и не очень амбиций.
Ах, если всё просто можно было списать на границы формата, но постановщики растратили свое и так драгоценное время на великосветские глупости и абсолютно бесполезные кадрили и менуэты, так и не показав ни противостояния с аристократией, ни знаменитой сцены с ядом или заревом пожарища возмездия.

Соколу подрезали крылья, и сухожилия рассекли далеко не королевские палачи, это сделали сценаристы и потому, без своего прошлого – настоящее обернулось не интригой, но интрижкой. В итоге одна из центральных фигур в сюжете измельчала до уровня всеядного стервятника-ворона.

Вырезанные и так и несостоявшиеся, события гангреной впились в конечности, и к финальным титрам отравили кровь уже не только фанатам манги, но и фанатам телевизионного сериала и возможно большей части аудитории. И ступени на мировое господства бисёнена с ледяными глазами – обратились самой, что ни есть хлипкой подставкой для продвижения в жизнь комплексов мелкого помещика, тщеславного выходца из народа.

В иные моменты – новый «Берсерк» напоминает в минуты торжеств внеочередного Шрэка,так и ждешь появления осла и его парнокопытного юмора, что и случилось во время парадного шествия. Хлопающие ладошки процессы – больше похожи на лопоухие ласты тюленя, а количество разночтений в дизайне заметно превышают болевой порог восприятия.

И только последняя треть фильма, хоть как-то соответствует мятежному духу прежней экранизации. Иные из предметов мебели, т.е., Коркус получают право выступить, как опора сюжета, и постельная сцена с принцессой – пожалуй, единственный момент, когда Гриффитс проявляется как страдающий, а не побеждающий, как пожирающий сам себя, а не ассимилирующий чужие заслуги.

И в память врезается не прощальный разговор Ястребов в таверне, а единственный раз, когда Пиппин раскрыл рот для крика, слишком хорошо проясняющего сложившуюся ситуацию и касательно фильма: «Засада!!!»

И хотя во второй части саунд-трек наконец-то обзавелся признаками оригинальности, иные дебютанты в команде сейью так и остались самым слабым звеном конвейерной ленты. Против Юкинари Тоа играет всё – обсечение образа под кальку ручной валькирии Гриффита на привязи лирической связи, сокращение мизансцен и возможности раскрыть душу, нежели знаменитую тему содержимого бюстгальтера. Даже, к сожалению, собственный голос. И достойную конкуренцию Миямуре Юко, она так и не составила.

Это свеча давно потухла, может - и не было ее вовсе! И глупые мотыльки-зрители полетели на холодный свет электрической лампочки, тусклого солнышка в холодильной камере промёрзшего рефрижератора. Кто знает?! У зрителя - есть только хрупкая надежда, у режиссеров только рамки своего таланта – щедро зарытого в бесплодные земли заживо погребенной веры.

И так выходит, что битву создатели «Berserk: Ougon Jidai Hen II - Doldrey Kouryaku» выиграли, вот только войну, скорее всего, явно проиграли.

We waiting So Long – возможно слишком долго!


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (6)

Sakigake!! Otoko Juku (2012.12.22)

«Ведь настоящие мужики не умирают, даже когда их убивают. Даже насмерть».

(из книги «О воспитании благого юношества в делах героических и высокочтимых» - издательство Минмей, полное собрание сочинений в 34 томах).


Отокуджуку – не школа для мальчиков, и даже не альма-матер для хулиганов с высокими моральными принципами. Отокуджуку – это стиль рискованной жизни - смерти вопреки! Балансирование на тонком лезвии ножа - между тестостероновой клоунадой и несмываемым кровавым пятном боевика родом из 80-х.

Тут или отточить свою безразмерную мужественность или сбежать, проявив благоразумную женственность. ПТУ для неблагородных юношей, сильно похожих на джентльменов за 30-ть – физические наказания приветствуются, все, кто почему-то вас не убил – обязательно сделают вас сильнее.

Куда вступают громилы и отбросы общества, чтобы эволюционировать до революционеров и воинствующих патриотов набедренной повязки. И сюда – пришел Момотаро Цуруги, чтобы отсечь лишнее от своего гранитного торса. Герой вылупившейся вопреки имени - не из сказочного персика, он, вероятно, появился из материнского чрева - уже готовый со встречей с трудностями, и с обнаженной катаной в руке. И тут же вероятно, не вылезая из армированной люльки - навешал щелбанов нерадивому акушеру, позволившему шлепок по его накаченным ягодицам.

Мангака Акира Мияшита так зло и агрессивно высмеивает японский национализм и твердолобый патриотизм, что со временем начинает казаться – он его пропагандирует. Всё и все здесь выходит невероятно сурово – как после пятидневного запора. Перекошенные физиономии, яростные крики и почти надорванные усилия при выжимании второго дыхания - через все естественные отверстия.

Даже, если соратники просто стоят в сторонке – это вовсе не значит, что им не грозить опасность тяжело пострадать за своё вдохновляющее начинание. И любые потасовки самых оторванных футбольных фанатов – игры беззубых щенков, по сравнению с встречами учеников разных годов выживания в беспощадной среде бруталоидов.

Не спешите принимать бытность студентов Отокуджуку за гротеск и смачную пародию, не столкнувшись мордой к лицу, с армейско-тюремным укладом жизни. Так бы выглядели похождения бравого Швейка, если бы он решился бы отобрать титул «Мистер Олимпия» у Железного Арни, или на худой конец перещеголять в хай-кике Брюса Ли.

Грубая, как хук сбоку - анимация, стенобитные дизайны лиц, в голосе героев – сквозит металл и огнедышащий напалм, и порой их статные фигуры своими габаритами способные испугать любого монстра из трэш-хорроров нового миллениума.

Перегибов в воспитании молодого поколения в этом учебном (военные учения улучшают боевые навыки) – чрезвычайно много, хитрости и ловкости противостоять учительскому произволу – в мегатонны больше! Начало сериала самое, что ни на есть пародийное, а окончание – как ущемленная грыжа драматизма, всем будет довольно больно – но сильнее, тем, кто выжил.

Здесь лысиной ломают отточенные клинки и по сравнению с товарищеской встречей по регби – гладиаторские бой предстает, словно утренняя гимнастика-разминка. Ученики ежесерийно доказывают – их сваренные во фритюре гениталии (юмор тут соответственно мужланский), круче любого куриного яйца в адском кипятке сатанинского варева.

В вотчине директора Этатзимы Хейхати, хотя скорее будет, ЭТАТЗИМЫ ХЕЙХАТИ – случается, что убивали учителей, а про павших в боях учениках ходят устрашающие байки, распускаемые не упокоенными духами и зловредными педагогами с замашками надзирателей концентрационного лагеря. Если на пути якудза встанут идущие бравурным маршем стройные колоны студентов с черным стягом в мозолистых руках…тем только мафиози и хуже.

Бывает, что сюда и переводятся студенты по обмену, так обязательно с чертовски сильным рукопожатием и дьявольски быстрым ударом, и только с применением десантирования методом аэромобильных войск. Случается, что, кого и исключат из членов братства (долой фрейдизм – тут струей мочи высекают радугу), и он обязательно вернётся - с миссией конкистадора. Если кого и убьют под горячую руку-ногу, так обязательно воскресят, ибо нечего лениться в аду, принимая вулканические ванны - есть у них еще дома дела.

Оригинальная манга выходила Weekly Shonen Jump с 1985 по 1991 год, и соседствовала с самыми брутальными сёненами того и нынешнего времени. Потому герои, персонажами после их кровавых подвигов назвать трудно, Отокуджуку, почитывают в кадре «Сумасшедшие приключения ДжоДжо», но обликом и манерой поведения словно сбежали из «Кулака Северной Звезды».

Смертоносные техники и хитро состряпанные планы, перекаченные в пафос тела, перетренированные амбиции, ловушки и острота бойцовского экспромта – дело Бронсона и Араки Хирохико найдется теплое место в сердце ужаленных на весь мозг любителей тру-металл-сэйнэнов.

Когда от бюджета к финальной серии останутся только кровоточащие раны флэшбэков – уже ничто не заставит нас позабыть пройденный до самого конца, непроторённый прежде путь!

Смело товарищи – в ногу, в руку и по физиономии, наше дело правое – враг будет повержен, ибо настоящие мужики…см. выше

Пускай разносится громовым раскатом по улицам хоровое пение:
«Йо-горе-чима-атта канашими ниИ…
…И-цука хонкиИ де вараоу йаААААА!!!!».
Мы просто не можем быть уже другими….




+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Невероятные приключения Джоджо [ТВ-1] (2012.12.06)

Обзор написан на экранизацию первой арки многотомной эпопеи, т. е.
«Phantom Blood», включающую в себя с 1-ю по 9-ю серии ТВ-сериала, и оттого рамками этой же арки полностью и ограничен.


«Призрак крови бродит по Европе!!!»
(из книги «Аристократы вампирской наружности»).


Огонь и лед, жаркое пламя возмездия и леденящий ужас тщеславия, родовое благородство англосакских сэров и вероломство хитроумного пролетариата – все смешалось в доме семейства Джостаров. И без аристократических оборотов в стиле Льва Толстого - в этом плотно сплетенном клубке желаний и кровавых страстей, явно не обошлось.

Господа джентльмены и товарищи люмпены меряются длиной харизмы на шахматной доске событий, обращают поражения в реванши, а блицкриги в патовые, но во многом всё же выигрышные, положения. Диккенс встречается со Стендалем на подмостках старой доброй Англии, какой видят ее писатели, сами родных краев с роду не покидавших. И после ряда жанровых мутаций, и перипетий с наследованием и правом подсыпать яду щедрой рукой отравителя - «английские истории» превращаются… превращаются, словно ношенные европейские бриджи - в современную джинсу сэйнэна.

Вместо Карениной, к финалу зловредный китаец бросается под горячий вал паровой машины, а молодой лорд Джостар – умирает, как князь Болконский, успев, однако, куда больше, чем просто продлить генеалогическую линию потомства.

Смерть следует по пятам у жизни (трехкратное умирание на руках у близких и родных, отсылает к патетике опер Верди), воскрешения и преображения кусают змею-судьбу за хвост, давая новые шансы на сокрушительные падения с трона и подножки у пьедестала победителя.

Каждая смерть – дарует шанс другим на выживание. Последний вздох гибнущего до самых краев наполнен пульсацией любящего сердца. И, если есть те, ради кого стоило умирать – значит жить на этом, подчас жестоком свете, всё же стоило!

Добро огненным кулаком вбивает свои весомые аргументы в споре о смысле бытия, и хладнокровное зло показывает все-таки своё истинное лицо из-под невозмутимой маски сатрапии.

У роз, как всегда, оказываются шипы и правда, об уязвимости - колит злобный глаз. Итальянский наставник – хранит в себе страшное пророчество вместо козырного туза в рукаве. А добряк 196 см роста - умение сносить тумаки и держать удар, чтобы при случае отвесить крепкого пинка обидчикам.

Мелкие гадости с украденным поцелуем, вырастают в крупные подлости с участием материнской любви. Юноши за одну серию обретают мужество. Взросление - учит терпеть боль и таить обиды, наливает кулаки разящим свинцом и речи гордецов жгучим ядом ненависти. И чтобы мы знали о покое – без боли, и чтобы мы ведали о счастье – не перенеся всех этих бед и несчастий.

Завтрашний день гнева и нежданного спасения – наступает уже сегодня! Главное правильно направить сметенный дух в каменное ложе самоконтроля. Ибо страшись не боли и не смерти в подземелье Двух Драконов на железной привязи, но бойся страха своего и слабости не успеть исполнить своего немилосердного предназначения.

Над судьбой каждого из положительных героев «Phantom Blood» нависает тень неминуемой смерти, а злобные персонажи обладают традиционной злодейской живучестью, регенерируя себя и дегенерируя всех потенциальных жертв своего корыстного произвола.

Десятилетия рефлексии и потакания слабостям в индустрии отучили публику от самого понятия – благородства, чести, отваги. Эти качества, не редко уже воспринимаются, как нелепый атавизм, гипертрофированная экзальтация, и что порой куда хуже – за кич, пафосную пародию в исполнении каменной маски постмодернизма.

Благородство и честь – осталось где-то там, в доисторической эпохе Харлока и К, костями динозавров, которыми интересуются лишь палеонтологи анимационных раскопок. Благородство нынешних героев популярного аниме – заменена на естественность и подчас эгоцентризм ответной реакции. Честь – обратилась в пафосный апломб спасителя или претенциозность завоевателя, а отвага в нахрапистую беспардонную наглость.

Смотреть «Сумасшедшие Приключения» не впитав с детства атмосферы классической литературы и кино, наверно будет нелегко. Слишком много в ТВ экранизации стиля оригинальной манги Араки - ударных фраз, вычурных поз и стереотипов, ставших в своё время «золотыми» и потому давно позабытых с окончанием 70-х и заботливо реанимированных мангакой.

Джонатан Джостар - в лучшие свои моменты дизайном лицо чудовищно напоминает Кенширо из «Кулака Северной Звезды», а цензура погружает в темные облака все подробности кровавые расчленения, в ожидании выхода bly-ray.

Пульсация жизни лечит переломы костей и выкручивает суставы сюжета в нужную для эпичности сторону. Лирика звучит самым задним фоном, а фансервис безжалостно убит в самом зачатке. Балом правят смелые поступки и ужасающие происшествия. Овердрайв во всем – от быстроты смены сцен и декораций, до скорости, приближающейся к скорости звука, пока аниматоры режут и вшивают горячие куски манги в вечно живое тело «Сумасшедших Приключений».

Оценивать новую экранизацию первых томов старой (юбилей в четверть века успешно отпразднован с шиком и помпой) манги Араки Хирохико сложно. Трудно, как фанатам серии (в любом случае многое осталось за кадром – даже назойливый Спидвагон умудрился - таки пройтись по воде, не замочив штанов), не просто и тем, кто впервые столкнулся с эпопеей ДжоДжо.

Если считать за огромный плюс отсутствие, всех тех непотребных вещей, что навешивает индустрия год за годом на юные уши подрастающего поколения зрителей до 20-ти, тогда «JoJo's Bizarre Adventure» явно вне конкуренции, и привлекает на свою сторону любого ценителя со стажем.

Но, как известно – хвалить, за то, чего нет: традиционных язв, утрирований, недостатков и прочих грехов - как минимум странно. Хвалить следует все-таки, за то, что собственно есть в наличии.

В первой арке Араки смешал готический роман и брутальный сэйнэн, сверхспособности волнового распространения, т.е. хамон, вампиров и зомби, сражения и стратегию, умение предвидеть на ход вперед и внезапно контратаковать в быстро изменяющейся обстановке смертельного противостояния.

И пусть это была лишь первая проба пера по сравнению с многоходовыми аркадами всех последующих томов, уже в первой арке герои работают головой больше, чем кулаками. Важнее, как противники пытаются оставить оппонента с носом… оторванным носом, чем то, как много филонили, из-за спешки, раскадровщики промежуточных кадров в ТВ-сериале.

К чести экранизаторов, надо заметить – они оставили львиную долю первоисточника – не усугубляя трансляцию отсебятиной, и ограничились лишь селекцией и отбором, того, что всё же оставили при создании аниме. Многие ключевые сцены, реплики и ситуации благополучно остались в неприкосновенности.

Пока фанаты спорят о каноничности произношения «WRYYY» и «MUDADA», остряки с кинофорумов пытаются шутить о заразности фирменных криков и доводок, но легенда медленно и верно оживает, преодолевая огрехи статики и спешку еженедельного графика трансляции.

Уже с первых серий стало решительно ясно, что бюджет и технические возможности собственно самой анимации «David production» – весьма скромны и ограничены. Аниматоры студии, используя различные оригинальные трюки, (те же оживающие надписи и не только) и компьютерные спец. эффекты, пусть дешево и сердито, но со своей задачей справились вполне удовлетворительно.

Даже привнесли что-то своё, в давние проблемы всякого приключенческого действа и обращая слабость – в силу, а технические трудности – в самобытный стиль повествования.

Где-то вышло лучше, где-то хуже – но учитывая великолепный дизайн персонажей (Джонатан по первым сериям менялся лицом в сторону афроамериканских пропорций) и детализацию задников, заливки рельефов и градиент ландшафтов – экранизацию следует все-таки признать удачной.

Многое лучше смотрелось на листах манги – и переход от фрейма к фрейму занимал куда меньше времени, чем иные сцены в ТВ-версии, и многие фразы уместнее смотрелись бы, как стремительный полет мысли, нежели громкие фразы в самый разгар свободного падения.

Нельзя не отметить также и великолепной работы сейю Дио Брандо – и так давно коронованного принца злобных бисёненов Коясу Такэхито, нынешний блондин с претензиями вышел на редкость дьявольски хорош. Явно переманив на свою темную сторону - немало зрителей от слишком мягкого голоса Джонатана Джостара, которому на протяжении всех 9 серий остро не хватало суровой выразительности и металла в голосе.

Даже Спидвагон, которому сам мангака препоручил неблагодарную роль комментатора и рупора сродни древнегреческим хорам, благодаря усилиям Уэда Ёдзи наконец-то стал как живой, а не картонным болванчиком.

Не мальчик, но муж – хозяин своей жизни, настоящему герою важнее не как жить – а как умереть, защищая то, что любит больше своей безопасности. Оборвавшаяся на пике жизнь – даст новый шанс на продолжении затянувшегося сражения с проклятием ацтекской маски.

Хороший плохой финал, омрачает триумф подлеца и приживалы на самой трагической ноте – ибо добро и зло неразрывно связаны друг с другом. Ход сюжета раскочегарен на полную и спасительных остановок не будет. Огненная пасть пожарища поглотило две судьбы, двух героев, связанных крепче любого кровного родства. И пусть инкрустированный золотом саркофаг окажется чуть ли не колыбелью новой жизни. Но ведь - это уже совсем другая история…


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Jinzou Ningen Kikaider the Animation (2012.11.24)

«-И, что дорогая фея, с завтрашнего дня, я стану человеком?!
«Ну, только, если уже к вечеру перестанешь быть таким бесчувственным чурбаном!»

(старые сказки на новый кибернетический лад).

«А это правда, что далеко не всегда электронная копия хуже аналога?!
- Ну, это смотря, кто собирал и сколько он вложил души в свою работу!»

(рассуждение о сборке стереотипов).



Старый мастер Джиппето так хотел ребенка, что выстругал Пиноккио, решив одну проблему, и приумножил множество других. На тосканском диалекте «Пиноккио» означает «кедровый орех», тот еще крепкий орешек - весьма стойкий к попыткам педагогики со стороны престарелого прямокрылого рода Acheta domesticus.

Но Дэн Комёдзи решил переплюнуть итальянского мастера и сам стал феей и конструктором вместилища для сердобольного Джемини. Как следствие - профессора кибернетики неумолимо настигла школьная арифметика последствий. При умножении совершенных ошибок - сумма взаимопонимания никак не желает стать положительной.

Казалось бы все просто: робот – это прочное тело минус, естественно, душа. Стальному андроиду Дзиро так и говорят: всяк, даже сказочный сверчок – знай свой шесток! Ты просто машина, потому не забывай о своем механическом месте в мире живых людей, и будь послушной тенью… чужой душевной тьмы.

Или, что куда хуже – оставайся чужим среди своих исполнительных и покладистых собратьев-роботов. Ты свой среди людей, только до той поры - пока не начнешь напоминать им заклинившую электродрель. И тогда, они обязательно начнут штудировать руководство по эксплуатации, чтобы узнать – где там у тебя выключатель, или хотя предохранительные пробки…

С человеком немного сложнее! Хрупка оболочка для бессмертного, но страдающего от мук совести бессмертного духа. Неудобна она в применении и использовании и сбоев в ней не меньше, чем в самом расхристанном на Токийской башне моторизированном пауке. Родительские инстинкты, болезненная тяга к познанию, комплексы и ксенофобия – дефекты сознания и артефакты совести, бесконечные вопросы, обращенные в вечность и опыты над самим собой и своей восприимчивостью к иммунизации искусственным интеллектом.

Этакий призрак в доспехах, обремененный краткостью существования и бесконечным выбором между наполовину хорошим и довольно часто - оправданно плохим. Еще не дай Deus ex machine, не особо амбициозная мать окажется во всем достойной своего одержимого изобретателя-мужа...

Все перемешенно со времен спасения Ноя и только усугубилось с введением в строй Силиконовой Долины. Мировая паутина, где тонкие душевные нити ИИ оказались вплетены в схему алгоритма человеческих жизней, и приправлены изрядной долей сердечной окалины и слезоточивой ржавчиной заблуждений. Всюду пружины тайных влияний и провода, ведущие к динамитным связкам перегибов и утрирований. Что резать, и что вырывать с корнем – не боясь задеть взрывателя или обесточить природное электричество любви и привязанности?!


Сестра журит младшего брата за очеловечивание андроида и сама обречена, влюбиться в разумную машину без хентайного продолжения. «Жми на переключатели, Дзиро!!!» - незаметно переводит стрелки на искромётную: «Беги, Форест, беги!!!».

А ведь человек тоже отчасти робот, только с запасными частями проблема и износ заметно выше среднего. Ребенка с детства, словно лабораторную мышь учат, наставляют на путь наименьшего сопротивления, программируют по давно отработанной плану: красное означает – опасность, горячее – сулит боль, кукла – оболочка без чувств, назвали машиной – лезь в кузов и молча исполняй приказ.

Неуемное желание понять и объяснить – превращается в конвейер по наклеиванию ярлыков: плохой, хороший, добрый и злой, человек или его подобие. Не такой как все – значит чужак, а все чужаки, даже с гитарой за спиной, потенциально опасны. Как говорила мама – беги! Как учил папа, в случаи гипотетической опасности – бей первым!! Все мы в рамках матрицы, и братья Вачовски тут не причем. Вот вам, мадам, нужен миксер с комплексов душевных терзаний, а вы, сэр, так остро нуждаетесь в циркулярной пиле с обостренным чувством привязанности?!

Каждый в своей нише: ученый – изобретает, детектив – ищет пропавшего, человек без прошлого, у которого явно не будет будущего - умирает в луже, не дойдя до дома в котором его ждет любящая женщина. Детали в конструкторе человеческого общества - вот только этот атавизм - совесть, пятое колесо в диодной плате, левая резьба на пластиковой гайке, путает выигрышные карты памяти и крошит бонусные фишки власти в бесполезную пыль.

Просто добавь воды и творческого подхода, но почему-то вечно получаются боевые агрегаты и монстры недели. Jinzou Ningen Kikaider унаследовал от 43 серийного сериала слишком многое – чтобы отбросить заводную пружину юношеского сентая, но вопреки заложенной программе – в нем слишком много сметенных человеческих душ, чтобы андроид Дзиро окончательно превратился в стойкого оловянного солдатика.

Когда одно пытаются поместить в другое - обязательно и роботу не поздоровится и род людской в очередной раз убедится в слабости системы управления перед иксами сердечных уравнений. Кривое зеркало предрассудков обязательно даст трещину и в ней обязательно отразится настоящее лицо реального человека, и окажется рано ставить крест на стальном кулаке хорошо вооруженного добра.

Пуля точно расставит многоточие в слезной истории плохой матери и никуда не годного отца. Вот, только плохих родителей – обделённые дети любят сильнее, чем неблагодарные – преданных. Машины подчас благороднее рожденных естественных путем, а главный злой со своими диснеевскими претензиями бледнеет с синевой - перед ряженным в пафос обаятельным дракулой, или, хотя бы, очередным бед-гаем на мотоцикле с прищемленным на фабрике синтетическим моджо.

Все незапланированные встречи обязательно состоятся, а чужие мозги утекут во вражеский стан самым нелегальным экспортом. И финальный раунд затеряется на фоне гитарной меланхолии, плачущих небес и не давшего осечки пистолета в самый убийственный мелодраматический момент.

Вся анимационная истории искусственного гуманоида Кикайдера – сказка для взрослых. Как и полагается, басни - для родителей, нежели для их импульсивных детей, способных по чистоте душевной пнуть копа по лодыжке, она может научить только тому, что давно изучено и накрепко засело в проржавевших шестеренках сердца.

Монстр в человеке и робот, ищущий чувства – Чапек назвал всё своими именами, старик Азимов все давно придумал, Лем давно всё написал, Исиномори Сётаро даже в XXI веке продолжает гнуть золотую линию робототехники.

Официально Jinzou Ningen Kikaider the Animation – аниме-адаптация известного японского 43 серийного сериала, выпущенного студией Sony Animation в семидесятых, и еще менее известной за пределами Японии научно-приключенческой манги. Впрочем, любые факты происхождения весьма условны и даже всезнающая Википедия, как испорченный робот, утверждает о событиях анимационного сериала совсем не то, что есть на самом деле.

История Дзиро очень далека от того, каким был сентай в 70-х, хотя и пытается выглядеть как брат-близнец, который позволял себе свыше 40 серий преодолевать трудности и бороться с кознями фантастических, сколь и дремучих клише.

Пусть ныне термин Android потерял свое человеческое начало и теперь прочно ассоциируется с планшетниками, нетбуками и прочими цифровыми гаджетами. Зато Дзиро приобрел с разумом – осознание своего несовершенства и абсолютно человеческий стимул - меняться в лучшую сторону, несмотря на ухудшение окружающих условий.

«Кикайдер» - не очередная механическая пьеса для рояля в кустах, как бы наигранно не звучали финальные аккорды - ставшей необязательной последней серии-эпилога. Это скорее – меланхолическое рондо, сыгранное на печальных струнах человеческого сердца, и тут как в любом рондо - все сильно меняется по ходу импровизации.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Dragon Age: Blood Mage no Seisen (2012.07.27)

Унылое...тоска зеленная. На этом обзор - можно считать оконченным.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Со склонов Кокурико (2012.07.02)

«Там, где всё же найдешь свою гавань любви,
Потеряешь основу для злого навета.
Там, где мели, мы смели кругом обойти, я и ты,
Раскрывая флагами крылья для вольного ветра.
Отпусти суету и беги вниз с холма,
И, тогда найдутся нужные слова,
Для главного в жизни ответа».

(прохладному бризу, от влюбленного в море посвящается).


Сбылось и состоялось! Новый летучий корабль судоверфи японских волшебников покинул стапели анимационного производства студии «Джибли» в середине 2011 и все-таки причалил в родную гавань блю-рея в 2012-м году.

Рассекая мелкие воды мейнстрима развлечения, новый фильм семейного подряда Миядзаки, неспешно и планомерно проложил свой столь узнаваемый и ожидаемый авторский фарватер. Верно начертанный на карте экранизаций, после опасных мелей предыдущих работ – морской путь в направлении полноводного океана незамутненной вредоносными примесями, лирики 16-ти, безудержно вольных лет.

Спешите, вслед за героями и уходящей за горизонт юностью – любить и познавать, себя и других, близких и дальних, случайных и заинтересованных в перестройке старого здания и сохранении многолетних традиций. И непременно пропуская этот изменчивый мир через свое всё понимающее сердце и всюду ищущий созвучную себе родную душу, разум быстро повзрослевшего ребенка.

В сутках всего 24 часа, в DVD-боксе лишь 95 минут просмотра. Еще надо успеть приготовить завтрак, обед и ужин, провести акцию протеста по сносу наследия прошлого и влить свой мнения в стройный хор взрослой игры в многопартийную демократию. И, когда сон о потерянном одиночестве прервётся – жизнь продолжится.

Не стоит задерживаться и мешкать, до вечера болтая - об экзистенциализме и парафразах, крылатых визуальных цитатах в кружке философии, с акселеративным детиной, с лицом идеологии Фридриха Ницше. Приложи усилия и вволю нахимичь с гремучим газом естествоиспытания женских стилей и мужских жанров, обувая облако в штаны современной лирики, напряженно ловя натруженными ушами радиоголоса отдаленной молодости 60-х.

У каждого идеолога за собранием классических сочинений притаились свое нестиранное белье и давно не мытые бутылки почти позабытых воспоминаний. Самое время – смело смести паутину и моль, и обновить вечно не стареющие чувства старшеклассников. Смахнув пыль с ретро, отмыть набело деревянные доски оригинальной манги и пролить электрический свет на старые отношения к ручной рисовке, и наконец-то пропечатать типографской краской свежие прогнозы на будущее.

Подлинная красота момента не нуждается в щедротах специально заготовленных эффектов. Искренности чужды ультра модерновые графические редакторы - в неловкости сила, в шероховатости – неповторимость Да Винчи, домашний уют незачем мочить в бездонных лужах индустриальных плагинов - все хорошо таким, каким его сотворила матушка-природа и отец трудолюбивый аниматор.

В художественную сущность «Coquelicot Saka kara» добавлена увесистая ложка непокладистой и неказистой человечности, со всеми ее сомнениями, муками самоопределения и этапами постепенного взросления. Всплывающие из тумана недоговоренности старые буксиры, почти утонувшие в бездне прошедших времен, семейные неурядицы и условные знаки сложно зашифрованных родословных.

Балансируй вместе с создателями - на самом краю поднятой вверх лестницы, поработай на добровольном безнадзорном субботнике, политически верно прыгай с крыши в бассейн и окунись в столпотворении горячих дебатов.

И, чтобы не вышло дешёвой латиноамериканской мылодрамы не стоить тянуть катавасию за куцые обрывки детской памяти и выжимать из зрителя слезу, и рассусоливать подробности в объёме стандартного стеклянного стакана. И пока заскорузлый циник в тебе ищет подвох и подмену – прозорливое сердце находит верный взгляд на фотографии и вечные семейные ценности.

Отцы и дети, дочери и моряки, частный бизнес предпринимателей и целая вселенная школьных кружков. Главное не подрываться на минных полях сравнений – кто у кого и больше перенял, не заглушить в шумных диспутах о местных нравах пронзительный шепот сердца. Здесь почти не слышно бурного океана страстей – зато в имени Уми Мацудзаки слишком много слилось, чтобы говорить о мертвом штиле застойной сёдзе-романтики.

Старорежимные коробки спичек и форменные фуражки, гудки пароходов и матроски школьниц, скрипящие трамваи, шепелявящие черно-белые телевизоры и велосипеды всего с одной - передней передачей. Не скоростные поезда и удивительно малоэтажное Токио эры Сёва в преддверии летних Олимпийских Игр. Импортные деликатесы американской фасовки и жирные намеки на предстоящую экономику мыльного пузыря.

Иной скажет, что в фильме слишком много коллективного пения, неоправданно хороших людей и просто верных товарищей. Что сделать, совсем не зря на сухогрузе красуются магические вензеля Ghibli, кто-то должен взять на себя ответственность нести в наш мир толику доброго и светлого, спасательный круг для веры и надежды.

После вопросов обращенных к «Сказаниям Земноморья», после многозначности многоточия «Ариэтти из страны лилипутов», грянул "Coquelicot Saka kara" и расставил нужные знаки препинания в перспективах знаменитой студии.

Опытный маэстро крепко стоял у кормила сценария, ловко обойдя мелководье и остроконечные рифы утрирования, не обошлось, конечно, к финалу и без щепотки сказки, а музыкальная капель музыки Такэбэ Сатоси влилась в общее русло, не успев омрачив илом глубинного содержания. Даже Горо, да проститься мне эта фамильярность, теперь действительно стал Миядзаки. Посему равноценный тандем имеет место быть.

Свистать всех наверх и поднять флаги, уходя в долгое плавание – обещайте рано или поздно вернуться в родные края. Красота не исчезает – просто иногда ее не видно из нашего двора. И не верьте, любви - что она умерла, ничего не родив взамен. Мы будем ждать, и в свою очередь надеяться на столь долгожданную встречу, после так опостылевшей разлуки.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (6)

Невероятные приключения Джоджо OVA-1 (2012.06.13)

«Говорят мы бяки-буки, как выносит нас земля,
Дайте, что ли карты Таро в руки,
Погадать на Дио-короля!»

(героическим командам посвящается).

«Эту песню не задушишь, не убьешь,
Даже, если голову случайно оторвешь!»

(из гимна Демократической молодежи анимационного мира).



Расклад – прост, тузы и короли разошлись в умелые руки, все джокеры надежно припрятаны за лацканы, и самое время продолжить некогда прерванную партию…

«Назад в будущее» - начало истории «Jojo no Kimyou na Bouken» оказалось отнесено в 2000-й, а продолжение…в 1993 год. Тот еще временной парадокс, смерть спойлерам, и слава повелителям времен экранизации.

Впрочем, удивляться искажению пространственно-временного континуума, вряд ли стоит. Основная ставка Studio A.P.P.P. выпала на самый драйвовый и козырный набор эпизодов из одноименной манги за авторством Араки Хирохико. Третья арка бесконечных приключений ДжоДжо как раз в 1992 году и вышла в свет, хорошо продавалась, и в связи с чем, требовала к себе повышенного анимационного внимания.

С другой стороны, западные продюсеры, тоже не зря лицензировали «сумасшедшие происки» в логически хронологическом, а не историческом порядке. И, удобнее смотреть этот OVA-серил именно с глав The Evil Spirit, а вовсе не начинать вынос шифера с крыши от сегмента The Fool Iggy…

Тогда многое (природа стэндов и генезис перво-истоков) станет куда понятнее и не придется прыгать из огня недопонимания в прорубь дефицита оперативных данных, и додумывать причин, крепких, как стальная арматура, связей между героями и доходчивые таблички целеуказателей.

Всем сомневающимся за объяснениями следует обратиться к работе Фурусэ Нобору. А в данном случае – прямое (кривое?!) продолжение пути по поимке беглой головы лорда Дио. Со всеми вытекающими из рваных ран болезненными последствиями, нежданно выпрыгивающими из подпространства прокаченно-резиновыми мачо, надорванными могучей дланью высотными зданиями, и прочими карточными фокусами вытянутых из колоды мистического боевика.

Убойная команда Джотаро Куджо снова в сборе и готова нарваться пуленепробиваемым черепом на внеочередные неприятности. Ибо враг не дремлет, даже если сомкнуты его глаза. Карты Таро упрямо пророчат путешественникам остросюжетную встречу в казенном (на подхвате даже якобы бездомный кот) так сказать, карточном «доме», с искусным в обмане игроманом, считай, что попал под лошадь и отделался легким - на полтора центнера, испугом.

Типажи хорошо перетасованы: бравые валеты, бородатые короли и тузы подпольного мира. И, хотя карты в каждом сейнене, примерно одинаковые, но вовремя их использовать и успешно обыграть - удел только мастеров своего дела.

Пасьянс сложится в замысловатую фигуру: кому-то повезет умереть, иному не подфартит, и тогда придется, еще и остаться в живых, чтобы послужить последней фишкой в финальном раунде игры не на жизнь, а на смерть.

Шероховатости стиля отшлифованы поступательными движениями - безостановочной гонкой шести эпизодов. Время нарциссизма и громких заявлений, подтверждённых аргументом стального кулака - уступило место стремительному делению на ноль анатомии оппонента, - кто первый, тот и хозяин горы трупов.

Никого спасения мира, максимум - снизить потери среди гражданского населения. Только сугубо личные цели, никакой гуманистической абстракции и поисков глубинного смысла в луже собственных комплексов.

Суровые мужчины не размениваются на пустяки, а темный лорд - на захват мироздания. Пускай вселенную спасают от самих себя рефлексирующие подростки, героям «Сумасшедших приключений» своих забот хватает, тут не до жиру - быть бы живу. Им надо закрепиться на вершине пищевой цепочки (кто успел - тот того и по-вампирски съел), позже можно распланировать реабилитационный досуг и больничное времяпровождение.

А пока физиологические лимиты превышены, все болевые барьеры преодолены. В мясистом торсе сюжета не осталось драгоценного времени на стёб, хотя ядрёный юмор остался в горчичной концентрации иприта. А гипертрофия вытеснила слабости жанра на едва уцелевшие задворки полуразрушенного Каира.

Джотаро - с невозмутимым poker face играет в карты, и с явным нажимом - на нервах шулеров, взрывая хорошую мину на их наглых физиономиях с неизменным каменным спокойствием, потягивая свежо-выжатые соки из охлаждённого (спокойствие - только спокойствие) и взболтанного ведерка их апломба.

Лишь Жан Поль Полнарефф - с европейской непосредственностью совковой лопатой по-прежнему отгребает себе большие проблемы. Некоторая стабильность должна сохраняться даже в мире брутального надувательства Лорда, со звучным именем рокера введшего в обиход рокерскую распальцовку – «металлическую козу».

И, прежде сокрытые в ослепительной солнечной короне Джотаро, герои второго -оскароносного плана, на время затмения главного светила сериала, все же получат право бросить свой вызов и расставить ловушки, а в качестве подарка за свою расторопность – шумные похороны.

Деятельный и похорошевший, никак 1993 год на дворе, улетай на крыльях ветра пронафталиненная моль - моложавый дед Джозеф берет дело в свои мозолистые руки, и стремится накормить всех желающих букетом из тернового венца и колючки обыкновенной.

Однако, даже ему, охотясь на хищную репку головы садовой, все-таки придётся призвать на подмогу (настоящий панк Игги – та еще собака) кусачую жучку. А вырывать, крепко ушедшие в древний Египет, змеящиеся корни финального босса придётся опять-таки непосредственно внучку.

Норовистая дворняга поглощает кофейную жвачку, и со звериным чутьем, до поры до времени, бережет тонкую шкурку. Джотаро – бомбардирует врагов идеями и швыряет, спасительные для сотоварищей, прожекты в самое логово злопыхателей. Сенаторский лимузин на полной скорости врезается в ж/д состав, а маэстро Дио без лишней суеты - в антиамериканские настроения.

Кровь разлетается алыми гейзерами, вода бурлит и переполняет чашу терпения. Пески и жара, холодный ликер и злополучный шоколад честно помогут потерять самообладание, и вслед за ней и свою душу. Хромая судьба псины со спиритическим подвохом, окажется ничем не лучше участи, павших в бою, бруталоидов.

Чья-нибудь бабулька обязательно заварит чай в тысячах миль от младшего в роду, и по-мужски, это семейное – уверенно и твердо поддержит сноху и развеет опасения за судьбу блудного сына. В новостях (публика елозит в нетерпении и требует подробностей) промелькнёт упоминание – произошел массовый наезд: на авторитетного иностранного политика и неустановленного числа рядовых пешеходов на людных улицах древнего города.

Если кому и придётся смирно сидеть до затекания атлетической мускулатуры, и хранить спасительную тишину – то напряжение будет только расти, а накал взрывоопасных страстей непременно увеличиваться. Не пей странник из незнакомой лужи – а не то, останутся от тебя рожки да ножки.

Компьютерных технологий в постановке 1993 года нет, и она без этих, не редко кривоногих костылей анимации вполне прекрасно обходится. В сравнении с последующей экранизацией, заметно меньше содержания ботекса и влияния протеиновой помпы: «Фитнес - наше все!!!».

Зато неизменна каменная твердость ведущих аниматоров, скрупулезность, однородность раскадровки. В результате чего – качество картинки не позволяет себе кренов в диаметрально противоположенных направлениях.

Дизайны старых героев новых приключений не столь надсадно гиперболизированы (опять временной парадокс), как это случиться в будущем. Впрочем, бояться за исхудание героев не стоит. Они по-прежнему будто высечены из цельного куска гранита. Стенобитные лица остались на верной опоре колоноподобных шей, а их статные обладатели теперь почти не угрожают вывалиться ненароком в зрительный зал при случайном развороте кинокамеры.

Чем дальше уходишь в приключения с головой – тем крупнее размах, и всё выше процент невинных жертв и виновников дорожного травматизма. Не всякий супермен увернётся от разлетающихся осколков, и для кого-то часы на башне отсчитают последние минуты жизни. Дуракам, закон выживания на роду не писан, лорды - с крыши небоскреба плевать хотели на физиологию, и этим наживают на свою голову геморроидальные боли и всё новые приключения неуловимых мстителей.

Секрет стенда Дио будет раскрыт и многие, посвященные в этот секрет, протянут недолго - с момента приобщения их к этой однозначно опасной истине. Впрочем, любая тайна – только приглашение к очередному сюрпризу, мало узнать – как работает секретный механизм. Надо найти ключик, на крайний случай ломик, дабы взломать вражескую оборону. Лучшая защита – стремительное нападение, если успел вооружиться знанием сильных сторон противника – считай, обратил их в слабости.

Пригубите, терпкий напиток 1993 года разлива - хорошей выдержки и жгучего наполнения, он наиболее выдержан и имеет все шансы претендовать на все пять Платиновых Звезд! Пейте, не боясь привыкания и абстинентного синдрома – оторванные напрочь головы, болеть свойства не имеют!


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Звездный десант (2012.06.12)

«Стоять, стрелять буду!
-Стою!
-Стреляю!

(образчик армейского энтузиазма).


Пишу тебя мама, из горящего танка и перво-наперво упомяну, что согласно секретным данным (теперь мне уже можно) никакого занудства в нашем "Японском десанте" нет, и в помине.

Ведь тут, собственно, куда больше военная драма про становления личности, нежели боевик про уничтожение членистоногих (как любит выражаться капитан Чебурекин) разумных монстров. Так, выглядит, согласно рисункам в конспекте - наш очевидно-невероятный враг. Ты припомни, из горящего космолета, подробности обучения, про которые, я так и не смог тебе описать полностью и без мата.

Оттого, предстоят нам долгие сборы и прелюдии (наш бывший ротный тоже не любил - когда много говорят, и мало стреляют, мир его спущенному в сортире праху). А тот фильм Пола Верховена, что мы всем полком смотрели в прошлую пятницу - это все звезданутая пропаганда и голливудские враки.

Мне об этом, так наш замполит и сказал, а поверь мне на слово, мама, уж он во вранье – первый мастер, и то, что творится в книге Хайнлайна к нему (фильму, а не замполиту), имеет самое отдаленное отношение.

Графический стиль нашей десантной жизни, он определенно своеобразен - считай замысловато хорош, кое-где мне даже кажется, мелькала ротоскопия, и экстирпация ментального благополучия. Это мне помог парочку строк черкнуть наш писарь, отставной интеллигент в запасе - рядовой Пупкинштейн.

К сожалению, нашим бывшим союзникам-американцем до такого расти и расти, и многим современным салагам на гражданке, кстати, тоже. И об этом я узнал, одев пару раз, вывернутый наизнанку противогаз. Ребята говорят – это было смешно, я сам не помню, уснул еще раньше - на занятиях по тактическому отступлению в кустистые трагические будни.

Мама дорогая, еще упомяну, что в армии самое страшное стратегическое оружие - женщины (мне однажды на редко трезвую голову, наш нач.мед проговорился), и те крокодилы, которые иногда попадаться в метро и автобусах, это только старые, снятые с вооружения образцы с давно открученными боеголовками.

Когда ты в армии, отставить разговоры - два наряда тебе вне очереди (прости мама, нечаянно сорвалось). Такая, вот у нас, суровая армейская жизнь по космическому уставу новобранца, чистить ракетные кирзачи и полировать автоматизированные бляхи-мухи.

В целом МЕХАнизмы тут надежные (как антиграв трактора дяди Вани), только в них куда меньше смеха в кабине, больше дела - боевой экзоскелет, и личинка человека в его бронированном брюхе и никакого мистифицирующего мошенничества.

А знаешь, чем сам Хайнлайн нашпиговал свой роман, кроме отсылок к Корейской войне?! В книге «Расширенная Вселенная» он упорно утверждал, что идея романа пришла ему на ум 5 апреля 1958 г., после обнародования призыва к одностороннему ядерному разоружению по инициативе Национального комитета по ядерной политике.

В ответ чета Хайнлайнов создала проправительственную «Лигу Патрика Генри» и провозгласили право США на продолжение ядерных испытаний, что как бы намекает. В результате Хайнлайн подвергся ожесточённой критике, как в кругу коллег-фантастов, так и в американском обществе.

Роман, поэтому, может рассматриваться как выражение политических и социологических (скорее радикальных и милитаристских) взглядов Хайнлайна того времени. Все это я узнал – когда во время обострения дизентерии, наш отряд нагрянул в армейскую библиотеку.

Спи спокойно, дорогая мама, от холода мы тут явно не умрем, и жди новой весточки от своего, все еще боеспособного сына.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Psycho Diver: Mashou Bosatsu (2012.06.12)

«Если слишком часто обращаться мыслями к бездне – рано или поздно, она начнет отвечать тебе взаимностью».

(из записок обитателей Сумасшедшего Дома).


Приготовьтесь – будет немножко больно, и самую малость, литров 8-9 кровавых брызг. Чуть-чуть может надломиться мозг, если вы осмелитесь поспешить и вынырнуть раньше положенного срока на зыбкую поверхность реальности. Задержите ненадолго дыхание, от 1997 года и до сих - фантастических пор. Мы, не спеша (всего-то каких-то 50 минут), погружаемся в бездну Psycho Diver, исследуем марианскую впадину (черт подери фрейдистскую символику) непредсказуемого женского разума. Кто кому родня, кто кого любил, и кто кого убил с самыми честными, эгоистичными побуждениями.

Уж, не знаю точно, что на нее нашло за безумие, и зачем она, секс-символ хит-парадов, оказалась поначалу в МУЖСКОЙ тюрьме?! И пусть непонятно, чем же она одержима, кроме демонов поп-музыки, но теперь-то, мы уж точно готовы погрузиться в нее. Это словно формула-1 без тормозов, как погружение в ластах, и с кальяном за спиной – улет будет полный, и под конец готическую башню сектантов сорвет окончательно и бесповоротно.

Болтать лишнего (о классическом визуальном стиле знаменитой студии) не стоит – плавали там и не раз, все, как родное: хмурые подводные тени и кислотные краски, будто утонувшие в океане мрака, резко начертанные профили мужчин и изящные ракурсы вечно молодых фемин, укусы метательных кинжалов и зуботычины мосластых кулаков.

Рот на замке - пересуды оставьте глубине и рыбам, шороху рвущихся по шоссе шин и раздавленным впопыхах громилам. Иначе - запросто можно наглотаться беспочвенного фирменного нарциссизма. Здесь вполне возможно, в гуще галлюциногенного кошмара - захлебнуться в жидкой среде штампов. И, не всплыть - под тяжестью харизмы ныряльщика Бусудзимы (или растворившись в глубоком низком море - голосе Накаты Дзёдзи), и тут важно не перепутать…

Будьте внимательны к мелочам, пока проплываете среди виражей и предельно осторожны – заслышав голос сирен околокафедральных хоралов, и речи ложных пророков скороспелого религиозного фанатизма. Наука снова, с безумной исследовательской любознательностью ныряет в мистический психоанализ. А Камбэ Мамору, как почти всегда одержим безумными голыми девочками, посягнувшими на святая святых – на телекинез, на поруганную святость семейных отношений.

Разбиты осколки зеркал, в подкорке перешёптываются позабытые голоса из прошлого - сколько же в биографии режиссера вовремя умерщвлённых псов. Сны, нежданно нападают с ножом на неслучайно уснувшего дайвера. Полуживая реальность, нависает над едва пробужденным аквалангистом тихого омута. Щедро пущены в расход статисты, наскоро прикручена к титрам заезженная CD-пластинка полупрощального финала – в голове Камбэ Мамору, творится настоящий Mad house.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Берсерк: Бехерит Властителя (2012.06.08)

«В поле крики ворон дотла догорали,
Воины в свете холодной луны умирали!
Матерям лишь рыдать и искать средь костей,
А отчаянью грызть плоть и кровь сыновей.

Так взгляни сквозь туман и дождь,
Ты узришь - среди нас возвышается лидер и вождь.
Он стоит погруженный в себя и купаясь в кровавых успехах,
Твой серебряный идол, наш кумир в соколиных доспехах…».

(из незавершенного стихотворения ненаписанной поэмы).

Мы устали надеяться. Мы почти отчаялись верить. Но оглядываясь на пройдённый ранее 26-ти серийный путь, на отпечаток проклятого опыта – парадоксов друга и предательству собрата, надо честно признаться - в душе еще теплилась надежда. Совсем маленькая лучина, чадящий в монашеской келье крошечный огарок свечи – надежда на перерождение, намек на долгожданную встречу.

Люди истосковались по тьме, подлинно шекспировским страстям, по затаенной боли в надтреснутом сердце, по кровавым слезам и всепоглощающей, ослепляющей на один глаз, мести.

Зрителю, со стажем, давно не надо фехтовальных зрелищ, батального буйства и помпезности переменчивой госпожи 3D графики – накушались изрядно в трилогии Питера Джексона. Страждущим подавай – хлеба для души. Просвиру, чтобы приобщиться к ужасу мрачного средневековья и кагора-вина, чтобы вкусить сладко-горький вкус чужой, безмерной вины. Нужна индульгенция – за просмотр бесстыжего этти, чревоугодливого кавая и завистливой мехи.

Требуется обосновать смутные надежды, что аниме - искусство, а не искусный способ продать свою душу и заработать на чужой слабости. Человеку свойственно верить, автору – естественно заблуждаться, и только время, как судья, палач и могильщик – выносит на своих костяных плечах тяжкое бремя оценки.

Трехчастный ремейк «Берсерка» надолго всколыхнул общественность. Круги по воде еще многие годы будут разносить эхо словесных баталий по форумам и сайтам, поминая пышнотелых коней и худосочную анимацию развернутых сражений.

Громогласные пересуды фанатов сериала (зачем лишили Гатса права на несчастливое детство?!) перекрывают возмущенные реплики недовольных читателей Миуры Кэнтаро - о том, где же собственно персонажи манги, разрекламированные в опенинге. Самый главный, алый камень демонического амулета в огород Studio 4°C – это сами рамки кинотрилогии.

Ни счастливая семерка фильмов, ни десятка объёмных OVA – только так, и ни кинометром больше. А, значит, компрессия сюжета черного фэнтази в «испанском сапоге» формата – после чего последуют крики всех недовольных глубиной проникновения в темные века Мидланда, неотвратим неоготический мат после окончания киносеанса.

Значит, резать будут по-живому, без анестезии, без подготовки, рвать куски еще живого человеческого мяса и кроить по шаблону коммерческой дыбы.

Фильмы, снятые по мотивам известных сериалов, а пока «Бехерит» еще дальше от манги, чем проект Такахаси Наохито, всегда укорочены сценаристом и покалечены в самых сердобольных, и близких для зрителя, повествовательных местах. То, что затронуло душу, и растревожило ум - уже изначально, когда исстрадавшиеся тело «Берсерка» только тянули на раскадровку и этапы анимирования - вычеркнуто из контекста изуверами проката.

Слишком уж чувствуется в фильме первом, ярмо ограничений – подло не хватает места в братской могиле, и крупная собралась стая голодных воронов дистрибьютива на поле спорной, нецензурной брани. Беззубая цензура, как оказалось, почти ничего не скрывала – только полупрозрачные намеки на разорванную, или же обнаженную плоть.

Зато, невооруженным анаглифом, взором хорошо заметны опасения - потерять продюсерскую дотацию и не уложиться в дьявольски короткий график и кровожадную смету. Надрезы и купирования медленно, но верно обескровили самые смелые надежды на пошаговую экранизацию глав популярной «Арки Золотого Века».

Лишилась трилогия памятной погони по ночному лесу, а голову Гамбино, как и самого персонажа, заочно и безжалостно отсекли секирой. Теперь сны молодого берсерка действительно, как и полагается кошмару - навязчивый поток измученного сознания, а вовсе не исповедь отчаявшегося сердца.

Если мечнику Гатсу, с лицом настоящего кавказского горца, метросексуальному платиновому блондину Гриффиту и мужественной даме в каске – нашлось место, и погрустить, и покрошить противников в мелкое бессюжетное крошево, то Джудо и Коркус совсем потерялись в прочей свите харизматичной троицы.

Можно долго ностальгировать по старой команде сейю, но больше всех потерял своего фирменного желчного клекота Коркус, лишившись Нисимуро Тамахиро в качестве воксмэна, и еще больше от образа уездного Яго местного значения. Да, и в своей дебютной работе, Юкинари Тоа – пока составить конкуренцию, одной из коронных ролей Миямуры Юко, явно не в состоянии.

Облик самого Гриффита уже вплотную приблизился к авторскому стилю мангаки Кэнтаро. Кумир коварных бисёненов обрел солидный европейский нос и невероятную мягкость подбородка, женскую округлость щек и скул. И изящностью лица контрастирует с рубленной - в фас и профиль физиономией берсерка. Каска, насквозь, до милитаризированного феминизма boy-баба, а Зодд страшен, как смертный грех, заимствования из вселенной Дюка Нюкема.

Семьдесят семь минут, с гаком финальных титров, засвидетельствованных в официальном DVD-релизе наметили тенденции экранизации, и оставили грандиозный простор для предпродакшн спекуляций на тему предстоящих двух фильмов.

Телевизионный сериал, на долгую память вбивал клинья в мозг застопоренной технологией «Still Frame». Новая версия «Берсерка» режет плоть повествования угловатой, размашистой GCI, что куда грубее смоделирована, нежели в тех, же экшен-играх для игровых консолей, выпущенных по мотивам знаменитой манги.

Другой вопрос, как аниматоры все-таки умудряются перебороть модернизм, смягчит его варварскую грубость и 3-х мерную прямолинейность за счет традиционного стиля обрисовки. Компенсировать, уравновесить огрехи с помощью роскоши пейзажа, деталей интерьера, лаконичных мизансцен с участием главных героев и их верной массовки.

Перелицована команда сейю, саунд-трэк уютно чувствует себя в мелькании боевых кадров, но отчего-то пугливо умолкает в моментах лирических. Нередко ему почти явственно не хватает силы (где знаменитое Forces?!), проникновенности в музыкальном лейтмотиве – Gatts, надрывной тоски Behelit, инфернального ужаса Fear. Именно в камерных моментах новый OST, пока безоговорочно проигрывает прежнему скупому сопровождению музыки Хирасавы Сусуму.

Напористо берет разбег new-волна для моделирования старых ситуаций - в новых, отреставрированных и заточенных под новую закалку, декорациях средневекового эпоса. Сочно прорисованы красоты полей, садов, лесов и королевских покоев дворца. Поединки вышли без купюр, охота - без ненужной редакции зеленого листка, полностью перенесена сцена у фонтана – вместо спесивой Марины Мнишек – юная царевна, как Лжедмитрий, хорош белокурая бестия Гриффит.

Свежий подход к компиляции ударных эпизодов, и горящий смрад, закованной в неуклюжие трехмерные доспехи анимации – в итоге направляет разгоряченную публику на массовый штурм ю-туба, торрентов, соседей по сети. А споры о минусах постановки и позитиве долгожданной экранизации уж вовсе грозят перерасти в 100-летнию войну.

Скорость течения сюжета волшебным образом лечит раны преступно быстро, и вправляет вывихи, по медицинским критериям, недостоверно. Теперь Гатс даже не хромает, и никому не угрожает накостылять клюкой за презрительную дворянскую спесь.

Однако, если вспомнить нулевой эпизод, смонтированную с видеоклипами 26-ю серию – пересказ событий ТВ сериала, - то в первый фильм, из заявленной трилогии, неожиданно поместилось довольно много благодарного материала.

Первый фильм триптиха не так уж и страшен, как его намалевали умельцы 4-х градусной студии и разгоряченная трейлерами фантазия, оголодавшего в предвкушении потребителя. Топорная, рубленная трехмерная графика раскалывает череп и вышибает глазницы уже с первых же кадров, не хуже гипертрофированного меча берсерка.

Другое дело – этой, самой госпоже легкого поведения, дали властвовать ровно на треть, накаченного компьютерными технологиями, далеко не пасхального яйца «Haou no Tamago. В споре, кто кого перебехерит, все же победил традиционный подход и классические решения всех проблем экранизаций. Пусть порой и кажется, что весь бюджет ушел в крупы лошадей рода шайров, или, хотя бы, першеронов-тяжеловозов.

И, как всегда может показаться – ощутимо не хватило дополнительных и оттого драгоценных 15 минут. Вот, это будет пиар акция – режиссерская версия на Blue-ray, и «синем глазу» поставщика, Евангелион подвиньтесь – вам не одному тесно в бокс-сете предварительного заказа.

Небольшое затишье – зафиксировано в кадре застывшее лицо берсерка, пару осторожных вздохов и – понеслась колченогая беда по кривым кочкам штурма. Цифровой напор и зубодробительный, почти кинематографический натиск – смерть статистов, и почти самостоятельная, от достижений графических редакторов, жизнь аркадных слэшеров.

Эпический размах в баталиях наглядно демонстрирует эпизод взятия приступом осажденного замка, рассекают раскалённый воздух свистящие снаряды баллист, и порхающий, словно Мухаммед Али, и разящий, словно муха цеце, суровый юноша Гатс.

Приятен, он же в моментах стычки с отрядом Черных Овнов, уже прокаченный и возмужавший. Боям персональным и массовым, уделено много экранного времени, наглядно куда больше, нежели иным героям второго, но не маловажного плана.

Пресловутые: «И прошло три года…» поглотили без сожалений и первую вылазку в стан врага и столь нужный разговор на крепостной стене, и братание на лихой пирушке. Как ни бывало моментов у колодца, и прочего до боли в раздосадованной голове, знакомого, нужного и едва ли не судьбоносного. А кожаный глобус карликового министра Фосса, так и остался в аристократичной тени лорда Юлиуса.

Почти осязаемо не хватает сумрачности и полутонов, красного и черного, в палитре чувств – слишком много солнца, вестника надежды и радости.

Душа требует мрака и ночи, грязи и серости будней, знамений грядущих потрясений, но око упирается в фотогигиеничность Гриффита, голубые небеса и зеленые насаждения. Тянет покуситься на секретные рецепты старого гримуара, на магическую смесь влияния Роберта Говарда и наследия Александра Дюма.

Хочется, чтобы каждый кадр – кричал: «Любви нет места в мире берсерка!», а одиночество поглотит всех на своем безрассудном пути – однако в мозгу, как заевшая пластинка, вертятся картонные флаги и деревянные рожи наемников.

Эх, даешь-ка залпом – из горла терпкого вкуса отчаяния, затопи-ка мне баньку по-черному! Помыться, и в горы, пока не явится к нам в гости часть вторая, и долгожданное продолжение последует…



И, собственно, фрагмент из возможного цикла "Берсерк: Путь в кроваво-алых лучах заката".

В поле крики ворон дотла догорали,
Воины в свете холодной луны умирали!
Матерям лишь рыдать и искать средь костей,
А отчаянью грызть плоть и кровь сыновей.

Так взгляни сквозь туман и дождь,
Ты узришь-среди нас возвышается лидер и вождь.
Он стоит погруженный в себя и купаясь в кровавых успехах,
Твой серебряный идол,наш кумир в соколиных доспехах.

Черным птицам кричать,
Павшим - слезы с грязью смешать.
Смерть на жизнь наложило прямое хозяйское вето.
В поле мерзлом живых до утра не сыскать,
В пурпурно-красной траве - уж живым не лежать.
Черным омутом грянуло небо.

Будет новый рассвет –
Тело туч грозовых всполохи лижет небесное пламя.
Приходи, окунись в сладко алый и губительный свет.
Слышишь рядом удар барабана.
Это сердце гулко стучит, кровь в ушах непрестанно звенит,
Заглушая грохот набата.

Так взгляни и увидишь, как солнце пугливо в тучи уйдет,
Отметешь ты взглядом - сомнения.
По костям непрестанно и без устали Ястреб бредет,
Дождь кровавый капли горькие льет,
Доказательства лжи и смущения.

Глазами голубыми прежнего ребенка,
Руками мятежного и плотью совращённого дитя,
Кладешь любовь ты в будущие опоры для моста.
И пусть пока в полях разросся урожай знамен,
Но в скорости наступит время для иных и сумрачных времен.

А было ли это все: победы, поражения, и свечи веры, горящие в умах?!
Решение оставалось до конца - в твоих руках.
Вознесся ты среди коленопреклонённых масс.
Но будет ли знамение хорошим и для нас?
Как смертью окрылен, надежен - палача замах.
Нам должно скоро умереть – нет времени о себе скорбеть.
Не в силах смертью жажду власти даже ты преодолеть.

А в поле не смолкают крики воронья,
Возможно, все мы опоздали и свернули не туда.
И вторя птицам, умирают розы, и в сердце разрастаться шипы.
И раскаленное железо оставит на тебе свои следы,
С разбитым сердцем ты уходишь в долгий путь,
Путь мести долог – невозможно повернуть.

Максим Xirurg Мар.


+19Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Прочти или умри OVA (2012.05.31)

«Не подскажите – как пройти в библиотеку?
- Вам по пути скорее будет морг!»

(улетно-летучим цитатам посвящается).

«Написать бестселлер не сложно – труднее заставить его купить».

(советы начинающему от классиков жанра).


Read or Die OVA – трехчастный блокбастер в твердом переплете боевика. В твоих анимационных страницах - золотое тиснение очкастого кавая, цветные литеры заглавных взрывов, героические спасения соратников и злодейские подножки нашему неустойчивому миру.

В твоей рукописи нашлось свое печатное, и не очень, место - для цельноформатных глав сражений и бумажных обрывков близких отношений, полные абзацы международных и трансисторических столкновений и одинокие знаки полупрощальных многоточий.

Не всякая книга долетит до середины экранизации, но всякий модный букинистический опус легко проглатывается сознанием, и после, сразу без родовых потуг, выходит, без заметных последствий - из памяти и мозга.

«Прочти или умри» - посмотрев его до финальной фразы, лучше заменить союз «или» на краткое «и», и спокойно покончить с графоманской жизнью под бессмертную музыку Бетховена, окропив коллекционное издание алой краской перерезанных вен.

Мир, хранимый «Национальной Английской Библиотекой», непременно нуждается в покровительственной опеке, наивность агента Листочка - в питании целлюлозой. Зритель уйдет голодным без киносеанса спец. эффектов, а сценарист без зарплаты, если не сумеет всё это вписать в волшебную концепцию чуда.

Глупый автор робко прячет – смелый сразу достает. Авторы R.O.D были изобретательны и клеили в одном издании бумагу, законы поверхностного натяжения и нежданного воскрешения – не сдержав порывы тиража для своего коммерческого желания. До самого эпилога остались напористы, до надрыва мочевого пузыря внеочередного всеамериканского президента, резали заточенным краем и били непомерными жезлами желаний, разносили окрестности в текстовый пух и жгли небоскрёбы в истлевший прах.

Запускали вертолеты, и бумажные планеры в затяжной полет средь огней миллионного города, отправляли субмарины – на расправу новоявленным чудотворцам, а героев в самое пекло pulp fiction погрома.

Взяли приступом Белый Дом и атаковали крепость в Синем Море, стреляли наверняка и били по больному месту: по мозгам, сериями - «правой-левой» ударами злодейских клонов и железным коленом стим-панка в пах двойниками исторических деятелей. Увлекали начитанного зрителя механическими нюансами ретро-технологий и очарованием магии статического электричества, позволяли парить фантазии в небесах и низвергали сомневающихся в бездны морские.

В дело развлечения зрителя – плотным строем шли рукотворные жуки и многочисленные осы – и почти брутальные закосы под франшизу бондианы и эпопею Mission: Impossible.

Миссия почти невыполнима – прочитать хит продаж без картинок, и ни разу не зевнуть. В качестве рекламы эротических романов вписали в контекст Мисс Дип – с глубочайшим декольте и непомерными способностями к проникновению в чужое предательство. В литературную основу внедрили спецназовца со снайперским прицелом на оракул гороскопа, и вежливого, но боеспособного библиофила Paper – неуклюже, однако верно использующую твердый курс денежного знака США.

Если к вам случайно пришло письмо счастья Read or Die, перепишите его тридцать три раза и раздайте безграмотным аниматорам. Ибо клепать блокбастеры прибыльная, но довольно неблагодарная работа.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Невероятные приключения Джоджо OVA-2 (2012.05.22)

«Как лев, сражаюсь в драке,
Тружусь я, как пчела,
А нюх, как у собаки,
А глаз, как у орла.
Руки моей железной
Боятся, как огня,
И, в общем бесполезно
Скрываться от меня!».

(резюме настоящего супермена).

Лучше гор - только горы, круче страшно занимательного боевика, лишь сумасшедшие приключения магической команды отморозков.

Пока иконки подростковых сёненов упорно борются за уютный красный угол трансляции – Джостар небрежным взмахом выдающегося подбородка рвет враждебные стереотипы в бессильные, не конкурентоспособные клочья. Есть два этапа просмотра авантюрных сериалов – до «Приключений ДжоДжо», и после, следующей за ним, непременной контузии мозга.

Могучий двухметровый отрок 17-ти лет одержим злым духом, и способен ловить пули на лету и вязать якоря морским узлом. Природа его одержимости сложна и запутана. Тело его предка оседлала некогда буйная голова некоего Дио. Она, подкараулив в столетней темноте саркофага, поднятого из глубин морских, выскочила и без обиняков, резвыми ложноножками заявила свои претензии на право обладания.

И, ладно бы только ассимилировала и подчинила своим зловещим планам, так ведь от всех щедрот ниспослала роковое проклятие и сверхъестественный дар для всего рода Джостаров.Но, при наличии крепости духа, дрессировке поддаются даже закоренелый инфернальный слон, и бегемот, и косолапый мишка. Дикий дух покорится закалённой в сражениях душе, станет для плоти надежной порукой, их связь будет предельно интимной и почти монолитной. Союз бойца и телепатической фигуры его стэнда, в человеческом мире, встречается редко, и бьет на редкость метко – нередко снося вместе с бровью скальп и припрятанные под ним мозги.

Состояние человеческого духа отразится на боеспособности стэнда. А нанесенный ему урон перейдет в стигматы его носителя. Свойство стэндов – прямое проявление свойств характера хозяина, кто к чему способен – тот тем и обладает. Горяч, как пламя - будешь пылать огнем, и прикуривать от щелчка пальцев. А коль остер на язык, и шустрый на выходки – так получи рыцаря в услужение - с колющим оружием, и в облачении сияющих доспехов.

Всем по способностям, подчас неизвестным до конца даже их симбионту - дабы надежно ответить на высказывания оппонентов крепким аргументом по зловредной физиономии, отточенным клинком в самое сердце, железным ломом, прямиком в наглую глотку.

Расклад карт Таро, к которым приравнены возможности стэндов,нежданно может обернуться далеко не лишним тузом в рукаве, но может напророчить и неизбежную смерть в случае просчета.

Семейству Джостаров и компании, жизненно необходимо открутить мятежную голову профессора Дио. Но и темному властелину, с черной звездой на спине в области непомерно пышной трапеции, также крайне важны итоги кровопролитных дуэлей.

Кстати, о приметах и фотороботах, о внешнем облике персонажей и признаках передозировки тестостерона, что, как говориться - на лицо.

Такими колоритными физиономиями впору ломать Берлинскую и заодно Великую Китайскую Стену, и заодно «Wall» группы Пинк Флойд. Мощь в каждом широкополосном кадре, подчас крупным планам почти осязаемо не хватает объёма для удержания масштабных фигур и рельефной мышечной массы в узких рамках экрана.

Ограниченный формат OVA трещит по швам, едва умещая в себе ширококостные изгибы сюжета, в каждом ракурсе - насмешку над худосочной школьной тематикой популярного аниме. Каждый эпизод – вбивает сваи в стереотипы, беспощадно калеча бумажные трафареты прежних и будущих субтильных претендентов на престол.

Главный герой, школьник, каков верзила, с чувством юмора тут тоже вышел перебор – об этом зрителю заявляют почти сразу, и про эту досадную особенность, почти так же быстро можно и забыть.Глядя, на то, как буквально дышащие в пупок ДжоДжо, японские школьницы ожесточенно делят стокилограммовую тушу еще не убитого героя - злорадный смех зрителя, выступит лучшим музыкальным сопровождением в данном показательном эпизоде.

Авторы, почему-то решили, кроме всего прочего, отличить всех лиц мужского пола и соответствующего содержания – серьгами солидного размера, от скромного золотого кольца до весьма сложных архитектурных конструкций.

Подобное нисколько не мешает репликам и шуткам героев оставаться по-мужски брутальными и весомыми. А авторам демонстрировать новый взгляд на шероховатости стиля, без каких-либо признаков фан-сервиса женского и томности яойной. В том, числе и прямой, как ржавый гвоздь, юмор мужского коллектива (за спойлеры мочить без жалости в сортире).Ковбой на стальном жеребце «харлея» обязательно окажется выжигой и плутом, французу сопутствует шпага и болезненная тяга к вотер-клозетам, все согласно рангу на своих местах пьедестала, однако при необходимости способны и удивить, и развеселить.

Про оригинальный саунд-трэк за авторством Марко Д`Амброзио, нужно сказать только одно: лучше помолчать и сочно насладиться, нежели ограничивать аппетит сухими знаками нотной партитуры.

Увлечение кулачными боями «Fist of the North Star» мозолями осело на трудолюбивые руки Араки Хирохико, зато мускулистые игры тренированного ума сродни авантюрам печально известного Кайдзи. Но обо всем по порядку, и про ум, честь и совесть, и про прочность черепной коробки.

А уж в серьезности намерений Куджо сомневаться – здоровьем своим рисковать безмерно. Брутальный (юноша?! И куда смотрит школа! Пед. совет охвачен благоговением?!) мачо с неразлучными аксессуарами – не сминаемой кепкой, неразрывной цепью и не снимаемым поясом и длиной харизмы выдаётся даже из кривой борозды гипертрофированного геройства. Во многом, благодаря не только размаху габаритных огней, но и не на редкость острым, как топор опытного палача, и гибким умом.

Опять Marvel и DC Comics, прохлопали ушами, пока азиатский конкурент Араки Хирохико, прокачал вздувшиеся мышцы своей долгой истории, железной логикой и силой интеллекта. Умудрился без лишних стероидов пафоса, добиться выплеска адреналина по старинке - с помощью пауэрлифтинга уровня нагнетаемого саспенса.

Пока эпопея злоключений Спауна/Хеллбоя еще даже и не думала браться нагнетать в себе атмосферу мрачности, «Сумасшедшие Приключения» долгие годы жгли напалмом и подрывали фундаменты восприятия до самого основания. Мало швыряться скрученными в свинцовом кулаке галактиками и разбрызгивать кубометры распотрошенных врагов, настоящее боевое превосходство определяется вовсе не своеволием автором, а их внутренней дисциплиной и обширностью фантазии, смекалкой и остроумием.

Араки Хирохико уже производил пробу пера в весе топора в Baoh Raihousha, и по последующей ее экранизации, становится понятно – для аргументированно запредельного трэшового боевика в нем слишком много поверхностного и позаимствованного, но нет и половины продуманности и колкости «Сумасшедших приключений».

И в дальнейшей своей практике, хорошо заметно, как автор и создатели провели ни сколько работу над ошибками, скорее кардинальное переосмысление, ремастеринг жанра в целом.Его идеи и концепции, разлетелись осколками по миру на десятилетия вперед и осели в ранах цитат братьев Вачовски и нашумевших проектах Симбо Акиюки. Но не стоит забегать вперед, ведь назад – в прошлое, придётся вернуться и не раз.

Семь эпизодов OVA, поставленные под руководством Фурусэ Нобору, начинаются вовсе не с первых глав, а аккуратно - с третьей арки манги, озаглавленной Stardust Crusaders. Экранизации этой манги, за свою историю, выкидывали номера и куда позабористее, то отсылая для продолжения из цифрового года 2000-го в классический целлулоидный 93-тий, то и вовсе отправив пушечным ядром начало истории в 2007 год.

Разнообразные авторские уловки есть и в других махо-сёненах, в них нередко доведется встретить различные спэшлы, ловкие техники и продуманные методики. Однако «Сумасшедшие приключения» напрямую построены на игре ума, тактических ухищрениях, использовании слабостей противника и окружающих, героев в час битвы, особенности обстановки.

Победит не тот, у кого больше…дубина или тротилового азарта в ягодицах, а тот, кто успеет проявить предприимчивость и боевую сноровку. Как в боксе – чемпионом станет, не атлет с лучшей связкой «джэб и прямой справа», или свингом слева, но чаще гроссмейстер поэтапного планирования.

Именно этим стержнем в многотомным костяке (длина манги соразмерна харизме его героев) он вдавливает соперников в унавоженную почву павших предшественников. Совмещает в своем гипертрофированном теле традиции классических хоррор-ужастиков, психические вывихи триллера и беспардонную напористость боевика.

Дикий, для современного зрителя, гибрид, в котором слишком много всего: мрачности на пути Джостара и сотоварищей, стратегических ухищрений в странствиях по морям, городам и весям, знойным пустыням и каменным джунглям.

Надежно спаянная общими ориентирами команда ратоборцев, сплочённая на время налета коалиция злоумышленников, бывшие соперники и на непрочную жизнь верные соратники, французы и арабы, золотоволосые европейцы и жгучие брюнеты азиаты – даже животным нашлось свое место в сентае «JoJo no Kimyou na Bouken».

Целенаправленный путь в компании мужланов и разорванных шаблонов, и тут же - сила стратегии, рассекающая выпады оппонентов в мгновении налитого кровью, бычьего ока.

Когда, к 5 эпизоду сползла позолота, и облупился лак и глянец, только это секретная техника не дает возможности бросить все на полпути – благо, в дальнейшем, после временного спада, уровень анимации вернётся к изначально завышенному для жанра.

Седьмой эпизод «Jojo no Kimyou na Bouken: Adventure» требует логического продолжения, ведь каша заварилась кипящая, раскаленные топоры и кровавая начинка разлетаются во все стороны, если развилось привыкание – самое время продолжить свой путь и видео-просмотр. Раз пошла такая пьянка – режь последний ананас и глотку финального босса!

To be continued …in the Past!


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Апокалипсис Зеро (2012.05.07)

«Отныне, брат – ты мне больше не сестра!»
(мутная фраза, слишком многое проясняющая в отношениях странного семейства супергероев).

«Что бы прожить до глубокой старости – убивай молодых!»
(вкратце о наплевательском отношении монстров пенсионного возраста).


Настоящий трэш подобен клизме, сделанной высоколобой заднице морали. Производиться с заведомо непрезентабельными целями, однако, пациенту во благо. Вымывает шлаки мужественных стереотипов, очищает разум от спрессованных сгустков прежде недожёванных клише «спасителя и лиходея», даёт облегчение запорам восприятия: «буду маморить (защищать), пока всех не заморю!», исцеляет тело, хоть и шокирует разум.

Когда накопилось слишком много легкоусвояемых просмотров, когда мозг пучит от сладости кавая и воздушности моэ – самое время предоставить зрительское седалище на очистку. Провести промывание, загаженной фаст-фудом мейнстрима, многострадальной утробы желудка. Могучий клистир «Апокалипсиса Зеро», доставит вам, уж будьте уверены, - это специфическое удовольствие.

Постапокалиптическая эпоха затемненного катаклизмами будущего, подобно мослам геройского кулака взрывает задубевшую плоть медведя-мутанта и надежды на стабильность матушки-Земли. Сейсмически опасной реальностью светопреставления предстает перед зрителем мир после скончания всех светлых времен.

На развалинах рухнувшего мироздания, отчего-то устояла незыблемая опора японской анимации - школа, и только на редкость упитанные тараканы и, конфискованный для собственных учительских нужд, алкоголь, питает черный юмор серых катастрофических будней: «Не трогай полуживой труп – потом не отмоешься!».

Подобно вырванному через рот кишечнику – он заворожённо взирает на сущее в развалинах, без страха встретить закат цивилизации на останках разрушенных кварталов, глядит слепой кишкой в одну точку невозврата и мечтает вернуться в насиженную берлогу живота.

Русский бунт бессмысленный и беспощадный, японский же – продуманный до мелочей, и такой же радикальный. Злободневен, уже спустя много лет с момента выхода «Апокалипсиса», актуален и до наших времен долгоиграющих онгоингов бескомпромиссной борьбы приверженцев вооружённого Добра и адептов вечно голодного Зла.

Бунт манги Ямагути Такаюки, он и в самом деле, неоправданно кровожаден – этот мятеж расширенного сознания и раздутого пищеварительного тракта. Здесь даже бронированная маска противогаза льет алые слезы, от переполняющей ее носителя непрестанной боли за малобюджетные достижения былых предшественников.

До выхода другой знаковой работы Такаюки и К, т.е. Shigurui, еще девять лет, но уже в этой экранизации автор и экранизаторы буквально (warning - откровенный achtung) одержимы смертью и животрепещущими мелочами ее проявления.

Манга и так отличалась болезненной тягой к заклепкам, звездам, и кокардам, литым пуговицам и армейскому уставу отдачи приветствия, в аниме - это уже превращается в цельнометаллическую оболочку фетиша.

Словесные выпады жгут каленым металлом реплик, решительные поступки героев незамедлительно обращают в руины оплоты злодейских намерений. Стальные экзоскелеты армированны душами предков, а боевой дух миротворцев закаляют с помощью ледяной воды и жгучей ненависти вендетты.

Кружка Эсмарха быстро переполняется уже с первых минут Kakugo no Susume: всё, что в прошлом месяце прилипло от сёнена к стенкам тощей кишки, заблудилось от остатков меха-эрзацев в изгибах 12-перстной, выходит плотным потоком – обильно, и в непереваренных подробностях.

Дальше – только толще: боевой доспех снабжён функцией поглощения его носителя, и потому импакт с ним болезнен и неприятен, как процедура гастроскопии. Кислота и ненависть пузырится в венах местных существ, и наливаются злобой и тестостероном стальные шары, имплантированные в тело с целью укрепления боеспособности.

Физиологические подробности заживо пожирают сюжет, а герои, с настроем круче пика постапокалиптического коммунизма, ежеминутно за 2 эпизода OVA оттачивают боевой дух и смертоносные, по отношению к вражескому организму и кинокритикам, навыки.
Два захода по 40 минут, и одним перерывом, чтобы отдышаться и слить, до появления чистых промывных вод, вышедшие фонтаном застойные соки цитирования и давно забродившую жанровую слизь.

От детализированности бойни готов потерять гнусавость перевод Володарского, ножницы вероятных цензоров захлёбываются, не в силах переработать такое количество сырого мяса, выданного публике на растерзание.

Манга попала в ловкие руки мясников, вторичные половые признаки школьной лирики оскоплены, многие, проясняющие сюжет, куски пришиты, а сам контекст, почти полностью, поместился в рамки анимированного кадавра. И еще остался повод продолжить мясорубку на страницах бумажных томов первоисточника.

Без мата и без совокупления с хентаем, при этом, надо честно признать, что по форме и содержанию, Kakugo no Susume – полный… апокалипсис.

Это выглядело бы панегириком натурализму, но все те, кто участвовал в создании этого опуса, так массировано произвели педалирование, что не остаётся сомнения в карикатурности продемонстрированного насилия. Подтолкнули форсировано, выжали все соки и выдавили внутренности из себя и зрителя, на 150 в каждом кадре, в каждой представленной сцене.

Нецензурная лирика жирным шрифтом семитонной туши самки-людоеда предупреждает - есть explicit content, будет жестко, без спасительной в последний момент смазки и обоюдоострого согласия. Не «Шокирующая Азия» – но, где-то в опасной близости от экватора эпатажа.

Parental advisory – предупреждение: не подпускать к экрану беременных стариков; а содержание намекает на глубокое внедрение в детские умы недалеких родителей – табуированного секс-символа эрогуро в розовой униформе медсёстры. Злодеи, ранят чувство прекрасного вакханалиями развернутых боевых оргий не щадя ни себя, ни чувство юмора смотрящего.

Ненасытные вагины, зубатые пенисы, поцелуи взасос с разорванным в клочья лицом, травматический - по локоть петтинг, фрикции сюжета и полный, окончательный коитус-триумф фрейдистской тематики.

Не стоит забывать о пользе целлофанового фартука и пластиковых, защищающих от брезгливости, очков. Вот показался затвердевший комок Гайвера, на подходе окаменевший кусок «Кулака Северной Звезды» - дайте только начать, дальше всё пойдет, как по вазелину!

До конца не понятно, то ли авторы и создатели решили переплюнуть конкурентов по цеху анатомической сочностью, то ли, с опозданием в десяток лет, откровенно завидовали лаврам Hokuto No Ken, решив урвать дивиденды от превышения полномочий формата OVA.

Apocalypse Zero – лучше покупать испод полы, смотреть на закрытых показах, обсуждать устав духом и пресытившись телом. Отлично подойдет, дабы прослабить в случае раздутого аниме-скандала на очередном ТВ канале, до самого дна ханжеских душонок, всех несведущих писак и чрезмерно заботливых мамаш!

Пусть говорят, что этти несет порок в неокрепший, как стул младенца, ум десятилетних школьниц из города на Неве. Пусть знают - Апокалипсис уже близко и готов начать свой неблагодарный, но полезный труд!

Он упрямо идет вперед - в сторону догорающего алого заката. Триумфально, поверх кирасы, увенчан белым нейлоновым шарфом авиатора сигмовидной кишки. Лицо его сокрыто непроницаемым забралом, а тяжёлые шаги впечатывают в пыль пройденных дорог отметины оставленных следов. Самоотверженно шествует конец света на зов страдающего чрева. Не смотря, и не замечая трудностей, он нацелен на исполнение своей миссии.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Старик Зет (2012.05.03)

«С изобретением унитаза, человеческие нужды оказались крепко привязаны к достижениям цивилизации, и ростом числа заболевания хроническим геморроем».
(антропологи о вечном).

Мы все там будет, если не повезет умереть героически в компании престарелых хакеров, или глупо и раньше срока, при исполнении служебных обязанностей, навязанных Минздравом, – на том свете пенсионных отчислений!

И тело наше одряхлеет, и разум покроется пеленой маразма. Уйдут в небытие заботы о престиже корпораций, омрачит взгляд на жизнь и свободу выбора старческая катаракта, словно севший кинескоп. Тогда выпадут зубы и воспоминания из нашего обветшавшего сознания. Останется только нужда о заботе, опора, подобная больничному костылю на тех, кому мы под старость оказались вдруг не безразличны.

Возможно, останется надежда на миску куриного бульона, вера в почти семейные объятия подгузника. Пусть покрылась пылью семейная фотография на памятном монументе прикроватной тумбочки, не прерывайте сказку на ночь утомленному пенсионеру, не переключайте телевизор, по которому покажут фильм Китакубо Хироюки.

И тогда, быть может, в промежутке между куском сухарика и глотком фруктового кефира, нам пригрезится она – мечта о молодости и океане, выцветшие кадры movie «Старик Зет» по сценарию Отомы Кацухиры.

Государственная машина подарит нам моторизированную кровать с функцией мед. сестры и комфортабельного склепа. Нас опустят в его ласковое электрическое чрево, подключат игры-викторины и развлекательное шоу - реслинг домохозяек и мыльные оперы новостей.
Техники аккуратно, и в стерильных перчатках, присоединят датчики и массажер-биде, трубку ввода пищи и воронку вывода санитарного удава канализации. Спи спокойно – дорогой товарищ, все сухо, чисто и тепло! Все рассчитано и оплачено, новейшее изобретение сразу, без промедления - подписи собраны, формуляры заполнены - привезут тебе в качестве заботливой сиделки, любящей по электронному обещанию, преданной супруги.

Старость неизбежна, это священная и почетная по четным дням второго месяца года, великая гора, в прошлом работоспособных достижений прогрессивного элемента общества.
Из десятилетия в десятилетие эта антропогенная Фудзи наваливается на натруженные в кабинетах плечи гос.аппарата. Её не разгрести молодым волонтерам-медикам и опытным санитаркам, профессорам кафедры геронтологии и докторам компьютерных наук. Только Z001 - это тот бульдозер, что снесет этот фундаментальный курган, причешет проблемы и разровняет бугры социального обеспечения.

Чуткие рецепторы продлят и упрочат жизнь, ядерный реактор даст энергию на экстренную фибрилляцию изношенного сердца, кибер-мозг шестого поколения создаст аналог близкого и некогда любимого, а программисты – дружелюбный интерфейс, ну и военные…

В прочем, зачем раскрывать все сюрпризы сразу, негоже выносить сор из нашей многомиллионной избы на всеобщее Live обозрение скандальных репортажей с места происшествия. Никто не идеален, ни бюрократическая система заботы, ни агрегат доставки на дом счастья, только Создатель, Будда и Аллах.

У остальных слабости, сомнения и незапланированные в смете и бюджете проекта, неоправданно высокие риски. Машины выходят из строя, и из повиновения, люди нарушают предписанные правила и нормы юридического этикета.

Лезут в застарелые, как пролежни, проблемы гигиенического ухода в страну предков, ковыряются в трофических язвах перспективных и революционных достижений науки и техники. Притягивают за собой табуны забот и перегибов производства новоявленных технологий, суют любопытный нос в базы данных Пентагона и шустрые пальцы под программную оболочку искусственного интеллекта.

Хитроумные и среднестатистические герои, уже почти нашего времени, и по совместительству Rojin Z, вмешиваются в дела полиции и разработки военных. Они вклиниваются на бегу, на ходу мотороллера/велосипеда, и пикируют в прыжке из вертолета в близкородственные разборки стальных гигантов, и этико-социальные дилеммы быстро растущего, и так же неудержимо стареющего, социума.

Впавший в маразм дедуля и обезумевшая Deus ex machina – не остановятся пока в них, одна на двоих, еще теплится надежда на полузабытое единение на морском берегу.

Сердобольная Харука-тян услышит зов о помощи, прагматичный до поры до времени Харада-сан, будет глух к нахлынувшим эмоциям, одинокая слеза из масла пробежит по металлическому корпусу, и только разжиревший кот будет улыбаться в самом конце.
У чиновника окажется человеческое лицо, прикрытое официальным костюмом супервайзера проекта, у молодой студентки мединститута анатомически достоверные ноги, у машины душа, у халатного карьериста - проработанная программа продвижения.

Взломы и побеги, хакерские атаки и почти ожившие, словно хищные динозавры киборги – аэродинамика разлетающихся фрагментов токийского столпотворения достоверна, физика чувств математически верна.

Ложе, приспособленное для морщинистого старика – предстает полем битвы интересов межнациональных синдикатов, а право выбирать важнее права на коммунальные удобства.

Кацухира примеривался к старикам и кибер-панку в манге Domu, не смог уложить в инвалидное кресло всего своего 2000 страничного «Акиру», шалил и рушил в «Карнавале роботов», и только в «Старике Зет» не измарал форму содержанием.

Все мы грешны, у каждого камень, упавший на любимую к старости мозоль, и балласт ошибок за пазухой. Только вечные ценности и безлимитный интернет спасут нашу несовершенную душу, и с годами изношенное тело.

Надо вдохнуть больше воздуха в легкие и спокойствия в сознание, пусть вокруг рушатся стены, шагают по улицам исполины и суетятся чиновники и журналисты, лишь светоч дзен-буддизма принесет просветление: все земное суетно и механическое тщетно!

Есть только мир и покой. Амида Будда! Не делает различий, вне зависимости от веры, убеждений, добра или зла, с точки зрения морали, животной или человеческой жизни, он примет всех одинаково, с равной теплотой и состраданием.

Что будет с героями Rojin Z потом, после занавеса финальных титров, что будет с нами после смерти?! Классическим ответом, который обычно давал на подобные вопросы Будда, всегда было молчание! Храни и ты покой в душе, не расплескав в сосуде суетные мысли. Наша мантра - Keep silence!


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Огнем и мечом (2012.05.01)

"Добро с кулаками - это хорошо!
Но лучше приобрести что-нибудь посолиднее!"

(рекламный слоган гонки вооружений).

"А знаешь, почему Фемида слепа?!
Потому-что, если судить строго, и правый и виноватый - никто не уйдет от порки!"

(постулат военизированного общества "Мечом в орало").

В начале было слово, и имя ему - Дело! В одной далекой … Хотя почему далекой, очень даже не далекой, а удивительно близкой фанатам меха и трасформероненавистникам галактике, жил-был один умный и когтистый товарищ, который знал меру многим важным вещам и стремился ко всеобщему благу. Естественно, нес он веру людям собственным макаром, под своим соусом и со своими столовыми (механизированными) приборами.

Вот, только извечная беда для любого интеллигентного человека - это дороги и дураки, но того хуже выходит, если их еще и совместить. И, тогда прощай и идея всеобщего добровольно-принудительного счастья и личные достижения по созданию рая на отдельно взятом мирке отдаленной планеты.

Широко известно, что фигура человека не от мира сего, блаженного страдальца и злостного нарушителя общественных норм поведения носит ореол посланника судьбы и вершителя не специально,и не нарочно, однако всё же добрых дел.

И в центральном персонаже «Gun x Sword», все представления об богоизбранности дурака соблюдены досконально и планомерно. Облик главного героя сериала и его поведение сродни хитрой маскировке, дабы потенциальные враги: психопаты и по не-анимешному «правильные» противники расслабились и получили по первое число уже в ближайшее воскресение.

Ван, словно русско-народный Иван-дурак, интеллектом не блещет, даже память не особо тренирована, особливо на женские имена, зато с избытком он наделен неукротимым, порой даже алогичным желанием добиться своей пламенной цели.

Он единолично, (от анг. One) одержим местью, разрушительной жаждой возмездия. И вместе с тем, под его угрюмой внешностью и пыльным фраком скрываются не только старые шрамы, но отважное и храброе сердце. Такой харизматичный, и жесткий, как колючая проволока, тип, перцем и прочими пряностями вскормленный и молоком напоенный, без сомнения привлекает к себе внимание злодеев различной степени подлости. Этот же неукротимый "животный" магнетизм притягивает к Вану девушек, разнящихся и возрастом и степенью сексапильности.

Ну и какой сказочный, и не очень, Иван обойдется без волшебной подмоги в виде мечей - кладенцов, и не менее полезных в бою и быту сотоварищей. За волшебство в «Огне и Мече» отвечают мехи, причем непременно балаганно-красочные и пестрые, стремительные и неуклюжие, рыцареподобные и спрутообразные, всех возможных форм дизайна и провокационных оттенков раскраски.

Глумятся и подшучивают над этими громоздкими штуковинами в сериале, без каких либо комплексов, ограничений и рамок, так что любому меха-скептику, сериал посмотреть всё же стоит. А с другой стороны, подобное делают на редкость зажигательно, с выдумкой и задором, и, следовательно, механофилам пропускать данный сериал тоже никак нельзя.

Порой механическая составляющая сериала подобна балансу на лезвии меча между глупейшим пафосом и пародийной клоунадой. Еще бы чуть-чуть и всё, - его Величество Зевок I изволил бы явиться собственной персоной, но создатели сериала умудряются разрядить доведенную до накала атмосферу какой-нибудь удачной мелочью.

Фальшивое пение главного, вполне адекватного злодея с лицом ребенка и сладким голосом проповедника - это как раз тот случай. Пародийность чудесным образом полностью компенсирует численное преимущество мехов и занудную риторику монологов в некоторых сериях второй половины сериала.

За бытовую, и заметьте, не менее привлекательную часть сериала, отвечают спутницы Вана, которым приходиться взваливать на свои хрупкие плечи множество забот, а порой даже самого, тяжелого по характеру и комплекции, Вана.

Это и обаятельная Венди Гаретт с большой пушкой и проблемами за спиной, и еще большим мужеством доброго ребенка, честная и обворожительная в своей наивном идеализме юного романтика. В ней самой больше от верного друга и голоса совести для Вана, чем от персонажа, признанного умилять и вызывать покровительственные чувства в растиражированных подростковых сёненах.

Та же Кармен 99, с большими…претензиями на лавры Фей Валентайн из "Ковбоя Бибопа", но добрее и куда человечнее, разбавляет и нейтрализует крайности этого странного дуэта из яростного мстителя и наивной спасительницы брата. Она привносит что-то свое, и, отчасти, трагическое и далекое от вирусоносителя фансервиса, персональное в типичный образ секс-бомбы и авантюристки.

Хорош также и Рей, конкурент в деле мщения, такой же упертый, суровый, решительный и немало похожий судьбой на того же Вана. Пройдет время и давно проверенная истина, что «враг моего врага - мне друг» станет и для него, и Вана, ясна, как встающее на рассвете солнце. Рею отчасти даже можно посочувствовать, ему везет заметно меньше, чем любимцу фортуны и женщин, упрямо прущему напролом Вану. Дуракам закон не писан, такие наследуют землю, они доводят дело до конца, неистребимы и вездесущи. Они - опора добра, обличенные в личину эгоистов и циников. Таких, как эта парочка безумцев можно любить, вот только остановить, заставить одуматься, вряд ли.

"Огнем и мечом" запоминается проработанными деталями и показательными ситуациями, забавной рожицей Венди, по-детски пьющей "на зло кондуктору" кофе без сахара, последним прощальным взглядом брошенным ею на некогда бережно хранимый пистолет брата, который без тени сомнения отшвырнул в урну его бывший обладатель.

Всем тем огромным шлейфом бронированных цитат и зажигательным боезапасом сатиры, что заряжен сам сериал. Саркастическим подтверждением слов: «Подлецу все к лицу!» и моторизированные усы и мутные, т.е., водные планы по захвату близкорасположенных стран и близлежащих женщин.

В сериале даже пилоты-пенсионеры, не для смеха, хоть на меха - так сыплют песочком любо-дорого посмотреть, раздавая тумаки врагам и квася с приятелями по старой закалке перестарелых и давно вышедших в тираж героев.

К сожалению, нельзя утаить и того факта, что во второй половине сериала количество пафоса регулярно достигает критической точки: и начинает казаться - тонны фиглярства выливаемого на зрителей в боевую единицу времени преподносятся с самым серьезным, вымученным лицом. То, что зло и иронично высмеивали, авторы "Gun x Sword" в первой половине серий, поглотило и ассимилировало вторую декаду эпизодов, замшелым наследием Гандамов и прочей пластмассой индустрии развлечений. Только окончание сериала расставляет столь необходимые точки над библейскими i и кресты над благоразумно убитыми штампами.

И, напоследок, хочется сказать: «Огнем и Мечом» стоит посмотреть, ну, хотя бы, ради того, чтобы увидеть, как «медовые вишенки» в лимузинах, конопатят мозг крестным и по совместительству родным отцам. Чтобы самому убедиться, что цензоры и в самом деле ослы, 17 серия тому неоспоримое доказательство.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Pan Dane to Tamago-hime (2012.04.19)

«Pan Dane to Tamago-hime» - целых 12 минут экранного времени потраченных в долг на чудо, хлебосольная щедрость screen –рипа, подсмотренная одним глазом экскурсия по всех «пасхалкам» музея сказочной студии Ghibli.

Срез и ретроспектива, готовая лопнуть от дрожжей отсылок, сладкая сдоба рефренов и здесь же, на праздничном столе именинника - независимая история кулинарной выпечки одной волшебной метаморфозы.

Остроумная пантомима на тему первородности яйца и первопричинности сказочного триллера с преследованием. Знойная баба-яга, мечта азиатского поэта, червивое яблоко познания добра и пышнотелого зла, круто замешанная яичком квашня без всякого анаглифа объёмом цитат без границ заполняет сознание фаната, порадует безусого сына и бородатого прадеда.

Приключения господина Булки и Яичной Принцессы, многое о фильмах Миядзаки, для всех тех, кто, все сразу узнал, и ни разу не смотрел, ни одного фильма японского мэтра. Немая басня с намеком для самых стареньких детей, и отличным музыкальными комментариями, пластичное в обработке анимационное тесто, пасхальная красочность, чуть ли не христианская лаконичность притчи. Всё, что нужно, и еще кусочек останется, чтоб поделиться.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ловцы забытых голосов (2012.04.05)

Насчет отца - загнули загогулину вы лихо !!И как считать отцом, того, кто отдал/продал вас со всеми потрохами и детскою душонкою в придачу. О, комментаторы - вам имя вероломство! Опять я под влиянием Гамлета терзаюсь духом и клюну Евангелион!!!!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Boku, Otaryman. (2012.04.03)

Страшная Ковай рецензия -и вся обнажена кривда о не кавойных взрослых ужасах офисного планктона! А, вы всё "Бомж с дробовиком" - трэш-месиво!!!" Вот, где она, сука-жизнь суетливо порылась на помойке жизни, на вечно живом кладбище застарелых комплексов!


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Давай нупа-нупнем (2012.03.24)

« - А ты какие сказки больше любишь?
- Ну, наверное, с хорошим концом!»
(народная мудрость пошляков)

«Let's Nupu-Nupu» – 7 полных минут, отбеливающих эстетику гарема, сёнена и прочей анимационной грязи. 7 кратких минут, очерняющей правды о ночных трансляциях для рано повзрослевших детей MTV.

На расстоянии, доступном для углубленного вуйаризма – обнаженная, ну и НЮ правда жизни половозрелых юнцов, девиц тяжелого поведения, пушистых зверьков, и всех тех, кто на них помешан. Любуйтесь до тошноты и семяизвержения, смело разглядывайте катавасию с суси, чудеса дрессуры хомяка/офисного зверья/фанатов домашнего видео.

Попробуйте на вкус тайные комплексы приблудной воспитательницы детского сада, смущающие ограничения хеншина, насладитесь пародией, совокупитесь с фарсом. Опробуйте соответствие разъёмов для коннекции и расхождение приоритетов сестры-секс милосердия и отрока, которого хочется пожалеть, приласкать и незамедлительно растлить…

Смело вперед – пусть парусит гульфик и от безумной улыбки мартовского кота готова треснуть физиономия. Начало положено – навазелинено и готово поразить все эрогенные зоны скепсиса. «Что такое хорошо, приятно и, ах, как сладострастно плохо», - для тех, кто вырос из коротких штанишек «Симпсонов», кому стал мал бюстгальтер «Сейлор Мун».

Жанр этти умер на брачном ложе второй серии, когда бравая эмансипе провела реанимационные мероприятия «рот в рот», вот только от спешки ее хватило ровно на половину устойчивого словосочетания.

Кончать тоже, рано или поздно, как ты не отбрыкивайся, к 16 серии все же придётся, пройдя путь от черри-боя до мажорного котяры, приобретя опыт слишком близких отношений и частный ресторан в придачу к использованным девяти кошачьим жизням.

На авансцене «Давай Нупа-Нупнем» в свете прозекторских рефлекторов сеанс одновременной игры «охотник-жертва», горячие инсекто факты ментального стриптиза держателей лапшичных и рисковых кошкаДеров, и персональный дурдом Мицумори Акиры на коротком фетиш-поводке. В могучем марш-броске, в едином парад-алле, специфичные, но хорошо упитанные тараканы. Тут и нимфомания, VHS-влечение, сбор эротического мусора и коллекционирование разнокалиберных грехов и разношёрстных упущений.

Краткость – сестра таланта и незаконнорождённый брат скоротечных порочащих связей. Авторы «Давай, Жахнем» мудро растягивать удовольствие не стали и уложились (в тесноте немецкого приват-кино) во все, что вы хотели знать о непристойных предложениях индустрии и боялись применить в рецензировании, не порвав гибкие стенки правды-матки.

Использовали и внедрили нефритовый стержень карикатуры в порочное лоно школьной комедии, наполнили дзёсей и мелодраму (отчего сразу на ум приходят самые неприличные ассоциации) кипящим соком стёба, и, самую непростительную малость, горьким социальным проф-суси подтекстом.

Во всем виноват первородный грех манги, анатомические детали фривольного изложения, искушения, поползновения в опытных и умелых руках Кумэ Иссэя – к финалу карма осветлена и разум отблондинен.

Вот и все – а ты боялась, даже мировоззрение не помялось! Приятель, твое форматирование завершено – вставь новый диск с этти-гаремным зоопарком, начни с нового листа и свежего белья пунцушутов.

Вас очистила, намылила спинку, вволю помассировала интимные извилины головного мозга басня о 16-ти головах и одним, так и не ставшим счастливым, концом. Так вот ты какая, золотая рыбка, квинтсистенция пошлости, эликсир молодости, философский камень поколения «Пепси».


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Девять историй о любви (2012.03.23)

«Любовь и боль,
азиатский васаби европейской редьки не слаще!»

(из не вышедшего в прокат кинофильма «Увидеть Париж и умереть в Токио»).

9 историй! 9 эпизодов чужой жизни – ставшие девятью фрагментами твоего разбитого сердца! Сладкая грусть по упущенным возможностям, горькая улыбка от несостоявшегося расставания. Все крепко переплелось и основательно перемешалось: объятия и слезы, люди и их чувства, очевидные потери и нежданные находки, суровые факты интимного бытия и романтический вымысел авторов.

Комок в горле, ехидная слеза крокодила, щемящая боль в области груди, саркастический шёпот невзначай подкравшейся зрелости. Всё это, и еще много чего другого, что можно откопать в самом себе, и доведется увидеть случайно со стороны.

Ai Monogatari – сильно действующий, с 1993 года, экстракт для тех, кому куда ближе к тридцати, чем к тринадцати. Разные истории и разнящиеся итоги, промежуточные достижения и окончательные потери, не героические амурные подвиги и сухая проза, благополучно сложившихся, и не очень, обстоятельств.

«9 Love Stories» - на взыскательный суд зрителю представлены слегка увлажненные страстью губы и поддернутые пеленой воспоминаний в меру широкие азиатские черные очи. Конвейерная лента вяло, от тоски текущих лет и скоротечные часы сгоревших в одночасье от приступа любовной лихорадки.

9 новелл в сопровождении «старых песен о главном», в упаковке старых мод и ушедших навсегда в прошлое увлечений. Почти доподлинно японские лица и человечные, и оттого порой шероховатые, характеры, броские психологические детали в антологии пережитых чувств.

Не мадонны и не адонисы под неусыпным оком камеры, – но глаз любуется живописными физиономиями, а мозг прочно фиксирует нюансы сценария, откладывает в памяти рельефный оттиск, отпечаток перенесенного с экрана, и пережитого вне рамок монитора.

Кинематографический точный стиль – много деталей и мало времени, чтоб их испортить повторами и подточить длиннотами, ни одного лишнего кадра, ни минуты постановочной фальши. Всё предсказуемо – если это случилось не с вами, всё – изрядно сентиментально: людный перрон, почти пустое морское побережье, чужая свадьба, шумный рождественский сочельник, если опять-таки, не лично вас затронуло, и не всколыхнуло былое, как некогда прежде.

Тут и сладкоголосые песни «Битлз» и, вечный шлягер группы «Scorpions», Фрэнк Мафиози Синатра и еще много, кто про что в качестве лейтмотива и визуальной концепции. Здесь наивность молодости в пылких сердцах фанатов лирического спорта. И тут же, правильно понятые тайные знаки опытных игроков в бейсбол, и персоны годами играющие в любовные поддавки.

Поскрипывает заезженная пластинка юношеской лирики, насвистывает старый мотивчик волна нестареющей и вечно не взрослеющей романтики – и пусть морской бриз, бьющий в небритое лицо твоё, благополучно обманет тебя и вселит ложно узнанные приметы утерянной некогда любви.

Трагикомично ужасает оскал татуировки на спине избранницы твоих предпочтений, а потом окунет с головой в ночную погоню. Увлечет за собой и сиганёт через край моста и подпорченных отношений – в самое червоточину заскорузлой криминальной мелодрамы.

Огорчит несостоявшимися душевными ранами и ж/д комплексом анны каренины, и убьет почти наповал не стрелой стареющего амура, а мстящей за любовь бандитской пулей, бросив ниц на фоне осколков, так и несостоявшегося свидания.

Кубок победителя, как и чашка семейного фарфора, может дать ощутимую трещину. И простоять еще уйму лет после, не проливая наружу ни капли горького чая супружеской измены, ни глотка сладкого кофе на двоих с хорошо сбитой пенкой интрижки на стороне.

90 минут девяти мотивов утраченных иллюзий, и 9 мелодий нежданно налетевшего чувства: узнавание, ностальгии, принятия…

Ушло, минуло, нежданно явилось в один тоскливый вечер, улыбнуло через солнечно-лучистый свет пива extra light, не/обмануло надежды, проглотило залпом твое сердце впопыхах, осталось на ночь и согрело холодные простыни.

Это было с вами в юности, случилось в самом страшном для противника сёдзе-эстетики, розовом сне, нагрянуло нежданно после долгих лет разлуки. Остановило бег времени, захватило в жаркие объятия скоротечные мгновенья и продолжило гореть огнем страсти – узнаваемо для других, весомо для вас.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Воспоминания одного пилота (2012.03.16)

«Рожденный ползать – летать не может!»
(инструкция, как пересечь океан и не влюбиться в пилота).
«Не женское это дело, – клепать самолеты!»
(настоящим аэронавтам посвящается)

«Пилот и Принцесса» - так гласит яркая афиша на сером стенде уездного кинотеатра! Пришло время - пристегнуть ремни безопасности и надеть стереоскопические очки-консервы, для придания героям, невероятной сюжетной глубины.

Он (пламенно-красным шрифтом поперек экрана) - гордый покоритель воздушных просторов, она (нежно-бирюзового оттенка строкой) - свободолюбивая особа благородных кровей. Их вместе связало буйство стихий и могучая сила первой любви! Как бы не так…

Место действия – стилизованное государство двух воюющих держав и прочие геонациональные вольности изложения, карты захваченных территорий, фальшивая позолота эполет и помпезная мишура бравурных речей незадачливых военачальников.

Время действия – «где-то там», средь перистых облаков обрывочных фантазий и «терра инкогнита» враждующих земель. Мелькают в кадре истребители в ретро-стиле 40-х, но в бомболюках дредноутов припрятаны управляемые ракеты, а ультрамодерновая подзарядка от морской воды не противоречит предрассудкам монархической утопии, почти что, XIX века.

В одном, медленно и неуклонно подогреваемом котле, – милитаристские страсти, уничтоженных наскоро флотов, и коронованная глупость отправленной второпях телефонограммы. Во главе угла любовного треугольника, как всегда: Он, Она и Груз Гнетущих Обязательств.

Высокая миссия, для отвода глаз, поручена пилоту низкого происхождения – носителю прозвища «бастардо» и лычек умеренно мужественного кадета широких политических взглядов.

Во всей патетической красе представлены терзания благовоспитанной избранницы цесаревича. Не менее ловко показана узость прицела брака по расчету и голова священной жертвы, вполне себе прозаичных великосветских уз, от разряженного воздуха приключений, идет кругом и по диагонали.

В качестве пролога подвигов будущего авиатора выступило трудное детство в трущобах, а дедовщина и презрение, к нему же, командных чинов, и в дальнейшем – отличный повод всплакнуть в скромненький синий платочек и махнуть альбатросом в растревоженные войной небеса!

На переднем ударном крае – самоотверженно вылетел на задание по сопровождению сосватанной принцессы - уже оперённый воробушек Шарль, с претензиями на свинцовые лавры арендованного героя, но вот незадача, чужого аристократического романа!

Фана – рано захмелевшая от вольного воздуха предсвадебного вояжа, веселая, нет, не вдова, хоть и напевает приживчивый мотивчик, молодая невеста, три дня и три ночи бок о бок проводит с юным пилотом на одном летучем корабле, хм, плавучем авиасудне любви.

Персонажи ранобэ доступно, для целевой сёдзе-аудитории, адаптированы под спец. нужды непрекращающейся веками войны полов. Лишний балласт технических, исторических и всех прочих подробностей – создатели отправили за борт, а нахлынувшее чувство – в раскаленное нутро мотора. Сбита почти лобовой атакой воздушная крепость и измором взята цитадель девичьего сердца.

Пусть, они чаще тонули, нежели плавали в море любви. Она, его за муки полюбила, а он же – по настоянию сценаристов; приказу сверху - вопреки! Лирическая слизь, размазана по фюзеляжу самолета неспешно и вдумчиво. Всё закономерно: падение в море – сушка мокрых панталонов, падение в случайные объятия и неудержимо - штопором вниз, с небес – на землю/воды морские под аккомпанемент вальсирующих пуль.

Иной раз, кажется, что авторы «Пилота и Принцессы» никак не могли, решить, какой же им фильм делать: то ли про суровые, опалённые войной, будни империалистской военщины, то ли смазливую love story принцессы и нищего. Долго мучились сами, терзали поднадзорных персонажей, да так и не выбрали ни одного безоговорочно верного пути.

Труден и тернист был путь одиноких сердец через океан, сложный выдался 2011 год для «Mad House» - дизайн радует на полгроша, анимация – бюджетом пилотного выпуска ТВ сериала средней руки.
В результате, тропики представлены буйно - в четыре с половиной пальмы, а воздушные баталии – в три с четвертью вражеских налета.

Ранения не причинили никому, кроме критиков, – реального урона, все сердечные травмы – скоротечно рубцевались за кадром. Никаких чрезмерных стробоскопических красот, ни грамма лишних аэродинамических страстей – юные пилоты рождены, чтобы сказку сделать пылью, золотой и броской! Вот только пыль, даже драгоценная, так и развеялась по ветру, без всякого следа на душе и в памяти.


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рыцари Гуларта: Пробудившееся тёмное начало (2012.03.11)

А еще повышению уровня эстрагенов заметно помогает кастрация сюжета!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рыба (2012.03.03)

«От этого фильма – несет за версту!»
(комментарии к проекту «Пираньи в 3D»).
«Вот они - ходячие штампы!»
(комментарии к ремейкам «Walking Dead»).

И, куда он только катится, шагает, и движется - этот безумный мир! Наверное, - в направлении первой анимационной экранизации мерзко-шокирующих подробностей манги Ито Дзюдзи.

В своем устрашающем жанровом чреве, Gyo сочетает элементы фантастического триллера, апокалиптического фильма-катастрофы, фильма ужасов и традиционной мелодрамы.

Красноречиво названная в англоязычном переводе как «Fish», после просмотра этой OVA тематические параллели с классикой кино-ужасов Альфреда Хичкока «Птицы», сами собой так и напрашиваются.

Мир перевернулся с ног на голову – водоплавающие отрастили конечности. Еще утром вы готовили из рыбы себе завтрак, а через несколько часов – уже она готова съесть вас на обед.

Как для европейца нападение хищной говядины, так для жителя японского архипелага нападение морепродуктов – явно сюрреалистичный сюжет, достойный трагикомичного пера Франца Кафки.

Давно замечено – больше всего пугает человека именно невозможность связно объяснить происходящие вокруг него метаморфозы. Расшатывание опор восприятия – приводит к крушению мировоззрения, краху сложившихся схем поведения, выплеску потаенного и скрываемого в себе деструктивного и темного начала.

Личный апокалипсис на фоне глобальной катастрофы, «что» причина, и «как» отзовутся для психики героев творящиеся ужасы, вот, что стала главной задачей Хираки Такаюки, как режиссера-постановщика.

Который непримянул воспользоваться представившейся ему возможностью и довел первооснову до уровня коллективного помешательства, усугубив и так мрачный и шизофренический корень творящихся на суше зол и бед.

Новаторски и смело перетасовав роли, ситуации и показательные сценарные детали, вырванные «с мясом» из глав манги, он еще более обострил конфликты и смертоносные столкновения людей и накатывающих на них волны цунами нежданно «озверевших» рыб.

Чем меньше логических объяснений – тем больше поводов для паники. Нарочно искаженная, подчас даже ирреальная основа событий, реактивный и приводящий всё в действие фактор – назойливо тревожит мозг зрителя, так же яростно, как смрад гниющей плоти непрестанно атакует обоняние героев этого фильма.

Угловатая по определению трехмерная анимация монстров эффектно гармонирует с несуразностью психоделического настроя фильма, придавая изображённому в манге психозу весомый, почти тактильный объём и будто вспарывая внезапно истончившуюся плоть реальности высокой дозой мескалина.

По ходу фильма не отметаются версии экологические (обитатели глубин мстят людям за зло, которое те причиняют морю), и эсхатологические (божественное, скорее демоническое возмездие за грехи людей) по той причине, что в фильме подчёркивается безадресность и спонтанность нападений.

Демонстрируется «непрочность, полнейшая бессмысленность» человеческой жизни, агрессия, некогда близких подруг, признана шокировать не меньше жертв «Челюстей», водруженные на ходульные тонкие ножки сюжета. А женская месть, словно тунец на тефлоновой сковороде, подогрета и поджарена со всех сторон.

Эволюционное развитие отношений нарочно утрированного типажа закомплексованной толстухи и развязной гламурной цыпы, приводит к ожидаемому финалу. Большее поглотит меньшее, сильное ассимилирует податливое, непотребное станет визуально уродливым, страшное – превысит лимит доверия, и к занавесу цирк уродов явит публике свое самое скандальное шоу.

Gyo – можно назвать бреднями взбесившегося кишечника, жуткими проделками галлюциногенного газа, а можно мастерским проведением знаковых ориентиров для любого культового фильма категории В.

Прямые трансляции волн террора, захлестнувшие улицы японских городов, ракурсы «от третьего (кровожадного) лица», и кадры, будто снятые через глаза персонажей, лейтмотив близких отношений и приближающейся и нарастающей с каждой минутой просмотра неминуемой опасности.

Исправно работает основополагающий принцип построения классических хоррор-картин. Персонажи поставлены в ситуации и двусмысленные положения, требующие непредвзятой оценки… и они, естественно, действуют вопреки очевидному выбору.

Пока зритель возмущенно кричит: «Что ж вы тормозите, олухи! Не надо туда идти!», он и сам незаметно проглатывает наживку авторов, и яростно ест глазами светящийся экран, на котором кем-нибудь из героев уже спешат полакомиться.

Знаменитая тема сисек раскрыта с точки зрения патологоанатома, равно как вклинение в различные полости сюжета склизких щупалец авторской фантазии.

Achtung – в кадре оборванные телефонные звонки, исповеди безумцев, падение в лужи крови и широко распахнутые зубатые пасти и ноги профурсеток.

Intention - Biohazard – во всем виновата параноидальные идеи заговора властей. Военные эксперименты пустили свои ложноножки в ЦНС вероятного потенциального противника трэша.

Если секс-символ фильмов ужасов (соитии в самое не/подходящие для этого время) помянула потеющую свинью – будьте уверены эталон нечистот обязательно, пусть и иносказательно, явит вам свой выразительный лик.

Странные картины украшают интерьеры, в которых обитают персонажи «Gyo», спроецированная в сознание зрителя фантасмагория нарастает, как эпидемия новообращенных продуцентов смердящего газа. К окончанию OVA все поклоны-отсылки отвешены, и подножки для опор жанра и едкие плевки в лицо поборников пуританства вырисовываются самые выразительные.

Скоротечно, но метко иллюстрировано противостояние интересов власть имущих и бессилье обывателя перед надвигающейся угрозой, хаус и анархия, смута и разброд. Военные за работой, и активно задействованные в театре боевых действий мародеры, ложные пророки и, искренние в своих чувствах, насильники.

Горячие новости ТВ и Интернета, записи в блогах и экстренные сообщения информбюро соседствуют с кровавыми подробностями, доступными на дистанции укушенной руки. Стагнация будней приводит к выплеску, оживших в одночасье, кошмаров.

Также хочется отметить, как по полотну сюжета разброшена масса психологически схожих в мизансценах героев, разделённых расстоянием, и приводящих их к общему знаменателю созвучным характером творящихся с ними происшествий.

Пустые рыбьи глаза в сцене избиения пепельницей экс-красавицы – так же «полны» сочувствия, как и пластиковые окуляры противогазов людей, выстроившихся шеренгой на заградительном блокпосте.

Сохраняется некая двусмысленность: с одной стороны, такой фильм может быть назван высокохудожественным и эстетичным, ярчайшим примером психотического наваждения, этаким аналогом абстракционизма в живописи.

А с другого полюса, в нем же, активно эксплуатируется брутально-натуралистическая тематика, с отсутствием всякого, кроме коммерческого, контекста и смысла, причем присутствуют оба эти спорных качества.

Напоследок следует напомнить про судьбу самого кровавого фильма в истории кинематографа т.е «Живая мертвечина», созданным ни кем иным, как знаменитым Питером Джексоном. В свое время он наделал немало шума на кинофестивалях и вызвал яростную полемику, но со временем стал едва ли не самым характерным для жанра.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Берсерк: Бехерит Властителя (2012.02.15)

Слишком поздно, что бы остановиться
Искра, что зажгла огонь уже высоко в небе
Настало время заявить о себе
О своих правах и вере…
Всё или ничего – мы не прекратим борьбу!
Всё или ничего – мы не свернем обратно!
Всё или ничего – мы в силах разжечь огонь!
Всё или ничего – и мы возьмём это всё!
(группа Accept о смелости в начинаниях).

Возвращение «Берсерка» никто не ждал. Казалось, что он ушел навсегда, не оглядываясь на сожженные мосты неоконченных серий, и не сворачивая - с навеки выбранного пути возмездия не любителям манги.

Попирая Шекспировским страстями бумажные цитадели фэнтази, «Берсерк», шагнул из тьмы, пылая во мраке ярко жгущим око и сердце светочем, и начал новый путь, превозмогая вековые слабости жанра.

Пусть раньше он ужасал окровавленной культей отрубленной концовки, ныне этот претензионный эпос в замшелом жанре протухлого колдовства покинул братскую могилу и двинул в направлении новых ало-красных горизонтов.

Если слухи о воскрешении вечно живого трупа Евы витали десятилетия, то воскрешение «Берсерка» в одночасье раскололо аниме-мир на два лагеря: без основательно сомневающихся и без причины надеющихся.

Рекламные трейлеры сильнее настораживали топорной, словно рубленной 3D-графикой, чем радовали сопричастностью к основными событиями сериала.
Сцена у фонтана, первое женственное заявление Гриффиса: «Я хочу тебя, Гатц!», до предпоследнего мужественного выкрика Каски: «Люблю тебя, берсерк!» - обязательная программа отработана, на произвольную будет потрачен пороховой режиссерский запал Кубоки Тосиюки.

Первые десять минут в подарок от пронырливого ю-труба наметили тенденции экранизации и оставили грандиозный простор для предпродакш спекуляций. Первый фильм из заявленной трилогии не так уж и страшен, как его намалевали лихие умельцы 4-х градусной студии.

Если ТВ сериал вбивал клинья в мозг технологией застывшей рамы, новая версия "Берсерка" режет плоть повествования угловатой, размашистой и неуклюжей трехмерной графикой, что куда топорнее смоделирована, нежили в тех, же выпущенных 3D экшен-играх от первого лица для консолей по мотивам знаменитой манги.

Другой вопрос, как аниматоры все-таки уже умудряются кое-где компенсировать топорность CGI за счет мягкости традиционного стиля обрисовки пейзажей, лаконичными мизансценами с участием павших с небес орлано-ястребов, и прочими выразительными кадрами в изображении средневекового эпоса.

Да и вороны клюющие остывающую плоть павших при штурме замка, не оставили зрителя без соответствующей пищи для размышлений после десяти минут пока шел промо-ролик. И глядя на разбросанные продюсерами и хронометражем участки эпопеи, хотеться надеяться что, классика имеет какой-никакой шанс перебороть модернизм, смягчит его варварскую грубость и 3-х мерную прямолинейность.

Наконец-то «Берсерк» приобрёл масштабность, и хищную резвость, львиную долю которой, правда, похитили бессовестные цензоры размыв красноречивые кадры, вываливающихся из распоротых животов кишок и разрубленных надвое черепов.

Эпический размах в баталиях наглядно демонстрирует эпизод взятия приступом осажденного замка, рассекающие раскалённый воздух свистящие снаряды баллист и порхающий яки Мукаммед Али и разящий, словно муха цеце суровый юноша Гатц.

А облик Гриффиса вплотную приблизился к авторскому стилю Миуры Кэнтаро. Кумир коварных бисёненов обрел выдающейся европейский нос и невероятную мягкость подбородка, щек и скул. И своим изящностью контрастирует с рубленной в фас и профиль физиономией берсерка. Каска, насквозь, до недоизнасилованого феминизма boy-баба, а Зодд страшен как смертный грех автора второсортного аркадного слэша.

Можно долго ностальгировать по старой команде сейю, но больше всех потерял своего фирменного желчного клекота Коркус, лишившись Нисимуро Тамахиро в качестве воксмэна, и еще больше от образа уездного Яго местного значения.

Выложенный на том же всемирно доступном ресурсе OST Haou no Tamago Original Soundtrack, своими меланхоличными хоралами, или же напряжёнными оркестровыми этюдами всерьез угрожает кошельку симфо-готик меломана.

Если еще упомянуть, что в уже заявленных превью-клипах засветились уже немало персонажей прежде не явленных в ТВ сериале – надежды на полноценный, а не усеченный в разных интересных местах ремейк, подлили немало благовонных масел в огонь и подсыпали соль на старые фанатские раны.

Остаётся только пожелать STUDIO4℃ не упасть в навоз светлым челом, а господам пиратам крепости непоколебимых и загребущих рук и зоркости всевидящего глаза. Аминь!


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Мегазона 23 OVA-2 (2012.02.13)

«Стрелки продолжают крутиться, маятник – просто качаться.
Пленники этой судьбы, летим без крыльев.
Захваченные мигом одним, как только пробил час.
Становимся ближе, словно движемся с крупинками песочных часов».
(группа Accept о смене фронтмена и преемственности традициям).

Пришло время запустить машину времени или, как Итано Итиро, снял «Акиру» почти на год раньше даты официальной премьеры. Остроты в сторону, ибо «Мегазона 23 OVA 2» – дело совсем нешуточное. За дизайн и контроль анимации части второй взялся известный (в будущем) любитель трэша Умэцу Ясуоми – в результате, проект, равно как и Юй Таканака, больше получил/а, чем потерял/а при надрыве девственной плевы.

Переосмысливание дизайна, и переделка психического портрета действующих (да еще как действующих) героев, вышли, как нельзя к лицу для неожиданно продлённого и повзрослевшего проекта. Избавившись от детской мягкости черт и инфантильности характеров, почти что новорожденные, герои Мегазоны, набрались ни сколько антропоподобия, сколько живости и подчас вызывающей, панковской экспрессии в своих словах и поступках.

Хотя между выходом первой и второй OVA прошел всего год, глядя на те огромные изменения, что коснулись мира Мегазоны, кажется – между ними пролегла не только техническая, но и идейная борозда в десяток лет.

Если раньше, еще теплилось субтильная надежда на честно вымученный хеппи-энд, то теперь стало ясно – апокалипсис дело дня сегодняшнего, а никак, ну, хотя бы, - послезавтрашнего. Все прогнило в картонном королевстве настолько основательно, что на сцену должен явиться уже не юный Ромео, но принц Датский.

Да и сама Мегазона наконец-то освободилась от архаичности 70-х, с обязательным присутствием беличьих глаз, старомодных шевелюр и вздернутых носиков, натужных слез и полукомичных пауз, созданных разрежать накал нагнетаемых страстей.

Напротив, – как прежде, теперь уже точно быть не может, но как оно всё обернётся в дальнейшем - не сможет просчитать точно и самый продвинутый мега-компьютер. Мир должен рухнуть, но куда приземляться его осколки, – остается загадкой для самого одиозного демиурга-селекционера.

На смену атмосфере гонконгского (а отнюдь не голливудского боевика) явился крикливый в красках и резкий в анимации прото-киберпанковский хардкор, с элементами раздробленных черепов, разбитых всмятку иллюзий, и щедро взорванных городских кварталов.

И, если уж говорить начистоту, а в довольно анархичном втором сегменте трилогии, только так и выходит - физиономий у Умэцу, вышли до неприличия (едва ли не главное определение тенденций творчества этого человека) похожи на его же работу в четвертом эпизоде Robot Carnival.

За кормилом второй OVA был также и Итано Итиро, на совести которого второе пришествие Жестокого Джека в 1988 году, и эпизоды живого монумента брутальности той эпохи, т.е. «Кулак Северной Звезды». Так, что удивляться смачности и пошло-бытовых подробностей в изображении мира байкеров, вряд ли, стоит. Хотя, в сравнении с тем же «Violence Jack: Jigoku Gai», Мегазона в исполнении того же режиссера, куда целомудреннее и явно не столь анатомически достоверна.

Поражает несколько иное – это, то как «рыцари пива и мотоцикла» фанатеют от виртуального аватара Евы и ее, отнюдь не хеви-металлических, гимнов. И, хотя, на майке одного из персонажей гордо красуется логотип W.A.S.P – никаких качёвых риффов с тевтонским акцентом Accept-а или хард-рок разухабистости Motorhead нет и в помине.

Зато, в наличии дух протеста, жирно намалёванного алой жижей поперек мостовой – где под стремительно угасающим солнцем ведут ожесточенную борьбу армейской власти и бунтующие, по доброте душевной организации, байкеры.

В коктейль Молотова, замешанный еще в предыдущей части, новая команда постановщиков добавила высокий процент пролитой крови и немало революционного гремучего газа мятежа. В итоге получилась смесь с отметкой «Danger!!!» под стать «Акире» - взрывоопасная по исполнению, но куда более провокационная, по сути.

К искусственному интеллекту, втиснутому в рамки образа поп-дивы, или же чужеродных стальных лейкоцитов, оказались приплюсованы уже не только уличные потасовки и мото-меха-погони, типичные для первой OVA, но и обширные космические баталии, надломы мировоззрения и коррозия стереотипов.

В противовес всемирному, в рамках космического ковчега, заговору теперь прибавилось и, глубоко личное, и это выражается не только в наличии пастельных сцен и обнажённой натуры. А в том, что по-своему правы все: и те, кто ценой чужих жизней пытается сохранить шаткое равновесие мира и те, кто за счет персонального риска, готовы расшатать точки опоры и вывести на тусклый свет умирающего бытия неприглядную правду-истину.

В Мегазоне нашло свое ярчайшее воплощение местами наивный, и оттого, подчас неожиданно искренний, нонконформизм 80-х, лишённый назидательности годов 60-х или, тем паче, веяний вычурной глэм моды 70-х. До оцифрованной, аскетичной сухости 90-х тоже еще было далеко, герои Мегазоны действуют и поступают, не следуя целью чему-то научить потенциального зрителя, и даже не как носители идей и довольно условных моральных представлений, а как вполне жизнеспособные, хоть и приземленные, представили рода людского.

Так ли вышло, благодаря задумке авторов, или подобная атмосфера родилось, так сказать самопроизвольно, - ответить довольно проблематично. К тому же, право на ошибку, выбор ориентиров и извилистых непроторенных путей, преподноситься публике, едва ли, как ведущий лейтмотив. А финал, где нашлось каждой твари по паре (по хари тоже) отсылает к библейскому тезису о наследовании земли далеко не особо богатых духом.

В свете происходящего в OVA светопреставления, опять-таки вспоминается, «Violence Jack 2», где Итано Итиро просто поймал весьма популярную в те годы трэш-волну, и остался верен ей же в двухтысячных, в экранизируя «Ганц» и «Блассрейтер». В прочем, без сцен каннибализма и откровенно хентайных вклинений, Мегазона все-таки благополучно обошлась.

Порой, «Мегазона 23 OVA 2», до жути похожа на великого и ужасного «Акиру», при этом получив довольно внятную развязку и множество взрослых персон на главные роли, она незаслуженно мало популярна.
И это при том, что количество драйва, общей динамики событий местами даже превосходит фильм Отомо Кацухиры, да и детализация техники и индустриальный пейзажей, ему же под стать. Однако приходится признать - всему этому великолепию остро не хватает аккуратности и четкости, планомерности в обработке, этакого ювелирного блеска.

Возможно, в этом сказалось вина, заметно к этому времени, устаревшей технологии анимации. До 24 кадровой плавности «Акиры» еще почти год, а многочисленные детали в Мегазоне, выглядят грубее и резче, и человеческий глаз перестает замечать их на фоне, быстро сменяющих друг друга, листов целлулоида, превращая наслаждение в утомительное и спорное занятие.

И, даже несмотря на эти обстоятельства, Мегазона 23 – произведение не менее достойное называться «классическим», наравне с «Акирой», и если не мега, то ультра внимания к своей персоне явно заслуживает. И это становиться предельно ясно, достаточно провести параллели с трилогией Матрицы. Ведь уж над этим миром коллективного обмана, созданным братьями Вачовски, витает зримый призрак копипастинга не только «Ghost in the Shell».


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Мегазона 23 OVA-1 (2012.02.09)

То Nausica

Не соглашусь с вашим мнением по поводу второй OVA, хотя голосовал за него, в отношении полезности обзора на первую часть. Удивляет иное сударыня - мы в разных странах, вы Европе, а я в Азии почти в одно и тоже время смотрим далеко не новое аниме!!!!С меня обзор на вторую часть Мегазоны!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Top Secret: The Revelation (2012.02.04)

То effrit
Ничего, батенька - это лечится! Вот и у меня "Нелюбимый" любви не вызвал. И у меня случались разочарования, но прошли. Предлагаю смотреть классику, "Песню ветра и деревьев", там яой не фильтрованый, густой и наваристый.

А предупреждать никого не надо - в наше время все куда проще, скачал первую серию и тогда смело примеривай на свой лад и манер! И, если не по нраву, не надо насиловать себя и пытаться всему свету по секрету рассказать о бяках и буках. Я вот, к примеру, громко молчу про "Изгнаника ТВ-2" или про "Венец Греха".


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Гениальная вечеринка (фильм второй) (2012.02.04)

«I don't like the drugs, but the drugs like me».
(Мэрилин Мэнсон после одной вечеринки).


«Genius Party Beyond» – шум и гам, налетевшие отголоски музыки и нежданно нахлынувшие чувства. Кола, beer и ЛСД – можно заглотнуть залпом, задержав дыхание и подкатывающую к горлу волну субъективизма.

Но не запрещается – цедить лежа на диване, одурев от подступившей меланхолии и обступивших толпой образов и набежавших сновидений.Смотреть – в любой очередности, по часовой стрелке все 80 скоротечных минут, или против шерсти, в разброс и непоследовательном порядке. Ведь на то, она и Genius, чтобы быть, хотя бы, Party!

4)«Tojin Kit» - это хмурая пелена смога, проглотившая пеструю галлюцинацию запрещенной реальности!Сумрачный мир кибер-панка, где игрушки – играют людьми, а механические марионетки, с разбитыми головами, выглядят куда более живыми по сравнению с людьми, с промытыми до стерильности мозгами.

Всё та же знакомая по «Технолайзу» серо-коричнево-зеленая цветовая гамма, почти такое же, осязаемое погружение в дебри железобетонных джунглей навязчивых параноидальных снов.Неспешно и хищно ждет своего зрителя, и свою жертву, ипохондрия захламленного высокими технологиями мира, прелести душной квартирки и геометрия, словно насильно связанная в узлах узких улиц (ультра У) и замусоренных тесных перекрестков.

Максимально реалистичный дизайн лиц и пропорций фигур, и все так же много нонконформизма и автоматизации сплина. На пути следования сюжета – железнодорожные пути и «мертвые», глухие тупики, грязь в подворотнях и отпечаток греха на истрепанных и, словно изношенных, физиономиях. Человек, как слепой придаток общества потребления, и, как бунтующий протез, неподвластный службе слежения.

Множество деталей в интерьерах индустриального гетто и минимальное количество, отраженных на лицах персонажей, эмоций.Повествование – серо, как пепел, и печально, как мертворожденная мечта футуристов. Шум техники, шорохи и вздохи, плеск развороченного случайным ударом мозга и пузырящаяся почти анатомическая «иная жизнь», сокрытая в тряпичной жабе. Игры сознания, где нет начала, но есть ошметки эпитафии и смерть в конце. Dead-end.

1)«Gala»- музыкально-анимационная фантазия для детей от 30-ти лет и выше, достойная сравнения с концептуальной новизной балетов Стравинского.Азиатский вариант ответа диснеевскому буйству красок и океану звуков, но без танцующих бегемотиков и Микки с разбушевавшейся волшебной палочкой.Вместо него, вырос и дал урожай (громогласный - имеющий око да увидит), гала-концерт под дирижёрским контролем Махиро Маэды, - этакий гибрид фольклорных мотивов и ВДНХ японской анимации за последние лет этак …тцать.Мистический праздник урожая единственного семени, насыщенный хлорофильным драйвом, чудо селекции сцен, времени и действия.

Ко всему прочему, Маэда не забыл прирастить к своей огородно-парковой пьеса весьма модерновый нетривиальный эпилог с подтекстом. Бросил в щедрую почву многомерных 2D и 3D пейзажей, рукой мастера, также и зачатки сочных ростков экологии души.Не обошлось, конечно, и без иронии, чего только стоит превращение «кота в шляпе» с магическим взмахом волшебных бубенцов, появление певчих птичек и финальный аккорд Деда с Дудкой.

Не буди лихо – спи, себе тихо! Ну, а коли явился незванный гость, что порой хуже дикорастущей флоры, без участия мифологической фауны, точно не обойдется.Проснись и - пой, но честнее, засыпай пританцовывая. Пасторально-разрушительная сюита, в которой даже фальшь, разыграна точно по нотам!

3)"Moondrive" – уже не аниме, еще не Тарантино! Ленивый «лунатичный» панк-трэш во всей своей протестующей красе нервно курит в сторонке и сбрасывает пепел на головы любителей арт-хаусной манерности!Скособоченный кивок на лавры «Добермана» - аниме-бунт, бессмысленный и беспощадный. Пародия на стиль автора «Криминального Чтива», и фильмы Гая Ричи - безудержная по наглости и вязкая по монтажу, вот что я вам доложу! Скорее Party, чем Genius.

Граффити-стилистика порно-комиксов, гротесковое насилие и карикатурный матерный стеб над жанром приключений, неудержимый в своей беспардонности, своего рода рисунок - зрительная обманка, творческий посыл в одно хорошо изученное место – в жерло вулкана.Банду гопников облапошили и отправили на поиски сокровищ, а зрителя – смотреть на эти замысловатые телодвижения и загогулины сценария! Смело – помыть руки и продолжать просмотр!

3)"Wanwa the Puppy" – сны ребенка в обрамлении мании преследования – без границ влияния трехмерных координат, свободное от рамок творчества и канонов его порабощения.Паническая атака для повзрослевшего тролля с участием великана, щенка, лучезарной и животворящей мамы, без удержу – крикливо, свежо и настырно, словно карапуз, переевший модуляторов сознания. Акварель и масло, карандашные эскизы и компьютерное моделирование.

Арт-хаус во всей аляпистой красе, нечеткие контуры – но линейное построение, перетекания, трансформации и деформинг. Возвращение в детство, когда яблоки казались укуренее, а трава – слаще.Хорошее средство пощекотать палочки и колбочки сетчатки глаза, взбудоражить зрительные рецепторы и напрячь мозжечок и центр равновесия во внутреннем ухе.

5)"Dimension Bomb". Скажем, это была бабочка, пролетающая над лугом – хотя, это скорее похоже на взрыв напалма в расшатанном употреблением производных фенилалкиламина, сознании Моримото Кодзи.

Роды человеческой души из недр, ужаленного передозировкой синтет-адреналина, воспаленного мозга. Коктейль из концептуальных образов и мысле-форм облачённых в одежды клипового спид-слайд-шоу, психоделия и имитация реактивно-ракетного психоза.

Ураганный рецепт, чтобы выпить и расслабиться, или в зависимости от типа ЦНС, отхлебнуть и – напрячься. Juno Reactor и наслоение диалогов, тут и гонка через тернии пространства, и хаотичный, почти бессвязный бег сквозь времена и события.Падение в бездну режиссерского отчаяния, и вознесение на Эльбрус, дабы умереть одному и воскреснуть другому. Страх и ужас, примирение и расставание, катарсис и мозгосотрясение авангардного монтажа, аппликации героев и слияние неслучайных встреч в стиле незабвенного Дэвида Линча.

Разрозненная хронология событий, параллельные грани принятия внутрь и отторжения наружу, потеря и обретение, горе и умиротворение, изнасилованное амфетаминами чувство прекрасного и, взорванные риталином, представления о построении монолита сюжета.

Повышенная активность, которая моментами становится гиперактивной(сверхпродуктивной),и к финалу, с повышением дозы психостимуляторов, становится почти живой иллюстрацией, экранизацией парейдолии. Т.е. сенсорной иллюзией дополнения, которая выливается в формировании сложно искаженных видений, в качестве основы которых выступают детали реального объекта.

И тогда смутные и аморфные зрительные образы воспринимаются, как что-либо отчетливое и определенное — фигуры людей и животных в облаках, изображение человека на поверхности луны, «скрытые сообщения», слышимые при реверсировании аудиозаписей… просмотре Dimension Bomb.

Не юношеские ФуриКуричневые изыски канабиса, но ВкурилДури, и не смог до самого конца выдохнуть! Сон, который смотрит человека, экспансия иллюзии, преодолевшая границы обыденности. Взрыв представлений многомерно-крупной величины!!!


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Большой О (2012.02.03)

TO ExtraNeous
Тык он и собирался, но тут случилась, будь она неладна, пневмония! А сейчас он занимается сайтом по анимекошкам!А за вынос мозга - спасибо. Люблю напрячь извилины потенциальному зрителю!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Top Secret: The Revelation (2012.02.03)

Тo effrit

Опять вы, с упорством достойного лучшего применения плутаете в лесе так и не пристегнутых половых признаков сенен-ай. Вот именно, мужицкой любви, и не как иначе, где нет ни начала, не должно быть развития (в моментпоявления яоя как жанра -любое развитие отношений невозможно априори) и нет в связи с вышеизложенным и финала.

И еще, что, кто-то мужчин бисёненов кого-то в сериале все-таки надлюбил, а то я увлеченный детективной линией, как-то упустил из виду попащипательные подробности?!

Или все-таки был не только мальчик, но расследования, раскрытые дела и прочие атрибуты не только любовной драмы однополых любовников?!

Вот "Подонки Тьмы" -это якобы мистический детефектив с красавчигом Доктуром, а в "Разоблачени" зачем-то еще и дела раскрывают и находят убийц, а не только кружаться в экспрессивном танце гомофильной привязаности!

А насчет, манер - ну сколько можно повторять -автор манги никто иная, как фемина. А эмоции у прекрасной части телезрителей и авторов, кстати тоже всегда будут преобладать над здравой логикой.

Вот и вы , почему-то, вместо того, чтобы наклевать и забыть на такой противный сериал, всё возвращаетесь к нему и возвращаетесь, и устраиваете ему тот еще пиар, странно сударь, вам не кажеться ?


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Священная семерка (2012.01.31)

Рецензия хороша - долго смеялся, такая добрая злая ирония!Браво!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Top Secret: The Revelation (2012.01.28)

То effit
И насчет президента -это вы тоже перегибаете палку. Если быть таким категоричным, следует прекращать смотреть на первых сериях все детективы - ибо всё менты продажные твари, так что ли выходит?! Кстати - привет земляку!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Top Secret: The Revelation (2012.01.28)

То effrit
"Работяга" хоть и замечательный сериал с прицелом на взрослую женскую аудиторию, но ни разу ни триллер! А сравнивать совершенно не тождественные по жанру сериалы - дело неблагодарное и пустое.

И, кстати по вашей тираде возникает ощущение, что "Разоблачение" вы не осилили и забросили после 4-5 серии и не дотянули до серий про маньяков и прочего весьма не мягкого и пушистого!

Вы желаете разоблачения, как говаривал классик - так получите!
Видеть везде яой - тоже часть "женской логики." Беспорно элементы сёнен- айя в этом проекте от Мэд Хаус, в наличии, но по сравнению с мангой, в сериале его в разы меньше.

Да, сентиментальности, и душевных терзаний в данной японском творении - очень много, другое вопрос -детективы страдают над нравственными дилемами, но работу свою всё-таки исправно выполняют.

Не хотите же вы сказать, что на этом шатком основании "Преступлепние и наказание" -женский роман. К тому же 90 японских детективов сосредоточены на все тех же чувствах и переживаниях, в этом вся азиатская специфика. Вы не ханжа - просто слишком эмоционально подошли к оценке.


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Библиотека Данталиан [ТВ] (2012.01.26)

Удивительно злая и точная рецензия! Анастасия Розанова, как всегда, безжалостна к любимому жанру. Может даже стоит глянуть, так сказать, пробежаться любопытным взором по пыльныи тропкам магических фолиантов в женском переплете.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Большой О (2012.01.23)

То Tegra53
Чего там не раскрыли? Какие-еще тайны? Да не разжевали до кашицы, так и логических выводов показанных намеков анализировать никто не запрещает.

И какая еще, к механизированым чертем "подрога Бонда"?! Это ж архитипичный белокурый ангел сулящий неприятности частному детективу. Если поминаете нуар , надо же иметь о нем хотя бы иметь минимальные знания по сути вопроса. И про "Прокси" - пустое эхо. "Биг О" появился чуть раньше "Матрицы" Вачовски, так что это сериал предтеча, нежели куда побее поздний "Эрго Проксию".


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Многоцветье (2012.01.23)

«Don't Try Suicide...».
(группа Queen о насильственной эфтаназии).

Падшая во грехе душа – встань с метафоричных колен и иди на прозаичную твердь земную! Или лучше – лети! Ничего не бойся, ты - уже давно всё потеряла. И пусть после падения может быть немного больно и горько осознавать и слишком многое узнавать в подробностях, но, знаешь ли, - в жизни (усталый зевок) – всем жить не просто.

Или чему Вас там учат–мучат в школе, художественном кружке особо не эстетичных одиночек, тесном до дискомфорта семейном многоугольнике проблем?!

Тебе выпал счастливый билетик на повторное падение, не упускай – Stairway To Heaven. Так отправляйся же ты, замутненная душа, со стерильных небес на грязную инфицированную пороками земную юдоль – только помни, за милосердие надо многим отплатить, а пеня за просрочку платежа может взлететь до заоблачной высоты.

Вживайся в роль некоего Мокото, рисуй пейзажи и иллюстрируй радикальные черно-белые особенности переломного возраста. Пусть оценками не блещешь, талантами ты (теперь уже и ты?!) не обделен, как подчас навязчивым, но участием.

Попытка самоубийства – явное желание привлечь к себе внимание, и его теперь уж точно не будешь лишен. Если уж так накипело – твори, чего твоей душеньке угодно - покупай новую прическу и причесывай модные кроссы. Ломай старые порочные традиции или заново закладывай фундаменты новообретеных связей и контактов.

Пусть у твоего проводника и супервайзера нет крыльев – зато хватает сарказма, и направляющий, и указующий удар головой ангельски точен. Зато без розгосечения излишнего морализаторства. Ведь что есть типичный подросток в нестандартном ракурсе самовоскрешения личности – как не мятежная инферналья эмо-сущность.

Тебя, конечно, обязали, но ничего не навязывали – свобода маневра оставлена на твоей отформатированной совести. Хочешь, вставай в позы, коли желаешь – начать с чистого листа новую картину – так бери краски в руки и живописуй новый ремейк последних серий Евангелиона.

За пару смелых мазков на полотне сюжета, за несколько отчаянно смелых штрихов бунтующей натуры – еще никто второй раз убит не был. Вот, сколько живых мольбертов пред тобою кружатся вокруг да около, и явно неказистых и подозрительно красочных, и на вид сладких.

Только помни – ради такого дела даже Аристотель поссорился с Платоном. И тебе тоже не престало валяться на больничной койке в объятиях рефлексии и тинейджерской апатии. Встань и беги, отряхнув прах со стоп своих и пыль, с успевших заржаветь отношений.

Можно в направлении ближайшего love-hotel, хочешь – подальше от опостылевшей и чужой (ведь, правда?!) японской семейки адамс. Отец ушел с головой в работу, мать пошла в разнос и налево, а старший брат - настоящий чемпион мира в тяжелом весе по косым взглядам и недомолвкам.

Хочешь, следи и выпытывай – только помни, что камня за пазухой не утаить, и невовремя приспущенных трусов не скрыть. Если желаешь, демонстративно игнорируй и энергично третируй, одноцветная палитра подростка ни у кого не вызовет подозрений в подмене, ты никому и ни чем не обязан, кроме Босса, естественно.

Ну, а если найдешь пути сообщений близкородственных и не особо душ, направишь старый и расшатанный разочарованиями трамвай родственных отношений на рельсы стабильности – никто, кроме дьявола и лукавых критиков не обидится.

Поучать никто тебя не собирается – всё сам своими силами и со своими травмами и душевными ранами. Если не получится – не на кого будет потом переложить вину, если успеешь и добьешься – того и гляди: свято место пусто не будет.

Пусть у ангела так и не окажется крыльев, а людям и слава, Создателю свойственно не только ошибаться, но и находить правильные ответы на извечные вопросы.

Пока на переднем плане то ли небесная высь, то ли подводная бездна – центральная фигура (пусть конь, а не скажем, ферзь) на самой периферии сознания заплутала в закоулках сценария, личность взрослеющего ребенка. Лучше рано, чем никогда – однако корка максимализма, должно быть, сломлена уже готовым к рождению птенцом.

Оттенки часто оказываются важнее основной гаммы, тогда предсмертные наброски отдельно взятого самоубийцы расширяются до уровня этюда под названием: «Приглашение к жизни».

Окончание 127 минут - только прелюдия к эпопеи. Сколько их будет – логичных разочарований и нелепых надежд, грустных встреч и забавных расставаний?! Поживут (вот именно так, и не иначе) – тогда и увидят!


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Tekken (2012.01.20)

Включил монитор -а там, булькает и бухтит Оно.
Пафосом полно и потому бередит огрызки сознания.
Надел перчатку - нажал Delete -прочь уплыло!
Уныло, серо и уже давно стерто без всякого сожаления.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Tekken: Blood Vengeance (2012.01.20)

«Как холодильник, я сделаю всё самое теплое для тебя и твоего человечества!
-Сделай мне эспрессо! И пусть ад немного подождет, пока мир рухнет в его горячие объятия!»
(из рекламного ролика тематического парка по спасению особо привлекательных особ обоего пола).

Дай Сато – знаменитый дока по плетению особо крученных сюжетных веников. На сей раз в его ловкие руки попала уже вторая попытка перенести на большой экран гейм-эпопею лучшего 3D файтинга современности, т.е Tekken.

Экранизации файт-натюрмортов – едва ли не самый опасный и неблагодарный труд для любого постановщика, ибо фанаты съедят, но будут громко морщиться и всякий раз отрыгивать проглоченное, и снова безжалостно пережевывать эрзац на форумах и чатах.

Предметы натюрморта, свои персонажи-овощи и те еще фрукты-герои будут возникать из ниоткуда, бросать несколько высокопарных фраз, пару соперников и исчезать в никуда с воистину игривыми заявлениями.

А люди пришлые и непричастные к гейм-плею – изначально обречены быть посторонними зеваками, беспомощно хлопать ушами безрезультатно силясь разгладить морщины на набухшем мозжечке, пытаясь собрать кусочки пазла, и не подозревая, что производители изначально не доложили как минимум четверть фрагментов.

В итоге в выигрыше оказывается только всегда недовольные критики, которые остается, подбирать крохи с чужого стола и плотоядно облизываться на давно обсосанные сюжетные кости и проводить унылые параллели с куда болей эффектно отрежиссироваными предигровыми интермедиями.

Как подтверждают многолетнее наблюдения – перенести весь арсенал ударов, комбо, суплексов пока никому не удавалось прежде, и, учитывая, как развивается индустрия, точно также будет в обозримом будущем.

Ведь бюджет не резиновый, как бы, не были, хороши латексные куклы в качестве манекенов по отработке стандартов кавайности, жадные спонсоры урезают финансирование, и постановщикам судорожно проходиться занимать время показа между поразительно не частыми поединками чем нипоподя.Причем, настолько обильно и неприлично бесстыдно, словно они хотят снять любительский трехмерный хентай, но им никак не дают…ни возможности, ни остатки совести.

И все же постановка Tekken: Blood Vengeance, примечательна как раз таки умением, заполнять паузы между хуком справа и вертушкой сверху, Дай Сато, наверно и для порно, умудрился бы написать нескучный сценарий.

Полон Tekken: Blood Vengeance не по-анимешному чрезмерного жестикулирования. В этом он во многом сродни экранизациям азиатских дорам и может смутить неподготовленного зрителя количеством телодвижений, кавайных ужимок и страшно патетичных гримас.

В остальном Tekken: Blood Vengeance, типичное аниме-продукция в стиле: «Сьел - не стошнило - и порядок!!!»

Много в нем визуальной карамели в работе дизайнеров, ручной лепки пейзажей, пластиковых бюстов и силиконовых бедер, патоки липко-лирической и зефира, заявленных, но нереализованных трогательных (хентай, не зря помянут) закадровых отношений.

Сцены в душе (по яойному сначала господа, уже потом дамы), почти школьной осмысленности диалоги и много, скорее МНОГО неопределенных злодейских замыслов и невнятной геройской пантомимы.Роботы и демоны, генетические эксперименты над героями и бесчеловечные опыты над постоянно пытающемся заскучать зрителе.

Пестро как в рекламном проспекте (сделаем вид, что это не пиар-акция), шустро в моментах накала членовредительных страстей, авторы с силой многоопытных реаниматоров воскрешают душегубов, и не как не могут прикончить миротворцев со стальными кулаками и не менее прочными головами.

Чем дальше в трех-сосновый лес, тем больше падших осенними листами ангелов и погибших красавцев, сокрушительных для интерьера выпадов и болезненных для сатириков, реплик. Своего рода и консистенции «Отцы и дети» и дедовщину в древних кланах зловещих корпораций никто не отменять и не думал.

Что обсмеяли в «Маске», пригодиться в Tekken, все ходули заранее приготовлены и отлакированы до блеска механические протезы чувств, семейные рояли набиты засланными фугасами, котам и пандам сделаны инъекции бычьего стимулятора, на стенах гостеприимно висят базуки и РПГ, вот только одно смущает.

Такое ощущение – всё происходит на полном серьезе, от цитат из «Терминатора» до тропов из малохольных сценариев других частей игры, ни одной иронической улыбки, но грамма кислотного сарказма. Словно в третьесортном американском порно – отработали и разбежались, ничего лично, детка, its just а bissness.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Радиосигнал от чудачки. Юноша на связи (2012.01.20)

La_Croix

Действительно, Симбо, как всегда такой Акиюки. Кажется, он уже просто не может жить без фриков и чудиков. Да, МОЭ, я бы даже сказал местами ГАРЕМНИК, однако сделано типично с изрядной долей иронии и свежо (что не может не поражать после Канона, Эйра и Кланада) и обязательно с адекватным восприятием ненормативного поведения других, со стороны как минимум центрального персонажа.

Хорошо, что запланирован второй сезон, иначе "Радиочудачка", так бы и остался сериалом с неполностью реализованным потенциалом. Потому, как многие весьма примечательные персонажи, чего только стоит тип с говяжей серьгой в ухе, не раскрыты, хотя и успели заинтриговать. Ждем второго сезона. И когда только Симбо возмется за жанр Меха?! Некоторые наметки уже были в "Похитителе душ", только этого мало!!!


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сумерки Кью (2012.01.16)

«Внимание! Просмотр данного файла может привести к необратимым изменениям в вашей психике».
(из прочтения мелкой надписи на одном подозрительно непримечательном диске).

Предупреждения излишни, опасения – не напрасны. Ибо пока во времени прыгали и перемещались, еще не поступившая в серийное производство фотокамера, и до сих пор не потерявшая с 80-х, обаяния любознательная барышня с хорошим загаром и родинкой созданной для целования – они пришли и захватили.

«Кто» именно – спросите вы? И «что», они захватили и оккупировали? Ваше пристальное внимание, господа, и ваше эстетические оправданные и бурные лирические предпочтения, многоуважаемые дамы.

Вот и в «Twilight Q» набежавшие сумерки сознания поглотили коралловый атолл лирической фантазии. Романтическое допущение первого эпизода трансформировалось в авторской трактовке до постмодернистского антисолепсизма, в жизненном пространстве сегмента второго.

А в сумме впечатлений угол преломления оказался абсолютно не равен углу падения зрительской челюсти на минуте этак 60-той.

Вольность чувств Мотидзуки Томоми - как иная сторона игр разума Момору Осии, Dark Side of the Moon – как оппонент «Яйца Ангела».

А яйца (то есть зрители) не учат курицу (авторов, стало быть), как надо вынашивать в чреве своего мозга авторское кино. И уж, тем более не смеют критиковать, философскую меланхолию и сосредоточенную на фабуле, нарочно статичную, почти фотографическую аппликацию кадров.

На все кунштюки – найдутся неоднозначные ответы, особенно если читать между строк и дописывать необязательные эпилоги, после потрошения летучих птиц ведущих авиакомпаний. На антитезы сыщутся – противоречивые антагонисты, на все хронологические хиазмы найдутся – не менее блистательные алогизмы.

Девушка нашла затерянную в волнах океана времени фотокарточку. На ней – она сама и какой-то незнакомый, но явно симпатичный парень. Вот только – это лишь первая узловая точка и неясный календарный ориентир в беге по поверхности листа Мебиуса.

В последующем – кульбиты и многочисленные сюжетные сальто: проблемы экологии окружающей среды и кружащейся в непрерывном хороводе нырки и внеочередные, но стремительные провалы во времени, сценарные ходы и авторские перешагивания.

Одна отдельно взятая в оборот песочных часов девичья судьба в исторической перспективе подавленных мятежей и несдержанных мальчишек. Краткая встреча на могиле и многолетнее расставание на палубе лайнера, почти все взаимосвязано как подводные течения, хотя и взаимоотносительно, словно перемещение стрелок на циферблате.

Слишком кратно – чтобы развиться и оформиться, слишком лаконично, чтобы остаться разрозненным куском на бестолковом мольберте романтической новеллы.

Бесконечная восьмерка – жизни, смерти, разбросанных во времени встреч и разведенных по полюсам многолетних расставаний. Она не нами начата, не нам ее и прерывать!

Самолеты покрываются чешуей, а череда сыщиков теряет разум и ощущение непричастности в лучших традициях Хичкока. Странная семья, живущая в несуществующем доме на несуществующей земле, под бдительным оком детектива – ассимилирует его и заодно и всю окружающую за 30 минут аскетичную действительность, созданную с помощью фотомонтажа и закадровой исповеди рассказчика.

Самолеты – исчезают, загадки бога-ребенка остаются, плещется рыбина в аквариуме, разеваю в безмолвном удивлении рты неподготовленные критики.

Кендзи Каваи нагнетает обстановку, дух арт-хауса крепчает и вливается потоком сознания в неокрепшие умы, гипнотически не спеша и неуклонно. Риторические вопросы получают в качестве ответа оксюмороны. Полумрак сознания – рождает Twilight Q.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

TSF Monogatari (2012.01.12)

Хентай с сюжетом Уроцукидодзи 1 и ни в коем случае не Блек Бабл!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ловцы забытых голосов (2011.12.19)

«Куда же мы придем?!
И, что мы делаем и, что в ответ найдем?!
И, что ты знаешь о конце пути?
Дойдя до края – просто отпусти,
Все то, что бережно хранил, по глупости когда-то упустил!
Ты оглянись вокруг,
Не ясно кто твой враг и кто твой друг.
Потерянный сейчас и найденный в прошлом нежданно и для нас».

(почти случайно подслушано из раковины радиоприемника).



После окончания работы над «Пятью сантиметрами в секунду» Макото Синкай заявил, что большинство его предыдущих произведений рассказывали о людях, вынужденных расстаться с теми, кто им дорог. Но теперь он намерен развить эту тему еще дальше и создать фильм о том, как преодолеть эту потерю. Несомненно - это стало громким заявлением, ровно, каким и был ажиотаж, вокруг да около премьеры и кинопроката Hoshi o Ou Kodomo.

Это вылилось в долгие ожидания, пересуды и разнообразные толкования. И логичным итогом всех сомнений и опасений - выступила очередная ступень его режиссерского перфекционизма. Напряженный авторский труд, с тщательно недорисованным до злоупотребления пафосом (ибо музыкальное сопровождение предрасполагало) и аккуратно купированной экзальтацией (так и иные мизансцены в трейлерах заранее настраивали и расстраивали).

Как известно - перфекционизм проявляется в стремлении довести любое действие до идеала. И на сей раз Синкай хотя бы внешне, довел свой стиль до уровня классических работ Хайяо Миядзаки, с которым прежде, авансом, его не раз сравнивали. Это вызвало яростную полемику и споры, которым вероятно уготована судьба, растянуться еще на многие годы вперед.

В его постановке «Ловцы забытых голосов» - эхо налетевшей издалека-далеко полузабытой печали. Едва слышный, среди наносных помех восприятия и посторонних шумов заимствований - голос детских потерь, тихий шепот взрослых горестей. Суровые уроки запретных знаний о тех дорогих и родных, что покинули их и нас. Происходит взаимосвязанная отдача - от героя к герою, от полукровки к закоренелому чужаку, от одного близорукого персонажа к другому полуглухому критику судьбоносных решений.

«Ловцы забытых голосов» - мелодия, крутящаяся в сознании, в качестве лейтмотива конечности любой жизни и тяжести бессмертия для исстрадавшейся души. Ведь так только хуже, когда годы разлуки неспешно ползут от даты к дате на календаре, а любовь к финалу неудержимо просачивается меж пальцев.

Нашлось здесь место и для ярких и разноречивых оттенков чувств, пугающих теней потусторонней жизни, всполохов утраченного наследия древних цивилизаций, огненных языков теплых, иногда даже обжигающих мыслей и вечно тлеющие угли концепции. Неосязаемы, как сны младенца или пепел прогоревшей дотла разлуки - рекапы, стали вязкими и как разлагающаяся плоть мертвеца - полуночные кошмары.

Грани одного и того же: потерявший руку, Сэн, и однорукий Хранитель, жадные до знаний спец. службы и вечно голодные, Пожиратели. Схожи люди, рвущиеся за Врата, и мальчишка, сбежавший в мир - поездов, беременных учителей и вечно занятых на работе, матерей, пронзительная прощальная песня и тихая смерть белко-лиса.

Всё слишком взаимосвязано, и закольцовано: чаяния и неосторожные надежды, многозначащие поступки и однозначные взгляды на происходящее, чтобы списать трудности перевода для каждого среднестатистического безликого, словно призраки с горящими глазами, зрителя – на незрелость Синкая, как драматурга.

Непривычен для Синкая драйв, вклинение монстров, блеск оружия и появление в темноте приближающего мрака, оживших кошмаров и страшно реализованные мечты о счастье.

Пластика изображенных фантастических существ, достойна лучших анимационных находок «Джибли». Примечательна - бурлящая жизнью жидкость (viva vita) во всех её ипостасях: от пузырящейся слюны Хранителей до бурных вод рек, и ручьев затерянной страны Кетцалькоатлей. Лучше, нежели прежде гибкость, и грациозность движений, открытость и экспрессивность мимики героев – Синкай растет над своими любимыми стереотипами. Да так, что любой «чайник» уже может обойтись без упоминания «проводов, перекрестков и электричек».

Изначально заявлен диаметрально противоположный образ мировоззрений, в Аид нисходят два Орфея, но у них разная Эвридика и, уж точно, разная Муза. А конфликт усиливается до почти неразрешимого. Ведь без новых жертв дилеммы: «выбрать – ради жизни, смерть для другого», не дотянуться до желанного приза. Не вырвать из рук древних – самое дорогое и заветное, не потеряв части себя, быть может, самого главного – ростков милосердия в сердце.

Чем искреннее Асура, тем более резок и погружен в себя Морисаки, два контраста, два человека, идущие разными путями в едином направлении. Впрочем, в характере этой, воистину, миядзаковской барышни (комплемент выше всяких похвал) быть не по годам мужественной и ответственной. На вот такую, чересчур трудолюбивую персону, вечно готовы повышать обязанности школьной старосты, хозяйки дома, и воспитателя для своей вечно погруженной в деловые хлопоты мамаши.

Даже стойкий к лишениям походной жизни Морисаки, не скрепя сердцем, готов возложить на неё заботы по созданию уюта и питанию бренного тела. Асуре – не дают поблажек, малознакомый лидер чужого народа поручает родного ребенка, спутник по странствиям – относиться, как к равному себе, не щадит и не балует. Спасение, даже если оно приходит на время и почти уже не вовремя – надо заслужить, не красивыми глазами и вымученными слезами.

Как не парадоксально звучит, но Асура едва ли не идеальный пример для каждого мальчишки в сёнене, лишённый грубого натиска, свойственного для тинейджерского запала, который проскальзывает в том же Сине. Что поделать - эмансипация берет своё, девочки самостоятельно начинают свой поиск мужского идеала для отца и мужа, дело Навзикаи обретает новое прочтение.

Многомерности образов в «Ловцах забытых голосов» способствует отсутствие классических злодеев – простых побуждений и однотипных персонажей. Лишен он канонических сподвижников - есть только ненужные пророки и пришлые апологеты. И, куда больше оттенков и полутонов, чем принято для сказочной (special kodomo) палитры чувств и оценок.

В интернациональной саге с общечеловеческой фэнтазийной окраской смешались кривые восточные клинки и остроконечные лошадиные попоны крестоносцев, ковровые узоры кочевников и религиозные традиции культур оседлых ремесленников.

Рискнувший многое узнать - потеряет больше, чем любопытное око, отважившийся пересечь границы – падет, блеснув на прощание огоньком несбыточной мечты. Все возвращается на круги своя, мертвым быть хранимым в памяти, потерянным, но живым - быть забытыми на краю заповедных земель.

Асуна и сама, точно не знает, зачем готова отправиться в путь - дабы найти Сэна, или всё же, чтобы вновь обрести умершего отца. Зато, перед взором Морисаки есть только путь вперед, несмотря на трудности, скорее вопреки возникающим сомнениям и препонам общепринятого долга «зрелого учителя и новоявленного старшего брата». Свои долги он оставил, пересекая границу Агры, тем больнее достанется для неразборчивого в средствах, при достижении его столь желанной цели.

Сохранилась фирменная качество раскадровки Синкая – пролетающие птицы, стрекозы, бабочки и прочая отрада энтомолога, искренняя робость подростка, безграничные облака и безбрежное звездное небо, слабая надежда на встречу, и тяжкий путь к ожидаемому воссоединению.

Новым следует назвать игру с бликами на предметах, драматургически задействованными в сценах. Блеснувшее лезвие кинжала или часть ружья, как предвестие нарастающей опасности. Блики на очках устремленного только на одной цели Морисаки, и они же на разбитой музыкальной шкатулке, в момент потери всех жизненных целей и ориентиров. Сияние голубого кристалла и пелена почти полярного сеяния, множество примеров и способов проведения ключей (клавишей) для детального погружения.

К проявлению перфекционизма можно отнести и энергичный напор сценария, бег от события к происшествиям, обязательное «хождение за три моря» и долгий путь до обретения цели и смысла, непересеченные прежде нити дорог и поросшие мхом тропинки судеб.

Он лишил мир Агарты части важных деталей, но оказался щедр на богатства трактовок. Потому композиционно «Ловцы забытых голосов» - куда ближе к эпосу с горьким философским подтекстом, чем к головоломному магическому квесту, или открытости сказочно-приключенческого жанра.

В итоге все получили свое: довольные и не очень, преданные и ярые сомневающиеся. Древние цивилизации - подземный мир умерших, человеческий мир – бездну не смирившихся чувств и, необузданных временем и пространством, желаний.

Рука взрослеющего мастера - узнаваемый почерк, в котором сплетены и «пасхальные яйца», реверансы и ловкое обыгрывание цитат. Пестрый и красочный, окружающий героев и череду событий, многомерный фон – так и оставшийся, на сей раз, декорацией, не затмивший характеров, и не заслонивший прихотливого орнамента сюжета.

Тот же самый перфекционизм сыграл со зрителем и автором злую шутку – к изначально завышенным ожиданиям присоединился скептицизм и буквоедство. Порой остро чувствуется, что в гонке за наилучшим результатом не удел осталась та самая скрупулёзности, повышенное внимание к мелочам, что так выделяют работы маэстро Миядзаки.

Отчасти «Ловцам потерянных голосов» зримо не хватает идейной сцепленной сцен, лаконичности в постановке акцентов, неразрывной цепи непрерывных мизансцен, можно найти упущения, порой отмечается некоторая сумбурность повествования. Впрочем, давно было ясно - Макото не волшебник, он только учиться.

Вот только на все возможные претензии к фильму и его создателю, следует указать на созвучный фильм «Brave Story», с которым также было связано немало кивков в направлении основателя Studio Ghibl.

Вот только в случае проекта Gonzo - получился блокбастер в пересказе ребенка, который в упоении перескакивает все, кроме самых-самых красивых и забойных сцен. Что, где, когда и общая концепция понятны, но, если нужны связи и перекрытия – строить и додумывать надо самостоятельно. И потому, свободного места, рыхлости и аморфности сценария, непростительно много. Кто виноват, исходный вариант или студия, неважно. Умение обыгрывать классические цитаты, или те же узнаваемые дизайны – мастерство доступное единицам.

Посмотрите «Ловцов забытых голосов», если не окажитесь, захвачены творческой эволюцией Синкая, хотя бы приобщитесь к тому, как творится история. История одного одержимого перфекционизма, новелла о том, как можно расти в высоту, не зацикливаясь на взятые ранее вершины, не боясь реализовать мечты - несмотря на натиск индустрии и всевозрастающую популярность.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (6)

Сны оружия (2011.12.15)

«Всё, что можно сделать с крысой, можно сделать и с человеком. А с крысой мы можем сделать почти всё. Об этом тяжело думать, но это правда. И это не исчезнет, если мы закроем на это глаза. Вот что такое киберпанк».

Брюс Стерлинг, эссе «Киберпанк в девяностых».


Мечтают ли андроиды об электроовцах?! Желает ли киборг стать жертвенным агнцем на загрязненном нечистотами алтаре утилизации отходов?! И куда приведет бег по лезвию бритвы самого преданного поклонника Гибсона и Пэта Кадигана.

Золото не ржавеет, душа неподвластно тлену, как и классика. Настоящий кибер-панк больше одухотворенная машина, нежели чумазый неформал с металлическим ирокезом.

Однажды они возвращаются из небытия, всплывают из-под тонн погребенного мусора фансервиса и хлама растиражированных фабричных штамповок. Давно позабытые, за давностью прожитых на нецифровых носителях лет, чужаки среди своих, более смазливых и конкурентно-способных товарищей.

Те самые, несуразные и непокладистые в стереотипы, подчас жутковатые, в своей прямолинейности вещи, оставляющие отметины в памяти и сладко-горький привкус солоноватой крови на разбитых губах.Классические киберпанковские персонажи — маргинализованые, отчуждённые одиночки, которые живут на краю общества преимущественно в отдаленном будущем.

«Сны оружия» - сон мангаки Кисиро Юкито, он страшнее кошмаров воспаленного сознания голливудского фантаста Кэмерона. Вселенная трущоб с высоким уровнем развития научных достижений и не менее высоким уровнем нищеты. Вторжение в повседневную жизнь технологических перемен, вездесущая инвазивная модификация человеческого тела и глобальная промывка сознания.

В центре повествования, на арене боевых и драматичных действий – мир-антиутопия Gunnm, не зря мангака корпел сначала над сеттингом, и потом, брался за персонажей, все продуманно и логично, даже слишком - для отрывка из многотомной эпопеи.Главный герой жесткого, как клинок гладиатора в НеоКоллизей повествования - падший стальной ангел с вымышленным именем Галли, больше человек, нежели одушевленный робот.Больше валькирия, нежели херувим, сброшенный с насквозь прогнивших небес Олимпа-Залема, и Хьюго - этакий модерновый вариант Оливера Твиста (да еще какой крученный) с хобби достойным Джека Потрошителя.

На фоне этих весьма колоритных и ярких героев не менее интересен Идо, он же кибер-врач Дулттл (переиначенный Маршаком), удаляющий язвы криминала самым радикальным ампутационным способом, и доктор Кирин (нововведение режиссера) – вторая пара любящих, но нелюбимых.Кто доминанта, а кто дополняющий, и усиливающий ощущение безнадеги, выразительный фон – даст возможность разобраться только внутренний фильтр, нежели фокус камеры или указки монтажера.

Две пары персонажей, замкнувших на себе круг горестей и заработанных упорным трудом и самоотдачей терновый венец, сплетенный из колючей проволоки и модернизированный крест мученика и жертвы своих идеалов. История о любви: к мечте, к своему месту на свалке прогнившей жизни, о попытке прыгнуть выше головы механизированного Икара. Всё повязано на любви, крепко и основательно – цепями ложных надежд робота-берсерка и сервоприводами настоящего отчаянья.

Как всё это должно, есть и будет оканчиваться в этом самом лучшем из проклятых цивилизацией и жителями верхнего города мире кибернизированных монстров и технолизированных грешников. Когда реальность антиутопий ракетным молотом сокрушает детские мечты и взрослые иллюзии и наивные заблуждения. Она сбивает самодовольные улыбки с физиономий злодеев вместе с самим лицом, сокрушает сердца бывших праведников, калеча души несостоявшихся святых.

Закаляет души молодых за секунду до вечного расставания, осуществляет заветные желания самым грязным и жестоким способом, который можно купить за кровавые деньги и проданные тела. Побег осуществлен успешно – по частям, в обрамлении стеклянной посуды, на воздушном шаре в необетованые небеса враждебных небожителей.

Мир – где нет закона, кроме силы криминальных боссов и робо-и раболепствующих серых и ржавых масс охотников и мишеней их нападений.Лязг стали и скрежет зубов, обильно пролитая кровь, как смазка шарниров сюжета, и слезы дождей вместо мелодрамы (роботам нечем и незачем рыдать), ну, а людям недоступен трезвый расчет арифметической машины. И там и тут развороченные механизмы и препарированные иллюзии, обманы восприятия и фальшь наигранного понимания. Разорванные в клочья собаки и существа, куда более голодные до чужой боли, чем самые одичавшие помойные псы.

Вместо финального файтинга – окончательная редакция юношеского максимализма, урезанная во всех доступных значениях версия взросления. И только одуванчик, проросший среди стальных сорняков глобального захламления и сточных болот грандиозного надувательства. Только он, как призрак надежды, не известно на что, непонятно для кого.

«Сны оружия» - не предупреждение, сколько уже можно твердить одно и тоже, пророкам и предтечам технократии. Не реквием по мечте, но заупокойная служба с первых кадров до последних титров.

Грубо и просто – чтобы до каждого дошло и докатилось всё, что гораздо позже вылилось в «Технолайзе», и, кстати, студия Mad House – со-продюсер «Tsutsu Yume Gunnm», и это до сих пор настораживает.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Baton (2011.12.14)

«Чем быстрее развивается технократия в современном социуме, тем сильнее заметны антропоморфные корни в достижениях-упущениях футурологов.

(из ненаписанной главы «Перспективы нейрокибернетики» Норберта Винера).

Baton-эстафета, Baton-гонка сквозь три эпизода, времена создания и мысли о творении, руками человека, или же умозрительными средствами предметно-материального моделирования. Люди о роботостроении: андроиды о гуманности и инженеры людских душ о антропоморфности окружающего и иллюзорного мира.

Рассказ о потере и обретении, утрате личного и приобретении всеобщего, общечеловеческого – смысла и причин продолжать бег и бой: от тела к телу, от разума к сознанию и осознанию, прежде всего. Краткая новелла на языке (тема языкотворчества обыграна, умело и ловко) мобильных цифровых носителей и переносчиков вируса неудержимо окрыляющей и в то же самое время, столь же опаляющей любви.

Baton - это также и полет-вознесение от тезиса: «Я люблю – следовательно, существую, хотя бы для тебя», к логичному сколь и неудержимому падению, с потерей метафоричных крыльев и металлических голов.Предстанет смерть и обязательно позже явится воскрешение – в океане чей-то памяти и вакууме карты сохранения. Похищено тело - но душа оставлена, для дальнейшего использования и применения согласно каноном симпатии и велению пробудившегося чувства.

Начало - в самом конце, а само окончание затерялось где-то выше футуристических небес XXX…века, где-то в районе скончания всех возможных времен и упокоения разбитой мечты и абстрактного, но такого персонального счастья.

Что дозволенно киберЮпитеру – может и вытянуть тягловое животное гуманоидной технолизации. Машинное в человеке и очеловечившаяся киберединица, в абстрактном пространстве ни к чему не обязывающего самопожертвования, оттеняет корыстный расчет в конкретной ситуации заражения.Много драйва (мы помним о файтинговых па Нео, и благополучно должны забыть о внешней скорлупе добравшись до сердцевины истории), и удивительно много подтекста к окончанию триптиха.

Baton - передача эстафетной палочки от традиций ротоскопирования к ультрасовременному без маркерному захвату motion capture. 3D и много жирного крема «эклера», как называли ротоскопию в СССР. Оттого плывущие контуры и минималистские пейзажи и максималистки преподнесенные «говорящие» позы, мимика и выразительные движения.

Гонкоконгский стиль хореографии боев и не голливудский лаконизм между строк и местом преломления чужих челюстей– стремительность перехода от каждого кадра до каждого отдельного зрителя.Что не хватило в «Искусственном разуме» и «Тысячелетнем человеке», что было чрезмерно в «Беовульфе» и «Я–робот» роздано и разделено щедрой десницей в преломлении трех хлебов Baton-а, в царском сечении людей, прежде не причастных к аниме-индустрии.

Без спешки и без ненужного замедления – мощный разгон в начале, напряженный мускульно-аэробный экватор второго сегмента, и спурт к финальным титрам, без запинок рефлексии и заикания мелодраматизма.Не аниме, но японская анимация. Не кибер-панк – но «железная», научная фантастика, в иронично-филосовском стиле Азимова, Шекли, Саймака и Лема.

Где ни сколько, и не только о технике и научных открытиях (только предполагаемых или уже совершённых), но об их позитивном или негативном влиянии, о парадоксах, которые могут возникнуть. Практически иллюстрированные рассуждения о столь знакомом, и всё так же плохо изученном «человеческом, Х-факторе». НФ в Baton не будит научного воображения, но скорее заставит шевельнуться в чреве анализаторского ума зачатки неоромантизма.

Baton - поэма о будущем, с высоты и низости конкретного носителя разума, нежели всего всеядного и многоликого социума. Напоминает о перспективах и угрозах возможностей науки и способностях переносить всё из разряда механического в область ментального.

Прикоснитесь и Вы к эстафетной палочке, включайтесь и вклинивайтесь в эстафету, не дожидаясь прихода нано-технологий и макроэлементов НТР.Мешкать не стоит, ровно, как не бояться инфицирования. Baton – не пройдет для вас бесследно, как минимум прививочный рубец от вакцинации интеллигентности останется.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Обитатели комода (2011.12.05)

Иногда мне кажется, что Анастасия Розанова пишет для себя. Не для меня, нас или вас! Просто для себя. И это радует и это интересно читать.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рыбка Поньо на утесе (2011.11.29)

Еще один суровый не по годам обличитель, и имя вам легион.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Танец на Вампирском берегу (2011.11.19)

«На его месте должен быть я!
- Напьёшься - будешь!»

(из жизнеописаний последователей Влада Цепеша.)

Страшные сказки должны быть с зубами. Лучше – если с большими зубами и претензиями на романтику. Так, чтоб «единственная любовь» непременно рифмовалась бы с «пролитой кровью». А «прекрасный вампир» обязательно - ну, хотя бы, с «эстетическим пиром».
Dance In The Vampire Bund – сказка с требуемым размером клыков и объемом декалитров морей и луж кровопролитной лирики. С дотошно прорисованными пейзажами и готичными натюрмортами: «обагренные алым зубы, в обрамлении широко распахнутого рта».

Небоскребы вместо замков, а «неглиже» – вместо бальных платьев и моральных предрассудков. Дележ власти над сердцами людей и теми, кто ими питаются, в обстановке шика и помпы частных особняков и не менее привилегированных учебных заведений.

Высокий профессиональный уровень сейю, аутентичный саунд-трэк, где сплелись в жарких объятиях и старомодный орган и прогрессивная электроника, аккуратная к мелочам фирменная анимация SHAFT - от постановок Симбо можно ждать чего угодно, кроме откровенной халтуры.

Настолько канонично для стиля, в общем, и аниме в частности, что даже страшно. Пугают в очередной раз в аниме, отнюдь не разгулом вурдалаков (как будто они могут устрашить кого-нибудь во времена мирового кризиса и беспардонных реалити-шоу), а школой, лоликоном и остроконечными любовными треугольниками.

Не заставили себя ждать опасные взгляды/ситуации/положения – вражеские атаки, дружеские наскоки и предательские наплывы дежавю.
От перемены мест слагаемые анимационной суммы впечатлений увеличиваются – чему только способствуют мимолетные экскурсы в прошлое, красочные и цветочные аллегории и параллели, зачины на продолжение в будущем вероятном, но не обязательном втором сезоне.

Колкая в репликах, и стремительная в выпадах политических и фехтовальных, принцесса Мина отнюдь не ветхая, а совсем, даже, наоборот, в окружении верных до потери памяти и пульса слуг, коварных недругов и зловредных соперников на престол.

Любовные коллизии, потери и приобретения отвоеванных территорий, союзников и признаков совести, незапланированные смерти и нежданные воскрешения – радуют фанатов приключений и усложняют жизнь собственно героям «Танца на Вампирском Берегу».

Ко всему прочему джентльменскому набору и дамскому десерту - террористические интриги и происки перевертышей и, посягнувших на чистокровность самостийных планов Королевы вампиров.
Композиционно Dance In The Vampire Bund скорее «Ди-охотник на тех, самых», нежели «Блэйд», есть не только «черное и белое», оттенки красного тоже в разнообразии.

Мотивы вампиров подчас понятнее поступков простых смертных. Затронуты интересы школьных старост и премьер-министров, под ударом оказываются жизни рядовых исполнителей и высокопоставленных боссов. Задеты, пусть и в завуалированном виде, оппортунизм и борьба с инакомыслием, тема морального выбора и кровожадных компромиссов.

Имеются и почти вегетариано-ориентированные вампиры, удалившие клыки, как, в прочем, и люди, на службе (всё относительно - политика и фавориты лирических предпочтений) сил зла.
Порой зло и иронично, adult ню (c сосками, небратскими поцелуями «с языками»), с аристократично-дегенератскими замашками «Другого Мира», и даже сам небезызвестный Дзёдзи Наката – в роли, и при деле.

Симбо Акиюки взялся за жанр романтических вурдалаков и, - совершил революцию…ровно на одну, первую серию. Настолько своевольный и бескомпромиссный удар по масс-медиа и ТВ-аудитории, что почитатели оригинальной манги, были ошарашены и встревожены не на шутку. Симбо озорничать в дальнейшем не стал и свернул на знакомые для Shaft, и лично для себя, темные улочки и проторенные авторские тропки.

Занимательно, хотя бы, то, что Симбо уже давно набил руку и заострил резцы на компиляции в одной сцене крестов, монстров, витражей, и травматичных для глаз наездов камеры и цветовых сочетаний. Всё это уже давно было, в экзальтированном виде: в тех же «Похитителе Душ», или же «Портрете малышки Козетты».

Только в первом случае – имел место визуальный эксперимент (непревзойденный и поныне), не отягощенный сценарием, а во втором случае вышел настоящий роман с одной лоли-душегубкой в роли примадонны.

Так что, на сей раз, Акиюки просто разбавил, прежде опробованные и успешно использованные стилистические приемы, на материале манги Тамаки Нозому.
При этом успевая отвешивать и реверансы, и оплеухи, как первоисточнику, так и классическим экранизациям о вампирах и оборотнях.

Чья тут вина, что в жилах анимационных вампиров все больше подкрашенной воды, чем крови, разобрать уже многие годы непросто. Вероятно, всему виной та самая аудитория, под которую вампиров обряжают в сейлор-фуку и наращивают кавайность на обсосанных костях Брэма Стокера.
Вундер-вафли «Крови Троицы», стеклянные бусы «Розарио-Вампира» и прочая схожая бижутерия, давно уже обломала немало зубов и поводов для инфернального экстаза.

ОВАшный «Хеллсинг», из эпопеи про вампиров, вытянулся в многолетнюю и многосерийную историю про безумных, даже по меркам упырей психопатов, а прошлогодние «Усопшие», содрогнули умы гуманистов жестокосердием «загнанных в угол».

На настоящий момент «Вампирский Берег», едва ли не единственная доступная гавань для тех, кто не равнодушен к романтически настроенным вурдалакам и волкодлакам, кстати тоже. Из этого вытекает, как из надкушенной аорты и проблемы, и достижения Dance In The Vampire Bund.

Плясали создатели и в темпе вальса, припрятав до поры до времени: и кровожадные рояли в дебрях потерянной памяти, особо гадливых котов в дырявой холстине симпатий/претензий/сопоставления.
Танцевали в ритме похоронного марша, размазывая носоглоточную слизь взаимоотношений Мины, рыцаря в сияющих доспехах, прирученного вервольфа Акиры и соперниц, не удостоившейся, кроме облика витязя в тигровой шкуре, даже чести на оригинальность.

Надо отдать должное создателям - школьным перипетиям достались лишь роли безликой массовки, а сама принцесса заигрываться в девочку нежных годов, все экранное время себе не позволила.
В прочем, лицемерие для тех, кто прячет лица от солнечного света, уже давно вошло в привычку. И трудно понять, когда Мина серьезна или играет на публику, покупая личную «банановую республику» по бросовым ценам, или нацепив маску кулинарно-фригидной школьницы.

Только финал откроет двери в тщательно забытые катакомбы прошлого, и пути к новому, совсем уже неоднозначному будущему. Многие были по-своему правы, по-мужски твердолобы и по-женски коварны и даже сражались за одни и те же предметы персональных идеалов.

Вот только кому-то досталась затертая рифма в качестве лейтмотива, а кому-то вырванное сердце и оторванные в спешке головы. Dance In The Vampire Bund – характерный пример очаровательной сказки с большими зубами.

Те, кто любит сказки (со всем непременным арсеналом гипербол и поучительности) – имеют шансы получить удовольствие, кто нет - долго лить слезы тоже не будут. Не посмотревшим - рвать волосы не обязательно, а увидевшим ругать сказку – только кровь себе портить.


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Panty&Stocking with Garterbelt (2011.10.27)

«Стерва – птица гордая!
Пока ее не пнешь – в небеса не взлетит».
(размышления о воинствующем феминизме).

«Чем яростнее «пилишь» трэш – тем больше руки измараешь в дерьме!»
(особенности аналитического разбора кинофильма «Мачете»).


Прощайте, Ангелы Чарли и демоны Перис Хилтон. Бай-бай, Nikelodion – дети выросли еще до того, как их внуки забыли «Магический круг Абэнобаси». Спи спокойно, Гомер Симпсон, конкуренты уже убили в парке Кени, завалив его с головой коробками из-под режиссерских версий DVD «Happy Tree Friends».

Но перед тем, как в последний раз нам закроют глаза на вольности-фривольности Panty & Stocking with Garterbelt, еще до того, как положить на веки серебренники Иуды – пусть у нас будет время дождаться, пока дойдет до конца (в том числе, и до того самого) этот граффити-перфоманс, отсрочив гранд-финал с преждевременной эякуляцией арт-инсталяции.

Не дожидаясь, пока заклеят наши жадные рты липким скотчем (please, безо льда и содовой) и завернут в крахмально-белые простыни и длиннорукие рубашки – дайте нам шанс почувствовать вновь себя молодыми!

Дайте возможность смеяться без оглядки на выпавшие челюсти и сорванные в спешке трусы. Верните нам иллюзии свободы: свободнее панка – только мертвецки пьяный панк. Нарушив условность границ (лоскутки серий сшивали разные режиссеры и сценаристы) и, взяв приступом бастионы норм приличия - Panty & Stocking совсем не долго запрягали, но быстро ехали, с шумом нецензурных выкриков и грохотом канализационного метеоризма, назло утонченным вкусам и заплесневелым традициям.

Ведь Panty & Stocking есть (и будет есть несъедобное, хотя бы на спор) панк, т.к. в нем в разнообразии «дома терпимости» представлены обязательные атрибуты стиля и элементы эпатажной (животной) натуралистичности. Что это за панк, если не поет про пьянку, трах, зомби и дерьмо, можно в любой последовательности: вероятной и не очень, очередности?!

Позвольте авторам дорисовать на стенах наших мониторов скабрезные иллюстрации, к злободневным до тошноты скетчам про субкультуру и мейстрим индустрии развлечений, про сладострастное ковыряние в носу и в собственных комплексах. Тогда Они явятся нам - словно в кошмарном эротическом сне: нимфоманка, готичная сладкоежка, и бывший богохульный мафиози с афрошевелюрой эпохи диско.

Словно ожившие плакаты про загнивающий на корню империалистский Запад - таким бы выглядела бы жизнь в USA, если бы коммунистическим художникам «Крокодила» дали бы «добро» на реализацию озорных «веселых картинок».

Во всей неприкрытой красе – корыстный капитализм: ангелы за звон монет крушат зловредных Призраков и попутно второстепенную массовку/местное население Датен-сити, поглощая сладости и толпы озабоченных мужиков, под чутким руководством пастора-сквернослова и рецидивирующего садомазохиста.

Спустятся с Небес – таких не берут в космонавты и монашки, Труська и Чулка и unholy priest, и тогда начнется охота (а кому не Ахота!) за призраками экранизированного ранее трэша и демонами ядовитых пародий, спонтанные ситкомы и неслучайные сходки архетипов, крутящиеся вокруг общего стержня в самом центре стрип-бара сюжета.

Окрошка осмеянных прозападных параллелей, тямпуру гипертрофированных героев и тщательно пережеванная масса комичных до неприличия ситуаций – последствия зубоскальства, рвотными брызгами разлетаются во все стороны, измазан правый и «левый» невиновный, Запад и Восток, MTV, Private и те, кто его не смотрит.

Кто там сетовал на отсутствие сюжета в хентае, в Panty & Stocking есть почти всё, что можно и многое из того, что точно нельзя. Тонкий юмор шаржа и толстый (жирно-холестериновый) комизм фаст-фудного стеба. Все, кроме гениталий, хотя и они присутствуют, в масштабах гигантомании, газированный драйв в иных сериях (Tom & Jerry – вы остались в нашей памяти и наших печенках) и затхлое болото авторского кино с сероводородными выплесками фестивальных короткометражек.

Panty & Stocking - главный претендент на звание самого эрогенного хеншина 2010 года и самого парадоксального прозападного проекта японской анимации последнего десятилетия. Столь же равного по наглости сатирического «капустника» антиамериканской направленности, сыскать, вряд ли, получиться.

Всю глубину погружения (сточные канавы и городские клоаки так обширны) можно почувствовать лишь на своей латексной и клепаной коже застарелого аниме-фана. Откровеннее - лишь серия про японский квартал, где на смену комиксно-мультяшному стилю, пришла, как нежданная диарея, гротескно-азиатская изнанка офисного хомячества, так смеяться над собой могут только настоящие неформалы.

Ты еще жива - моя старушка-Анархия?! Ты еще на что-то способен, яростный противник моэ-рутины, Имайси Хироюка, ведущий режиссер и координатор сериала? Ты еще можешь проявить свой творческий потенциал нонконформиста и потенцию возмутителя общественного спокойствия гаремного окружения?!

Подрастеряв запал во второй половине серий, 13 эпизод Panty & Stocking рванет c крыши с динамизмом «Dead Leaves», чтобы метнуть стрелки вверх в направлении столпа трэша 80-х OVA Urotsukidoji с целеустремленностью указующего, выше небоскребов, двадцать первого перста.

Пока секс-терроризм неистребим, потомки Аццкой мартышки найдут ключ к человеческому мозгу. Они блеснут новой гранью «ню» в стиле «Самурая Джека» и новеньким бронированным 3D-ным розовым «хаммером». Нажмут на спусковой крючок пистолета, рубанут катаной и выплеснут наши недоверчивые мозги на заплеванный пол за минуту до окончания последней серии.

Рядового Райана не спасти от смерти, а тинэйджеров от смерматоксикоза. Нео – ты уже в не моде, цитаты «с душком» на заимствования из мира Матрицы, приравнены с монстрами, слепленными из фекалий и больной фантазии сантехников из порно. Всё правильно – жизнь продолжается, даже после смерти, а трэш, как известно, – почти бессмертен.

Не теряйте энтузиазма, умудренные годами просмотров и измученных десятилетиями самоповторов, друзья сценаристы арт-хаусных малобюджетных постановок! Шанс вздохнуть полной грудью (чем больше – тем лучше, бейба) дыма замшелого каламбура про накануне скуренный газон на лужайке студии «Gainax» вы оставили с завидным запасом.

Передайте трубку мира – тому, кто рядом с тобой, он как раз шепотом грязно шутит про «Догму», прогрузи еще одну серию Panty & Stocking, ведь нас пока не отпустило, и качает на мягких волнах эйфории. Мы еще живы! Хотя бы на сегодня еще не всё осмеянно, не всё испробовано, не всё истрачено: деньги, тела и, прокопченный жизнью в Датен-сити, потенциал, творческий и половой.


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Страна чудес смертников [ТВ] (2011.10.27)

«Смерть – это зеркало, в котором понапрасну кривляется жизнь».
(Октавио Пас еще до просмотра «Deadman Wonderland»).

«Дятел, дятел – и колибри и скворец,
Клюнут в темя и конец»!

(об изнасилованной цензурой ТВ версии с применением характеризующей и такой ненормативной лексики).


Вся кривда о сёненах в 120 сериях, помещенных в формат 12-и, или, как Кацуми Койти оказался в 2011 году самым беспощадным монстром молодой страны Manglobe. Жестокий закон частного предпринимательства в действии и бесчеловечные эксперименты по самоокупаемости «Deadman Wonderland» на рынке аниме-индустрии.

И он же - карнавал трупов, наэлектризованный канкан свежо освежённованой манги под истеричный хохот пересмешника постмодернизма. Пока под шумок празднично-похоронного фейерверка взорванного мяса дизайнеру «Эврики 7» достался в качестве приза - нож в спину, даже архигуманный образ Пино из «Эрго Прокси» оказалась взята в оборот дьявольской мясорубки.

Давно замечено, что самые жизнеспособные кадавры получаются, когда «кроют» тела новых франкенштейнов из самых разнородных кусков плоти и лохмотьев идей. Чем пестрее картинка луна-парка искренних мерзавцев и ложных агнцев, тем меньше сил в злободневном гниении недовольных и больше поводов возносить на пьедестал подростковый максимализм долгоиграющих боевиков.

Show mast go on, при любой погоде и любом раскладе разорванных внутренностей. Прыжки на дыбе синдрома Синдзи Икари продолжатся кавалерийским наскоком прямиком в пасть на оттопыренный клык лисьего помешательства Наруто.
Грубо сшитые фрагменты стилей пересилят временные падения рейтингов, доказывай потом с упорством Вуди Вудпекера, – «а в манге было всё куда лаконичней». Они дотянут до неблагополучных перекличек с первоисточником, и доползут до самого финала – оставляя за собой едкие лужицы филлерства, и яростно давясь рвущимися на свободу червями открытых финалов и личинками обещанных продолжений.

Ибо все на своих местах - архетипы и их вероятные вирусоносители. Пусть сюжет купирован ради блага динамизма и потому отброшены атавизмы, и хвосты побочных линий, а примечательные факты биографий оскоплены в самых лучших традициях новомодных экранизаций.

Несправедливо, но отнюдь небезосновательно, обвиненного в массовом убийстве одноклассников Ганту Игараки приговаривают к заключению в приватизированной жестокими капиталистами-антрепренерами тюрьму «Deadman Wonderland».

И вот mechanism mortality приведен в действие, и пока потенциальные смертники судорожно пляшут убийственные по сути пляски, кукловоды захлебываются слюной безнаказанности, а шокированная общественность костерит затемненные цензурой вещдоки массовой резни.

«Deadman Wonderland» - наглядная иллюстрация плакатов: «Внимание - не влезай на Колибри - убьет», «Warning - Ворон под высоким напряжением», «Achtung - Дрозды при случае дадут…долететь до звезды». Обширный арсенал камней припрятанных за пазухой (супервозможности и причины их проявлять) и энное количество шил, зафиксированных в известном месте.

Развороты тюремной жизни: «на стрёме, на измене, и по беспределу», и тут же не отходя от разворованной кассы, «лепка горбатого» - по традиционным для трэша наколкам и согласно садистским приколам «гоп-стопа, со смыком». Пока в ночном небе горят иллюминациями головокружительные ретроспективы «чертовых колес» и демонических каруселей смерти в качестве жизненных ориентиров; рвотных фрустраций на аттракционах «американских горок» ждать долго не приходиться.

Ешь конфету, всеядный зритель – морщиться будешь потом, если повезет на сатанинской рулетке, - всеми доступными частями тела. Тебе подсластят горькую пилюлю потерь, как часто бывает, переборщив даже с клюквенным соком. Филе из вырванных из других аниме цитат и сорванных с чужих физиономий масок собственноручно прирученных лицемеров. Вот только под фальшивыми улыбками героев, устрашающими оскалами антигероев – нет ничего, только ложные воспоминания и деланные ужимки, и нарочно грозные гримасы в стиле «мы типа, рядом проходили и опаньки…».

Мрачный кошмар любого фаната трэша – стремительных «финтов ушами» хватает на постоянно накатывающиеся волнами бури и смерчи, и вместе с тем порой динамика происходящего – вязкая, словно сухожильные перемычки в окороке. Сценарий беспробудно буксует там, где должен входить в плоть повествования, как отточенный тесак в сало, легко и свободно.

За каждым поворотом сюжета – козни ближних и происки дальних, лабиринты маниакальности и сквозные вклинения дисфории и делирия. Инвалиды духа и калеки морали, беспринципные идеалисты и самоотверженные эгоисты, кровные враги/родственники, как причины устраивать кровавые разборки, мотивации к распотрошению чужих идеалов и эксбиционизму лелеемых пороков.

На стенах развешаны ружья для охоты на особо крупных мамонтов и палить они будут, чуть ли не каждую серию. Поначалу подобное удивляет, потом настораживает, а к концу просмотра – не веришь ни героям, ни тем, кто пытался их оживить, у всех рыльце в крови и руки по локоть в пуху.

Словно кинжал с накрученным на лезвие мотком колючей проволоки, спрашивается, зачем он такой нужен?! И без него, клинок вполне боеспособен, к чему эти выкрутасы и гаджеты, когда в них нет большого смысла на фоне убийственной сути.

Там, где гранатометы со встроенными выкидными штыками, в пору применять злую иронию Хеллсинга или брутальную комичность «Needless», но в «Deadman Wonderland» все всерьез – с речами о братстве и декламациями лозунгов в стиле: Liberty for the violence. В бой идут одни старики: штампы, избитые еще со времен «Dragonbolls» или «Кулака Северной Звезды».

Уж впору острить о виновниках парникового эффекта: предатели, перевертыши и засланные «казачки и казачки», слезно-сопливые монологи, слюноразбрызгивающие речи и кроворазмазывающие исповеди, как цементом, прочно привязывают «Deadman Wonderland» ко всем - как культовым, так и второсортным из ранее созданных боевиков.

Начинаешь искать в титрах небезызвестного Камбэ Момору, но вместо климтообразных стилизаций гарема и притянутой за эльфийские уши жестокости, утыкаешься носом в твердыню ВанПиса, Блича и К, только ужатые до размеров припрятанной в анусе заточки.

Словно перезрелый томат, как ни крути и не примеривайся – все равно, с какой стороны не берись, обязательно брызнет в любопытный глаз жгучей алой жидкостью. Слишком сконцентрировано, чтобы дышать; словно в анатомическом театре, заглянуть хочется – жить желания не возникает. Нет ничего лишнего – но нет ничего и нужного.

Не удивляйтесь, если Вы набредете на путях-дорожках трансляций и показов на табличку: «Добро пожаловать в Парк Чудес Смертников – в Cтране дураков, где мальвины опаснее карабасов и буратины долбят в одну точку с упорством потомственных дятлов. Не болит у дятла голова – и любые потрясения и сотрясения мозга ему не страшны»! Хоть в этом, на сей раз, Вас не обманут!


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Пираты «Черной лагуны» OVA (2011.10.07)

«Обоймы заряжены, штыки примкнуты, клыки оскалены,
глаза мечут молнии, а уста изрыгают проклятия».

(согласно заповедям выживания в бетонных джунглях,
нарисованной Руанапры).

«Добро пожаловать домой странник, а мы тут снимаем занятный фильм.
Заждались тебя, чтобы в прямом эфире прямиком отправить на Родину… в самую бездну Ада!»

(из правил приветствия непрошенных, но хорошо вооруженных гостей).

Почти пять лет ожидания, экранизация со скоростью набитой тротилом старой черепахи, а золотой ключ по-прежнему где-то там, погребен под грудой фальшивых монет ожиданий и костной пылью размозженных черепов фанатов манги.

«Черная Лагуна» на крейсерской скорости врывается в непопулярный в двухтысячных годах формат OVA. Вонзает когти в мозги с хищной неспешностью, приготовившейся к прыжку волчицы. Контузит противников попеременно смещенным центром тяжести, пока ждешь экшна – на горизонте забрезжит драма, а в роли драмы – брутальные ошметки невосполнимых потерь и искалеченных пальцев. Вместо остросюжетной пиратской авантюры – мега трэш, пока под прицелом - чужие мишени для личной мести.

К третьему сегменту OVA «Черная лагуна» неприлично похожа на, опять-таки, ОВАшный Хеллсинг. На лицах застыли словно приклеенные - ехидные физиономии и острозубые улыбки, разнузданные фантазии городских боев разносят к чертям нормы приличия голливудских боевиков. Тут и там дырявят воздух тщательно отточенные насмешки над пафосом шутеров, и самый опасный боец уже беззащитен перед пороховыми ожогами трагедий латиноамериканских семей и наведенных совестью галлюцинаций.

Метательные ножи (снайперские винтовки и бензопилы) в спину вычурности дают яростный отпор любым насмешкам в темных переулках происходящего. В одном пятизарядном магазине боевой запас небывальщины и только потом трассерами, чтоб было видно, куда целились - в самую сердцевину тру-реалити криминала.

Пока «крутые» заливают экраны эритроцитарной массой, «осторожные» проводят пешки к пьедесталу путем безжалостной вендетты, усмиряя вражду с помощью фальшивых пуль, и лечат старые раны молниеносными ампутациями.

Трезвый расчет спецназа и логические просчеты мафиозных боссов и госдепартаментов – все калибры «при деле», брызги летящих осколков – нервы на пределе. Столкновения интересов, перестрелки замыслов, налеты и погони, рукопашные и ногомашные бои и хитро расставленные ловушки, силки для смелых и волчьи ямы для прежде успешных зверей в человеческом обличии служанок и служак.

Кровавый путь Роберты, яростью овердоза пузырится пена перманентного психоза, шальные пули попадают точно в цель, хорошо наточенные тесаки дают осечку. Торговля оружием совершается ради вооруженного нейтралитета и битва на маковом поле всё-таки состоится отнюдь не за чьи-то наркоресурсы.

Где же ты - веселая улыбка лихого Роджера?! Куда, куда вы удалились – чужой весны кровавые деньки?! Как принято у пиратов – всё жестко, без смазки, и потому кулаком в челюсть, острым словом - наповал и в самое сердце. Камбоджийская рулетка Рока в крупно нарезанных джунглях, мясорубка по-русски под убийственные трели Балалайки – в закипающем котле тропиков.

Идут азартные игры на смерть, ставки высоки – уровень морали как всегда ниже городской канализации. В соседнем разгромленном переулке – засел в засаде искренний обман миротворца, и в параллельном квартале не только красных фонарей – истекает злобой честь бешеного ассасина.

На показ – дьявольская природа взлетающих от простреленных подушек ангельских перышек, до боли правдивые слова о единении Леви и Рока, жестокие факты взрослой жизни для малолетних убийц и полные сарказма речи азиатских мафиози.

Хитрый расчет против исступления лобовой рубки, качество анимации «Mad House» против достижений 3D веяний, убийственно мастеровитый ансамбль сейю, неистовый, как берсерк, саунд-трэк, взрывоопасность монологов и несмолкающие арии грохочущих стволов.

Все узнаваемо - фирменные словечки Плавучего Голландца, бронебойные репризы слишком приземленных валькирий, холодный, как клинок, заключенный в ножнах, расчет быстро взрослеющих мальчишек и офисных работников с претензиями кардиналов.

Крупнокалиберные претензии и остро заточенные взгляды – цели предопределяют средства, подручные предметы самообороны и подножный корм любителей «погорячее». Подозрительно многие имеют виды на недурно пахнущие деньги и снятые мускулистой рукой сливки скальпа.

В джентльменах слишком много крови, в дамах – неиспользованного тестостерона, критическая масса разгоряченного металла оружия и жара возбужденной плоти, куда опаснее любого РПГ или целой артиллерийской батареи. Безумие сквозит из всех щелей, женщины развязнее вышибал, мужчины вдали от линии огня – с опытом становятся хитрее вековечного Змия.

Маэстро - урежьте вальс, жахните тарантеллу, Let` go Rock, борись за право усмирить «Леви о Fan-а», ведь тебе еще есть, что сказать, когда стихнут раскаты взрывов. В наших жилах еще много дурманящего яда, чтобы мы могли отказаться от очередного напалмового дождя, льющего фимиам на наши истерзанные недоверием души.

Let’s go brothers end sisters, let’s dance to the Death!


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Босоногий Гэн (2011.09.29)

то DarkLord94
"Босоногий Гэн" - фильм не про Японию, а о детях! Дети ни в чем не виноваты, не в милитаристских устремлениях свой Родины, ни в смерти таких же жертв войны, как и они сами. А фильмы разряда "Гэна" или "Могилы светлячков" давно уже не снимают, ни при участии китайских или каких других подрядчиков. А ваша агрессивная позиция с разделением всего на радикальное "черное и белое" (и переносом ответственности власть имущих на рядовых граждан)махровый шовинизм, против которого направлены любые антивоенные фильмы. Дискуссия окончена!


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Девочка-волшебница Мадока [ТВ] (2011.09.26)

«Goodbye Cruel World,
Goodbye Blue Sky».
(группа Pink Floyd о ломке стереотипов).

«So let me live and let me be
your eyes are blind
but I can see…
Welcome to the real world
and the show!»
(группа Gamma Ray как незаинтересованная сторона).

«Maho Shojo Madoka Magica» - всё, что вы хотели знать о махо-сёдзе, да так и не узнали! Что не надеялись увидеть в эро-гуро снах на тему сочно-смачных ироничных додзинси - но все же обнаружили в постороннем жанре. Энтропия, словно стимул развивать в человеке, волшебное во всех смыслах, отчаянье и в результате залёт чужеродных элементов в родную вселенную непоколебимых жанровых подкладок (пушки, катаны и амулеты) для стилистических опор: «Мы все для мира, мы сами – МИР».

Ибо на том стоит, и стоять будет земля, как вариант – японская, для каждой девочки с магическим предметом, задействованном в одном, лучше, если сразу в нескольких параллельных местах и перпендикулярных мирозданиях.

Зачем размениваться на шило, когда давно опробован сюжетоимитатор Волшебного Жезла розово-юрийной окраски или спасительная лунная клизма слоновьих пропорций! Всё хотят урвать кусочек счастья, бытового или всеобщего и оттого подчас неблагодарного. Его желают люди вне магического круга: родители и одноклассники, равнодушные прохожие, сопричастные жертвы нападений и полукомичные учителя английского. И, конечно персонажи, вовлеченные в сохранение постоянства энергии и стабильности массы, поддержания баланса между исполнением любых желаний и платой за эти неосторожные девичьи мечты.

Все едины, как винтики в механизме астрофизики, сломается одна шестеренка - ей на смену придет другая легко заменимая деталь многоклеточного конгломерата человечества. Клеопатра подставится под ядовитые клыки змея-искусителя, Жанна Д`Арк сгорит на костре тщеславия, Мадока вступит в новый поток самоубийственных компромиссов, и как результат – без возврата канет в Лету. Так продолжится из года в год, из века – в век, до той поры пока не рухнет вся система... дабы перейти на другой витой спирали и серпантин накрученного на единый нерв бытия, поток всемирного растворения.

На место любых ведьм - со временем нагрянут и набегут всяческие демоны. Вместо волшебной борьбы за позитивный и сказочный завтрашний день – прыжки сквозь время и пространство, безостановочная беготня по кругу совершённых ошибок и несовершенных человеческих натур. Мадока-плакса, Мадока-спасительница, круглый (как гласит имя) ноль без волшебной палочки. В ней - совершенная окружность, в которой поместилось и вселенная, неразрешимые дилеммы и гамлетовские вопросы к себе, и к жестокому и столь уравновешенному миру.

Чем больше аккумулировалось светлого и радужного, тем больше сумрачного и такого абстрактного (вы еще не видели умопомрачительный дизайн, бегом за подборкой творчества душевнобольных) и такого насущного (как хлеб философов) Зла. Семя Бед принесет урожай проклятий – на благодатной почве превышение полномочий и завышенных ожиданий. Сильнее замах – мощнее отдача, старые как мир грехи, пополняют число своих носителей и только бесчувственность зверя со стеклянным и равнодушным взоров глаз-пуговок злее любой человеческой ненависти.

Шаблоны растерзаны хищным сценаристом Уробути Геном, под строгим контролем дрессировщика архетипов и жонглера стереотипов Акиюки Симбо. Эгоистичная цундерэ и новообращенная ведьма, заставят страдать кавайных няшек на фоне сюрреалистических джунглей Иных миров, а милая зверушка с бесчеловечными аппетитами инопланетного Трансформатора принесет свое расколотое яйцо в день подпорченного сюрприза. Пока фанаты месяцами трубят о революции, Симбо Акиюки незаметно, с годами, медленно, но верно эволюционировал в нужном для рейтинга направлении.

Шаги навстречу от «Нанохи» и «Фаз Луны» до кульбитов достойных применения наручной Time Machine совмещенных с действием Deus ex machina. Обычный прием в античной драматургии, надежный, подобный картонной подпорке. Если автор затруднялся в поиске развязки своей пьесы, то в финале он выводил на сцену одного из богов Олимпа — при помощи механических приспособлений он неожиданно появлялся на сцене и легко разрешал все конфликты.

Но это в античности, в современном искусстве, все как раз, наоборот, вместо разрешения напряженности - многоходовые лабиринты тупиков, «дни сурка» в непрерывной гонке (от смущения закомплексованного подростка: «я такая растяпа» до полурелигиозного исступления величайшей Жертвы, слишком зоркие уже рассмотрели каббалистические корни Древа Жизни). На правах разрыва всяческих знаменитых узлов, надрывы ожиданий, вместо эпилога - анонсы глоссариев и словари трактований и толпа ремейков.

Президент Shaft уже отточил мега-взрывной стиль на «The Soul Taker», да так, что кое-кого до сих пор подташнивает, и опробовал жесткий прикус жестоких девочек на иллюстрациях «Le Portrait de Petit Cossette», и в очередной раз - отнюдь не только фантастическо-мистическими вкраплениями вызвал Летную Бурю эмоций широких зрительских масс.

Ничего нового, все как всегда… Симбо как и прежде выворачивает на изнанку все заплесневевшие каноны. Хуже судьбы девочек-волшебниц будет только узникам критиканских тинтаклей и инкубаторского вынашивая антигуманистических планов.

«Мадока» рвет на себе все возможные одеяла лоскутного ТВ рейтинга, усеивая махо–сёдзе будни семенами сомнений и взращивая горькие плоды разочарований. Осторожно и не переборщив с малиновым вареньем, почему-то в анимешных кругах именуемых кровью кавайных персонажей. На фоне сладкой ваты первых серий – острее привкус заполняющей рот крови всех последующих, чем сильнее замутнены розовые очки – тем сильнее ранит широко нарисованный глаз вторжение агнста.

А это означает трагические чувства - тоска, беспомощность, отчаяние, ярко выраженные сильные депрессивные мотивы. Т.е физические, но чаще духовные страдания персонажа, сомнение и сметание, попытки изменить прошлое, переиначить будущее, и в итоге рухнуть с небес с опаленными крыльями дуплетом подстреленных ангелочков.

Опять же Shaft – поначалу маскирует всё под зефир в шоколаде, только к 3-4 серии, алая начинка даст «сок» и студия щедрой рукой палача одарит героев деталями интерьеров, окунет в узнаваемую цветовую палитру и развернет профили в фирменные ракурсы.

Сам по себе агнст, может порой служит оправданием авторам, просто желающим помучить персонажей и/или вызвать слезы у зрителя, хотя грань между наносной брутальностью и логически оправданным драматизмов – лежит в плоскостях неподвластных классификации.

А пока мрак ощутимо сгущается, небеса заполняются грохочущими тучами открытой вражды и скрытых манипуляций, преобладает тема смерти и расставания, задушены в зачатке надежды на нормальную жизнь девочек-волшебниц из прочих сериалов.

И, хотя вместо мясистого фарша «Ганца», дождливо-слезные капли депрессивных устремлений «Мадоки» тонут к финалу в бочке с медоточивым стилем, рожденным где-то в 1966 году, жидкость, текущая в жилах фанатов всего мягкого и пушистого, еще долго придется подвергать гемодиализу.

Вот только стоило ли распаляться на всемирный охват, если камерность исполнения на скрипке вечной Ave Maria, куда пронзительней поет Ave Madoka, а придуманная подружка младшего брата, куда острее воспринимается, нежели вселенская улыбка сквозь животворящие слезы.

«Наше» - как нетрадиционный представитель архитипичного меха - забыто, фанаты твердят о глобализации таланта Акиюки, в чем-то похожий «Красный сад» – о нелегкой судьбе воскрешенных воительниц, позаброшен и зарастает дерном и сорняками. Целое поколение теряло девственность под музыку Pink Floyd, теперь молодежь готова потерять куда более важное в войне за признание «Мадоки» иконой стиля.

Симбо ловчее всякого Мефистофеля обманывает ожидания в самом благополучном и коммерческом смысле. У него, да и не только у него, и девочки уже давно прыгают во времени, пора уже и было за переустройство Вселенной взяться. Ты только взгляни на дьявольские и злобные спойлеры и тут же, не отползая от экрана/монитора сам подпишешь и договор на душу (у многих самое святое - это трафик), и жизнь (читай время между работой или учебой).

Стечение неумолимого времени и тревожащих обстоятельств - в Мадоке везде и всюду припрятаны тайные знаки, над самим сериалом тяготеет зловещее знамение, катаклизмы в Японии мистическим образом совпали со светопреставлением анимационным. В прайм-тайме известных японских событий, режиссер устраивает собственный катарсис в умах и душах мальчиков и девочек всех возрастов, применяет склейку и коллаж, втискивает новые веянья в прокрустово ложе happy и unhappyend-ов.

Так кто же ОНА - Maho Shojo Madoka Magica?! Постмодернистская живопись особо озабоченных революционных аниматоров или повод к изданию многотомной переписки синергистов и оппонентов на отдельных носителях?!

Великая богиня интернет блогов и неловкая девчонка в обрамлении высокопрофессионального троллинга - «Mahou Shoujo Madoka Magica», не проходите мимо, и рискните усмотреть и увидеть. Вы многое получите, но не факт, что не столь, же много и потеряете. В следующий раз, если маэстро Акиюки посулит вам, что-нибудь этакое, волшебное, так может статься, что вы уже просто не сможете отказаться.


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Босоногий Гэн (2011.09.18)

то DarkLord94:
Ваш цинизм столь же грандиозен, сколь и ваша помпезность в обсасывании глубоко крамольной мыслей. Такие как вы не моргнув глазом готовы приравнять трагедию любых детей любой национальности к гнилой полемики "вины страны". Еще один задрот ананимус с претензиями.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Под мостом над Аракавой [ТВ-2] (2011.09.02)

«Хорошая шутка - не нуждается в осмеянии».
(Кузьма Прутков после посещения аниме-конвента).

«В хорошей шутке – смешно даже её участникам».
(Монти Пайтон после гастролей на Луне).


Умеет Симбо Акиюки, и насмешить, и ненавязчиво заставить зрителя обратить самое пристальное внимание на проблемы собственные и общечеловеческие. Даже, если они сокрыты под многометровой толщей гротеска, несущего стремительные воды казусов своих - они непотопляемы среди аркад причудливого, и нередко провокационного перфоманса.

Рациональность, навязанные узы реального веса и условного авторитета - всё подверглось розгосечению сарказма, как никогда прежде. Хуже авторы поступили только - с преподнесением любимого всей Японией обенто.

Итиномия, во втором сезоне смотрящий - ты на его стороне, ты - сам подчас Ко-сама, и теперь в нем заметно уменьшилось капиталистического апломба. Зато возрос коммунарский азарт, оттого сын магната втянулся в гонку и вкусил сладких плодов побед и подпорченных овощей поражений. Вкурил взахлеб зелено-зелёной травы речного побережья – и его не отпустило.

Он (мы) бежит (-м) марафон в поисках любви, тренирует (-м) способности выживать в открытом космосе концентрированной лирики. Неизменно проходим по традиционным местам, отнюдь не боевой славы - пляж осмеян, фестиваль спародирован, ничто не свято для зубатой улыбки модернизма.

Можно было бы поставить подобное в укор Симбо: ну вот опять - двадцать пять - обязателен откат, к затхлым в аниме традициям современности. Но авторы, стремительно погрузив героев в темные омуты знакомых до интимной близости (они –…. нас, мы –…. их, со всем размахом откормленного тела) ситуаций, вынырнули к проверенной веками истине: «Не стоит учить, кого бы то ни было любви, она либо - есть, либо её - нет».

Чтобы притяжение не стало тенью чувств – надо учиться терпенью. С преодолением себя и ироничных нелепостей любимых и любящих всех возрастов и расцветок косплея.

Надо всё выдержать: вторжение конкуренции за звание самого крутого/стройного на берегу Аракавы. Придется привыкать к весенним паводкам и половодью эмоций во имя и против любви, и леденящим выпадам в сторону женской дружбы и мужской харизматичности.

В любви, как на войне - все средства хороши, но далеко не всегда эти средства совместимы, и тем паче соразмерны. Они такие разные, Итиномия и Нина, равно как – первый сезон с его лучащимся хлорофиллом солнечностью погожего денька и фиолетовыми закатными сумерками сезона второго.

И, они – созданы друг для друга, не глядя на рационализаторский эгоизм наследника финансовой корпораций, и не придавая значению странностям самой нетрадиционной в аниме блондинки. Произойдет отход от всех непреложных ситуаций и характеров первых 13 серий, свершится возвращение на круги и тенистые заводи в последующей чертовой дюжине серий.

Попытки разделить оба сезона Аракавы неуместны, они - сопоставимые половинки безумного целого. Нина - урожденная инопланетянка, нас уже почти заставили в это поверить, и Итиномия Ко, прилагающий все усилия дабы преодолеть силы приземленного прагматизма, и выйти на новую орбиту сближения и марс-венерианского тяготения.

Без знакомства с первой половиной сериала – не понять подводных камней (Мария такая не Тереза и т. д, по списку спойлеров), направлений подземных течений и разобраться - кто к кому не равнодушен, и почему готов свернуть любознательную шею.

Без продолжения - не будет развития истории любви, запущенной в самую душу болезни, - только мимическое волнение первого свидания, юмористическая зарисовка, шаржированный эскиз на тему.

Каждый эпизод, как рандеву, и источник точек соприкосновения и камней преткновения, причина и резон очередного перегиба и далеко зашедшего трагикомического стремления к плохо обрисованному в сознании идеалу.

Под прицелом - заблуждения в русле одной небольшой реки, в фокусе - неожиданные откровения на фоне юмористического пейзажа, «Green Peace» неожиданных оттенков и натуральных, как смех осчастливленного хиппи, ситуаций.

Прямо на берегу - нежданная встреча отморозков с мороженым. Среди сочных зарослей тени исчезают в полдень и после снятия макияжа, как из-под земли - вырастут психованный уфолог и знойная женщина, настоящая мечта южноамериканского поэта.

Привлечет своих зрителей, и задействует своих участников - конкурс на степень сумасшествия и расширение диапазона упорности. Пафос в интродукции каждой серии – и нарочно реальные кинокадры с переодетыми актерами в эпилоге, однотонная сюжетная завязка в начале – и скетчевая неразбериха внутри серий. Шутки простые, словно доска серфинга, намеки сложные, как изучение японской истории, среднестатистические комедийные гэги, и многослойные омонимы: омографы, омофоны и омоформы, трудности перевода и сложности транслитерации.

Есть сахариновый - до слипания центра равновесия опенинг, и в противовес нему - забойный, рок-энд-рольный эндинг. Специальный оппенинг к 10-ой серии «КоООООО-самААА» сам собой просится на мобильник. Он существует, дабы фанатов «Arakawa Under the Bridge» не путали с отаку-сталкерами, контуженными каваем, фигурками и постерами, ведь – фрики, куда более опасные и невменяемые личности.

Своя, японская «минутка славы» сыщется после каждой финальной песни – ведь чудаки тоже живут в нашем сумасшедшем мире, а может - это мы в филиале под-мостовой артели особо спортивных неформалов. С такими (вундер-прокаченными, отнюдь не киндерами), можно рвануть куда угодно – хоть на олимпийские игры (обгонят и перегонят лося во время весеннего гона), хоть прямиком на Венеру на скорую руку, и с левой ноги, сделанной ракете.

Что-то выскользнуло из цепких рук фокусника и иллюзиониста Симбо. Просочилась меж пальцев мнимая свобода арт-хауса, и искрометно сверкнула улыбка иронии над всеми иронизирующими. Проект оказался глубже многократно передернутых и спародированных штампо-матриц (да, мангака Накамура Хитару питает слабость к «Кулаку Северной Звезды») и лекалам всех существующих конфетно-букетных сериалов.

«Arakawa Under the Bridge» - способен резануть луковой эссенцией насмотренный и замыленный глаз и засахаренный кавайностью мозг. И это едва ли не единственный в аниме лирический сериал, который можно рекомендовать и неофиту и зануде-бакалавру.

Сезон первый – разрыв всех плохих, и надо честно сказать, по-прежнему прибыльных трафаретов. Причем разрывы будут происходить в таких плоскостях, про которые не рассказывают на уроках, и не шепчутся на переменах. Педагогические экскурсы - останутся на совести эгоцентристов, тинейджерская рефлексия отсутствует как данность. Подростки на ролях травести, большое число героев - люди со сложившимися взглядами и устойчивыми характерами (ничто так не стабильно, как чудаковатость и маниакальность).

Уже впору писать о фирменных, SHIFT-то ракурсах, раскадровке и особенностях комплементации фонов и аппликации его обитателей, как о руке мастера, как вспоминают о Миядзаки, словно упоминая Кавадзири.

Да так, что вероятный зритель будет взболтан и выпадет в полный осадок, так и не решив – «Arakawa Under the Bridge» на все свои 26 серий - это такой невероятно искренний и чистосердечный стеб, или перед его изумленным и смущенным взором всего лишь карикатура, остроумная визуальная обманка.

На зеленном поле рукопашного боя – кучная пальба пародии и групповые залпы фарса, а в качестве цели поражения – оказались мозги смотрящего. Зрителя проверяют, ни сколько даже на крепость восприятия - скорее на гибкость мышления. Тут только поспевай уклоняться от беспрестанной лавины шуток, гэгов и злободневных для всех сумасшедших отаку, и безрассудных критиков японо-хентайных мультиков про кавайных девочек и цельнометаллических героев предпоследних боевиков.

Второй сезон стал проще, и при этом, максимально усложнился - такой вот визуальный казуистический каламбур. От межнациональных диетологических казусов до стеба над чайной церемоний, от которого все неяпоно-думающие идут темным лесом недопонимания. Слава особо замороченных шуток «Унылого Учителя» – омрачает ровную гладь водного полотна рукотворной анимационной реки Аракавы.

Словно в перевернутом бинокле – поначалу всё кажется максимально удаленным от обыденности. Приближение к повседневным, и оттого актуальным проблемам неотвратимо набирает скорость, потенциал переходит в кинематику. И, того и грозит впечатать и расплющить лицо зрителя о плоскость экрана в очередную уморительную гримасу.

Это всё не про нас?! Мы же не надеваем масок и не пытаемся из кожи вон вылезти, штурмуя очередную вершину успеха, карьеры, благополучия?! Ну конечно, мы, здравомыслящие (в сумасшедшем доме нашего мира право на «правильный» взгляд давно уже захватила наиболее ловкое большинство) далеки от сумасбродных чудаков, равно как отделены от права следовать за своей мечтой без оглядки на чужие косые взгляды.

«Как они собираются выживать под мостом при наступлении холодов?» – подают голоса скептики, «Где подрабатывают, между обострениями высоко контагиозного безумия»? – терзают нервную систему любознательные. Капа-крестный отец, а Звезда в рабочие будни – переодевается в зайчика из мальчиковой группы?!

Почти нет темы, которую бы авторы не затронули, не задели, наконец, заделали, в своем выразительном до шаржа памфлете на лирическую тематику. Общество навязало нам свои рамки, спеленало наши мечты смирительными рубахами общественных норм, стянуло произвольные движения души сыромятными ремнями табу.

Но у жителей ПодАракавного царства длинные руки, рукава не справляются с высокими (прямо космическими) устремлениями бунтарей и нонконформистов. Симбо опять совершает невозможное – и назло всем, вытягивает сам себя за волосы из болота штампов и омутов безыдейного кривлянья и плагиата.

Ну, так что – и вы готовы сигануть на ракете на Луну/Венеру/Марс, на самопальном космолете прямо к четвертой планете солнечной системы? Сомкнем наши нестройные ряды, таких, как мы, уже, как минимум, целая студия.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Красный сад [ТВ] (2011.07.24)

Мой ангел, наклонясь над колыбелью, сказал:
"Живи на свете, существо, исполненное радости, веселья.
Но помощи не жди, ни от кого".

(Вильям Блейк - как руководство к действию для издателей сёдзе).

«Red Garden» - такой Красный, такой Сад. Женская логика и страстное желание успеть найти свою любовь, пусть первая - грозит оказаться и последней, и Он/Она/Они как животворящий (оживляющий) фактор и заодно - raison detre. Смысл бытия - неистребим, словно мечты юной барышни о золотоволосом бисёнене. Он многолик - как модели в глянцевом журнальчике, отброшенным в канаву проехавшим мимо черным лимузином. Да - вода мокрая, а доколе не разлучат душу и тело, выбирать приходиться всем и всегда: место приложения своих душевных мук, друзей по несчастью и врагов по велению рока.

Каламбуры уместны, насмешки – излишни. Американский по стилизации и духу, определенно «Red Garden» (итоги взросления не ограничиваются увеличением объема слезных и молочных желез) японский по исполнению - мистико-романтический дзёсей-сериал.

Конечно, если принять без великосветского «фи», его тинейджерскую атрибутику быстрых вечеринок/посиделок с консервами, и эстетику недорогого самопального гламура. «Хот-доги» в кафетериях и походы в луна-парки в качестве лирического фетиша, и неизбывные по содержанию гамбургеры и детективы афро-итальянской наружности, как субстрат детективного начала.

Для привилегированных - частные школы со строгим регламентом прожигания скоротечных часов в тени набегающих на полночь непосед-минут. Благополучные до отчуждения семьи, нищета и блеск великого американского среднего класса. И для всех, для бедных дочерей богатых родителей - Рождественская индейка - традиционная квинсистенция семейных традиций, чаяний на откровения и новогодние чудеса долгожданных встреч для прежде близких и некогда любимых.

И все же, несмотря на внешнюю стилизацию «made in USA», в «Красном Саде» не встретишь липкого «звездчато-полосатого» популяризаторства (пишется слитно) и политкорректных шпагатов в раскрытии внутреннего мира персонажей.

Чтобы удачно воссоздать национальный колорит совсем не обязательно ударяться в крайности: патриотический пафос и навязчивую пропаганду; западные культура в данном случае выступает в качестве атмосферного фона, но далеко не определяющего начала. Вампиры без клыков и оборотни без шерсти, человеческое в монстрах и нечто по-настоящему хищное в людях, потому - куда изящнее и изысканнее, чем в любых прозападных «Сумерках» и прочих инфернальных мылодрамах.

Настолько удачно, насколько «Роза Версаля» сродни революции Робеспьера и Дантона, конечно. «Red Garden» - индустриальная поэзия любви и лирическая проза персональных трагедий общечеловеческого характера. Без подмены формой содержания, пусть и с весомой долей экзальтации, пылкостью и крайностями любящих-любимых (все в крайней степени, никаких полумер и компромиссов), но без искажения женской логики и мужской психологии.

Жанр сёдзе так бесстыже целомудренно и массово расфасован и распродан, что «Красный Сад» выглядит едва ли не революцией (не тревожьте мирный сон Утены инсинуациями), и явным замахом на «наше всё, что вы хотели узнать о женском складе ума, но боялись написать прямым текстом».

Вероятно потому-то, вместо того, чтобы раз и навсегда расставить кровавые кляксы-точки за 22 серии, – выяснить причины конфликта, познать последствия, в сущности слепого противостояния двух кланов, достичь независимости и добиться хотя бы минимума свободы, героини «Красного Сада» заняты переосмысливанием, приспособлением к новым реалиям, преодолением больше внутренних противоречий, чем внешних оков.

И к концу повествования возвращаются, в сущности, к тому, что у них, всегда и было – к тем, ради кого их новое существование, в инородной и навязанной им со стороны борьбе, имеет смысл и вектор направленности. Свои страхи и надежды каждый носит в себе сам, воскрешая и убивая их в зависимости от сиюминутных желаний и интересов. Вздорно, вызывающе, провокационно?! Бог хранит глупцов, пьяных и детей – до той самой поры пока они не поумнеют, протрезвеют, повзрослеют…

Пусть «Red Garden» - не стал аниме, ориентированным на мужчин (равно как и сёнен), но в нем уже явственно чувствуется попытка вплотную приблизить интересы Инь и надежды Янь на драматических подмостках отдельно взятого сериала. Без сомнения это сплошь феминизированное аниме по методам реализации (чувства важнее прагматичного расчета, по крайней мере, куда примечательнее), и его впору рекомендовать пресыщенным мужчинам в качестве примера, нежели новообращенным девушкам в качестве предмета умиления и слезоистечения.

Именно благодаря «Красному Саду», наконец-то, разрешился вопрос, терзавший всех куртуазных эстетов: «нужны ли носы персонажам?!». Как оказалось – без носов никак нельзя, особенно гайдзинам. В одном лице (пардон, за каламбур) и гротеск, и утонченность. И чем, модерновый дизайн не шутит – прямо-таки орган обаяния, хм, обоняния.

На пламенном огне (не тавтология, а стилистические афоризмы женских романов) терзания блондинов/шатенок всех мастей эмоциональности и открытости в общении/приобщении/совращении. Ведь почти волшебные способности героинь – получены не запросто так, во имя Луны, не за красивые овалы кавайности, и даже не за ношение выдающихся и многократно помянутых носов, а в качестве конкретного контракта, заключенного без права на расторжение: «хочешь жить – умей убить».

Четверка девушек – чудо как хороши, (во истину - хорошо сработанное сёдзе, просто грех описывать без применения «женских» эпитетов), и мало где в лирических аниме добивались такой степени достоверности психологического портрета, в развитии, и в ретроспективе. И хотя героинь, согласно сценарию, воскресили уже в первых сериях, по-настоящему наполнились они кровью и обросли плотью аккурат за мгновение до неминуемого расставания.

При всем при этом, нельзя умолчать, что собственно сам сценарий - чуть ли не полное фиаско, только субтильный костыль-подпорка, для последующего развития личностей в свете последующих происшествий и метаморфоз. Своего рода затяжной полет из подросткового имаго в уравновешенную личность, превращение гусеницы в бабочку.

И тут же маловразумительные, но неотвратимые проклятия, судьбоносные магические книги туманного содержания – лишние конечности и пятые колесики на пути следования романтической драмы, эстетичные орнаменты шиться «белыми нитками», сюжетоформирующие рюшечки и ажур. Хотя право, господа, требовать от мистики логичности – почти также неприлично, как полной откровенности на первом свидании.

Любимый авторами «Gonzo» прием с внедрением в свои сюжеты персон, поставленных в экстраординарные обстоятельства, борьба на выживание путем выбывания – и на сей раз нашел свои плоскости преломления и параллели проведения. В данном случае - многие острые углы изящно обогнули стороной и оставили в тени, в сравнении с откровенным плевком в лик общественной морали в том же «Ганце», с которым только ленивый неофит не будет сравнивать «Красный Сад».

Причинно-следственные связи двух враждующих кланов – вот они истинные «ужасы» в определении жанра, современную публику не испугать насильственным побуждением к членовредительству. Настоящий шок следует ожидать не после умерщвления девиц, с последующим их же смертоносным воскрешением, но остросюжетным фактом: они будут петь, да так что фанаты мюзиклов будут отчаянно конвульсировать в темпе индийских кино-плясок, пусть не долго, но на долгую память.

Просто невероятно, как мило и хитро создатели, отвесив все положенные и чинополагающиеся для сёдзе поклоны, реверансы и книксены, умудрились «оживить» своих мертвых героинь, дать им раскрыться и созреть, не скорее, а вопреки условностям жанра. К финальным сериям, «Красный Сад» дал свой урожай именно на почве характеров - и никак иначе.

В этом значительную роль сыграли правильно перенесенные акценты и приоритеты. Не под благовоспитанную до аристократичной бледности Кейт, пришибленную тихоню Роуз, модницу-тусовщицу Рейчел, или самостоятельную неформалку Клэр – все скроено и сшито. Напротив – именно им больше всего приходиться меняться, расти над собой и над другими, тренироваться и преодолевать трудности, учиться находить себя в жизни «после смерти».

Да и другие герои «Red Garden», второстепенные и все прочие, едва ли не менее важны для более точной оценки данного сериала. Нет отчаянно благих и чрезмерно жестокосердных, у каждого своя персональная правда, не нуждающаяся в оправданиях и снисхождении.

Самое главное, как оказалось, – успеть определиться, ради чего ты отчаянно, остро жил и так же неистово, был готов умереть. Оттого, сострадания скорее достойны те, кто зашел слишком далеко в личных мотивах, чем все те, кои твердили об общих интересах клана, рода, семьи, и так ничего и не добились в конечном, безжалостном итоге.

Если смотреть непредвзято, и положа залитую кровью руку, на свое такое человеческое и сильное в своей слабости сердце – в «Красном Саде» почти нет невиновных, хотя хватает невинных. Чтобы жить самому и давать шанс выжить другим – надо многим жертвовать, это так старо как мир и так достойно благодарности, хотя бы в качестве эпитафии.

Подчас обстоятельства вражды, влияния и доминирования более жестоки, чем те, кто действует в силу их воздействия. И потому окончание «Red Garden» - смело можно назвать самым грустным и беспросветным «хеппи-эндом».

Уж слишком их много: вовлеченных и задействованных вопреки воле и желанию, жертв холодного расчета и скоропалительных побуждений. Проигравшие прахом развеяны по ветру, немногим уцелевшим – уже нет пользы и толка от чужой, в сущности, победы. А лавровый венок триумфаторов - все больше напоминает терновый венец.

И в людской недолговечной памяти остается что-то после того, как высыхают пролитые слезы и выпущенная на мостовую кровь, и это нечто переживет дольше, чем протянут ее обладатели. И это нечто, скорее всего, называется – ДУША, на миг застывшая в момент цветения-расцвета кроваво-алого сада. «Red Garden» - такой Красный, такой Сад….


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Пираты «Черной лагуны» [ТВ-1] (2011.07.06)

Для KOrsar45

Без второго сезона "Черная лагуна" на много не потянет, рекомендую посмотреть оба сезона, аж потом оценивать и расценивать!!!!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Под мостом над Аракавой [ТВ-1] (2011.06.19)

To KOrsar45?
Ну наконец-то мы пересеклись.
С интересом слежу за вашим творчеством, пишите больше!!!


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Здесь и сейчас (2011.06.19)

«-О каком еще долге, парни, вы мне тут жуете?! – раздраженно прохрипел Рябой, обдавая передние ряды новобранцев смрадом сивухи и несвежей колбасы полусырого копчения. Умелым движением, послав плевок в песчаную почву у своего сапога, он привычно продолжил: - Не надо лишней трепотни, от нее только пучит мозг и воспаляется ливер! Вы просто насадите на свои штык парочку метров вражеских кишок, и всем сразу станет ясно и понятно – как вы предано любите нашу армию, командование и лично его светлость Конрада X-го».

(«Будни армейского мясника или биография Варфоломея Среднеазиатского»).


После «Здесь и сейчас», несмотря на 10 миллионов просмотренных аниме, остается горько-сладкий вкус потери, почти, такой как разрывающая сердце любовь к незаслуженному милосердию.

Завязка «Ima, Soko ni Iru Boku» в первой серии яркий пример копипастинга любого махо-сёнена (все нетрадиционные переломы сюжета, атипичные мозгосотрясения и душевные раны – будут впереди), а центральный персонаж просто ходячий (порой даже прыгающий) пример условностей жанра – равно как и быстрое развитие действия, и динамичность, развертывания событий. Даже своего рода «волшебная палочка», в иных ситуациях вполне себе магический жезл, авторами забыт не был.

Еще с утра, Мацутани Шузо, можно просто Шу, готовился завоевать право, на первое, в своей жизни свидание, а к закату со стилизованным «мечом» в руках уже встал на защиту Лала-ру, «прекрасной дамы» с поволокой во взоре.

В ходе стычки с применением меха и подручных материалов, наш вполне себе железобетонный Шу (с одинаковым упорством ковыряющий в носу и бьющий по кумполу новоявленным сторонникам киднеппинга) был перенесен в иной мир.

И понеслась…беготня по коридорам и коллекторам, и поехала прививание, особо злым взрослым, правил хорошего тона с помощью общечеловеческого стимула (кто не помнит – «стимул», палка для вразумления упрямых ослов). Так и в «Ima, Soko ni Iru Boku» происходит, но с точностью наоборот.

Первый тревожный симптом, заметен уже в первой серии, т.е не смотря на то, что всё в вводной части, идет как по уставу - от гиперактивности до почти мифической прыти нашего Шу (поклонники системы Поливанова сколь угодно могут доказывать – надо говорить Сю, но динамики шипят «Шу») он неприлично похож на босоногого Гэна.

Неспроста это, того и гляди хитроумный автор, во всеоружии приготовил, для потенциально военнообязанного зрителя, деморализирующий гуманизм, и прочую антивоенную агитацию, с показом кровавой ржавчины милитаризма и незаживающих напалмовых ожогов цинизма: «моя хата – с краю, и давно сгорела».

Следует напомнить - произведения в жанре сёнэн, как правило, концентрируются на темах дружбы, товарищества, соперничества в жизни, спорте или в боевых действиях. Герои сёнена как правило, всегда уверены в себе, храбры, заботятся обо всех, до кого в состоянии дотянуться, никогда не унывают и не сдаются (даже если ситуация кажется абсолютно безвыходной), а также, с точки зрения реализма, обладают колоссальной, сколь и фантастической удачей.

Типичный портрет главного героя - упорно движущийся к своей цели идеалист, (тут позволительно вспомнить мальчика Конана из одноименного серила Миядзаки), и Шу честно пытается тянуть на себе лямку «памятника во плоти».

Вот только он, по неопытности, пока еще не знает – добро и зло, справедливость и произвол, та еще извечная палка о двух концах, имеющая неприятное свойство менять полюса, нанося при этом болезненный урон представлениям о привычном укладе вещей. Хуже того, любая палка, хотя бы раз в году да стреляет, и никто не застрахован от того, что орудие насаждения справедливости рано или поздно может обернуться «самострелом».

Дальше – ничем не лучше, и местное население, с которым приходиться столкнуться Шу, после побега из нестройных рядов добровольно-принудительно рекрутированных, в своих методах противодействия экспансии Хеливуда, еще больше озлоблены и не стесняются ни в целях, ни в средствах. В своей слепой ненависти отмщения, иные жители Дзалибана поступают со своими товарищами и соседями еще хуже, нежели с чужаками.

Избитая тематика – замкнутого круга насилия, как никогда прежде рассмотрена и расчленена со всех сторон; камнепад, направленный в праведников только усилит их веру, если не убьет, конечно. Идеалисты и фанатики - суть одни и те же безумцы, зацикленные на своем понимании всеобщего блага и первостепенных приоритетов.

В итоге, каждому досталось – по злой роже, по миротворческому горбу, никто не избежал порки, случайной пули и неслучайного ножа в спину – ни правый, ни виноватый. Одна Лала-Ру вечно отстраненна и неприлично похожа на куклу, больше объект, чем субъект, потому прожила 10000 лет, в отличие от всех тех людей, кто был так одержим гуманистическими страстями, или заражен эгоизмом и стяжательством власти.

«Now and Then, Here and There» тем и замечателен, что являясь сёнэном, сознательно привносит элементы чуждые жанру, и подчас напрямую противоречащие всем уставным и неуставным правилам, словно - это не героям аниме, а непосредственно зрителю предназначался мозговправляющий удар.

Проверку на твердолобость непрошибаемого оптимиста приходиться проходить не только и несколько Шу, скорее потенциальному зрителю. «Приключения», – если последние две серии не заставили вас забыть это определение, значит, дело тирана Хамдо никогда не умрет, хотя бы в вашем сердце.

«Положительных» - нельзя убить, «негативные» - не могут быть увенчаны лаврами победителей?! Конечно, такое никогда не случиться – в сказках с незамаскированной моралью, таких как сёнэн классический. В сёнэнах нарочно избегают пограничных, «серых» оттенков в описаниях личностей, между подлецом и кумиром благовоспитанной молодежи.

Если персонаж «хороший» – то уж так во всем, и всегда, в любой позиции, положении, позе, а если «плохой», так до… до расстройства кишечника. В реальности, пусть и параллельной, как и показано «Ima, Soko ni Iru Boku», зло и добро намешано в людях в разных пропорциях, и с далеко не предсказуемыми последствиями этой градации, жить и выживать совсем не одно и то же. Реалии суровы: война никогда не закончиться - пока одна сторона не уничтожит другую, и возвращаться домой после того, что сделали с тобой и сотворил ты с другими – оказывается уже не так уж и важно.

Взять того же деспота Хамдо, он сам пример армейского карьерного роста: вчера лишь мелкий винтик, а завтра - крупномасштабная сволочь. Достаточно представить линию изменения характера Бу-Набука-Табул-Хамдо – цепочкой конвейера смерти, от ребенка, вырванного из семьи до взрослого, готового младенца поставить «под ружье», и все стаёт на свои места. Молчаливое соглашательство, безмолвный протест, открытая агрессия и сокрытая до поры до времени и тлеющая, словно бикфордов шнур ненависть ко всем и каждому.

Аллегория убийственно проста и доходчива – сегодня ты просто паренек, идущий после тренировок, обратно домой, а уже завтра незнакомые люди явятся и заберут в чужой и непонятный всякому подростку мир войны и насилия. Что будут стоить все слова поддержки – кого они воскресят, утешут и накормят?! мертвых, изнасилованных, голодных?! За каждую тетрадрахму чистого духа взыщется фунт умерщвленной плоти.

Сравнивать по жесткости и депрессивности, а поводов к финалу, найдется много, «Now and Then, Here and There» с другими подчас не менее жестокими аниме (с коим многое созвучно, но не аналогично) – крайне спорно, хотя бы по причине жанровых расхождений и взятой «на мушку» целевой аудитории.

«Здесь и сейчас» почти полностью обошелся без юмористических вставок, гэгов и чибиков, в отличие от крови, боли и сомнений в правильности своего пути. Избежали авторы и создатели, и большей части упреков в наносной и искусственной эпатажности. Убрав элементы фантастики, и перенеся происходящие события куда-нибудь на африканский континент или Балканы, и там, адаптировав согласно местным условиям и национальному колориту – ничего бы кардинально нового менять бы не пришлось.

Вопреки бытующему мнению «Now and Then, Here and There» анимирован и поставлен качественно и полновесно, и отнюдь не «на скорую руку», или путем применения левой ноги особо артистичной курицы.

От красочных бэк-граундов до специфического дизайна персонажей, ни кавай, ни проблемы с бюджетом не вносят диссонанс, или мыслей о недостатке финансирования. А музыкальное сопровождение куда выше среднего (при этом, привычного варианта опенинга в сериале нет), и достойно особо упоминания за наличие, как ориентальных зарисовок, так и сквозных тем и лейтмотивов.

Главная мысль сериала: здесь и потом – ты, главный герой (и ты, не менее главный зритель) должен решить, стоит ли продолжать борьбу за право убивать, или быть убитым за свои душеспасительные и не очень, мечты. Или стоит бросить к чертям собачьим, этот слишком брутальный для тинэйджеров, никогда казармы/карцера/штрафбата не видевших, сериал и «дезертировать с поля боя».

А вы попробуйте целевому зрителю 12–14 лет, связно объяснить - зачем мальчишек бьют ногами по лицу, а девчонок…и того хуже, и не скатиться к лукавому: «это брат, гипербола такая», и промолчать, что в любые военизированные подразделения всегда держались на дисциплине «железного кулака». К особо глухим к словам назидания/военного устава всегда готовы достучаться…палкой по черепу.

У войны именно такое лицо – лица убитых родителей и порабощенных детей. Лица людей измордованных и ожесточенных, опустошенных и замкнутых в своем одиночестве, и слова о неотступном хеппи-энде – неудивительно, для них они звучат как издевка, чуть ли не ехидной ложью.

Ужас военщины в «Ima, Soko ni Iru Boku» - не иллюстрация противостояния могучих держав, или воюющих наций, окопных будней и периодических атак, сражений армад и флотов. Все куда достовернее - равноценный противник для крепости Хелливуда (вот уж точно «адский лес») был замечен всего один раз. Да и диктатуре куда проще закабалить тех, кто ближе и слабее, чем лезть «на рожон» равному себе по силе и возможностям.

Дайти Акитаро взял под прицел одну из основных мишеней в милитаризме: дух казенщины, казарменного диктата и обсуждение приказов после их выполнения.

Ведущая тема отнюдь не ограничивается испытанием моральных принципов, отдельно взятых детей, подростков или взрослых. Куда важнее превращения всех и каждого, от мала до велика в послушную марионетку, «оловянного солдатика». Безжалостный механизм, куда опаснее тактических или баллистических ракет, мертвый сам по себе, но обретающий потенциальную силу в вероломных человеческих руках, готовых направить очередной живой «снаряд» с целью добиться победы любой ценой, не смотря и не замечая жертв.

Невольно можно согласиться с выводами, навязанными Лала-Ру - только так и не иначе, отдав себя без остатка, излив всё, что есть в тебе до последней капли и, исчезнув, можно смыть хотя бы часть людской скверны, грязи ненависти, смятения и сумбура.

Все кто выжил – изменились, и готовы строить свои миры на осколках разбитых иллюзий, главное усвоить один болезненный урок – если хочешь изменить этот неправильный мир здесь и сейчас, там и потом – начинать придется именно с себя.


+26Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рыбка Поньо на утесе (2011.06.13)

Папа - голик!!!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Бесконечное путешествие корабля Ривиас (2011.06.05)

«Господа, смею Вас поздравить – бунт удался на славу. Напоминаю Вам, что вполне возможно, расстрелять всех подозрительно выглядящих на площадях, и перевешать всех инакомыслящих на близлежащих столбах. Однако, идеи несвободы, неравенства, небратства – бессмертны, пока живы хотя бы с полтысячи носителей каких угодно идей и моральных концепций».

(из протокола заседания членов клуба почитателей Лелуша Ламперужа).


«Бесконечное путешествие корабля Ривайяс» - посланник поколения японских аниматоров (или кто-то считает последующих «Странников» Танигути Горо – совпадениям?!) всем тем, кто еще помнит – что это за агрегат НФ, и по каким законам механики и астрофизики, она работает и действует.

Этот своего рода, корабль-лаборатория и поныне, в одиночку ( т.е подражатели замечены не были замечены до сего момента), единолично бороздит просторы аниме-пространств, уйдя прочь от проторенных прежде вех большинства фантастических сериалов, в которых по-прежнему стабильно много меха, но мало космоса.

В конце прошлого тысячелетия, а точнее в 1999 году, «Infinite Ryvius» покинул родные (для Sunrise) берега меха достижений/упущений, вот только так и не нашел постоянного прибежища и стабильного приюта в космоакватории XXI века.

Господа пророки несостоявшейся НТР, в общем, и аниме-индустрии в частности, вы промахнулись - на Марсе по-прежнему не цветут яблони. А эпоха покорения межзвездных далей - так и осталась сплошь коспооперной, и насквозь условно-утопичной. Закат эпохи Гандамов так и не состоялся, увы и ах, это надо признать - эра распространения сериалов уровня «Planetes» так и не наступила.

А сам Танигути Горо в 2005 году огнем и мечом прошелся по анархическим лаврам народных мстителей, и широким шагом Командора вернулся к идеям пафосных до скрежета зубовного, революций сосредоточенным в аристократичных руках мутнооких котов-Гиасов.

Творческая, и всякая прочая ретроспектива поступков и деяний, в том числе, применительно к «Mugen no Ryvius», подчас не о чем, кроме как о смене личных приоритетов не говорит, так оставим на совести индустрии очередную порцию недовольств, вишь как нас голодных много – она одна такая одаривающая, и вернемся к сути обзора.

Что есть любое фантастическое произведение, как не мысленный эксперимент (при соблюдений условий авторских ограничений и навязанных пространственно-временных рамок) над героями, который невозможно в полной мере провести средствами предметно-материального моделирования, т.е полевой полигон сверхреализма.

«Mugen no Ryvius» - и это, надо признать, есть доходчиво и достоверно поставленное действо с последовательным развитием взаимодействий/противодействий, эволюциями характеров и революциями судеб, чего только стоит сочно иллюстрированный переход от политики слабо аргументированной демократии к тенденциям жестко регламентирующего тоталитаризма.

Это и своего рода робинзонада и хронология ломки стереотипов поведения, назревающей медленно, но верно - внутри нестильных групп и крепко (до первого переворота) организованных формирований, и неуклонно наступающим естественным отбором слабых, сильных, и переходных звеньев искусственно изолированного сообщества.

Куда уж доходчивее рассказать молодежи о ней самой (это все-таки аниме, шедшее не в ночном эфире) как не путем проекцией чувств подростков поставленных в экстравагантные политические, экономические условия жизни без опеки взрослых.

Собственно этой цели и служит появлении материализованного аватара Нэи, которая как чуткий барометр реагирует на изменение психологического климата внутри корабля. При первых признаках назревающей бури, или же наступлении штиля от эйфории скоропалительных побед, она мелькает в кадре с завидной постоянностью, или того больше вступает в некое подобие контакта с обитателями мирка живущими внутри скорлупы ее электромеханического тела.

Путешествие в пределах солнечной системы в условиях далеко не всегда мирного сосуществования пяти сотен тинэйджеров – и она же, воссозданная в миниатюре авторами и создателями «Mugen no Ryvius», модель человеческого общества, подобна паруснику, заключенному в бутылку.

Почти Ноев ковчег (каждой твари - по паре, на каждого невротика по парочке социопатов) – но вопреки Книге книг в этом путешествии вышло как раз таки все наоборот. Не обитатели крейсера Братики должны спасаться, но путем брожения и последующей фильтрации душевных эманаций его обитателей запланировано «грядущий исход из земель египетских».

В основе сценария шесть долгих (нет хуже – ждать манны небесной и догонять ушедших в отрыв народных масс) месяцев заточения. Изоляция без суда и следствия, без права переписки, с правом отступать, пока еще хватает пищи и воды, вот только с теми, кого объявили в розыск как террористов - не ведут переговоров, особенно такие же радикально настроенные структуры.

Мальчишки и девчонки, пилоты-юниоры, стюардессы-практикантки перед яростными атаками взрослых, также поставленных перед выбором неоправданных жертв и не прощеных обид. Ситуация ожесточения, непримиримой борьбы за право голоса и умение захлопнуть говорливые глотки толпы очередной хлебной карточкой «за арбайтен по-стахановски».

В «Mugen no Ryvius» подробно рассмотрена картина борьбы добывающих и распределяющих блага институтов и органов местного самоуправления, битвы на роботах в межпланетном вакууме и конфликты интересов в замкнутом пространстве, противодействие любителей устраивать стачки и акции спонтанной халявы, как анархического средства противостоять спасительному для большинства кворуму. Давно замечено, что когда рубят лес – стабильно под топором, попутно летят и чьи-то головы. Как говориться в одной старой галактической басне: «Уж в том ты виноват, что сьел мои талоны на питанье».

Как на подбор в кузнеце кадров деспотов и народных освободителей, требующих затянуть пояса покрепче и «закрутить гайки пожестче» - умные и глупые, активные и безынициативные, эмоциональные и расчетливые, коалиции единомышленников и резко выраженные индивидуалисты. Пять сотен обитателей Ривайяса предоставленных себе на растерзание и на милость Проведению, которое надежно отделяет зерна от плевел методом отсева «много званых – мало избранных».

Их посадили - сказали «поехали», вот только не уточнили «зачем» их будут испытывать на прочность те, кто по идеи должен наставлять на путь истинный винтиков исполнительной системы «потребитель-руководитель».

На примере одного только юноши Кодзи замечателен саркастический авторский взгляд на любую умеренную интеллигенцию среднего класса. Он регулярно получает по физиономии, постоянно мечется меж обжигающих огней враждующих лагерей, бултыхается среди постоянно меняющих направления потоков и течений, и при всем при этом, обязательно оказывающейся при любых социальных катаклизмах, как бы «не причем», вдали от кормила власти, но обязательно поблизости от кормушки.

Какие бы не происходили бы многочисленные захваты власти, скороспелые триумфы анархии или расцветы диктатуры, внезапно обретенные возможности решать за всех и для блага отдельно взятых фаворитов, Кодзи долго и мучительно насилует совесть и … как никто другой быстро находит точки пересечения с аватаром Ривайяса.

Оттого 26 серий - есть длительный и подчас обременительный полет «в никуда», поиск во многом иллюзорной земли обетованной, с пролитыми по пустяшным поводам кровью и никого не извиняющими слезами. Микрокосмос социума, показанный в сериале - это просто небольшая экстраполяция текущего положения дел, влияния общечеловеческих амбиций, комплексов и страхов. Фантастика ближнего прицела, но с акцентированием на психосоматике - все-таки героями здесь остаются люди, а не техника будущего.

«Mugen no Ryvius» отнюдь не лишен как сценарных, так и технических огрехов производства, и чтобы вникнуть во все тайные пружины, колесики и шестеренки сюжета - надо набраться терпения. А многие факты и события из жизни персонажей длительное время оказываются, сокрыты некоторой дымкой неопределенности, и это особенно касается многих действий взрослых, их объяснят только к финалу, да и сомнительный эпилог способен вызвать приступ обличительной гиперсалевации. Анимация и саунд-трэк этого аниме вряд ли стали прорывов, даже для своего времени, и типично для Sunrise – техника куда лучше обрисована, нежели персонажи, и если копать глубоко – можно уйти далеко.

Вот только, и в этом сериал сродни самому человечеству – позитивных качеств никак не меньше, нежели отрицательных, и отказывать ему в праве на пристальное внимание, и тем более в праве на существование, среди куда более тривиальных «братьев по разуму» стало бы только подтверждением неистребимого юношеского максимализма.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Истории монстров (2011.04.23)

Взметнувшаяся юбка, (см. слайд № 1 - камера наготове), ажурные розовые трусики (см. слайд №2 - фазовщики в нетерпении) очкастой старосты класса с длиной косой – это только эротическая прилюдия. Однако весь садомазохисткий с... хм, смак «Монстроисторий», - как глосит полустертая надпись на школьной доске из нестранслировавшегося эпизода «Zetsubou Sensei», еще впереди.

Что есть «Bakemonogatari», и с чем монстры аниме-индустрии, нас (потенциальных зрителей и несостоявшихся критиков) едят?! Возможно, но невероятно - абсурдистки честная (садист тоже порой бывает искренен и откровенен перед своей жертвой) процедура изгнания бесов из бренного тела школьной лирики. Настоящий обряд экзорцизма с участием проворного мозга Симбо Акиюки, опытного тела SHAFT-то анимированного продукта интимно-массового использования, и несвятого духа свободомыслия на заданную тему.

И это все, господа цензоры, и товарищи знатоки эрогуро - на фоне тотального насилия, агрессии и дисфории, еще немного и волна отчаянья будет готова захлестнуть неокрепший разум всех прогрессивных унылых аниме-педагогов современности.

Впрочем, как известно психоаналитикам на добровольных началах, - чудеса бывают разные, например, как в «Bakemonogatari» - сплошь мистико-гаремно-романтические. Т.е. Ему на голову сваливается Она, Ей в руки попадается Он, попутно под ногами мешаются Они: несбывшиеся друзья и несостоявшиеся подруги.

Оттого и в «Bakemonogatari» чудовища столь разительно похожи на школьников, а некоторых тинэйджеров и впрямь нетрудно принять за монстров. Искусственно стерильная среда развития in vitro без продромального периода проникающей инфекции инфлюэнции первых, но не единственных чувств.

Следует отметить, что в этом аниме почти нет второстепенных персонажей, и вовсе не в переносном значении - статистов нет даже в качестве массовки, фона, предметов социального натюрморта. Все локации сугубо схематичны, как на эскизах архитекторов, попавших под влияние абстракционизма, и даже проезжающие по условным дорогам необязательные в этом полупустом 2D мире трехмерные машины – нарочно одной марки, расцветки и модели.

Вот перед вами нечто, напоминающее дерево, с функциями по заполнению кадра оно вполне и отнюдь не банально-буднично справляется, и так уже на засыпанные лепестками сакуры, пришкольные аллеи наблюдается самый настоящий межсезонный поллиноз. А вот тут - нечто похожие на город, где есть условия для манифестации наскоро состряпанных чудес, но не хватает места и необходимости для построения многолюдного муравейника мегаполиса.

Да и по смыслу и построению сюжета этого опуса Симбо, может и поначалу тянет сказать, что «Монстроистории» балансируют на грани фантастики и полного бреда. Вот только болезненная тяга и реальное непредвзятое отношение, далеко не всегда сталкиваются лицом к лицу, на одних, стало быть, улицах.

«Bakemonogatari», никак и не при каких обстоятельствах не грозит нарушение баланса, так как на двух стульях никто усидеть и не пытается. Мистика построена, скроена под конкретных героев, через эту якобы фантастику развиваются далеко не экстраординарные отношения, убери волшебных крабов, змей и прочих зоопаноптикум, все остальное – стабильно, как рейтинги популярных сериалов про первую любовь.

Опять-таки весь смысловой экспрессионизм сериала построен на игре слов, арт- бомбардировке острыми фразами, в которых скорее важен процесс творческого надстроения, приживление побочных рукавов и витья фразеологических узоров, чем итог этих самых перепалок.

Из глубин заживо похороненных воспоминаний выныривают животрепещущие факты из прошлого, и персонажей преследуют совершенно двусмысленные обстоятельства из их будущего, героев подкарауливают за углом фривольные недоразумения и набрасывающиеся с настырностью эксгибициониста - бесстыдные ситуации/позы/положения.

И сколько же крови они попили, слишком внимательным соглядатаям от арт-тусовки нонконформистов, ни один вампир не управится, любой монстр надорвет пупок - анализирую творческое наследие Симбо Акиюки.

Если вы еще не вывихнули мозжечок после первых серий «Soul Taker» - (ура летчикам-космонавтам, за поминание всуе атавизма наподобие сценария), помните о похмельной участи ренегатов от эстетствующих реакционеров, посчитавших дизайнерский трэш-панк «Bakemonogatari» light версией хардкорного сюрреализма «Похитителя душ».

Прилюдно ностальгировать – на «Портрет малышки Козетты» слишком смело, а вкалывать очередную порцию инсулина после порции «Пани Пони Дэш» в жадные вены - уже симптом настораживающий, так и до недояоненного юри не далеко, хотя чем MariaHolic-ки не шутят, Akiyuki-маны не гнушаются.

Когда гарем (они ему – проблемы, а он – им участие, понимание с последующим высвобождением накопившегося пара в условиях горячих источников) оборачивается почти зоопарком, если не сумасшедшим домом на выпасе, а лирика так и вовсе приручением дам особо опасных – удивляться не стоит. Лучше сразу пойти на первое свидание, чем 11-ть серий наматывать свои, кстати, кишки, на чужие, замете, кулаки.

Ибо чудесные девы младые бывают разноОбразные и монстроПодобные (семпаи-кохаи и просто приблудные лоли с рюкзаком проблем за спиной). И арсенал обаяния у них тоже далеко не спа-глумурный: канцтовары особо убойной силы, шаловливые ручки обезьяньей национальности, змеино-кошачья фетиш-атрибутика и другие прелести инфернальной одержимости.

Так что главная, я бы даже сказал, личная проблема главной жертвы женского произвола «Bakemonogatari» - Арараги-сана отнюдь не в болезненной тяге всюду совать любопытствующий нос и милосердные руки свои, она в самой природе лирических сериалов.

То есть, должна быть Она – живая антиреклама средств для похудения, незнакомка в балахоне традиционной ориентации для леворуких небоксеров, одержимая очками староста, надежно забытые «чьи-то там подруги», и потому как ни крути рукава смирительной рубашки, - «шерше ля фам», и ваша господа мушкетеры, песенка спета по гормонами аранжированным нотам, старой, как любовь к панцушутам мелодии фансервиса.

Кто не согласен, то имейте в виду – кровожадный стиплер уже ждет теплой плоти особо дотошных и докучливых, а точилка для карандашей в опытных руках – просто страшный сон эроманьяков.

И вредина-обаяшка Сенджогахара, при случае напомнит своему избраннику: «Ты только глаз на других не ложи, а то, знаешь, дорогой, порой бывает - правда глаза колит. Как хорошо оточенный карандаш». Удивляет - не правда ли?! Так обычно герои анимационных лирических love story не поступают. В реальном мире – в принципе, тоже. Но эти истории обычно-тривиальные. А в «Bakemonogatari»» истории немного другие.

"Зецубошта!!"- опять суровые критики в отчаянии, пока фанаты ликуют, сомневающиеся все так же в нерешительности от неразрешимости противоречий: «к сердцу прижать – к черту послать», а трудоголик, известный под псевдонимом Содзи Хомура, расширяет границы стилей до уровня параллельной вселенной!

Снова душераздирающие слайды вместо анимации, и мозгосотрясающие наезды камеры вместо сюжета, и бравый, как сон эпилептика монтаж многомерных, многозначных, почти каллиграфических монологов, острота искрометных и взрывоопасных кислотосодержащих диалогов, лучших образцы творчества буйно помешанных художников-пейзажистов, и прочие коммерческие достижений CD-драм и визуальных новелл азиатских растоманов.

Досмотрите, господа недовольные, «Монстроистории» с начала до конца – после побежите осваивать, не приватизированные до сих пор, залежи мыла душистого и веревок пушистых. Не стоит оргазмировать раньше просмотра спэшлов, – персоны чувственные, вы еще додзинси не теребили назойливыми руками, а уже - туда же, бегом и вприпрыжку.

Монстром быть не просто, можно потерять вес, случается потерять совесть, главное найти жертву - жертвенного агнца на алтарь взаимной любви к себе. Он любит ее, она – любит себя, зрители страсть как любят подобные ситуации, не зря же Сенджогахара самолично рукоположила себя на ныне царствующую «Цундерэ».

И кого винить, что истории про монстров – оказались совсем не о чудовищах?! Пожалуй, только оборотней, вампиров и Симбо Акиюки. Что делать – у чудовищ свои интересы, у создателей … тем паче.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ариэтти из страны лилипутов (2011.04.07)

«Ариэти» - маленькое, но столь нужное чудо от «Ghibli». Словно нежданный подарок, от чужого, в сущности человека-великана, человечку-подростку, новый кусочек сахара вечно не взрослеющим зрителям от студии гиганта, легенды перфекционизма и творческого долголетия.

В наше бурное время, такого столь сказочного, но без каскадов прыжков, нырков и комичных ужимок уже не увидеть, и столь лиричное, но без накрахмаленной до хруста романтичности – давно не сыскать!

Памятуя другую классическую киносказку, про «Ариэти» также хочется сказать: «Обыкновенное чудо». То самое чудо, словно случайное, увиденное краешком глаза, сквозь рассохшиеся половицы старого загородного дома, обители семейных преданий и передаваемых от отца - дочери, от бабушки внуку – легенд и почти сказочных историй. Родное и близкое, как с посиделки перед пузатым чайником, с таким знакомым, но оттого отнюдь не приевшимся пирогом.

Все те же узнаваемые физиономии (семейные портреты «Ghibli» - знак стабильности в нашем непостоянном мире), образы уходящего детства и непреходящей в ветхость ценности уюта и понимания – маленьких и больших, взрослых и детей, всех тех, кому выпало быть, хотя бы на время, соседями по совместному существованию.

Камерная история кратковременного соприкосновения больших людей и далеко не свифтовских лилипутов - это возвращение в юность (ностальгия по «Тоторо» - еще один новый этап восприятия «Karigurashi no Arrietty»), очередной этап бесконечного круговорота доброй магии знаменитой студии, передача эстафетной палочки волшебства от одного поколения творцов «Ghibli» всем последующим.

Впрочем, подобное совсем не удивительно – сюжет обрабатывал, модернизировал, и одушевлял сам Миядзаки-старший, перо не дрожало в руке мастера, и режиссер-постановщик «Ариэти», Хиромаса Енебаяси, борозды проложенной знаменитым маэстро не портил.

«Ариэти» феномен, смотреть его – значит удивляться смелости авторов, отважившихся не испытывать вестибулярный аппарат зрителя «с ног сшибающими» финтами и крыше-сносящеми ракурсами, не провоцировать в каждом кадре на возгласы: «Ух - ты, ах - ты, белки - космонавты», не щекотать нервные центры аудитории нагазированным драйвом и количеством пушистости в единицу экранного времени.

Вероятно, если бы «Ариэте» была анимирована компанией Диснея, Dream Works, или иной другой студией соответствующего размаха, то и конечный результат был бы явно иным, если даже не диаметрально противоположенным.

Столпы «индустрии грез» вечно скатываются, пусть и лихо, и кувырком - под один и тот же откос крутой горки пантомимной акробатики, зубоскальства, подаренного механикой скольжения банановой кожуры и противостояния войны «mousses VS elephants».

Будь «Karigurashi no Arrietty» фильмом голливудским - все ситуации и перипетии сюжета, в которые попадает семейство малоросликов, рисковали бы оказаться лишь поводом завести зрителя в хитро замаскированные ловушки развлекательности и массово насаждаемого умиления. Но, к счастью, «Ариэте» - сказка, рассказанная с целью не просто блеснуть мастерством рассказчика, но скорее для раскрытия потенциала в самом слушателе-зрителе.

Сама Ариэти – далеко не барби, которая нуждается в непрестанном спасении «прекрасным принцем», не фетиш отважных принцесс и потенциальных волшебниц, но обаятельная пацанка с первыми симптомами пробуждающейся женственности, больше похожая характером на осторожного отца, чем на сорвиголову, уставшую от родительской опеки.

Усмотреть в сюжете «Ариэте» скрытый, экологический посыл не возбраняется. Так будьте аккуратными с тем, что нас окружает, быть может, ваша жизнь – для тех, кто поменьше и слабее может оказаться настоящим разгулом стихии. Однако мудрый Хайяо, на пару с Хиромасой (тем же финалом фильма, как он есть) слишком хорошо знают свое «сказочное дело», чтобы размениваться на эквилибристику всего одной скрытой моралью.


+37Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Гильгамеш (2011.03.30)

Боги не умирают – просто однажды настает день, когда умирают все люди, способные верить в их существование».

(из расшифровок письменности древней Месопотамии)

«Я, пожалуй, дам Вам возможность досмотреть эту злую шутку до самого конца. До финальных секунд этого неправильного, запятнанного грехом, мира».

(надпись на групповом фотоснимке, найденном на одной очень далекой и очень пустынной планете).


Закат человеческой цивилизации, ренессанс языческого пантеона прошлого, и он же занесенный песками времен, монумент студии Group TAC под звучным названием «Гильгамеш». Не привлекательное для всех, ибо многое в нем сумрачно до глобального декадентского катарсиса распада, но аниме для избранных Танатосом.

Произведение насыщенное художественными аллегориями, сквозными лейтмотивами, логическими рефренами, и с бюджетом, лишь немного превышающим стоимость целлулоида.

Сериал обладающий мрачным очарованием полного, без компромиссов и слабины, тотального отчаянья, местами почти черно-белый по цветовой гамме; монохромный по эмоциональной окраске. Вот уж где в пору вспоминать про эпитеты: «мертвенно-бледный, или могильно-черный».

Мистерия медленно, но неизбежно увядающих надежд на незаслуженно светлое будущее научного прагматизма. Обретшее плоть - эхо минувшего,прямой речь пророка, шагающего на правах хозяина нового мира и сурового властителя – апокалипсиса уже сегодня.

История о бытие двойников и двойственности человеческой натуры, здесь даже глобальный катаклизм, поставивший жирный крест на всей электронике и связанных с ней благах цивилизации красноречиво назван «Двойным Х», вот только памятуя о дуальности забывать, о римском написании 10-ти, тоже не стоит.

Словно полузабытое божество, похороненное в песках Месопотамии, «Гильгамеш», будто сам застыл вне времени (манга - первоисточник родом из 70-х, хотя фигурирует генная инженерия и клонирование). Он при любом раскладе, как ни смотри, и как не рассматривай, оказывается в патовом положении, не популярен и вызывает органическое отторжение у поколения МTV несоответствием аскетичной формы своему гипертрофированному содержанию.

Сериал «Gilgamesh» снят не вовремя и невпопад, когда мода на поголовное увлечение психокинезом и последствиями голливудских кино-раскопок древних захоронений прошла давно и надолго, еще где-то в середине 90-х. Оказался он и вне достижений цифровых технологий - его компьютерная графика в своих первых шагах - хромает во всю мощь искалеченных ног. А его фазовку (промежуточные кадры анимации) можно смело рассматривать как тест на скрытую эпилепсию. Настоящий артефакт «не от мира сего», застрявший в неустойчивом балансе между неряшливостью фан-арта и эскизным минимализмом арт-хауса.

«Gilgamesh» смущает порой идейной схожестью с «Иксом», и там, и там, та же мелкая дрожь заики сюжета, лихорадка метаний героев меж огней враждующих лагерей и выпущенных файерболов, пугает качеством анимации, куда страшнее всех возможных эсхатологический предзнаменований.

И ладно бы, если только в первых сериях, так и к финалу гордиевы узлы и сценарные завязки, создатели будут рубить беспощадно, и с достойных языческих жертвоприношений кровожадностью, благо все же сюжетно «Gilgamesh» куда лаконичнее, нежели суета полнометражного или откровенная тягомотина «Х» телевизионного.

Он теребит сознание сюжетной аппликацией дохристианской символики мистицизма и мелькающими с подозрительной настойчивостью рефрена легендарными картинами на хрестоматийные сюжеты. Вызывает когнитивный диссонанс своеволием капризных, почти эллинских богов, населяющих НеоОлимп, и библейскими идеями Всемирного Потопа, очищающего всю скверну человеческого греха.

И то, что мотивы поведения героев, до самого последнего момента едва различимы в туманной дымке недоговоренности, а интересы противоборствующих сторон, как и мысли их лидеров заретушированы всеобщей скрытностью, или вовсе скрыты под темным пологом вуали, света в этот сумрачный мир никак не привносит.

«Гильгамеш» выбивается из проторенной колеи историй про очередных подростков-борцов за мир, ощущением смутной тревоги (доверять незнакомцам опасно) и тотальной скрытности (все как минимум недоговаривают, как максимум - врут сами себе). Да и кому можно доверять в мире, где уже выросло поколение, никогда не видевших голубого неба?!

Мир стабильности небоскребов и финансовых гигантов слишком расшатан предыдущими катаклизмами, его сто раз рушили в угоду своим слабостям и продавали в обмен на свое, подверженное искушению, сердце, чтобы чьи-то плечи смогли удержать титанический груз спасения. Вправление вывихов хромого века – только удлинение затяжной агонии.

В одном, неплотно прикрытом ящике Пандоры – заигрывание с вечностью и возможности ДНК реформаций, в одном бездонном колодце вечных вопросов - наука и мифология, Гильгамеш и Энкиду, дети без права на ошибку, и взрослые, самолично лишившие себя шансов на счастье.

Отблески чувств и минувших событий, искаженные отражения былой любви, запечатанные в коконе каменеющих душ – вот это тот самый легендарный «динамис», движущая сила непрерывного разрушения и крамольного созидания.

«Гильгамеш» - чистый экстракт тоски, эликсир одиночества, чем ярче лучик надежды на скоротечный час перемирия, тем чернее тучи сгущаются на горизонте, еще одно напоминание старой истины: ничто не вечно - ни жизнь, ни смерть.

Просто сон тысячелетнего существа, которого люди однажды осмелились потревожить, да так и не сумели понять, что сны о жизни векового разума - лишь кошмар для их бренного существования.

Бесперспективные, по коммерческой успешности, эксперименты официальных лицензиатов, по внедрению «Гильгамеша» в массы, благополучно завершились полным отторжением. Это вселяет мимолетную, но надежду – аниме все-таки искусство, а не очередной повод развлечь и отвлечь.

«Gilgamesh» - аниме-размышление, о бессилии телекинеза перед силой судьбы, о вероломстве сокрушителя Мироздания, обрушивающего небеса на головы своих заблудших чад, и в ответ получившего ответный удар из навеки стертого прошлого.

При наличии достойного бюджета «Гильгамеш» мог бы быть намного лучше поставлен, изящнее снят и красивее преподнесен, прямо как наш непростой, неказистый и грубый мир. Но история не терпит сослагательных наклонений «если бы», он таков, как есть и с этим уже ничего не сделать и никак не изменить.

Можно только постараться насладиться кратким мигом затишья, перед первыми налетающими вихрями грядущей бури, как однажды сказали Гильгамешу во время его бесконечных странствий в поисках бессмертия.

Разящий укол пережитой боли (ах, камертон ты все-таки сыграл свою нужную ноту и роль), вобравшей в себя отголоски хрупкой жизни давно умершего человека – он нашел свою цель без промаха. Ты - орудие мести и инструмент возмездия, наполненный, смертельным для божества, ядом человеческой памяти.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Идеальная синева (2011.03.10)

«Популярность снаффа объясняется жестокостью нашего общества, тем, что человеческая жизнь не представляет собой никакой ценности. Пугает, что снафф все чаще привлекает обычных людей, не страдающих психическими заболеваниями или сексуальными перверсиями. В этом есть психологический аспект: видя на экране кровь и страдания, человек подсознательно утешается мыслью, что это происходит с кем-то другим, в то время как сам он находится в безопасности. Но это ведь только иллюзия…»

(в обсуждении темы, охватывающей не только одноименный роман Чака Палански).

Автор, творя и создавая, так или иначе, привносит свое видение, свой почерк. Он нередко трансформирует первооснову до неузнаваемости, наполняя смыслом прежде тупиковые линии эволюции сюжета, заставляя блеснуть то, что прежде было погружено в тень и сокрыто во мраке.

Но только тот творец может называться истинным «отцом» своего детища, кто сможет в своем поиске дойти до предела, разрушить границы и добиться полного и окончательного совершенства. Тогда появляется совершенная грусть,неотфильтрованное отчаяние, безграничная паранойя – рождается «Perfect Blue».

Уже в своей дебютной работе, Кон Сатоси не ограничился лишь ролью акушера гинеколога по отношению к роману Такэути Ёсикадзу, шагнул в иные плоскости, охватывающие пласт шире, чем просто сумасшествие одного человека. Перед вниманием зрителя предстает скорее безумие социума, взращенного на индустрии развлечений, и это отнюдь не брутализм ситуациналистов, стремящихся в своем авангардном арт-хаусе расширить порог рвотного рефлекса.

Смелое решение, для человека впервые выступающего в качестве режиссера-постановщика, не правда ли?! Получив карт-бланш от «Mad House» на переработку литературного источника Сатоси не стал/не смог/не захотел ограничивать игры своего воображения. В результате в построении фильма неоднократно срабатывает схема «матрешки» - фильма внутри фильма, на «голубом экране» - выраженные акценты на приватных кадрах жизни Мимарин, сценах преследования, насилия над телом и духом, и в результате - телепостановка массового, коллективного психоза.

Времена меняются, Интернет со своими «home page» дотягивается до всех и каждого. Почти также близко, как одержимый фанат, папарацци и смутные сомнения героини в успешности ее новой кино-карьеры. Поп-идол в 90-е уже не приносит баснословной прибыли, а может это просто Мими надоело вытанцовывать песни, пока фанаты приходят на концерты с одной целью - поразмять языки и кулаки.

И пока она успокаивающе шепчет в телефонную трубку: «Ах, мама ты ничего не понимаешь в этом бизнесе…», что она сама знает о диких джунглях целлулоида и раскрученном виниле масс-медиа - где всё продается и всё покупается – мечты, иллюзии, кошмары. Только то, что имидж позолоченного идола - начинает душить ее. Пока это только дискомфорт в ярком свете ослепляющих софитов, затем легкая асфиксия, теперь уже у зрителя - от слов ее продюсера, обращенных к сценаристу: «Пожалуйста, используйте Мими чуточку больше».

Постепенному распаду личности Мимимарин «вне и на экране», смотрящему удивляться не стоит. Поражаться можно только неиспорченности Мими, доселе не проходившей подобных этапов кастинга - иллюзия, мастерски навязанная Сатоси, которая подкарауливает наивность зрителя настырнее назойливого фаната.

Вера в значимость своей роли, в жизни, кино-карьере, рейтинге успеха - иногда это входит в привычку… как видеть повсюду косые взгляды, мертвых рыбок в аквариуме и всплывающие «брюхом кверху» иллюзии остаться незапятнанной. Шаг «с левой ноги» на съемочную площадку - оборачивается клаустрофобией, сны похожие на действительность перетекают в исповеди чужого сумасшествия, монологи трансформируются в галлюцинации, а факты криминальной хроники пожирают последние надежды на уединение.

Все сходят с ума по-своему, вот только диагноз - на всех один. Даже зритель из стороннего наблюдателя чужой меланхолии постепенно превращается в проводника безумия. Паранойя - как бредовая переработка жизненных впечатлений при сохранении формальной правильности мышления, она - главная Актриса, она диктует роли и расставляет статистов перед вездесущим оком кинокамеры, оживляя стойкий, систематизированный бред преследования, ревности и убийства.

В главной роли умопомешательство, а вовсе не прелести и ужасы шоу-бизнеса, и даже не судьба Киригоэ - только Отчаянье, блюзовое одиночество и потеря жизненного ориентира. Делирий от глагола deliriare — «сходить с ума, бредить», буквально «быть выбитым из колеи (de — «из» + lira — «борозда, колея»), фанаты шокированы сменой имиджа и неистово возмущены переменами, Мимимарин смущена переменой амплуа и галлюцинирует, потеряв шаткую опору успешности под ногами.

"Идеальная синева" вышел фильмом предельно острым по части обрисовки конфликтов, предельно детализированным в натурализации насилия, физического и психологического. Фильм призван шокировать, он способен не раз, и не два обмануть, любовное признание рвануть не слабее взрыв.пакета, полицейская мигалка может оказаться детской игрушкой, вот только приравнять его к снаффу, и лишать его художественного смысла явное заблуждение.

«Perfect Blue» затуманивает и искажает сознание, декорации сменяются где-то за спиной у вероятного зрителя, одна роль перетекает в другую с далеко идущими последствиями. Потому не догнать Мими настоящей, ехидной Мими прошлой, эта погоня безрезультатна, разве можно дотянуться до чужой мечты, победить кошмар, не просыпаясь?!

Делирий улыбается в каждом отражении, подкарауливает в каждом темном переулке, засел в друзьях, расширяет границы сна до уровня тотальной паники, глобальной социофобии.

Страх - как явление недовольства с нынешним положением вещей в «Perfect Blue», безмерно разрастаясь, он захватывает правых и виноватых, растет и увеличивается в широком диапазоне. Тут и опасение не оправдать возложенных надежд и обязательств, боязнь собственной иррациональности, испуг от вероятной амбивалентности, и под конец, как всепоглощающий и неконтролируемый, животный ужас.

Статичное оцепенение и подмены одной сцены с похожими, но все же, с иными словами,уступает место «дробному» срывающемуся монтажу, суета на съемочной площадке только трамплин к очередному нервному срыву, сам зритель готов усомниться в крепости своего рассудка. В одну и ту же воронку снаряд не попадает, но это в мире, где «хорошим девочкам» на каждом углу улыбается успех, а не квазимодо на полставки.

Совершенство без изъянов – всегда только обман, красивая ложь глянцевых журналов, мертвая красота постеров, оживить которую может лишь шизофрения фаната. Идеализация, даже ИДОЛИлизация – маниакально упорная религия ущербных духом, ей мало просто фанатизма до самозабвения и подмены действительного желаемым, ей нужны человеческие подношения и людские жертвы.

Терминальные стадии фанатизма заносят в медицинские справочники, субклинические – холят СМИ и лелеет индустрия развлечений, на ней зарабатывают миллионы и растят преданных детей общества потребления.

Подчас «Идеальная синева» безжалостно острым, как лезвие ножа, методом вспарывает потаенный, внутренний мир своих героев, беззастенчиво и грубо обнажает изнанку смятенной души. Страшный сон сменяется лентой чрезвычайных происшествий, а сомнительный успех новым укором в глазах бывших поклонников, и равнодушным безучастием бывших подруг Мими Киригоэ.

Зыбкие границы реальности яростно трещат под напором нереализованных амбиций и потаенных страхов. Сторонние наблюдатели вмешиваются в происходящее, главные герои безропотно прыгают в зубатую пасть безумия.Персонажи, вызывающие подозрения, и жертвы/виновники происходящих событий спешат сменить друг друга в убийственном гонке жизни «на показ». Что есть плод больного воображения, и когда фобии предостерегают о реальной опасности - предстоит разобраться только к финалу, пройдя витиеватый путь подозрений и зловещих догадок.

Кто виновник и кто убийца - типичная дилемма в триллерах и детективах, в фильме Сатоси гораздо важнее разобраться, что есть факты кошмарной действительности, а что патология болезненно-реалистичных галлюцинаций и плен навязчивых состояний.

P.S. «Все прекрасно понимают - роль актрисы не проста, Джоди–Как-Ее-Там, тоже делала такое. И вы делали, делаете, будете делать? Начинаются съемки, и вы дышите глубже, словно убили человека… ах, это не вы – это кто-то, на вас похожий, конечно, ну какие могут быть сомнения в вашей испорченности, я хотел сказать невиновности, так кто следующий…гм, в смысле, ваша следующая роль?!».


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Актриса тысячелетия (2011.03.04)

«Умение режиссера определяется способностью в своих фильмах польстить в равной степени, и своим актерам и своим зрителям, и что самое главное – не забыть о себе, любимом, тоже».

(цитата из несостоявшегося интервью, посвященному нелинейному хроносу,
запечатленному в миллионе выразительных кадров «Millennium Actress»)

«Актриса тысячелетия» - едва ли не лучший анимационный фильм о любви в кинематографе, он снискал признание далеко за пределами Японии, и подтвердил статус Сатоси, как искреннего поэта психоделии и увлеченного певца паранойи.

И дело тут не только в титульной мемуарной (воспоминания - ключ, а они, у каждого, как и чувства, свои) первооснове сценария. Не зря Владимир Ильич неоднократно подчеркивал: «Важнейшим из искусств, среди масс, на данном историческом этапе по прежнему остается кино и цирк».

И то, и другое можно лицезреть в «Sennen Joyu», где порой смех сквозит сквозь слезы, грустная усмешка озаряет лицо разочаровавшегося идеалиста, и местами и вовсе - всхлипы сливаются с ядовитым смешком буффонады постмодернизма, перемешивается с вехами развития национального кино и сливаются с гольфстримом индустрии развлечений.

В одном лице и байопик некогда не существовавшей звезды, и драматичная судьба одиноких людей, вечно окруженных многочисленной массовкой, добившихся коллективного признания, но так и сделавших признания своего, личного и персонального.

Удалившаяся от мира, обласканная славой, дива, поиски несбыточного возлюбленного, стирающаяся прямо на глазах грань между фактами творческой биографии и иллюзией любовного бреда преследования, построение параноидальной вселенной и навязчивое желание поглотить, перевоплотить чужие мечты в омутах своих желаний – вот она, «Магнетическая Роза» без фантастики или вновь ожившие «Воспоминания» в руках концептуала-авангардиста.

Не списать ощущения «live in action» на кинематографический подход к съемкам фильма о жизни примы ретро-мелодрам, ее первом дебюте и последней роли, не определяется это зыбкое, как следы на снегу, меланхоличное послевкусие, спецификой актерского перевоплощения Тиёко Фудзивары или «режиссерской редакции» Геньи Татибаны.

Человек с ключом – как стимул, Человек со шрамом – преграда, и Человек с камерой – как свидетель, участник и соавтор разворачивающейся драмы. Словно верный вассал неразделенной любви, он всегда в фокусе объектива, и готов помочь при любой гиблой расстановке ведущих трагических ролей – непредвзятая, но заинтересованная сторона по ту сторону экрана и успешной артистической карьеры.

Реплики со стороны, от слишком зорких статистов чужих пьес, вклинивающиеся в сцены динамичного экшна, военной лирики и средневекового эпоса – не просто экстравагантный трюк. Способ, вплотную приближающий смотрящего к самой кромке экрана, еще чуть-чуть и - зрительские ложи будут готовы стать филиалом кинопроизводства, но, пожалуй, самый верный метод нейтрализации искусственной экзальтации, чем обычно грешит лирико-романтический жанр, в целом.

Он выхватывает самые важные хронологические и психологические детали на фоне развертывающейся чехарды, таких разных, как смена эпох, и таких схожих, как настоящая Любовь костюмированных мелодрам.

Введение личного интерактивного действа в поиске чужой любви – на сей раз, Кон Сатоси, выступает отнюдь с не генеральной программой по развенчанию иллюзий (тут уместнее вспомнить «Perfect Blue»), скороспелых прелестей «сладких грез» проката, временной успешности и шаткости триумфа, застывшем на самом пике славы. Тиёка, может забыть лицо Художника, но, никак того, что это она во всех своих великих и проходных амплуа - Актриса, «бегущей за мечтой без оглядки».

Фикция и реальность «Millennium Actress» - мощный поток сознания, разбегается он лейтмотивами одиночества и мотивами поисков недостижимого, десятками ручейков в различных направлениях повествования, прокладывая себе русло среди потаенных тропок приключенческих фильмов о синоби, отстроенных на руинах антивоенных драм и светлого «фантастического» будущего.

К финалу «Актриса тысячелетия» прорывает все плотины аффектации, бутафории многочисленных дублей «индустрии грез», как называют кино, пока бегут кадры и несутся non-stop десятки прожитых ролей, жизней и упущенных возможностей.

Когда уносится все красочно-показное, и смывает весь шлак пафоса и театральной условности, драйв уступает место «мертвому штилю», тогда выясняется (без гримас и пантомимных кривляний) - кто же был на главных ролях, кто мелькал на заднем фоне и мозолил глаза экспрессией безнадежно влюбленного шута/трубадура.

Рядом с кем, все это время, был сам зритель, петляя, и пытаясь вписаться в повороты в лабиринте авторских ремарок, реверансов и комментарий коллег «по цеху», вбегая в распахнутые двери иллюзорных миров и реальных обстоятельств устремлений, суммой всех сердечных желаний и пламенных порывов.

Первая любовь всегда только эскиз, набросок всех последующих чувств, именно благодаря ее недостижимости, она становиться неразделенной мечтой, теплым воспоминанием, благодаря которой можно на миг вернуться в то время, когда был молод и наивен.

Если миг продлится дольше положенного срока – сон разума поглотит реальность и будет казаться, что это не твое, а чья-то чужая жизнь, как на киносеансе, прошла без остановки, словно поезд-экспресс, и пробежала, словно запыхавшаяся девчонка мимо тебя на многочисленных перекрестках судьбы.

Это тонкая бечева, связующая мизансцены жизни и оживляющая затертые амплуа и профили. Нить, которую прядет жестокая старуха-судьба, заставляя героев, словно белок в колесе бежать сквозь года, прыгать от роли к роли, и не замечать – из средства достигнуть счастья - погоня превратилась в способ убежать от реальности.

Только так, без замедлений и передышек вживаясь в роли принцесс, гейш, покорителей космоса и усмирителей чудовищ, есть шанс, чтобы расстояния между любимыми и любящими, несмотря на все отчаянные попытки приблизиться, так и осталось не преодоленным.

Чужой ключик от своих воспоминаний, Художник вручил его Актрисе, его вернул ей Режиссер – неравнобедренный треугольник замкнулся, слишком узок вектор чувств, чтобы эти три геометрические фигуры «алгебры любви» стали параллельны, или хотя бы соразмерны в одной точке четырехмерных координат.

Если каждая фраза, каждый ракурс и новый поворот, вечного как жизнь, сюжета работает на своего Режиссера, но против своих Актеров, уже не разобрать – где начинается сон, галлюцинация, где заканчивается действительность и пришло время последней репризы, реплики-реквиема по неуловимой мечте. Если для людей - что играли, как жили, и жили как играли, эта разница - уже давно потеряла смысл, нужен ли он зрителю, необходим ли он автору и создателю?!

А значит смотреть и пересматривать под разными ракурсами и точками зрения «Millennium Actress» можно и нужно. Всякое начало – содержит семя финала, а ответ на почти риторический вопрос - уже содержался в эпиграфе.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Фантастические дети (2011.02.20)

«Что мы за люди?! Откуда пришли? И куда мы идем-бредем-плывем, по дорогам лет, через бесконечные пески времен и бескрайний океан жизни?! То ли потерянную родину ищем, то ли постоянного пристанища усталого духа - никак найти не силах. Оставляем за плечами детство, теряем память о минувшем счастье и оставляем прошлому горести и печали! Умираем навсегда и живем вечно в чьих-то теплых, как тропический закат, воспоминаниях. Где наша родина, где близкие и родные, готовые приютить нас в лихую годину одиночества? Где-то совсем рядом с призраками греха, смерти, и совершенных некогда ошибок».

«Фантастическим детям» - повезло дважды. И не просто стать едва ли лучшим фантастическим аниме 2004 года, "Best Fantasy 2005" согласно результатам конкурса anidb.info. Повезло с автором и режиссером Накамурой Такаси. Не многим анимационным сериалам, может так вот подфартить с «отцами» и создателями.

«Fantastic Children» - плоть от плоти родное детище талантливого сказочника для «взрослой аудитории». Настоящие, бессмертные сказки, всегда ни столько даже для детей, сколько для их путевых, и не очень родителей. Неспроста Миядзаки был так увлечен Экзюпери, и уж точно, не случайно работы Такаси, так или иначе, обречены, к вещей радости фанатов, с параллелями с творчеством основателя «Ghibli».

Вместе с тем, Такаси - известный мастер создавать такие пронзительные истории, полные порой совершенно не детским, да простится мне избитый речевой оборот, ощущением отчаянья, ужаса, тоски, болезненной тяги к «очеловечению» кровью и потом, что впору вспоминать Стэнли Кубрика и Хичкока.

Его «Palm» (переименованный в прокате, как «Почти человек»), без сомнений авторское кино, с непростой судьбой создания - целый многоуровневый лабиринт непростых мыслей, замечательных идей и графических концепций. Такие фильмы вызывают вечные споры, т.к. смотреть их надо, как минимум несколько раз, дабы находить с нескольких попыток, разбросанные повсюду фрагменты пазла.

Хочешь или нет, а приходится плутать среди темных скал намеков и двух-трехсмысленностей, отыскивая массу зашифрованных ключей, аллегорий, аналогий и прочего, за что собственно авторские фильмы неистово ненавидят, и так же яростно обожают.

Подобные явления, вне рамок сугубо главенствующего мейстрима, уж слишком оригинальны и самобытны, чтобы придтись по вкусу широкой публике, погрязшей в моэ, фансервисе и мимикрии под эпатаж. А почему, собственно, «Почти человек» оказался затронут в обзоре, посвященному «Fantastic Children»?!

Да потому, что эти два аниме, если не родные братья, то близкие родственники, определенно. Трудно сказать, были ли все идеи квеста, затронутые/привлеченные/ задействованные в «Почти человеке» перенесены в сценарий «Фантастических Детей», но близость и родство «душ и обликов» несомненна. Откуда растут узловатые корни повести «о мечте найти себя» сомневаться не приходиться.

Дизайн персонажей «Fantastic Children», как и в упомянутом ранее фильме, довольно специфичен, черты лиц отчаянно резки и кардинально грубы, и стилистически выдержаны в духе 70-х, и скорее типичны, не для собственно японской, но скорее французской анимации.

В то время, как сам графический стиль окружающего героев мира «Fantastic Children» тяготеет к мягким пастельным краскам, действительно, будто нарисованным разноцветными мелками или карандашами, и вкрапление 3D только подчеркивает разнородность (отнюдь не так плохо, как обычно случается) сред преломления колористической гаммы сериала.

Носители сложных по реализации идей, под маской персонажей (все мы носим маски и играем свои заученные на память роли) далеко не так уж просты, как кажется при первом знакомстве. При всей нехитрой мимике, (ау, Миядзаки) герои - хранители некой широко развитой сети черт характера, куда более полноцветной, нежили однозначный черно-белая «плохой-хороший» тинейджерской вселенная стиля сёнен.

Пусть мужественный мальчик Тома, энергичным напором, неприлично похож на своего духовного побратима из стародавнего миядзаковского сериала «Конан–мальчика из будущего», на деле он куда сложнее, и его история едва ли не самая запоминающаяся. Он и Том Сойер и Гек Финн в одном лице, адепт кун-фу и игры в робинзонаду, не лишен изъянов и сомнений. Задирист и прямолинейней – непоседа и подвижный как ртуть, надежный друг и непростой сын.

Аутичные девочки-загадки широко любимы японскими аниматорами, их отстраненный шарм давно распробован и секреты привлекательности давно распознаны. Хельга еще одна икона девичьей инигмы, в ней одной поместился и медленно оживающий Палм и печальный образ Попо, знакомый по предыдущей работе режиссера.

Что-то в ней действительно есть завораживающего, когда она рисует незнакомый пейзаж неизведанного места, блестит нечто магическое и искреннее в ее голубых глазах устремленных в звездное небо. И когда в ней пробуждается Тина, в ней самой просыпается человек способный выбирать, и нести ответственность за прожитые жизни и данные обещания.

Чико, Соронто, да и, пожалуй, все дети из Бефорда - ценнейшая находка сериала, а вовсе не часто помянутые плащи. Достоверно изображенные дети, чтобы там не трубили лоликонщики, в аниме, без елея, умиления и комплексов «трехногого щенка» - редкость. Дети – самые искусные актеры, ибо не играю, но полноценно живут в мире фантазии, другое дело, что эти выдумки подчас достовернее взрослой лжи самообмана.

Все некогда прочувствованное и выстраданное, оставляет след в памяти, хотя порой и кажется, что это только сон, мечта по далекому и недостижимому месту, где тебя любят и ждут. За давностью лет - слабое эхо потерь и обретений, глобальных катаклизмов и личных трагедий, никогда ни виданных происшествий, и некогда совершенных поступков.

Где-то, среди экваториальных островов, малых и больших городов Европы, в странных стихах изобретателя рентгеновских лучей готова всплыть из глубины веков память иного мира, зашифрованная в беспрестанно меняющихся письменах оставленных иной цивилизацией. Болезненная, правда, проходящая сквозь столетия и способная высветить притаившуюся в черных кристаллах пугающую истину о возрождающихся, не по годам разумных, детях с белыми волосами.

Память - награда при долгожданной встрече, она же - проклятие при расставании. Словно чайка, парящая над бушующим морем, дарящая спасительную надежду, и она же черный ворон-проводник на темные берега бесконечности.

Воспоминания, едва ли не ведущая тема «Фантастических детей», духовность, определяется пережитым опытом – парадоксов друга и дилемм брата. Человеку, чтобы оставаться человеком, а не марионеткой чувств, порой приходиться стремиться и к осуществлению мечты и рисковать, не оправдать смутные надежды на «новый лучший мир».

Истина где-то рядом, и невероятно далеко, в малоизученном экспериментаторами пространстве Теневой Зоны, и гораздо темнее дела дотошного следователя, с родовым упрямством сталкивающегося с феноменом Бефордских детей. Истина размыта бренностью отдельной человеческой жизни, однако обладает чудесным свойством – напоминать о себе, независимо от давности прошедших лет, то и столетий.

Да и сам сериал памятен, благодаря гнетущей атмосферы паранойи и вечного преследования ради долга, и гонки прочь - от своих воспоминаний. Застрявшие, в состоянии искусственного детства, выходцы иного мира, кто, же имеет право упрекнуть кого-то из них, решившихся однажды прервать бесконечную гонку за ускользающим призраком?! Уж точно, не те, кто сам был лишен ласки и родительского участия.

Вот только чего-чего, а ощущения саспенца, примеси триллера, влияния детектива за Хайяо не замечалось, не то, что у Такаси. Всерьез - детей и взрослых страшит неизвестность и неопределенность, а не злодеи с далеко идущими планами, или тайные организации, провоцирующие континиум на пространственные разломы, но аморфная всеядная тьма, забвение, небытие.

Мрачные фигуры, преследующие пятерку перерожденцев и жаждущие поглотить своевольно зашедших в великую Тень странников, на самом деле - силы равновесия и два неразлучных товарища: «Свет и Тьма».

Едва ли не близнецы, свободно друг в друга перетекающие и трансформирующиеся, они играют на оттенках белой серости, и всякое благо начинание «защитить или вернуться к истокам» благодаря этой дуальности может оказаться вероломством. Недопонимание рождает ненависть, за которую приходиться расплачиваться спустя еще много поколений. Издавна за грехи отцов - страдать приходится их целеустремленным детям.

Кстати, о цветах, если уж зашла речь о цветовой гамме работ Такаси. Сквозь весь фильм о Палме проходила полноводная артерии сине-голубого и фиолетового цвета, проведение символизма которого достойна отдельного путеводителя/глоссария. Колористический диапазон «Fantastic Children» куда более волен в цветовой гамме, от зелени джунглей до белого мрамора западной, восточной и прочей ориентальной архитектуры.

И все же, то тут, то там фирменная синева напомнит о себе, то в вышивке на ткани силуэта загадочного воспоминания, то в спектральной синеве небес, ультрамариновом неистовстве океана, оно в песнях подсказках, и в непреодолимой тоске по возвращению к некогда утерянному и желанному.

Конечно, фильм о странствиях деревянного человека, куда более изощрен в визуальном плане и пластичен в методах подачи идей и образов, нежели 26 сериал, созданный, не на собственной, одноименной студии, а под эгидой «Toie Animation».

Любой концепции, реализованная в границах ТВ трансляции, так или иначе, приходиться вовлекаться в рамки, навязанные традициями и ожиданиями вероятного зрителя. Протаскивать/процеживать дух свободомыслия и вольнодумства через продюссеркое сито «спроса-предложения» означает расширение охвата аудитории, и в тоже время сглаживание и упрощение.

Научная фантастика не такой уж частый гость в новом тысячелетии на экранах, а космическая опера давно уж почила на лаврах, и за редким исключением («Достичь Терры», «Титания», уж прости Всевышний, «Стеклянный Флот») подтверждают неумолимую статистику.

Такаси прямо-таки чудесным образом, смог уберечь зрителя от прямого попадания ружей обильно развешанных по стенам, и прежде всего благодаря смещению акцентов восприятия, открытие новых эмоционально-этических коридоров в пространстве космической оперы. Плох тот сказочник, кто - не умеет оживлять старые истории, оригинально трактовать древние легенды и иллюстрировать вечные мифы. А уж Накамура Такаси, достаточно вспомнить его же чудесную сказку «Кошачий мир Банипал Витт» явно не из их числа.

Умереть из чувства вины, исчезнуть во мраке может каждый, достаточно просто уйти по сумрачным берегам вечности. И ждать когда темные волны забвения накроют тебя с головой – так просто. А вот выжить, и изо всех сил попытаться во искуплении грехов сделать кого-то счастливым, нести в себе в лихую годину толику надежды – куда сложнее!

Кто мы и куда идем?! Возможно в направлении тонкого лучика света в самом конце бесконечного темного коридора между жизнью и смертью!


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Волки=Овцы (2011.02.20)

- «Тебе не кажется, что ударить человека в шею ножом, это подло? Быть может ты демон?!
-Нет. Я оборотень. Волк – в овечьей шкуре».

Не срослось и не сбылось – «липовая» овчина сползла с этюда аниме-таксидермистов. Или даже так: размышление о «Loups-Garous», в собственном соку справедливо распотрошенных иллюзий. Ибо далеко не всем овцам - к лицу волчий мех. А на женские детективы (забудьте об Агате Кристи, ах, вы не и вспоминали вовсе, чего в наше/ваше цифровое время не бывает) не жаль потратить часть своего драгоценного времени, братья и сестры мои.

Не сбылись надежды на триллер, мотивация была убита еще до того, как убийцы согрели холодное оружие теплыми руками, безжалостно умерщвлены наивные мечты о воскрешении кибер-панка. Давно известно - ненасытным корпорациям мало тотального контроля, жаждут они куда большего, чем свежие души, подрастающего в компьютерной изоляции молодого поколения, протянулись их косматые лапы к нежной человечине. Вот только далеко не секрет - опаснее кавайных девочек с колюще-режущим оружием бывают только всемогущие блондинки-хакеры, помещенные на J-pop-rock-е.

Зритель, как подтверждают исследования рейтингов и требований рынка - народ легковерный, ему только шепни о серийных убийцах, мигом сбежится поглазеть на кровопролитие, вот тут и создатели «Loups-Garous» возьмут его тепленьким, так сказать с пылу, с жару. Обманут хлопаньем кавайных глаз, прожужжат все уши о расследованиях и загадках исчезновений, и только после обнажат свои незрелые, но крепкие молочные зубки, дабы полакомиться мозгом потенциальной жертвы.

Кому, как ни «I.G» браться за тему виртуализации, растворения частного пользователя, в общих интересах Сети, плюсов и минусов электронного прогресса цивилизации, подмены голубого неба глянцем монитора. Вот только вездесущие антиподы брюнеток, видно опять что-то напутали, подключились не к тем каналам, и скачали не то, что нужно.

Ощущение магии, махом созданной (spell it mahou) антиутопии, создать смогли. Но к исходу ста минут, карета сюжета обернулась гнилой тыквой, злая мачеха системы всеобщего подчинения оказалась дохлой крысой, а прекрасный принц…недостижимой мечтой в женской школе для детей с проблемами в вербальном общении.

Как ни помогала Добрая Фея в налокотниках/наколенниках, отбиться от скуки, как не сеяли авторы «Loups-Garous», девичье «светлое-доброе-вечное» на подсолнуховом поле, все равно взошел репей «глупого-злого-мертвого».

Так будем же милосердны, и мы, друзья мои, к трепету социофилов, энергии белокурых дев, взламывающих базы данных почти одним нажатием тонкого пальчика, прольем слезы над судьбой, недобитых вовремя, философски настроенных вервульфов, на крайний случай, из вежливости, изобразите симпатию к валькириям в обтягивающих костюмах. На безрыбье – хоть плоть одичавшего агнца.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Усопшие (2011.02.20)

«Об усопших, как известно – или хорошо, или никак»!
(из правил поминания почивших).


Умереть от укуса вампира – уже давно не страшно, скорее до абсурдного смешно. Это - как умереть от ветрянки накануне сорокалетия, пускай прежде от пандемий ветреной оспы гибли тысячи, сейчас это бородатый анекдот, навеки похороненный в прошлом. Образ носферату, благодаря авторам изобретательным и не очень, дискредитирован крепко, прочно и основательно.

Проще вспомнить бессчетный сонм пародий на соответсвующую тематику, или тысячи дурацких шуток про осиновые колы, спячку в неуютных гробах, и вездесущие красные плащи одного цвета, с глазами, жадных до природных запасов гемоглобина, вурдалаков. Оборотни или зомби еще могут вызвать мимолетную панику у зрителя, но кровососы уже давно предмет детского маскарада на Хеллоувин.

Оставим литературу и кинематограф в покое, в аниме с вампирами не намного лучше, если не сказать хуже. Зачастую выходят они пафосными и смешными, волею режиссеров превращаются в эстетов совращения или объекты трагикомического восхищения. Насильственно авторами омолаживаются, и идут в школу, учатся в частных академиях для симпатичных девиц и загадочных юношей. А иногда бывают настолько ожесточены и брутализированы, что замени их на каких любых других инфернальных хищников – разница будет не заметна.

Казалось – все, что можно сказать, снять или нарисовать на тему кровопийц-паразитов, было сотворено уже много-много лет назад. И пора сдавать пыльную реликвию семейного древа упырей в музей бесполезных изобретений, дабы соседствовал он, например, с рядом механизмом самозатухающегося канделябра. Ан, нет, создатели «Shiki» живым (или не очень) примером доказали – сколько людей, столько и точек зрения на кровопролитное взаимодействие рода людского и их, так сказать естественных (животные людьми не питаются) врагов.

Самое неожиданное, и спорное за последние годы, произведение о столкновении вурдалаков и людей, т.е. 22 серийный сериал «Усопшие», имеет начало мало экстраординарное, да и по первым впечатлениям, реально казалось - слава плачущих в ночи цикад не дает покоя не только авторам фанфиков.

Судите сами: как говориться «место встречи – изменить нельзя» и потому местом действия заявлен изолированный городишко со своими уездными проблемками, тракторами и буренками, пересудами кумушек-пенсионерок, молодежью, пытающейся по мере возможностей скрасить будни розовым зонтиком, или любыми иными способами всколыхнуть болото захолустья.

Эту пресную сельскую идиллию нарушает приезд подозрительного вида (внешнего облика и декадентских привычек) семейства, переехавших в одночасье в собственный, европейской архитектуры замок на горе, и последовавшая за этим череда загадочных смертей.

Эпидемия с симптомами ксеногенетической анемии уносит жителей с всевозрастающей подозрительностью повального мора, похоронный бизнес растет, как дрожжах, текут слезы по лицам скорбящих родственников, и вытекает в чьи-то ненасытные уста из парных укусов на прокушенной шее алая влага жизни.

Молодой монах Сейширо пишет на досуге повести о заблудших во мраке душах (просто хобби, ничего больше - это он так думает). И попутно ведет философские беседы о жизни и смерти, с готичного вида девочкой, угнетаемой семейной формой фотосидероза, в то время как местный эскулап Тосио Одзаки переводит массу бумаги, лично выписывая свидетельства о смерти, и еще больше нейронов - пытаясь выявить причины внезапной астенизации населения.

Фиолетововолосый школьник Нацуно, перебравшейся с семьей из большого города, честно изображает Чайль Гарольда и попутно обзаводится друзьями и врагами, а воскресшая (прости Господи) на третий день розово-кудрая Мегуми скрежещет ноготками по стеклу и раскрывает кроваво-алые уста с самыми зловещими намерениями.

А прочие многочисленные жители Сотобы мелькают в кадре стремительно и разнообразно, до ряби в глазах, и знакомят зрителя с обилием характеров и чудовищного вида прическами стиля «смерть унылому панку».

Кстати, пару слов о внешнем облике персонажей, ибо всех героев в «Усопших» на глаз можно разделить на два сорта. Все персонажи близкие по возрасту к 35-40 годам, наделены восточным разрезом глаз, запоминающимися подбородками и выдающимися носами, что согласитесь, не может ни радовать. Неформатные физиономии вносят свежую нотку (ах, эти угловатые челюсти, заплывшие глазки и рельефные губы) в средних размеров кавайность юных и молодых героев сериала.

Авторы в 70-ти % случаев «Shiki» придерживались анатомически достоверного стиля, и совершенно провокационных по разнузданности форм причесок. Возможно эти эксперименты над шевелюрой, пришлись бы по нраву визажистам-экстремистам, но знакомые с законами физики, явно рискуют получить эстетический шок, и разрыв парикмахерского шаблона.

Как всегда самыми зоркими к повышению уровня смертности (статистика удручающая -перспективы поголовного вымирания портят кровь не хуже гемолитической анемии) оказываются врачи и тинэйджеры, заподозрившие неладное уже довольно скоро.

Подростки пытаются докопаться до причин эпидемии (рассказы о восставших из мертвых вызывают у взрослых вполне ожидаемую реакцию в стиле «хватит кривляться – идите спать») и копают землю свежих могил. Доктор Одзаки опытным путем убеждается в эффективности переливания пациентам цельной крови, вампиры расширяют сферы влияния и ставят вновь обретенных братьев по крови в конвейерный кровососущий строй. После этого почина в пору браться за книги С. Кинга, Боба Маккаммона, чтобы взяться высчитать степень смелости в создании ремейков без указания первоисточника.

Вот тут, банальностям вампирской тематики создатели «Shiki» наносят удар осиновым колом в самое преступное сердце, так сказать - корень зла, о который обломали зубы множество предшественников.

Ужас вызывает совершенно новый аспект взаимоотношений «охотник-дичь», по-настоящему, страшны вовсе не глаза, горящие пурпурным огнем в темноте. Но приводит в трепет вопросы обращение в вечность, в первопричину греха, искупления и принесения обязательных жертв на алтарь своей веры.

Что было «за душой» во всех предыдущих оргиях и вакханалиях «летящих на крыльях ночи» (вы только почувствуйте, сколько сарказма ныне вложено в эти хрестоматийные слова)?!

Готичная эстетика, рафинированный пафос, на крайний случай - лирика «кровь-любовь-морковь», чахлые диллемы «пить или не пить», худосочные сомнения «тварь я дрожащая, или право на коронацию в ночи имею». Вот только в мире «Shiki», и это важно отметить, после ряда отнюдь не целебных кровопусканий, жертва умирает и надеяться на последующее воскрешение, может далеко не каждый.

Но оставим так и не оживших, на положенных согласно погребальным ритуалам местам. Если ты сам ожил под личиной вурдалака, терзаешься голодом, что прикажете, дамы и господа, делать дальше? Покинуть родных и близких, сгинуть в сумраке добровольного изгнания или приобщить мать, мужа, сына к своему новому роду-племени! А если они попадут в число обычных покойников без признаков автономного существования? Дьявольская лотерея, в которой при любом раскладе выигрывает только силы деструкции.

Получив «второй» шанс, сверхьественные потребности и новые возможности, старых человеческих слабостей, памяти и характера от этого не теряешь. Мелкий пакостник остается мелок даже при наличии крупных зубов, а привязанности и влечения вступают в противоречия с обретенным естеством упыря.

Что делать, когда уже не можешь удержаться от горящей в жилах жажды, и кто виноват, что не разрешим вопрос: «мы едим - чтобы есть, или живем - чтобы есть»? Решать всегда надо самому - отомстить ли обидчикам, захватывать ли объект своих вожделений в капкан клыков.

Герои «Усопших» выбирают, по-разному, обдумано и эмоционально, но всегда кардинально и радикально. Ибо при выборе из двух зол - все равно последней смеется лишь многоликая Тьма. Подчиняются законам стаи, или идут вразрез со своей природой, не потому, что не любишь вампиров, но от личной, конкретно нацеленной, неприязни. Толи Творец отвернулся от своих падших детей, толи сами дети сорвали запретный плод убийства одних, ради жизни других.

Это одна сторона баррикад, за другой линией фронта – люди, потерявшие свои семьи, и так хочется придти к примирению, только после того, как вбил в грудь убийцы своего ребенка деревянный клин. Противоречия неразрешимы, пока одна сторона – звено в пищевой цепи, а другая не собирается вступать в переговоры с отбивной, лежащей у гостеприимно распахнутого рта.

Пацифизм в этом случае первый шаг к переходу на чужую сторону, а жалость – способствует распространению неизлечимой заразы. Ибо когда нет пульса, но есть тяга отнимать жизни - в прошлом дружба, в будущем только непримиримая борьба за личное «с мясом вырванное» место под жарким солнцем, или бледной луной.

Вампиры ловки, сильны, хитры – но куда им до коварства людей. Человечество настолько преуспело в истреблении себе подобных (войны, канцлагеря, газовые камеры, бомбардировки - тому неоспоримое доказательство) - что им самодовольные чужаки. В отличие от нежити, люди имеют особенность выживать и приспосабливаться в любых условиях, прихлебывать чай с плюшками/онигири после массовых побоищ, и шутить после того, как мотыгой размозжил череп соседу по улице.

Если жена – по всем законам, физиологическим и судебным, труп, насколько далеко можно зайти в исследованиях уязвимости вероятного противника в научных целях выживания?! Если укушенные – готовы убивать по приказу, чем они, собственно, лучше своих хозяев?! Где-то эта черта – между естественным отбором и геноцидом, тонкая линия между убийством и самозащитой.

Удалось ли авторам «Усопших» очеловечить упырей, хотели ли они показать – что страшнее человека зверя нет?! Кто знает, и кто может непредвзято смотреть на эти страшные противоречия? Явно не тот, у кого отнимают возможность жить, так как ему хочется!

На все глобальные вопросы – есть только субъективные вариантов ответов. Вера, как и совесть – предмет индивидуального пользования. У вампиров нет выбора, люди его также лишены. Вечные вопросы всем мешают спать – тех, кто принял бой – смертью не унять!

Блаженные наследуют Царство Небесное, а нищие духом землю, прожженную огнем пожарищ и пропитанную кровью лукавых отцов и самонадеянных сыновей.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Босоногий Гэн 2 (2011.02.15)

"Самые глубокие язвы оставляет не лучевая болезнь - все эти незаживающие раны оставляет проникающая радиация памяти!"

(из воспоминаний бывшего жителя г. Семипалатинска).



Просмотр «Босоногого Гэна 2» - совсем не простое занятие! Только начинать смотреть «Hadashi no Gen 2» - уже само по себе немалое испытание. Антивоенные фильмы, особенно основанные на реальных событиях, умеют неприятную особенность - бить прямой наводкой по сердцу, они контузят мозг еще длительный срок после того, как сглаживаются из памяти пронзительные и страшные кадры.

Да и сам факт продолжения «жестокого произведения о жестокости людей в нашем жестоком мире», как однажды вполне законно окрестили фильм о Гэне, настораживает и вызывает сильные опасения. Это всё равно, что случайно встретить на афише шокирующую фразу: «Могила светлячков 2:Они возвращаются!».

И еще долго, после окончания просмотра, придется упорно искать аргументы, чтобы унять поднимающуюся бурю чувств в оторопевшей душе. «Как?! Что есть еще что-то сказать по данной теме?! Неужели, опять будет также больно и полезно окунуться в послевоенный полуразрушенный мир, пройтись по развалинам, взглянуть глазами детей на все ужасы безмерного человеческого горя?!» 260 тысяч погибших, 150 тысяч облученных, не известное число - умерших в последующие годы и десятилетия.

Не смотря на довольно-таки светлый финал первого фильма, рассказавшего о выжившем после ядерного взрыва лысом мальчишке, априори фильм второй (если вспомнить историю капитулировавшей Японии, а забывать уроки прошлого - верный способ получать старыми граблями по молодому черепу) не мог стать фильмом о счастливом или хотя бы относительно спокойном детстве.

Минуло несколько лет после выхода в свет первого фильма в 1983 году, и фигурально выражаясь, у Гэна и его брата было немного времени подрасти, вот только для самой Страны Восходящего Солнца этого было явно не достаточно, чтобы оправиться от потерь и разрухи.

Занятия у школьников проходят в полуразрушенных классах, однако самые главные уроки, по выживанию, они получают все также на улицах. По-прежнему, с нищетой бороться приходиться с помощью ручного труда, услуг старьевщиков и полулегальных заработков. Голод напоминает о себе, как и отголоски недавней войны все так же регулярно, а следы от радиационных ожогов и шрамы на душе по прежнему плохо подаются лечению. На «черном рынке» можно купить все, что угодно - мясо, табак и чудесный пенициллин, все кроме волшебного исцеления последствий ядерной бомбардировки.

Да, к счастью для потомков, такие фильмы еще можно, пусть и случайно откопать, словно старую неразорвавшуюся мину, и тогда потенциального зрителя так рванет, бабахнет, что еще не один день будешь вспоминать этот «снаряд-послание из прошлого». Смотреть фильм больно и страшно, слишком правдиво, чтобы списать убийственный эффект на мастерство постановщиков, иные мизансцены нарочно не придумаешь, автор манги Накадзава Кэйдзи несомненно брал их из собственной биографии.

В связи с чем, технические характеристики (графика, анимация и прочий арсенал выразительных средств) отходят на задний план, однако заметно – к 1986 году «Mad House» укрепила свои позиции в качестве студии способной на производство серьезной анимации.

И если детская мимика довольно неприхотлива, что в прочем, ни сколько не мешает характерам раскрываться в полном объеме, то окружающий героев мир куда полновеснее и детально прорисован. Будь это улицы, трамваи, базары, лавчонки и магазинчики, отстроенные на месте былых развалин.

Блеск, на антикоммунистические подачки, отстроенных муниципальных зданий и нищета хибар и бараков, во всей красе, с чисткой обуви за пару иен, тотальным увлечением азартным «починко», сбором цветных металлов и очисткой карманов вездесущими бандами беспризорников.

До появления «японского чуда» еще довольно далеко. Совсем близко иное: одни солдаты США, швыряют в толпы чумазых сорванцов шоколад, в то время как другие (куда хуже, если они же) под мерное жевание «бабэл-гам», тракторами сбрасывают тысячи человеческих костей в свежевырытые котлованы массовых захоронений.

Естественно, всё зло не умещается в оккупации, и еще неизвестно, что страшнее – чужаки, обрушившие бомбы ради победы в войне, или соотечественники, способные из-за нескольких картофелин сбросить голодного мальчишку с обрыва.

Дети, подобно росткам пшеницы, назло всему растут и в каменистой почве разрушенных зданий, несмотря на радиацию, заморозки, ливни и засуху, поют песни, когда им весело, рыдают, когда грустно, работают чтобы прокормить близких и родных, рискуют и не сдаются, когда от неудач впору опустить руки. Видно, именно такие как Гэн на своих плечах подняли свою страну из руин.

P.S. Необязательное послесловие: в свете просмотра фильмов классических, настораживает опасная тенденции – не смотря на развитие индустрии, глобализации аниме-культуры, фильмов сродни «Босоногому Гэну» непозволительно мало. На ум приходит разве только «Токийское восьмибалльное».

По завершению «Hadashi no Gen 2» возникает вполне резонный вопрос - отчего таких, социально полезных и нужных фильмов не снимают последние лет десять, и вслед за этим проскальзывает леденящая мысль: «Видно плохо усвоила современная цивилизация болезненных уроков, если хочет оставить их навечно в прошлом».


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сказания Весперии: Первый Удар (2011.02.08)

Видно большими запасами магической субстанции бластия обладают творцы «I.G», если осмеливаются браться за оживление на экранах фэнтези (столь старомодным до оскомины стилем), так еще по мотивам консольных видеоигр.

Кроме магических возможностей компьютерной графики и фирменного качества анимации, в «Tales of Vesperia: The First Strike» есть еще и стройный и последовательный сюжет не ограниченными геймерским рамками, что довольно-таки удивительно.

Ругать фэнтази за скудность вариантов перетасовки сюжетов, и наличием обязательных «волшебства, дворян и чудищ» все рано, что упрекать детективы в специализации на преступлениях, а лирику в искусственной зацикленности на романтических чувствах.

Все новое и новаторское, что авторы пытались привнести в фэнтазийный мир «меча и магии» за многие годы литературного, кино – и анимационного творчества, не описать в одном обзоре. Однозначно тут было несчетное число упражнений, экспериментов в попытках, имея только одну хлипкую точку опоры, как магия, перевернуть адвенчер-жанр в целом.

От фэнтези, давно уже ничего хорошего, кроме изящно поставленных поединков не ждешь, ни каких надежд на оживления старых обглоданных костей характеров не возлагаешь, а укреплений ходульных конструкций сюжетов так и вовсе не ищешь.

Упоминаются данные закономерности, как констатация упрямого факта – изобретать велосипед давно не прибыльно, а вот применять девайсы, тюннинг и цифровые примочки – куда рациональнее, чем все попытки скрыть под стекловолокном неразлучные парочку: педалей и колес. Ярлыки налепливать гораздо легче, чем делать добротные приключенческие фильмы среднего дивизиона. Впрочем, предворительной индульгельции «Сказания Весперии» также не заслуживают.

«I.G» давно проверили в своих работах верность древнего девиза сказителей и менестрелей: «Ни о чем рассказывать, а как». И если «Гонзо» не может никак разродится коммерчески успешным movie, то «I.G» уже много-много лет, с этой задачей успешно справляется.

«Сказания Весперии» рассказаны/экранизированы равновесно и равноценно вложенным финансовым вливаниям т.е на что-нибудь этакое посмотреть, в «Tales of Vesperia» причины обязательно сыщутся и поводы найдутся. Впрочем, без богатырских излишеств, зафиксированных в «Эпохе Смут», на фоне последнего, в «Сказаниях…» хореография сражений преподносится, чуть ли не сдержанным реализмом пусть фэнтазийного, но Западного Средневековья.

Избежали авторы и перегибов типичных для мелодраматизма (притянутой за эльфийские и прочие уши лирики не наблюдается) и отупляющей подноготной ролевых файтингов: «очередная локация - новый враг - старые проблемы с мотивацией» (чем больше поводов сражаться – тем интереснее следить за ходом поединков).

Фантазия работает на авторов, а не против них, обрисована какая-никакая политико-экономическая ситуация, да и явных нестыковок и провалов в пустоту не замечается. Динамичные моменты чередуются с моментами суровых раздумий, кровопролитие сменяется душевными излияниями (трудное детство почти не омрачает экстерном заполученную юность), атаки монстров и прорывы вражеской обороны оттеняются сценами мирной жизни уездной провинции, которой столичные феодалы отдали на откуп загадочных сил.

Будни воссозданного мира обжиты бытовыми мелочами, характеры главных героев скорее убедительны, чем достоверны. Почти зеркальные отражения друг друга: один дисциплинированный, сдержанный до сухости блондин, с комплексом отца-изгоя не оправдавшего возложенного доверия, второй длинноволосый брюнет, не только без знатного происхождения, но похоже без всяких тормозов и факторов сдерживания.

Подвиги этой «сладкой парочки» самоотверженны, а поступки решительны, и не лишены логичности и обоснованности, в данных экстраординарных обстоятельствах, конечно.

Злодеи не однозначно безумны и истеричны, засыпать на звуках сумасшедшего смеха не придется, как и пытаться оправдать форменную глупость маниакальным синдромом. Протагонисты, в свою очередь, не совсем уж идеальны - происхождение обязывает, так как и в голове гуляет попутный ветер, то и в сердце отыскивается – все то, благодаря чему фэнтези все еще находит своего зрителя.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Дом Пяти листьев (2011.02.08)

"Уйдет вся летняя жара,коснувшись лезвия меча -падет осенняя листва!"
(самурайская меланхолия в кленовом сиропе октября).

До бесконечности долго можно смотреть, как горит огонь в очаге, как бежит вода в ручье и …как падают осенние листья серий «Sarai-ya Goyou».

Всё возвращается на круги своя: мечу самурая спокойно дремать в ножнах, отчаянию остаться похороненным в прошлом, на всякого лукового мудреца хватит одного праведного до неприличия ронина, а для студии «Manglobe» приходит срок пополнить свой гербарий еще одной, если не орхидеей, то ярким узорчатым пятиконечным листком, точно.

«Дом пяти листьев» - аниме-феномен. Там, где другие аниматоры стремятся привлечь зрителя безостановочным драйвом, плетением паутины интриг и загадок, поразить разломом преступных судеб и невинных сердец, надрывом голосовых связок и человеческих душ – создатели «Sarai-ya Goyou» идут совсем другим путем по опавшей листве меланхолии, среди приглушенных цветов повседневности.

Идут не спеша (еще одно аниме-медитация, где важнее погружение, чем узкие полуосвещенные авторами переулочки сюжета), шаг за шагом, увлекая в мир осени и грусти. И, что самое поразительное, к финалу приходят, несмотря на черепаший спурт, первыми по концентрации внимания в 2010 году, опережая на финише почти всех, кто пытался привлечь зрителя хитроумными техниками «бега по пересеченной сценаристами местности», или допинговыми ускорениями сюжета.

Если из «Мастера Муси» убрать сверхъестественные организмы, а из «Самурая Чамплу» фехтование и тямпуру стилей, что останется в конечном, экстрактном состоянии?! Серая повседневность, уныние и депрессивность, удручающая скука и искусственно продленный зевок? Может быть и так, но никак не в случае с «Sarai-ya Goyou».

Без философской отчужденности или конопляного угара постмодернизма (на радость гурманам отечественным и иностранным), это специфическое блюдо со звучным названием «Дом пяти листьев», на порядок обогатило вкусовую палитру, и далеко не только профиля выпускающей студии.

Было бы пошло и топорно охарактеризовать «Sarai-ya Goyou» смесью, миксом известных компонентов, однако оригинальных рецептов. В арт-хаусном «салате» почти всегда ясно, откуда растут корни у очередного плодоовощного ингредиента, замена курятины на охотничьи колбаски повышает качество обслуживания населения, но отнюдь не качество поваренных книг.

Но оставим в покое набившие оскомину кулинарные сравнения. И вернемся… к Эдо, самураям, гейшам, саке, неоднозначным бандитам и прямолинейным идеалистам. Нет, «дежавю», на сей раз обманывает, банальности, клише, и кабуки ТЮЗа не будет.

О каком трафарете можно говорить, когда экране та же реальность что проносится опавшим октябрьским листом за заиндевевшим после холодной ночи окном. Реальности всегда мало места в рамках ограничений, вечно готова она обмануть простецким видом ловкачей всех сортов и расцветок, и болезненно кольнуть шилом сквозь наброшенную холстину апломба и нажитого с годами цинизма.

Она давит мертвым грузом камня, припрятанного за пазухой, и в последний момент обязательно сведет судорогой пальцы, готовые сложить фигу в кармане и перечеркнет саркастическую улыбку «хозяина своей судьбы».

Реальность пяти участников пьесы дома листьев – она, такая как есть, без прикрас и позолоты, словно поношенные сандалии бедного самурая, богатого добротой и проистекающими от этого комплексами.

Ведь, чем больше думаешь о своем месте на этом пепельно-сером свете, о долге и чести, тем больше понимаешь – нет в жизни прямого пути к счастью. Всегда приходиться плутать по улочкам чужого города, встречать пугающих незнакомцев с глазами голодной мурены, ошибаться на переулках и сворачивать на шаткие подмостки чужих, ошибочно проложенных, мостов из темного прошлого в туманное настоящее.

Пять героев – пять судеб, характеров и темпераментов, пятиконечный лист короткой повести о хороших людях в плохих обстоятельствах. О ком-то, авторы подробно расскажут в ряде арок, кто-то сам своими поступками скажет о себе то, о чем не говорят, даже в исповедях после десятка опрокинутых чашек саке.

Самурай Акину Маса – квинтэссенция интеллигентности, слишком многое замечает и чувствует, но терзается от своей досадной догадливости, владеет мечом, и никак не может с его помощью заработать на сытный ужин. Он честен до наивности, и потому не приспособлен к жизни разбойников и домов терпимости, необоснованно милосерден в пору агонии самурайского стиля владения силой и авторитетом.

Редкий экземпляр, вечно вымирающего вида «маленького человека с большими принципами», непутевый винтик, способный своей несуразностью сломать механизм по перемалыванию людей в кровавое месиво заблуждений и предательств.

Плохо поддается отшлифовке, как бы его не пытались сломить промахи и неудачи, кажется неловким пришлым и подозрительным чужаком, потерянным в суете «время-деньги», но он единственный, кто точно знает, как, же найти средство к спасению, ни жизни, но чистоты духа. Его проще убить, чем заставить отступиться от своих понятий о преданности или ответственности.

Он болен недугом Эдо, несуразен в разборках и неуклюж в лицемерии, при этом он сам – лекарство для тех, кто акклиматизировался к жестокой обыденности городов, но, никак не желают залечить свои старые душевные раны из-за ложной гордости «матерых волков в стаде паршивых овец».

Резкий, словно вырубленный из цельной чурки, здоровяк-трактирщик, под его нарочитой грубостью скрывается отеческая забота, отнюдь не только к дочери. Судьба посылает ему в награду за терпение самурая-самоеда, понимание главарей банд, испытания и житейские заботы. Вор-расстрига Мацу, информатор-ювелир, закрытый к чужому вниманию и незаметный в ночной темноте налета, - неудачник-самурай успешно подберет ключ к его секретному запору сердца.

Красавица в стиле уки-ё – о ней вы узнаете меньше всего, о чем вы еще хотели бы знать, оставаясь другом, кроме участи гейши, проданной за долги. Неопытный в любовных утехах Маса, он для нее, пожалуй, единственное доказательство – не все в жизни продается ради личной выгоды, и не всё покупается золотом или властью.

И наконец, седовласый хитрец Яити/Яичи – знаток интриг и мастер манипуляций, за его мутными глазами Масу единственный, кто разглядел мазохистскую боль одиночества и тлеющий годами огонек мести самому себе.

В «Sarai-ya Goyou» мастерская игра полутонами и эмоциональными оттенками, и не только туманно-серым, бытовым-обжитым коричневым, празнично-декадеские брызги оранжевого и пылающий костер кардинального красного. Все палитру человеческих чувств, пастораль осенней грусти и акварель ранних ноябрьских заморозков, прихотливую вязь тонких чернильно-черных линий и смелые мазки маслом.

Без кричащих всполохов мелодрамы, минимум слез (пусть дожди льют грустную влагу на раскисшую твердь земную), без фальшивого смеха и натянутых улыбок, скорее трагикомично, чем заразительно смешно в самых забавных ситуациях. Без фонтанов лишней крови, только тонкий ручеек на лезвии ножа или катаны, сдержано, чтобы не выпустить сквозь крепко стиснутые зубы вопля отчаяния, не позволяя руке дрогнуть, а языку сболтнуть лишнего.

Под пыхтение аккордеона, рокотание басов и стрекот сямисэна, через прихотливую вязь ритмов электроники и волн этно-мотивов, с помощью вальса и ноктюрна можно услышать без искажений, и отголоски эпохи (лейтмотивы Эдо только фон), и мелодии пяти личностей, не играющих в благородных преступников, но пытающихся остаться честными людьми, несмотря на спорное ремесло.

Какое у них будущее?! Продолжать до гибельного фиаско, бросить опасные прожекты, уйти на покой, покинуть Эдо, кто знает – куда полетит, сорванный налетевшим ветром перемен, пятиконечный кленовый листок! Что же останется нам – когда истекут скупые двенадцать серий?!

Идти своим маршрутом, проб и достижений, усеянных точно такими же осенними листьями, по собственным путям-дорожкам. Выносить из прошлого целебные уроки - нести груз совести «сегодня и сейчас». И надеяться, что работы уровня, «Sarai-ya Goyou», появляются не только раз в пятилетку!


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Босоногий Гэн (2011.02.08)

Просмотр «Босоногого Гэна 2» - совсем не простое занятие! Только начинать смотреть «Hadashi no Gen 2» - уже само по себе немалое испытание. Антивоенные фильмы, особенно основанные на реальных событиях, умеют неприятную особенность - бить прямой наводкой по сердцу, они контузят мозг еще длительный срок после того, как сглаживаются из памяти пронзительные и страшные кадры.

Да и сам факт продолжения «жестокого произведения о жестокости людей в нашем жестоком мире», как однажды вполне законно окрестили фильм о Гэне, настораживает и вызывает сильные опасения. Это все равно, что случайно встретить на афише шокирующую фразу: «Могила светлячков 2:Они возвращаются!».

Достаточно неожиданно, чтобы придти в состояние ступора, и слабо результативно пытаться унять поднимающуюся бурю чувств в оторопевшей душе. «Как?! Что есть еще что-то сказать по данной теме?! Неужели, опять будет также больно и полезно окунуться в послевоенный полуразрушенный мир, пройтись по развалинам, взглянуть глазами детей на все ужасы безмерного человеческого горя?!» 260 тысяч погибших, 150 тысяч облученных, не известное число - умерших в последующие годы и десятилетия.

Не смотря на довольно-таки светлый финал первого фильма об облысевшем после ядерного взрыва мальчишке, априори фильм второй (если вспомнить историю капитулировавшей Японии, а забывать уроки прошлого - верный способ получать старыми граблями по молодому черепу) не может быть фильмом о счастливом или хотя бы спокойном детстве.

Минуло несколько лет после выхода в свет первого фильма в 1983 году, фигурально выражаясь, у Гэна и его брата было немного времени подрасти, вот только для самой Страны Восходящего Солнца этого было явно не достаточно, чтобы оправиться от потерь и разрухи.

Занятия у школьников проходят в полуразрушенных классах, однако самые главные уроки, по выживанию, они получают все также на улицах. По-прежнему, с нищетой бороться приходиться с помощью ручного труда, услуг старьевщиков и полулегальных заработков. Голод напоминает о себе, как и отголоски недавней войны все так же регулярно, а следы от радиационных ожогов и шрамы на душе по прежнему плохо подаются лечению. На «черном рынке» можно купить все, что угодно - мясо, табак и чудесный пенициллин, все кроме волшебного исцеления последствий ядерной бомбардировки.

Да, к счастью для потомков, такие фильмы еще можно, пусть и случайно откопать, словно старую неразорвавшуюся мину, и тогда потенциального зрителя так рванет, бабахнет, что еще не один день будешь вспоминать этот «снаряд-послание из прошлого». Смотреть фильм больно и страшно, слишком правдиво, чтобы списать убийственный эффект на мастерство постановщиков, иные мизансцены нарочно не придумаешь, автор манги Накадзава Кэйдзи несомненно брал их из собственной биографии.

В связи с чем, технические характеристики (графика, анимация и прочий арсенал выразительных средств) отходят на задний план, однако заметно – к 1986 году «Mad House» укрепила свои позиции в качестве студии способной на производство серьезной анимации.

И если детская мимика довольно неприхотлива, это в прочем, ни сколько не мешает характерам раскрываться в полном объеме, то окружающий героев мир куда полновеснее и детально прорисован. Будь это улицы, трамваи, базары, лавчонки и магазинчики, отстроенные на месте былых развалин.

Блеск, на антикоммунистические подачки, отстроенных муниципальных зданий и нищета хибар и бараков, во всей красе, с чисткой обуви за пару иен, тотальным увлечением азартного «починко», сбором цветных металлов и очистки карманов бандами беспризорников.

До появления «японского чуда» еще довольно далеко. Совсем близко иное: одни солдаты США, швыряют в толпы чумазых сорванцов шоколад, в то время как другие (куда хуже, если они же) под мерное жевание «бабэл-гам», тракторами сбрасывают тысячи человеческих костей в свежевырытые котлованы.

Естественно, всё зло не умещается в оккупации, и еще неизвестно, что страшнее – чужаки, сбрасывающие бомбы ради победы в войне, или соотечественники, способные из-за нескольких картофелин сбросить голодного мальчишку с обрыва.

Дети, подобно росткам пшеницы, назло всему растут в каменистой почве разрушенных зданий, несмотря на радиацию, заморозки, ливни и засуху, поют песни, когда им весело, рыдают, когда грустно, работают чтобы прокормить близких и родных, рискуют и не сдаются, когда от неудач впору опустить руки. Видно, именно такие как Гэн на своих плечах подняли свою страну их руин.

P.S. Необязательное послесловие: в свете просмотра фильмов классических, настораживает опасная тенденции – не смотря на развитие индустрии, глобализации аниме-культуры, фильмов сродни «Босоногому Гэну» непозволительно мало. На ум приходит разве только «Токийское восьмибалльное».

По завершению «Hadashi no Gen 2» возникает вполне резонный вопрос - отчего таких, социально полезных и нужных фильмов не снимают последние лет десять, и вслед за этим проскальзывает леденящая мысль: «Видно плохо усвоила современная цивилизация болезненных уроков, если хочет оставить их навечно в прошлом».


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Темнее черного [ТВ-2] (2011.01.27)

Пользователю № 138. Аригато, обидно то, что когда писал обзор, чужих комментариев не читал, оказывается, отчасти повторил чужие мысли, во всем виноваты создатели "Близнецов". Из позитивного - советую смотреть ОВАшки, почему на них нет отдельной странички, загадка великая - так вот, там все, как в первом сезоне.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Триган - Фильм (2011.01.25)

«Опять, тут этот Ваш Ковбой всех подстрелил и никого не убил!
-Сэр, а в Ваши(ны)х словах нет никакой логической осечки?
-Абсолютно, клянусь «спаггети-вестерном», этот трагический клоун никогда не промахивается!»

(из разговора Хорошего, Плохого и Злого).


Споры на вечные темы – лучшее времяпровождение. Всегда можно оставить за собой лазейку длиною в бесконечность в дилемме: «Имеет ли кто-нибудь, когда-нибудь, какое-то право обрывать чужие жизни»?! Или: «Какой груз и крест окажется труднее нести на своих плечах – справедливости и миротворчества, или мести - без признаков прощения, свинцовый вес вылетевшей из ствола слепорожденной пули»?!

Прошло уже двенадцать лет и вот главный герой «Тригана/Трайгана», благодаря стараниям «Mad House», вновь заглянул «на пороховой огонек» к своим преданным фанатам, косплеющим его огненно-красный плащ, и коронные фразы о симпатии отнюдь не только к изготовителям сладких пончиков.

Отважно и безрассудно, как было прежде и чувствуется, будет и впредь, решился, он выступить уже перед новой публикой, и 2D и 3D тому порука. Однако идея абгрейдить преамбулу новыми плагинами; продемонстрировать огневой потенциал графических редакторов по модернизации ветхозаветной фабулы: «Не убий да не судим, будешь» - это одно. Вторая, прозаичная мысль приходит на ум также стремительно: в 2010 году найдутся немало и тех, кто впервые благодаря movie столкнется с белобрысым весельчаком с дурацкой улыбкой на лице, и пламенной мечтой о любви и мире.

Пример с «Евангелионом» и «Яблочным семечком» приучил к недоброй истине, что реанимация не всегда проходит без последствий для ЦНС. Как ни подкрашивай икону сусальной позолотой, не цементируй ноги гигантам прошлого, если нет оживляющего духа первоисточника, несмотря на дорогостоящее лечение, получается подрумяненный кадавр.

Поколения, смотревшие «Триган», сменяются, люди, передававшие из рук в руки драгоценный диск с 26-ти серийным аниме про Дикий Запад иных планет, ныне сами готовят варианты субтитров на любой взыскательный вкус и цвет. А отаку-отцы начинают рассказывать на ночь аниме-детям добрую сказку о том, как бороться со Злом, не убивая, но храня хрупкое равновесие опытной рукой стрелка.

«Трайган-movie», о, сколько же по поводу него было всевозможных предвкушений, пулеметные ленты трейлеров и колкостей кинжальных сомнений. Опасений - сможет ли миротворческий дух не сгинуть в перестрелках, не увязнет ли в механизированных монстрах, не засыпится ли под обломками взорванных баров, та самая врачующая грусть, смех сквозь слезы, чем был так замечателен сериал?!

Еще больше рождалось надежд - «Mad House» будет непростительно стрелять «в молоко» в своем культовом (для кого как), классическом (уж это точно), знаменитом (и подзабытым современной молодежью) проекте.

Самый драматичный из боевиков и самый грустный из пародийных вестернов как основа – рискованная ситуация снимать на ту же тему фильм (не может же Вашу всегда и всюду вести), грозила обернуться обманчивой спекуляцией и хитрым коммерческим пиар ходом.

Подобные сюжеты давно вышли из моды и внимания продюсеров, милосердием не поднять рейтингов, эпатаж и абсурдизм правит бал и срывают чужие аплодисменты. Да и полуживой демон постмодернизма всегда готов зло расхохотаться над следами одиноких идеалистов, которые медленно, но верно заносят пески времени. Такие, как Ваш Паникер/Стампиде, уходят, не обещая вернуться, встретить их спустя десятилетия, кажется маловероятным и слабо возможным.

Года - бегут со скоростью автоматной очереди, а технологии производства упрощают работу аниматорам и украшают будни зрителей новыми спецэффектами и методами моделирования. Но труд сценариста и опыт режиссера никто не отменял, даже наоборот, кого теперь удивишь визуальным качеством работ от «Mad House», поражать теперь надо прямо в сердце, минуя пресыщенный глаз и разжиревший от гурманских десертов мозг.

Новый «Трайган», полнометражно, и я бы сказал, крупнокалиберно и метко бьет в цель. Хотя изначально у создателей был всего один «патрон в барабане про запас», право на единственный удачный выстрел, здесь осечка смерти подобна. Неблагополучная серия забывается после череды удачных. У полнометражного фильма изначально такого шанса просто нет.

Мало остро шутить на тему гибели или превышения полномочий, недостаточно ураганом пройтись по экшн-сценам и с помощью человека-тайфуна смести преграды и трудности. Даже встреча с полюбившимися героями, неразлучной парочкой из страхового агентства, или несвятым отцом Николасом Д.Вульфвудом, может принести только кратковременную радость, если не будет объективных причин для этого долгожданного рандеву.

Надо так столкнуть лицом к лицу принципы, чтобы стало не до смеха - кому-то необходимо поймать свинец пули, кому-то словит кайф от дерзкого ограбления, и лучше, если ловцы меняются местами. Чибики вместо эмоций «вырезать», драйв – «пришпорить» без меры и каких-либо ограничений. Обязательно - дерзко, смело и без условностей физики и научной фантастики, чтобы злопыхатели подавились бы слюной: «Что опять трагикомичные типажи во всех красе, амплуа злодеев отточены, а геройские порывы штормит от душевных сомнений?!».

Лихо, чтобы лиходеи вкусили сполна не только вкуса крови, но и горечь разочарования, дабы имелись причины браться за оружие, и аргументы против насилия были не менее весомыми. Самый мужественный из рыцарей «печального образа, но активного действия» Ваш – вы не узнаете из фильма, почему он такой, зато вы поймете, почему его помнят и знают уже такую уйму времени с 1998 года.

Отчасти «Трайган» постигла схожая судьба, что и «Ковбоя Бибопа». Фильма «Достучаться до небес», этого вклинения в середину сюжета, тоже уже никто особо и не ждал. Но к первому, творческая фортуна оказалась все-таки благосклонней. Без сериала полнометражное приключения Спайка и К – только чертовски стильный боевик, надо смотреть и пересматривать сериал, заразится блюзом без надежды на исцеление, и тогда по достоинству оценить новую встречу.

«Badlands Rumble» – сольный проект, который прекрасно обходится без моральной поддержки, безвозвратно плененных ТВ проектом. А для полнометражного фильма, снятого по мотивам телевизионного сериала – это знаете ли высшая планка успеха.

Главное, среди рева несущихся машин, шума погонь и свиста, рвущих воздух, пуль - по-прежнему хорошо слышна знаменитая фраза: «Love and Peace»!

«Мир и Любовь - тебе, ходячее стихийное бедствие с благими намерениями, ты не промахнулся и на сей раз, и поразил в самое сердце! Добро пожаловать домой, мы по тебе скучали»!

Р.S «Еще увидимся космический ковбой?! Когда-нибудь, где-нибудь, очень может быть».


+31Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Повелители терний (2011.01.25)

«В этот самый момент спящая красавица проснулась и вовремя получила очередной волшебный укол транквилизатора от доброй феи».

(из книги «Старые сказки на новый электронный лад»).

Возможно, мы все – только часть чужого сна, кусочек чей-то гостеприимной фантазии. Она поглотила в своих диких зарослях все наши радужные надежды и наивные детские мечты. Сон разума – рождает чудовищ! Но самые страшные кошмары обретают жизнь, когда мы сами не желаем просыпаться. Тогда насланный летаргический сон - нужен, чтобы не столкнуться удивленной физиономией к лицу с печальной реальностью пробуждения.

«Повелители терний» - пожалуй, самая жестокая сказка, из ныне экранизированных, в японской анимации. Сравнивая, на ум приходит разве, что «Магнетическая роза» по сценарию ныне покойного Кона Сатоси. Причем именно сказка о «Спящей красавице» на новый модернизированный, усовершенствованный, и усложненный вариант. Трагическая басня с волшебным, но далеко не сказочным эпилогом, а не очередной шутер с истреблением монстров и поводом раскрашивать стены коллекторов человеческой и прочей кровью.

Видно, нужные книги читали родители создателям в их далеком детстве. Только так, можно оставить в памяти след глубже, чем болезненный укол терновника. И легенда, тогда обретет знакомые черты фантастического боевика со стрельбой, поединками со злыми техно-феями, и непременными катарсисами и откровениями, и все равно - под конец будоражаще-приятно обманет и разобьет на сотки осколков хрупкую кожуру иллюзий.

Впрочем, Кадзуёси Катаями, уже в «Big O» однажды доказал, что умеет, как никто другой, вить плотные заросли сюжетных линий-лиан, вплетая в характеры героев корни поступков, и многочисленные ответвления, далеко идущие в их же прошлое. А за поворотом сюжета в его работах, в очередной раз мистический раз, может оказаться нечто интереснее, чем просто кровожадные предпочтения продюсеров.
Завязка «Ubara no Ou», бесхитростна, как большинство аркадных боевиков на апокалиптическую тему, - так проще втереться в доверие, и, проскользнув сквозь сплетение ветвей сценария, неожиданно пустить ростки в самый неожиданный, шокирующий момент.

Мир оказался на гране вымирания, т.к. поражен красноречивым вирусом «Медуза», и только 160 избранных корпорацией «Врата Венеры» должны получить шанс на выживание. Для этого они должны подвергнуться погружению в криогенный сон, дарующий, как минимум, отсрочку смертельному приговору мировой язвы, и максималистскую надежду на исцеление, спустя неопределенное время.

Естественно, всё как всегда идет совсем не так, как планировалось, и вновь пробужденных «счастливцев» ждут отнюдь не райские кущи, а гигантские заросли колючего репейника и многочисленные монстры, их населяющие. Героев ожидают горячие схватки с чудовищами и собственными страхами, болезненные потери и зловещие находки, путь на свободу из подземелий замка через яростный огонь и бурную воду.

Попутно прорываются они через коллективный обман и единоличное вранье, дабы дойти до самого верха и разобраться – кто во всем виноват и отчего так странно выглядит обещанный оазис. Тут впору начинать усердно зевать, глядя на проторенные другими авторами пути и дорожки «Чужих» и «Сайлент-Хилла».

Вот только, сказка оказывается куда более интригующей, чем второсортный трэш уровня «Dead space» или унылого «Resident Evil». Каждый из семерки выживших, после первой волны атаки чудовищ, не говорит всей правды, и не просто оттого, что хочет спасти свою шкуру, а потому, как имеет на это множество оснований. Так постепенно хоррор-адвенчер уводит героев, и заодно зрителя в дебри триллера. Чем больше появляется сведений, тем размытее становится общая картина происходящего.

«Повелители терний» заслужили бы все упреки в чрезмерном разрастании метасюжета, применении роялей, скрытых в шипастых джунглях и котов, притаившихся в мешках, типичных для голливудских блокбастеров, не будь тут всё так умело переплетено и взаимосвязано.

Вместо прямой и примитивной гонки за жизнь из пункта А на верхний уровень В, Кадзуёси Катаями представил на суд зрителя, путь, сквозь тернии сомнений и шипы иллюзий - к самой сердцевине загадки. Порой заставлял он героев нестись по закольцованным трассам, как лабораторных мышей, иногда потворствовал побегу прочь от преследования из тесных казематов клише.

Ключи и подсказки (падение на грешную землю с небес ложных грез, судорожно сжатый в кулаке крест и памятная татуировка на не преступной руке) хорошо замаскированы, и надо найти и собрать их солидное количество, чтобы увидеть заколдованный сад во всей его чарующей красе.

Нежданные рояли хорошо настроены, и важность первых кадров вступления дадут семя истины только к финалу. Музыкальное сопровождение, ровно, как и тексты песен, врезаются в память, а 2D и 3D перерастают одно в другое. У котов – оказываются вполне «человеческие» лица, и бутоны характеров созревают и раскрываются в свой, запланированный садоводом, миг.

Нам всем, иногда остро не хватает ощущения прикосновения к сказке, так пусть волшебство хоть кратковременно оживит старую историю, и только после рухнет отяжелевшим драконом в прибрежные морские воды.

Пусть принц спокойно спит, он и так уже хорошо постарался, помогая принцессе, пробудиться от зачарованного сна. Дальше, она сама должно строить замки на песке и не бояться уколов веретена судьбы.


+32Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Темнее черного [ТВ-2] (2011.01.25)

Когда недосказанность превращается в недоговоренность, фальшивые личины срастаются с ненастоящими воспоминаниями, а вместо звезд на небе сияют бутафорские подделки – тогда наступает время заключения контракта, и в обмен на душу и чувства получаешь возможность…снимать второй сезон «Темнее черного».

Шутка перестала быть шуткой. Яойное растекание «DtB 2» эмоций по древу сюжета – стало реальностью. «Ни завязки, ни развития, без кульминации», только обещание на отдельно оплаченное свидание в OVA. В первом сезоне, оставив многое за кадром, в тени кулис, творцы «Bones» все же поставили на нужную «темную лошадку» и, воспользовавшись услугами мрачного Нуара, и без объяснений и рассусоливаний, - добились впечатляющих результатов. Но видно, на сей раз, пришлось довериться гастербайтерам, и издержки производства не заставили себя ждать.

Первый сезон «Темнее черного» упрекали в яойной направленности сценария, по поводу второго сезона впору ехидно шутить о лоликоне и школьной педофилии. «Темнее черного» стал самым бессмысленным (поступки подростков так инфантильны) и жестоким (дети порой так жестоки) аниме про людей–Х и несовершеннолетних шпионов-жертв экспериментов тайных организаций.

«Близнецы и падающая звезда» - довольно едкая и злая шутка над фанатами первого сезона. Чтобы оценить всю степень зубоскальства авторов пришлось дождаться выходов
4–х OVA - предыстории сезона второго. Ведь только так, и не иначе, можно понять маргинальный облик Ли Шень Шуня, и отчего на его лицо посетила депрессивная щетина, а в кармане припрятана бутылочка «горячительного».

В любой стране (России или Японии - не суть важно), с чёрно-белой картинкой или, как здесь, с насыщенно-цветной, но настоящий нуар начинается тогда, когда появляется Женщина – половинка-инь, направляющая путеводная звезда, спутник, дарующий поддержку, понимание и большие неприятности.

Во втором сезоне «Темнее черного» с женщинами, однако совсем не густо, вот с девочками, мальчиками и персонами их уровня развития, как раз наоборот. Совсем не зря, главную героиню «Близнецов и падающей звезды» Суо часто принимают за юношу, за ее брата Шион. И потому Его Высочество Нуар изволил покинуть подмостки продолжения и сгинул в неизвестном направлении.

Главная ошибка, и низкие рейтинги тут не главное доказательство, притаилась в изменении «угла прицела» аниме. «На мушке» сериала оказался не мрачно-обаятельный Черный Жнец, не индивидуальная история - арка отдельной Женщины. Но девочка с комплексом «Сейлор-мун», способная извлечь совершенно несуразное телесным габаритам ПТР, буквально из груди, но не способная точно поразить в цель и убить скуку, возникающую при просмотре ее приключений, сдобренных завышенной дозой неспелой романтики.

Как верно подметил по ходу сериала сам Жнец Хэй: «Некоторым совсем не идет – быть вооруженными». Хочется сказать больше: «Некоторым не идет – быть в главных ролях, что гораздо печальнее». Всё, на чем держался успех первого сезона, оказалось вовсе не противостоянием ЦРУ, ФСБ и пр., и даже не контраст бесчувственности контакторов и людей, этого добра в «Близнецах» хоть отбавляй.

Двойственности, обмана и самообмана в данном случае хватило бы на два среднестатистических авантюрного сериала вроде «Ханаана», благо экшн и качество графики «Bones» по-прежнему на высоком уровне.

Скверно иное, при всех несомненных достоинствах второго сезона, как сериала приключенческого - его незрелость, пубертантность, и вследствие этого гиперэмоциональность героев сквозит из каждой щели, из каждого темного переулка сюжета, даже из загадочных Врат.

В руках детей – судьба мира, а создатели раз за разом минируют граблями подступы к здравому смыслу, да так планомерно, будто не за контракторами охотятся секретные службы, а непосредственно за мозгом смотрящего. Весь арсенал фансервиса: сибирская белка-летяга Мао, «мамонтенок ищет маму», бывшие подруги в стане врага, неоперенные женишки, тяжелое наследие КГБ и навязчивость ЦРУ, только панцев не хватило на контрольный выстрел в голову.

Вместо ряда арок – одна истории девочки Суо, дочки подозрительного ученого, которую преследуют все, кому не лень. Прежде на эту персону ушло бы максимум 3-4 серии, ныне, на нее потрачено целых 12. Эфирное время раздуто радужными пузырями фрустрации и перемазано, наспех пущенной слезой и пролитой кровью.

«Близнецы и падающая звезда» - не то аниме, которое можно назвать плохим или банальным, ибо конкурентов на это звание куда больше. Другое дело, что той самой «звезды», созерцание которой смогло бы очаровать и пленить не обнаруживается, как пристально бы ты не вглядывался в телескоп в течение всех эпизодов.

Вместо китайского студента по обмену (наверное, на ядерную бомбу) – еще одна девочка с магическим медальоном и мутным прошлым. Черный юмор, кривая усмешка синигами – ее безжалостно обменяли на кавайную мордочку, сардонический оскал фатума разменяли на ложные детские воспоминания, в пику ЯОШев на смену явилась заплаканная рожица обычной русской школьницы (ОРШ).

Ушла первая эйфория от удачной стилизации Владивостока и чипсов «Русская картошка» - осталось похмелье и горьковатый осадок на душе, смотреть, как и пить, надо не понижая «градуса», чтобы не было мучительно больно за обманутые иллюзии. По завершению первого сезона – лучше «залпом» проглотить OVA, в котором сплин «по- взрослому» опьяняющий. После этого никто не застрахован от тяги, на что-либо имеющее отношение к «Темнее черного», даже если это безалкогольный коктейль «детского шампанского».


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Радуга: Семеро из шестой камеры (2011.01.19)

Пожалуй, будет совсем не ново назвать студию «Mad House» ведущим флагманом аниме-индустрии. Гораздо удивительнее иное - эта же студия оказывается успешна и вне профильных для себя «монстров, клинков и стволов». Да так, что конкурентам только и остается из зависти кусать локти, глядя на чужие достижения.

На счету «Mad House» целый набор сёдзе-шлягеров, в том числе «Парадайз-кисс», в котором, кроме сияющего гламура, оказался совсем ни типичный, и во многом ожидаемый лучезарный апофеоз, и даже не открытый финал, а самый что ни на есть этап взросления, со всем арсеналом оттенков меланхолии и грусти. Золушка не смогла добиться вечного первого свидания, зато самой студии, оказалось, по силам создать едва ли ни «жемчужину» стиля, ориентированную на девичью аудиторию.

Мало того - романтическая драма о становлении группы андеграундного рока «Бек» уже в течение многих лет остается едва ли не самым популярным сериалом среди тинэйджеров всех возрастов.

2010 год ознаменовался выпуском аниме «Радуга: семеро из второй камеры третьего блока». Надо ли говорить – и он встретил довольно теплый прием у широкой публики, впрочем, не без веских на то оснований. Прежде всего, оттого, что «Радуга» была поставлена и снята людьми, прекрасно разбирающимися во вкусах и предпочтениях ценителей романтического жанра.

Все было разыграно как по нотам, коих, как и цветов радуги всего лишь семь, но каждый раз, при наличии таланта, они предстает в виде новой мелодии. От увертюры до финальной репризы – с чувством гармонии у создателей этого аниме все в порядке. Чтобы так виртуозно оперировать до боли знакомыми созвучиями «любви, мучений и преодолений», в новой аранжировке, представляя сияющие папурри из ранее прозвучавших хитов, надо обладать недюжинным мастерством, как минимум, «исполнителя на новый лад».

«Радуга» - кристальной, как пролитая слеза жертвенного агнца, чистоты мелодрама, основанная на паракриминальных мотивах и околодраматических ситуациях. Это восторженная, и оттого немного наивная, ода любви…настоящей, мужской, с ароматом самоотверженно пролитой крови и опять-таки неслучайно оброненного пота. Певучий гимн любви мускулистой - терзаний и выстраданных достижений, способной сподвигнуть на многие жертвы для претворения в жизнь своих идеалов, не чадя живота ни своего, ни чужого.

Не дружеская симпатия членов сёнен-команды, не яйоные ахи да вздохи – скорее внутренний стержень, на который нанизаны устремления и желания. Хотя любовь эта перемешана с ненавистью, с силой подавления и унижения, которую можно встретить не только в застенках тюрем, или в период экономического спада, а в любые времена, в любых странах, - от этого она становится только крепче и сильнее.

Поначалу течение сериала обладает шансом смутить легким флером эпатажности с садистскими издевательствами и извращенными поползновениями со стороны охраны колонии. Почему легким флером (для японского зрителя он вероятно куда более тяжкий), возникнет вполне ожидаемый вопрос? Да потому, что зритель отечественный опусов про жизнь тюремную и подвиги блатные накушался столько, что мытарства семи отроков во главе с их непреклонным лидером Ан-чаном, вряд ли способны вызвать шок или пуще того, растрогать циничное сердце смотрящего.

К счастью, для «Радуги», герои и заодно их создатели не смогли усидеть в мрачных застенках брутализма, и кто раньше, кто позже рванули на свободу. Именно тогда, набив кулаки и, окропив слезами, измученные лица свои – вступили они в яростный бой за свои мечты.

Не просто сокровенные слова однажды вырезали они на коре могучего дерева, а скорее перенесли наружу мечты, высеченные в их изголодавшихся по воле сердцах. Чтобы освободиться от уз неволи в душе своей – мало покинуть унылые бараки или шагнуть в солнечный день вне ворот колонии. Надо упорно биться, работать, строить свой завтрашний день, пусть и искалеченными, но трудолюбивыми руками, не размениваясь на жажду «легких денег» или случайного успеха.

Вопреки кодексу Зоны «Не верь, Не бойся, Не проси», герои «Радуги» имеют смелость делать все наоборот. Верят в то, что должны быть рядом и вместе, рука об руку, и пока смерть не разлучит их, отстаивать интересы братской семьи. Они не теряют надежду – найти свое место в жизни, остаться верными, однажды данному обещанию и собственным мечтам.

Джо, Марио, Капуста, да и все остальные боятся только одного – предать, отступиться, не сдержать слово, от этого все прочие страхи, и ужасы отступают прочь. Они готовы просить о помощи, так как сами способны отдать для родственного круга побратимов не только денежные знаки, но и последний вдох, и каплю крови.

Новой «Бригады» не вышло, видно «бригадир» Рокуроута оказался мудрее и не стал вовлекать братьев «по крови» в тенета криминала. В итоге его лидерство принесло куда более благие плоды. Он подобрал ключики к их замороженным сердцам, хотя поначалу казалось, что пытается их грубо «взломать». Смог соединить их разрозненные звенья одиночества – в крепкую цепь дружбы и братства. Личным примером, иной способ всегда ложь или диктатура, он доказал – если готов пойти на всё, ради своих близких, они тоже не смогут остаться в стороне.

В нашем мире, против замкнутого круга ненависти, срабатывает почти магический круг взаимопомощи. Кармические долги надо отдавать с процентами, ведь инфляция духа особенно сильна при всевозможных кризисах и эмоциональных катаклизмах.

Это при всем притом, что у семерых парней из одной камеры не было позитивного прошлого, на которое они могли бы опереться, лишь горькие потери и болезненные разочарования в копилке житейских будней. Их использовали, предавали и оставляли на произвол судьбы. От атлета Бицепса до Спуна комплекции форточника, что было в их жизни в настоящем, когда они переступали порог колонии? По большому счету лишь озлобленность и отчужденность, которая проистекала от неуверенности: найдется ли им иная роль, кроме «мальчиков для битья», или жертв насмешек?!

Зато после, пройдя и огонь пожара, и соленую воду пролитых слез, а до медных труб успехов было еще очень далеко – семь мальчишек медленно, но верно превратились в мужчин. Людей, готовых пройти долгий путь сквозь года и десятилетия, надеясь достигнуть светлого будущего. А за него приходиться биться и вне приделов боксерского ринга или додзё якудзы. Преодолеть сложности внешние, встающие у них пути и победить смуту, притаившуюся где-то глубоко внутри.

Зрители увидят многое, и фирменное качество анимации знаменитой студии, колоритные лица и запоминающиеся физиономии, стремительный экшн и вязкий сплин, побег из застенков и великое число попыток найти себя в мире, неограниченном колючей проволокой, любовь ложную и лирику честнейшую. А она, эта жизнь, как и шоу-бизнес, может быть не менее жесток, чем отдельный садист-надсмотрщик, вот только ударов Рока никому не избежать, и потому надо научиться держать удар и огрызаться в ответ, всем попытками сокрушить и поглотить себя, мраку.

«Радуга» вряд ли претендует на лавры криминальной драмы уровня «ГанГрейва» или «Однажды в Америке». Ведь переделки и ситуации, в которые сценаристы погружают своих героев прямо-таки с головой, настолько сконцентрированы, что начинает казаться - авторы поставили цель создать пресловутую «чернуху».

Тот самый удушливый чад безнадеги, когда каждый шаг готов обернуться очередной подножкой фатума, неустанно преподносящего жестокие сюрпризы, словно из бездонного рога изобилия. Да и уровень сентиментальности порой превышает все допустимые пороги чувствительности потенциального зрителя, и, после многочисленных слезоточивых дождей, перспективы у героев вырисовываются самые радужные.

Идеалы семи отчаянных отроков не стали чем-то грандиозным или оригинальными, успехи могут показаться наивными и банальными, все дороги мелодрам давно исхожены, а урожаи давно собраны, но разве подобное имеет право кого-либо лишать счастья и благополучия.

Хитросплетения романтических перипетий сюжета, как несметное число раз прежде, были вязаны и острыми спицами брутализма и крючком искушений и ошибок, но стал ли от этого «любимый домашний свитер» менее желанен? Вряд ли! Отнять мечту могут многие, а вот подарить ее, и помочь до нее дотянуться, порой сможет - один единственный человек, однажды встреченный на самом краю отчаяния.

Хеппи-энд может быть только у серии, отдельной арки, эпизода из «сегодня». В жизнь в целом, сплошное перепутье, с тысячей кривых дорожек и тупиков, по которому идут все люди, выбирая сотни раз тропинки к личному благосостоянию или же общему благу.

Несмотря на «мыльность» сюжета и экзальтацию персонажей - есть в «Радуге» добрая наивность, перечеркивать которую стало бы преступлением. Счастьем может оказаться одна песня, спетая в пустом зале, единственная улыбка на избитой физиономии друга.

Что ты осмелишься сделать для осуществления собственной призрачной надежды на лучшее?! Что ты готов сделать для других?! Миг счастья скоротечен и стремителен, как вылетевшая из ствола пуля, как неожиданный выпад сломанной правой рукой. Быть может он – фантазия, иллюзия любви, которую ты сам себе подарил, мелькнет на миг, очарует надеждой триумфа, и после ударит с нокаутирующей силой боксера. Но когда в твоих глазах сияют семь цветов радуги – рискнуть, все же, стоит!


+22Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Эпоха смут [ТВ-2] (2011.01.19)

«Эх, раззудись – плечо!Размахнись – рука!
-Позвольте, позвольте, а кто всё это оплатит?!»

(летопись времен недавних)


Воистину – постмодернизм в очередной раз оказывается бомбой, пусть и замедленного эффекта, но чудовищного воздействия! Второй сезон «Эпохи Смут» подтверждает сие утверждение с силой динамитного фейерверка, разнося в пух и прах все мысли о праздничном залпе одинокой петарды. Обращая ниц все сомнения в необходимости продолжения экранизации слэшер-файтинга, он с силой цунами (не зная границ хореографии боев и не ведая лимита возможностей человеческого духа) выливается в эпическую сагу времен раздробленности японских княжеств и царств.

Да так яро, безудержно и лихо, что драйв превращается из средства увлечь потенциального зрителя в цель - создавать с имперским размахом альтернативную историю государства японского.

Пока горел запальный фитиль первого сезона – еще теплилась вера в то, что гинтамовский сюрр случайно перекачивал в головы творцов «I.G», и яростно стремится объединить разрозненные земли фирменного качества и думы властителей власти сценарной. Не меркла ехидная надежда – всё будет не всерьез, ведь не может быть правдивой физика таких побоищ, тактика таких сражений, не могут такие ГЕРОИ нести в себе что-то, кроме сверхвозможностей тела и грандиозных желаний воспаленного амбициями разума.

Однако, надо признать, ловкий ход «I.G» был произведен с достойным уважения коварством, и «Sengoku Basara Ni» использовал и подкоп в почву характеров, и обход с флангов. Если первый сезон имел право быть названным «былиной о японских богатырях, поэмой о деяниях великих и подвигах несуразных», то второй сезон пошел на радикальные и крайнее меры.

Теперь гражданская война, по объединению границ в одной могучей длани, стала представать не лубочной постановкой скоморохов, а мрачным и почти достоверным вихрем разрушения. Ураганом, затягивающим правых, и виноватых в братоубийственной войне, где всякий узурпатор имеет, кроме крепкого кулака, хорошо продуманный план и взвешенные, разумные доводы так действовать и поступать.

Война в своем отечестве не может оставить никого равнодушным. Особенно когда в поселениях уже никого нет, кроме женщин, стариков и детей, потому, что все мужчины ушли на войну очередного новоявленного сёгуна и совсем не факт – что вернется обратно хотя бы каждый десятый. А картина событий предстаёт уже не такой безоблачной, как прежде, и каждый честен в своих чувствах вассала или государя, но слеп в своем прямолинейном упрямстве решить все проблемы одним взмахом разящего клинка.

«Sengoku Basara Ni» не стал антивоенной драмой, зато в нем прозвучали отголоски погребального колокола окончания смутных времен, когда лобовые атаки в стиле камикадзе мало, что решают. И смерть притаилась - уже не на расстоянии длины катаны, а где-то гораздо ближе, за спиной, угнездилась в сердце и теле, омрачила думы бывших безудержных рубак.

Смута медленно, но верно уходя в небытие, пропускает через свои железные жернова, и переламывает грозных воителей и молодых да горячих витязей. Пока у них еще есть силы прыгать выше головы и дергать богов смерти за усы, вот только насколько хватит им его, этого невероятного, но имеющего свойство заканчиваться в самый неподходящий момент, везения.

Быть может как раз столько, чтобы на вершине славы низринуться с пьедестала, упасть с горы триумфа прямо в пропасть поражения. Может статься - вместо одноглазого дракона Датэ Масамуне или молодого Тигра из Каи, она со временем обратит свою благосклонность на тех, кто умеет ждать и плести закулисные узлы интриг хитрее безумцев, готовых махнуть с места в обрыв, преодолевая ранения и силы всемирного тяготения.

Прежде подобные мотивы даже и не думали вторгаться в ход фееричного действа «Эпохи смут», они просто не поспевали от очередной битвы к внезапному ристалищу, от одного, словно высеченного из единого куска гранита героя - к другому, цельнометаллическому персонажу.

При всем при этом во втором сезоне изобилие массовых сражений (всем другим студиям надо учиться у «I.G», как дешево и сердито создавать впечатления глобальности), и одиночных поединков «с глазу на глаз» благородного разбойника или же позитивного до одурения пирата совершенно не уменьшилось. Количество пролитой крови при этом так же не увеличилось, т.е. битва за массовый охват ТВ аудитории, ах, безжалостна, а цензура с колюще-режущим оружием, эх, зорко бдит эфирный покой дневного показа.

Многочисленные схватки по-прежнему способны переплюнуть по разнузданной вольности «Гуррен Лаганн» и мега-разрушительность «Кулака Северной Звезды», но им, несмотря на грохот да метания молний, уже не заглушить звуки приближающегося урагана смены эпох. На бранном поле соратники и недруги вытворяют вещи за гранью вероятного, своим личным арсеналом превосходя боевые возможности своих армий, а заодно ранее заготовленных гигантских мортир. И подобно Моисею, разверзая моря, и ставят крепости на колеса, проделывая такие трюки, что ни словом приличным сказать, ни пером жар-птицы описать невозможно.

Вот только проигравший битву, за право быть услышанным несущейся вскачь армадой – в следующий раз имеет высокий шанс выиграть войну. Боги ратных свершений благосклонны к тем, кто больше действует, чем думает. Однако госпожа удача во все времена на стороне мудрых и понимающих – мир на острие меча не преподносят.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сага о Гуине (2011.01.06)

"Зря надели свои латы - гибнут в поле супостаты!"

(о преломлении своих копий в чужом фэнтази.)


Порой чудеса случаются. И тогда лайт–новеллы, вместо волшебной (фэнтезийной) силы левитации, назло оковам стиля наполняются весом, я бы даже осмелился сказать, весомостью многотомной многомерной эпопеи. Да и при описании вещей с почти королевскими претензиями, как минимум, следует быть последовательным. Попытаться расчертить линию с основанием в пункте начала истории и вершиной в точке окончания, вместо того, чтобы распыляться на хвалебные оды и громкие дифирамбы, ибо, увы, никто не лишен недостатков.

Приходится признавать – хорошие фэнтези, без РПГ влияний со стороны, сами по себе противоречат прямолинейности, а в случае «Саги о Гуине», к счастью, вдвойне выходит так. Ход сюжета скачет от героев старых и узнаваемых к персонажам, вновь заявленным, от магии чернокнижной к стратегии батальной, от мускулистых витязей к населению стран и народам континентов.

Чему здесь удивляться, уж точно не вечному круговороту тем, типажей и ситуаций, смешанных в известных соотношениях Ноева ковчега. Они были, есть и будут таковыми. Глубоко исследованными, непомерно и немилосердно опробованными на поколениях читателей и зрителей.

Непременно, с увлекающим (с оглядкой на все предыдущие попытки креатива) началом, интригующим (традиционным, как низвержение тирании) развитием, и несокрушимым финалом в стиле: «и жили они долго…или умерли в один день». Как всегда всё спасают (если они на это способны) нюансы, штрихи к портрету, пометки на полях сюжета и художественные ремарки опытного ходока за сокровищем.

Авторы фэнтези определенно склонны забивать на мелочи, и посему нередко дают полотна своих новорожденных миров панорамно и согласуясь с буйной, и ничем не ограниченной фантазией. С высоты, авторского полета, представляя публике красочные картины шаткого перемирия или же устойчивой войны.

И, надо сказать, с этой головокружительной высоты, порой затруднительно разглядеть мелкие детали (сражения якобы тысяч, мудро маскирующихся под единичные стычки), и прочие мельчайшие позументы в орнаментах их блистающих повествований.

Если в книгах легко написать: «смешались люди, кони, шпаги, ядра», то в экранизациях, жертв экономии на анимации битв не меньше чем «пушечного мяса» в сражениях доподлинно исторических.

Освободившись от длительной прелюдии следует сказать следующее:Государство Паллос (высококультурное и вследствие этого недостатка слабо милитаризированное) пало под набегом воинов империи Монгория (лишенных подобных уязвимостей).

Королевская семья, душещипательно, сколь и драматургически полезно, убита, лишь детям королевской четы — Линде (с превалированием лидерских замашек и проблем найти мужа по любви) и Лемусу (утонченному отроку пылких чувств, читай будущему жестокосердному властителю) удается бежать.

Придворный маг с помощью древней машины отправляет близнецов к их тете («здравствуйте – вы наша тетя»), однако злой рок (псевдоним популярный среди писателей) помешал детям достигнуть цели. Линда и Лемус оказываются в центре вражеской территории. Спастись им помогает загадочный и могучий до озверения воин, с головой леопарда по имени Гуин.

Как известно, за всё приходится платить - за выдающиеся способности обычно плата взимается амнезией. Сообща, расставаясь и вновь пересекаясь, проходят они через множество преград, взрослеют, находят друзей из числа элементов сомневающихся, и наживают врагов среди родственников, соседей и всей прочей компании, имеющей наглость оказываться на пути героев к славе.

«Банальность» - скажет неофит, «классика» – подаст голос дегустатор со стажем. Злодеи должны получить своё по болевым точкам, читателю/зрителю сулят хлебные зрелища, авторам и создателям - гонорары, критикам – места приложения острот.

Все истории в чем-то похожи, все написаны буквами, но только не всем суждено быть вписанными в анналы истории, хотя бы жанра. У множества фэнтези звериный лик, но мало «человеческого тела» - т.е персонажей интересных и личностей занимательных. В тоже время, как «Сага о Гуине», на удивление, похвастаться этим вполне может.

Как впрочем, и помпезностью и шиком декораций (дворцов, джунглей и горных высот), коврами, пейзажами и гобеленами декорированными, одеждами и доспехами многообразно и благолепно украшенными. Да и узорчатого шитья золотыми нитями характеров и каменьев драгоценных деяний, великих и порой ужасающих в «Саге о Гуине» встречается никак не меньше.

Поначалу наследие Говарда тяготит, но и укрепляет, зато в дальнейшем, сага уводит и зрителя и своих персонажей далеко от истоптанных путей странствий викингов, рыцарей и прочих именитых воителей - в направлении политическом и территориальном. Тогда-то вместо романов о Конане-варваре на ум приходят произведения Дюма, где заговоры, интриги, сговоры и происки способны преподнести сюрпризы отнюдь не обликом очередного поверженного монстра.

Стоит сказать хотя бы вкратце о героях главных, ибо второстепенные, достойны отдельного разговора:

Гуин - роста гвардейского, силен, в меру умен, горе, как известно, проистекает от излишнего ума, и при этом - не человечески мудр (о чем нам поведают эпично, не спеша, и к середине сериала). Сопутствует главным героям, стараясь их защитить, совершая поступки мужественные и творя дела благие. Причем, этих самых героев так много, что к экватору произведения, он по волшебному хотению авторов незамедлительно превращается в свиту-бодигарда и, только к последним главам сериала вновь громогласно напоминает о себе.

Линда - дочь короля и королевы Паллоса, старшая сестра Лемуса. Добрая и рассудительная девочка, насколько могут быть рассудительны влюбленные барышни, наделенные даром оракула. Первое время опекает нерешительного брата, но со временем эта потребность за ненадобностью отпадает. Несмотря на долг замужества за лордом Нарисом - питает нежнейшие чувства к Иштвану.

Иштван - наемник, ловкач и честнейшей души плут, по прозвищу "Кровавый". Мастерски владеет различными видами оружия равно, как и жалом острого языка, хитер и изобретателен. Знакомится с попутчиками по судьбе в тюрьме Стафолоса. Мечтает стать королем, так как в детстве гадалка предрекла ему великую судьбу, увидев в руке младенца драгоценный камень. Благоразумно влюблен в Линду, и желает самолично овладеть силой властелина. Сам себе на уме, склонен к делам лихим и способен утопить в крови (как, и было предсказано) многие царства.

Лемус - сын короля и королевы Паллоса, наследник престола. Поначалу робкий и пугливый пятнадцатилетний мальчик. В середине сериала попадает под влияние таинственного темного духа, современные психологи назвали бы это подростковой ломкой стереотипов, после чего становится жестким и расчетливым, как и пристало будущему диктатору.

Лорд Нарис - принц Паллоса, сын брата покойного короля. Должен жениться на Линде. Красив, умен и изящен, как настоящий нарцисс циничен, лицемерен и властолюбив, порой без затруднений маскируется под девушку, что ему нисколько не мешает совращать воительниц мужественных. Умелый стратег, коварен и в какой-то мере безжалостен. Легко играет людьми и их жизнями. Готов провести и использовать и девиц, и мужей королевских и всех прочих кровей и оттенков кожи.

Леди Амнелис - принцесса и главнокомандующий Монгории. Девушка восемнадцати лет, самоуверенная, и гордая согласно заявленному положению. В завязке предстает воительницей, не снимающей доспехов даже ради трапезы, однако политический брак с лордом Нарисом, вынуждает принцессу сменить скорлупу кирасы на изысканные платья, а крутой норов на томный трепет невесты. В прочем, дела любовные и поступки безумные есть два сосуда взаимосвязанные и чувства эти легко смешиваются и перетекают из одного в другое.

Не смотря на столь колоритных главных героев, а наблюдать за ними интересно в динамике, ибо способны не только удивить, но и остаться верными себе - вся остальная многочисленная армия персонажей саги также честно стремится не уступить примадоннам в целостности, крепости характера и гибкости логики. Все прочие подробности следует лицезреть лично, ибо обзор – не глоссарий, а саги не исчерпываются десятком действующих лиц.

«Сага о Гуине» - не станет пресловутым лучом просветления в замшелом царстве, не бывать ей светочем, способным стать более драмой, чем приключением. В завязке это даже возвращение к корням, почти декадентский откат к упомянутому Конану-Тарзану. Другое дело, что японские авторы избежали эффекта «колоса на глиняных ногах», удачно распределив равновесие и точку опоры между психологической и боевой составляющей аниме.

Пусть в массовых баталиях (а подобное - родовое проклятие львиной доли всех анимационных фэнтези) сериал от «Satelight» отнюдь небезупречен. Зато в мозаике героев главных, второстепенных, и эпизодических – ретроспектива развернулись щедро, пластичного материала характеров и ярких красок чувств - хватило на много замечательных страниц и глав. Кто-то удостоился короткого мазка кисти, другой целого портрета, но все они достойны, занять место на масштабном панно саги.

Все финальные серии - есть откормленное до высокой упитанности многоточие, второй, третий сезон сам собой напрашивается на экранизацию. Быть ли сему - время покажет и тогда рвение аналитическое не заржавеет во веки веков. Аминь.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Нодамэ Кантабиле (третий сезон) (2011.01.06)

Чарующие звуки музыки стихли, мелодия доиграна, все нужные слова досказаны и… после нахлынувшей волны аплодисментов наступают такты оглушительной тишины. На правах автора и исполнителя, новая симфония жизни неугомонных героев «Нодамэ Кантабиле» берет в руки дирижерскую палочку, и вновь погружает зрителя/слушателя в глубины волшебного мира великой музыки.

Раскатистые и грозные аккорды знаменуют начало новых моментов преодолений, больших триумфов и маленьких фиаско музыкантов, прилежных учителей и взбалмошных подопечных. Партитура преображения действительности силой творчества полна технических сложностей исполнения. Она содержит развитие тем, прозвучавших в других частях анимационного концерта, рондоообразное преображение лейтмотивов чувств, свежа в мелодике лирической, исполненной несметное число раз в других залах и в другие времена.

Классика не устаревает, а последний сезон «Нодамэ Кантабилэ» не становится хуже, так как растет вместе со своими героями, наполняется новым звучанием, получает новую оркестровку. Он отдает своим преданным фанатам не меньше, чем забирает трепета и волнения от исполнения любимых произведений, нервов, крови и пота, сдающих экзамены на последних курсах консерватории юности.

Дальше только взрослая жизнь, зрелость, как музыканта и человека, на веки отдавшего тело и душу вечному огню бессмертной музыки. Уроки жизни – строже любого самого взыскательного жюри, за совершенные ошибки надо дорого расплачиваться. Фальшь в игре можно устранить тренировкой гамм и фуг, но искренность можно «сыграть» только один раз, «с листа», без права прибавить что-то от себя, переврать темп или фразировку.

Что делать, как бы ни была блистательна увертюра – кода должна быть сыграна, ведь всё имеет свое окончание. И озаглавленный как «Финал» третий сезон «Кантабиле» берет с места в карьер. И с первой серии становится ясно: время не стоит на месте, надо развиваться, успеть сыграть своей главный концерт, исполнить свою «лебединую песню», ведь второго шанса может и не быть.

Дальше только больше…вверх к новым достижениям, или если научиться быть мудрым…в другую плоскость проявления таланта. Главное не потерять ориентира – зачем ты живешь, потея над полировкой клавиш рояля, или струн скрипки. Не забывая во времена успешные, кто же вдохновил тебя на упорный труд, и в периоды сложные – кому ты хочешь отдать свою музыку, поделиться частицей сердца. Понять, зачем пропуская магические звуки через свою душу и пальцы даришь их миру по-своему, и потому оригинально и свежо.

Ни один другой вид искусства не объединяет людей разных народов, стран и исторических эпох так интернационально, как музыка. Миллионам не нарисовать гениальную картину, как мэтрам живописи, не создать великолепную статую, подобно выдающемуся скульптору, не построить архитектурный шедевр, словно именитому зодчему. Одна музыка делает доступным для всех и каждого думы и чувства, устремления и порывы. Музыка в чистом виде квинсистенция разума, она не разменивается на языки и географические границы. Она становится родной для японца, русского, якута.

Потому «Нодамэ Кантабиле» столь хорошо встречают на родине и за ее пределами. В ней заключены не только любовь одной эксцентричной пианистки Мегуми к целеустремленному дирижеру Чиаки. Секрет популярности в любви воистину глобальной: к музыке, к творчеству, к открытию новых горизонтов и расширению граней познания мира, и себя в нем.

Если проводить параллели, можно сравнить между собой все три сезона, самого музыкального из всех аниме-сериалов, и придти к определенным выводам.

Первый сезон – симфония юности, где важен каждый голос, каждый «инструмент»: неряшливая и обаятельная любительница играть «на слух», эксцентричный до модернизма любитель запилов на скрипке, изящный до яойности ударник, восходящая звезда и организатор концертов, помешанный на достижение новых целей.

Сезон первый – полон озорства, юмора, лучезарной и окрыляющей надежды на лучшее, на великие успехи и личные победы на музыкальном Олимпе. Он сильнее любого аниме в жанре «спокон», ориентирован на долгосрочные вложения талантов, нежели на сиюминутный чемпионский финал. Он полон света мечты и летнего тепла человечности. Не лишен (как игра новичка) недостатков в графике и анимации, но обворожителен в своей честной и 100% отдаче своему делу.

Второй сезон – скорее можно сравнить с концертом камерной музыки. Где нет места неряшливой, молодежной импровизации, но всегда встретит сердечный прием, дисциплинированность духа. Заслужит уважение умение, где необходимо не выпячивать эмоции, но и не заглушить тишайшее, пианиссимо, проведение главных тем саморазвития и соцветия побочных мелодий.

Напор юности во втором сезоне «Кантабилэ» наполняется мастерством опыта, и хотя психологических лейтмотивов ничуть не меньше, и они уже не обрушиваются, единым потоком в тутти оркестра. Они становятся прихотливее и замысловатее, наполняются доселе незаметными оттенками и созвучиями. Но тема судьбы уже где-то на заднем фоне готова напомнить о себе не только во время исполнения произведений Бетховена.

«Финал» - подведение итогов, местами даже переосмысливание всех своих устремлений и желаний. Порой суровое и лишенное былой легкости и ажурности. Вместо группы энтузиастов «Восходящей звезды» - почти состоявшиеся победители и кумиры, и пускай кто-то не пробился на первой место, не выиграл главный приз, и кому-то надо покинуть непокоренный Париж и не захваченный восторгом артистичный Лондон.

Звезда удачи быстро возводит на небосклон, но и быстро увлекает ниц – и надо набраться мужества не сгореть дотла, найти себя вне нашумевших премьер и грандиозных бенефисов. И, что гораздо сложнее на фоне колоссальных успехов, не пропустить мимо ушей шепота своей путеводной «звездочки». Не разменять «медную наличность» карьеры на «золото» главного признания чувств.

Герои «Кантабиле» выросли и окрепли, и к финалу готовы принять свою судьбу, и собрать свой урожай поражений и достижений. Однажды связав свои помыслы с великой музыкой, по-иному уже не могут и не хотят жить. Шутовства и дуракаваляния стало гораздо меньше, и грустнее, и больнее наблюдать за их уходящей юностью вдвойне, потому что по-другому никак не выходит. Надо решиться на самое важное, уже нельзя отшучиваться и отвлекаться на постореннее.

Проносящиеся 3D автобусы – напоминают, что время (и экранизации тоже) не стоит на месте, а минора в музыкальной палитре событий «финального сезона» гораздо больше, чем когда-то ни было прежде. Грусть и элегия – как доминанта, не потому что юношеские иллюзии отпели свое и позабыты, но потому, что Мегуми, Чиаки, Таня и все другие, теперь не юнцы и имеют мужество - без максимализма встретить новый день, пройдя не музыкальную, но суровую школу жизни.

И в груди спирает и на глазах готова навернутся нечаянно слеза – когда приходит осознание: всё, новых реприз, встреч с полюбившимися героями не будет, т.к. уже наступил финал, сонатная форма отработана веками. Партитура сыгранна до точки, до последней ноты и оркестр смолк. Вот сейчас исполнители уже готовы выйти на прощальный поклон в эпилоге, дальше у них всех своя жизнь, во всем ее многообразии успехов и неудач, поисков и разочарований.

Прямо как у их многочисленных зрителей/ слушателей. Одно утешает – великая музыка не поддается тлену и забвению. Если желаете новых встреч – берите в руки смычки, надевайте наушники, прогружайте в плей-листе «Нодамэ Кантабиле» - музыка ждет Вас, своих новых преданных слушателей и старых, верных музе, исполнителей.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Под мостом над Аракавой [ТВ-1] (2010.12.23)

"Будьте готовы бороться за право быть свободными,
даже если эта свобода готова оказаться полным безумием".

(девиз хартии вольных каменщиков японских островов).


Этот девиз мог бы стать главной идеей-фикс для любителя артистичного высокохудожественного стёба маэстро Симбо Акиюки. Благо, в его очередном, совершенно нестандартном сериале на классическую лирико-романтическую тему (затертую на набережных, заезженную по зеленой траве и замызганную в реках местного значения) - поводов было предостаточно.

Мог бы, но, к счастью для всех, подобного не произошло. Т.е., интерпретировать «Под мостом над Аракавой» словно сборную аппликацию «Унылого учителя», «Летней бури» и «Монстроисторий» по первым впечатлениям, и начальным эпизодам можно, но совсем не нужно.

А описывая, «Arakawa Under the Bridge», так или иначе, и не затронуть предыдущие и, возможно, будущие его проекты, приватизированные цитаты и приведенные из прошлых работ тропы - явно не получится.

Особо учитывая, что нарезанный крупными кусками острый перец сатиры и покрошенная кубиками клубничная лирика вышеуказанных творений часто встречается среди зеленых насаждений теперь уже и этого аниме.

Главное отличие - на этот раз Симбо обошелся без бесконечных юмористических отсылок - "специально для тех, кто в теме", экивоков на злободневные проблемы и характерных кунштюков, фотомонтажа психиатрического альманаха по исцелению и спасению в домашних условиях, и тем паче, нервного смешка и позевоты социоадаптации.

Сам сериал,подобно его персонажам открыт для всех: для тех, кто пришел сюда на пикник на пару-тройку серий, и всем тем, кто отважился здесь жить на постоянной основе в течение двух телевизионных сезонов.

Здесь отношения персонажей в "конфетно-букетном периоде" как раз на толщину, сорванного ветром романтики, листа, но все-таки тоньше в местах душещипательных и отнюдь не слезно-пощупывающих. Зарождение чувств Нины, прибывшей якобы с Венеры, и Итиномии Ко, явившегося с такой приземленной Земли, подобны пробившимся молодым томатным росткам, что незаметно зреют и крепнут, каким бы чудаковатыми ни были садовники, взрастившие их.

Под мостом над Аракавой авторы упорно пололи сорняки фан-сервиса, создатели вырывали с корнем навязчивые вьюны гарема - и потому плоды чувств оказались куда сочнее, чем принято в классических оранжереях лирических цветников. Стоит ли удивляться чудесному урожаю - на берегах бурной реки разрослись дикие заросли, из которых готовы выпрыгнуть те еще "фрукты-овощи", а вовсе не чахлый и обрезанный кустарник полуживой изгороди традиционных телетрансляций.

Вот только в чужой монастырь со своим распорядком дня открытых дверей в психолечебнице не ходят. Надо обжиться и попривыкнуть к буйству красок и безумству анимационных трюков, чтобы проводить параллели и пытаться сделать дом, пусть и сумасшедший, своим уютным семейным жилищем.

Так уж выходит, и Симбо в данном случае ни сколько реформатор, сколько модернизатор, а это, согласитесь, совсем не одно и то же, что по-настоящему искренние признания, люди решаться сделать - лишь нацепив маску и костюм шута, безумца или фрика.

Издавна повелось - правду осмеливаются говорить только те, кто давно отринул оковы повседневности и отдались свободе честно и искренне выражать свои чувства. И более они не нуждаются в ограничениях сковывающих условностей и закрепощающих обязанностей. Когда шуты (и лица к ним приравненные обществом) говорят вещи несуразные по своей наглости - порой, даже финансовые короли вынуждены прислушиваться к их неординарным речам.

Если брать в расчет космологические взаимоотношения разных планет - "мужчина" и женщина", их привязанность и притяжение, - то тут впору рассуждать о магическом влиянии звезд, чем о логически обоснованных причинно-следственных связях обстоятельств "пришел-увидел-полюбил".

Все выразительные средства сериала ультра-красочно (до вклинения хлорофилла в радужную оболочку глаз) и экстравагантно до сюрра, а иногда напрямую предметно и схематично иллюстрируют старую, как мир, аксиому: «только в игре, фантазии, человек сможет научиться быть творцом своего счастья, не подменив случайно при этом цели средствами».

Фундамент моста над Аракавой, с легкой руки творцов студии "Shaft," протянулся ажурной аркой между теми, кто страстно любит арт-хаус, и всеми теми, кто не может прожить и дня без сгущенного кислорода мелодраматизма.

Иллюзорный остов радуги сияющей мечты и железобетон волшебной силы лицедейства, ты был проложен силой творчества на короткий срок в 13 серий. При он этом доступен и тем, кто был верен раскрепощению, и тем, кто всю свою жизнь боялся показаться смешным и нелепым.

Главное достоинство опуса Симбо не в том, что он чему-то пытается научить. Напротив, подобное занятие в рамках любого художественного произведения совершенно бессмысленно. Люди склонны всегда сами проверять крепость своих убеждений и остроту чувств на собственном, и, подчас дурацком, жизненном опыте.

Сериал не делает рискованных попыток заниматься морализаторством, психоанализом поступков своих героев, будь то Нины, Шефа в стилизованном костюме каппы, могучей Сестры крупных мужских габаритов морпеха, или скажем, менестреля с замашками латексной звезды андеграудной рок-сцены.

Если кто и предстает на суд взыскательного жюри ТВ-аудитории, так скорее - это юноша с выдающимися перспективами карьерного роста и манией "Не остаться в долгу", начертанной на семейном галстуке, и не менее навязчивой привычкой просвещать и поучать.

Условия обитания, в которые попал главный герой, (и с которым хочешь-не хочешь, приходится ассоциировать себя любому потенциальному зрителю, ибо другие настолько неординарны, что проще приписать им помешательство) не могут быть применимы в обыденности - ни как частный эксперимент, ни как массовое явление.

Потому, что особенности жизни и самореализации (как бы, помягче сказать) самобытных героев этого сериала – противопоказаны большинству его посмотревших.

Не важно, что этот оазис вольнодумства, посторонним, кому не повезло пустить по ветру комплексы, а заодно и штаны покажется рассадником чудачеств, несуразности и медленно подбирающейся шизофрении.

Самым трагикомичным в компании блаженных в масках и без оных, поселившихся под мостом на правах прих(ТРИП)иппованных людей с определенным местом жительства (СОМЖ) - выходит мажор с талантом организовывать менеджмент собственного "Я" и настойчивым желанием заставить других "трезво смотреть на реальность".

Благо, для него и всех остальных, любовь, ровно, как и сумасшествие - вещь высоко заразная, а обострение нередко ходит рука об руку с исцелением. И рецидивы в следующем сезоне не только ожидаемы, но и желательны!


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кинжал Камуи (2010.12.17)

"Тело врага - лучшие ножны твоего кинжала!"
(о гостеприимности синоби).


«Кинжал Камуи» - фильм настолько классический, что на данный момент основательно подзабыт современной публикой. И это несмотря на то, что в 1985 году он оказался целой вехой в развитии полнометражной анимации, особенно в таком его ответвлении, как «приключенческий жанр».

Конечно, в отношении «Кинжала», ни о каких революциях в 24 кадра в секунду, или реформе концептуализации говорить не приходится. Зато можно рассказать, как фильм пытался надежно удержать на два часа зрителя у экранов кинотеатров. И надо сказать – с поставленной задачей он справился. Подобное не удивительно, т.к. бюджет был не мал и стараний художники и аниматоры вложили также предостаточно. Анимация сработана добротно и монолитно, музыкальное сопровождение и мода на анимационные лица 80-х с мощными бровями и несгибаемым стержнем внутри поныне внушает ностальгию, ракурсы эффектны, схватки стремительны и изящны.

И, пускай постер вас не обманет – ведь синоби склоны вводить в заблуждение. Эта работа, молодой на то время студии «Mad House» -предопределила на годы вперед все тенденции популяризации похождений ниндзя.

«Кинжал» сделал подобную тему не только мега-хитовой, но и определил этапы развития сюжета, героев, стилистику и характерные приемы «завязки-развития». Следует напомнить – не только «Наруто», «Василиска», но и знаменитого «Манускрипта Ниндзя» в 1985 году не существовало даже в гипотетических планах. Вряд ли «Кинжал Камуи» был самым первым в своем роде, однако он определенно стал флагманом по качеству исполнения полнометражным опусом среди прочих малобюджетных конкурентов на ту же тему.

Коснувшись весьма скользкого вопроса стиля, нельзя не упомянуть о том, кто оказался его режиссером-постановщиком. У кормила этого корабля стоял немного-немало Ринтаро. И если оставить в стороне его хамелеонские тенденции, указываемые рядом критиков, атмосфера фильма напоминает поставленные позднее этим же человеком полнометражный «Икс» и первый эпизод «Нео-Токио».

Причудливая, хочу заметить смесь, в которой нашлась и ложка сюрреализма (в той же сцене одурманивания и не только), и целая бочка экспрессионизма остросюжетных противостояний, поисков разгадок тайн рождения и не менее странных смертей. Героям «Кинжала» повезло немногим больше команде «Икса» - персонажи раскрыты чуть глубже, чем престало фигурам фехтовального файтинга. Жестокая реальность компрессии манги о скитаниях главного героя (которого заносит почти пешком на Дикий Запад через Петропавловск-Камчатский и обратно в Японию) урезала всем остальным шансы дожить до финальных титров, а статисты традиционно верно исполнили роли приговоренных к казни.

По первым, пяти минутам вступления становится предельно понятно, как же будут показывать происходящее действо – максимально насыщенно по количеству запоминающихся кадров, смущающих вестибулярный аппарат ракурсов и стремительных смен точек обзора. Набор акробатических пируэтов и смертоносных па с выпадами клинков и метанием сюрикэнов, обширный арсенал ловушек, засад и подмен – чистейший бальзам на душу всех фанатов «черных жнецов в масках». Им пройти мимо и не ознакомится с «Кинжалом Камуи» - преступлению подобно.

После просмотра становится ясно, откуда в дальнейшем взялся визуальный серпантин «Похитителя душ», «Афросамурая» и несметное число других подобных аниме. И все было бы хорошо и прекрасно, и «Кинжал» так бы и остался чемпионом по способам окропить экран всполохами пролитой алой влаги и блеснуть выхваченным оружием (блики, отсветы и световые «зайчики» преследует сетчатку зрителя с патологическим упрямством). К сожалению, по старой даже в те годы традиции – у произведения обязан иметься худой-бедный, но сюжет.

Авторы решили, что лучше идей возмездия - смотрится только поиск сокровищ и тайны прошлого. Так или нет – решать надо лично, без иронии воспринимая ретро-моду на скалоподобных злодеев и харизму героя переносящего заморозки при минимуме одежды – да так, что любой отмороженный «морж» был бы готов удавиться от черной зависти.

Пусть кто-то назовет героев этого аниме набором архетипов с заданным набором функций, возможностей и целеустремлении. Вот только такие фильмы породили столько клонов и копий – что имеют право сами по себе считаться оригинальными. Разжевывать перипетии приключений дело определенно не благодарное, буддистские монахи – тоже в чем-то ниндзя, а синоби отчасти философы. Лучше один раз откопать реликвию и стерев со скрижалей пески времен, увидеть воочию, чем услышать в чём-то вольном пересказе.


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Top Secret: The Revelation (2010.12.17)

"Таким вот образом, черная кошка сомнений поселилась в медленно, но неуклонно темнеющей душе следователя".

(записки удрученного сыщика).


Какие загадки притаились в изломанном лабиринте мозга серийных убийц?! И сколько тайн скрывает склонный к насилию разум? Неоднозначен будет ответ. Как вариант, количество мотивов следует умножить на число возможностей и поделить на сумму нейронов среднестатистического потрошителя, и в итоге получаешь величину до страшного постоянную. Да и, наверное, больше, чем физически возможно уместить в 26 сериях «Himitsu - Top Secret».

Для этого-то в одном отделе/сериале оказались собраны специалисты разнородных профилей. Оперативная группа людей, способных, каждый по своему, по лучику, по фотону, но пролить свет на сокрытые факты и причины умерщвления. Они - герои детективного сериала от «Mad House», профессиональные «мозголомы» (психологи, криминалисты и программисты) разные по характеру, но единые в решимости. Дайверы чужого сознания, проникающие в зыбкий мир чувств, где кое-что болезненно-ярко, а что-то заретушировано и искаженно повреждениями и наслоением воспоминаний.

И пусть у них много талантов: беглое чтение по губам, и прочтение между строк причин ужасающих поступков. Все они люди, у которых собственных секретов и сомнений не меньше, чем раскрытых дел в архиве. Повышенная чувствительность дрессируется в интуицию следователя, напротив, отстраненность экспериментатора – надежно бережет взгляд от «замыливания», а ум от зацикливания на эмоциях.

Когда постоянно смотришь глазами убийц и их жертв, то и мир предстает с «теневой стороны луны», грязь, злость и грех, что сквозит в криминальных сводках - почти на расстоянии протянутой, залитой кровью, руки. Если из-за дня в день, пытаешься понять посторонние, и порой совершенно чуждые здоровой психике побуждения, - начинаешь по-другому воспринимать коллег по службе, членов семьи, себя в зеркале, наконец.

Расшифровав средь потока помех фрагмент отгадки, отсеяв среди плевел зерно истины - найдешь виновника и преступника. Но при этом и сам «соискатель истины» рискует погрузиться во мрак, уйти «с головой в работу», и уже не вернуться обратно. Ведь слишком ответственно подойти к очередному заданию - значить сузить фокус восприятия до размеров едва различимой точки во тьме. И тогда в темноте окажется все, что не связано с раскрытием преступления, быть может личная жизнь, собственная семья и все то, что не входит в рамки уголовного дела.

Да тут и так без рвения трудоголика специфика профессии сужает кругозор до размеров монитора, по которому бегут кадры воспоминаний: плохих и ужасных, счастливых и неприличных. Всех тех, кои составляют жизнь человеческую и остаются на 48 часов пригодными для сканирования после смерти биологической.

Не часто детектив осмеливался так откровенно рассказать о нравственных дилеммах следователя, судебного медика, затронуть чувства экспертов не меньше нервной ткани исследуемого.

Следует сразу же обратить внимание на эту немаловажную особенность «Himitsu - Top Secret». Слащавый стиль манги Симидзу Рейко попал в надежные руки пластических хирургов «Mad House», все огрублено и лишено плавных линий и юношеских изгибов, ну или почти всё. Хотя шеф девятого отдела словно сошел с картины «Мадонна с пистолетом», прочие сотрудники контркавайно мужественны, и простится мне некоторая словесная вольность – их лица чуть ли не «поношенны».

Потому щетина и привычка ставить кофейные чашки, куда не положено, и когда работа «кипит» – нет времени на красивые позы и философские монологи. Отчаянно много надо в сжатые сроки успеть на своем участке фронта: уговорить, упросить, надавить, дожать. И вместо отдыха - заслужить право на новую гонку по вертикали.

«Himitsu - Top Secret» во многом схож с «Ящиком Нечисти», вышедшем в том же 2008 году, на той же студии. Вот только Himitsu обошелся без шарма мистики, влияния дев «Клампа», и романтики «безмерно мудрых». Все здесь серо, как трудовые будни, ярких светов только кровь на снимках, синяки под глазами от недосыпания, и кошмары, преследующие во время прерывистого сна. Старики-азиаты похожи на пожилых японцев, а большинство женщин благоразумно не особо блистают красотой.

И потому триллер, с изяществом патологоанатома и грацией мясника, рубит на корню все созерцательные моменты, кроме непосредственно полезных для раскрытия идей и образов. Как в большинстве японских анимационных детективов – важнее «психологическая подкладка», чем само преступление. Чтоб разрешить загадку до конца, надо не только сопоставить разрозненные кусочки улик, показаний и результатов «мозгового штурма». Следует дознаться: отчего все так обернулось. А для собственного душевного покоя еще и упорно держаться за тонкую нить мысли: «новых прецедентов не будет».

Впрочем, режиссер Аояма Хироси уже однажды брался на нечто похожее в сериале «Мастер Китон». Однако следует признать, что Himitsu более триллер, чем драма, и посему это аниме точнее нацелено на создание саспенса, и может шокировать неподготовленную публику неприкрытой натуралистичностью.

Прелесть «Разоблачения» не в чудовищно закрученных элементах сюжета, на которых впору вывихнуть мозг. Достоинства притаились в мелочах, которые бьют не спеша, но точно и наверняка, словно подстерегающий в подворотне маньяк.

При наличии дедуктивных способностей, основу интриги в иных сериях просчитать не составит труда. Другой вопрос, что к окончанию эпизода всплывет иной судьбоносный перелом, брошенная фраза, выхваченный камерой кадр – и вот сознание следователя, и заодно и зрителя наполняется горечью грусти и ядом тоски.

Как надо расставлять точки над пресловутой i, автор оригинала, госпожа Рейко, демонстрирует с завидным постоянством. Причем эти самые послевкусия оправдывают общую сентиментальность и все прочие «женские» особенности сценария.

На многострадальные плечи новобранца Аоки выпадают такие испытания морально-этического характера, потери и разочарования, что кажется к середине сериала он, пропустив через свою душу столько боли и отчаяния, просто обязан не устоять и поддаться инфекции заразного сумасшествия. Благо всем коллегам Икко тоже не придется спустя рукава испить чашу горькую сполна, и шефу подразделения, и всем его подчиненным.

Чувственные переживания, нюансы отношений и привязанностей в сериале важнее всего остального. Данное, впрочем, не отменяет драйв и экшн, острые противоборства «преступник-следователь» в ряде эпизодов, особенно акцентированных в развернутых арках.

Не обошлось, конечно, и без парочки вымученных серий, но кто сам без греха – пусть кинет камнем в автора арок про не убитую вовремя дочь, сельского полицейского, ремоделирования тела, Каинуму и усердного китайского фармацевта. Эти каменья останутся на совести тех, кто увидел лишь штампы и не пошел дальше первых серий – поставив неверный предварительный диагноз и несправедливо обвинив невиновного.

Потому что «Наивысший секрет: Разоблачение» обнажает все сложности ведения следствия, что согласитесь, встречается непозволительно редко. С одной стороны на чаше весов мораль и этика дознавателей отдела особо тяжких преступлений, а с другой - груз «камня за пазухой» начальства, свинцового цинизма довлеющего большинства, каменного упрямства родственников и прочих, укоряющих их в скрытом вуйаризме. И чтобы добиться хотя бы баланса - надо приложить и 30 грамм вырванной из чужого тела души и фунт убитых сверхурочной работой нервных клеток. Ведь все решения выстраданы сутками отсмотренных воспоминаний, заслужены десятками обследованных тел, мест и обстоятельств.

Километрами накрученных и сожженных в стрессовых нагрузках нервов измеряется КПД сотрудников, работающих с технологией MRI, килотоннами раздумий кумулятивно-разрывного действия оплачено право рыться в «грязном белье», вскрывать чужие ментальные раны, заглядывать в сокровенное и потаенное.

К последним сериям госпожа Рейко довела до логического, сколь и жесткого финала то, на что намекала в каждой серии - пустив в ход аутопсию девятого отдела. Главная роль оказалась не главной, да и оппонент девятого отдела - всего лишь звено в цепи раскрытых злодеяний. Куда удачнее вышел почти анархический настрой тех, кто выжил. Пускай люди сами разберутся с той истиной, что они вытащили на свет. Самостоятельно решат - принимать им ее, или же целиком и полностью от нее откреститься. И с «Himitsu - Top Secret» выходит удивительно похожая история.


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Боевые библиотекари: Книга Банторры (2010.11.28)

«Месета Хамюцу - должна умереть!»

Хорошая книга, спросите заядлых библиофилов, начинается не с красивой обложки, и даже не с первых, увлекающих в волшебные миры, страниц. Книга замечательная, начинается с текстуры/бумаги сюжета, в которой высечены литеры персонажей/героев. Если плох сюжет – никакие Вершители и Вожди (стервозно-геройских наклонностей), или экстравагантные (вплоть до презрения границ морали) действующие лица произведения, не сделают его стоящим внимания, больше чем на пару глав.

В дальнейшем, замусоленные страницы с «чудовищами и безумцами» обернутся пачкой макулатуры, годной лишь для разжигания огня интереса в перерыве на обед. Книги, стоящие потраченного на них времени, скрепляет не переплет, их объединяет центральная идея, я бы даже сказал, Догма.

«Книга Банторры» - опус далеко не простой, как бы ни хотелось его сравнить с некоронованным принцем всех сёненов от студии «Bones», он на поверку тип аниме куда более мрачный и угрюмый, чем можно судить по завязке.

«Боевые Библиотекари» обречены на сравнения с «Цельнометаллическим Алхимиком», ибо в копилке обоих крученные-завязанные многоуровневые интриги, тайные организации, мистические загадки, непростые этические дилеммы и хитро-скроенная мифология, где нашлось место существам синтетическим и персонам легендарным.

Да и черты сёнена, проскальзывающие в «Книге Банторры» наводят на нелестные сравнения с комиксами от «Марвелл». Другое дело, в отличие от «Алхимика», авторы делали сериал не только для «мальчиков и девочек», но и для их депрессивных родителей. Тех самых, которые давно уже утомлены чиби-артом и глупыми шутками, бесконечной трудоемкой прокачкой возможностей и речами о справедливости и высшей цели.

Так уж выходит, что с возрастом происходит переоценка жизненных ценностей и приоритетов. И куда важнее становится, не преодолеть все встающие на пути трудности и вырваться за грань, а не превратиться в того, с кем так упорно бился, или все-таки именно таким и стать, и наслаждаться разрушением, как маэстро Алукард из ОВАшного «Хеллсинга».

В мире созданным богом Бандоррой – все умершие люди становятся книгами, прикоснувшись к которым можно прочесть/пережить страницы жизни их хозяев. Вот только книги часто бывают, разбиты на отдельные куски/фрагменты. И вырванные из контекста «всполохи и флеш-бэки» обманывают не хуже лжи «наркотических сновидений». Знание – сила, но она не только дает, но и забирает в ответ, и вкусивший запретный плод захочет узнать и познать жадно и безгранично.

Книги собираются и хранятся кастой могучих воинов, магов и экстрасенсов, кои призваны нести порядок и карать нарушивших запреты и табу. Другое дело – цели оправдывают средства, или наоборот? Зачем же человеческую «подноготную» хранят и собирают, на это начальство и устав дают отсылки на канонизированные мифы, однако, на то они и мифы, чтобы двояко трактоваться. И хорошо, если есть только два пути их понимания. А если их, как людских судеб, ошибок и откровений бесконечное число?!

Антагонисты библиотекарей – секта «Божественной любви», религиозно помешаны на власти, и создании зомбированных убийц и «живых бомб», и тоже не спешат раскрыть все карты, и сделать главный ход конем, устраняя тех, кто им мешает.


А помеха им - библиотекари, молодцы с чудесными способностями, девицы с магическим возможностями, мужи взрослые и циничные, и даже отдельно взятая бабуля с боевым тротиловым эквивалентом, превышающим в сумме несколько линкоров.

Во главе Опоры справедливости и Оплота мира – особа подозрительная, она же Месета Хамюцу, не отягощенная муками совести и излишней стыдливостью. За пазухой у нее кроме пятого размера груди, грехов не меньше, чем сил и желания с одинаковой педантичностью истреблять вражеские или союзные войска, словно тараканов, застегнутых на собственной кухне.

Вместе с разношерстной бригадой подчиненных ей придется вести увлекательную агентурную игру (меняя пешек на ферзей, и обратно), рушить козни сектантов (убирая неугодных и излишне усердных). Попутно разбираться в тайнах прошлого (скрывая знамения грядущего), помогая людям избавиться от «розовых очков» и благих надежд, всячески поддерживать мир и спокойствие (ценою смерти и вероломства) на вверенной территории. Ведь мир и покой/ник необходимы каждой библиотеке: что простой, что Великой!

Главное - уметь вовремя остановиться, уйти на заслуженный отдых, уснуть или даже спокойно умереть, чем бесконечно мучить себя и мир перерождениями, рекапами и метаморфозами, даже если ты почти античный бог или христианский источник искушений и смуты.

Не имеющий слабостей - не обретет силы истинной, и останется влиятельной марионеткой своих желаний, как бы быстро не затягивались раны на теле. Истинное исцеление придет, когда примешь себя и мир со всеми слабостями и подлостями, с продуманной жестокостью и бессмысленной борьбой за день завтрашний.

Отнюдь не одним только хлебом насущным приключенческих романов и зубодробительными пируэтами (коих в достаточном количестве) авторской мысли запоминается эта «Книга Банторры». Это то, что называется душой и смыслом, сложной и трудно поддающейся анализу и восстановлению в условиях лабораторий, субстанцией.

В эпосе «Книги Банторры» важен не только каждый голос, каждая арка и серия, жизненный путь или его окончание, даже слабый отголосок, эхо минувшего сыграет свою роль, то, как ода самоотверженности, то, как реквием павшим.

Если герою посвящена, лишь одна серия, это вовсе не означает – краткая страница его жизни не сыграет в последних строках романа эпического, роль только мизерную. Кто-то будет вписан горькой слезой разочарования, другой удостоится кровавого росчерка пера. А ядовитые строки одного озлобленного на несправедливость Вселенной мальчишки не смогут очернить слов могучих, сколь и простых, одной наивной до одури смуглой девчонки, готовой умереть за право сказать этому прогнившему миру: «Есть еще надежда, для тех, кто верит в то, что он делает для блага других».

Всякий сможет взглянуть на происходящее и былое с разных сторон, с различных ракурсов и точек зрения. Каждый шепот в сгущающихся сумерках и глас, взывающий в пустыне, будет услышан, если внимательно слушать, убитые будут вмешиваться в развитие сюжета, живые не смогут им помешать, хотя будут отчаянно сопротивляться.

К финалу «Книга Банторры», в некоторых своих моментах, напоминает древнегреческую трагедию, местами нелепую, полную условностей – и одновременно достоверную в плане чувств. Театральность поддерживает превосходные декорации-фоны, по которым бывает, что колченого проскачет иной криво намалеванный персонаж, благо только в первой половине сериала, и отличная звуковая дорожка, в которую создатели порой вставляли всякие несуразности, вроде «Ali-project».

На страницах этой экранизации ранобэ чего только не прочтешь, каких только мрачных картин не увидишь. От безалаберных, плохо прорисованных схваток с монстрами до покадровой стильности нуара, от кровопролитных разборок в барах до уровня гражданской войны, от убийства пацифистов до воскрешения отъявленных злодеев. Всё балансирует на лезвии меча - и порой срывается то в пропасть коллапса, то неудержимо устремляется в небеса. Плоские персонажики сёнена наполняются такой одухотворенностью, что к ним обретаешь сострадание. А многоликие лидеры неограниченной харизматичностью и испепеляющим пламенем вместо сердца, вызывают неподдельное омерзение. И только Хамюцу Месета – должна и обязана умереть.

Можно долго и дотошно пытаться домыслить и переписать финал «Книги Бантарры», не желая принимать, того чем все обернулось к эпилогу. Вот только, все негодующие реплики так и останутся только заметками на полях чужой книги. Что бы иметь право переписывать финалы, надо как минимум иметь способности к написанию собственных завязок в своих отпечатанных книгах.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Дюрарара!! (2010.11.28)

«Вот, новый поворот и мотор ревет.
Что он нам несет – пропасть или взлет?!
Ты не разберешь, пока не повернешь,
За поворот…»
(соответственно «Машина Времени»).


Да, двигатель «Brain Base» хорошо прогрет предыдущей экранизацией ранобэ Рёго Нарито, фары черного байка аниме-индустрии горят демоническим огнем, и рука водителя-режиссера нервно подрагивает на ручке газа.

Еще секунда, и призрачный гонщик стремительно и неудержимо рванет по асфальту, забрызганному кровью и плевками жителей мегаполиса в неизвестном направлении, но с вполне определенной целью. Пронзая сгущающийся сумрак, летит он, оставляя ожоги на сетчатке, и разбивая на сотни хрупких осколков, надежды тинэйджеров решить глобальные проблемы «трехходовыми гамбитами». Он почти встает на дыбы, как одержимым духом скакун, и одним наскоком опрокидывает веру злодеев и психопатов в собственную неуязвимость.

А после унесется прочь - оставив после себя запах жженой резины, пепла сожженных дотла слабостей, и так и не пролившегося дождя. И все бы хорошо, и выстраданная фрустрацией мораль и нравоучения, впаянные в железобетон «городских легенд». Избитые в темных подворотнях истины и истоптанные миллионными шагами серых силуэтов жителей, интерактивные «траблы» вечно не спящего Токио.

Но все так узнаваемо, как старый приятель в толпе, и все так в новинку приезжему из периферии на залитых светом витрин проспектах и улицах японской столицы. Вот только загвоздка - черный байкер не один здесь такой…со странностями.

На каждого безголового призрака приходится, как минимум один, безбашенный крушила, безудержный рубака и талантливый до пакостей скучающий прагматик. Потому не удивительно, что к всаднице без головы, питает страстную привязанность подпольный хирург, в детском возрасте уже проникавший скальпелем куда глубже, чем принято на первом свидании.

Паноптикум «Dyurarara!!» - ярок как весенние обострение шизофреника. Одно патологическое влечение краше другой опасной мании. От легкой депрессивности, со скрытой суицидальной направленностью, до прогрессирующей мании величия. Наиболее адекватна в психиатрическом отношении выходит, как ни странно - шпана, и то благодаря медленно, но нарастающей деменции.

Все эти …паты и …филы то следуют плотным строем, то вырываются в единоличные лидеры, готовые блеснуть перед зрителем чудесными способностями, далеко идущими поступками и отбеленными самоедством скелетными костями.

Как джины из бутылки (должно быть шампанского, судя по скорости извлечения) готовы явиться персонажи, любящие ломать муниципальную собственность и наносить телесные повреждения различной уголовной тяжести. Или, что гораздо опаснее, ставить людей в сложные ситуации и наблюдать за ними, подобно энтомологу, исследующему брачно-смертоносные пляски пауков.

Впрочем, всё во Вселенной уравновешивается, и мир «Dyurarara!!» не исключение. За полутемным поворотом очередной серии немало и таких, которые «за мир во всем мире» готовы подпортить физиогномические показатели, и скрутить в бараний рог и дорожный знак, и нарушителей общественного порядка.

Завязка встречается с развязкой, в каком-нибудь скрытом, до поры до времени тенями проулке, бьет в голову напором молодой крови и подвернувшейся под руку монтировкой, стреляет исподтишка воспоминаниями, рубит «правдой маткой». И режет, надо сказать, чувством вины неопытных и юных, острее катаны и прочего подручного холодного оружия.

Однако, как бы ни был сложно закручен «морской узел» интриги и ниточки манипулирования – все равно все дороги ведут в одном направлении. И всякая хитроумная задумка рискует совсем не патетично напороться на чей-то крепкий кулак.

Что поделаешь – чтобы привлечь внимание, надо четко следовать правилам, носить платки определенных цветов и обитать в рамках сетевых порталов. И создатели «Дюрарары» следовали советам популярных журналов: «Как надо выглядеть, дабы стать привлекательным и модным, на какие темы лучше говорить и какие действия поднимают рейтинги, и особенно, каким же способом лучше вербовать армию преданных поклонников».

Да и сам токийский мегаполис в «Дюрараре» не менее эффектен, нежили самые броские из его многочисленных обитателей. Он удивительно ярок и картинно изумителен в своей холодности, горит ли охрой, пылает пурпуром, или радужно переливается неоном и сверкает металлом. Многолюдный город искрится отблесками стекла, бодрит зеленью насаждений, но может и впитать все цвета серостью мокрого бетона или чернотой асфальта. Он блестит на солнце в полдень и лениво стелется лиловыми тенями в набегающих сумерках.

Подобный гимн урбанизации со всей его роскошью и импозантностью чаще встретишь в работах Мамору Осии или Сенкая. Если к этому прибавить эффектный саунд-трэк, в котором нашлось место каким угодно мелодиям и гармониям, кроме скучным и блеклых, можно смело оставить техническую сторону работы «Brain Base» дегустаторам на плотоядное пиршество.

Токио – почти волшебное место, со своими свежеиспеченными, с помощью слухов, мифами и надежно проверенными, в травматологических отделениях, легендами. Тут и начало пути, и его окончание. Они бесконечно связаны и перетекают из одного в другое: завершение главенства в банде с моментом создания Интернет-братства.

Герои знают немало фактов из будней друзей и приятелей, но до поры до времени не ведают переломного в минувшем самых своих близких и особо приближенных. Не догадываются о том, что сокрыто под мотоциклетным шлемом, кривой усмешкой местного авторитета, невыразительным личиком старшеклассника, кроме показной бравады или наносной неуверенности. И, прежде всего, оттого, что сами стремятся сохранить свою маску на своем же привычном месте.

Если приглядеться, сразу заметно, как в сериале разнятся отношение к себе тинэйджеров и тех, кто уже получил паспорт и путевку в жизнь. Подростки, даже наделенные влиянием и властью, тяготятся своими возможностями и прошлым, всегда готовы убежать или замкнуться на своих проблемах. А взрослые, напротив, получают от своей нестандартности чуть ли не удовольствие, ловко при подвернувшемся случае используют свою ненормальность, если и хандрят, то мимолетно, да то и с изрядной долей лицедейства.

Кто-то одержим, словно хищник любовью, влечения легко переходят в истинно искренние чувства, когда «прилипала» любит одержимого «дурной головой». Тихоня, робеет перед понравившейся девчонкой и пары слов перед ней не в силах связать, что не мешает ему же с воистину юношеским максимализмом объединять зрелых, и тех, кому пару лет до совершеннолетия, всех этих не «от мира чего» буйно безумных и тихо помешанных.

А девчонка в очках врет себе больше, чем другим, пытаясь, словно паразит, пригреть на медленно каменеющем сердечке змеящейся клинок и удержать внутри своего омута персональных монстров. Отчаянно боится признать – не только у нее порезы от боли обид и разочарований, и порой кое-что поострее фиги в кармане. И все бы отлично для мистического треугольника лирического круга. Вот только… они лишь дети, заигравшиеся в опасные для себя и других приключения. А на улочках так много взрослых, любящих расставлять ловушки для окрыленной успехами молодежи.

Вчерашние незнакомцы скрепляют спасение началом новой дружбы, конкуренции и противостояния, а разлученные сердца празднуют воссоединение на безграничных локациях сайтов и чатов. На каждого расстригу Сёгуна и зарвавшегося манипулятора с завышенной самооценкой, найдется один русскоязычный негр из суши-бара, похоже единственный наделенный всеобъемлющей мудростью и легальным методом заработка.

И, кроме того, многолюдные скверы и парки Токио – очень стильное (фонтаны, иллюминация и прочие приснопамятные места индустриальных оазисов) место. Наполнены они неповторимой аурой ожидания… свидания, «забитой стрелки», подкарауленной жертвы, и лёгкой грусти, почти элегии, поскольку любое путешествие, прогулка по достопримечательностям, или поиск своего «уголка уюта» рано или поздно заканчивается.

Конечно, в «Дюрараре» все не так запутанно и шумно как «Baccano», и школьно-подростковых проблем в разы больше. Другое дело, если бы «Шумиху» пришлось бы удлинять до формата 24 серий неизвестно, чем бы эти телескопические манипуляции обернулись бы. Засильем Айзека и Мирии (кои и здесь появятся), мясом трэша, которое все равно телевизионная цензура безжалостно откромсает или спорными алхимическими экспериментами?!

Ведь вышедшие три бонусные серии «Baccano», встретили горячий проем только у упертых фанатов. А если бы их поместили где-то в середине, да еще бы в расширенном варианте, можно только догадываться, сколько раз прозвучал бы каламбур про шумиху из ничего. И люди, выходящие и выпрыгивающие за рамки повседневности «Дюрарары», на фоне буйства «Шумихи» производят впечатления лишь чрезмерной эксцентричности.

Одно смущает и довольно серьезно. Скоротечная жизнь города показана доподлинно и достоверно, а населяющие его жители, все как один на подбор, если не сбежали из сумасшедшего дома, зоопарка и колонии для несовершеннолетних, так обязательно отаку, странные иностранцы, или ожившие герои манги или аниме, прекрасно понимающие свое инородное происхождение.

И все бы было так плохо и однобоко представлено, не будь так хорошо обыграно. Нет здесь главных и второстепенных, каждый достоин отдельного разговора, эпизодические персонажи ничуть не тусклее прим и фаворитов, и лишь город Токио на первом месте. В каждом кадре, он центр и объединяющее начало – и все герои «Дюрарары» удостоены быть только его частью, какие бы сюрпризы не преподносили, и какие бы фортели не выкидывали. Они элементы пейзажа, кусочки пазла, составив который, получается он - многоликий град со знаменитой телебашней.

Впрочем, пенять городским легендам на их недостаточную степень выдержки, подобно мифам древнегреческим, значит отрицать современное искусство, и считать весь поп-арт, недостойным внимания веянием изменчивой моды. А это снобизм и узколобость в неприкрытом виде.

Уровень интриг и авантюры в 2010 году не стал проще, как поначалу кажется в сравнении с «Шумихой», и не деградировал до разборок городских банд с вторжением инфернальных персон, он перешел на другой уровень. Сплетение связей, неслучайных встреч и непредсказуемых последствий переместили с вертикального на горизонтальный уровень влияния.

Если зритель желает увидеть кровавые разборки токийских банд - к его услугам «Tokyo Tribe 2», если захочет взглянуть на безжалостный лик «городских легенд», он найдет «Boogiepop Phantom», а если соизволит прокатиться по брутально-веселым улочкам на черном мотоцикле, то он знает, на что же именно ему нужно обратить внимание.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Дюрарара!! (2010.11.07)

ТО Furnace Leader
Окайри Насай!

Спустя длительный срок, вы все таки оф. зарегистрировались, был рад Вашему возвращению в лоно Церкви, тьфу не то. На WA,
Дело за малым - пишите!!!!!


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Оккультная Академия (2010.11.07)

«Нынешние молодые люди
так неразборчивы в сортировке мусора (трэша)».
Фраза - ключ к пониманию секретов загадочного сериала.


Так уж получается, что сортировка сборных солянок, где намешано все, от мясных деликатесов до рванных резиновых сапог, может отпугнуть любителей анимационной продукции первой свежести, но отнюдь не опытных сталкеров аниме-бытия.

А все оттого, что создатели «Оккультной Академии» шли своим экспериментаторским ледоколом, не оглядываясь на первоисточник, ибо его и не было вовсе. Да к тому же совершенно не боясь камней в свой клюквенный сад-огород, т.к оказались надежно прикрыты тыном пародийности и острозубым частоколом фарса. А с клоунады – что взять, кроме толстого грима аллюзий и шарад, по которому во все стороны брызжет то град бутафорских слез, то блеснет как распоротая рана безумная улыбка блаженного весельчака.

Следовали они, своим курсом, из темного прошлого в лице мистических и прочих остросюжетных триллеров, в направлении беспросветного апокалиптического будущего, периодами совершая прыжки во времени и забеги по пересеченной местности. По ходу пьесы о злоключениях учителей и рукоприкладстве и лозохождении учеников, вспарывая льды стереотипов и разламывая торосы клише, вырывая «с мясом»» ситуации чужие, и вставляли обескровленные куски плоти собственного «кустарного» изготовления.

Ограничений в своей радикальной алхимической мистерии, на борту своего судна, творцы из студии А-1, не ведали и не знали. Смешивали не только эктоплазму, мутный осадок трудного детства и взрывоопасную смесь настоящего, но и взбалтывали ядовитое варево пафоса и комизма. Порой они даже переворачивали все со школьно-лиричных будней, которые вечно лепят вместо основополагающей головы, на крепкие, кряжистые ноги оккультных паранаук и тускло-просвещающих учений. Так что взрывы физические и метафизические, эмоциональные и душевные надломы, переломы, вывихи в данном сериале будут случаться с болезненной для иных героев регулярностью

Обладательница стойкой идиосинкразии ко всему потустороннему по имени Мая, волею судьбы, и благодаря скоропостижной кончине отца, становится единственной наследницей и собственником оккультной Академии имени Вальштейна. И с ходу, чуть – чуть опоздав на траурную церемонию (черный юмор особенно хорош под кровяным соусом), решает раз и навсегда развеять туман мистицизма, и разрушить все мифы и легенды, связанные с вотчиной покойного батюшки. Что может быть страшнее воинствующего материализма?! Разве что одержимые бабули, женское вождение автотранспорта и каждодневное поедание карри с помощью палочек.

Ситуация, и так достойная комизма, усугубляется нисхождением с «высей горних» не особо одетого посланца будущего, призванного найти ключ Нострадамуса, и этим предотвратить атаку иномерян в 1999 году.

И эта состряпанная путаница с комичными, якобы, злодеями и подозрительными в своих притязаниях девицами, присовокуплением порций зомби в очках и без них, мотыльков повышенной агрессивности, вкраплений уфологии и танатологии творится в сериале 2010 года выпуска. Авторы шутили, не особо заботясь о целостности гипоталамуса вероятного зрителя, цитируя классику там, где было возможно, и вводя кривые зеркала постмодернизма, где уже нельзя. Трудно найти классический оборот триллеров, не ввернутого при случае в «Оккультную Академию» для нагнетания обстановки, и в попытках вызвать улыбку, даже на губах покойника.

И, надо отдать им должное, по качеству и исполнению «Академия» оставляет позади множество анимационных пародийных и бутафорских шаржей. Упорно маскируется под «подлинные» фильмы ужасов о проделках инфернальной, инопланетной и прочей кино-жути.

Да так, что и господин Хичкок, остался бы доволен этой пародией, да и думается, господину Фрэйду, немало интересно было бы взглянуть на коллективный труд бессознательного «Я» сценариста и режиссера

При всем при этом создатели расщедрились не только на роскошно расписанные фоны и анимацию движений, а зашли еще дальше. Они, о, ужас, не пошли на поводу индустрии, не пожадничав на оригинальный дизайн, похоронив пресловутую неубиваемую кавайность новомодных инфернальных школ текущего года. Никаких перекрашенных Харук Харукар и пышногрудых «Цикад».

Сравнивать этот сериал с западными раскрученными брендами соответствующей направленности - не возбраняется. Но уподоблять «Оккультную Академию» какому-нибудь беспардонному и пошлому «Очень страшному кино» было бы в корне неверным.

Ибо вместо кривляния с оглядкой на конкретные ситуации из блокбастеров, перед нами предстает почти полная мимикрия, настолько достоверная духу жанра «хоррор», что ее впору принять за чистую монету. Ряд зрителей, после первой драйвовой серии, всерьез решили, что действительно попали на ночной сеанс «Похождений не совсем живых мертвецов».

В дальнейшем сериал показал свое истинную натуру пересмешника, где нашлось и место беззастенчивому ехидству (пересказ шуток - наказывается усекновением головы, а особо острые спойлеры – проклятием и отлучением от просмотра фильмов Джорджа Ромеро), и не менее наглому обыгрыванию известного в определенных кругах положении, как «цундурэ на сене» или «укрощение строптивого садомазохиста.

Иногда отсутствие основы и костяка играли с авторами «Академии» злую шутку и фрагменты сюжета, сшитые грубыми стежками, превращались в куски разлагающейся плоти. А после вампирских пиршеств, зрителя настойчиво, до тошноты, пытались накормить, живым подтверждением фразы «бьет – значит, любит», и после атаки чупакабры нежданно подкрался переслащенный аналог «рождественских призраков».

Лихое хулиганство, почти достойное хентайного триллера о черной Библии, обернулось атакой метелок махо-седзе, а пространственно-временной континиум подложил свою ложку дегтя в отношения «унылый учитель - непутевая ученица». В конце концов, авторы загнули не только многократно помянутые ложки, купировали пафос и помогли не убить проблески здравого смысла.

«Оккультная академия» - не претендует на звание «открытие сезона», но пробой пера стать смогла. Эксперименты не обязаны всегда преподносить сенсационные результаты, они сами по себе могут стать лакмусом для нетерпеливых исследователей.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ган Фронтир (2010.11.07)

«Если бы ты умер - в мире было бы спокойнее.
-Я так просто не умру!»


Если на свете не было бы таких сериалов как «Ган Фронтир» - всем было бы легче. Легче считать аниме скоплением бесконечных сёненов, бессмертных гаремников, занудных сёдзе-тянучек и пафосных меха-исполинов. Но, что делать – творения не влезающие в узко прорезанный картонный трафарет, порой все еще встречаются на просторах японской анимации.

Вестерн - в свое время бывший чрезвычайно любимым и почитаемым жанром, так широко уходил маршем в массы, что назад уже не вернулся. Словно древний аристократичный род, из-за частых родственных браков и замутненной «голубой крови», накопив генетические ошибки и сюжетные болезни, и не оставив потомства, благополучно приказав долго жить, отбыл в мир иной, без всякой надежды на полноценную реанимацию.

Если и получалось у него полновесно напомнить о себе новым поколениям, так обязательно уже совсем с другой направленностью, как в «спагетти-вестернах», или просто отголоском эха в историях «роуд-муви», которые на поверку оказывались только дальними родственниками.

Но так уж получается, как говаривали одной женской особе королевских кровей: «Все новое – хорошо забытое старое!». А уж в том, что Мацумото Лэйдзи из поколения творцов стоявших у истоков манги и аниме, как национального вида искусства, сомневаться не приходится.

Ровно, как и в том, что современный зритель за давностью лет и ветхостью памяти, имеет о его работах весьма отдаленное и поверхностное представление. Та же «Интерстелла 5555», известна скорее, как самый длинный музыкальный клип на музыку группы «Duft Punk».

О сагах, посвященных капитану Харлоку, о Королеве Тысячелетия, и Галактическому Экспрессу, знают многие знатоки, но они на то и знатоки, чтобы иметь углубленные познания, и любовь к анимационной палеонтологии. Манга Мацумото «Gun Frontier», созданная аж в 1972 году и экранизированная в 2002 году – в чистом виде воскрешение атмосферы великий прерий и маленьких городков, по которым проносятся песчаные вихри и шальные пули.

Мир героев, пришедших из эпохи настолько чуждой современной фаст-фудной специфики, что прямо диву даешься. Блюз в душе, и блюз в качестве сопровождения - музыка для взрослых, успевших разочароваться в далеких мечтах, и уверенно держащихся за тонкую нить счастья прожитого дня. Однажды жизнь столкнула их лицом к лицу, таких не похожих, ни обликом, ни темпераментом. И в итоге, один был чрезмерно честен, чтобы не помочь, другой остался, несмотря на памятный рубец на физиономии, слишком благородный, чтобы оставаться в долгу. Так что сериал не ограничивается классической стрельбой и шатаниям по салунам и индейским вигвамам.

«Ган Фронтир - хорошее место, чтобы умереть. Там, где одинокая слеза сразу же впитается в скупую красную почву безжизненной пустоши».

В новом тысячелетии, на кривых улочках телевизионного эфира - таких уже просто так не встретишь. «Ган Фронтир» – мир, в котором людская жизнь стоит цены пули, и по себестоимости равна простреленной пыльной шляпе. Здесь Госпожа удача – продается за бутылку виски, и проверяет прочность ваших убеждений крепостью петли виселицы. Как говорится на Диком Западе: «Мистер Смит и Вессон уровнял нас в правах, но мистер Гатлинг - увеличил наши возможности!».

Стреляют – тысячи, попадают точно в цель - сотни, делают это раньше других – единицы. Мало кто берется за аниме-истории, где вместо заунывной песни переходного возраста с одним и тем же припевом про любовь или ломку характера – блюзовые аккорды гимна мужества, в любой ситуации, несмотря на неравенство роста и наполненности кошелька.

«Ты болен?
-Смертельно болен. Скоро умру!
-Дядя, лекарства принимаешь?
-Принимает. Выпивку!»

«Ган Фронтир» буквально пронизан лейтмотивом верности слову. Его, из-за излишнего в мире вестернов благородства, дают без долгих размышлений, без оглядки на последствия, но не бросают слова на ветер. И проверяют принципы на своей шкуре настолько буднично, что о подвиге заикаться смешно, а понятие чести давно покрыто пылью пройденных дорог и копотью пороховой гари.

Визуально стиль Лэндзи Мацумото – как всегда на коне, кто видел хоть один фильм маэстро, смело набросает фоторобот на главных персонажей всех других продолжений и ответвлений. Бессмертные герои 70-х, которые и в космосе не горят, и в поездах не тонут.
В отличие от лошадей, которые в сериале дохнут регулярно, его непотопляемые, в других ветках эпопеи, герои, все странствуют и странствуют, обрастая новыми историями и гранями характеров. И рискуют на сей раз нарваться на unhappe-end из-за своей неусидчивости.

Между ними за время прохождения этой роуд-муви, выстраивается не любовный треугольник, а какой-то тетраэдр, в котором острые углы и влечения, и предательства, и ответственности за тех, кого вырвал из лап смерти, и кому обязан за свое спасение.

Жизнь проверяет на прочность троицу чужаков, волею судьбы и благодаря далеко идущим целям, заброшенным в чужую страну. В продуваемую всеми ветрами и наполовину колонизированную прерию, где свобода не обходится без буйства анархии, и железного закона тирании. Лишние люди – для эпохи покорения Запада, они мозолят глаза местным и притягивают неприятности с упорством магнита.

«Сегодня не вышло, - но наступит завтра. Ради завтра – посплю сегодня».

Школа жизни – самый суровый и требовательный учитель, оставляющий вместо оценок отметки шрамов и морщины от потерь и бесконечных поисков, вечно удаляющихся за горизонт надежд.

Непростые испытания возможностей тела и предрасположенностей характера, трудности скитаний и странствий по улицам новых городков и старых, как мир, проблем «свобода выбора подразумевает в себе и криминальное самовластие бандитов и не менее жесткое самоуправство местных шерифов».

В мире Ган Фронтира нет тех, кому позволено жить, не рискуя встретить смерть в грязном переулке. Можно просто остаться в стороне, никуда не вмешиваясь - и получить пулю в лоб, можно заступиться за дело справедливости и оказаться подстреленным, зарезанным или избитым.

«За то, что он вдоволь напоил меня пивом, я сполна накормила его свинцом».
Без вычурного пафоса, без пространных речей и позерства – только реплики, точные как выстрелы кольта в руках Харлока, острые, как катана в руках коротышки Точиро, замечания, плюс Синонура, патологически стройная красавица и трагикомические ситуации, в которые попадает эта троица, после которых впору рыдать, чем скалить зубы.

«Ган Фронтир» - очень жесткий сериал, с массой насилия и личных трагедий, другое дело, для мира Дикого Запада – это обычные будни, которые давно привыкли выносить без истерик и перестали замечать беды, крепко сжав зубы, рукоятку оружия и горло врага.

Герои без показного геройства – но правого дела, крутые неудачники, вечно попадающие в переделки и весьма странные друзья – Харлок, Точиро и Синонура вышли из другой эпохи и не собираются возвращаться на накатанные рельсы чужих ж/д и прочих путей.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Беттермен (2010.10.15)

А по мне так -весьма неплохо. Не "Биг О" -конечно, но свой смак имееться. Правда порой атмосферу хорора портили чрезмерные чиби эмоции главного специалиста по меха-и общий настрой не только на определено взрослого зрителя, но если сравнивать с "Аргента Сома" - ясно кто лучше. Во только на эту муть с деффачкой в шляпе есть русские сабы, а на "Биттермана" нет, а зря


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Большой О (2010.10.15)

"И почему тут всё так подозрительно?!
-Паранойя, сэр!
-А почему, тут все такое большое?!
-Гигантомания, мэм!".

(экскурсия по лабиринтам воспаленного разума).


Иные произведения обладают принеприятнейшим очарованием, и "Big O", тому ярчайшее подтверждение. На их обдумывание, смакование, дегустацию всегда не хватает времени. Ибо мало посмотреть их один/одиннадцать раз, а после написать обзор/рецензию.

Обязательно надо, как минимум, создать глоссарий/сайт, и уже в нём - ностальгировать по хитроумным переплетениям сюжетных арок, замысловатому слиянию сезонов, памятным кадрам и экстраординарным ракурсам. Так и тянет исследовать каждый сантиметр «священного тела», едва пробежавшись по ложбинкам ссылок и цитат, и поделится со всеми и каждым, нащупанными во время просмотра отгадками и сорванными украдкой поцелуями многозначащих скрин-шотов.

По завершению просмотра «Big O», если вы не стали любовниками, как максимум, и сочувствующими, как минимум, на уме уже вертится какая-нибудь вычурная пошлость о его экстравагантных красотах.

Например: о ретро-стиле хмурой жизни на темных улочках нуар-столицы, об иронично-веселом декадансе под колпаком мистериозной МЕХАнической утопии. Ну, а если не срослось и не сбылось – всегда можно обозвать «Big O» самонадеянной робото-выскочкой с претензиями. И, со спокойной душой не искать повторных встреч, и субтитров на новый этап свидания со вторым сезоном.

А можно сказать о "Большой О" просто: "провокационно стильно" - почти как в "Ковбое Бибопе". И, хотя главные герои даже обликом схожи - почти альтернативная реинкарнация охотников за головами Ватанабэ, история здесь явно печальней и куда таинственней. Как, в старом черно-белом фильме о разбитом выстрелом любящем сердце, что регулярно крутят в местном кинотеатре.

Опять-таки, судя по первым сериям, если отрешиться на миг от его Высочества Нуара, на ум приходят репризы уровня: «И что такого оригинального можно усмотреть в явлении Большого ого, РОБОТА жителям города, будто вынырнувшего из первой половины XX века, и битвах на доисторических колоссах фрустрационного развития меха-канонов?!».

Разве что, специфичный видео-арт и атмосферный музыкальный ряд. Мириады отсылок на десятки прочитанных книг и сотни просмотренных фильмов. Или, наоборот, у кого как! Но оказывается – первое впечатление, как и белокурая femme fatale, редко когда скажет вам всю правду - при первой-то встрече.

А роботы большие и маленькие, и их всевозможные похождения в «Sunrise», надо честно признать, больше чем профиль - это почти судьба. Не монстры «сумасшедшего дома» - гандамовское наследие десятилетиями ностальгически скрепит на зубах и где-то изнутри рефлексивно тревожит нейроны.

Вот только на сей раз в МЕХАнизме оказывается …не ЯОШ, что удивительно, но почти Филипп Марлоу, или Спайк Шпигель. Только повзрослевший, остепенившийся и думающий уже не кулаками, а головой. С четкими моральными принципами и правилами поведения, наличием платных информаторов и дружеских связей в полиции, расширенными техническими возможностями и соответствующей всему этому репутаций.

Он умеет - по роду занятий и профессии найти столь нужные слова и необходимые рычаги давления. Роджер Смит - мастер искать компромиссы и находить…новые проблемы, для разрешения коих обязательно его личное присутствие на обмене заложников и не джентльменских любезностей, охоте на призраков, острыми репликами, пулями и прочие экспонатами оружейного магазина.

Конечно, если, что не так – расторопный дворецкий всё приготовит, и омлет на завтрак и Мегадеуса в собственном соку на обед. Вот только надеяться на технику можно только до той поры, пока в дело не вмешается человеческий фактор. Да и на ужин авторы обещают немного-немало разлом старых убеждений и разрушение комфортабельных иллюзий о мироустройстве, и своей роли в этом, нежданно нагрянувшем, Апокалипсисе.

Сама судьба, в лице местных демиургов, заготовила Смиту широкий ассортимент загадок и шарад туманного города Парадигма. Всяческих маньяков, жуликов, баснословно богатых селекционеров, и гораздо чаще - опасные предметы, куда тверже и тяжелее.

И ко всему этому багажу в качестве бонуса за предприимчивость - преподнесёт гибрид стальной валькирий и будильник со встроенным режимом ехидства/напарника/голоса назойливой совести по имени Дороти.

Кстати, о «голубках» и механических соловьях. Вспоминая эту неутомимую на колкости парочку – несколькими описательными фразами о характере их взаимоотношений так просто не отделаешься.

Уж про них точно, можно с улыбкой, и чувственно рассказывать, и комментировать, но лучше самому зафиксировать пикировки и услышать словесные дуэли. И заодно, раз уж случай представился - посмотреть, как же у них получится ужиться под одной крышей следуя правилам: «Носить только черное, и по утрам - не будить в человеке зверя».

Так же нужно упомянуть о нуаре. А, что может быть привлекательнее Парадигм-сити, потерявшего память, но отнюдь не желания - выудить из глубин смертельно опасного метрополитена осколки минувшего?!

Только он - «посредник», даром что не проводник - Роджер Смит, в темном костюме и в сумрачном расположении духа, с вечно кислотно-саркастичной манерой разговора частного детектива (хоть он от этого рода занятий и открещивается), а по совместительству «бэтмана» на стальном гиганте, и «джеймса бонда» на общественных правах.

Занимательнее может быть только смесь клаустрофобии и паранойи, что живет в городе забытых ответов, и похороненного на кладбище старых машин и вечных человеческих раздумий главного и большого вопроса: «О себе, и, О мире».

Никому нельзя доверять, и прежде всего себе, а то окажется, не дай Deus Ex Machina, что верить можно только андроиду с перепрограммируемой памятью, и главному протагонисту-томатоводу.

Влияние «Big Sleep» 1946 года - на созвучие обертонов и архетипов нуара не вызывает сомнения. Тут и электрический свет, упорно бьющий сквозь жалюзи, но так и не проясняющий затемненных секретов старых фотографий. Искривленные отражения, фальшивые воспоминания и сфабрикованные дождливые дни - и скорее рано, чем поздно, на пороге особняка Смита обязательно окажется фатальный нордический ангел, отнюдь не ангельского поведения.

Ценители нуара и любители детективов сполна получат крупную порцию микрооргазмов, складывая кусочки пазла первых 13 серий в головоломку второго сезона. «Big O» - настолько тонкий стёб, что он готов в любой момент преодолеть тощие стенки стилизации и выйти самым, что ни на есть новорожденным классицизмом.

Зрителя опытного и со стажем, «Big O» будет тонко и изящно терзать звуками блюза и джаза - в качестве основы сценария. И, попутного музыкального фона для характеристики Смита и Дороти, Дана Дастона, МегаДеусов и пафосной семейки перекройщиков бытия и куполов забвения, по фамилии Роузвотер - в ходу россыпь стереотипных фамилий, острохарактерных имен и звучных названий.

Дизайн, стилизован под англо-американский стиль комиксов, хоть и визуально и плоский, но по-японски, глубокий по наполнению. В результате Cartoon Network протянет руки за океан и лично вложит финансы в продолжение, как говориться в Тулу со своим самоваром, а в Америку со своим pulp fiction вариантом Великой Депрессии.

Тоска и отчаянье оттеняется спасительной самоиронией, и духом фантастических приключений. 26 серий нанизывают на сквозную сюжетную нить Осколки Прошлого, ловко запутанные заговоры, и интересно состряпанные интриги, умело припрятанные находки, и резво всплывающие из вод морских, и воспоминаний людских, откровения.

Унесите рояли прочь в кусты, фортепьяно - на сцену, пора сыграть старую, как мир блюзовую вариацию на тему борьбы со сплином в судный день искусственного интеллекта. Оставьте в покое волшебные лампы диодов и спящих в них электронных джиннов, эксперименты на закрытых людских сообществах оказываются куда результативнее и достовернее.

Пускай там - за окном, по разрушенным улицам размашистой поступью идет эволюция видов и методов преображения действительности. Сокрушает мерными шагами стального гиганта, амбиции корпоративных боссов и малодушные надежды отсидится в эпоху перемен в цветочном горшке загородной усадьбы, в табачном мареве шумного бара.

Кибер-панк надежно запустил клешни технологической философии в крепкие шестеренки паро-панка. Все закрутилось и перемешалось, провода и чувства, научная фантастика и не фривольная лирика, симпатии и микросхемы, душа и машина. Если позволили завладеть своим вниманием в первых сериях – так, скорее всего, доберетесь и до катарсиса, и до финальной точки. Вас вынесет из водоворотов течений, выведет из тайных ходов заброшенных особняков и секретных катакомб - как раз к концу 26 серии, и скорее всего, не отпустит, только после первого просмотра.

Что делать – надо же кому-то набираться сил и времени, и идти чертить карты, схемы и наброски глоссария. «Big-O! Show Must Go On».


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

7 самураев (2010.10.05)

Сколько может стоить жизнь крестьянина – одного взмаха меча самурая! Сколько стоит меч самурая – пару чашек вареного риса! Сколько стоит мечта стать самураем – пару взмахов меча, оборвавших жизнь крестьянина, и самурая, умершего за пару чашек риса!
(не японское размышление о японском бусидо).


Так или почти так. В жизни и в хороших самурайских историях (а «7 самураев» - это во многом эталон и канон), все немного, пусть совсем чуть-чуть, на ширину остро заточенной зубочистки, но сложнее. К тому же экранизация произведений, прошедших проверку временем и международными версиями - однозначно вещь опасная.

Зритель, не видевший оригинальный черно-белый фильм 1954 года выпуска, может и не заметить смысла и толка в реконструкции по новому чертежу, углубления в области, не затронутые в исходнике, обойти стороной расширения охвата тем в истории противостояния последователей бусидо и адептов геополитических реформ. У зрителя, честно говоря, гораздо больше прав, чем скажем у режиссера или сценариста, и потому последних на свете, не в пример меньше.

Новые пересказы старых историй, всегда обрастают подробностями и деталями: дополнительными ответвлениями, побочными линиями и экскурсами в новоявленные плоскости, удлиняются коленами и патрубками стим-панка, и насыщаются механические ракурсами разношерстного постаппокаптического мира.

Перед нами предстают, за время пока длятся 26 серий, характеры и поступки, и отголоски биографий, их поясняющие. В них много больше «мяса», чем типажах Акиры Курасавы, и как впрочем, немало и «воды» разбавляющей житейские философии 7 человек, следующих своим путем и предназначением. Хорошо удобренный, создателями, урожай обязан быть сжат…зрителем и критиком.

О вкусах и предпочтениях не спорят, о них долго и аппетитно диспутируют. Каждый имеет право понять/не понять модернового взгляда, и вкрапления в иной кадр 3D графики, слияния кибернизации и метания древесных стволов, стрел пробивающих сталь, и чуть ли ни натуральный обмен, существующий наравне с АЭС. Не принять и нонконформизма в другом эпизоде, и разгневанно потребовать головы незадачливых реаниматоров, а может принять и поглотить, да так, что авторам со стыда впору делать сеппуку.

Сражение за деревеньку, в новой версии перерастает в последнее отчаянное сопротивление наступлению новой эпохи, характеры действующих лиц углубляются и заостряются, а драма борьбы за жизнь горстки крестьян, оборачивается трагедией медленно, но неотвратимо вымирающего клана профессиональных воителей. По сути, у самураев выбора не больше, чем у крестьян – или идти в услужение к торговцам, или в бандиты… опять-таки подчиняясь хитрецу на троне, который при случае не применит продать их со всеми металлическими потрохами, ради своих высокопоставленных интересов.

Да и суровый закон рынка безжалостен: за все - надо платить, не лимитированными поборами бандитов и фиксированными налогами легальных разбойников из правительства. И за добрые намерения семи ронинов, и не только не рисом или ячменем, и за амбиции ловкачей с нарумяненным лицом, с безразмерными планами по захвату императорских летучих Столиц, и царственным ношением галифе.

И если первый десяток серии следуют в оправдании высокого бюджета, все равно вслед за «праздничной процессией», обильно спонсированной продюсерской братией, обязательно явятся серии: «бедные родственники», в скудных одежках анимации, с мелодраматичными отступлениями и политическими сползаниями. С обязательным переливанием из надтреснутой амфоры романтики в дырявую чашу лирики, и пережевыванием носоглоточной слизи, за счет чего собственно этот самый первоначальный разгон и был оплачен.

«Gonzo» осмелились опробовать остроту клинка на зрителях, на перекрестке механического и самурайского жанра, и, надо сказать, - далеко не напрасно. Ибо золото не ржавеет, а алмаз не крошится. И если азиатские семь самураев с однажды блеском стали «великолепной семеркой» в классике западной, у себя на родине, они уж точно должны были вернуться к юбилею, вновь обновленными и снова ожившими (анимация, кто не помнит – «оживление»). Меняются облики, привычки и наряды, снаряжение и прически – неизменным остается дух самурая, вставшего под флагом былой гордости, стягом бывших грехов и вымпелом верности своему кодексу.

Клинки, рассекающие броню меха-доспехов, как мокрый картон, и твердокаменная решимость мастеров остро оточенной стали, следовать долгу служения – что причина, и где собственно следствия - уже не разобрать под маской шлема, лица или кровожадной гримасы. Эти семеро безумцев - такие разные по виду, и такие одинаковые в своем спасительном для рисоводов упрямстве. Храбрецы по необдуманности и те, кто выковал из слабостей - силу, бросающие вызов, прежде всего, себе и только после этого - миру.

Сериал - это все про них, и их битвы с врагами внешними, и червоточиной внутри. Под звон оружия и канонаду взрывов, они пересекаются, сталкиваются и сближаются, чтобы однажды уйти одинаковыми дорогами в разных направлениях. Выбивают искры их раскаленные доблестью чувства и усмиренные боевым опытом сомнения. Крушит чей-то произвол героизм, и ломает чьи-то надежды непререкаемая логика послевоенного классового расслоения общества.

Эпоха славных и бессмысленных, по сути своей, войн уже минула – и быть самураем уже не почетно, и давно не прибыльно. Торговцы, смыв с лица пепел войны и приветливо улыбаясь, коммерцией и строительством переломили хребет классу войнов-убийц, и оставили всех самураев за бортом истории.

У господ-самураев осталась только выжженная потерями душа, разрушенные иллюзии обрести былое величие в мире ловких дельцов и терпеливых крестьян, и механические протез вместо руки, или всего тела. Они - пугала, которые должны отпугнуть роящихся над рисом бандитов.

Но, как и прежде, катана, окропляет пыль дорог алым соком жизни, и мертвым грузом выпадает из окоченевших рук хитрых злодеев, наивных до глупости героев, и всех тех, кто оставил границы «черного и белого», перешагнув через павших друзей и сраженных врагов. И хотя колоть дрова - веселей, чем рубить людей, все же, хотя бы номинально, выигрывает тот, кто в конце битвы остается в живых.

Мечи, выскользнувшие однажды из ножен, ныне навсегда засели в сердцах людей жонглирующих чужой жизнью и танцующих со своей смертью. Они такие, потому что выбрали свой путь, заплатив за заблуждения прошлого, и право на ошибку в настоящем слишком дорогой для себя ценой. И рок стал их проводником в мир теней, куда уходят павшие от их мастерства противники, и куда они сами тоже устремлены - в каждом своем шаге, в каждом смертоносном движения разящей длани. Под барабанный бой сердца, под стрекот дзюмисяна, и протяжную песню, потерянного в бою страха.

Молодому и неопытному положено колебаться и сомневаться, ему еще предстоит пройти боевое крещение и понять – только отвергнув и презрев (слабости, сомнения, и, как результат, часть себя) можно стать мастером. Чтобы многого добиться - надо от многого отказаться. Вот только с годами понимаешь – порой добившись умения и мастерства, остается в сухом остатке только возможность распорядиться насколько благородно тебе предстоит умереть, и/или эффектно потешить публику ловлей стрел, шальных пуль, и вражеских взглядов.

Все кто не пал на поле битвы – понесут в себе осколки войны, ведь все, что они умеют – это убивать, и война всегда будет гореть в их глазах, и тлеть в их душах. Потому на исходе странствий те, кто все-таки выжил, вызывают к себе больше сочувствия, чем их погибшие товарищи.

Суммируя приведенное выше, есть все основания сказать - совсем не зря, проверенный в боях клинок, спустя 50 лет был вынут, и остро заточен руками нового поколения творцов!


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Эпоха смут [ТВ-1] (2010.08.29)

«Ох, чую – неспроста у витязя этого сразу шесть восточных сабель!
-Ни слова больше! Где моя рогатина – подавай сюда медведя!»

(слово о полку «Сражающихся царств»)

Хотя история вещь упрямая – постмодернизм тоже себе твердолоб и своенравен! «Эпоха смут», кроме этого лихого товарища за плечами, имеет в качестве спонсора еще и игру-слэшер в виде прародителя. Так, что удивляться вольности, с которой авторы соизволили адаптировать под нужды и запросы ТВ аудитории, некоторые реалии Японии эпохи раздробленности, в своем сериале, весьма наивно.

Не рекомендуется показывать «Эпоху смут» историкам и востоковедам т.к. убитые критикой нервные клетки не восстанавливаются, даже в былинах. Ибо эпичность плохо сочетается трэшем, где харизматичность экранная не в ладах с лиходейством историческим, зато отлично идет бок обок, со спецификой «исторические параллели альтернативной Сенгоку Басара».

А то, что создателям глубоко параллельна и история, и законы всемирного тяготения, они ясно дают понять уже в первой серии. И хотя магии как бы, напрямую нет в мире смут, – персонажи подчас творят настоящие чудеса. Потому прыжки и наскоки, выполняемые героями сериала, высоки до неприличия пародийного, и скорее театрально эффектны, чем фехтовально-вероятны.

И, как ни поэтизируй богатырей народа японского и их ратные подвиги, превышающие любые допустимые прозой реалии средневековья – на поверку сквозь золотой лак эпоса и алую мастику драматизма, все равно вылезет фирменное качество «I.G» с которым мало кто может конкурировать, и редкий по эксплуатации былинный стиль и на этом, пожалуй…всё.

Ибо графическая красота эпического полотна «Эпохи Смут» видна не вооруженным моноклем глазом, а вот сопоставимость фактам и персонам-прототипам суровой действительности гражданской войны, вновь соизволила опочивать где-то вдали за 25 кадром. Хитроумное искажение перспектив исторических, и модернизация реалий батальных, очернение властителей объединяющих, и отбеливание имен сепаратистских – японцы видят каждый подвох и передергивание, гайдзины нервно роются в справках и пояснениях. Впрочем, подобные вольности неудивительны учитывая прохладность интернациональных масс, к брутальности иных подлинно исторических лент, и не менее стойкое аллергическое отношение к пыльному слогу летописей и легенд.

Можно долго и упорно с упорством доказывать – мол, одноглазый Дракон Датэ Масамуне неспроста, изображен в сериале прожженным байкером, Кенсин трависти-бисёненом, а отсылки на «Гандамов» и прочие художественные подвывихи - несут потаенный смысл.

Однако, кони, взлетающие по отвесной стене яко по ровной глади земной, уже в начале саги о борьбе за народно-самурайский радикализм и вольнодумство - все расставляют по ранжиру. Распределяют по весу – и по жиру, узурпаторов на троны, пушечное мясо под пули мушкетов с голливудским боезапасом. Князь тьмы с дрессированными черными облаками, злодейка с шестиствольной мортирой, и синоби с бесконечным, как чувство долга, декольте - на своем законном, прописанные ритуалами и традициями, месте. Кесарю – кесарево, а гиперболизации героических устремлений: «рукой махну - средь врагов улица, ногой - уже проулочек», и лазутчику бегущему наравне с пущенным галопом скакуном - плюшку с маком, и другими подручными психотропными средствами.

Если вам не доводилось прежде наблюдать «японское кунг-фу» с безбатутной акробатикой (всех и вся, в общем), оружейной эквилибристикой (шестью мечами одновременно, в частности), и неуязвимости, не свойственной гуманоидным организмам - обязательно обратите внимание на это достижения аниматоров от «Production I.G». С течением времени вы привыкните и к полетам не во сне, а наяву, взрывам без пороха, и прочим фейерверкам сейдзин-жанра средней смертоносности, и фэнтазийного кемпо повышенной разнузданности.

Высокий слог и верность своему слову, мужественность и величавость, неудержимость на поле брани, и мудрость в монологах в дни затишья – все эти качества близки героям «Эпохи Смут», ибо другие персонажи саг обречены на безвестность «соломенной» смерти, презираемой викингами и азиатскими аниматорами.

И, как в любом эпосе – все герои важны, хотя и не равноценны, и лидеры, и верные исполнители их крамольных и оппортунистических планов. Государя делает окружение, а главаря – верная бандитская свита. И тут необходим скорее панорамный облет, чем пристальное внимание к кому-то конкретно. Пафос уместен, ибо оплачен кровью, не рафинирован максимализмом подростков, но замутнен головокружением от успехов, чуть-чуть подкреплен в меру трагическими ситуациями, и самую малость расшатан комичными положениями.

Был ли они хоть когда-то такими, эти смутные периоды в становлении японской государственности, или их раскрасили сусальным золотом поколения почитателей и жизнеописателей?! – на эту тему было сломано немало копий историков, и мечей библиографов. Верить в таких цельнометаллических и глыбомонолитных героев в наше циничное время давно не модно - но согласитесь, так порой хочется.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Мастер Китон [ТВ] (2010.08.14)

Знаток археологических наук, Тайчи Китон - герой одноименного сериала от «Mad House», мало похож на Индиану Джонса, и еще меньше на Шерлока Холмса, и его, уж точно, трудно сравнить с каким-нибудь грозным бойцом спецназа.

Внешность, как известно обманчива, под деловым костюмом вполне может скрываться специалист по выживанию, а в голове страхового агента, японо-английского происхождения, может быть гораздо больше знаний, навыков и умений, чем кажется на первый, подозрительный взгляд.

Так и анимационный сериал, повествующий о ситуациях, в которых приходится быть впутанным сотруднику компании Ллойда, по-другому тут и не скажешь, не собирается вмещаться в узкие рамки жанров и стесняющие границы направлений.

В отношении сериала следует также напомнить о тех, кто стоял у его истоков и кто непосредственно воплотил в анимационную жизнь. Т.е автор манги-источника Урасава Наоки и режиссер Кодзима Масаюки. Те самые люди, кстати, благодаря творческому усердию которых в дальнейшем, в 2004 году «Mad House» выпустил, пожалуй, самый свой масштабный и разноплановый проект под названием «Монстр».

Широтой ретроспективы, разнообразием и глубиной представленных в нем тем, своей, не побоюсь этого эпитета, эпохальностью этот 74 серийный левиафан, с множеством запоминающихся и неповторимых героев, и самобытным стилем рисунка - уже стал вехой, как минимум, в истории развития студии. Он, фактом своего существования, опроверг расхожее мнение о том, что сериалы свыше 52 серий снимают исключительно для безыскусной аудитории подростков, готовых до бесконечности жевать одну и ту же жвачку для мозга.

Так что и на сей раз, характерные бабули и энергичные старички, колоритные физиономии, и далекие от конкурсов грации фигуры персонажей сериала, зрителя искушенного вряд ли отпугнут, а скорее даже наоборот. Спутать с другими дизайнерские решения, носы туфлей и пышные подбородки в исполнении Наоки-сана, явно не придется. Порой эти лица становятся до боли знакомы тем, кто до этого посмотрел «самое христианское аниме.

Однако, следует предупредить - «Mad House» в 1998 году однозначно далек до высокого бюджета и технических возможностей «Монстра». И посему рисунок «Мастера Китона» довольно груб и резок, лишен изысков и визуальных красот. Впрочем, вместе с этим, в нем напрочь отсутствует однотипность и обтесанная нивелированность сериалов современности, где типажи кочуют из сериала в сериал, и цвет волос определяет особенности темперамента.

Если зритель ожидает увидеть хитроумные преступления и ловкие операции по выведению преступников на «чистую воду» классических детективов, то вероятно - его ожидания не будут оправданы. И это несмотря на то, что периодически, хотя и далеко не в каждой второй серии, Китон участвует в различных расследованиях и доискивается до истины, помогает задержать преступников и предотвращает трагедии.

Тайчи не похож на картинного героя с апломбов спасителя, он действует продуманно, а не эксцентрично или наобум, не рискует понапрасну, не кидается на каждую встречную амбразуру, но если уж что-то решил, и точно задумал – его танком не остановишь и со следа увертками и фальсификациями не собьешь.

Другое дело – в обыденной жизни обычных людей, а не маститых криминалистов, порой важнее узнать, откуда же он - привкус из детства, и куда, в какие долы и дали может привести изучение фамильных гербов. Так что, на остросюжетном противостоянии «преступник-сыщик», можно ставить если не точку, то, как минимум, многоточие.

Зубодробительных приключений на долю героям сериала будет выпадать не так уж и много, и порой вместо повсеместных погонь, схваток и кровопролитных инцидентов, зритель увидит самую, что ни на есть психологию характеров, и драму отношений. Так пусть же не сбивает с пути познания сути сериала, истории о заложниках, бывших террористах и ныне действующих жуликах и мошенниках.

Запала окрыляющей легкости и пороха драйва, помогающей изящно обходить препоны физики, броской фееричности приключений, духа авантюризма – также не было, и нет в этом аниме. Серии не уводят публику куда-то в terra incognita, только ради прелестей ориентальной экзотики и лихих странствий, несмотря на широкую географию деловых командировок Китона по Восточной и Западной Европе или Азии.

Они возвращают на грешную, и такую любимую землю, где есть место многолетним виноградникам, тысячелетним остаткам погребенных культур и неумирающим традициям народов и наций. Если есть повод уходить для Тайчи Китона далеко от родного дома, всегда найдется причина, чтобы вернутся к тем, кто ему близок и любим.

Посмотревший сериал будет, несомненно, прав, увидев все что угодно, кроме проделок бравого молодчика. И все потому, что «Мастер Китон» увлекает в область душевных переживаний через перекрестки событий и пересечения судеб, где нет места сплошной увлекательности, но хватает места для грусти вкуса лазаньи, и тоски по срубленному семейному древу.

При всем, при этом, назвать сериал мелодраматичным было бы поспешным решением, лирика в нем далеко не Госпожа и королева. Она присутствует в ряде эпизодов, но ограничена теплой, почти семейной сентиментальностью, которой не нужна экзальтация, аффектация и прочая профанация здравого ума и взрослого рассудка, знакомая по подростковым метаниям и слезоточивым фетишам домохозяек.

Иная серия может усыпить школьника, привыкшего «галопом по европам» прыгать от твердокаменного пафоса в картофельное пюре фрустрации. «Мастер Китон» ни куда не спешит, не навязчиво очаровать, не скоротечно обольстить. Сериал начинаешь лучше воспринимать, когда осознаешь – что искусство в нем не причудливое искажение согласно воле творца, с целью донести свою идею, а прямое отражение действительности, рассчитанное на отклик смотрящего, а не на хитроумный расчет постановщика.

Кроме, непосредственно, Китона в главной роли, на авансцене, сухая, но искренняя цена и правда каждодневного труда: очищать от песка стоянки древних культур, правду от лжи, злоумышленника от невинного, теплоту семейного очага от мерзлоты недопонимания.

Иногда «Мастер Китон» может открыть некоторые примечательные факты и рассказать о людях занимательных и интересных. И все же не ждите откровений и сенсаций, ибо человеческое сердце вмещает больше оттенков чувств, чем мозг, обрывочных фактов. В жизни Тайчи Китона нет фантастики, в нашем дне сегодняшнем, измотанном буднями, ее тоже не встретишь, и это далеко не всегда только плохо.

P.S Своей недоговоренностью сериал, требует логичного продолжения после окончания 24-той серии. Для этого, наверное, и существуют OVA – чтобы возвращаться и искать встречи с теми героями, которые стали, по тем или иным причинам, стали близки и понятны.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Эксперименты Лэйн (2010.08.14)

"Сейчас человек подключенный к Интернету, очень
напоминает муху крепко прижатую к липким сетям паука".

(отрывок из запрещенной книги "Введение в транс путем самокопирования".)


«Серийные эксперименты Лейн» - это сон разума медленно и верно поглощающий техническую реальность цифровых сетей?! Ох, не зря создатели дали своему детищу подобное выразительное имя! Твое имя - "горячая" линия, между мозгом смотрящего и задумкой Автора проецирующего наш мир в свою кибернетическую вселенную.

Не зря гудят провода локальных коммуникаций, по которым сотни пораженных вирусом солипсизма транслируют чужие галлюцинации о 13 сериях, в нейроны тысяч пока еще не зараженных. Да так, что идя на работу, учебу, на пенсию, начинаешь замечать, как их много… столбов, линий электропередач и тинэйджеров, которые и дня не могут прожить, чтобы не пробежаться по паутинкам Сети, но они уже давно забыли лица соседей по лестничной площадке.

«Серийные эксперименты Лейн» - портрет поколения японцев в конце 90-х, а ныне всех и каждого там, куда дотягиваются ноги уже не телеграфных столбов, и виртуальные руки Билла Гейтса и К. Генерации, разучившейся писать бумажные письма и общающиеся диалогами объема одной SMS-ки. Икона и мишень насмешек аватаров из плоти и крови, которым давно и прочно надоел реальный, ЗD мир. Пока еще наша вселенная, в которой нет ни объяснений, ни справочников о том, как же найти себя, и избавиться от одиночества, но есть бесконечные ссылки – «ищи, иди дальше, пробуй все сам, на своей шкуре/медвежьей пижамке».

Наверное, потому Лейн так симпатична для многих, потому как она образ собирательный, полный черт легко узнаваемых своим, «возрастным» зрителем. Отец фанатик, подсевший на свою работу, мать, словно зависшая на одних и тех же заботах,старшая сестра,подключенная в режим гормональной ломки, и ребенок, предпочитающий живому общению электронные аналоги. Семья нового тысячелетия - не ячейка общества, а единица обмена информацией.

В главной героине сериала во всю многомиллионную мощь, развернулась среднестатистическая усредненность подростка, пытающегося экстерном понять все загадки Мироздания. Существа читающего каждый день в электричке, метро, маршрутном автобусе только одно объявление: «Выход из нашей опостылевшей обыденности и одиночества, конечно, есть - как всегда, в окно! В окошечке электронной почты или сквозь стекло – на асфальт мостовой! Вливайся, подключайся, приобщайся…»

Эксперименты над сознанием зрителей идут уже свыше 10 лет, заставляя людей рыться в Интернете, проглатывать гигабайты информации, создавать сайты и глоссарии, размышлять, спорить…. превращаться. Превращаться в людей думающих, а не бесцельно сутками напролет пялящихся на экран монитора, и прыгающих по сайтам разряда «Грех.come».

После просмотра можно отождествлять девочку с глазами сомнамбулы с человечеством, программой, или пресловутым Deus Ex Machina. Другое дело, что Накамура Рютаро не настолько глуп, чтобы обесценивать однозначной трактовкой своего ребенка, свою «Лейн».

И ладно, если бы только «Лейн», в его творческой биографии, есть и «Охота на призраков». В последнем, кстати, нет никаких маломальских симптомов кибер-панка, искусственного интеллекта, борьбы корпораций и произвола хакеров. Зато явно прослеживается неотступное желание копнуть глубже в плодородную почву теорий и гипотез, а затем опять устремить перст в небо, туда, где ждут от своих детей, когда же они, наконец-то, повзрослеют.

С течением времени «Serial Experiments Lain» давно и прочно стали плодом размышлений не только режиссера и его команды, каждый смотрящий готов родить в своем мозге «кто и что» - эта аутичная девочка в школьном костюмчике и проблемами самоинициализации.

А если не зацикливаться на персонификации, сериал походит на бесконечный и неспешный, как вялый паралич, разговор с самим собой. Диспут о смысле бренного существования, которое можно записать на носителях, и в тоже время так легко вычеркнуть в эпоху не материальных, но уже цифровых ценностей.

Декартовское, старое и проверенное опытом эгоцентризма: «Я мыслю - значит, я существую», трансформируется в сериале в напряженное сомнение 14-летних: «Мыслить – значить ли, существовать, если о тебе не думают и не помнят?!». Однако выглядеть, и быть – совсем не одно и то же, и сама фигура триединой Лейн в аниме ярчайшее тому доказательство.

Личный опыт многочасового коннекта в ней смешивается с коллективным опытом эволюции духа он-лайн. Девочка ходит в школу через кляксы белого цвета, убегает от слежки, сквозь блестящие, как ртуть, тени, и возвращается к тому, с чего все начинается – к растворению и утрате личного «Я» в океане судеб, жизней и смертей. Жизней «на игре», и смерти от выстрела пистолета себе в рот, разбиваясь при падении с крыши, или просто деградируя до коммутатора, как Мика Ивакура.

Если программа, не имеющая плоти, все же поймет важность своего существования в реальном мире – люди перестанут уходить за Масами Эйри в Сеть и не возвращаться?! Все вернется на круги своя, только эта окружность уже не будет охватывать Лейн.

Если Deus Ex Machina сможет принять смысл своего существования в жизни других - то после Великого Потопа по промывке мозгов устраниться от любого вмешательства?!

Если демиург, прописавший седьмой Протокол перестанет лепить из себя Альфу и Омегу, тогда Сеть перестанет претендовать на лавры верхнего слоя настоящего мира - станет средством, а не целью?!

Но у человечества, как и у Лейн, нет никого кроме себя, миллиардов разобщенных по планете клеток, им нужен импульс, резонанс Шумана и простой разговор с Отцом. Вот только такой разговор обычно случается в момент, когда Лейн/человек теряет оболочку и растворяется в бытие/хаосе, и не имеет ни возможностей, ни желания, возвращается к ходьбе в школу, на службу в контору, лежанию в кресле в доме престарелых.

Что же дает абсолютная связанность с Сетью и доступ ко всем и каждому, в любой точке планеты, в любую минуту времени – как не полную потерю личности и эго. Развоплощение, гибель оболочки и рождения сверхсознания - об этом нам говорили персонажи сериала, и нашептывали зубатые улыбки чеширских котов в стране компьютерных чудес.

Ныне пользователь Интернет-ресурсов, как и Лейн, уже не может точно определиться себе в системе координат, не имеющих предметного приложения к неустойчивым аксиомам существования белковых тел К.Маркса. Одиночка в толпе, маститый знаток в своем фэндоме, (с исповедями о наболевшем в сообществах), или же ехидный аноним, забавляющейся троллингом. Кто же их них в конечном итоге становится главенствующим и определяет основу личности?! Это вопрос не раз на протяжении всего сюжета ставит Накамура Рютаро, но отвечать на него приходиться непосредственно зрителю.

Сериал периодически тонет в слоях отсылок, и вязких потоках сознания загружающих «Windows», и упорно стремящихся разглядеть в сплывающих окнах себя, Бога и, что занимательнее, Бога в себе. Ведь все возможные устройства, девайсы расширяют, и в тоже время, так сужают человеческие возможности.

Это ли итог эволюции видов - знаменитая на форумах, и замкнутая в затемненной затопленной комнате, персона, выбирающая не цветочный рай хиппи с натуральным эффектом «трав», а медвежий уголок хикикамири с сенсорной депривацией и ЛСД-шной паранойей!

Быть может, мы смотрим на Лейн на нашем мониторе, а может это - она глядит на нас с той стороны зазеркалья. Ну что, пора нажать «Reset» и идти по миру, где есть все, вы, я, но почему-то нет Лейн! Или все-таки есть?!


+23Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Needless (2010.08.04)

"А знаешь ли ты в чём сила, брат?
-Сила в правде, всей правде о сёненах!"

(разговор после 240 рюмки анимационного алкоголя).


Третья мировая война за зрителей стерла с лиц создателей «Needless» все человеческое! Странная болезнь, с воскрешением заморенных мухами и критиками останков сёнена, безудержно и бессвязно распространилась на планете «Mad House». Черные пятна мелькают перед глазами древних почитателей «Кулака Северной Звезды» и «Dragon Ball», фрагменты вывихнутых от ностальгии черепов застилают ясные очи фанатов «Блича», «Наруто» и «ВанПиса».

Ибо грядет Он, Первый (Адам), Великий и Краткий Путеводитель по жанру, выжимка из сочной плоти, размазанной на сотни серий. Оживший бог постмодернизма, отрицающий всё и вся, ставящий под сомнение серьезность физики и непреклонность логики, ради блаженного скоморошества над священными постулатами «пришел-абгрейдил-победил».

«Needless» - глоссарий по местам боевой славы и мало престижным достижениям многочасовых боевиков. Как и его герои, украшен шрамами от повсеместно разбросанных граблей, и изразцами случайно оброненных зданий. Балаган и цирк - без перерывов на обед и летаргический сон филлеров, пусть все в нем подчас грозит выпрыгнуть и вывалится из границ приличия, зато не провисает на поворотах, и не обвисает мертвым грузом к финалу.

В сёненах нет критических спойлеров, ибо не важен сюжет и повод для всевозрастающей прокачки, и драйвового путешествия из пункта А в пункт В, с целью продемонстрировать боевые навыки и вздувшиеся бугры мышц и файерболов. Сёнены берут характерными героями, бешеными и отчаянными, прочие разбредаются по другим веткам анимации.

Несвятой отец Арклайд собственным обаянием и личной неосторожностью в применении силы, по ходу сюжета, заслужит свиту соратников и сопутствующие толпы противников. Он должен, и обязан - по праву рождения переманить в свой лагерь соперников, воспользоваться заслугами «засланных казачков», и похоронить злодейские планы крепостью могильной плиты своего сокрушающего кулака. И узнать, что же скрывается под маской «серых кардиналов», и в умах (во лбах) свежеиспеченных диктаторов, доказав на личном примере, что пламенный мотор в груди отнюдь не только красное словцо в эпосах.

Безбашенный злодей и такой же неадекватный поборник справедливости, комплекс старшей сестры и Большого Брата, чудак-профессор и секси-злодейка, беспомощный, но полезный мальчик, могучая в своем склерозе героиня – все как на ладони. Они почти бессмертны и слабоубиваемы, они быстро регенерируют и мало придаются размышлениям. Рукотворные иконы тинэйджеров не плачут горючими слезами фрустрации. А пафос с превышением болевого порога – не уныл, все больше забавен в своей гиперболизированной акселерации, выращенных в колбах гомункулов нового тысячелетия.

Вся суть «Needless» - стремление взорвать избалованное притчами и арт-хаусом сознание искушенного зрителя затейливо искаженными и перемешанными в калейдоскопе восприятия осколками клише. Околдовать напором и энергичностью новичков, готовых за отсутствием опыта принять за чистую монету шутовские проделки и артистичные кривляния. В рукаве создателей «Отверженных» до поры до времени припрятаны и козырные тузы, и хитро закрученные фиги.

Ни сантиметра чрезмерного (для раскрашенной манги) оживляющего кадра. Никогда прежде манга и аниме не были так неприлично похожи. Без лишних, стесняющих трезвый ум, одежд осмысленности, завязка в самом конце, все с ног на голову и обратно, вертятся как белка в колесе панцы и прелести юных тел, сражения на гигантских карандашах и корпоративных высотках. Какая идеология, когда тут такая пышная анатомия и специфичная физиология!

Сериал распрямляет извилины убойными монологами и убийственными репризами. Тренирует сознание трехкратно мутировавшей издевкой над штампами, разбивает в пух и прах всю возможную критику запредельной шаржированностью, размазывает скепсис по стенкам мозжечка карикатурностью образов. Сериал был бы несносен, будь он хоть чуть-чуть серьезнее, чем он есть.

Критическая масса экзальтации находит выход в безопасном для ума зрителя направлении, благополучно рассеивается гэгами и разряжается грубоватым юмором. Кавайная лоли с многопудовым медвежонком в качестве оружия массового поражения, имплантация контейнера с энергетическим напитком и прочая героическая пантомима, если вас это не развлекло - значит, вы никогда ехидно не улыбались, глядя на героические закидоны тру-адвенчер сериалов и прочие «достижения» малобюджетной, но популярной анимации.

Когда кругом одни коты в кустах и рояли в мешках, слабо навешанные, но сильно стреляющие ружья, козни родственников и жертв бесчеловечных экспериментов сценаристов – тут лучше не поминать всуе животворящие штампы. Когда везде и всюду на скорую руку сколоченные банды, и на левую ногу надетые амнезии - можно забыть об условностях, банальностях и издержках экранизации. Гораздо полезнее для ментального здоровья думать о клоунаде и экстраординарном юморе. Это не бесстыдные вкрапления фансервиса, это приход и воцарение вечного, как грех Евы, желания героев без страха и упрека узреть истинную сущность героинь многосерийных сериалов про борьбу со злодеями разных калибров и весовых категорий.

«Needless» бессмысленно ненавидеть, ибо нищие духом наследуют землю и чужие суперспособности. Его не нужно любить за беспардонную честность шаржа (по частям похож, все вместе карикатура), он сам для себя стократно краше и милее. Забудьте об «Отверженных» Гюго, не желательно терроризировать листы манги и пытать глазами ТВ версию и судорожно вычислять сравнительный коэффициент статичности. Это аниме - красочное приложение к статьям в Википедии о сёненах, хотите все узнать о жанре и не заснуть на 240 серии – тогда смотрите 24 серии «Needless» и, может быть, сэкономите массу свободного времени.


+28Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Мидори (2010.08.04)

Уродливые цветы источают странный аромат – после просмотра андеграундных опусов стойкий привкус отчаяния!

Конечно, авторскому фильму Харады Хироси «Мидори» далеко до радикального авангарда бруталистов и ситуационалистов в кинематографе. Все познается в сравнении, если вспомнить «Зеленого Слоника», не случайно претендующего на титул «самого грязного фильма тысячелетия», то и «Мидори» может показаться незатейливым времяпровождением.

Однако, в связи с тем, что многим повезло не увидеть скандальный фильм Светланы Басковой, то рассматривать это аниме следует без изначально завышенного порога восприятия насилия, хотя крепкий желудок все-таки зрителю, как минимум, необходим. Также лучше оставить в стороне сравнения данного произведения с эрогуро, и прочим неформальным, но чрезвычайно коммерческим, в своем садистском эпатаже, продуктом потребления. А назвать «Мидори» финансово успешным проектом уж точно никак нельзя, вспомнив, хотя бы, как и кем, оно создавалось.

При описании «Shoujo Tsubaki» лучше ограничиться максимально сухим, прозаичным и почти медицинским беспристрастным стилем, ведь распаляться на смачные эпитеты и животрепещущие сравнения в отношении этого произведения – уже первый шаг к патологическому влечению.

«Мидори» вызывает бурю эмоций, что неудивительно, учитывая смесь кошмара реальной жизни главной героини, ее страшные сны и мясницкую фантасмагорию наведенных галлюцинаций. Иное дело, что после завершения сеанса, кроме будоражащего эмоционального осадка, негативной реакции на беспросветную безнадегу, раздумья о художественной ценности также возникают. Что далеко неожиданно, и не типично для трэша.

И, прежде всего потому, что эрогуро характеризуется и красуется отсутствием сюжета как такового, рваным и малообоснованным ритмом смены сцен садизма, некро и капрофилии. Оно давно и прочно дистанциолизировалось от традиционных постулатов художественной мысли, и представляет по большей части рисованное порно, не ограниченное физиологическими рамками и уголовным кодексом.

Действительно, поначалу кажется, что и «Мидори» только нарезка шокирующих ситуаций, откровенно жестоких сцен, рисующих нравственно падших уродцев и их издевательства над двенадцатилетней Мидори, волею случая оказавшейся «своей среди чужих».

Но, с течением времени, стержень сюжета все-таки проявляется в полном объеме, и обретает стройность и последовательность. И, прежде всего, с момента появления в истории карлика – гипнотизера Удивительного Масамитсу, и вплоть до неожиданного, хоть и предсказуемого, как удар ножа, окончания фильма. Его так и хочется назвать эпитафией над мечтой Мидори убежать от ужасов в малознакомый ей мир счастья. Да жизнь скоротечна и недолговечна, гораздо хуже, когда это даже не жизнь, а выживание.

Понятие нормальности в среде моральных уродов, и физических калек в мире «Shoujo Tsubaki» весьма зыбко и почти не имеет точки приложения. Фильм скорее доходчивая иллюстрация к весьма горькому высказыванию: «Человек - это такая сволочь, что с течением времени ко всему привыкает и приспосабливается».

Судить о какой–либо эстетизации секса и насилия однозначно затруднительно, несмотря на несомненный талант мастера на все руки, господина Хироси, все творящееся в фильме настолько анатомично, что скорее подходит криминальной хронике, нежели трудам почитателей маркиза Де Сада.

Зрители в фильме, приходящие полюбоваться на телесные изъяны, как любая любопытствующая аномалиями толпа, лишена и этики, и нравственности. Уродливые тела влекут уродливых душой. И назвать зевак хранителями положительных черт человеческого характера, вряд ли осмелится самый наивный посмотревший этот фильм.

Нет в «Мидори» постмодернистского разочарования цивилизацией, ибо нет в ней никакой цивилизации, и ее шатких постулатов, печальная история эта могла произойти в любые эпохи и в любых странах. Есть нескрываемый крик тоски, вопль в спешащей толпе, которой все равно, что кто-то где-то страдает и умирает.

И в итоге может закрасться мысль, что творению Харады Хироси применима меткая фраза Константина Райкина: «Что такое страшный сон артиста? Это когда тебя не надо, а ты есть!»


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Князь тьмы с задней парты (2010.08.04)

"Эй, вы там - на камчатке, потише! Устроили тут адскую шумиху.
Завтра без отца-люцифера в класс не заявляйтесь!"

(педагогические экскурсы в демонологии стр. 666).


Если не выходит с мечтой стать Римским Папой из захолустья – тогда, на худой конец, повезет стать Владыкой демонов с задних рядов! Во времена Мирового кризиса все работы хороши - и работать за гроши, тайно малюя околохентайные мистические драмы, и откровенно зарабатывая на миллионах всеядных отаку «клубничкой» с дьявольской изюминкой черной магии. Нагай Го еще в далеком 1972 году проверил притягательность героев с подобной неоднозначной «правильностью», с тех пор множество копий было сломано и немало метров целлулоида было на данную тему раскрашено.

На сей раз «Ichiban Ushiro no Daimao» дает вкусить плод запретного этти под нежной кожицей фэнтези, смутно-мутной теологии и боевика сочного, и при всем при этом не забыть насладиться зерном горьким дуальности моральных дилемм. И пусть зрителя не грызет червь сомнений, что ему подсунули яблочко с дефектом. Дело Девилмэна дает корни сочные и отростки влажные в дела почти семейные, и явно гаремные. Не к лицу истории о злоключениях юного Повелителя Тьмы лишь тонкие намеки на толстые обстоятельства, субтильный пацифизм, робость и романтизированная фривольность «не влезай – а то убьет».

Не только случайные прикосновения, нечаянно брошенные взгляды, и по неосторожности сброшенные одежды, представляют нам создатели «Ichiban Ushiro no Daimaou». Порой блеснут чешуей драконьей, вспрыснут кровушкой алой не из ноздрей, а из вывороченных конечностей и расчлененных отцов. Забудьте о томных очах на уровне выразительных чресл, пришло время взять в руки…ну, хотя бы, липкий скользкий морской огурец и яростно сжимать его до момента эротической пульверизации. В сюжете сериала уместился не только потасканный треугольник «цундере-моэ-лоли», но бунт против системы верховного правления, брака по расчету, программы поведения и тесных пут жанра.

Сложен и неясен пантеон «Ichiban Ushiro no Daimao», полон богов из машин, и ведьм из студ.советов, андроидов с выключателями в области копчика, изобилует он монстрами, и загадочными флэш-бэками. Полон мир Магической Академии терминами, якобы, научными, и объяснениями, как бы техническими, красочными сражениями, что неожиданно, и цветастым девичьим бельем, что узнаваемо. Насыщена жизнь Необычных Японских Школьников интригами подлыми, поисками для невинности опасными, подвигами несуразными и достижениями сомнительными. Не одной только ретроспективой набедренных повязок решили смутить смотрящего «Artland» - все больше ракурсами в иные плоскости жанров, и креном в направлениях шире фокуса панцушута.

Однако, сколь ни стимулируй гаремник на эпические свершения и великие восстания и грандиозные баталии, все равно какая-нибудь девица, менее всего достойная трона, сядет главному герою на шею, блеснув при этом отнюдь не остроумием и энциклопедическим знанием творчества Мильтона.

Финалы всегда ставят все на свои инаугурационные места, а середина произведения вечно сбивает с пути истинного. Идея обаятельного Зла с кулаками гораздо милее сердцу среднестатистического зрителя, чем, скажем, хилое и немощное Добро с программой «Не суйся в воду - не зная моду». В гаремном жанре чаще замахиваются на трогательные финалы, в «Повелителе демонов» размахнулись, чуть ли не на третью Мировую войну, в рамках суверенной Японии, естественно, и даже, стыд и ужас, на политику. Разгон был масштабен и многие зрители так, скорее всего, и не оценят энергичности последних трех серий.

Лет этак 20 назад «Ichiban Ushiro no Daimao» мог бы стать вехой, и войти во многие справочки своей революционностью, но время не стоит на месте и ныне «Владыка демонов» - только гибридный зверь, химера. И, быть может, большинство целевой аудитории решит избегать подобных слонопотамов и уйдет из кунц-камеры в направлении обычных зоопарков со знакомыми махровыми зверьками. Что делать, селекция – дело трудоемкое и долговременное!


+17Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Хармагеддон - Фильм (2010.07.24)

Классику не обязательно любить, совершенно не требуется ею восторгаться, но есть одно обязательное – классику знать надо, и с этим заявлением трудно спорить. А «Хармагедон» вещь вполне себе классическая, за ветхостью лет создания не лишенная многократно помянутых проблем производства, но немало оказавшая и изрядно повлиявшая.

И потому взывающая к моральной терпимости к неоцифрованной целлулоидной фантастике с роботами, телепатами и разрушениями калибра «песчаная буря в стакане», соответственно изображенная с применением смекалки операторов и жадности раскадровщиков, и «вулкан на пустом месте», естественно в нем ни злодеи не горят, ни спасители человечества не пылают.

Если в таких историях в те годы были заявлены мега-злодеи, так обязательно откуда-то издалека, лучше из удаленной галактики, поди, проверь какие же они в лицо - носители глобального хаоса, толи светящиеся драконы, толи сумрачные дарки вейдеры. А если кто и выступал супротив них - обязательно, если не супермены, так «обычный японский школьник», негритёнок, старец из Гималаев, индеец в шляпе и прочая пестрая братия. «Sci-fiction» модная в эпоху, когда аниме-клише только-только формировались, и были скорее необходимыми этапами развития и взросления, нежели тупиками эволюции.

Спустя десятилетия, и сотни изменчивых, и так похожих вариаций, некоторые сюжетные ходы «Хармагедона» могут казаться настоящим фиаско сценарной работы, но это лишь спустя почти 30 лет с момента выхода на экраны фильма Ринтаро. На момент создания фильм был с весьма серьезными претензиями на эпичность. И свою роль в становлении жанра, и всего аниме сыграл отнюдь не маловажную. С этого начинался «Mad House», и не только эта студия, ряд творцов и деятелей аниме, ныне занесенные во все авторитетные справочники.

Да и мысли о возможности рекомендовать просмотр именно этого аниме широкому кругу зрителей отпадают сами собой, уж больно ретро-изюминка модернизму не по зубам, некоторые сцены можно смело демонстрировать в музеях архаизмов фантастики, и современный зритель не сможет пережить просмотр без ехидных реплик и едких замечаний. Порой статичная картинка затопления Нью-Йорка, по которой жадно рыскает фокус камеры, по качеству художественной проработки даст фору схематичности новомодных фильмов-катастроф, однако современному зрителю угодить чрезвычайно трудно.

И, прежде всего, оттого, что в «Хармагедоне» воплощена вся эпоха конца 70-х и начала 80-х, с наивной и чистой верой, и незамутненной надеждой на силы человека, могущего изменить силой мысли хаос снаружи, и не сломаться от потерь внутри себя. И героический пафос в минувшие времена вызывал не скептическую усмешку циника, а понимающую и дружественную улыбку собрата. «Green Peace», спасите олененка, защитите негров, яростью не побороть вселенское Зло, наше дело – правое, смело товарищи, то есть господа, через тернии разрушенных нью-иорков и токио, в светлое будущее, в воистину магическом кругу друзей. «Смерть гусеницы – рождение бабочки….»

Эмерсон, Лайк и Палмер – что скажут они нынешнему поколению «generation P», только справка в «Google», слушать и любить джаз-рок - прерогатива немногих, «Хармагедон» интересен археологам жанра и путешественникам по бескрайней истории японской анимации, нежели любителям, лежа на диване, пощелкать пультом по каналам «Discovery».

И вместе с тем, ряд претензий, предъявляемых к фильму зрителями и критиками, имеют веские основания. И причина этого в безбожно затянутом вступлении, минуты этак до 20-й, все происходящие довольно скверно анимировано, порой по хронометражу расходится с озвучкой, занудно заторможено в медленно наползающих кадрах, и примитивно по смыслу и исполнению.

Мысли о благе купюр и хирургическом удалении этого замшелого и вторичного, даже по тем временам, вступления отрицать бессмысленно. В ходе этой, с позволения сказать, эротической прелюдии, впору заснуть и не дотянуть до самого главного. Или, что гораздо печальнее, подойти к завязке с таким негативным настроем, что говорить о какой-либо возможной близости ума зрителя и тела авторской задумки, совершенно не приходиться. Анимация судорожно хромает, если не сказать конвульсирует, смысл всего пересказанного, по сути, умещается в минуте-двух, и ни как, кроме компромата, назвать не получается.

Начинать просмотр без потерь для своей психики желательно с появления Дзё Айкавы и вплоть до конца, тренируя аналитический склад ума и кропотливость палеонтолога, выгребающего скелет мамонта из тонн нанесенного песка. Смотреть и понимать, что ленивые попытки злодеев надругаться над сестрой главного героя не стеб, а драматичный момент, а чернокожий паренек, отбрасывающий коньки, не издевка над политкорректностью, а попытка сказать: «все люди – братья, и сообща мы – сила», и не вызвать дружного гогота за кадром.

Подобное не обнаружишь на современном этапе, сколько с лупой не гляди на сериалы и полнометражки в новом тысячелетии. Из всего этого со временем родится великий и ужасный 24-кадровый «Акира», сравнивать этот фильм с «Иксом» того же Ринтаро дело лукавое, а «Mad House» смог вырасти из пеленок и стать монстром аниме-индустрии, опираясь на такое наследие. Еще неизвестно, как бы оно сложилось - это будущее, не будь такого этапа становления и первых шагов, как «Хармагедон».


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Китаро с кладбища (2010.07.24)

«Китаро» - раскрученный, и сугубо национальный, японский брэнд с многолетним стажем уже с полвека развлекал детскую публику, и теперь, наконец-то, обратил расчетливый взгляд в сторону взрослого поколения смотрящих. Нынешний вариант похождений последнего потомка призрачного народа, наиболее не традиционен для выработанных годами экранизаций схем и, несомненно, ближе всего к первоисточнику по дизайну, и для всего прочего специфичного для манги Сигэру Мэдзуки.

С чего бы ни начинать разбор и анализ произведения, а в случае «Китаро» - это наиболее тонко чувствуется – необходимо, прежде всего, определится с духом, и ориентиром направленности на определенные мотивы, и проистекающих, вследствие установленных постановщиками, выводов и итогов.

В сериале визуализован и эксплуатируется сельский фольклор квайданов, которому пришлось, образно выражаясь, переехать и выживать в условиях быстрорастущего и развивающегося мистицизма «городских легенд». Можно много говорить об эффектах: рисовке под старину на рисовой бумаге, о преобладании мрачных красок в палитре и особенностях облика персонажей, проще сказать - так бы выглядела анимация в 80-х, если бы ей пришла на помощь вся мощь современных цифровых технологий, вкрапления двух и трехмерной графики и прочие прелести CGI.

«Китаро» трудно поддается сравнению с классическими хоррорами в жанре брутального юмора, в стиле тех же «Баек из склепа», ведь никакой поучительности, даже завуалированной, к развязке каждой серии не обнаруживается, любая буря чувств оборачивается мертвым штилем, любой остросюжетный поворот, в конце концов, упирается в тупик саркастического юмора.

Непохож сериал и на многочисленные фильмы, иллюстрирующие столкновения людей с Иным миром, адом, и его обитателями как в азиатском, так и в западном кинематографе. Психологическое напряжение, за которым так гонятся создатели триллеров, в случаи Hakaba Kitaro разрешается не стандартными unhappy-end-ом, но очередным разломом папье-маше клише. На долю зрителя остаётся только недоумевать, напрасно ища так и несостоявшийся катарсис. В то время как Китаро, прыснув в ладошку и хитро подмигнув единственным глазом, уходит за кулисы. Уходить из серии в серию, оставив смущенного зрителя один на один со своими обманутыми надеждами и чаяниями.

К природе сериала, по степени едкого бытового юмора близки литературные труды, немного-немало, Александра Васильевича Гоголя, с его осмеянием черноты человеческой глупости, и убогости всяческой нечисти, и прочей злокозненной братии выходцев с того Света. Еще роднее к направленности сериала другой русский классик – Михаил Афанасьевич Булгаков. Это аниме, как и в случае с «Мастером и Маргаритой», являет собой пример сатиры на развитие стереотипов восприятия и поведения. И ловко играет на противоречивости постиндустриального социума и человека, ловко влившегося в новомодную струю прогресса, не растерявшего, впрочем, при этом крестьянских предрассудков и замашек умничающего невежды.

В «Китаро» применяется художественный ход со слиянием жуткого по облику, и смешного по методам своего нелепого проявления. Причем, настолько подчас насыщенное бытовыми деталями, обжитое и обмусоленное намеками на недвусмысленные ситуации и известных личностей, что по идее, страшное по форме - внезапно становится комичным по сути. Воплоти живыми буднями инфернальных персон, затерянных в толпе жуликов, пройдох, политиканов, дельцов, эстрадных звезд и серой массы покупателей соевых пирожков.

Если идти в поисках аналогий еще дальше, то непременно вспоминается работа отечественных мультипликаторов о приключениях домовенка Нафани. Проект для, и о коренных детях города, где чрезмерная практичность характеров перемешивается с пубертатной циничностью, оперяется крылатыми фразами и приживается в уме горожанина, так же легко, как мыши в многоэтажках, и мифы о таинственных чудовищах, обитающих в канализационной сети.

Кроме всего прочего, мальчишка в жилетке, негласно пиярищей «Beeline», доводит до логического финала показ всей абсурдности намерений измерить и подстроить сверхъестественное под себя, с помощью обывательской хитрости и квазинаучного мерила: «прочитал в газете - увидел в телеэфире - занес в справочники». Неспроста, у Сигэру Мэдзуки «светила» науки требуют предъявить пробы… песка из ада, для доказательства существования Преисподней, а обрезанные усы неряхи предстают панацеей от старости. А в облике загадочного обаяния вурдалака с гитарой, сквозит откровенная насмешка над теми, кто подозрительно косился в свое время на все модные веяния с запада, и в частности на Элвиса Пресли.

Немало зрителей могут упрекнуть первые серии в сумбурности и искусственной концентрации «времени-действия». Следует по этому поводу заметить – эти серии являются интродукцией, и вводят зрителя на скорую руку в курс дел, знакомят с историей появления Китаро и дают своеобразную точку отсчета. В дальнейшем эта похоронная скоропостижность сменяется четким и размеренным темпом повествования, ехидность мигом повзрослевшего Китаро, сопоставима со всё возрастающим диапазоном издевки над массой страшных рассказов и фильмов о мертвецах и чудовищах.

История о проросшем внутри человека дереве, о разрушительном нападении очередного монстра на Токио - на вершине своего развития, на пике цветения обрывается нарочито несерьезно и антипафосно. Апогей «мрачной гробовой прозаичности» наступает на территории серии, в которой Китаро непосредственно сталкивается лицом к лицу с самим мангакой, и даже некоторое время живет у него в доме. И автор произносит ключевую фразу, характеризующую всю степень самоиронии: «Не смотря на соседство с этой занимательной персоной, подобное никак не способствует творчеству и материальному благополучию семейства Мэдзуки».

«Китаро» следует признать антиназидательным, все авторские ходы и подвыверты рассчитаны на взрослого зрителя, изрядно накушавшегося детской логики «страшно интересных кошмариков». На зрителя пытливого и читающего между строк и замечающего там и сям разбросанные улыбки чеширского кота, и не столько произвольно бегающей руки, перекочевавшей из «Семейки Адамс», сколько смелость автора, осмеливающегося перечить ожиданиям современного публики. Потому вопрос «Кто же сильнее граф Дракула или Болотная Тварь?», занимательнее избитых «Кто виноват, и что делать?»

И такое происходит не раз, и не два, эта устойчивая тенденция. Вроде бы все происходящее в завязке верно, но незаметно вытекает в издевательство над тривиальностью сюжетных ходов о вампирах, оборотнях и прочих бакемонов, сталкивающихся с житейскими банальностями, упавшего маслом вниз бутерброда и нелепостями бюрократической машины. Квартирный, как, впрочем, и продовольственный вопрос во все времена портил кровь отнюдь не только москвичам и японцам. Мононоке тоже приходится подстраиваться и сосуществовать со всеми благами и неудобствами цивилизации новостроек.

Другое дело, «Китаро» - не вторичный стеб над «ужастиками», не пародийная комедия, допускающая сознательные искажения и шарж, плоский юмор и передергивание нелепостей оригинала, а вполне самостоятельное произведение, смотреть которое можно без знакомства с каким-либо конкретным произведением жанра. Ретро-стилистика сериала, прекрасный способ, взглянув на чудеса в решете, творящиеся в Hakaba Kitaro, и все же вслед за мальчишкой, в желто-черном жилете, повторить: «Все-таки странный народ - эти люди!»

Всем тем, мимо детства которых прошли байки «зеленого мяса» и «гробика на колесиках», можно только посочувствовать и пожелать чуть погодя пересмотреть это аниме. Напоследок хочется заметить: в том, что просмотр «Китаро с кладбища» вызывает далеко не ужас – нет ничего страшного!


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (4)

Одержимые смертью (2010.06.08)

«Это грешное тело - срочно нуждается в изгнании бесов! Так, что принесите мне катану – и мы начнем извлекать его грешную душу из предательских оков плоти».

(методам средневекового экзорцизма посвящается).


В «Одержимых смертью» - бьют и рубят, режут и потрошат! Не стесняясь анатомических изысков и особеностей клановой политики – если харакири собственной судьбы, так непременно с кишечным шлейфом заблуждений. Если покажут раны – так с кровоточащими краями семейных тайн.

А коли решатся бить, так и удар будет выверен и точен: по мозгам и без возможности отступить или увернуться. Оттого-то он, и не обрезан цензурой, прямой и смертоносный, как верный меч – смиренный дух самурая. От и до, от грешного рождения уродливого младенца до пути («До» – тоже темная кривая колея, траншея групповой могилы) мечника и убийцы собственной свободы. Достаточно увидеть опенинг к сериалу, чтобы понять - о развлекательности не может быть и речи!

Все в нем сухо до уровня мумификации, сумрачно, как вероломное нападение в безлунную ночь, и серо, как губы изрубленного мертвеца. Ни одного лишнего кадра, без отвлеченных раздумий и суетливых движений, свой ритм и свой, чуждый вечно спешащей урбанистической культуре супермаркетов, стиль жизни.

Течение времени в «Одержимых», по-восточному, медленно и неспешно. И падение хлопьев снега, и срубленного бамбука, и порхающие насекомые, и мастера боевых искусств, с ленцой вытаскивающие вражеские зубы из костяшек кулаков. Даже познание секретных смертоносных техник и перемалывание людей в кровавую стружку в круге сменяющих друг друга времен года.

На мельницу авторов льет воду каждый штрих, каждый эпизодический персонаж, поющий незамысловатую песенку, каждая капля пролитой крови или выжитого из себя пота. Звуковое сопровождение идеально ложится на происходящее, словно меч, скользящий в ножны. Однако слушать OST вне контекста сериала представляется делом весьма рискованным, и может резануть слух не слабее катаны.

Shigurui - новелла без формального начала или же финального окончания. Началась задолго до прихода Ирако Сэйгэна в додзё, и не заканчивается она - турниром мечников. Словно кусок истории, вырванный из глубин стародавних времен. Специфическое и острое блюдо - без привычной и щадящей кулинарной обработки. Сырой шмат человеческого мяса, в котором еще дымится желание следовать своему кодексу и предназначению, находя свободу в измене и теряя ее же, в следовании долгу.

Shigurui - закалка духа и собственноручное выжигание каленым железом возможности для выбора и лазейки для чужого желания. Умерщвление плоти врага - способствует укреплению силы духа. Чем меньше раздумий у бойца, тем меньше поводов усомниться: в себе, в учителе и его поступках. Ибо самурай не думает, он действует, и оттого его противники обречены на смерть, а победитель на неприглядную и незавидную жизнь лучшего ученика и наследника Коган-рю.

Поединки в «Одержимых» дьявольски напряжены в своей статичной смертоносности, а лишние движения предстают – слабостью и прорехой в защите фехтующего. Кэмпо - не хореографическое владение катаной, а способ калечить и убивать, не тратя зрительского времени и энергии мастера, ловко шинкующего плоть оппонента. Как ремесло мясника, как работа хирурга – нет место для красочных па и акробатических вывертов.

Этот проект «Mad House» непросто вписать в привычные понятия и уместить в понимание багаэдзинов кистью в книге судеб, клинком в пергамент обескровленной кожи. Однозначно его оценить – значит, ничего не понять. Осудить за жестокость и, якобы, за бесчеловечность – и не увидеть в героях иррациональности, не зверя, но человека.

Для трэша в «Одержимых» любования смачных моментов скоротечно и, подчас заменено на намеки и фигуральные образы, сознание само дорисовывает животрепещущие детали и фривольные подробности. А физиономии героев аниме под стать эпохе - без прикрас и грима, уродливо правдивы, сами поступки героев обнажены, их мотивы ничем не прикрыты.

Кавайности в «Одержимых» выбили зубы, сорвали, как срывают одежды нетерпеливой рукой - флер романтики. Публике, привыкшей любоваться томными бисёненами из псевдоисторических фильмов – пустили кровь и нанесли невосполнимые местью, телесные и душевные потери. Оставив нетронутым безумный оскал смерти, такой же естественный и натуральный, как пережевывание ярко-алой мякоти арбуза или любования карпами в пруду в эру одержимых мечников и бесноватых правителей.

В двенадцати сериях Shigurui нет категорично правых - безупречная преданность сродни самозабвению. Виноватых тоже нет, ведь рациональность подлеца подчас понятнее животной преданности вассала.

И сама идея чьей-нибудь справедливости нецентрализованна в ком-нибудь из персонажей. Проект не скован кандалами морали, не притеснен он и грузом назидательности. Очищен он и от шелухи какой-либо оценки: авторской, смысловой и любой прочей. Как обрубок эпохи, культя времен смуты, ему подобно переношенному в чреве матери, младенцу в жизнеспособности не откажешь. Вот только на такие отголоски обычно не смеют бросать любопытные взгляды.

Злодейство и его нравственная оценка определяется общественными нормами его носителей. В племени каннибалов норма - поедание себе подобных, в сумрачное Средневековье кровопролитие ради своего Господина есть вершина и итог существования! Сломанные пальцы, разрубленный рот - вылечить можно, изуродованную, по современным зыбким понятиям, тренингом и стоицизмом, душу - сомнительно!

Для европейского менталитета «Одержимые» - шок и эпатаж, и оголенное насилие над чужим телом и своим дисциплинированным духом. Проект выбивает челюсти неподготовленному зрителю фактурными подробностями бойни. Он ест глаза, словно пот и кровь, из скальпированной раны, своей хищной неспешностью, и леденящей концентрацией на будто замершем миге жизни за секунду до ее окончания.

Впрочем, западной культуре, отрицающей это аниме присуща ментальная хитрость, и способность забывать о дыбах и вырывании ноздрей. И, после рассуждать о полярности азиатского подхода так знакомо, особенно, если стыдливо не оборачиваться на свое прошлое. Сквозь ткань сюжета сериала просвечивает не кишечная изнанка требухи, но гораздо чаще силуэты того времени и перекрещенные, как клинки, страсти и их последствия.

Сюжет «Одержимых» - борьба за крамольную свободу, постоянно вступающая в поединок с преступным смирением. И оттого, уже поверх всего этого скелета, нанизаны многочисленные нити/мышцы образов: взлет бабочки, не привязанной ни к семье, ни к наставнику, к потолку и к небесам. И в противовес - отлетающие ниц, и на грешную землю отрубленные куски плоти, людей страшных не в гневе, но в своей убийственной беспристрастности.


+17Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Библиотечная война [ТВ] (2010.05.22)

«-А знаешь ли ты, Майк, при какой температуре воспламеняется бумага хороших книг?!»
- И при какой же, Джо?!
- 451 градус по Фаренгейту, Майк. Но гораздо интереснее, при какой, же температуре, готовы запылать книги плохие?!
-Не могу знать Джо!
- 451 градусов по Фаренгейту!
-Так в чем же разница, Джо?
-Понимаешь, Майк, когда дотла сгорают хорошие книги, после них остается кое-что еще, кроме золы.
-И что же может от них остаться?!
-Скорее всего, это можно назвать мечтой. Мечтой о свободе…»

(В подражании Брэдбери).

У войны не женское лицо?! Напротив, у создателей «Библиотечной войны» противостояние спец.сил цензоров, и вооруженных далеко не только литературными знаниями, библиофилов получилось весьма симпатичное, и с вполне человеческой физиономией. И главная героиня «Toshokan Sensou» вылитая сестра-близнец другого популярного сериала, вероятно, быть может, это постмодернизм в умах дизайнеров шалит, серьезности происходящему поначалу не прибавляет.

Возможно всему виной, как в прочем и отличное оправдание, что «Toshokan Sensou» часть небезызвестного блока «Noitamina». Целевая аудитория и время показа не позволили превратить сериал от «Production I.G» в детский сад, симуляцию батальных игр и т.д., зато наполнили сериал гораздо больше лирикой, чем кровью, без которой достоверность изображаемого конфликта заметно снижается.

Книги встречают по обложке, и потому требуется пара дежурных фраз, как качественно и добротно работают в «Production I.G», но дифирамбы этой студии были спеты уже преступное число раз, так что лучше воочию убедиться, чем верить на слово. Примечательны другие аспекты, т.е. как обычно плохо справляются аниматоры с работой движений фигур на средних и дальних планах, когда пропорции искажаются, а сами оси движения бесстыдно извращены. Умные создатели анимированных картинок обычно используют крупные планы, движения и наезды камеры, перемещение неживых предметов в пространстве и другие хитрые трюки. В «Toshokan Sensou», напротив средние фоны не типично натурально проработаны и прорисованы.

Теперь о содержании: во время просмотра складывалось ощущение, что внутри самого проекта бились лагерь ценителей вольнодумных идей Брэдбери, и жестокосердные цензоры, требующие изъять все нелицеприятное и шокирующие, и прочую непременную атрибутику любых локальных и генерализованных вооруженных столкновений. Потому война в «Toshokan Sensou», пусть и на странных, джентльменских правах, турнира, поддерживающего легко изменяемый баланс между свободой слова, и правом борьбы с мракобесием нецензурщины, и вышла в облагороженном и сильно смягченном виде.

С одной, и нелицеприятной стороны, чуть ли не пиндбольная стилизация, добрососедские отношения враждующих сторон, т.е. врагов не добивают и действуют строго по лимиту времени. При всем при этом, так ни разу зрителям и не показали объективно и непредвзято лагерь цензоров. Хотя были и встречи на нейтральной территории, и сюжетные переклички, но чужая сторона так и осталась во многом чуждой, их мотивы не особо хорошо аргументированы, и потому проблески гражданской войны, а другой ее и назвать нельзя, вышли неприлично сглаженными и урезанными.

Да и многие зубы социальной драмы были искусственно удалены, и заменены на фарфоровую белизну сёдзе, которую принарядили в военную форму, и дали в руки кое-что поострее литераторского пера. Словно бы Нодамэ надели берцы и вместо игры на фортепьяно вручили автомат.

Другая вселенная альтернативной эры Сейка естественно может развиваться по иным законам, нежели наша, однако формальная логика и здравый смысл параллельностью существования не должны быть столь сильно деформированы, как случилось с отдельными главами сериала. Для объективности также лучше оставить «женскую логику» авторов ранобэ в стороне - это дело вкуса. При достаточной начитанности, теоретически возможно обосновать некоторые несуразности сценария «Библиотечной войны». Впрочем, опасность однобокой точки зрения, фанатизма и неприятия чужой точки зрения достаточно неплохо рассмотрена и в самом сериале.

Поначалу, кажется, что и весь сериал так и останется милитаризированным седзе, благо знакомые черты стиля «о девушках, и для девочек» во всеоружии притаилась, и в перестрелках людей в пулестойких доспехах с гражданами в пуленепробиваемых жилетах, и в поисках «прекрасного принца». Просто вместо школы будет казарма, а трудности определения перейдут на уровень университетского образования в военных академиях, от этого произрастает муштра, орущее начальство и (долой каламбуры про феминизм) дедовщина в провинции, и почти братство на боевой передовой. При всем при этом, довольно странно выглядят библиофилы, не читающие на досуге книг, и не зубрящие правила и символику ромашек в наставлениях и уставах.

С другой стороны, сериал нельзя упрекнуть в профанации идей борьбы за право самовыражения, ключевой темы человеческого сознания. В нашей реальности известны и костры из книг, всяческие «культурные революции» безжалостно вымарывающие и уничтожающие неугодное власти слово и букву. Так что, категорично говорить о неактуальности проблем, поднимаемых в «Библиотечной войне» все же нельзя.

Также необходимо рекомендовать посмотреть сериал целиком, а не закрыть на первых страницах, испугавшись усмотреть только наносное и поверхностное. Тогда быть может, под обложкой милой лирики, и не самой, хочу заметить, худой комедии, между строк можно прочитать много острых проблем человеческой цивилизации. Интриги внутри, заложники убеждений и чужого расчета, раскол, как же правильно бороться за право и дело, провокации, диверсии и саботаж, карьеризм и чуть ли не плевки в лицо от вероотступников и общественности, и другие детали реального противостояния по защите благих начинаний – все это реабилитирует «дамское чтиво» иных серий.

«Toshokan Sensou» может для многих так, и остаться легким времяпрепровождением. Вина или заслуга создателей в этом деле – сей факт довольно спорный. В диспутах на непростые темы, а отнюдь не в войнах – имеет право родиться истина. В крайнем случае, данный сериал прекрасный повод перечитать Брэдбери, в творчестве которого вы найдете все то, что не смогли получить от «Toshokan Sensou».


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кондитерская «Антиква» (2010.05.22)

"-А вам не кажется, что в этом торте слишком много клубнички?
-Это в вашем языке уж слишком много желчи!"

(сборник рецептов острых кулинарных ответов).


Что может украсить холодные и противные, как остывшая овсянка, будни с бесцветной и пресной работой и редкими выходными? Быть может какой-нибудь дразнящий или пряный кулинарный опус от мастеров европейской кулинарии! Или же кропотливо приготовленная анимационная вариация на тему: «Геи, натуралы и просто люди, которые изящно и заразительно выполняют свою сладкую работу».

Так будем господа и дамы проще и достовернее, и клиенты, уставшие от фаст-фуда, и сочувствующие (тем, кому ближе к тридцати, чем к шестидесяти) к нам подтянутся. Прочь беспардонную заумь и буйную фантазию мистики, из-за этого затуманенного стекла витрины иных миров, нечетко видны характеры и положительные черты. Отправьте меха-громадины вон, пускай разносят фабричные тортики одиноким властителям дум миллионов тинэйджеров.

Отгоните многочисленную кавайную ватагу неугомонных школьников, им еще рано знать, чем "би" отличаются от "гомо", пускай пока грызут гранит обенто, и онигири в соусе горячих источников. Подрастут и уже тогда смогут оценить спектр солено-сладкого блюда под названием «се ля ви». И распробовать, что творить в жанре «повседневность» сложнее, тут не соврать и не исказить – ведь сразу будет заметен пересол или захаренность.

Главный герой сериала Кейчиро Тачибана обласкан семьей и финансово обеспечен, не испорчен роскошью и воздерживается от гламура, в прошлом его притаилось загадочное похищение и антипатия к пирогам. Открывает «Антикву» с целью приманить на сласти похитителя, недолюбливает пирожные и людей нетрадиционной ориентации. При всем при этом, он отличный менеджер, и не самый бесчувственный (но, но, господа держите свой яой при себе!) начальник и товарищ. Разве возле такого неординарного человека могли бы сплотиться скучные и банальные люди?!

Так что привыкайте, уважаемые дегустаторы, к милой игрушечной ЗD графике обстановки кондитерской, и к людям, в изображении эмоций которых чибиков не меньше, чем перенесенных потерь и разочарований. Без унылого трагизма «трехногой собачки», впрочем, если на их лицах и блеснут слезы, то по другому, в том числе, комическому поводу. Под «клубничкой», как бы помягче сказать, трогательной, яойной страсти, и сквозь шоколадный крем личного обаяния, чувствуется пропитка горьким коньяком развенчанных иллюзий. У любви, как и у жизни, далеко не всегда только приятный привкус победы, надо смириться, простить и отпустить. Любой маэстро десертов подтвердит – заниматься кулинарией с дурным настроением, значит, уже наполовину, обречь себя на провал.

Публику в «Антикве» будут баловать не только чудесными кондитерскими произведениями искусства, кто не верит, пусть попробует бисквиты и муссы в исполнении сенсея Оно, а уж потом ведет споры о тленности гастрономического арта. И даже не рецептами, и способами коммуникабельности, как с помощью своего мастерства обхождения и артистизма были решены проблемы и затруднения завсегдатаев, или просто случайных посетителей. Второго «Бармена», где напитки, коктейли и бутылки заслонили все и вся, на сей раз, к радости гурманов драмы, не получится. Вопреки жанру «любви мальчиков для девочек» присутствует завязка, развитие и внятная, а не оборванная развязка.

«Кондитерская Антиква» не сёнен-ай, как не раз отмечали сметливые ценители прекрасного, для кейки-ая, не хватает, и, слава Богу, воздушности и эфемерности. Пироги и торты не панацея от недугов и душевных травм, и не способ направить в традиционное русло сексуальную энергию четверки симпатичных мужчин. Просто реализованная мечта о том, что твоя работа - творчество и необходима не только для удовлетворения телесных, но и духовных нужд.

«Антиква» избавлена от оскомины пафоса и аффектации, даже экзальтация «мужской любви» в некоторых сериях, словно сами краски в сериале приглушена, без выпячивания нарочито острых углов, и двусмысленных ситуаций.

Юсукэ Оно приятно быть «чертовски обаятельным» бисёнэном, но до тех пор, пока тебя не начали увольнять и ломать пальцы, бросая в лицо: «Мерзость!», и «Сдохни!». А тот же Канда-кун отнюдь не меланхоличен, для чемпиона в легком весе - это было бы анекдотом, он скор и остр на язык, усерден и одинок. А у Чикаге-сана есть фотофобия, но нет комплекса «воскресного папочки». Он высок, прелестно неуклюж и одинок без своего Вака-сама, который, в свою очередь, может позволить открыть для себя кондитерскую, и отрастить вздорную щетину, и не в силах навсегда закрыть для себя будоражащие по ночам воспоминания.

В составе «Антиквы» оказались памятные мгновения из непростых встреч и расставаний, ломтики пирога успехов трудолюбивых кондитеров, и едкий кусочек ревеня незамысловатых печалей, терзаний и обид. Даже экспрессия танцев под дождем, и отслойка сетчатки - только штрих к портрету, надо приглядеться к начинке и распробовать, кто, в чём хорош и талантлив.

В частной кофейне «Антиква» борются за клиентуру самыми честными, и самими трудоемкими методами, за хорошо проделанную работу платят согласно прейскуранту и не больше, а за спасенную детскую жизнь поклоном. Они не любовники, а значит, у них нет поводов расставаться. Зато хватает новых рецептов, и просто хороших дней, после коих в радость возвращаться к выпечке, заварному крему и настоящей, без тени иронии, мужской дружбе.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Охота на призраков (2010.05.22)

Некоторые произведения искусства, в том числе из ряда аниме, к несчастью для большинства, и вещи радости узкого круга избранных, обречены на различное восприятие. Оттого у многих возникает на работы с претензией на некую элитарность, выраженное отторжение за счет сложности декодирования их смысла, туманности внутреннего посыла, отсылок и цитат. Слишком многим надо оперировать, хотя бы по верхам, искать и находить отклик на искажение (а быть может прояснение) действительности, и отчетливо слышать эхо собственного измученного самопознанием сознания.

Или, наоборот, за счет глубины погружения в происходящую мистерию, мы все помним, от какого же слова данный термин проистекает, такое творчество обязано быть особенно остро и почти чувственно воспринято. Отставим арт-хаусность «Ghost Hound» в стороне, ибо эпатажность без смысла, коей грешат большинство кинематографического неформального кино, здесь не наблюдается. Нет рискованного опыта ради самого эксперимента, и попыток шокировать поеданием кала, или вырыванием зубами кишок, якобы с целью продемонстрировать истинную звериную натуры личности.

В «Охоте на призрака» ловили, и к финалу, это отчетливо заметно, другую рыбу и на иную приманку. Пускай иная мелкая рыбешка побочных, запутанных как в узелковом письме инков, линий сюжета временно сорвалась с крючка, и отправилась в мутное море зрительских трактовок и авторских реверансов. Главная добыча не ушла от центральных героев (надо заметить, в сериале интересных персонажей различного пола и возраста, на удивление, много), т.е Таро, Масаюки и Макото - они нашли, что скрывало их прошлое, сердце и юный пытливый разум.

И для них, и для зрителя подобное будет существеннее, чем попытки объять необъятное и объяснить мироустройство бытия, базис сущего, и нити потустороннего, влияющие на наше с вами восприятие реальности. Для этого существуют сотни эзотерических учений, научных изысканий парапсихологов и вариаций верований в жизнь по ту сторону, на них, в том числе, постоянно ссылались и в самом сериале.

Ищущий до обрящет, если не инигму первоосновы, то хотя бы кто, и зачем похитил в раннем детстве Таро Комори и его сестру, почему отец Макото Огами вслед за этим трагическим происшествием совершил самоубийство. И что же заставило главу концерна биотехнологий вместе с семьей, переехать в захолустье, ведь не только же эскапизм и поиск чистого воздуха?!

Реальная жизнь, и в этом есть хитрость, и оправдание создателей «Ghost Hound» в ответ на получение новых знаний отвечает удвоением, а то и утроением загадок. Словно чан для сакэ, в котором бродят и множатся мириады мельчайших частиц жизни, как в первичном бульоне, любое неловкое вмешательство, и в дальнейшем процесс развития готов пойти напекосяк, выдавая чудовищные сорта и гремучие смеси.

Чем больше Таро хочет узнать, что и кто стояли за похищением 11 лет назад, тем глубже ему приходиться копать и доискиваться до истоков, с чего все начиналось. И попутно убеждаться, что корни мистицизма уходят сквозь века и времена, через персональные секреты семей и традиции древних родов, материю, астрал и эктоплазму. Да и множество вопросов для каждого конкретного индивидуума будут ясны до конца, только в то мгновение, когда все земное и материальное станет совершенно ненужным и бесполезным.

К сериалу применим такой специфический термин как научный мистицизм, когда на объяснение многочисленных странностей и тайн дается с избытком и версий, и трактовок, на какой угодно вкус, и монаха с этнологическим образованием, и врача, изучающего психопатологию, и просто уровня подростковых городских легенд. Это вполне сопоставимо с реальностью по нашу сторону экрана, и в нашей жизни встречается вера во внетелесный опыт, реинкарнацию и призраков, которая граничит с теориями поражения коры головного мозга, клонированием стволовых клеток эмбрионов и влиянием геомагнитных полей на поведение и самочувствие людей.

Впрочем, достаточно обратить внимание на лица, которые приложили руку к созданию «Охоты на призрака», и все недопонимания отпадут сами собой. И, прежде всего, это Сиро Масамуне, который еще в 1987 году создал оригинальную концепцию и дизайн. Тот самый Сиро, прилагающий к своим работам технические данные и подробные описания миров, с картографией и хронологией, его манга послужила толчком для развития научной фантастики и футурологии в аниме в целом. Так что, великий и ужасный затворник, своим образом жизни, темпом и творческим подходом всегда снисходительно относившийся к массовой популярности и скоротечному успеху, заложил крепкий фундамент дабы «Охоту на призрака» можно было пересматривать не раз, и не два.

Ждать от Накамуры Рюнтаро, режиссера «Лэйн» и «Путешествия Кино» и др. («Полноцветие» также трудно впихнут в стандартные рамки этти и фансервиса), что-нибудь из раздела: «Внимание! Изделие применять только однократно» вряд ли представляется возможным. Узнаваема та самая атмосфера вязкого безумия, тончайшая грань между Интернет-реальностью и сном разума, рождающего чудовищ и богов из машин, что сделала девочку, растворенную в Сети, фигурой знаковой. Как Масимо Койти - дока в делах «девочек с пистолетами», так Рюнтаро умел в образах обаятельных девочек «не от мира сего», и медиум Мияко плоть от плоти его коронный персонаж.

Если добавить сценариста «Технолайза» и «Биг О», и не забыть упомянуть про качество отработки «I.G», выпустившего сериал немного нимало к своему 20-ти летнему юбилею, то уместно говорить о «dream team», «команде мечты», воплотивших коллективное бессознательное в продуманное осознанное.

Странно звучит, но обыденность в «Охоте на призрака» гораздо убедительнее, чем во множестве аниме в жанре повседневность. Взвинченность и психоделика в одних сериях и житейское болото будней в других, их странное переплетение и слияние можно сравнить с такими же в фильмах Дэвида Линча, тот же «Твин Пикс», и романами Стивена Кинга. Особенно с последним его роднит мастерское изображение маленьких городков, в тихих трясинах которых вечно скрывается, если не ужасное чудовище, то, как минимум, мистическая загадка, чьей-нибудь подозрительной смерти.

В «Охоте на призрака» все сконцентрировано на чувствах и переживаниях, события лишь углубляют погружение в микрокосмос души и, через взгляд со стороны: на себя, своих родных и близких, герои начинают понимать и воспринимать мир по иному, поэтапно растут и взрослеют. Кто постепенно и почти незаметно за 22 серии, кто-то через переломы характера и ломки стереотипов и убеждений, причем взрослым это сделать намного сложнее и больнее. Юным всегда проще адаптироваться к выходу из телесной оболочки, прикосновению к потустороннему, смириться с тем, что знания не облегчают, а, напротив, усложняют адекватную оценку мира.

Начальные серии, отчасти, напоминают небезызвестных «Цикад», тут и там строительство дамбы, отсылки в прошлое, загадочные смерти и влиятельные кланы. Вот только тут все гораздо серьезнее, обошлись создатели без худосочного кровожадного кавая и чибиков, городок, в котором происходят события сериала, абсолютно не выглядит «потемкинской деревней», а настоящим уголком, далеким от суеты мегаполисов и непрекращающейся спешки. Нет отвлекающего или дисгармонирующего, лишних персонажей, и неуместных поступков, ярких цветов и кричащих оттенков, без дешевых шуток, но не без разряжающей стресс и пафос самоиронии, конечно. На фоне «Ghost Hound», и, особенно в арках ответов, те же «Цикады» определенно выглядят детским лепетом.

Обошлись создатели без дешевых контрастов, мясорубки, и, в очередной раз, доказывая, что жуткое можно и нужно изображать без декалитров крови и гирлянд вывороченных внутренностей. Человечество с древних времен страшит неизведанное, что невозможно различить в темноте, определить намеренье, всё выходящее за границы понимания и определения. Иные сцены в «Охоте на призрака» без преувеличения сделали бы честь любому триллеру или хоррору.

И дело тут не только в великолепном звуковом сопровождении, совершенно замечательно нагнетающего атмосферу кошмара без возможности проснуться, или ужаса без спасительного бегства, многие моменты убийственно точно бьют по сознанию, благодаря профессионализму всей команды художников, монтажеров, раскадровщиков и прочей усердной братии «Production I.G».

Как говорится - безумие заразно, и к удовольствию фанатов триллеров, способно распространяться со скоростью звука, так что лучше иметь достойную акустическую систему и тогда сполна можно насладиться выдающейся работой звукооператора и композитора. Зрителю ловко навязывают свой ритм, исподволь гипнотизируют размеренными тактами сердцебиения, дыхания, скрипами и шелестом, чтобы потом взорвать гробовую тишину каким-нибудь зловещим раскатом.

Не зря же в «Ghost Hound» столь часто мелькает джаз, симпатию к коему имеют эстеты и сумасшедшие. Действительно, чтобы оценить по достоинству проекты под стать «Охоте на призрака» надо быть, как минимум, оригиналом. Остается надеяться – к своему двадцатипятилетию «Production I.G» выдаст не менее безумный и авангардный проект, лихо рвущий мозг, и безудержно срывающий «крышу».

И то, что катарсис в душах героев в последних сериях обошелся без глобального катаклизма, воспринимается всерьез и без какой-либо снисходительной улыбки. Приходит пора взрослеть и понимать – мир никогда не прогнется под кого-либо, настало время возмужать и жить без юношеского максимализма и двухцветной ограниченности. Учиться плавать и лавировать в бесконечном потоке ошибок и откровений, любить, прощать, принимать, как есть, и отпускать навсегда ушедших. Мы все рождаемся, живем и умираем – и, хочется надеяться, и в этом определенно есть смысл, в своё предназначение.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ящик нечисти (2010.05.03)

«Да, это, правда, глубокоуважаемый Квадратыч, вы обещали за то, что мы не будем открывать черный ящик, он же «Ящик Нечисти», вы нам даете десять сериалов, в которых на дюжину подозреваемых выходит один обвиняемый, и мы действительно от такого завлекательного варианта отказались. И, да, мы прекрасно сознаем то, что вместо ключей от…мира логически обоснованного мистического детектива мы можем получить очередной банан мистификации, в которой вместо дедукции и мотивации нам заботливо подсунули очередные проделки аякаси и прочих японоязычных бакемонов! Мы, конечно, предупреждены – «Mad House» веников не вяжут, мистику и детектив любят, но ведь в данном конкретном случае подобное ничего не гарантирует. Однако, мы все же рискнем…».

Так вот, оставив шутливый тон в стороне, в «Ящике Нечисти» действительно много чего смешали: исчезновения с расчленениями, патологические личности с болезненной страстью к юным и прекрасным, и заумных и расчетливых циников. Кто-то случайно отвел глаза в сторону, в то время как кто-то бросил напоенный любопытством взгляд туда, куда лучше не надо.

Не спеша и обстоятельно, как на занятии патологоанатома с лекциями и прибаутками, при нас вскрывали тайные грехи молодости и нечаянные грешки старости, влияние темных потусторонних сил и воздействие мрачных сил, пронзенного запретными желаниями и падкого на легкое счастье человеческого сердца.

Попутно нас знакомили с основами религиоведения, каллиграфии и софизма «море – горе и т.д», практикой лжепророков и немного безумных писателей (в зависимости от степени погружения в тему), и совершенно прагматичных монахов с замашками Пуаро.

Авторы связали в единый клубок интриг обоснованные поступки психопатов и несуразные действия совершенно нормальных, с точки зрения судебной психиатрии, родственников, поклонников и жертв их преклонения. Затянули пружину причин и последствий, важными и столь же необязательными теологическими экскурсами, и хорошо натянув упругую сталь, и тщательно прицелившись, больно врезали прямой наводкой по всем: полицейским, бывшим актрисам, действующим врачам, и др., каждый получил свое, нож в живот и зубы в шею.

Вот только, и это самое поразительное, в мистическом детективе, удивленной публике, несмотря на логически обоснованные выводы демонологии, и морёведения, следственные эксперименты по правильности методов по излечению одержимости и способов отпугивания, злых духов зависти, ненависти и стяжания – вместо злополучного кролика инфернального происхождения, там показали людей и их заблуждения.

Нам намекали на разное, многие герои немного недоговаривали, и порой откровенно врали, клубок запутывался, подозрения падали на всех, невзирая на заслуги и возраст, в итоге все оказались замешаны, и аналогично, все «не без камня за пазухой». И ладно если бы это был личный камень в свой огород и в собственную душу, так нет, персональный груз искушения на весах всеобщего криминала, занял временно пустующие место и завершил симметрию преступления.

Каждый из героев сериала приложил к делу с убийствами руку, ногу, подтолкнул другого к краю пропасти, утаил и скрыл, был где-то рядом и прошел в нужный момент мимо. Все персонажи «Ящика» так или иначе, участвовали в сколачивании черного ящика, в который помести чужую и свою жизни, разменяли на холодную призрачную надежду свое немного неказистое настоящее, и в итоге впустили зло и мрак в черепную коробку, и могилу преступного сердца.

Техническая сторона «Ящика Нечисти» в целом, и в частности - показательный пример работы, чего темнить и искажать объективные факты, ведущей аниме-студии современности. Хочется отметить, к счастью для нефанатов японских дамочек, кламповским дизайнерам руки рубили под корень, и честно пытались впихнуть неанатомические пропорции в гуманоидные формы.

Страшные опыты в лаборатории по изготовлению монстров, и кровавые преступления сект, кровосмесительные секреты богатых семейств, нам на них указывали и без обиняков на них косились – однако, как скажет один из героев: «Здесь вам не фантастика». Рояли в кустах, сваливающиеся на котов в мешках, удел посредственных детективов. А уж в чем, в чем, а в посредственности и непоследовательности сценария «Ящика Нечисти» упрекнуть точно нельзя.

Спешу согласиться с рецензентом, «Ящик Нечисти» трудно назвать шедевром, привередливой людской натуре хочется всегда лучшее, сразу и много, изящной модернизации действительности, и романтизации порывов, хочется малой толики тайны, частицы загадки.

Хороший иллюзионист и гадалка до конца не раскрывают все подробности и тонкости, а в «Ящике Нечисти» все откровенно, как органы и разьедененные члены на препараторском столе – без утайки и приукрашивания. И потому какое-то чувство опустошения, все получили то, что заслужили, и подчас что-то похожее на вяленую рыбу взамен вечно живой любви.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Токийское восьмибалльное (2010.04.28)

«Крушение веры в завтрашний день – пожалуй, самое страшное в угрозе стихийного бедствия».

(из ненаписанной книги: «Основы выживания нации в условиях персональной трагедии одной единственной семьи).



Как-то не складывалось у компании «Bones» с неформатными сериалами. Вечно они оказывались, впрочем, не без веских на то оснований, мало обласканы зрительской любовью. И «Планета Короля Зверей» с качеством рисовки гораздо выше среднего, и «Человек-череп» остались быть где-то пятым с краю в групповом снимке многодетной семьи. А второй сезон «Темнее черного» вышел самым спорным проектом 2009/2010 года.

Отчасти эта самая неформатность и играла с вышеуказанными работами злую шутку. Где-то не докрутили сценаристы, отчасти переиграли статисты. Да и по «Токийскому 8-ми балльному» хорошо заметно, что порой лучше меньше, но лучше, а излишние серии как не урезай – все равно изыскиваются.

Тема, выбранная создателями «Bones», то есть вторжение сокрушительных сил стихий в судьбы людей – следует признать, не особо растиражирована в японской анимации. Вот фильмов о нависшей угрозе существования хватает, и постапокалиптика тоже исхожена тысячами истоптанных троп.

Однако сам процесс превращения обыденной (т.е. скучной, для типичной девочки переходного возраста Мираи, с ее характерными проблемами и проблемками свой среднестатистической семьи) -жизни в драму потерь и сердечной боли, как тут ни крути, исследован и экранизирован ничтожно мало.

Особо следует отметить, опуская излишние в данном случае каламбуры о фильмах-катастрофах, о том, что японские аниматоры пошли своим азиатским путем иллюстраций последствий грандиозного разлома, не столько даже тектонических плит, но характеров персонажей своего произведения. Создатели, без мудрствования лукового, показали в своих героях и эволюцию, и прогресс взглядов на этот, порой такой нестабильный, окружающий мир. Экстремальные условия землетрясения заставляют быстро повзрослеть и отказаться от ребяческой безответственности, и заодно стремлений перенести вину за выпадающие трудности на ближнего своего.

Рушатся в ««Токийском» не только торговые центры, мосты и знаменитая Телебашня. Во время разгула стихий тяжкие испытания выпадают на крепость семьи, своего дома и всего остального, что делает из-за дня в день привычным окружение и среду обитания - в поле борьбы за выживание. Превращает школьные спортзалы во временные морги, а причалы паромов в место для манифестации людских инстинктов, далеко не всегда только гуманных.

Потому-то никаких эффектных пролетов самолетов сквозь рушащиеся небоскребы навстречу взрывающимся электричкам не будет. И порой изображение сейсмических толчков сведется к древнему со времен немого кино, немудреному операторскому приему – колебанию камеры.

Примерно до шестой серии качество рисунка и анимации в сериале оставляет желать много лучшего, и это от проекта «Bones». А шагающие на заднем фоне трехмерные фигурки будут выглядеть как роскошь - на фоне общей кривизны и примитивизма в обрисовке.

Благо, в дальнейшем, продюсеры все-таки раскошелились, и экономия на всем станет скуднее, а анимация все же куда богаче. Пусть мимика героев, на протяжении всех серий, оставалась анатомически малодостоверной, а движения их тел - подчас трудно выполнимыми. Зато в качестве компенсации, в сериале хватает мизансцен, которые в своей убойной простоте заставляют на минуту нажать на «Stop». И после глубоко задуматься так насколько же бывает обескураживающим горе, и даже теоретически, смерть твоих близких и родных.

Завязка сериала проста как рисунок первоклашки, и так же обезоруживающе доходчива. Мираи Онодзава и ее маленькому брату Юки, приходится столкнуться с хрупкостью представлений о надежности и неизменности «серых будней». Истинной ценой летних экскурсий, и круглых тортов на днях рождениях у их вечно загруженных и затюканных работой родителей.

«Токийское восьмибалльное» - вовсе не героическая одиссея, герои просто пытаются выжить и вернуться домой. Даже если при этом они помогают кому-нибудь, показной идеализации и наносного пафоса в сериале, к счастью нет.

Сериал вовсе не «роуд-муви», и не познавательный квест. Кто-то: спасатели, врачи и пожарные выполняют свою работу, без суеты и митингов волонтеры раздают рамэн и одноразовые туалеты, а незнакомая женщина помогает детям не сгинуть в хаосе и давке. Сделать образ Мари Кусакавы живым и ненадуманным, несомненно, большая заслуга аниматоров, ярко положительные персонажи редко когда драматургически выглядят хоть сколько-нибудь жизнеспособными.

Детям достаточно быть детьми (пока у них еще время капризничать и дуться на самих себя), и задавать вопросы, на которые порой почти невозможно точно ответить. Со взрослых спросится больше, ведь надо, до самого конца, поддерживать как не было бы больно и трудно, живительный огонек веры в лучшее. Не дать зачахнуть очагу уюта для тех, кого вызвался оберегать и надеяться, что мимо твоих собственных детей, попавших в беду, так же кто-нибудь не пройдет мимо.

Незамысловатость странствий детей, со своими походными трудностями, грустными открытиями и печальными откровениями, достижениями и преодолениями, себя, своей душевной неподготовленности и телесной усталости – изображенное в сериале не требует иных чувств от зрителя, кроме как участия и сострадания.

Можно, конечно, было сделать и накал страстей в течение ряда серий гораздо более взвинченным, и безумия страха, глубину пропасти отчаянье безмерным, показать и животный ужас паники, мародеров и прочие непотребства. И придраться к маршруту возвращения и географии разрушений. Но смогло ли бы после этого так больно ударить по сердцу то, к чему пришли герои сериала, вопрос весьма неоднозначный. На что нам, зрителям создатели не раз и не два намекали, но мы, как и герои, не могли перестать надеяться.

Быть может благодаря таким людям как Мари, и старичку, раздающему минералку, Япония, да и весь остальной мир не потеряет все человеческое, что было накоплено с момента изобретения колеса до часа изготовления спасательных роботов, способных одной клешней поднять 2 тонны веса.


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Легенды Хало (2010.04.28)

Подбор и реализация своих сил и возможностей посредством короткометражек – начинание всегда довольно рискованное. Ибо то, что нравится жюри и обычному зрителю, как минимум часто не совпадает. Иной альманах так и останется чистым арт-хаусом и не найдет ни признания критиков, ни широкой симпатии среднестатистического смотрящего. Бывают, конечно, исключения, ныне ставшие уже классикой. Например, такие как: «Карнавал роботов», «Воспоминания» или же, относительно новые, «Аниматрица» и «Гениальная вечеринка».

Гораздо чаще ныне тематические альманахи заказываются крупной компанией с привлечением различных режиссеров и аниме-студий, с плохо скрываемой целью пиара и популяризации торгового бренда. Потенциал раскрытия темы в сжатые сроки хронометража получается, в этом случае, далеко неоднозначен, и естественно не равноценен. Тут играет роль и стиль студии производителя, и подчерк постановщика, и даже насколько хватит смелости в способах и методах обработки анимации и дизайна, монтаж и спецэффекты, своего рода опытного полигона, где пробуется что-то новое и нерастиражированное прежде.

Так случилось с «Рыцарем Готэма», где сюжеты и сами эпизоды получились неоднородными, и по смыслу, и по исполнению, и с «Легендами Хало» приключилась такая же история. Общее впечатление складывается из суммы слагаемых и потому приходиться оценивать и расценивать фрагменты по отдельности.

«Исток» - часть I, созданная студией 4 С несомненно, заслуживает пристального внимания, по ней заметны все плюсы и минусы компьютерной анимации характерной для нового тысячелетия. Т.е тонкие линии контуров, их далеко не большее количество в силуэтах, отсутствие теней и штрихов, более резкие переходы цветов, уменьшение плавности в линиях обрисовки, и потому ощущение плоскости, эскизности, небольшой визуальной глубины фигур и предметов – в тоже время внедрение 2D и 3D. Странный гибрид, причем, отнюдь не всегда выигрышный. Сюжетно – типичная (кто сказал плохо?!) научная фантастика с вариациями влияний древних культур на зарождение жизни на просторах галактики, идея жертвенности, возрождения через уничтожение и прочий разнокалиберный космический эпос. 8/10.

«Исток» - часть II – демонстрирует резкий разворот к «олд-скульной» полновесной рисовке, с массой мелочей в прорисовке, любовью к жирным линиям, обилием полутонов и резко очерченные тени предметов и фигур. По настрою эпизод приемлемо сопоставить «Ренессансу» изображенному в «Аниматрице». Экспозиция развития человечества, через войны и времена, изобретения пенициллина, ядерной бомбы и космического шатла. Скорость и расстояния не в силах изменить человеческую натуру. Удачный симбиоз эпохального разворота с четко акцентированными, словно случайно выхваченными камерой кадрами хроники, философский подтекст и плотное присовокупление пуповиной тематики «война, катаклизмы, смерть и разрушение, как непременный атрибут развития человекообразных и прочих цивилизаций». 9/10.

«Дуэль» в исполнении «Production I.G» обладает очарованием графического эксперимента, эффект блюра природнен с ортодоксальной по специфике и основе японофильной новеллой. Можно описать эффект блюра следующим образом: представьте, что все изображенное в истории происходит немного-немало с помощью масленых красок, и потому заметны плывущие, неоднородные вязкие контуры, глубокая и насыщенная палитра. Что привносит в ряде сцен немалый элемент новизны. Однако сами перипетии сценария типично азиатско-японские: честь воина в противостоянии вероломству, личная трагедия негуманоидного самурая и экстремизм вождей далеки от какого-либо модернизма. Быть может, так авторы давали понять, что разумному существу ничто человеческое не чуждо. И вместе с тем, самурайские страсти уже столько раз были явлены миру, что надо полагать, это уже шаблон-заготовка, удобная для наливания каких угодно задумок от типично космооперных до социальных трагикомедий. 8/10.

«Возвращение домой» под эгидой «Production I.G» навевает мысли о том, что если куда аниматоры и направляли свой посыл, то определенно, лишь в сторону посредственных западных боевиков. Тех самых, в которых пули без счета и без смысла жужжат над головами бойцов с обязательными белокурыми прядями и скверно пережеванным и погано переваренным «трудным детством». И выходит очередная доза плохо прожаренного экшна, он жуется как резина на зубах, и, помимо прочего, возмущает чувство вкуса пересолом «слезой воинственной девственницы свежо выжитой». Характерен и типичен расставленный акцент со встречей клонов. По-японски, обычно именно главного героя, делают копией, дабы через него искать понятия «человечность и самосознание», однако, по-американски, гораздо привычнее сделать благополучную героиню куклой и трагично угробить оригинал. «Спи спокойно, дорогой товарищ Маузер, гм, Ксерокс». 6/10.

«Третий лишний» - оттеняет пафос предыдущего эпизода и благополучно разряжает обстановку хулиганской пародией на героическую белиберду и самолюбование героев боевиков. Мальчишка и девчонка преподают урок бойцу с громкими заверениями и активными действиями, который на слова: «Однажды наша мама отлупила пиратов» отвечает перлом: «Я сам еще та МАМОЧКА»! Нарутообразный стеб с поэтизацией подростковой мощи в битвах с гигантскими монстрами дает заряд оптимизма и оставляет приятные воспоминания, прежде всего как удачная карикатура. Впрочем, достаточно взглянуть на фильмографию студии, чтобы понять – они уж точно играли на родном поле. 7/10.

«Прототип» - тут «Bones» костями легли, всех поубивали, но накормили публику отлично прожаренным (стрельбой, жаром схваток и огнем взрывов) действом. «Ну, когда у нас, наконец, будет НОРМАЛЬНОЕ человеческое мясо в меню?!» Все ждали, и фанаты даже где-то надеялись, и вот ЭТО свершилось. Душа помеха в бою для того, кого прозвали Призраком, ведь на войне часто теряешь не только сотоварищей, но и себя. Но только душа поможет тебе до конца остаться человеком. Лаконичным и в меру грустным эпилогом, расставляющим все нужные круглые пробоины над I, аниматоры доказали, что не зря едят суси на полученные от западных заказчиков деньги. 9/10.

«Сиделка» - от «Studio 4 С» нежно всхолена и взлелеяна, надо было вложить много труда и усидчивости, чтобы взрастить это «дитя». Можно просто откинуться в мягкое кресло и наслаждаться качеством и филигранностью проработки видеоряда. Однако в течении длительности короткометражки, вариация «свой среди чужих, и чужой среди своих» выросла из красочных пеленок боевика. И, к немалому удивлению, сделала пусть первые, но уверенные шаги в области психологии и драмы. Люди и спартанцы сражаются с инопланетянами, и своими предрассудками и предубеждениями, и в апогее задания по уничтожению пророка, лишние слова пусты и назойливы. 9/10.

«Посылка» от «Casio Entertaiment» в яркой, объемной и выпуклой в иных местах 3D упаковке - подарок всем контуженным «Звездным войнами» и аркадными шутерами. В таких проектах в открытом космосе слышны не только звуки взрывов, в реальности ЭТОЙ вселенной, в вакууме палят из пулеметов, и законы физики шоуменам не писаны. «Вы еще живы, товарищ Маузер?!»
- А то, я как Ильич в Октябре, сейчас как вытащу свою световую шашку, и айда на звездный броневик пришельцев в капусту рубать!» 7/10.

P.S Хотя основой подборки стала вселенная игр, конечный результат публицистики рассматривать как отдельный, и суверенный, и довольно интересный продукт вовсе не противопоказано - ну а среднеарифметическое никто не отменял. И тем не менее …


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Фантом [ТВ] (2010.04.23)

Наверное, это Карма, но так случается снова и снова.

Ай да Масимо, ай да Койти! И снова в 2009 году, под чутким руководством «Bee Train», Его сумрачное Высочество Нуар берет зрителей под прицел. Потому все в «Фантоме» пронизано классическим для этого жанра, и до боли знакомым, режиссерским духом безысходности, и буквально пропитано черным дыханием смерти.

Полно узнаваемого и прихотливого стиля изображения несчастных убийц, которыми надо и нужно любоваться и спешно готовить скрины с их участием на волпейперы. Опыт - великое дело, настолько Койти филигранно отточил свой коронный метод и способ преподнесения нео-нуара, на вроде капельке крови, капающей с блеснувшего в темноте на миг лезвия ножа, что понимаешь – вот она запретная красота момента, и уж куда до нее такой мелочи, как реалистичность.

После мистерии и символизма «Мадлакс», провокационно веселого «Эль Касадора», президент и его команда решили вернуться к тому, с чего начинали, учтя как прежние заслуги, так и промахи. И на сей раз будет и кровь, хоть и четко дозированная, (все-таки, после «Клинка бессмертного», Койти как режиссер вырос), флэш-бэки станут менее частыми и нудными, и не будет… Юки Кадзиуры. Последняя новость может отпугнуть ярых фанатов, однако следует признать – что музыка Ито Масуми составила неплохую конкуренцию знаменитой композиторше.

Еще можно поспорить, сколько бы потерял сериал без таких трэков как «Insomnia», «To kill or not to kill», «Canzone of death I, II, III» или скажем « Ecstasy of killing», «Requiem for the Phantom I, II, III». Правда, и на сей раз, содружество «Bee Train» не обошлось без «Ali Project», которое омрачило первый эндинг и второй опеннинг, как и прежде полным несоответствием музыки и видеоряда. Зато его компенсирует великолепный первый опеннинг «Karma» и второй эндинг «Transparent» в исполнении «Kokia».

Ну а качество графики и анимации в «Фантоме» сделало бы честь любому лидирующему флагману аниме индустрии. Для студии «Bee Train» данный сериал, несомненно, во всех отношениях качественный скачок. Есть боевики с девицами и краше, и сочнее, можно вспомнить вышедший в том же году «Ханаан», но «Реквием по призраку» отнюдь не развлекательный авантюрный боевик, а добротная криминальная драма, в которой вложено гораздо больше, нежели только много финансов и достижений компьютерной графики.

Рядом с громадой артистизма, выпадами острых реплик и точных выстрелов, пронзительных взглядов, в «Фантоме» шествует обворожительное безумие злодеев, извращенцев, расчетливых карьеристов и просто лишних людей, которых судьба и сценарий аниме сделало из случайных свидетелей участниками своих и чужих преступлений. Идет пышно, и с размахом разнополярных чувств, от отрешения до яростного исступления, с ретроспективой подводных течений водоворота криминальных жизней. В этот раз не только амнезия, флэш-бэки, могущественная тайная организация и девушки с оружием, но и целые линии судеб в мрачной завязке, в интригующем и темном развитии, и неизбежном декадансе финала.

И не просто «memento more», а «всегда будь готов умереть» от руки человека, которому быть может доверяешь, как родному, от выстрела прохожего, которого даже толком рассмотреть и не успеешь. Все это сопряжено с любимыми для Койти крупными планами лиц, необычными и до жути эффектными планами, и всем ассортиментом «прелести» власти мафии, торговлей оружием и наркотиков, тяжестью преследующих, как безжалостный ассасин, воспоминаний, и бессердечного неотвратимого, как пуля исподтишка, фатума. Но, в отличие от «бандитских» сериалов, «Фантом» лишен романтизации преступления, флера «легкой и шикарной жизни», каждый, кто живет по законам мафии, тот подписывает себе смертный приговор, и обречен с каждым часом и прожитым днем все ближе подносить к своим устам чашу с ядом разочарования.

Недовольные фанаты игры и графической новеллы могут смело подносить к виску вороненый ствол - ибо Масимо верен себе и своему зрителю, и воплощение темы «девушек с пистолетами» пусть в немного измененном, фантомном, призрачном виде все-таки произошло. Скажем даже больше, не просто цитаты и многозначительные намеки (от упоминаний Роберто Де Ниро, до сознательных отсылок к созданному ранее), Масимо наносит удар, все теми же часами по самому чувствительному, по чувству «дежавю». По-прежнему, в нуар-драмах Койти нет частных детективов, и гнетущей черно-белой гаммы, но хватает длинных темных теней, электрического холодного света ночных городов, стреляных гильз и зеркальных отражений, и других, символических овертонов, и архитипов, встречающихся в визуальной иконографии кинематографических нуар-фильмов.

И много атмосферы всесокрушающего рока и постоянного одиночества, даже, если герои окружены толпой, все для них чужаки и все для них чужое, если они имеют власть и деньги, где-то рядом на расстоянии вытянутой, с ножом руки, притаилось предательство и обман. Вместо непрекращающегося дождя, слезная слякоть в оледеневших от фатализма душах ликвидаторов и ловких интриганов, преступников и их жертв. И вместо грязи подворотен и кабаков, чернота пороков подпольного мира криминала, в котором артистичность маньяков сочетается с выхолощенностью безликих марионеток-исполнителей. С масками на лицах, и лицах, словно с примороженными гримасами мании к само - и взаимоуничтожению.

Практически все герои «Фантома», и главные, и эпизодические идут к осуществлению своих целей по головам поверженных врагов и конкурентов, и по телам загубленных друзей и товарищей. Главы гангстерских группировок и те, кто марает руки чужой кровью по их приказу - все они призраки, давно потерявшие себя, и запутавшиеся, зачем они же, в конечном счете, по воле кармы или вследствие совершенных ошибок продолжают замкнутый круг иллюзий.

Они агонизируют на протяжении сериала, как Клаудия Маккенен, или уже умерли давно как Мастер Сайс, когда предавали себя, подстраивались и лгали себе и другим, просто они еще не знают о своей смерти, и продолжают свою адскую тарантеллу трупов, дергаясь на нитях по воле жадности, жестокости, тщеславия и мести.

Этим персонам, неважно, боссам ли мафиозного синдиката или же рядовым чистильщикам, им всем нет пути назад, и безвозвратно утеряно прошлое. Потеря воспоминаний в нуаре тема архиклассическая, те же, кто их имел, уже давно от них сознательно отказались. Настоящие застыло сгустками крови на замерших стрелках часов и отсчитывает последние удары сердца и будущее, словно еле виднеющаяся вдалеке мишень с фотографией собственного лица.

В нуаре, а особенно в нео-нуаре Койти априори присутствуют тайные организации, в «Фантоме» это «Инферно», непременные встречи и неотвратимые совпадения. Японец Рейдзи путешествующий по Америке, встретился глазами с Айн, и она стреляет в него, и эта встреча оказалась решающей, и он же бросил взгляд на малолетнюю Кэл, и она обречена стать тем, в кого он будет целиться в дальнейшем.

Только в Цвае/Рейджи есть спасительная искра, она тлеет, то вспыхивая от надежды, то затухая от потерь. Бывший студент, затем усердный школяр академии смертельных искусств, он проходит путь от новичка, перед которым лишь цель «убить или умереть», до гламурного подонка в вызывающей розовой рубахе, решивший урвать от скоротечного и ярко существования по максимуму. Его душу, пожалуй, спасает, не умение лицемерить, да и личина хладнокровного оборотня со временем начинает сползать, и он до конца остается человеком, у которого есть, зачем спасать и кого защищать.

Другой вопрос – все ли благие начинания заканчиваются так же печально, как в случае с Элен и Кэл?! Айн – гипнотизирующий холодный и закрытый образ, девочки похожие на кукол, у Койти всегда получались замечательно, на сей раз, она вышла еще и сексапильной. Драй – белокурая бестия, вырастающая экстерном от схватывающей на лету светловолосой малышки до яростной валькирии с имплантами в груди и идеей-фикс «найти и уничтожить» неукротимо пульсирующей в мозгу.

В них обеих можно усмотреть ту самую femme fatale, без которой невозможен полноценный нуар-детектив. Их неудержимо влечет к Цваю, разделяют разлуки и противоречия, даже когда они рядом, они так и не могут жить как любящие и любимые, хотя сомневаться в их чувствах особо не приходиться. Есть в этом злая ирония и ядовитая насмешка, двоякий магнетизм – когда разделены пространством и временем, их взаимно влечет, когда вблизи, то словно несокрушимая стена становиться между тем, что они говорят, и что чувствуют, между тем чего хотят и тем, как поступают.


+28Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Choujin Densetsu Urotsukidouji: Inferno Road (2010.03.28)

TO Gradius
Аригато, пытаюсь оправдать ожидания, и честное слово признаюсь, что бывает испытываю удовольствие, если спустя время мои обзоры не вызывают у меня раздражения. К сожалению так бывает далеко не всегда, многое из ранее написанного по сути мусор и флуд. Обящаю ответсвенно подходит к написанию и не смотря на занятость на работе, а я военный врач -и продолжать свое графоманство.


+0Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Триплексоголик (фильм) (2010.03.28)

Определенно есть в полнометражном «Триплексоголике» что-то извращенно-изящное, и не только Юко-сан и ее наряды, однако ссылаться, мол, это ж «Кламп», было бы, несомненно, просто и, вместе с тем, несколько недальновидно. Вся это диспропорция конечностей, болезненная томность, сочетающая готичную бледность лиц и куртуазный размах в формах тела, вычурность жестов и театральность фраз была в том же «Иксе», «Цубасе», «Чобитах» и не только.

В «Триплексоголике» прослеживается эклектика нарочито плоских в методах обрисовки персонажей и выпуклой, объемной среды, в которой Ватануки и К оказались помещены. Но скажем больше, положа паучью длинопалую длань выше эпигастральной области: в самом факте создания фильма тоже сокрыто нечто ненормативно-неформальное. Гораздо чаще полнометражные фильмы выходят после окончания ТВ трансляции, и посему обычно по графическим заворотам краше и мощнее (бюджет обычно выше и сроки сдачи не так горят).

В нашем случае вышло наоборот, фильм был раньше телевизионной версии и выполнен «Production I.G» гораздо помпезнее и роскошнее, но и пробным камнем с приклеенным на нем листком лакмуса его также назвать трудно, ведь сюжет вырван из середины манги, а завязка так осталась ненужной мелочью где-то там, за кадром.

В дальнейшем, в ТВ версии, графике сильно поплохело, а вот сюжет по-прежнему остался своего рода «Мастером Муси» и «Магазинчиком ужасов», адаптированных для младших школьных групп. Об этом клятвенно свидетельствует плюшевая Макона, девочки-припевочки из свиты Ведьмы Измерений, бесконечные мытарства 1-апрельского Ватануки вокруг гастрономических переработок и около грациозной пылкости к Химавари-чан, и максималисткой ревности к Доумеки-куну.

Все эти черты есть и в фильме, но эпизодически и мелким почерком на полях, здесь же вовсю ширь, представлено полотно готичного лубочного детектива в лицах и масках. Т.е все элементы, проскальзывающие и проплывающие по ходу трагикомичной пьесы о сборе необычной коллекции в весьма странном доме-усадьбе, вы уже где-то могли видеть, или прочитать. Все, что было накоплено со времен Гофмана и поныне, было сублимировано и сконцентрировано яко гомункул, с блужданием по бесконечным коридорам помещений и бегу по лабиринтам мистического триллера. Апофеозом же вакханалии средств художественного приукрашивания сухой атмосферы плотно закупоренного и отстоявшегося детектива, выступило появление лунного зайца, машущего кувалдой и атаки цыплячих болванчиков, благодаря которым авторы дали понять, что шутить они тоже умеют, а заигрываться с ужастиками даже и не думали.

И раскрытие загадки «кто виноват и что делать» обошлось без кровопролития и дебрей психоанализа – легко и не навязчиво. С моралью для девочек и расшалившихся призраков. Жадность - зло для хобби, эрзацы чувств точно вредны метальному здоровью, ну а чистосердечное раскаянье облегчает понимание, и будни изгонителей злых духов и обнаглевших привидений. В целом, как мораль басни, вырисовывается резюме – стяжательство - это плохо, а просмотр «Триплесоголика» - хорошо, ибо душу чрезмерной эмоциональностью не бередит, разгоряченные сердца смягчает, сознание заумью не напрягает, легко и плавно скользит канвою по сказке, и потому сей фильм смотреть и можно, и нужно.

Спите спокойно, товарищ Льюис Кэрролл, и госпожа Агата Кристи, постмодернизм не эпигонствует и не занимается плагиатом, он, по-родственному, плавно облегает чужие заслуги и, по-соседски, модернизирует пройденное ранее.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Трапеция (2010.03.23)

«Трапеция» - достойный объект изучения, приложения к жизни и периодического переосмысления в зависимости от степени тяги к мобильным телефонам, сверхурочной работе (у врачей она всегда такая), и прочим язвочкам, ранам и расчесанным бородавкам человеческой психики. Той самой, которую проверяют на устойчивость постоянными гонками по вертикали жизни больших и маленьких городов, энергичными и комичными попытками выглядеть не хуже других, или хотя бы нормальнее, чем все эти самые товарищи, стоящие перед дверью экстравагантного мозгоправа и психомассажиста из «Kuchu Buranko».

Все было бы хорошо, если бы случаи, описанные в сериале от «Toi Animation» носили характер буффонады и фарса, экстраординарной карикатуры, или, на худой конец, трагикомедии в сгущенных и ярких красках клоунского постмодернизма. И работа с вклинением фото - и киносъемки, тяга к нарочно вычурным формам и с кричащей цветовой палитрой, и любовью главного эскулапа к эпатажу может смутить поначалу, неподготовленную публику, впервые вступившую на путь арт-хаусного монтажа и многомерной анимации.

Но спешу Вас уверить, любезные и не особо дамы и господа, случаи, описанные в сериале, вовсе не есть из ряда вон выходящие, и методы лечения далеко не так абсурдны, как выглядят со стороны. Просто кроме врачей, им подолгу службы положено наблюдать нечто подобное изо дня в день, общество слишком занято своими проблемами насущными, чтобы отвлекаться на странности и курьезы в поведении других. Привычно списывая промахи и тревожность на очередную пустую и надуманную для усложнения жизни других блажь и вредоносную ересь.

Чужие «тараканы и чертики» всегда малозаметны на фоне синдрома хронической усталости, которым болеют миллионы людей, и даже не подозревают о своем диагнозе. Другое дело, что вместо новомодных психоаналитиков во многих странах по-прежнему есть только выходные и праздники, филателия, пиво и футбол. «Трапеция» не только показывает всю наготу человеческой слабости, вранья самому себе, в лицах и масках иллюстрируя цветной альманах людских проблем и фобий, гораздо замечательнее, что она лечит ни сколько пациентов сумасбродного (все эти психиатры немного не в своем уме), а непосредственно зрителя.

Лечит, как сам доктор, Итиро Ирабу, прибаутками, ехидными и обезоруживающими комментариями, и, конечно, витаминными инъекциями в исполнении фетишистского вида медсестрички Маюми-чан. Да, да, господа, не надо ерзать на кушетке, все прекрасно знают и понимают – психосоматические патологии лечат не витаминами, а несколько другого рода препаратами. Существеннее, как благотворно и действенно подействует плацебо на изнеможденную душу пациента, чем насколько же быстро проникает через энцефальный барьер транквилизатор.

У всех где-то там, в глубине нормального «Я», сокрыта до поры до времени своя порция странностей, и скрываемых комплексов, и признать это уже полшага к исцелению. Если общество (ведь оно состоит из нас подобных) больно, то свой недуг уже не кажется таким уж страшным. В сумасшедшем доме современной цивилизации кто–то даже научился использовать свои слабости, тупо улыбаясь и веря в свою исключительность. Чем проще лекарство – тем, быстрее и надежнее оно подействует в большем количестве случаев.

И надо признать, «Трапеция» убедительно доказывает, быть немножко больным (нам всем так поначалу кажется) может и артист цирка, клерк, якудза и папарацци. Они рядом, в толпе, на экранах наших телевизоров, бывает, что даже напротив наших обеденных столов. В этой среде мы варимся и часто закипаем, не можем сдержать своих чувств или прячем свои разгоряченные головы в землю карьеры, хобби и просто слепого бегства от себя. Богатый и бедный, старик и юнец, ученый и студент, зрителю показывают и доказывают, что его заболевание не есть вещь исключительная и неразрешимая.

Делают авторы и создатели «Трапеции» свою врачующую работу доходчиво, прямо-таки на пальцах, с юмором и без пафоса, дурашливо, без морализаторства, что вечно противна свободному волеизъявлению, но через игру, взгляд со стороны и методом переключения. Раз болезнь в нас самих, то, следовательно, и методы спасительного лечения, притаились тоже в нас.

Да, нас, как и героев сериала, немного обманули, и вместо измученного навязчивыми идеями, мандражом и нарциссизмом мозга лечили душу добрым словом и беззлобным делом смеха над собой. Тонизировали наш разум, а вовсе не усталое тело, бодрили и учили находить простые решения сложным заболеваниям, описанным в толстых книжках без картинок.

Курс психо-коррекции на сегодня завершен, завтра будет свежий пациент и новая серия. А что делать, если все одиннадцать серий уже просмотрены, а хочется еще и еще?! А вы попробуйте взглянуть в зеркало, быть может там, вы уведете человека, которому сможете помочь только вы. Не забывайте ликбез, проведенный многоликим доктором со странными привычками, у нас есть все возможности исцелить нас самих.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (1)

Ромео и Джульетта (2010.03.23)

«Любовь — над бурей поднятый маяк,
Не меркнущий во мраке и тумане,
Любовь — звезда, которою моряк
Определяет место в океане».

(собственно Уильям Шекспир).

Нет ничего тривиальнее истории трагической любви отпрысков семей Монтекки и Капулетти! Нет ничего более молодого (и омолаживающего, надо сказать), и вечно не устаревающего, чем романтика притяжения Ромео и Джульетты.

Посему рождаются, и имеют на это все права, по праву рождения, и знаку копирайта Вильяма Шекспира, и по воле новаторских желаний сценаристов студии Gonzo, - подобные отреставрированные версии, современного облика ремастеринг-постановки.
Пусть порой они упрощены в иных созерцательных местах и нарочно усложнены, и модернизированы в главах динамичных, и вольнодумно нововведенных в повествование, их появление, по-прежнему - глоток свежего ветра в затхлом воздухе школьных романов, и мыльных трагедиточивых драм не первой свежести.

И экранизация «Gonzo», с задачей популяризации «вечной повести» согласно всем канонам романтизма - с гиперболизацией чувств и эстетикой ужасных и самоотверженных поступков, надо сказать, все-таки справилась хоть и спорно, однако, несомненно, эффектно.

А значит, если невзначай возникнет желание взглянуть на красивую лиричную сказку с легким оттенком морализаторства, мол: все люди - братья и любовь театрально ярка и все также вероломно зла, но очерствевшим душой будет хуже всех, от натиска юных и невероятно чистосердечных – то смело изыскивайте пути и средства.

Благо история развернутых любовных столкновений и драматичных распрей родов и социальных классов красочно поставлена - в четких линиях городской архитектуры нео-веронской эпохи Возрождения, в обрамлении каменных арок и кирпичных башен. Да и подвесные мосты, и цветущие сады, пышные балы и яростные штурмы замков исполнят свою связующую драматургическую роль.

Как тут обойтись без фехтовальной хореографии и дуэлей, брошенных, напрямик и вскользь, взглядов, и без полетов в облаках на крылатых драконях в нежных объятиях предрассветного зарева.

Разрастание критической массы, плавающих прямо на поверхности, апокалипсических предзнаменований флоры в близко расположенных к аристократическим семействам королевских прудах - тоже не заставит себя ждать за кулисами сверх положенной меры.

Под мелодичную музыку Сакимото Хитоси - накаляются отношения и романтический жар энергичных монологов и проникновенных дуэтов, молодых да ранних. В экспрессивном исполнении умелой команды сейю обострятся благоразумные и жестокие речи зрелых незаконнорожденных детей, и престарелых участников былых славных побед.

Обязательные расставания и внеочередные воссоединения, супротив увещеваниям соратников и друзей, и препонам, и преградам власть предержащих – сделают свое дело, и смело смогут уйти прочь - как уставший мавр, со сцены под зрительские аплодисменты.

Все, что было, есть и будет в романтизме, в «Ромео и Джульетте» цветет и плодоносит даже в эпоху несправедливых правителей и нарастающей угрозы глобального вымирания.

Произносятся, над могилами убиенных предков, клятвы мести девушки с рыжими волосами, юноша с первыми трудовыми мозолями дает нерушимое обещание в вечной любви - в полуразрушенном храме.

Древнее древо Эксал крепко и жестко пускает корни в хорошо удобренную почву неминуемого счастливого финала. В горячую бурю чувств наивных вклинивается холодный ветерок человеческой подлости и предательства, мотивы пережитого горя и, окаменевшего от отчаяния, человеческого сердца.

Мятежностью чувств и смирением перед обязанностью быть живым знаменем победы над узурпатором на троне – берет свое лирика и эпос.

Ей чуть слышно вторит легкий шепот реализма – чтоб сражаться за власть, какой бы благой она не была, приходится не раз и не два замарать руки кровью, своей и чужой. Люди умирают каждый день и, если что-то решил изменить в этом мире, то начинать надо именно с себя.

Комедия примеривает свои старые маски, но на сей раз вне опостылевшего клейма чиби-арта и показной деформации эмоций. Вильяму, нашему Шекспиру, досталась роль гениального чудака с отличными репризами и придурковатыми манерами.

Romeo x Juliet - повесть о трогательной любви, без этти, зато с поцелуями и краской на румяных щечках, без прилипчивого фан-сервиса, панцшутов, моэ и слащавой кавайности.

Нет ненавистного обенто, фестиваля, и пляжа, зато есть защита несправедливо притесненных, спасения из заточения, и клинки революционеров, устремленных в пылающие от пожаров небеса.

Вот она перед вами в ярких лучах софитов - очаровательная и чистая до одури, лирика мужественной младой девы в красном, переодетой в героический камуфляж Зорро. Сгущаются над ней грозовые тучи долга и сомнений, рассекают хмурые лица молнии, посылаемые на головы обидчиков рода. Блестит при свете тусклых надежд - робкое желание самой идти по пути, устланным розами и ирисами.

В противовес аристократичной и демократичной революции (вот он сладкий пафос народно-освободительных мятежей и прочая сказочная составляющая во всей красе) – декламирует трепетную чувственность нежный отрок в синем. Сын тирана - своими руками поднимает сельское хозяйство в условиях ссылки, и желает все проблемы решить малой донорской кровью.

История запретной любви у авторов сериала вышла удачно, и, упаси Бог, вас подумать – артистично, сверхправдиво, и тем паче гениально, ни-ни, все как написано на афишах – КРАСИВО. Красота требует жертв – хватит в сериале моментов драматичных и душещипательных, с гибелью ради и жизни вопреки.

Изящное оформление дизайнов, роскошь декораций сражений и массовых разрушений, расширение мотивов, и поводов создателям - эти самые противоборства и поединки духа и тела, собственно и иллюстрировать.

И то, что в финале не апофеоз победы и обязательный свадебный марш – это тоже не по-голливудски, а так, как надо в лирике возраста «до 16 и чуть–чуть старше».

Смело занимайте места в зрительских ложах, любители и знатоки романтизма – древняя повесть никогда не сойдет со сцены, пока останутся те, кто хоть однажды любил и был любим. Все возродится в иных эпохах и странах, и снова будет немного грустно в самом конце, с легкой горчинкой поцелуя сквозь прощальную слезу.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Летние войны (2010.03.23)

«Летние войны» - августовская премьера, полная летнего тепла, семейного уюта, яркой зелени молодых и вечно растущих над собой (в спортивных достижениях захолустной команды, видео-файтинге японских подростков и международном компьютерном взломе) в любые времена, в эпоху глобального коннекта и времен черно-белых фотографий.

И, конечно, что ценнее - солнечного света искренней, без тени фальши и наигранности, с конфузами и подставами, веры – сообща, гуртом легко и батьку Махно бить, и злобному пожирателю аватаров дать отпор, подогнав из семейного магазина продвинутую электронную технику, и старую, как мир, систему охлаждения.

Ведь настоящую семью, потери и трудности, вместо того, чтобы сломить, сделают только крепче, и помогут перешагнуть глупые обиды и старые грехи, и потому возвращение блудного сына/попугая должно состояться, не смотря на опасность, грозящую с небес и сбой GPRS системы.

Пожалуй, окажись «Summer Wars» к финалу историей о противостоянии подростков хакерскому терроризму (а все к этому предпосылки имелись), то и фильм получился бы увлекательным, динамичным, чуть забавным, и довольно напряженным и драматичным приключенческим фильмом. И качество проработки графики и анимации «Mad House» можно ставить равноценно знаку качества и в пример, как надо работать, будучи ведущим флагманом анимеиндустрии. Но, так случилось, что прыжок выше головы удался, на те самые, пару победных сантиметров, отделяющих от чемпионства, и хорошо сработанные фильмы, от тех, что пересматривают и не раз.

Именно семейные чувства скрепляют и дальних, и близких, пожарников из числа внуков и начальников полиции из хороших знакомых, молодых, увлеченных битвой на клавишах ноутбуков, и старых, способных сделать не одну пару…десятков нужных звонков.

Даже смерть не в силах разорвать круг преданности и любви, и только надежда дарит миллионный урожай из двадцати, бросивших вызов. А настольная игра, слеза и сжатая вовремя рука даст козырь вопреки расчетам и ресурсам человеческого разума отдельно взятого человека и сообществу пользователей волшебной интернет-страны Оз. И немножко сказки, с многовековой стратегий победы над врагом и вечно неизменной войной со своим эгоизмом, отчаяньем и неуверенностью в себе.

Суровая правда жизни с ошибками и смертью, как итогом напряженной работы и утром следующего дня, которое можно заслужить только командной работой на всех фронтах и во всех направлениях, у кухонного стола, подавая бейсбольные подачи и бросая вызов бунтующему богу из машины. Увядающее славное прошлое предков, напряженное сегодня, требующее отдачи от каждого, внука и просто парня без хорошей родословной и учебы за границей, и рассвет будущего с обязательными и не особо свадьбами, похоронами, семейными торжествами, уходами во внешний мир через ник-нейм и, напрямую, на десять лет разлуки.

Все и каждый, от мала до велика, близкий член семьи и отдаленный пользователь сетевых контактов, форумов и сайтов, Япония, да, пожалуй, и весь мир - кто же мы без наших близких и любимых?!

Только тени под маской аватара, без прошлого, настоящего и будущего, потерявшие себя и не ищущие утешения в других. Только наша Семья повод и причина, уходя в свободный полет новой реальности Интернета, возвращаться и верить – в любые времена и в любых обстоятельствах, мы живем ради наших семей, потому что они живут ради нас!


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Когда плачут цикады (первый сезон) (2010.03.23)

«Когда плачут цикады?!» Наверное, в те хмурые дни, когда небо льет на землю усталые слезы, которые потоком стекают по забрызганным кровью лицам одержимым безумцам, решившим разрубить узлы проблем самым простым и самым примитивным образом!

Чем хороший триллер, хоррор, фильм ужасов отличает от заурядного?! Ну, конечно, не вложенным в создание бюджетом, достаточно вспомнить совершенное бесславную экранизацию «Doom», надо сказать весьма напряженной и запоминающейся, по атмосфере постоянного психологического прессинга, и широко известной игры.

В создание «Цикад» студия «Deen» ничего чрезвычайно многого не вложила, внешние фоны с видами Хинамидзавы и окрестностей, грошовая детализация ничем, кроме предельного минимализма, и криво намалеванных построек и словно размазанной по экрану зелени блеснуть не в силах. Да и в облике персонажей на первый и обманчивый взгляд ничего, кроме гаремника для дошкольников не проглядывает.

«Deen» явно не «Mad House» и не «I.G», но в нашем клинико-психологичном случае, несмотря на жуткую экономию и шаблонных цундуре, тихоням с секретом, и импульсивным гаки, без признаков внешних красот «Цикады» прекрасно обошлись. Не стоит скрывать, что Кензи Кавайи этому немало способствовал, но дело в данном случае не ограничивается только удачным саунд-трэком.

Ведь основы того, как удержать зрителя у экранов, заложенные Хичкоком, так, наверное, и останутся незыблемы. И срабатывают все так же эффектно и надежно, накаляя обстановку и держа в напряжении, где-то сильнее, где-то по-другому, но непременно с долей заразной безуминки, унося зрителя прочь от картонных школьных будней, безыдейного обенто и дуракаваляния, удручающе унылых фестивалей и жестокого трехкопеечного кавайного умиления. В «Цикадах» все классические элементы триллеров присутствуют в неизменном виде: разговоры по телефону, как источник компромата и мало спасительная соломинка, как средство докричаться до людей со стороны, обманки восприятия и подмены желаемого, действительным. Постоянные смены планов и ракурсов как буквально, так психологически, травля, погони, и уход от человеческой морали и этики в попытках добиться своих целей всеми доступными средствами и колюще-режущими предметами.

Тут, несомненно, необходимо подпитывать горячими тайнами и хитро состряпанными секретами мозг смотрящего, и в тоже время не перекормить его мясом, удержать от пресыщения, подкармливая семенами безумия в отдельно взятых юных жителях городка, некогда планировавшегося под затопление.

Было бы слишком просто списать атмосферу «Цикад» только на эксплуатацию кавайной мясорубки, и первая арка, в которой членовредительства минимум, пример показательный. Ссылаться на просто игру контрастов: «мирная деревушка, - пупсовые персонажики, - окровавленный тесак», можно, но так можно проглядеть множество удачных находок, в которых мимика, сумасшедшие глаза и средства смертоубийства в тоненьких ручонках не более, чем часть антуража.

Страшит неизвестность, что же именно может заставить милую соседку/соседа заботливо приготовить в качестве сюрприза швейную иглу в принесенном тебе ужине, врезать битой по голове или разорвать своими руками себе горло. Или же напротив - предопределенность череды смертей, страданий и гибели. Героям был предоставлен свой шанс пережить фестиваль Ватанагаси, устоять проклятию Ояширо-сама и рассказать о своей точке зрения. Воспользоваться этой возможностью, однако, можно лишь поборов голодных демонов внутри себя, которым не представляет трудности помочь увидеть в своем друге, или знакомом врага и назойливый источник проблем и бед.

К чести создателей многие странности и нестыковки в поведении своих персонажей авторы «Цикад» обосновать смогли. И, что самое главное, сделать в чем-то (в экстремальных условиях лабиринтов умов героев «Цикад», естественно) мотивированными. Показать, хотя бы, частично оправданными убийства, не просто в целях мести или самозащиты, а из благих побуждений, для этого надо уметь работать с мотивацией и хорошо знать мат. часть. Это плохо для трезвого ума аудитории, но хорошо для психоаналитиков и самих авторов «Цикад». Швыряя зрителя от мистики, параноидального бреда преследования, психологического триллера, детектива и чередования надломленных судеб, авторы ушли от брутальных догонялок «кто кого, чем ошарашит и по какому месту», хотя все к этому шло размеренным и прямолинейным курсом.

Важней с каждой аркой был показ причин браться за кухонный и спортивный инвентарь и использовать его не по назначению. Новая арка, и вновь рассказанная история заблуждений, и победа недоверия над трезвым умом и холодным разумом. В каждом есть червоточинка, свой расчлененный скелет, спрятанный на свалке. Полезнее, для выживания успеть понять - друзья не те, кто вываливают ворох своих грехов и маний, а лишь те, кто помогут побороть тебе свои.

Просто скажете Вы, и так по-детски. А вы вспомните, чем кончались для героев всяческие попытки действовать как взрослые, во всех кроме последней арки и тогда многое станет на свои места. Уж не потому ли Ониши-сан, местный анискин, всегда сухим выходил из воды?!


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Один на вылет (2010.02.27)

Трижды руководство «Mad House» делало ставку на мастерство Сато Юдзо, сдавало ему и деньги и карты планов экранизации, или даже скажем так, воплощения in vivo человеческого азарта, смекалки и жесткого, как зубья капкана расчета. И каждый раз выше обозначенные темы были воспеты, увековечены и ловко шли «на ура» у любителей психологических триллеров и остросюжетных приключений. И годы, уходящие с момента выхода в свет историй ментальных противоборств, ловушек и уловок, только наращивают отрыв между сериалами входящими в триптих, и всеми другими аниме, посвященных теме всевозможных битв умов и сражений ради своих принципов.

И хотя ключевой темой трилогии японского режиссера всегда была игра, во всех ее разновидностях – в маджонг, смертельно опасная и противозаконная, или как в случае «Одного на вылет» в традиционный американский бейсбол – однозначно всегда, интрига была всегда интереснее сюжета. И козырной туз в рукаве был именно, что с человеческим лицом (искаженным внутренним напряжением или застывшим и холодным как ледяная глыба), и всегда напряжен, как нервы у падающего решающий бросок, в последнем ининге, игрока.

Во всех трех случаях было сделано провокационное, запретное в мире развлекательного, действо по стимуляции у зрителя желания думать, испытать напряжение высоких ставок, яростно пытаться вывихнуть извилины мозга на крутых поворотах сюжета. Как не был бы мало знаком маджонг, или чужероден бейсбол – можно сказать с уверенностью ни один зритель не пожалеет времени потраченное на поиск объяснение и раскрытия тактик выигрышных комбинаций, всех этих курвболов, краж баз и методов подачи тайных сигналов.

В этом талант мастера - уметь привлечь внимания, затянуть в тенета хитрых ходов, продуманных мер и стремительных, экспромтом, противодействий Акаги, Кайдзи или ехидного худощавого блондина Токучи до тех пор, пока у вас уже не осталось ни копейки в кармане, или не одного не просмотренного эпизода на диске. Можно долго спорить о снижении градуса подогрева по сравнению с «Кайдзи», ведь «Один на вылет» более бескровен, чем предыдущая работа Юдзо, важнее заметить другой малозаметный, но далеко не малозначимый аспект сериала.

Главная обманка сериала притаилась в развенчании принципов построения аниме в стиле «спокон», к которому словно бы относиться и данный сериал. На первый, и обманчивый взгляд схема проста: «есть команда второго дивизиона, и есть жутко одаренный новичок, который проходя путь через напряженные тренировки, ожидаемые поражения и необязательные победы и приводит себя, и сотоварищей к триумфальному финалу». При этом зрителя традиционно, пытаются заставить, если не полюбить, то, по крайней мере, подвигнуться на личное изучение бокса или, скажем Го.

В случае «Одного на вылет» чарующий ореол романтики спорта жестоко развеян, игрокам не в силах помочь ни тренировки, ни командная поддержка, ни пример лидера, если все это не закреплено продуманной стратегией «выиграть любой ценой». Думаю, у этого сериала есть реальные шансы отбить у некоторых потенциально симпатизирующих бейсболу зрителей, желание самому профессионально выходить на поле. Вы только представите сериал о футболе, где победа достигается отработкой ударов не по воротам, а по ногам форвардов, или в попытках подлить слабительное в питье баскетболисту. Этот реалистичный способ сказать о теневой стороне спорта может отчасти реабилитировать некоторые наигранные красивости сериала, и плоскость характеров, словно придавленных стереотипностью персонажей второго плана, коих львиная доля, и главная заслуга которых – не мешать проворачивать логические шарады и взламывать вражеские головоломки Токучи Тоа.

В сериале бейсбол вовсе не метод достижения успеха с помощью отбивания битой мяча, а способ выбить деньги, заработать даже на проигрыше. Если хозяин команды финансового заинтересован в том, чтоб его команда не стала чемпионами, то и для настоящего победителя должно войти в привычку регулярно прыгать выше головы. И делать невозможное возможным, вовремя перехватывая палки, вставляемые в колеса и результативно отбиваясь ими сразу на два фронта. Как бы ни был быстр игрок, или же хорош в отражении летящих мечей, подчас именно неспортивный способ запечатать его сильную сторону приведут к положительной динамике в турнирной таблице.

«Один на вылет» - игра в одни ворота, он держаться на одном ловком пинчере, и это, несомненно, театр одного актера и многочисленных и восхищенных зрителей. Сцена на отрытом воздухе, на ковре газона и в ложах тренерских скамеек, где всем другим только приходиться по указке «серых кардиналов» жестами сигналит архиклассическое «кушать подано». И попутно народно-массово безмолвствовать с перекошенными лицами, и «100%», как любит говорить прима сериала, озадаченно суетиться развешивать ружья по стенам, не зная когда и как они бабахнут. Если главные герои предыдущих сериалов боролись против системы, и бились против мира цинизма и бездушного расчета, то Токучи просто научился хитро лавировать, и обращать силу врага против него самого.

А борьба прогнившего общества и отчаянного одиночки превратилась в способ одурачить мошенников теми же способами, что используют и они сами. Острота конфликта смягченна безразмерной личной харизмой, и ситуациями переменного плутовства, ушли грубые черты лиц персонажей, срезаны углы подоплеки, смягчены шипы безумия и отчаянья. Да и музыкальные темы уже не так цепко врезаются в память, заставляя искать ОСТ и не придавая нужные акценты драматичным и почти рискованным инцидентам.

И напоследок, быть может, вы думаете, что представленные авторские мотивы вызвали у меня желания отговаривать кого-нибудь от просмотра, тогда вы ошибаетесь! Дьявольски расчетливый игрок с желтыми волосами не даст вам опомниться и бросить сериал, и только к финалу придет понимание – нас всех безжалостно обманули! Спасибо, дайте нам еще такой же артистичный способ вводить себя в заблуждения, и мы Вас не обманем, и снова будет заворожено любоваться на «команду одного игрока».


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Soukou Kihei Votoms: Pailsen Files (2010.02.27)

«Бронированные войны Вотомы» - произведение явно серьезное (с продуманностью креплений для десантирования, и механизмом грязеочистителей) и взрослое, без заигрываний в «войнушку», когда все понарошку, и «наши мехи быстры и победа уже не за горами». И потому девочек с разноцветными волосами, волею поп-арта оказавшихся в командных пунктах, и закомплексованных юношей с манией величия, снаряженных в человекообразные МЕХАнизмы Вам не покажут, и абсолютно (до сарказма уровня Гарри Гаррисона) антимилитаристическое.

Т.е война, и вся машина по превращению человека в послушный, равно как легко заменимый, винтик в мясорубке, показана наглядно, жестко, с кровью, грязью и копотью, идиотизмом командующих и смекалкой капралов. Армия всегда держалась на сержантах, трибуналах и обсуждении приказов после их выполнения.

Никаких антинаучных импактов, сказочных апгрейдов, мегапушек и богов из полурелигиозных пантеонов. Боевая техника, со своими особенностями и арсеналом, который порой совершенно бесполезен в случае продуманных вражеских фортификаций и неожиданно эффективен при атаке «ночной рейд камикадзе». Столкновение тактики и стратегии, извечного человеческого Х-фактора на карте боевых действий, и влияния нежданных заморозков и боевая фортуна, которая решает, кому и как умереть, от случайного ли рикошета или же выстрела в спину.

Мир «Вотомов» лишен показного пафоса, патриотических и душеспасительных соплей, речей и митингов, прикрас саг «о героях галактики, несущих на своих могучих плечах спасение от кровожадных монстров и хищных инопланетян, тинейджерской рефлексии, полуромантических линий и недояоенных влечений.

Без разгрузочных серий про пляж, трудное детство и неопределенное будущее после катаклизма, без туманных намеков и замутненных цитирований. Все предельно просто и грубо: война не место для подвигов, а место массовых захоронений провальных планов объединенных штабов, поле брани – пропасть, куда на убой кидают тысячи солдат ради очередной планки на могучих животах генералов, которые считают «гуманизм» грязнее онанизма, и расценивают милосердие как военное преступление.

Ни каких вам героических полководцев, зато полно мастеров лиходейского карьеризма и опытных борцов подковерных интриг. Даже сведенные вместе герои сериала, не бравые вояки, которые прошли «Крым, Рим и канализационные трубы», стали в «доску» своими, армейскими корешами и братьями по оружию. Просто люди, которые хотят выжить, хватает трусов, предателей и просто тех, кто не может делать ничего кроме того, как превращать противников в гору покореженных и обгорелых махин забрызганных кровью, того цвета, что и у них самых.

Идея абнормальных выживателей – просто одна грань мира смерти, краешек обгорелой фотографии, на которой пятерка бойцов брошена в горнило войны, и которым какое-то время казалось, что время берсерков никогда не кончится. Но вселенная Гильгамеша и Балаланта - жерло хищной гонки вооружений, в которой может быть временное перемирие, но никак не МИР, ГАРМОНИЯ и ПОНИМАНИЕ.


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рояль в лесу (2010.01.27)

Чем гений отличается от талантливого музыканта!?

Наверное, своей неспособностью уместиться в рамках жестких правил, ограничений нотного стана, полифонии партитуры, да просто способностью, как машина сухо и беспристрастно воспроизвести звуки, закодированные черными закорючками на белой бумаге.

Вечно эти не «от мира сего» бунтовщики и шалопаи устраивают звуко-революции и музыкальные прорывы за грань, не для денег и славы, а потому что уже не могут сдерживать музыку, льющуюся из них, не могут не заражать окружающих чарующим волшебством, сокрытым где-то между акцентами и тактами, нюансами и вариациями на тему. Им скучно тренировать гаммы и потеть над арпеджио, тесно в рамках фуг и этюдов.

Множество великих композиторов не нашли признания при жизни, их считали в лучшем случае чудаками, а порой и безумцами, не способными добиться успеха, но назло логике и здравому смыслу наделенных Проведением искоркой воистину божественного дара. Того самого, который по словам разбогатевших и предприимчивых современников, они растратили на капризы и «музыку для сумасшедших», как называли последние квартеты одного великого композитора, как и Кай Этиносе, рожденного в весьма неблагополучной семье.

И, пожалуй, самый большой плюс «Piano no Mori» заключен в честности сценария, кого может удивить качество анимации от «Mad House» и тем более саунд-трэк от Моцарта, Шопена и других гранд-мастеров звукописания?!

Всех, кто хоть как-то отличен от большинства, не любят, стараются подавить и сломать. Жизнь нещадно бьет их по лицу, она ломает руки искусным пианистам, как это было с Соске Аджино, дает сполна вкусить горьких плодов разочарования, их не назовешь успешными или обласканными фортуной. Но взамен судьба порой дает им способ найти истинную свободу самовыражения, или, хотя бы, как бы не было грустно - раскрыть чужой талант, огранить алмаз, превратив его в сияющий бриллиант силой своего опыта и знаний.

Быть искренним перед собой, перед своим зрителем и слушателем – не способность врать и приукрашивать, пусть по законам нашего сурового мира правил, тот, кто больше и упорнее занимался, тот и имеет больше прав называться победителем. Вот только - что такое оценка судей, когда понимаешь, да, ты овладел техникой в совершенстве, но так и не приобрел настоящей и взаимной, прошу заметить, любви к музыке. Сухэй Амамия с четырех лет упорно занимался фортепьяно, у него были условия и причины стать лучшим, и пример отца и надежды матери, да собственных амбиций он явно не лишен.

Но, приехав в маленький городишко, расположенный рядом с лесом, он и не мог предполагать, что встретит, кроме жестоких, как многие дети, одноклассников, непоседливого и неуемного растрепу, открывшему ему, аккуратно причесанному вундеркинду и усердному ученику, радость настоящего творчества.

Кодзима Масаюки почти чудом избежал фальши и наигранности, слепой идеализации дружбы и заигранного «хэппи-энда». Именно из соперничества побратимов рождается настоящее искусство, способное перешагнуть времена и страны, стремительные взлеты и сокрушительные фиаско.

Ведь играя по-своему чужую музыку, делаешь ее уже своей, пропуская ее через свою душу, ты уже не являешься копией или подражателем, не опускаешься до уровня магнитофонной записи умелого мастера и повелителя клавиш, ты сам творец и хозяин своей музы, и своего способа преобразить наш ограниченный мир частичкой доброй магии.

Ощутить дыхание ветра свободы, уносящего туда, где тебе лучше и уютнее всего, неважно в туалет, рядом с любимой собакой или дремучие заросли, куда сбегаешь из унылой школы. Так пусть звучат волшебные переливы черного рояля в зеленом лесу, и нам остается только надеяться – мы еще когда-нибудь снова прикоснемся к сказке маленького человека, способного вызывать большие чувства в сердцах людей.


+25Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Полиция Будущего: Восстание (фильм второй) (2009.12.15)

Второй полнометражный фильм из серии «Полиция будущего» настолько серьезен в плане затрагиваемых проблем, широты охвата, такого редкого для аниме жанра, как политический детектив, что впору, и в самом деле, поверить утверждению – Мамору Осии снимал его во многом для себя.

Но попал в нужный очаг социальных недугов и разворошил наболевшее, и для Японии, и для всего мира, и при этом был безжалостно остр в моделировании современного общества, с коллективными попытками остановить крах государственной системы, и личными намерениями разрушить заржавевшую машину бюрократизма.

Да так, что всякий, кто помнит атмосферу российских путчей 90-х годов, поневоле сразу начинает ворошить в памяти, и не без оснований, отголоски тех времен, когда танки грохотали на центральных улицах мегаполиса, и уже казалось - гражданская война неминуема. Государство представало в виде колосса на глиняных ногах, правоохранительная система оказалась слепа и к правым, и виноватым, вооруженные силы опасны, в первую очередь, для своих сограждан, и вместо плохого мира или доброй войны наступило вязкое, как застойное болото, безвременье.

Меха-мотивы занимают ничтожно малую долю фильма, зато геополитике, заговорам и социальным предпосылкам для столкновения власть имущих и власть содержащих – выделено столь много, что начинает казаться – перед нами не фантастика, а факты реальности, которые по какой-то причине от нас скрывали спецслужбы.

Развитие событий, описанных в фильме, теоретически возможно, и чем больше проходит времени с момента выхода фильма в свет, тем больше предпосылок задуматься об угрозе, предначертанной Мамору.

Как ни странно, не считая скоротечного штурма с участием андроидных механизмов «под занавес», киберпанковской фантасмагории нет в «Патлаборе» совершенно, не показаны в фильме проблемы роботостроения и дилеммы самосознания машины, не наблюдается замаскированного фансервиса персокомов, отсутствует отвлеченная технологическая философия, благодаря которой Осии, собственно, и прославился. И при всем при этом штучность работы, его уникальность не обесценивается критериями массовой популярности, псевдокульта, как было в «Призраке в доспехах». Напротив, спустя уже не малый период времени второй «Патлабор» выглядит однозначно выгоднее на фоне любимого публикой «легкого чтива и легкомысленных зрелищ» стандартных рамок массмедиа.

Конечно, в этом заслуга ни одного режиссера, все сотрудники «I.G» потрудились на славу, и Кедзи Каваи, и другие профессионалы своего дела – отработали отнюдь не только высокие бюджетные затраты и личные гонорары.

Герои «Патлабора 2» раскрыты ровно настолько, насколько необходимо для развития сюжета и не йотой больше, можно смотреть OVA и ТВ под тем же номинальным названием, и, наверняка, лучше понять, что именно герои друг для друга значат. Но не факт, что это будет сопоставимо с авторским видением Осии.

Создатель «Патлабора 2» вместо упора на пространные исповеди и многозначные монологи – брал свое короткими намеками и образами-символами (вот они рыбы и птицы и твари земные, незабвенный спаниель на месте, а снег и взрывающиеся дирижабли готовы низринуться на головы жителей многомиллионного Токио). И мизансцены и плотная привязка к реальности тогдашней, да и чего душой кривить, и нынешней Японии имеет место и возможность быть.

Через пару жестов, прикосновений рук и оброненных фраз, он смог воссоздать картину непростых отношений между близкими людьми, которым пришлось стать по разные стороны баррикад, и не стал распыляться на мыльный мелодраматизм.

Другой особенностью фильма является отсутствие разграничения между первичными и второстепенными планами, не ясно, что же больше способствует раскрытию интриги – общее или частное. Трудно сказать, важнее ли в создании медитативного погружения во вселенную Осии, мелочи в расследовании, детективная составляющая и психологическая, или же панорамные пролеты над городом, отражения в витринах и другие взгляды со стороны.

Непросто разграничить важность того, как люди неспешно и вдумчиво («спешить - только следователя смешить») расследуют дело о взрыве на мосту, как пытаются любой ценой остановить прямое столкновение ветвей власти, или отчего неспроста режиссер показывает вольных птиц, бессчетное число раз проносящихся над индустриальным людским муравейником, лишенным свободы выбора.

Отбросив банальную агитацию «очень взрослого кино» просто хочется сказать: «Такого аниме вы вряд ли где сможете увидеть, а вот станет ли оно вашим, это дело уже второе».


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Принцесса-вампир Мию [ТВ] (2009.12.10)

«Меланхолией надо наслаждаться неспешно, вдумчиво и без лишних оглядок на самого себя».

И посему «Вампирша Мию» доставит мрачное, хмурое удовольствие, тем кои алчут грусти неизлечимо искалеченных судеб, и печали безнадежно разбитых иллюзий людей, которые, если и находят покой и безмятежность, то в мире Ином.

А вот любителем вампирских триллеров придется уйти не солоно (кровь - она солено-кислая) нахлебавшись, ибо экшн и кровососущая составляющая в сериале рудиментарны, да и сам настрой сентиментально-спокойный, а не нервно-истеричный, характерный для фильмов ужасов про разгул вурдалаков и упырей.

Назвать Мию охотящейся на беглых из мира тьмы синма, главным персонажем можно, и вместе с тем, главная фигура сериала – это, несомненно, неотступная тень рока, слепая к состраданию судьба, холодный приговор фатума. Это не раз будет озвучено в самом сериале, и это проистекает в лейтмотиве невеселых зарисовок на тему смерти физической и гибели душевной.

Всякий в чье жизни будет замечены пожиратели душ - сама Мию, Рейха, Лярва, и все другие персонажи так и не смогут безнаказанно пройти мимо, не потеряв чего-то важного для себя, и в себе. Просто кто-то будет отправлен в небытие прямо сейчас, кто-то чуть позднее. Вечности некуда торопиться, пусть люди спешат сделать ошибки и натворить глупостей. Расплата за прикосновение к миру теней неотвратима, приговор отсрочен, но не отменен, от этого «густота и насыщенность» неизбежности и сплина в сериале только увеличивается.

Как эту минорную доминанту не назови, лучше, то есть добрее или милосерднее от этого она не станет. Мию к финалу мало измениться, по-прежнему сдержана, и отрешенна от обычного мира, в котором надо ехать утром на работу в метро, терпеть сплетни за спиной, или ворчание постаревшей жены. На ту самую жестокосердную девочку из первой версии из 80-х, нынешняя из рода Стражей не особо похожа, - на вампира, впрочем, тоже.

И такой образ Мию имеет право на существование, равно как девочка с желтыми глазами также могла бы быть некогда любимой дочерью и хорошей подругой. Вот только для судьбы нет правых или виноватых. Есть только те, кого она уже поглотила, и те, кому еще суждено утонуть в постепенно сгущающимся мраке.

Часто поминаемая хрупкая готичность OVA настолько хрупка, что вызывает сомнения – а так уж она хороша - это архаичная рисовка лиц, с экономно и грубо обрисованными движениями и прочим не лучшим багажом видеоформата. В ТВ сериале неподвижные картинки тоже присутствуют, но достойной альтернативой (которая по определению любима далеко не всеми) стала сполна. От духа готики в телеверсии не осталось и следа, зато ей на смену пришла атмосфера городских легенд, которую даже экскурсы в прошлое главных героев не в силах преодолеть. Без музыки Кензи Каваи (о которой требует упомянуть особо, ибо она компенсирует некоторые огрехи анимации и монотонность отдельных эпизодов) ТВ версия, явно была бы беднее в эмоциональном, и в эстетическом отношениях. В телевизионной варианте музыки больше, и она разнообразнее, с этим вряд ли могут поспорить даже упертые фанаты OVA.

Школьная тематика приедается, даже в мистических триллерах, к чести создателей сериала данная эксплуатируемая область японской анимации, с обретением подруг и прочими «страшно интересными» атрибутами фигурирует не часто. Гораздо интереснее видеть взрослую «безнадегу» и кризис, чем очередные наклевывающиеся подростковые проблемы самосознания, которые на птичьих правах были «прикручены» к финалу.

За постоянство, за способность испытывать чувства надо платить слишком дорого. Для Мию изначально нет возможности долго балансировать между ночными рейдами и походами в личную жизнь, с привязанностью и прочим спасительным для души хламом Привязанность недопустимым для борца с бесконечным мраком, открытость делает слабее и беззащитнее. В руках Лярвы коса, в ладонях Мию огонь – они выкорчевывают и выжигают и демоническое, и человеческое, и, прежде всего в себе.

Акценты расставлены точно – нарушители должны быть наказаны, случайные жертвы – проблемы родственников и обычного мира, в котором не бывает учителей-хамелеонов, котов-перевертышей и русалок в океанариумах.

Упреки в однотонности были бы уместны, если бы не присутствовал такой парадокс - пресловутые те самые лишние серии, которые портят кровь и сбивают с нужного для декаданса пути - как раз таки из разряда «все кончилось не так плохо, как обычно». Что дала, к примеру, для раскрытия чьего-либо образа серии про «двойника», о китайской воительнице, кошкофиле или про мальчика с лопухом? Вот именно, ничего. Только разбавили ненужными вкраплениями бережно нагнетаемый сумрак и понизили градус неизбежного, и чего греха таить ожидаемого антипозитивного окончания. Только наивные думают, что нужны вихляния в сторону, чтобы уберечь от предсказуемости. Меланхолии не нужны взбрыкивания на пути к пропасти.

Р.S Главное, нужно до начала просмотра определиться, что же именно вы хотели увидеть: сериал про девочку истребляющую нежить или про человека, убивающего в себе человечность?!


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Убийца Ити: Эпизод 0 (2009.11.22)

«Как - это романтично!…»

(реплика восхищенного дрессировщика психопатов).

Впрочем, не только! «Koroshiya Ichi» - полновесный, если не сказать, тяжеловесный психиатрический триллер, и в нем главное - нарастание диссонанса чувств, умело расстроенная дисгармония влечений.

В ретроспективе – аспекты и ужасы порабощения. Порабощение извращенными, но такими манящими желаниями - убивать. Убивать, как протест против подчинения, и убивать, как парадокс – вследствие личной инертности и неспособности самостоятельно пойти против угнетающего течения. А в неутешительном итоге - надломленное унижениями и хлипкое душевное состояние главного мученика с хорошим ударом ноги. Главным героем (он такой антигерой) - манипулируют почти все окружающие его люди: соученики, всевдодрузья, члены семьи, и прочий порочный хула-хуп откровенно циничных и расчетливых персон.

Повествование в «Koroshiya Ichi» – прозаично, как рапорт судебного мед. эксперта: сухие подробности смачных происшествий, без заигрываний в морализаторство и напускной личины назидательности. Злой авторский оскал ложкой дегтя дает о себе знать в кипящем котле общепита, наносит превентивный удар в секции карате, где по идейному шаблону и должно направлять в нужное русло неконтролируемые эмоции, а по факту так совсем - наоборот.

Краски искусственно сгущены, психологические штрихи в характерах персонажей погружают в непроглядную темень повсеместного насилия. Ни капли сострадания, ни проблеска надежды, самодостаточный пролог, интродукция к смерти. Практически нет ни одного персонажа, который бы не вызывал чувство гадливости и омерзения, всё работает на режиссера и против неподготовленного зрителя.

«Вы не остались равнодушны?!» – а значит, режиссер-пилат сделал свое дело и уверенной поступью спешит умыть обагрённые рисованной кровью руки.

Ну и потому всё прагматично, тоже. Садомазохистский секс, кишки и размозженные кости отдельной развлекательной программой фетиш-кабаре. Ломаные осколки семейной жизни родителей Ити растоптаны и брошены, как положено разбитому корыту на свалке бытовой «чернухи» – совершенно бесхозно. Куда проще не замечать – чем понять и разобраться, почему их сын беспрестанно балансирует на грани нервного срыва.

Искушающие мысли и ехидные слова лезут в уши, и проникают в воспаленное сознание слишком покладистых сыновей, отлагаются и куммулируются, что бы рано или поздно рвануть, бабахнуть и снести к чертям собачим, азиатскую услужливость и японское смирение. Можно стереть глумливые надписи в своей тетрадке, но нельзя стереть из памяти, и из души шрамов унижений, генерализованых ожогов равнодушия.

И спорно, какие же выводы порождает просмотр – «жестокость плохо, и убивать не хорошо»?! можно спросить, но вряд ли можно получить адекватный ответ. Пожалуй, лучше всего духу «Убийцы Ити» соотноситься «Ганц» от «Gonzo», такая же удушающая, словно в газовой камере за минуту до асфиксии, атмосфера беспросветно мрака, слезы, сопли, пот и кровь, и нехорошие мысли в умах подростков. Но «Ганце» история была логически завершена, кому не нравиться развязка - могут идти и дальше читать неоконченную мангу. А в «Убийце Ити»….

Эти ваши итить, их налево Ити – прямо звери какие-то! Хотя нет, звери, то есть животные, на такое неспособны. А вот Исихира Синдзи оказался способен. Из-под его кривых и извращенно-талантливых рук вышел, выпал, шмякнулся, и побежал безжалостно убивать проблески нормальности - этот совершено отличный, во всех смыслах слова, анимационный опус. Это даже не эрогуро, никакой некрофилии, капро, цепей и кнутов, персинга и изнасилований до смерти, и прочего стандартного арсенала хардкорного хентая.

Создается такое впечатление, что удовольствие от создания этого андеграудного мега-трэша авторы получили немалое. Так, что все, кто желает получить тонизирующий, кто сказал, маниакальный заряд, (вы попали в точку в кровавом пятне психо-теста) бодрости, - смело шаг вперед. Симптоматика S&M, цветастая клиника преступления, патология ущемлённого разума – во всей красе и блеске нищего духа.

«Не надо прятаться дамы и господа, я заметил, как расширились ваш зрачки и участился пульс, когда вы поняли, и осознали, что фильм столь предательски короток и мал. И вы еще сполна не успели, насладились прессингом садизма столь изломанных и покореженных пропорций, и нарочно искаженных рыл и рож. Вкусите прелести цветовой гаммы: «И на завтрак ЛСД и на ужин мескалин», и грубой, словно пинок ботинка в лицо анимацией, под аккомпанемент заводных рейв-мелодий и микшированных воплей. Палат на всех хватит, у нас недавно такой приятной расцветки смирительные рубашечки привезли – залюбуешься!»


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Нейро Ногами - детектив из ада (2009.11.22)

Можно так: «Разгрызет загадку Нейро Ногами, только успевай выносить всех вперед ногами!»

Или так: «Нейро Ногами – детектив из Ада, без мыла вылезет их любого зада!»

Что Вам не по нраву грубый умор площадного балагана, с избиением Пьеро, кривляньем и игрой на публику, гримасами и ехидными репликами?! Тогда уж не знаю, как лично вы воспримите постоянные шпильки, кнопки и гвозди в адрес госпожи с неуемным аппетитом Яко, и побои недомафиози и полуотморозка Годая мистером двуличность, он же инфернальный взломщик тайн Нейро.

«Mad House» снимали мистику, делали детективы, создавали забавные вещи – на сей раз будет гремучая смесь страшной комедии и сборный букет алкоголя из смешных ужасов, на вкус и цвет сок раздавленного томата и свежее выжатая кровушка, даже по демоническим параметрам, отличаются. Уж кто-кто, а эта студия знает толк в том, как живописать монстров и напустить сверхъестественного тумана «Mad House» не одну собаку сьели, и не один десяток смертоубийств нарисовали.

И если пробовать на вкус все составляющие элементы сериала в отрыве друг от друга, коктейль может показаться – горьким, невыдержанным и неудобоваримым. Мол, вместо интриги психованный кот в мешке швырнул рояль из кустов, и случайно попал в бога из стиральной машины. Спешить по первым сериям с выводами не стоит, во всех случаям найдется со временем рациональное, в контексте теории заговоров, и кибер-панка и паранойи, и мистики, объяснение.

Вкус ядреный и рассчитан на устойчивый к потрясениям желудочно-кишечный тракт, ибо: во-первых, терпкий (с маньяками-бомбистами, монстрами-юмористами, американскому восприятию страны Восходящего солнца и японским бобам тоже досталось на орехи) привкус горилки с перцем. Во-вторых, специфический, (чиби-арт как никогда тут был полезен, а полицейская парочка - меланхолик и холерик жжет и отжигает горячее Бима и Бома, а падающая слюна чертовски мешает нормальному сну), аромат абсента. В-третьих, с толикой шпанской мушки (местами беспросветно черный, и на грани фола, юмор с косичкой-секретарем, или массовой атакой велосипедистов, кои вполне соответствуют духу галлюциногенного бреда) и хитрый, с прищуром зеленый глаз, вместо маслинки. Потому выходит, что сериал не так уж и плох, как его малюют, а специфичен и только.

Просто надо уметь крепкий желудок и острые зубы, что бы с рвотой скепсиса не выпустить из-за рта странное сочетание сломанных судеб, извращенных маний, холодного расчета и артистизма лощеного типа в синем костюме, с 777 адскими гаджетами и одной мыслью – полакомиться раскрытием чужих секретов.

Вот вам показывают тяжелое прошлое Яко Кацураги связанное с убийством отца, думаете это повод погладить ее по голове, ни фига – хлопнуть ей по черепушке, ах, я целился по мушке!

У каждого знаменитого детектива был какой-то особенный атрибут и способ расслабляться. У Шерлока Холмса была трубка и игра на скрипке, у Эркюля Пуаро был монокль и работа в саду, а Нейро Ногами гнобит и глумиться, швыряет и пинает раба №1 и раба №2, думаю подсказывать, кого именно, уже не надо.

И какой великий детектив обойдется без противостояния почти равного ему хитростью, умом и харизмой, свой мистер Икс, Хал и свой человеческий фактор (фу, чудом избежал спойлера, что в детективах само по себе криминал), выйдет на сцену и сделает свой ход конем, собакой, и рукотворным мостом.

Нейро – рулит, да что тут говорить, буквально бросает напарников (от слова парить) в гущу детективной интриги, пускай они по ходу разбираются, в чем соль и суть загадки очередного преступника. Не умеешь плавать, не отличишь убийцу от невиновного – лети за борт, отправляйся на место встречи как наживка, или утонешь или научишься плавать и выводить злоумышленников на чистую воду, и как раз в гостеприимно распахнутую пасть дознавателя из преисподней.

Нагами действительно сильно напоминает Алукарда манерами и повадками, и не того мужика в дурацкой шляпе и красном плаще в ТВ-версии, а того самого из OVA, который монстр и действительно Немертвый Король с акульей улыбкой и дьявольским сарказмом.

Некоторые напитки надо пробовать стремительно, смаковать разливающуюся по внутренностям теплоту чуть сдерживая дыхание и находиться под градусом адского горения. С «Нейро Нагами» - такая же, дегустационная история, можно ткнуть пальцам в монитор и заранее угадать, кто виновник, значительнее интереснее «как», как лиходей привел свой план в действие, как Нейро скорчит рожу, наконец, как Яко повзрослеет, каким боком тут приплели красный ящик, и главное как Нейро станет…..э нет, смотрите сами.

Р.S Желудок не справиться с той пищей, которая тебе не по зубам. Ну, что вдохните глубже и принимайте «Нейро Ногами» залпом, быть может, он даже в чем-то понравиться. Если нет, есть же, бумажные пакеты, компьютерные корзины, кнопка «Delete», наконец.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Словно облако, словно ветер (2009.11.13)

Наши жизни – словно облака проносятся безвозвратно, и уже не поймать, и не вернуть то время, когда мы были молодыми и чушь прекрасную несли. И пусть чушь эта была о том, как вероятно хорошо быть женой императора, обладая трехразовым питанием, и правом на послеобеденный отдых.

Однако молодым свойственно взрослеть, ветрам менять направление, хорошим фильмам преподносить сюрпризы, а аниме быть серьезней диснеевских хитов.

Аниме «Словно облако, словно ветер» можно и нужно сравнить с его центральным персонажем, с немного лопоухой, и немало безбашеной, обаятельной претенденткой на роль императорской избранницы.

Оно, совместно с главной героиней, растет и изменяется в нужную для зрителя, учителя и наследника престола сторону. Когда-то легкомысленная и любознательная, с кирпичом наперевес, а к финалу - возмужавшая и похорошевшая, со своей правдой жизни, и за пазухой, и под сердцем.

Трудно сказать, случайно ли так вышло, или же это прихоть сценариста, волю которого можно уподобить вероломной судьбе, однако ветры перемен непрестанно терзают ход сюжета.

Что и в итоге и приводит, чуть ли не к буре чувств, в апогее похождений верткой, словно мартышка, и столь же непосредственной сорвиголовы, как Гинга. Ибо мы, с вами, о многоуважаемые критики и лица, к ним приравненные, точно знаем, простота хуже воровства, вот только кому от этого лучше – любящим или тем, кто ради скуки начинает мятежи, ответить не совсем легко.

Если бы Гинга было золушкой, то чует мое сердце, любая бы мачеха получила бы по тыкве, и оказалось свернутой рулоном в туфельке, да крестная подалась, глядя на напор девицы, прямиком на биржу труда.

Ибо вначале было слово, и было оно «сказка» - был легкий, можно сказать нежный бриз комедии, но постепенно романтика раздувает паруса и несет корабль сценарии прямым курсом к неотвратимому, как казалось тогда, «хеппи-энду». Шустрая и целеустремленная Гинга, своей подкупающей искренностью, тягой к познанию, честностью пленяет не только отягощенного дворцовыми интригами принца, даже бунтовщика и смутьяна. Если не любовью, так состраданием.

Но, тут на пути мечты появляются, остроконечные рифы драмы – и напор феминизма бессилен перед численным превосходством реализма, и вовремя незаряженный пистолет, если и стреляет, то только в ненужное время, и грусть вместо банального: «и жили они долго и счастливо». Господа хорошие и дамы чуйствительные – тема примятой соломы и несгибаемого материнства раскрыта, унывать не стоит, в прочем, веселиться поводов тоже не вижу.

«Словно облако, словно ветер» не выветривается просто так из головы, и сказка оборачивается сагой, и «намек не просто - легкомысленный урок».


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Метрополис (2009.11.13)

«В открытое окно влетели звуки фокстрота, несколько гаек и парочка особо рьяных революционеров…»

А если серьезно, то любителям поностальгировать, на худой конец с наслаждением нашарить на полке чего-нибудь в ретро стиле, благо оно не ветхо - от джаза и наследия стиля куртуазный ампир, до губительных идей освободительных мятежей, ознакомиться с «Метрополисом» может быть и приятно, и полезно.

Отомо Касухира – фигура под стать Ринтаро взывает к усилению внимания, хотя бы как минимум с точки зрения историко-художественного вкуса, гарантий наслаждений никаких, но слякотный вечер – явно будет позабыт. И все благодаря сочувствующим роботам и жестокосердным людям, стильным (многого ли надо - очки на месте, пистолет при нем) злодеям и обаятельным машинам на вроде мотоуборщиков, социальным намекам и прямым обращением к виновникам и жертвам межклассовых и межвидовых трансформаций.

Самый злостный критик не сможет подкопаться в основание «Метрополиса», т.е визуально-музыкальной стороне в котором столь добротно прорисованы все шурупы и болты, узоры на обивке диванов и мраморных полах, а звуковое сопровождение радость и отрада для слуха ретро-меломана. Теоретически, конечно может, но его с головой засыплет миллионы деталей, шестеренок, похоронит под собой громады небоскребов и разрушительные последствия революций против монополизма «толстосумов», и бунта против человеческой тирании.

Но за спиной «Метрополиса» не только рабский труд статистов-оформителей, есть авторский подчерк и атмосфера серьезного «старого», чуть ли не немого кино, (использовался даже нарочито архаичный операторский прием – сужение поля зрения, за счет диафрагмы), где старались напрягать у зрителя извилины, а не рефлексы. Грустного, не смотря на детские лица персонажей и усатого дядю, слишком старого, что бы воровать.

Вероятно, потому, авторы не распылялись на такие мелочи, как раскрытие характеров, эволюцию взглядов, а давали все крупными планами, масштабно – где надо: трагедии без соплей, у роботов нет слезных желез, и катаклизмы без луж крови, так только обиднее за распятые иллюзии. И узким фокусом, кратно и емко – по-человечески простое и незамысловатое, и четко дозировано, чтоб не упрекнули мол, фильм не про людей, а про бездушные механизмы. «Ничего личного, сэры – просто это работа у меня такая стрелять вот всех без раздумий и носить черные очки».

Уж, только за декорации многоярусного мегаполиса, то сияющего и помпезного, то грязного и замусоренного, любой престарелый негр, гоминасай, андроид выучил бы пару фраз на японском: «Я не ты, кто я, и зачем это все?!»

Да не отпугнет зрителя «Метрополиса» утолщенные конечности и «мультяшный» стиль лиц характерный для 60-70-х годов, и город будущего, словно сошедший с обложек старых фантастических книг. С другой стороны, - эти физиономии, горбатые носы и пышные усы гораздо лучше обезличености полуфабрикатных продуктов. Да и пугливые могут идти стороной, тут знает ли часто, и много стреляют и даже порой неожиданно умирают.

Эпосы не нуждаются в подробных объяснениях, и так понятно, за «мир, труд, май» нужно много горбатиться, а на осколках разрушенных мегаполисов опять прорастут новые джунгли проводов и строительные «леса» небоскребов. Хорошая фантастика не про то как «вкалывают роботы, а не человек», и тем более не про то, как «смелый мальчик вытащил из пожара симпатичную девочку».


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сумерки Повелителя Тьмы (2009.11.02)

"В наползающих сумерках апокалипсиса, так сложно разглядеть мглу персональной депрессии".

(введение в психоанализ декадентства).


Есть масса аниме, по которым сразу становиться понятно - какая же именно студия их создала и выпустила в свет. Порой достаточно увидеть кадры вступления, бегло оценить дизайн персонажей, общий дух произведения, и тогда спокойно можно расставить точки над «i» в Production I.G или магические вензеля «Ghibli».

Можно, конечно, сослаться на узнаваемую работу дизайнеров или характерный почерк определенных режиссеров, однако подобное не отменяет первого, как правило удачного, впечатления.

«Сумерки повелителя Тьмы» без сомнения можно отнести в эту узнаваемую категорию. Было бы странно, если именно студия «Mad House» не приложила бы к созданию подобного фильма своей длинной руки. Рука было не пуста, в ней оказалась зажата спонсорская пачка иен, и фига для всех ненавистников декадентства.

Оттого мистика в «Сумерках» самая, что ни на есть упадническо-помпезная, в нем правит траурный бал организованное безумие и законы нормальных «светлых» истории, с непременными, проливающими лучи понимания завязками, развитием и последовательным апогеем, ей вовсе не писан.

Зато в ней красочно, в подчеркнуто черных тонах и убийственно изящных ракурсах расписан ночной мегаполис, мафия врастающая в магию и фармацевтику, минорная доминанта и тусклые отблески наскоро сколоченных трагедий.

Всё эти демоны и гардианы-хранители – только повод для зрителя пройтись в толпе одиноких и жестоких теней, окунуться в обволакивающие бархатные объятия истории без начала и пусть даже трагического, но хотя бы окончания.

Заглянув в тусклый туннель повествования вы услышите лишь отголоски темных историй, когда-то имевших место, и ничего кроме них. В связи с давностью и отрывочностью полученной информации - это лишь искаженное эхо, понять по которой полностью «Что? Где? Когда?» не представляется возможным даже опытным знатокам.

Весь этот мрак недоговоренности населяют сумрачные персонажи вне времени, от прошлого у них одни болезненные отрывки вроде отгрызенных рук, настоящее как горячечный бред и будущее им не сулит ничего лучшего – все они «не в себе», одержимы или на худой конец в шоковом состоянии.

Жертвы и преступники – эффектны до безобразия, позы и амплуа отточены до болезненного влечения, смерть в их глазах и кровь на их лицах. Мужчины бисёнены состязаются с женщинами-вапм за право быть убитыми первыми при первой, благоприятной для сценариста, возможности. Милосердие и сострадание покинуло этот город павших, град обреченных грешников и только свинцовые тучи царапают крыши небоскребов населенных полуживыми и недоубитыми героями индустриальной готики.

В кадре вышагивают случайные люди и без приглашения заявляются лишние личности, блюзовый настрой и отфильтрованный модернизм, победа формы над содержанием, стиля над смыслом.

Ругать декадентство всё равно, что укорять черную кошку, за расцветку шерсти, она такая, потому что не может быть другой. Смотреть и наслаждаться, терпеть и злобно плеваться - каждому свое, меланхолия не для всех, сплин не для каждого.


+15Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Афросамурай: Воскрешение (2009.11.02)

Настоящий трэш должен быть свиреп, волосат и отдавать душком взмыленного викинга.
И «Афросамурай: Воскрешение» именно такой. И первый OVA-шный сериал и это продолжение созданы согластно закону построенния качественных фильмов про резьбу по кости и мясу т.е тверды как испытанная в бою катана и основательны, как корни развесистой сакуры, гм,клюквы. Сочетает в себе ненаучную, но популярную фантастику, роботов и монахов, клинки и ракеты, эклектику и гиперболу, шизофреническую манию преследования и маниакальное влиянияе продюссеров.

Как говориться - маразм крепчал, и посему кот в мешке благополучно задушен, и в силу этих обстоятельств не может привнести сюрпризов в сюжете. Меча в ножнах настоящий самурай не утаит, и проще найти иголку стоге сена, чем фильмов «Гонзо» хотя бы без отдаленных меха-мотивов. Идея бессмысленности насилия, как в качестве отмщения, так и в виде стяжания эстафеты лучшего бойца – как холодненький лимонад бодрящь и освежающь.

По-прежнему, афросамурайские зарубы жестоки, кровавы и бесмысленно-зрелищны. Туненговонные злодеи и развязное альтер-эго все тагже неотступно преследуют молчаливого бойца невидимого афро-азиатского фронта. А победа всех над всеми, словно стая голодных ворон кружит над полями ристалищ и ярко иллюминированными праздневствами. Волосатость афрошевелюры, подкрепленная усами и бородами множества снятых до этого самурайских, и просто боевиков, скрепляет грубые швы сюжета, и вот скука обезглавленна, четвертована и медленно агонизирует в темных уголках скепсиса.

Визуальная красота «Афросамурай: Воскрешение» по-прежнему намекает, что все недовольные низким качеством продуктов быстого приготовления от «Гонзо», на сей раз могут смело повеситься, на жгуте из списка притензий к сценаристу. В проект вложили немало шелестящих купюр высокого достоинства –смотрите и удивляйтесь, «Гонзо» обычно экономно до бестыдства. Почти нет 3D вставок, зато много крови, женского филея и других мясных деликатесов. К черту хлеб насущный философов, когда тут такие зрелища.

Все за что мы любим, презираем и игнорируем треш –в «Афросамурае» достигла пика развития, и дальше только вниз, с ветки дуба - в болото арт-хауса. Новые апгрейды и старые обиды, металл вместо плоти и амбиции вместо мозгов. Из старых друзей получаються лучшие враги, разгневанные женщины страшны в гневе, а воскресшие родственники всегда настроенны отнюдь не миролюбиво, все на своих местах и ждут возможности блестнуть внутриностями и громкими заявлениями. Кто на новенького? Ну, кто на новенького, а?!


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Полиция Будущего (фильм первый) (2009.10.30)

«Патлабор» не может быть красив, ведь когда он создавался, само «Production I.G» было молодо-зелено, да Мамору Осии был, если не юн, то самобытно известен отчасти благодаря «Яйцу ангела», вещи настолько артхаусной, что говорить о коммерческом успехе довольно сложно. Были, конечно «Несносные пришельцы» и «Чудесное путешествие Нильса», но на них Осии имя себе не сделал, хотя отрицать его новаторства с «Далласом» первым в истории жанра OVA–сериалом, тоже нельзя.

Но факт вещь упрямая, ей все равно, что данный фильм не столь широко знаменит в широком кругу т.е «Патлабор» местами неприлично красив, и чуть ли не противозаконно стильно, для технологического детектива, поставлен. Как бы ни пугали зрителей, наличием роботов, Мамору снял фильм не про меха, и уж точно не про комичных полицейских из мобильного отдела. Хотя юмор поначалу несуразнее ругаемых критиками неповоротливых ботов, и, кажется того и гляди начнется какой-нибудь детский сад о ля «Доминион - танковая полиция». Ибо мужественная полицейская и орущий начальник, и специфичный придурковатый юмор наводят поначалу на определенные сравнения.

Слава Момору он утрирования и клаунады избежал, да и комизм не стал всерьез деформировать общий серьезный настрой фильма, а напротив, трансформировался в бытовые зарисовки, придающие медитативно-отрешенному течению фильма буфер, супротив надуманного пафоса, чем нередко грешат футуристы. Мельчайшие детали, скрупулезность и почти фотографическая точность в передаче интерьеров, зданий, машин и прочей машинерии – все это внушает уважение к людям, замахнувшимся еще во втором своей проекте, как отдельной студии, на новые горизонты.

Замах получился масштабный, порой витиеватые гигантские конструкции задних фонов напрочь отвлекают внимание от персонажей, что впрочем, не удивляет, учитывая их незамысловатые физиономии анимешной национальности 80-х. Да эти лица – это тяжкий груз, доставшийся от телесериала, от них ни режиссеру, ни зрителю не спрятаться, не скрыться. Но Мамору и с плохой миной на физиономии персонажей смог сделать довольно таки неплохую игру.

Тот же «Призрак в доспехах» явно был основан не на пустом месте, и разве что чуть-чуть более раскошен нежели «Мобильная Полиция», такой плацдарм явно был не просто разминочным лагерем. «Патлабор» ни сколько калька, сколько планка качества, благодаря которой возможно и «I.G» стала флагманом в анимеиндустрии. И набрала баллы не количеством, но за счет качества выпускаемых работ.

Как всегда, но в то время именно, что впервые, фильм Мамору - про пути развития цивилизации и человека, пустые птичьи клетки и заброшенные здания, и те и другие покинуты своими жильцами, эти аллегории еще много где позднее у Осии будут фигурировать. Полнометражный фильм, снятый по достаточно длинному ТВ сериалу, в чем-то неуловимо больше, чем просто о сложности дешифровки причин механического бунта, или про зловещий хакерский терроризм. И не ограничивается простой головоломкой с тремя неизвестными – за вирусами и микросхемами притаился мятежная человеческая натура, вечно ищущая в себе искру божественного. Что–то ветхозаветное и почти библейское, что не теряется в индивидууме в эпоху глобальной кибернизации.

Неспешный, как будни следователей детектив перемежается активным действием, без нарциссизма типичного для меха-проектов – сухо и по теме возносятся к небесам вороны, людские думы о развитии цивилизации и шпили новоявленных высоток. Будущее «Патлабора» невероятно похоже на настоящие, всего-то на полшага за поворот истории, заставляет задумываться о НеоВавилонских Башнях и прочих зловещих урбанистических предзнаменованиях современности и стоит того, чтобы стоять в одном ряду с другими хитами талантливого собаколюба из Токио.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Пуни Пуни Поэми (2009.10.25)

В отличие от обычных комедий – пародия Ватанабэ, изначально рассчитана не на врачующий смех, ей должно обеспечивать ехидную улыбку различной степени кислотности, и направлена она в направлении дезинфицирующей сатиры.

«Пуни Пуни Поэми» - бесстыдно влетает в уши скороговорками, бередит чувство прекрасного фривольностями, беззастенчиво вливается со скоростью Ниагарского водопада в глаза мельтешением кадров и хороводом издевок над клише и штамповкой, и как огненный болид, проносится сквозь мозг опаляя сознание.

Сверх того, улыбка при просмотре этого OVA может сопровождаться нервным похихикиванием, на худой конец – истеричным похохотыванием. Махо-сёдзе, меха, сёнен, даже этти и хентай безжалостно обнажены и выставлены на всеобщее осмеяние. Бытовое: «Надень панцу, Поэми» сменяются тарабарщиной инопланетных захватчиков, пафосом речей о спасении мира, компашкой кавайных дев, откуда ни возьмись, выскакивает спайкофил Набешин, очередная волна стеба и неприкрытого издевательства над всеми банальностями аниме перекрывает могучую струю речевой рвоты Поэми, возжелавшей стать знаменитой сейю. Фу, главное успеть проговорить это на одном дыхании…

Беспомощные злодеи, опасные для общества спасительницы, фетишистские шуточки, и ядреные сальности, броуновское движение, разрушительная мощь энергии без вектора, созидающая власть маниакальной гиперактивности, тут надо ставить паузы и самостоятельно заполнять прочие временно пустующие графы. Искаженное, и вместе с тем до боли, до оскомины на разжеванных зубах, узнаваемое и бередящее кишечник чувство дежавю.

Вот она - прыгающая, ползущая, стонущая и вопящая, бегущая и змеящаяся, умирающая и само воскрешающаяся, без всяких признаков усталости, злободневная, уже не один год, карикатура Ватанабэ. День открытых дверей в сумасшедшем доме, логичное, сколь и абсурдное завершение «Эксель-саги», финальный спурт от легкого словесного недержания до прямого свища тазобедренных костей черепа.

Чтобы так быстро тараторить, как сейю, надо много тренироваться, чтобы получать удовольствие от просмотра от «Пуни Пуни Поэми», надо много посмотреть, многое попробовать, накушаться до отрыжки, стать острословным и ядовито брызгающим желчью отаку, режиссером, критиком, нужное подчеркнуть, подписать, свернуть трубочкой, и перед прочтением сжечь.

Ибо смеяться над чужими болезнями – грешно, а вот относиться с иронией над своими болячками - позитивно и рекомендуемо. Удар по большегрудому фан-сервису, пинок по склизким щупальцам хентая, глобальное надругательство над всем ширпотребом – главное не забывать, что люди, придумавшие, рисовавшие, озвучивающие этот юмористический сан.бюллетень – сами, надо полагать, в ходе работы получали изрядное ненормативное удовольствие. Говорят, безумие заразно и быстро распространяется в неформальной среде.

Р.S Дамы и господа, будьте осторожны, открывая файл с «Пуни Пуни Поэми», мало ли, какая вольнодумная затея взбредет в ваши, буйные после просмотра, головы. Например, нарисовать пародийную мангу, снять ехидный сериал, сотворить продолжение безбашенной ОВАшки. Болезнь Ватанабэ Синьити тоже, наверное, начиналась не с пустого места.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Босоногий Гэн (2009.10.04)

Смотреть самому или не показывать «Босоного Гена» детям – вопрос, упирающийся в основной тезис жизни отца, облысевшего мужественного мальчугана, его поставил Накадзава Кэйдзи, его озвучили творцы «Mad House», его услышали наиболее чуткие из зрителей.

Можно не видеть в детстве документального черно-белого фильма о последствиях ядерной бомбардировки, этих пронзительных кадров о силуэтах сожженных тысяч за считанные мгновения гражданских, детях и стариках. Запамятовать лица жертв милитаризма, упрямства и жестокости.

У войны всегда такое лицо – обожженное, залитое кровью, с копошащимися в гниющих ранах личинками. Забыть кинохроники о последствиях кислотных дождей, лучевой болезни, о кровавой рвоте и диареи. Можно помнить отдельные моменты, отголоски некогда увиденного много лет назад анимационного фильма, эпизоды с агонизирующими толпами, горами трупов, которые солдаты, как мусор закидывают в грузовики, и многое другое шокирующее, и не уловить сути.

У каждого смотрящего «Гена» есть выбор - уйти на середине просмотра или досмотреть до конца. Как был выбор уйти или остаться и погибнуть в пожаре мальчику и его матери, бороться за каждый прожитый день, за каждую горсточку риса, или сдаться и дожидаться прихода смерти.

Есть отличный шанс определить подходящий возраст показа для своего ребенка, и самому пересмотреть историю босоного мальчишки, у которого хватает мужества не впадать в истерики, и находить силы заботиться, и о близких (матери), и дальних (и тащить умирающего солдата в полевой госпиталь). Главное не пропустить мимо ушей, мимо своей души выводов и следствий, показанных в фильме, не разменять на отголоски шока, не обесценить нелепыми рассуждениями о ветхости технической составляющей, о воспитательном и назидательном подтексте произведения.

Идеализм Гена, его детская наивность, пожалуй, единственная соломинка, за которую он может ухватиться и вытянуть, выдюжить в окружении тотальной смерти и разочарования. «Ты должен жить ради тех, кто погиб» - это суровое испытание, пройти через которое надо не ради себя, но ради тех, чья жизнь ценнее, чем своя собственная. Позже будет время лить слезы и создавать автобиографическую мангу, сейчас надо найти молока для сестры, и сделать еще многое на пути взросления и превращения от хорошего брата к достойному отцу.

У скольких взрослых хватит духа, чтобы выживать на обломках разрушенного города, несмотря на боль потерь, не опустить руки, и не впасть в ступор. Обозвать его поступки инфантильными равносильно самонадеянному утверждению о вине Японии, совместно с нацисткой Германией, развязавшей войну, в которой погибли гораздо больше, чем в Хиросиме и Нагасаки.

«Бейте меня, сколько хотите, но не забирайте карпа» - точнее мизансцены сыновьей самоотверженности подобрать сложно. Гниющий заживо художник, покинутый и заброшенными богатыми родственниками, только безволосый мальчишка заставил его почувствовать себя живым, найти среди пепла рис, заставит увидеть в себе человека –какой тут пафос, просто работа за 10 иен, дающая сразу многим надежду, и веру сохранить жизнь в мире, не щадящем ни богатых, ни бедных, ни взрослых, ни юных.

Контраст с мультяшными лицами детей и совсем не детскими ужасами все сокрушающей войны присутствует, но сравнивать «Гена» и «Могилу светлячков» дело мало благодарное. «Mad House» в 1983 году совсем не то же самое, что «Ghibli» в 1988, разница в оформлении, анимации и постановке разительна. Но если простенькие графические ухищрения бьют в точку, значит - они уместны, и поражают в самое сердце спустя много лет.

Да и говорить об эффектности и зрелищности антивоенных драм сродни моральному извращению. Фильмами уровня «Могилы светлячков» и «Босоного Гена» не наслаждаются, и не смакуют удачные кадры и необычные ракурсы. Их смотрят, чтобы запомнить, и врезать в память, словно ожоги или рубцы, дабы поколения зрителей передавали свои чувства, заражались сочувствием и неприятием войны. От отца к сыну, от матери к дочери, свои сочувствующие слезы и крепко стиснутые зубы как, ростки пшеницы прорастают в обожженной почве, как волосы, начинающиеся колоситься на голове облысевшего Гена.

Р.S. Порой лучше быть впечатлительным ребенком, чем циником, пускай ты начальник медицинской службы хим.части или профессиональный критик. Лучше, для того чтобы постараться приложить все усилия, чтобы трагедии войн и драмы сотен тысяч безвинно убиенных были не на нашей с Вами совести.


+17Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Боец Баки [ТВ-2] (2009.10.03)

«Укусив меня – ты покусился на мою Родину»
Крылатым фразам из файтингов посвящается…

Так, все – таки, чем, главный герой сериала «Боец Баки» круче, скажем Наруто, спросите вы фанатов сего зубодробительного и прочего травматичного действа с применением карате, кун-фу, реслинга, наконец, уловок уличных потасовок, и естественно получите законный ответ. Правильно, вы и сами догадались очевидному ответу, если уже смотрели этот спортивно-рукопашный сенен, где герои горят жаждой стать сильнее, и любой ценой, за счет многолетних тренировок или силой духа, наконец, зубами готовы вырвать победу. В таких условиях, что бы возмужать главному герою, и по совместительству подростку Баки, потребовалось всего половина первого сезона в каких-то 26 серий.

Ну, а если отбросить, вывернуть и отшвырнуть все шутки в сторону, то и первый и второй сезон сделаны местами халтурно, в плане постановки и обрисовки боев, периодически вполне энергично и увлекательно, и ярко представлены в гипертрофированных чувствах и в мясистых телах.

Да, дамы и господа, мы все в курсе того, что сюжет спортивных файтингов про боевые искусства, сам по себе бородатый анекдот, рассказанный в сотый раз, шепелявой жертвой многолетнего мозговыбивания. Иногда, правда, возникает наивное желание, что старая байка хотя бы будет талантливо озвучена….

Вместо этого авторы «Бойца Баки» позволяли себе такие вольности, о них порой ни словом приличным сказать, ни пером на постаменте чемпионов накарябать. Только русскоговорящие зрители попривыкли к боксеру-джигиту из татарских степей по фамилии Чайковский. Уже перестали удивляться появлению нарциссов из стана врачей-костоломов и тому беспределу, что устроил Ханма Юдзиро, отец Баки, отметелив и правых и левых к финалу первого сезона. И все это, как оказалось, лишь разминка перед решительным боем, случаев маразма с банальным невежеством во втором сезоне, исходом чего стала горячая дружба этих явлений.

И снова на арене без страховки, практически без перерывов на обед и личную жизнь, старые, равно, как и новые, герои сериала не щадя ни себя, ни других, наконец впечатлительных зрителей, рвут нервы, ломают кости, выбивают зубы. И попутно веселят кислой развесистой клюквой монологов и горячечным бредом спортивного энтузиазма на турнире за право назваться лучшим. Best of the best – все сильнейшие бойцы мира приглашены, а если про кого и забыли, так это ничего, они и сами о себе, любимых, напомнят.

Впечатлительных от вида экономии на анимации и беременных идеями как же это можно было красиво изобразить, убедительная просьба не беспокоиться и не беспокоить других. Вас уже не ужасают жестокость с вырыванием ногтей и выбиванием глаз, тогда по мозгу чувствительных зрителей будет нанесен еще сокрушающий удар, показанных в сотый раз застывших на стоп-кадре одни и те же лиц разгоряченной боями публики.

О, эти мордатые лица, эти раскосые и просто косые глаза напротив, эти сокрушительные удары и молниеносные захваты, и броски, они могут мучить в кошмарах поборников махо-седзе и комедийных гаремников. Эти антикавайные, я даже бы сказал противокавайные, скособоченные физиономии на перекошенных планах, в изобилии приправленные брутальностью изображенного на плоскости тестостерона. Вполне реальные экскурсы в историю боевых искусств, авторы «Бойца Баки» сталкивают лбами с махровым бредом из жизни псевдокитайцев и ложнорусских. Воспринимать все «факты» без разряжающей накал иронии, значит лишить себя возможности захлебнуться приступами затяжного хохота, и горьким плачем крокодиловыми слезами по искалеченным судьбам, поставившим на кон больше, чем здоровье или жизнь.

И вместе с тем, авторам не откажешь в умении практически на голом месте создать интригу, т.к предсказать исход некоторых поединков весьма маловероятно, ведь победа будет ими получена подчас не за счет мастерства, а вопреки хитроумным расчетам и уловкам, и назло ресурсам человеческого тела. Да и многие персонажи получились, как живые, таким нельзя не сопереживать, хотя понять их до конца желания не возникает.

Несуразные, но из почти реальной крови и плоти, криво намулеванные на бумаге, они оживают благодаря характерам, такие разные и такие похожие в своем неистовом желании окропить песок арены кровью и потом, чужим и своим. Отягощенные многолетним опытом, мастера боевых искусств, или просто накаченные амбициями и комплексами, владеющие древними знаниями и жертвы бесчеловечных экспериментов над собой. Следить за их противостоянием, вопреки статичной до безобразия анимации и чудовищными по наглости способами экономить на процессе производства провокационно интересно. Тут случай, когда никакая выверенная тактика не поможет превозмочь маниакальную одержимость, и заготовленные приемы становятся бессильны перед смертоносно острой импровизацией на поле боя.

Совершенно невообразим поединок отморозка-байкера с мазохисткими манерами, как и якобы Ельцин, надевающий кандалы на главного патриота, для укрепления его бойцового духа…Тут не страшно спойлерить, тут опасно всерьез возмутиться некоторым излишествам и вольностям.

Р.S Финальный бой - это отдельная поэма о том, как можно показывать все, что угодно, ненужные флэш-бэки, бесстыдные нарезки из предыдущих серий, лишние отступления в прошлое, и раскрашенные статичные картинки вместо каких-либо баталий. Как говорится, создатели проиграли битву, но выиграли войну. Итоговая кочерга оценочной 7-ки с размахом врезается в остатки подрастерявшего запал к эпилогу некогда крепкого Клыка (см.перевод имени гл. героя). Вот он остался верен себе, не то, что аниматоры!


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (3)

Реквием из тьмы (2009.08.23)

По неведомым причинам озаглавленный как «Реквием из тьмы», по сути, и по смыслу этот аниме-сериал, скорее зачтение списка преступлений, и приведение наказания в действие, чем поминальная речь, представленная в изменчивом облике японских мистических ужасов.

«100 историй» однозначно пленительны, и спорно завлекательны, как в прочем, и сама тьма. Т.е стоит сделать первый шажок, и пересечь тонкую, как лист бумаги с начертанной эпитафией грань между мглой потустороннего, и тусклым светом обыденности, как искушение, сокрытое под томными губами красавицы соблазна вонзает своим клыки в плоть сознания.

Магическое кольцо серий, медленно и неотвратимо сжимают капкан челюстей, заставляя идти все дальше и дальше, и главного героя, составителя квайданов, равно собственно и самого зрителя. И если сначала темная завеса кажется не более чем туманной кисеей баек рассказанных на ночь, и мифов не первой свежести, то, ближе к экватору просмотра безоговорочно проясняется, о чем, и о ком собственно сериал.

Ужасны в «100 историях» не призраки, оборотни и прочие народные японские бакемоны в разнообразии приходящие строем сквозь весь сериал. Разгневанный лошадиный дух, двуличный тануки, одержимый злым духом убийства и. т. д. – восточная мифология отнюдь не скупа, тут скорее яркие тона, чем полунамеки. Потому и не страдает излишним изобразительным аскетизмом, типичной для школьных ужастиков, и нарисован сериал соответственно содержанию.

Не обилие крови, гниющих трупов и смрадного дыхания страха за спиной героев сериала остается в памяти. Омерзительны людские деяния, благодаря которым зло поселяется в душах, словно ненасытная раковая опухоль, что пожирает изнутри заблудшую в темень жертву, несчастного грешника или расчетливого подлеца.

Мистические корни, детективные стебли, порой тонкие, но, имеющие свойство расти и переплетаться в запутанные узлы, и крепкий ствол психологии людской натуры дает «100 историям» шанс стать достойным пополнение вашей коллекции. Если конечны и, вы не чужды желанию заглянуть за грань серых будней, в которых чуркоголовые и звероликие статисты, как и в жизни, не примечательнее старой мебели сваленной в пыльных закромах обыденности.

Коммулятивный эффект проявляется, как и положено не сразу, серия за серией, каплей за каплей бьющей на череп и стучащей как сердце перепуганного путника заплутавшего в ночи. «Страшилки» перерастают в трагедии, а мифы врастают в преступления и проступки.

Несомненным плюсом «100 историях» также служит, отсутствие сюжетных упрощений и адаптаций для зрителей, не достигших паспортного возраста. И это означает не только наготу не раз упомянутых человеческих грехов - некрофилия, каннибализм, просто жестокость или корысть. Специфическая прелесть рисунка, как яркие картинки нравоучительных страшных сказок соседствуют с экспрессией арт-хаусного стиля, бьющего кистью художника не в бровь, а в широко распахнутый от ужаса глаз, и метко выхватывающего в портрете персонажа, и в мрачных декорациях самое главное и заслуживающее внимания.

Другой изюминкой сериала стал главный герой, в котором как в настоящем писателе уживаться не только хроникер, но активное лицо вмешивающиеся в происходящее на сцене людских страстей. И хотя троица, расклеивающая ярлыки, и раздающие воздаяние лиходеям и монстрам, отсутствием харизматичности не страдает, именно любопытный исследователь инфернального центральный персонаж.

Истории горестных судеб и бесчеловечных манифестаций потустороннего, отражаются и преображаются именно благодаря нему. От стороннего наблюдателя до активного преследователя, он укрепляет нить повествования, как сам, зритель не оставаясь равнодушным и активно вмешиваясь, с разным, как и следовало ожидать результатом в итоге поиска смутной истины в мутных водах причин и следствий.

Р.S Нелегким путем, запретных поисков, почти на ощупь во мраке ужасных жизней, и не менее ужасающих смертей пойдешь ли ты пытливый путник, заплутавший в дождливую ночь?! И если осмелишься идти, не смотря на предупреждения и опасности, куда забредешь ты к финалу?! Ну, что и вы готовы последовать за ним? Но, только потом не говорите, что вас не предупреждали!


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Горец: В поисках мести (2009.08.01)

«Чем больше все меняется - тем, больше все остается по-прежнему!»
Альфонс Карр, автор книг по борьбе с никотиновой зависимостью.

Варвары всегда останутся варварами, а Кавадзири всегда остается… мастером своего дела. Тотальная победа стиля и формы над содержанием на первый беглый взгляд, и занимательная ретроспектива по всем предыдущим работам маэстро «монстров и клинков» при углубленном рассматривании.

За что любят одни работы Кавадзири, ровно за то, что другие, гневно и хулят. А «Горец» - случай архипоказательный, он вобрал в себя все прелести и мерзости стиля развлекательного боевика, все палитру авторского стиля, а значит снова эстетизация насилия, кровь, эротизм и ехидные шуточки как непредвзятый взгляд со стороны в качестве непременного бонуса.

Пожалуй, идея бессмертных будет окончательно мертва только когда живучую основу, «голову» сюжета раз, и навсегда отсекут, правда тогда это и не будет «Горец» вовсе. Так, что ждать чего-нибудь экстраординарного в этой экранизации, глобального переосмысления скитаний через времена и эпохи бессмертного горца явно не стоит. Да, и честно говоря, Кавадзири знают и уважают далеко не за сюжеты, взять хотя бы ранний «Город демонов», или гораздо более поздний эпизод в «Аниматрице», а за узнаваемый фирменный стиль и высокой коэффициент зрелищности.

Только мастерам своего дела позволено проделывать такие штуки – когда идеи, дизайны, манеры героев кочую из одного фильма в другой. И вместо разочарования, что весьма удивительно, авторы дарят каждый раз какую-то новую грань, мимолетный, но важный штрих к портрету и образу. Словно отсекая лишнее из одной и той же мраморной заготовки – скульптор творит свой идеал и свою Венеру, или на худой конец апполончика. Так работают Миядзаки, так творит Кавадзири. У всех других на эти же темы – мазня, и плагиат, у них верность себе и традициям.

За, что уважают Есиаки?! За противоестественную красоту момента т.е. кадра, за словно высеченных из камня эллинских богов, за вызывающе сексапильных героинь, злых - обязательно коварных и безмерно жестоких, положительных – чрезмерно жертвенных и беззащитных… перед изящной гипертрофией мужественности брутальных мачо. За ехидных старичков, плетущих свои интриги, и попутно способствующих общему благу. За монстров, сверкание клинков, и количество кровопролитий, и подобного в «Горце» не меньше, чем в том, же «Ди–хантере» и «Манускрипте Нинзя». За умение, когда надо подлить красного вина, а когда время наступит - взбрызнуть пурпурной крови.

И, несомненно, за талант успеть произвести эффектный мазок кистью на полотно сюжета, и когда остро необходимо, сделать эффективный выпад мечом. За ход конем, застывшем в провокационно высоком прыжке, за полет из взрывающейся пилотской кабины на крыло самолета, за фейерверки взрывов и залпы разлетающейся плоти. Фильмы Кавадзири не противоречат физике, баллистике и прочему научному действу, они от них ловко уклоняются, а экшн изящно порхает как бабочка и жалит как Мухаммед Али.

Если кто-нибудь усомниться, то можно найти массу примеров, когда очередной ехидный комментатор вставит свое ядовитое: «Ну, вы блин, даете!» Главный же злодей Маркус довольно регулярно бывает более объективен и цивилизован, чем сам Маклауд в своем твердолобом упорстве отомстить, в результате слепо бросая в горнило мании возмездия все, что действительно ценно для бессмертного в мире смертных людей. Не мытьем, так катаньем, на худой конец катаной, горец прет, как танк и своим поведением подтверждая выпад в свой адрес реплики Маркуса: «Интересно кто же из нас глупее?!»

Почти карикатура на образ героя, и потому столь экзальтированно заострены цели и средства его достижения, у обладателя японского меча и единственной цели: «Найти и уничтожить».

Р.S Впрочем, нищие духом наследуют землю, а Кавадзири даже за американские деньги гнет свою линию. А во времена кризисов, катастроф и апокалипсиса только человеческие чувства проявляют поразительную стабильность.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Новый Кулак Северной звезды (2009.08.01)

«Новый Кулак Северной Звезды» выпущенный компанией «Toеi Animation» в 2003 году, хоть и преподноситься не как вариант полноценного ремейка о странствиях по разрушенному атомными бомбардировками и иссушенному миру мастера боевых искусств Кен(с)широ, а продолжение…

И, тем, не менее, являются не только продвижением в жизнь знаменитой эпопеи в новом тысячелетии, сколько адаптацией под современного зрителя. Посему не удивительно введение 2D и 3D графики, небольшие изменения в дизайне персонажей, герои, особенно второстепенные теперь, не словно «топором и зубилом деланные», но вместе с тем, полностью старой высокогобаритности лишены не были.

Главный герой обладатель легендарной техники Хокудо Кен Шин в сериале не ходит в вразвалочку как прежде, а все больше гоняет на «джипе», по-прежнему немногословен, исповедует принцип чистоты бойцовского душа и лозунга: «меньше слов - больше дела». И надо признать, работы по низвержению очередных тиранов и диктаторов, лезущих как грибы-мутанты после радиоактивного дождя у него и в прям невпроворот.

Хочешь или не хочешь, сравнивать полнометражку 1986 года и сие творение приходится. Три сегмента составляющих OVA получились согласно негласному закону многих ОВАшных сериалов: качество картинки, уровень постановки и сценарной работы гуляет и сильно разниться из эпизода в эпизод. Потому приходиться оценивать и расценивать три части сериала по отдельности.

Первый эпизод «Нового Кулака» создан с применений новейших, на момент создания, методов анимации. Т.е совмещения красот трехмерной и плоской графики, снабжен неплохим музыкальным сопровождением, с бережно перенесенной атмосферой апокалипсиса, с каноническими для эпопеи бандами байкеров, выбитыми мозгами, и к удивлению, витаминизирован не самым плохим для файтинга динамичным сюжетом.

Это не относиться непосредственно к характеристике Кен Широ, он по-прежнему круче гор, хотя пробивать лицом небоскребы не спешит, ограничивается ловлей стрел на лету. И, несомненно, не забывает заниматься классическим избиением, по другому подобное и не назовешь, все злодеев, имевших неосторожность стать у него на пути. Новаторство заключается в некоторой адекватности главного злодея, ищущего опоры своей власти не только в тирании, но в процессе создания культа личности, нового бога, под своим, стало быть, руководством. Заслуженная 9-ка.

Но второй эпизод постигла типичная болезнь многих OVA–сериалов. Сюжет стал скомканным и традиционно убог и сир, и это все можно было бы простительно для боевика, если уровень графической составляющей остался бы на прежнем уровне. Однако качество падает все ниже и ниже, местами обрисовка боев представляет – минимально анимированные эпизоды манги. Примечательно, что если бы удалить эти компрометирующие кадры, моторика движений и постановка боев от этих радикальных экстракций только бы выиграла.

Кратко о сюжете: свергнув тирана, наш чудо-богатырь со шрамами на могучем торсе, отправляется за лекарством для одного второстепенного персонажа в края, откуда никто не возвращался, ну если не считать новоявленного злодея, который изволил предъявить свои права на престол, как только наше «добро с кулаками» соизволил отбыть за целебным снадобьем. Честная 7-ка за парочку интересных моментов, и брутального самца с белой гривой волос плевавшего на всякие «телячьи нежности».

Третий эпизод чуть- чуть реабилитирует предыдущий за счет показа людской смуты, человеческих внутренностей и темных сторон всяческих народных освободителей. Рисовка представляет собой странную смесь из первой и второй части, отчасти рыхло и поверхностно, отчасти монолитно и цивильно. За просмотром заскучать особо не придется – 8-ка.

Р.S. Невзирая на неоднородный и местами кривовато поставленный экшн – на фоне многих хлипких современных файтингов «Новый Кулак Северной Звезды» выглядит солидно и внушительно. Не зря же «Toei Animation» в дальнейшем раскошелиться на создание ряда полнометражных ремейков. За пробу пера (реинкарнацию духа 80-х) и крепость кулака в новом тысячелетии итоговую 8-ку поставить не жалко.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Сельский врач (2009.07.28)

Нет ничего омерзительнее и тягостнее кошмара реальной жизни. И никто другой, кроме Кафки, не создавал таких убедительных сюрреалистичных искажений мрачной действительности.

И, хотя автор оригинала был юристом, а не непосредственно врачом, вся непотребная оборотная сторона жизни медика - черным по белому, злая и убийственно точная карикатура на нашу жизнь представлена в «Сельском враче». Это у всех остальных работа остается работой, у докторов порой профессиональная деятельность того и грозит поглотить и семейную и личную жизнь, о чем прежде вздыхал седой старик с куцей бороденкой, то и ныне там.

Если вас не поднимали после полуночи с постели какие-нибудь наглые и глупые родственники пациентов, и совершено, надо сказать, по пустякам, наплевав на то, что у тебя только сегодня выписали сына из роддома, вам может и показаться, что депрессия героя этой короткометражки чрезмерно преувеличена, а тона в «Сельском Враче» необоснованно сгущены. Однако…

Пожалуй, сильнее эффекта на психику можно было ожидать, если бы аниматором хватило бы духу экранизировать историю казни с вырезанием вензелей на белой бумаге человеческой плоти, но подобные рассказы Франца Кафки, так и скорее всего, останутся лишь литературными трудами. Если конечно, что мало вероятно, мастера эрогуро не заменят туповатого денщика на девицу с пятым размером груди…

А вот инсектозлоключения Грегора Замзы вполне реально можно перенести на экран с помощью анимации, вот только когда подобное произойдет – сказать, даже примерно, весьма затруднительно.

Но, в прочем вернемся к нашим…побеспокоившим звоном колокольчика старого сельского эскулапа. Не будь видеоряд этого аниме столь обворожительно извращенным, вся суть безмерного отчаянья, с непременной сардонической улыбкой зубатой смерти, то и работа Ямамуры Кодзи было бы только слабым отголоском психоделики Франца Кафки. Несомненно, искушенную публику, арт-хаусная работа японского режиссера не особо удивит. Достаточно вспомнить «Когти Зверя» и весь сюрреализм в целом, и вместе с тем, как поговаривают профессиональные художники: «Искажать пропорции и перспективу надо не как попало, а в строгом соответствии с канонами классической живописи»!

И в самом деле, все эти прыжки, перешагивания, перетекания, трансформации и метаморфозы графики и анимации – поразительно оживляют (от анг. «анимейшн» и фр. «анимасьен» – «оживление), гротесковые и подчас искусственно искаженные облики героев, все эти лошадиные морды и людские рыла «Сельского Врача».

Р. S.Спойлерить тут совершенно бесполезно, надо идти и смотреть! Как в прочем надо идти и читать самого Кафку!


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Уличный боец IV OVA-1 (2009.07.24)

Что-то не то творится со сценаристами 4-х градусной студии в текущем году. То «обрадуют» русскоязычную общественность псевдоисторическим трэшем на тему ВОВ, то файтинги умаслят мылом…

Однако, граждане все по порядку, мясные тефтели в одну сторону, а двукрылых под стекло, и в сторону противоположную. Арт-хаусная студия взялась за очередное неблагодарное дело экранизации лучшего 2D игрового файтинга «Street Fighter», вооружившись всеми современными средствами анимации, надо полагать процентов так на 25, от возможной сотни.

Я уже описывал классический вариант, состоявшийся в 1994 году, все его слабые и сильные стороны, и посему не мог обойти стороной и сей ремейк. Гипотетически «Street Fighter IV» ожидался как эффектный экшн, модернистски оформленный, быть может, с привлечением модной 3D графики, а сюжетно, естественно, все должно было быть «мордато и монолитно» и как минимум, не хуже старого movie. С экранизациями игр так всегда, и исключения в виде «Гангрейва», где из «шутера» с монстрами сделали крепкую гангстерскую драму, лишь подтверждают неумолимую статистику.

Но вместо взмыленных от сражений и рукопашных и ногомашных схваток героев, команда Моримото Кодзи преподнесла нам «мыльную мелодраму» в лучших традициях индийского, а по совместительству мексиканского кино. Казалось, чего проще, снабдить фильм массой эффектных драк и обилием разрушений, облагородить субтильный сюжет красиво нарисованными пейзажами и яркими дизайнами, и дело в шляпе, и фанаты сыты и прочие зрители целы.

Коллеги из Китая так и сделали в «Шторме: Столкновение зла». Между зуботычинами всякий мог вволю налюбоваться великолепными и тщательно (китайцы известны своим трудолюбием) детализированными задними фонами, и сюжетные перипетии пропустить мимо ушей, ничего в прочем ценного не потеряв.

Да и зачем, далеко ходить за примерами, в родной японской вотчине, уже был удачный ремейк старого файтинга. Я имею в виду «Новый Кулак Северной Звезды», то же в формате OVA в 2003 году, где бережно сохранили старую тру-атмосферу жестокого постаппокалиптического мира, с реками крови, фонтанами выбитых мозгов и шлейфом выпушенных кишок, снабдив фильм еще не самым плохим сюжетом, по крайней мере, в первом сегменте.

Но нет, в «Street Fighter IV» рукоприкладству отведено минимально возможное время, а видеоряд мог быть таким, и пять, и пятнадцать лет назад, и не факт, что не лучше. Спойлеры в таких фильмах морально допустимы, потому как сюжет в файтингах извечно «болевая точка». Злодейская организация стремится заполучить в свои мерзопакостные манипуляторы разрушительную мощь бойцовского духа, поставить на конвейер силу для испарения внутриклеточной жидкости, для чего похищают и исследуют лучших бойцов в мире. «Best of the best» - у нас ни кто попало, а японец Рюи, который странствует там и сям, и стремится избегать лишних конфликтов.

К черту пацифизм, все дело в том, что войдя в раж, он как невероятный Халк, может намять бока и правым, и виноватым. Но, так как он бродяжничает не знамо где, на его след выйти ищейкам из S.I.N не получается, и они грешным делом, раскинув мыслей-другой, подключают бывших друзей одинокого бойца шантажом и прочим злодейским багажом. Друзья в лице Кена Мастерса, Чун Ли, Гайла и Кемми тоже не спешат порадовать публику мордобитием, они, господа и дамы, люди семейные, трудоголики и с близкими людьми видятся редко, и оттого у них депрессия и кризис семейной жизни, того и гляди, не за горами.

Вот такая вот мыльная опера, причем, обязательно наличие черт, за которые подобные фильмы только ленивые не вытирают ноги. Львиную долю событий описывают в разговорах, пересказывают по два-три раза одно и то же, наверное, чтобы плохо слышащие зрители ничего не упустили. Рассказывают о волнующих их чувствах, не на кушетке у психоаналитика, в ежедневном дневнике, или прости Господи, зеркалу, а так между делом, в гордом одиночестве, себе и в полный голос. Вместо мяса, публику накормят мелодрамой с массой мыльных пузырей, с непременными туповатыми шутками о глупости злодейских приспешников. Когда Кемми упадет с немалой высоты, ударившись головой, то и зрителя поспешат обнадежить, мол: «Усе нормально, жизненно важные органы не задеты»!

Злобный босс, кстати, не Байсон, тот всплывет эпизодически и то в самом конце, толкнет речь об использовании силы, помордовав Рюи, а в ответ каратист покатит еще более «оригинальный» баллон, озаглавленный: «Целевое и правомерное использование боевого духа в условиях пересеченной местности».

Судя по намекам продолжение, будет, вот только кто захочет наблюдать за радужными соплями в мыльном сиропе, когда под рукой может оказаться «Кулак Северной Звезды»?! Получи-ка, «Street Fighter IV», пока честную 5, по блату от старого фаната видеоигры.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Медицинские карты Черного Джека (фильм первый) (2009.07.24)

Ресурсы человеческого организма предопределены компьютерными расчетами?! Прыгнуть с шестом выше головы, на семь метров ни за что не удастся?! Упрямая стометровка не сдается выше определенных скоростных параметров?! А если все-таки это произойдет, чем обернется вчерашняя мечта - инвалидным креслом, или сыростью свежевырытой могилы?! Чего может добиться гениальный хирург, и когда его спасительная рука дрогнет, и в бессилии опустится, а длань Проведения как всегда все возьмет под свою опеку?!

«Медицинские карты Черного Джека» сулят трудный диагноз и непростой просмотр, и прежде всего оттого, что фильм не типичный детективный триллер или драма, все здесь немного сложнее. На самый миллиметр, но порой миллиметр отделяет жизнь от смерти, а благое намерение от разрушительного заблуждения. Потому об обстоятельствах, способствующих развитию болезни, о двойственности событий и поступков можно догадаться задолго до финала, но человеческий фактор, или все варианты последствий вмешательства в человеческий организм и людскую душу, почти невозможно рассчитать. В медицинских детективах, тут можно вспомнить замечательный сериал на похожую тематику «Монстр», доминирующим было не «кто?», а скорее «зачем?» и «как это исправить?».

Какой бы не имел врач и следователь тайный козырь, какими связями, аппаратурой, возможностями или талантами не обладай, чем больше круг проблем он берется решить, тем больше ответственности на его совести. Пациент имеет спорное право не знать, да и не хотеть знать всего о своем состоянии. Ведь быть суперменом, не таким как все, пусть и с червоточинкой патологии дремлющей где-то глубоко внутри, так и манит. Однако врач, если он, конечно, на своем месте, несет бремя риска за каждый свой поступок, за каждые решения, за каждое судьбоносное вмешательство.

Подпольный хирург Блэк Джек со шрамом на лице, и с девочкой, живущей с ним на правах чуть ли не дочери, берется за самые сложные случаи в клинической практике. Он готов с медицинской дотошностью исследовать подробности, дабы узнать корень зла, вот только у самого Зла корни бесконечно длинны с начала времен. Людская алчность, желания добиться своего любыми средствами, и это еще полбеды, самая главная инфекция притаилась в душах самонадеянных, решивших сделать мир лучше с помощью кардинального вмешательства. Благими намерениями по улучшению рода человеческого выложен путь к препараторскому столу патологоанатома.

Медицинский детектив, коим и является «Black Jack», всегда будет отличаться от обычных детективов, надо копать глубже и смотреть шире, чтобы понять подоплеку и тайные пружины прогрессирующего процесса деструкции. Быть врачом – это всегда быть немного следователем, психологом, ученым в одном лице, неважно скрыто твое лицо маской хирурга или респиратором микробиолога. Главное всегда находиться в непрестанной борьбе с самым собой, со своими страхами и своими амбициями.

Сторонние люди, далекие от каждодневной борьбы за жизни и здоровье людей, видят в Черном Джеке только пафос. Пациенты ждут и требуют чудес исцеления, коллеги ведут свои подковерные дела и делишки, и только сам врач может в конечном итоге быть себе и прокурором и адвокатом, а в случае с Джо Кэролл и палачом. Моральные и этические дилеммы, кто прав и кто виноват, отходят на второй план, когда надо решить жить человеку или умереть.

Врач обязан быть на четверть своего рода сыщиком, но больше чем на две трети решительным человеком. Спасать или нет, ни станет неразрешимым вопросом, тут сложнее, как это сделать в конкретной ситуации. Надо увидеть не только опухоль или вирус, надо увидеть в человеке человека, и идти к истоку и зерну трагедии, отсекая лишние эмоции, позже можно назвать виновников и врезать по физиономии, и требовать прекратить нарушать экологический баланс природы. На критический момент надо сосредоточиться, и пускай в глазах темнеет от кровавой рвоты, главное не сдаваться и идти по палящему песку, тогда ты будешь достоин, найти разгадку. И в награду то, что плохо изучено в современных исследовательских центрах, но уже не одну сотню лет практикуют какие-нибудь неграмотные бедуины, позволить идти разными путями, но в одном направлении со всеми теми, кто решил быть борцами со смертью.

Р.S. Борьба продолжается до тех пор, пока ты сам жив, оставьте души умерших на попечение священников, а тела живых в руках Блэк Джека, и лучше для каждого смотрящего, что бы такие люди встречались не только в аниме!


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Звездные рыцари со Звезды изгоев (2009.07.18)

«Почему у тебя, Танго – больше…пушка?!
-Видимо, Кэш – всё дело в генетике!»
(лихо крученным боевикам посвящается).

Как бы ни был хорош претендент, чемпион всегда на вершине. Первое место занято, второе не столь желанно. Но если разобраться, то и второе гораздо лучше двадцать второго, и если отринуть юношеский максимализм, вполне достойно борьбы и потраченных сил…

Так уж судьба распорядилась, что «Ковбой Бибоп» слишком многие называют, и имеют на это полное основание, если не лучшим, то уж любимейшим аниме точно, а «Outlaw Star» несколько остается в тени Большого Собрата. Мало сказать, что в обоих много схожего, иногда кажется - они словно родные братья, вот только между ними разница, в психологическом аспекте, в цельный десяток лет.

Можно, конечно, винить, а точнее хвалить студию «Sunrise» за то, что они вложили в 1998 году больше денег в «Бибопа», и потому приключения Джима Старвинда и анимированы проще, и поставлены менее стильно. Работа Ватанабэ получилась куда более блюзовой, периодически мрачной и часто нарочно саркастичной, в то время как в опусе Хонго Мицуру нет места сплину, горечи расставания и, тем паче, разочарованию от скоротечной жизни.

Кризис среднего возраста, переоценка жизненных ценностей героям «Outlaw Star» не страшны, для них, молодых и горячих, он где-то далеко - за горизонтом, и пока гораздо дальше удаленных форпостов Галактики. Им надо только поднажать и тогда, любая мечта станет явью, чуть-чуть набраться терпения и опыта, чтоб не тошнило при кульбитах судьбы, а заодно запастись горючим и спасительными боеприпасами к магическому Метателю.

Кстати о магии, хоть и технолизированная и поставленная на промышленный поток, она сплошь и рядом присутствует и по-новому, мистическим образом оживляет физику в сеттенге «Outlaw Star». Мир, в котором странствует смешанная, и порой смешная команда приключенцев, подробен и расписан довольно-таки неплохо, тут пришлись к месту, и ко двору, исторические экскурсы в начале каждой серии и памятные мелочи, вроде драконита и энергощитов.

«Звезда вне закона» - странный, но вполне жизнеспособный гибрид, химера из классической научно-популярной фантастики с космолетами, андроидами и искусственным интеллектом. В эту крепкую основу инкрустированы маги и потоки Чи, паракитайский оккультизм, схватки на абордажных захватах и гиперпространственные двигатели, вольные пираты и Космические Звездные Силы.

Графика «Outlaw», как раз в старомодном - «ручной» сборки, весомом стиле, когда линии в обрисовке многочисленны и грубы, хотя широкоформатную глазастость женских и детских персонажей, как и специфичные прически «вся такая растрепэ» никто отменять и не думал.
Музыкальное сопровождение вполне гармонирует содержанию, с ним идейно не расходиться и не противоречит. Но вся загвоздка в том, что Ватанабэ создавал «Бибопа» под настроение джаза и блюза, в то время как в «Outlaw Star» просто хорошая музыка, хотя без губной гармошки и здесь не обошлось.

Да, герои «пробного камня 98-го года начинки» не архитипичны, а аниме-стереотипны. И если в героях «Бибопа» многое от кино и литературных прототипов, то Джим Хоукинс, Сумеречная Судзука и кошкобразная Эйша – типичные аниме-персонажи, с характерными амплуа, фразами и неизбывным чиби-артом.

Никуда главным героям обоих сериалов не убежать от сравнения с «Космическим Коброй» или «Люпеном». И там и там, есть авантюристы, часто стреляющие пушки и любовь к иронии, и в бригаде Люпена тоже был один заметный суровый самурай с катаной. Тут никакие абгрейды не спасут и нововведения ничего не замаскируют.

Их родство очевидно, и в облике Спайка Шпигеля и Джима Старвинда, даром, что покрытый шрамами рыжий молодец более озабочен и не курит, но кто может сказать, каким был Спайк в 20 лет?!

Хотя капитан «Звезда вне закона» - оптимистичный молодой повеса, еще верящий – нахрапом можно все возможные, и не очень вершины взять, и сокровища найти, и с долгами расплатиться раз и навсегда. Лет так через парочку, он вполне мог бы стать депрессивным курильщиком, с рубцами в душе, а не только на поджаром теле.

А пока верный друг Джим «рубит» в технике, Судзука косит врагов деревянной катаной, дикая кошка из расы Ктарл-Ктарл рвет всех в клочья, а прелестная Мельфина с мотором пламенным в груди готова воодушевить – можно и должно везде успеть. И на попутном метеоритном потоке прокатиться, и в тюрьме не засиживаться, пострелять на дуэлях, и с ассасинами по душам потолковать. И попутно горячими источниками насладиться, а заодно и «ну и ню» кадрами, с пиратами поиграть в догонялки и между делом - добраться, долететь, добежать до загадок иных цивилизаций и собственного горячего сердца.

Так стоит ли узко и фанатично сравнивать, зачем понапрасну принижать юность, зачем возвеличивать зрелость! Нужно ценить и тот и другое, каждому овощу свое время, и такие фрукты как Спайк, и Джин станут кому-нибудь если не родными, то возможно близкими. Ну, так что дамы и господа, ключ на старт, и мы полетели?!


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Весна Кэндзи (2009.07.14)

«Откровение - не золотой город.
Откровение - стремительный молот.
Молот богов или демонов молот,
Мир на части расколот».

(Маргарита Пушкина о вечном).

Жить в эпоху больших перемен - всем и всегда так не просто. Но персонам с причудливым взором на новую суть стародавних вещей - жить трудно в любые времена. Таких кличут эксцентричными чудаками и пророчат великие беды в годину лихих испытаний.

Людям, будто парящим с головой в облаках, духом устремленным куда-то в глубину вещей, сердцевину мира - всегда найдется крепкое грузило, дабы уравновесить непокорное тело. Обычно в этой роли, выступают камни за чей-нибудь негостеприимной за пазухой.

Истинно талантливый человек всегда опережает свое время, и только потом спустя годы, когда последние бумажные вагоны его повести–сказки достигают первых станций книгоиздательств – приходит запоздалое понимание.

Да и суровую красоту «Весны Кэндзи» с изящным сочетанием ручной рисовки и компьютерной 2D и 3D графики, стало возможным сполна оценить не в далеком 1996 году, а лишь когда уже новое тысячелетие уверено, прошагало по планете.

Приходиться быть банальным, но нельзя ни напомнить, что о мастерстве аниматоров, создавших фильм можно судить, только посмотрев весь фильм целиком и полностью. И то, что работы акварелью, маслом, как, впрочем, и меткость карандашного наброска – никогда не устаревают.

Главный герой фильма, как и его прообраз, Миядзава Кэндзи не был понят и оценен по достоинству современниками. А авторский фильм Кавамори Сёдзи, где он выступил, и режиссером, и автором сценария, не столь широко известен, как какие-нибудь злоключения кавайных девочек или самонадеянных аристократов на мехах.

Творец всегда находится в поиске истины, сокрытой рядом - в морских камнях, в пробивающемся из-под земли молодом ростке, в многолетней коре дерева. Сам разум его обитает где-то так неуловимо далеко, и где-то недосягаемо близко.

Даже самые смелые и быстро как в калейдоскопе, меняющиеся способы анимации, и графические решения дизайнеров и художников-оформителей «Весны», весьма оригинальны и навеяны непосредственно творчеством самого Миядзавы.

Как и от чудаковатого, и в чем–то, гениального учителя, так и от этого фильма подчас! ежеминутно!! не знаешь, чего и ожидать! То, через распахнутое окно, он может выпорхнуть на природу, и тогда через его кошачий глаз узнаешь и самолично познаешь, что у камней есть свой характер, и свой голос. То, полеты в кроне раскидистого дерева потревоженных воробьев оказываются расчерченными во влажной атмосфере притчи синим линиям пунктирных метафор.

Стоит взойти с ним на вершину горы, увидеть в ночном небе необъятные космические просторы, и тогда многое откроется помимо астрономических координат и галактической иллюминации. Благодаря ему, древний образ мироздания и видения путем мироощущения – становится иллюстрацией-раскраской мечты о том, чтобы познать этот, такой странный, но такой притягательный мир.

Будучи рядом с ним – придётся столкнуться с драмой, грустью потери любимого человека, горечью непонимания, разошедшимися путями-дорогами с друзьями, что отринули былые чаяния и покорились монотонности реки жизни.

Вместе с котоликим учителем ты окунёшься в тягучий кошмар, жутко реАнимированной и вечно голодной смерти. Идя его путями, погрузишься в глубины пророческих галлюцинаций о «Ночном путешествии поезда по Млечному Пути». С помощью прорезавшихся крыльев озарения имеешь шанс - окинуть взором путь писателя, философа и замечательного, хоть и странноватого для учеников сенсея, и просто хорошего человека.

Буддист и христианин, идеалист и прагматик - всяк един перед Вечностью. И нахлынувший катарсис – он вылиться в дальнейшем жизненном пути, уже не кота в остроухой шляпе. Он будет в творчестве реального человека.

К таким людям, и героям, как Кэндзи неприменимо слово «нормальный», талант, равно как и гениальность, не укладываются в рамки обычного восприятия.

Оттого конфликт расчетливого отца, хозяина ломбарда, и сына, пишущего книги, которые будут читать лишь спустя много лет, - неразрешим по своей сути. Он сокрыт в самом естестве, природе деятельных и энергичных мечтателей и выдумщиков, все остальные виды фантазеров обречены на забвение.

И только самый верный судья – время, оно расставило всё по своим постаментам. Пусть труды и старания Кэндзи могут кому-нибудь показаться надуманными, но только в том случае, если не знать (или, что хуже), не обращать внимания на реальные факты в биографии японского писателя.

Такие личности, как герой фильма обречены раз за разом, взлетев в небеса вдохновения – впоследствии падать на холодную, промерзшую людским непониманием, землю.

Вынуждены яростно долбить тяпкой собственного целеустремленного упрямства сухую почву будней, под палящим солнцем, под смешки: «а барин то чудит», заботиться и лелеять первые всходы, и в итоге - столь ожидаемый урожай соберут другие, и в прямом, и в переносном смысле слова.

Не всякий может увидеть в черном куске слюды, бывшем когда-то газом - Мироздание, и не каждый может рассказать о таких сложных вещах, как молекулярная теория просто и доходчиво, заглядывая только разве, что в открытую книгу своего сердца.

Рядом со стремительно гаснущей электролампой и медленно угасающей сестрой, и нависающей, как темный полог, смертью самого близкого и любимого человека, тут только и можно - зажечь от искры своей теплой души свечу надежды, хотя бы на время - хотя бы на миг.

Пока ты жив – учись, борись и познавай. Посеявший сомнения - пожнет семена скорби. Посеявший доброе, светлое, теплое – получит урожай, независящий от времен года и характера почвы.


+13Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рассвет Марса (2009.07.08)

«Йо-хо-хо, кто осмелиться обнажить свою саблю и шагнув на борт пиратской субмарины отправиться на поиски приключений, оседлав меха, и заодно госпожу Фортуну?!»

«Bones» осмелились, и в результате получился на редкость позитивный, отчаянно веселый, чуть-чуть сумасбродный, флибустьерский сериал о команде подлодки «Рассвет Марса». Если не сага, то бравая повесть о шайке благородных морских разбойников, как полагается романтикам от оппозиции и изрядно безбашенной, как завещал весельчак Роджер, разнородной, но слаженной группе товарищей и решительных в бою коммрадов. А вовсе не о подростках на мехах, или о преодолении комплексов путем перекраивания мира под себя.

При всей возможной разухабистой атмосфере в стиле: «море, сокровища и верные друзья», сериал трудно назвать сугубо пародийным, хотя в том, что авторы и создатели «шутить изволили» усомниться не придется. Потому и океаны на Марсе, и дельфины в сухопутных скафандрах, и кошка (это же Bones») в роли старпома, а положительные герои всегда выходят «сухими из воды».

До фансервисного и кавайного фарса и злобного попугайства ситуацию авторы не доводят, вместо ехидного оскала или скабрезной ухмылки – добродушная улыбка пиратского флага. И, если даже у главного героя Грама Ривера действительно большой…заряд оптимизма, деловая хватка и техническая подготовленность с надувным шаром пафоса авторы заигрываться не будут. И когда, однажды, герои сериала станут чересчур серьезными и жадными до власти – это шутка, зашедшая слишком далеко, и не более того.

Пускай, нет в «Рассвете Марса» чрезмерной глубины характеров и двойного дна мотиваций, и о многих персонажах зрителю ничего не объяснят и не разжуют, и в частности, почему на борту под руководством дикой, но симпатишной атаманши - инопланетянка. И совершенно нет предателей, шпионов, «серых кардиналов» и засланных казачков в бескозырках. А принцип действия подводных мехов и амулета на шее главного героя, а заодно Божественных Камней, так и останется без душещипательных и псевдонаучных подробностей.

Да и персонажи, особенно Грам, и не думают психологически эволюционировать, отчасти потому, что уже и так взрослые люди и вполне состоявшиеся личности. Нет в главном герое сериала глупой бравады, он знает, когда надо убегать, и когда преследовать, на камбузе при деле и на боевом посту на своем месте. Не самоуверенный мачо и не закомплексованный тинэйджер, он просто честен, где бы ни оказался, и потому даже упертая блондинка, охотясь за ним, может ума поднабраться. Оттого «Рассвет Марса» и не садиться на мель, как другие аниме, при попытках нырнуть в чужие воды других стилей, и в итоге уткнуться в тупик и пойти на дно, погрузившись в ил из-за слабой привязки, завязки и финала.

Фарватер сценария «Рассвета Марса» проложен тщательно. Вовремя «всплывают» страшные истории и появления настоящих призраков, как, впрочем, и гонки за похищенной, вредной «принцесской» и поиски сокровищ древних поселенцев. А, тем более перевербовка деятельных барышень, и непременная чистка картошки и совместное командное дранье обшивки. С умелым приспособлением лыж и ловким использованием управляемых и обычных торпед, проверкой в бою остроты подводных резаков по металлу, и крепости носа при таране, хитростями применения своих шлюзов и чужих мин. И все это без лишних кроворазбрызгивательных и слезодавительных поворотов, с массой уморительных случаев, комичных ситуаций и забавных казусов. Единая сюжетная линия, с мимолетными вкраплениями лирических отступлений, персонажи раскрываются за счет поступков, и не думают вываливать на зрителя тонны «грязного белья» и центнеры «роялей в кустах и голов на крестах».

Если вспомнить кто же именно сценарист, то и лишние вопросы отпадут сами собой. А посему выливать на головы зрителям будут кубометры приключений и литры озорного юмора, с подтруниванием над революционерами, правительством, военными и в довершении над эмансипацией. Обилие сражений в воде, над - и под ней, боевые фейерверки и батальный косплей с выдвижными клинками и вражескими щупальцами. Ушлая старушка, целеустремленные до изнеможения женщины Элизабет Лиати и марсианская президентша, гиперактивные девушки Вестемона и Энора – психологический костяк лиц женского пола у «Bones» так же стабилен, как и стиль прорисовки физиономий.

Р.S.Сочные краски, внимание к деталям, будь то облик персонажа или конструкции механизмов, качественная традиционная и плавная анимация с рекордным, сколь, и органичным для студии совмещением 3D графикой, профессиональная работа сейю – если кто решит поискать сокровищ в компании пиратов, пусть всего на 26 серии, место всегда свободно. Конечно, если вы готовы улыбнуться, и попытаться загарпунить метким броском якоря русалку по имени «Удача».


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Василиск [ТВ-1] (2009.06.30)

Характерно, какие же сюжеты режиссеры из «Гонзо» берутся экранизировать, годом ранее уже была обыграна история о группе персонажей поставленных в экстремальные условия, с заранее предопределенным отсутствием «хеппи-энда», и попутным вытягиванием грехов человеческих на всеобщее обозрение. И хотя на 2005-й, год выхода в свет «Василиска», не было ни «Бакурано», ни «Блассрейтера», уже многое наводит на четко определенные тенденции.

И, если ситуация с «7 самураями» в этом контексте отчасти спорна, то уж сравнения с «Ганцем» создателям «Василиска» не избежать. В обоих сериалах схожая фабула о «10 негритятах», обреченных умереть согласно чужой воле и желанию, и это не вызывает сомнений. В первом случае, в судьбы героев вмешиваться инопланетный демиург, а во втором - расчетливый феодал, и оба сериала взяли на себя нелегкий труд рассказать о противоречивой людской натуре, и разрывание плоти кровавыми гейзерами представлено для точной иллюстрации, опять-таки, особенностей человеческой души.

В обоих сериалах нелестные выводы об антигуманистических стремлениях рода человеческого превратить худой мир в хорошую войну (как и эмоциональная экзальтация героев), проходят как доминанта, и развертывания сюжета, и технология разрубания «гордиева узла» финала во многом схожи, если не сказать тождественны.

Да и минусы у обоих называются зрителями идентичными: чрезмерная затянутость и наличие статики в совершенно неподходящих местах. Но, если в «Ганце» статичность проявлялась в боевых сценах, то в «Василиске» ситуация диаметрально противоположная. «Резину тянули» вне боевых эпизодов, разбавляя эфирное время буднями, то солнечными и забавными, то унылыми и дождливыми, а также люминесценциями, флэш-бэками и другими способами отсрочить приближение развязки.

И, хотя тематика инопланетян и ниндзя новее повести Шекспира, жонглирование типажами и архетипами всегда были и будут, и пенять на это так же не серьезно, как и искать реалистичности в техниках преображения тел кланов Ига и Кога. Публика с завидной активностью негодует на шаблонность, и также стабильно избегает авторских, арт-хаусных работ. Так и приходиться любому автору балансировать меж молотом скепсиса и наковальней ожиданий, пищей для ума избранных и фаст-фудом для прочих.

Но вернемся к нашим синоби. Ибо, несмотря на негативные моменты в сценарии в виде длиннот, «Василиск» вполне достоин быть увиденным, иначе и не было этого обзора. Качественность видеоряда, превосходный саунд-трэк, замечательная работа сейю, аккуратная работа с 3D графикой – не может не привлечь внимания к «Василиску», и не только любителей мясницкого трэша или любовных мелодрам.

Для ценителей ристалищ ниндзя всех сортов и мастей - яростные схватки и столкновения, скрытые и явные рейды на вражескую территорию, сверхчеловеческие умения нинпо, и злодейская выразительная мимика. Настоящий трэш тускл без элементов абсурдности и брутального юмора. А как еще расценить секретную технику выхватывания из глотки кинжала с помощью языка, или наивная девочка! живущая в клане профессиональных убийц!! способная взглядом из-под пушистых ресниц обуздать смертоносные техники прочих ниндзя!!! Для категории любителей лирики и романтики – искренность чувств Геноске-доно и Оборо-сан, и расчетливость и вероломство других персонажей, каменная упорство Гобу, ловкая изменчивость Саемона, слепая преданность вассала Коширо и лидерская зоркая подлость Яксидзи Тензена.

Десять ниндзя с каждой из сторон, противоборствующих не одну дюжину лет кланов, вступят в бой, чтобы только один зачеркнул кровью имена убитых в злополучном свитке. Взаимную любовь пары персонажей и обоюдную ненависть всех остальных столкнули лбами, теперь, когда перемирие разрушено, старые договора слабее, чем на скорую руку брошенные в запале клятвы. Пока паны дерутся, а у холопов трещат чубы - коварный сегун Токугава «загребает жар чужими руками», и лелеет надежду обвести судьбу вокруг пальца, среднего, наверное.

Однако вместо турнирного файтинга с постепенным отсеканием слабых звеньев, создатели «Василиска» сделали упор на драму, что порой спорно, а иногда и вовсе неуместно. И если воспоминания, откаты в прошлое некоторых синоби уместны, то рефлектирующие и, тем паче рыдающие ниндзя вызывают смешанные чувства. Неотвратимость фатума несмываемой пеленой змеиного яда ненависти ложиться на героев «Василиска». Непроглядной завесой для зрячих, но видящих мимо, и слепых временно или постоянно, идущих через сумерки и сгорающим подобно живым факелам на крою пропасти.

Следует отметить, что к неутешительным выводам о хитрости авторов растягивающие паузы между столкновениями кровных врагов приводят и компоновка сериала. Ведь поначалу был дан деятельный старт, зачин, я бы даже сказал заруб, достаточно сравнить смертоносные танцы «Черного Вязальщика» Яшимару и паучью верткость Шогена Казамачи, да и предельный динамизм, и лаконичность первого эпизода. И то, как многие из героев были убиты в дальнейшем, как и престало кодексу синоби: из-за угла, в спину, и согласно стратегии «один на всех и все на одного».

Но, так как в сериале не 13, а 24 серии, то и заполнять промежутки, между побоищами, засадами, подлостями, оставшихся в живых противников, как-то необходимо, то тут и пошли в ход уже сценарные ловушки, с экскурсами в прошлое, рассказами о том, чем душат, а вернее дышали павшие на поле брани ниндзя. И все бы хорошо, но сопереживать убитым довольно проблематично, о мертвых, как известно, или хорошо или никак!

Казалось, чего проще: постепенно раскрыть характеры персонажей, вшить в гобелен сюжета узоры судеб, а уж после устраивать резню, тогда и зритель успеет попривыкнуть и разглядеть в монстрообразных ниндзя корпоративную семейственность. А заодно и ощутить, кто они для друг друга, у кого фига в кармане, а у кого свой крест на плечах. Но нет, у «Гонзо» своя политика, и своя трактовка. Милейший персонаж - обаятельный толстячек Джоуске Удоно, проделки которого, привносят бодрящую толику позитива в мрачный сериал, гибнет непозволительно раньше какой-нибудь фатальной красавицы Хотаруби, окруженной стайкой моли, или там, бабочек.

И подлость человеческая не заканчивается с отсеканием определенной головы, как и ненависть не начинается с рождением одного ребенка, и не заканчивается со смертью какого-либо определенного старика. Мир для многих всегда покупается ценой жизни избранных, несущих бремя чужих амбиций. Все, рано или поздно, делают свой первый шаг по берегу реки мертвых. Однако, только некоторые имеют право надеяться, что уходя в алых лучах заката в непроглядную тьму смерти, однажды смогут выйти на белый свет. Вернуться с надеждой на долгожданную встречу, сквозь времена и перерождения.


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Рыбка Поньо на утесе (2009.06.18)

Все фанаты «Гибли», и лично Миядзаки, ожидали нового творения перфекциониста и доброго мага от анимации, и все противники детских сказок для взрослых не менее терпеливо, ждали нового фильма от маэстро!

И вот это случилось: фильм о приключениях подвижной и юркой, как рыбка, и непосредственной, как пятилетний ребенок, Поньи, покинул верфи знаменитой студии и вышел в открытый океан зрительской любви, непонимания или просто равнодушия. Резво побежал по поверхности голубых и не очень экранов кинотеатров, через мели пиратских версий, чтобы пройти испытания временем, что порой жестче иного шторма или цунами.

Старость и детство. Миядзаки вновь не обошел стороной в сюжете старушек и их чудесного преображения к финалу. Не зря же говорят: «старики как дети». А уж в изображении детей Хайяо всегда был впереди планеты всей! И без сомнения здесь будут очаровательные шустрые девочки и не по годам рассудительные мальчики, все то, что Миядзаки всегда полировал в своих магических кристаллах, по-прежнему сияет сотнями всполохов, преломляясь на сей раз в царстве водной стихии.

Качество художественного исполнения «Гибли» всегда выше всяких похвал. Все в «Рыбке Поньо» такое живое, упругое и верткое, так и тянет прикоснуться к прохладной влаге водной стихии во всех ее ипостасях, в плещущейся в стеклянной банке водице или набегающей на отмель волне. Позволить ей струиться между пальцев, или с головой нырнуть во вздымающиеся бурные воды. Манит коснуться ладонями скользких медуз, ухватить за хвост мириады водных созданий, пронестись на кораблике по затомленным улицам, пробежаться по рыбам, трансформирующимися в волны, и по волнам, превращающимся в рыб.

Тут следует сказать о том, что выделяет «Рыбку Поньо» от других, относительно свежих работ студии. С экранизациями чужих сюжетов у «Гибли» как-то не особо везло. Сразу чувствовалось, что концепции авторов книг и задумка семейства Миядзаки очень трудно уживалась под одной крышей. Слишком многое оставалось за кадром, и мотивация поступков и проистекающие из-за этого неоднозначные развязки «Ходячего Замка» и тем более в «Сказаниях Земноморья» взывали к возврату к первоистокам., т.е оригинальному сценарию.

А в собственной истории гораздо труднее запутаться, в оригинальных сюжетах Миядзаки как рыба в воде, всегда найдет, как вывернуться из рук недовольных тем, что у мастера всегда одни и те же темы на уме. И не только сакраментальное: «берегите природу, мать вашу!», сколько великое таинство детства, способность увидеть в пластмассовом ведерке не только забавную красноперую рыбешку, но и волшебство преображения юности. Магию, способную подарить маленькой Брунгильде больше, чем просто ловкие руки-ноги, помогающие резвиться и озорничать, сколько добраться до заслуженной, а не самовольной метаморфозы взросления.

Родители и дети - еще одна тема, поднятая мастером, как флаг над кораблем. Пускай Сооске называет мать по имени, и редко видит отца вне моря, любить он их от этого меньше не будет. Свою мать, которую чересчур часто заносит на поворотах на маленьком автомобильчике и на кухне, да в семейной жизни тоже. Маму надо любить, даже если она СТРАШНАЯ! Его сыновней мудрости хватит и, чтобы подержать маму в ее растрепанных чувствах и правильно просигналить азбукой Морзе, уплывающему вдаль отцу нужные слова. И самое главное: родной дом как маяк – среди всех житейских будней освещает мрак одиночества и дарит надежду пережить все жизненные бури и цунами.

Печального вида, папе Поньо, предстоит на личном опыте, убедиться в правильности морали о том, что можно выжить на дне морском, отринув грязь и копоть людской недальновидности, завернувшись в магический воздушный пузырь и отгородившись от внешнего мира волшебным барьером. Но побороть эскапизмом желание своего ребенка, сигануть на волю, к какого-нибудь мальчишке, и получше узнать внешний мир – это уж вряд ли.

Приходиться ему смириться не только с этой мыслью, но и с идеей, что рано или поздно все дети начинают свое плавание, свой своевольный заплыв, несмотря на все возможные опасности, гипотетические и реальные. Тут только и остается, что наблюдать и оберегать издали, утихомиривая разошедшиеся стихии и приняв мысль о том, что дети от морских богинь, все равно остаются детьми, даже если они и пошли в маму и талант колдовать у них врожденный.


Р.S. Детей и животных (стало быть, рыб) переиграть нельзя, а если еще добавить Миядзаки….

Не надо этому фильму громких хвалебных слов, не нужны ему упреки в «мутноватости» финала, а просто посмотрев сам, и показав «Рыбку Поньо» своим детям, стоит отложить в стопочку к тому, что покажешь своим внукам.


+24Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Люпен III: Замок Калиостро (фильм второй) (2009.06.18)

«Отчего у этого Люпена III, такое неблагородное, прямо таки не джентльменское лицо?!
-Вероятно, всему виной обезьяний удар, нанесенный ему в глубоком детстве!»

(из неопубликованного интервью Манки Панча)


История Люпена вышедшая в 1979 году при непосредственном, и надо сказать, активном участии Миядзаки, он тут выступил и как режиссер, и автор сценария, и дизайнер ряда персонажей, получилась во многом отличной от Люпена классического, воссозданного до «Замка Калиостро» и после него, вплоть до наших дней.

Наверно все дело в том, что не мог Хайяо на то время, равно как и поныне делать главным героем своего фильма, пусть обаятельного, но прохвоста, без того, чтоб не облагородить сей образ шармом и галантностью присущей оригинальному французскому Люпену, вору и джентльмену.

Уже к моменту выхода «Замка Калиостро» Люпен был своего рода брендом, торговой маркой трюковой авантюрной комедии. В которой много чего было по намешено и в сериальной и полнометражной версиях: и гротеска и карикатуры на те же самые приключенческие боевики и западные детективы. Абсурдность и сознательная ирония над этими жанрами стала визитной карточной произведений о японском внуке знаменитого Арсена Люпена.

А не только скажем, фирменные приборчики, обезьянья ловкость и стрижка под мартышку главного героя. А так пародия не нуждается ни в точном исполнении, ни внимании к деталям, т.к шарж вовсе не фоторобот, то персонажи и окружающий их мир новизной и качеством проработки до этого не блистали.

Люпен с мимикой Джима Кэрри, как бритый орангутанг прежде был проворен, похотлив и периодически смешон., т.е комичный образ если не сверхгероя, то уж точно выдающегося вора получился популярным и изрядно растиражирован в дальнейшем.

Его знали и любили именно за то, что он был гораздо смешнее Джеймса Бонда и куда ближе и понятнее Супермена. Гоэмон по-самурайски выдержан, сосредоточен, с катаной в опытной руке. Дзигэн вечно в шляпе и постоянно при оружии, а Дзенигата неизменно весь в раскоряку и маниакально одержим поимкой Люпена в любой точке Земли.

Отражая склонности режиссера и подчас впадая в противоречие со своим привычным образом не особо щепетильного жулика, Люпен в исполнении Миядзаки вернулся к благородству деда. И не только в способности вовремя ввернуть в разговор розу, но и в потенциале помочь без всякой задней скабрезной мысли и меркантильного камня за пазухой.

Внешность Люпена, его физиономия, ужимки и гримасы были предопределены мангой, зато Кларисса и главный злодей-фальшивомонетчик граф Калиостро, - уже, несомненно, герои Миядзаки и по внешности по складу характера. Не растеряв всего ранее отработочного и ценного в Люпене, главный герой Хайяо стал человечнее и как-то глубже, впрочем не утратив специфической энергичности и непробиваемого оптимизма.

Рука мастера чувствуется и в бешеном развитии сюжета, с многочисленными погонями, перестрелками, схватками в декорациях почти сказочного европейского замка с многочисленными тайными ходами, ловушками, башнями и бастионами, сокрытыми казематами и гигантскими башенными часами. Вместо примитивистского минимализма пародии, тщательно пририсованные детали мира героев авантюрных похождений пронырливого сорвиголовы и его верной братии.

Пожалуй, именно по «Замку Калиостро» можно понять, откуда же у Спайка Шпигеля потом взялись эти странные башмаки, сигаретка в зубах, руки в карманах и голова в бинтах. Если пристально, с лупой присмотреться, то можно увидеть в бородатом Дзигэне бибоповского Джэта Блэка, а в неотразимой красотке Фудзико саму Фэйн Валентайн.

«Замок Калиостро» - фильм классический не только оттого, что из него многое было взято, похищено и присвоено в других аниме, но и потому, как и спустя не один десяток лет после выхода он оставляет огромное число современных аниме далеко позади себя по драйву, напору и безбашенности происходящего.

Нечто похожие наблюдалось и до «Замка Калиостро», и вместе с тем не было такой доскональности в мелочах, красоты момента, экспрессивности в сочетании с убойным юмором и ядовитым сарказмом. У Миядзаки вышла не пародия, а один из достойнейших представителей жанра.

Не удивительно, после этой работы, об авторе впервые заговорила широкая публика. А в опросе, проведенном журналом «Анимэйдж», Кларисса была признана лучшей аниме героиней года. Конечно, в то время, еще не было Наусики, зато прекрасно чувствуется, что своих любимых принцесс маэстро отрабатывал не на кошках.


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Грехи Кассяна (2009.06.16)

Что–то не то в королевстве Датском, или японской анимеиндустрии, если на вечные гамлетовские вопросы получается раздумье на тему: «бить или не бить» очередной механизированный труп, или же самому подставляться под удар.

«Грехи Касяна» - пример показательный, как студия с профилем по съемкам мистического экшна, триллеров, драм и детективов идет по крошащимся и хрупким осколкам постмодернизма. И ступает по редким, как цветы в разрушающемся мире, оазисам философской фантастики металлической поступью боевика. Безумие творцов из «Мэд Хаус», решивших воскресить стародавний сериал 73 года, не может не вызвать удивленного восхищения. Нет, не самой реставрацией, а попыткой наполнить стальные доспехи постапокалиптики животворящей кровью притчи о смысле жизни и обретении смерти, как избавления от суетности существования.

Стоит ли удивляться, что вместо медитативности «Мастера Муси» в мире прокаженных людей и гниющих роботов получилось все тоже, за что собственно «Mad House» знают и любят миллионы фанатов во всем мире. А, если конкретнее, непростительно красивая и изящная (подобное во многом противоречит эстетике свалок в классических сюжетах о последствиях глобальных катаклизмов), и я бы даже сказал, фееричная история, в стиле роуд-муви с обретением друзей, любимых, свитой сочувствующих и противодействующих.

И, как бы ни было обидно за обманутые надежды обрести исцеление в конце пути в 24 серии, «Грехи Касяна» так и не стал «Путешествием Кино» с отлично поставленной боевой составляющей. Но и не потерял прелести детской сказки для взрослых, пусть и в отдельных сериях всплывал, чуть ли не мюзикл, и как без этого, в модернизме, кошмаров самокопания и рефлексии. Этому же способствовал порой схематичный метод обрисовки фонов, отчасти глянцевый дизайн персонажей, и метафоричность пути Касяна, сквозь распадающееся на глазах мироздание в компании робота-пса Фуренды, кавайной малышки Ринго, усталого старичка Одзи и прочих героев сериала.

Мораль и смысл сериала прост и сложен одновременно. Диско-супер-стар Касян из машины для уничтожения без страха и сомнений превращается… .Э, нет, прямых спойлеров не будет, а если серьезно, то Касян идет по барханам и свалкам с целью, присущей только человеку - «познать себя через окружающий мир». А так как сие существо в веках непознаваемо, то и механической логики, объясняющей «что и как», не ждите, Касяну и его товарищам придется немало обрести и еще гораздо больше потерять по дороге к брезгливому к смерти светочу по имени Луна.

И, вот тут-то и всплывает извечный кинематографический курьез: переиграть детей и животных по достоверности эмоций и выразительности чувств, практически невозможно. Девочка Ринго, достойный конкурент Пино из «Эрго Прокси» может просто бегать, прыгать, находить ракушки, бутылочные стекляшки и цветы, а Фуренда рычать и отрывать роботам головы, и при этом на порядок быть убедительнее многих других героев «Грехов Касяна».

Зато как никогда прежде бессмысленность и бесплодность попыток добиться «всего и вся» за счет насилия не было столь убедительно и верно показано последовательно, и в развитии. Деспотизм, рано или поздно, все равно окажется на свалке, рухнув вниз, отяжеленный чужой кровью, при попытке взять приступом вершину мира.

Р.S. Быть может, некоторая драматургическая слабость сериала проистекает из чрезмерной силы Касяна, слишком часто вместо интересных сценарных находок роботам отрывают манипуляторы и отвинчивают проржавевшие головы злодеям. Разнесенные в пух и прах, агрессивные жестянки не в силах даровать живости затертым темам о ценности скоротечной жизни и цены смерти. Однако вместе с тем, при просмотре «Грехов Касяна» в пыли серий вполне реально обнаружить сияющую россыпь алмазов, ради этого стоит начинать этот путь по обломкам гибнущей цивилизации, продираясь через распадающиеся остовы клише и твердолобые шаблоны файтинга.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (2)

Клинок бессмертного (2009.06.04)

Вот и наступил тот знаменательный день, когда Масимо Койти решил все-таки отдать кармический долг всем фанатам. И снял аниме, в котором кровь бьет не только в голову от накипевших чувств и мучительных воспоминаний-флэшбеков, но и напрямую, по-самурайски, фонтаном из разрубленных тел.

И пусть трилогия о девушках с оружием каким-то фантомным образом того и гляди грозит переродиться в 2009 году в тетралогию, а эпопея киберфэнтази «Хак//» разрастается и дает пышные ответвления, равно как и полет второго сезона кламповской «Хроники Крыльев», Масимо лично опробовал катану на экранизации манги и сотворил самурайский боевик. Со всей присущей этому жанру суровостью нравов и жестокостью обычаев, столкновением долга и чести, путем ронина и дорогой мести.

Схватки на различных видах оружия и противостояния характеров и темпераментов, судеб и сиюминутных поступков, физической боли и душевных страданий, стремительные атаки и тягостные раздумья о стоимости выбранного пути – самурайский кодекс аниматоров требует отрабатывать обязательную программу, чтобы было потом право на исполнение произвольной.

В «Клинке Бессмертного», конечно, нет бескомпромиссного удушающего мрака средневековья, как в тех же «Одержимых смертью», зато есть Эдо, юмор, пусть и без конопляного терпкого аромата сатиры, и крючки-намеки столь любимые всеми контуженными просмотром «Самурая Чамплу».

Присутствует серо-коричневая сдержанность цветовой гаммы, реалистичность лиц и аскетичная повседневностью антикавайных будней. Тема вендетты в «Клинке» получилась на редкость острая (с необходимостью тренировок и беспомощностью этих самых тренировок перед хитростью и смекалкой), и горько-правдивая. Ведь, чем больше виновников чей-то смерти падет, встав на пути кровавого отмщения, тем больше станет новых мстителей, идущих по следу обидчиков.

Работы президента «Bee Train» можно не любить за частое использование крупных планов лиц и фигур, за мелькание в кадре выразительных глаз, артистичные жесты и характерную мимику. И вместе с тем, именно Койти, как никто другой, убедительно может раскрыть характеры столь избитых амплуа как головореза с темным вчера Манзи, девушку Рин с жаждой возмездия сейчас и сегодня, или лидера-стратега с неопределенным завтра Кагэхиса Аноцу. Пусть он, как герой бородатого анекдота, собирает один и тот же автомат Калашникова, зато его творческое оружие метко бьет в цель, когда надо объяснить не правдоподобие боевых техник, а жизненную достоверность его героев, их взаимоотношения и чувства.

Режиссер раз за разом, из сериала в сериал, от одного аниме до другого борется за оживление клишированных персонажей и превращает их постепенно в нечто большее для зрителя, чем удачно обыгранный стереотип жертвы трагических обстоятельств или собственных немилосердных амбиций. И, если раньше можно было откреститься от успеха работ Масимо, списав большую часть заслуг на композиторское дарование Юки Кадзиуры, то на сей раз будет, как минимум, по-другому.

Несправедливо обиженный герой или героиня, подлый злодей со сворой приспешников, ужасное преступление в завязке, грехи отцов и клятвы сыновей, как катализатор трагедий, и, чем дальше Койти уводит зрителя в дебри происков, интриг и открытых альянсов, тем меньше воинственная маска мстительного добра и человеческое лицо злодея начинают отличаться.


Можно ехидно заметить, что у Масимо центральные персонажи вечно почти чуть ли не бессмертны, а не только, скажем, Манзи умелый убийца с магическими червями в крови, а супостаты обречены пачками пасть от руки главных героев. И, чем больше гибнет статистов, тем выше шансы главных героев скрестить клинки только к финалу. Однако, так раскрыть злодея, чтобы он из картонной мишени для метания кинжала правосудия стал личностью, пусть на 20 с лишком минут - это мастерство, достойное подражания. История похождения Манзи и Рин только начинает набирать обороты, кто-то уже сделал первый шаг на авансцену, кто-то пока скрывается в тени кулис.

Р.S. А пока толпы разочарованных фанатов манги спешат сделать себе сеппуку, живучие фанаты Койти будут ждать, когда же «Клинок» сверкнет в руках Масимо Койти. Ждать и надеяться, что «Убийца Ста Человек» протянет еще хотя бы 13 серий второго сезона.


+19Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Дочь Двадцатиликого (2009.06.04)

Да здравствует трепетное и чувственное седзе! Да прибудет удача на стороне горячего сенэна! Да прибудет мир со всеми авторами «Дочери Двадцатиликого», сочетавшими небо, с полетами на горящих дирижаблях, и землю, со схватками на крыше несущегося поезда, с лирикой нежно-розового оттенка седзе, крепчайшей связью симпатии женского и мужского начала. Вышепоименованным жанрам, кто сказал ветхим и замшелым, ага, классическим, была подарена новая жизнь, завернутая в яркие пеленки качества от «Bones».

Кстати, о графике, чтобы потом не возвращаться к столь материальному и приземленному. Неожиданно много для костистой студии 3D, а еще более неожиданно появление застывших картинок ака раскрашенной манги. Для седзе драки и погони поставлены как верх изящества, а для сенэна… видали мы и похуже от той же студии.

Законы генетики гласят: «Скрещивание различных пород дает более жизнеспособное потомство». И следуя этой логике, взаимопроникновение стилей - эпохальная битва Инь и Янь, аж в двадцати двух сериях в жанре «приключения, мистерия, драма» состоялась.

Завязку сюжета о странствиях девочки Чико трудно четко отнести к индивидуальным чертам стилей. Не зря же в «Дочери» всплывают мистификация, обманы и подмены, и даже чуть- чуть мехамотивов, чтоб мальчики не заскучали, но и девочки не обиделись. Для юношей представлен путь взросления, закалка характера, изменение взглядов на жизнь, т.е сенэн. И тут же рассказана история трепетной и очень платонической любви, даже кодировка супероружия осуществлена романтично в песни о «л’ямур», трогательная дружба девочек (если предавать, то только под гипнозом), соперничающие за мистириозного многоликого мужчинку женщины, чаепития, игра в дамский детектив и прочая очаровательная чепуха.

Повод приключений, если не золушки, то, по крайней мере, нелюбимой падчерицы, вынужденной вкушать пищу однообразных будней, приправленную ядом недоброжелательности также каноничен. И, тут же, черт их побери, эти ненавистные молодежью серые будни. Чико так и тянет махнуть куда-нибудь под небеса, если не на метле, то, хотя бы, в объятия загадочного и симпатичного бисенэна. И заодно в компанию авантюристов и охотников за удачей, узнать их получше, стать верным соратником (пускай в газетах пишут подельником), обрести новую семью взамен коварной тетушки и ее убийственной стряпни.

Вместо волшебной палочки, фи это уже не модно, в руках Чико оказывается острый ножичек, вместо магических, ничем незаслуженных чар, тренировки по рукопашному бою и изучения премудростей Арсена Люпена и Фантомаса. Благородные жулики, дело Робина из Локсли не забыто, хитро спланированные ограбления и кражи, и отважная канатоходка под куполом цирка - господа могут быть довольны, а дамы… Дамы получат своего любимого чуть погодя, на десерт.

Уже за одно нарушение священной заповеди седзе о том, что «положительные персонажи не могут умереть до финала», можно принести благодарность сценаристам «Bones» уже задолго до середины «Nijuu-Mensou no Musume». Пожать крепко руку, и только потом положить цветы на могилку сенэна, который примерно, как сам гражданин Двадцатиликий, то умирает, то кратко всплывает и появляется как из-под земли. И истинно по-джентельменски отходит в сторону, чтоб случайно не затмить во второй половине сериала расследования Чико под наблюдением, верной до икоты горничной и озорной «главы» агентства тайн по поиску того самого единственного, многоликого.

Сердиться на то, что мягкое победило твердое, неблагоразумно. Ибо сериал так и называется: «Дочь Двадцатиликого», а не скажем: «Похождение благородного мазурика о двадцати лицах». Драки нарушают седзеобразное затишье перед бурей, эпизодически эдвенчер берет в руки поводья сюжета и пока женская часть зрительниц разомлела, мило озорничает в подземных лабораториях, токийских башнях (я ж говорил - классика) и прочих декорациях по спасению Токио.

«Nijuu-Mensou no Musume» опирается на (или попирает) опыт предшественников и цитирует (ловко присваивает, сериал все же об авантюристах) наиболее удачные ходы детективного и приключенческого кино и литературы. Здесь показано альтернативное прошлое 60-х годов XX века, ретро-шляпы, отголоски нуар-детективов и прошедшей войны, затронута тема ответственности учёных за плоды своих исследований, т.е, если безумные изобретатели, как протагонисты, воспринимаются как побитые молью клише, лучше сразу идти смотреть что-нибудь другое.

Р.S. В целом, несмотря на изрядную долю коммерциализации и ориентированность на требования рынка, это аниме существует по тем же законам, что и другие современные виды развлекательного искусства. И только личная дегустация поможет расценить вкус и цвет этого мускулинизированного седзе и феминизированного сенэна.


+12Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Благородный демон Энма (2009.05.18)

«Шеф, – я, кажется ранен.
-Увы, мой мифический друг – ты определенно убит!»

(байкам, замурованным в склепе посвящается).


«Благородный демон Энма» - вещь страшно интересная, ведь вместе с сумерками на душу наползает поголовный и вполне справедливый мрак и всеобщее отчаяние.

И до адских чертиков обаятельная, учащенное сердцебиение вам гарантировано и неизбежно - как налоги за проявленные слабости. И призрачная смерть - в качестве эпилога к причудливой картине жизни с отбеленным временем черепом в качестве автопортрета. Спорить с инфернальным лоском этого аниме бесполезно – жути в нем легион, да и красота, его по природе своей, безусловно, бесовская.

Эх, бедный каппа – ты, в самом деле, был непростительно очарователен, и под твоей лягушачьей кожей действительно пряталась человечность, чего не скажешь об иных из людей. А морозная принцесса, ледяная снежинка в сияющем пламени преисподней - леденяще прекрасна в неправедном гневе ревнующей тигрицы адского женского менталитета. Да и сам Энма, как племянник князя тьмы, благо происхождение обязывает - так по-сатанински обольстителей и артистичен.

Не только пораженный сплином Энма в крылатом плаще и престарелой говорящей шляпе (чувство «де жа вю» подкараулит тебя в темном переулке) аристократичен. Все 4 серии «Kikoushi Anma» с хорошей «плохой» родословной, ибо избраны - нести будоражащие душу и тонизирующие пресные будни флюиды, запредельных для человеческого понимания кошмарных событий и гонок по вертикали в дебрях лабиринтов минотавра.

Короткая и эффектная/эффективная, подобно удару ножа в спину, OВАшная история бесчеловечных экзорцистов - свято блюдет устрашающие заветы Хичкока. Разбавляет моменты неотвратимого смертоубийства массой зловещих намеков, гнет свою смертоносную линию от укуса первого эпизода до незапланированных родов демонами - монстров мрака в эпизоде финальном.

И в словах, что «Kikoushi Anma» показатель, как должно и нужно снимать хорроры, с каждым годом – становиться все больше и больше горькой правды.

Момору Камбей умело нагнетает атмосферу грозовой тучей сумрачных угроз – никто не минет своей участи, даже случайный свидетель, даже сам расследующий и заинтересованный в разгадках и якобы сторонний наблюдатель.

Увлечет история своего зрителя и участника происшествий – словно объятия гостеприимного мутного омута примут в себя тело искажённой ужасом повседневности, подтолкнут к краю бездны его разум и омрачит существование наблюдением зловещего взгляда извне.

Смутят в нужном, губительном направлении неприкрытостью снимков с места мистических преступлений и сорванной с личных тайн непрочной завесы пеньюаров и кожи скальпов.

За стрельбой узких злых глаз адских патрульных - внимательно следит выпирающее из глазниц заразное безумие беглецов из преисподней. Разные ракурсы одних и тех, же искушений – место встречи изменить можно - причины инфернальной манифестации непреложны, как семь библейских грехов.

Целиком выходи из плененного тела, или сгинь в пламени полностью, не мешайся под ногами, беги куда подальше или умри, прямо здесь и сейчас. Дело сделано – и развеяно по ветру золой и прахом, пошли отсюда – ночной патруль, еще должен успеть заскучать и только после влипнуть по самое жабо. Упасть лицом в грязную лужу правды и умыть руки в кровавой море обмана.

Пульсирует в такт ударам сердца и прыжкам мяча на лестнице заброшенного дома - рванный, как задыхающийся, от погони за беглецом, прерывистый монтаж, выхватывая самое главное и подсматривая потаенное в оживающих тенях. Стремительны, как атаки зубов монстра, акульи наезды камеры – ракурсы как голодный тесак жадно вгрызаются в смоделированную плоть трехмерного пространства.

Противоестественно длинно вытягиваются своевольные тени и безжалостны нацеленные к жертвам беспощадные руки. Шокируют отражения в зеркале, и в соседстве с мурашками по побледневшей коже неслышно подкрадываются из темноты, злые, как серийные маньяки - преступные духи.

Подобная мистерия вряд ли напугает опытного дегустатора японоязычных кошмаров, зато даст несколько хороших (хороший враг - мертвый враг) мастер-классов по основам съемок остросюжетного, как погоня по бесконечным коридорам заброшенного дома, непродолжительного, всего четырехчастного, мистического триллера.

На фоне изрядного количества и разнообразия смертей, комичные ситуации - словно нервный смешок истерика, самое время улыбнуться забрызганным кровью оскалом буйно помешенного.

Все обречены: убийцы и те, кто решиться от них защищаться, демоны-соискатели, и те, кто попадаться в их ловушки, даже серая скука «охотников за бесами» вне их рабочего времени - и та подчёркнуто беспросветно-депрессивная.

Пугающе узнаваемые ситуации в «Демоне Энма» оборачиваются похитрее вервольфа-перевертыша, какой-нибудь трагической ситуацией в развязке, или еще того драматичнее - суровым финалом изыскания приторно-тошнотворного вкуса давно забродившей крови.

OVA-сериал – словно сборник мрачных новелл с подтекстом, притч о людских страхах и заблуждениях, помещенных в «тело» мертвецки унылого детектива.

И, если считать простых смертных: будь-то японский коп, девицу из клуба свиданий, или просто Пристанагу-сэнсея, кому «повезло» столкнуться с ужасом, выползающим из черной мглы потустороннего мрака, главными героями - то, как потом прикажите относиться к судьбе троицы уничтожителей нечисти?!

Темная тема одиночества в пустой череде комнат и в толпе безразличных к тебе сослуживцев, и неравнодушных (пристрастия они, знаете ли, разные бывают) близких родственников, она щедро орошена кровью; обильно покрыта ночными пятнами запретных помыслов и тайных искушений.

Центральные герои и эпизодические статисты раскрыты настолько полно, чтобы успеть почувствовать, что перед зрителем не манекен для отработки ударов сумасшедшего убийцы, а пока еще (мы так не долговечны) живые люди, пусть и отягощенные грузом маринованных роялей и консервированных скелетов в шкафу.

Не ищите правых и виноватых в «Благородном демоне Энма», вы их не найдете, но способных вызвать, если не участие, то сочувствие изыщутся, и это в фильмах подобного толка чуть ли не высший пилотаж.

В четыре истории поместилось много, но если ненасытная людская душа возжелает еще и еще – будь готов к визиту мефистофеля, требующего равноценную жертву за продолжение банкета.

P.S. Да, люди смертны, говаривал классик, но это еще полбеды...


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Бэтмен: Рыцарь Готэма (2009.05.18)

Мало сказать, что «Бэтман: Рыцарь Готэма» совместный японо-американский анимационный проект, созданный под патронажем знаменитых студий «Mad House», «Production I.G», «Bee Train», «Studio 4 C», его надо посмотреть, чтобы понять, насколько он интересен и скучен, ярок и сер, оригинален и тривиален.

Следует сразу сказать о роли американцев – они выступали как сценаристы, и порой мастерству японцев приходилось вступать в прямую конфронтацию со скудностью первоисточника. Превозмогали западные штампы, кто как мог: кто за счет стильности оформления, продуманности постановки или, на худой конец, эффектного экшна, кому, как хватило таланта, и оттого OVA получилось как лоскутное одеяло, моментами привлекательно, порой нудно, как большинство американских мультфильмов про супергероев. Фирменные черты вышеуказанных студий, проскальзывающие в каждом отдельно взятом сегменте OVA спутать весьма затруднительно, и, тем не менее «градусники» смогли преподнести сюрприз.

Первая арка называется: «У меня есть для тебя одна интересная история». На самом деле там три с половиной действительно занимательных историй о встрече четырех тинэйджеров с Бэтманом, рассказанных от первого лица. Все фирменные фишки «градусников» с расхлябанным и, ну, очень живым арт-хаусным стилем анимации, как стремительно летящие ролики скейтборда, проносятся перед взором зрителя без каких- либо замедлений, лихо и неудержимо весело. Рассказы подростков, как все байки были изрядно приукрашены изрядной долей вымысла. И потому выходило, что рыцарь Готэма то мистическая тень правосудия, то вампир-нетопырь, то прости ками-сама, меха-богатырь. И финал неожиданен, словно удар доски по макушке. «Что уже все?! Да приятель, все. С городскими легендами так всегда - обрываются на самом интересном месте». 9/10

Вторая арка: «Перекрестный огонь». Поначалу звуковое сопровождение, подчеркиваю немузыкальное, вселяет надежду на что-то сродни живости первой истории, хотя бы в какой-нибудь другой ипостаси. Однако американский сценарий сыграл, как и с героями новеллы - полицейскими, злую шутку. Серость сюжета о споре двух офицеров о Бэтмане, не компенсируется обилием чернокожих героев. Политкорректные личности разного пола случайно заехали на место криминальных разборок между итальянскими мафиози в костюмах, и русскими «братками», ряженных чуть ли не под медведей. Но придет Бэтман и всем злодеям будет плохо. Но хуже всех будет зрителю от этого шапито недоумков и цирка, избитых человеком-мышью стереотипов. 5/10

Третья арка: «Полевые испытания». События и персонажи движутся чуть активнее, но снова, и опять герои комиксов с логикой пятилетних детей, периодически наводят скуку, что для зрителя опаснее, чем все пули, отлетающие от Бэтмана, как сухой горох. Проблески динамизма в завязке разбиваются, как набегающие воды, о волнорез псевдо гуманистским пафосом «добра с кулаками». 6/10

Четвертая арка: «Пребывая во тьме». Режиссер и его команда сделали почти невозможное. Из довольно предсказуемого сюжета о странствиях Бэтмана по подземным коллекторам и сражениями с внешними, и главное, внутренними монстрами, создали контрастную, как тень от факела в катакомбах, мрачно-готичную историю. Кто осмелится спорить, у данного эпизода есть свое лицо (вы только оцените моторику движений челюстей), свое настроение и запоминающаяся атмосфера полуинфернального сумасшедшего дома. Думаю, вы сами догадаетесь, какая же студия ответственна за этот эпизод! 8/10.

Пятая арка: «Превозмогая боль». Японцы все-таки превозмогли американизмы, и в результате получился пусть и вымученный цитатами из «Матрицы», но философский подтекст: о преодолении себя, верности выбранному пути, неоднозначности бытия и попытке найти истину. Бэтман, истекая кровью, вспоминает о встрече с женщиной, которая дала ему больше для понимания себя, чем все прочие индийские факиры. Неожиданно сбалансированный для арт-хаусной студии и качественный видеоряд, мастерский монтаж и приятное интеллектуальное послевкусие по окончанию эпизода не дает поставить меньше 9/10.

Шестая арка: «Смертоносно-сметающий выстрел». Трехкопеечный сюжет о противостоянии злодея с баааальшой пушкой и летящего на крыльях латексного правосудия Бэтмана, благодаря тщательно поставленному динамизму в каждом кадре, визуальным красотам Готэма вышел, прямо-таки в стиле любимой студии Кавадзири. Характерный пример, как из ничего можно сделать конфетку. 8/10.

Р.S. Итог подсчитать нетрудно, и, тем не менее, японский вариант саги о рыцаре Готэма достоин, найти своего зрителя!


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Могучая Берди [ТВ-1] (2009.04.29)

В наше время сложно кого-нибудь удивить новой версией, переиначенной на новый лад постановкой стакана со старым содержимым под названием - ремейк. «Достичь Терры», космоопера ретро-разлива, получает новую жизнь и армию своих уже молодых поклонников, а история о Касяне, выходившая в давние 70-е ныне обретает компьютерную плоть и наполняется живительной влагой постмодернизма. Дотянулись руки реаниматоров от анимации до подзабытой молодежью манги «Могучая Берди», бывшей однажды экранизированной аж в 1996 году.

Так как на дворе во время создания ремейка был уже 2008 год, то и 3D, качественной анимацией и графикой уже никого не удивишь, да и Аканэ Кадзуки достаточно вспомнить его же «Нойен», на технической стороне слабины не даст.

В реинкарнации фантастического сенена о похождениях сексапильного и несильно одетого агента Федеральной Космической полиции многое осталось в наследии от лихих 90-х, когда лично маэстро Кавадзири брался за постановку манги Юки Масами. Сие немного - немало означает: монстры БУДУТ! И не только страшилы-пришельцы и страхолюдины-марионетки, но и глобальная угроза жизни на Земле, неясных до поры до времени очертаний и, тем не менее, однозначно плохих манер.

Однако же, несмотря на сохранение большей части сюжета в обоих случаях, отличие OVA и ТВ проекта все - таки имеется. Количество прыгучих и живучих вопреки земным законам выживания индивидуумов, населявших OVA, было разбавлено в телевизионном сериале тягучей и вязкой жидкостью, озаглавленной как «повседневность + школа». И пусть вас не вводит в заблуждение потрепанный жизнью пронырливый журналист-охотник до сенсаций, мелькающий то тут, то там. Школа, одноклассники, первые влюбленности и прочие аксессуары подростковых лет – бессмертны в аниме, как налоги и теории заговоров в жизни реальной.

Причем здесь японские школьники, спросят те, кто не видели старой постановки?! Все дело в том, что вместо мужчины в черном пусть даже восточной наружности, центральным персонажем сериала стал «герой нашего времени». А конкретней, школьник Цутому Сэнкава, без каких- либо суперспособностей или потаенных секретов, на момент завязки истории, а в дальнейшем….

Но будем последовательны и вернемся к нашему Сэнкаве. Он мирно исследовал на досуге заброшенные старые здания, но волею судьбы и по желанию сценаристов попадает в эпицентр борьбы с межпланетным криминалитетом, а заодно и под горячую руку Берди. В итоге чего, Сэнкава мертв - превышение полномочий налицо, потому приходится уживаться обычному среднестатистическому школьнику и могучей девице в одном теле до тех пор, пока его телесную оболочку не восстановят. Это накладно и даже несколько неловко, и порой мешает личной жизни Сэнкавы. Мало ли кто в ванную случайно заглянет, у тут него, гм, женские прелести вместо… комплексов. Хуже всего, что риск не дожить до нового семестра витает не только над невинноубиенным парнем, а целой человеческой расой.

Прямо классика какая-то, апокалипсис вместо грядущих каникул, битвы с инопланетянами вместо домашней работы. Однако тут политика ТВ постановок «берет сюжет за жабры», и начинает тянуть кота за разные длинные места, увеличивая длительность эфирного времени и немилосердно подливая воды в и так не особо концентрированный оригинальностью сюжет.

Есть в этом аниме кое-что похуже злодеев, похожих на…самых себя, клонированных десятками схожих экспериментов. О, это страшное слово «школьная романтика», оно ужаснее угрозы пусть избирательного, но геноцида и убийства родного дедушки. А заговоры с целью обладанием контроля над таинственным Рюнкой различными инопланетными и прочими личностями, находятся в опасной близости с буднями Сэнкавы, и того гляди будут совершенно забыты смотрящим зрителем. Публике приходиться наблюдать назойливых друзей Сэнкавы, пикники, свиданья, поцелуйчики и прочие нечаянные грехи подросткового романтизма. Правда, занудства не больше чем обычно, так на пару серий, что учитывая не особо большую длительность сериала приемлемо. Авторы делают вид, что так они раскрывают внутренней мир своих героев и их мотивацию, а умный зритель делает вид, что он им верит.

Р.S К финалу всплывает не только буйство водной стихии - появляется дилемма: бить или не бить этого самого Рюнку, потому - как…НЕТ спойлерам. Отсутствие полного «хеппи-энда» в «Берди» несколько неожиданно, продолжение явно будет, там и поглядим, бог даст, чем все закончиться, а пока 8-ки не жалко.


+16Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Достичь Терры [ТВ] (2009.04.15)

«Ну, что юнга – ты готов загарпунить великого Моби Дика?!
-Боцман, а говорят - его и не существует вовсе!
-Попробуй сказать об этом ему сам, когда он появится перед твоей перепуганной рожей!»

(из разговора звездных китобоев).


Достичь неизведанных или, как может статься, давно забытых земель - мечта и бремя всякого путешественника. Тут не так уж важно, как много отважных смельчаков первыми начинают путь, как сделали герои «Toward the Terra», и сами создатели сериала, взявшись за реализацию столь рискованного проекта.

Главное, скольких еще увлекут они идеей - увидеть «землю обетованную», решительно шагнув за порог и двинув свой караван по тропам, проложенными первооткрывателями. Дорога просмотра «Достичь Терры», как и реальная стезя приключений, вмещает в себя много сюрпризов, трудностей и преодолений.

Почему первый шаг в неизведанные дали так сложен?! Да потому, что приходиться покидать свой уютный тесный мирок и сниматься с давно насиженных теплых мест, оставив позади старых друзей и ухоженные томатные грядки.

Стоит ли идти вперед, надо ли возвращаться к истокам, оглядываться на прошлое и пережитое?! Или, следует неуклонно и твердо следовать в направлении завтрашнего дня, несмотря на жертвы и разочарования?!Герои «Достичь Терры» сполна хлебнут и этих, и других сомнений на пути к отдаленной, но такой манящей прародине, праматери-Земле.

Нельзя не отметить, что создатели сериала, также как и их герои в своих поисках, проявили недюжинную смелость, занявшись ремейком почти тридцатилетней давности.
Ретро-кавайность, модерновый 3D, кристаллизация чувств и сублимация событий, которых естественно куда больше, чем в одноимённом фильме 1980-года - всё это вобрала в себя новая экранизация.

Сведя полюса подзабытого и острые углы до боли узнаваемого, они словно первые исследователи континентов, морей и космоса, отправляясь в неизвестность, естественно рисковали.

Да, о сателлитах помнят как о вехах, о них рассказывают в музеях и ссылаются в статьях, посвященных истории развития (в данном случае жанра), но они больше интересны специалистам, чем общественности. Первопроходцы уходят во тьму прошлого, и уже никто не ждет, и не надеется на их возвращение. Потому выход на экраны сериала подобного «Tерре» в 2007 году, подобно появлению легендарного белого кита Моби Дика, стал весьма неожиданным.

Кейт Аниан и Джоми Марк Син - два лидера своих народов, вершители судеб и отчаянные мученики, красноречивые моисеи и многострадальные иовы, обаятельные подлецы и романтично-наивные герои, облаченные в мундир диктатора и героическое трико спасителя, они идут по жизни и летят сквозь космос чрез тернии испытаний и горнило потерь. Им судьбой уготовано, безудержно биться за свои идеалы, и только через годы познать стоимость и последствия своего противостояния.

«Достичь Терры» - самый сдержанный из всех сёнен-айных сериалов, над ним явственно витает дух автора «Песни ветра и деревьев». И, кажется, что вот-вот и трепетная скорлупа красавчика-бисёнена треснет и под ней заалеет роза яойной страсти. Еще одна серия - и катарсис мужской красоты преодолеет тонкую завесу мужественной сдержанности, но черт подери, политика и война, так отвлекает от личной жизни.

В «Tерре» есть всё то, за что фантастику любят в юношеском возрасте: грандиозные события на фоне безбрежных просторов галактики, цена семейных и дружественных уз, единая судьба поколений и рок одиноких вождей наций – вот он первозданный вольный воздух космоопер. Его нетрудно спутать с научной фантастикой, благо и там и здесь есть и черты антиутопии, взаимоотношения машин и людей, прыжки в под- и -над пространства, межпланетные полеты и т. д.

Но на самом деле, космическая опера, и «Достичь Терры» тому, яркий пример, представляет собой отдельное направление в фантастике. В ней масштабность (сражаться - так за все человечество, или за новую расу Мью), оттеняется камерностью, почти интимностью переживаний, а эпичность зачастую играючи обходит законы физики.

Главные герои и детальная проработка их характеров – вот связующая и путеводная нить повествования. А тема естественного или искусственного отбора и контроля демографического охвата вселенной – вот он важнейший повод обратить внимание на экосистему души. Все второстепенные персонажи, вплоть до белок-телепатов, нужны, чтобы «примы» могли себя проявлять, как бы убедительно не были раскрыты друзья детства и влюбленные барышни.

Господство романтизма во всем (в развивающихся в вакууме плащах и боеспособности без скафандров), широкий круг проблем морали и этики, не обязательно разрешенных, но затронутых - все черты стиля сохранены.

Творцы ремейка уделяют внимание вовсе не технологии или активному действию, как может поначалу показаться, а социальным проблемам, драматизму, развитию сюжета в динамике и психологии персонажей.

Герои космоопер могут бороздить галактику под парусом, солнечный он или обычный - это второстепенно. Стоять у штурвала или лично вести эскадру в атаку, главное искренность, граничащая чуть ли не с фанатизмом, а технические детали малозаметны на фоне довлеющих идей и концепций.

Гигантские звездолеты не могут заслонить героев, ведь космические дредноуты лишь декорации. Героев сериала мало волнует устройство реактивных двигателей – гораздо существеннее отстоять свободу мыслей и вольный простор для проявления либеральных чувств. Даже если свобода грозит перерасти в хаос и анархию – глобальная система подконтрольной жизни в резервации, наталкивается на извечный дух бунтарства и инакомыслия.

Все это можно было бы поставить в вину создателям сериала, если бы не ряд весьма показательных моментов. Подробно показанная ретроспектива поколений, больше чем просто процесс возмужания главных героев. Достигнуть вершины и потерять стимул жить, вести в бой за справедливость и стать тираном и узурпатором, завладев властью, чтобы понять, насколько бесцельны попытки убежать от одиночества.

Постепенно, серия за серией, идет прогресс характеров, и сериал все дальше отходит от однозначных оценок и утрированных ситуаций. Дети разделяют мир на «черное и белое» и стремятся не выходить за черту. Подростки пытаются перемазать всё под себя, и отчаянно рвутся за грань, бунтуя телом и революционируя душой. Зрелые понимают бесплотность этих попыток и учатся жить в мире, где все неоднозначно, и каждый имеет право на смерть и любой обречен на жизнь.

«Toward the Terra» - тот редкий случай аниме, который может набрать баллы только к середине просмотра, надо осилить трудности восприятия, зато к финалу понимаешь, что начинать свой путь все же стоило.

Дорогу осилит идущий, и посему шанс получить удовольствие от просмотра «Достичь Терры» терпеливый зритель имеет гораздо больше, нежели какой другой.


+20Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Хищные куклы (2009.03.13)

«Хищные куклы в мире жестоких людей».
Тема искусственного и человеческого разума множество раз обыгрывалась в киберпанковском мире аниме, который весьма условно похож на тот же кибер-панк литературный. И в данном случае получилось весьма достойное продолжение, если не сказать реставрация работ 80-ых и 90-ых годов, больше похожее на классическую научную фантастику, чем на вселенную хакеров выросших на свалках антиутопического мира будущего.
Человекообразные роботы и люди-марионетки, страх и влечение между машиной и «homo sapiens» - сколь разнообразно на подобную тему было снято и написано прежде, и сколько мизерно представлено подобное на современном этапе в аниме, думаю, широкая публика знает без каких-либо оговорок и реверансов. Уже только за смелость взяться за столь немодную тематику, всем фанатам «хорошо забытого старого» в стиле незабвенного «Блад ранера» в лице студии AIC и лично Есинаги Наоюки можно сказать дружное «аригато», но обо всем по порядку…
И хотя забегать вперед паровоза дело неблагодарное, придется, прежде всего, прочего упомянуть о неравноценности составляющих триптиха «Хищных кукол». А для этого надо сказать пару слов о главных героях, благодаря которым OVA и цементируется как нечто, с намеком на однородность. Компания персонажей подобралась как на подбор классическая. Т.е пораженный сплином очкарик Базз, симпатичная, но довольно мужественная Майкалсон и невозмутимый, как и полагается андроиду Кимбелл. Их крепкие физиономии, ура ретро-стилистика, регулярно мелькают в кадре во всех трех историях, разделенных хронометражем событий и, что весьма примечательно, стилистической выдержанностью.
Первая история во многом напоминает сюжет «Армитаж», но только на сей раз, на создание этого OVA денег AIC выделено было несравненно больше. Однако этот примечательный момент не отменяет грубоватости и некоторой топорности движений объектов и субъектов в кадре. За такую полновесность, я бы даже сказал весомость анимации, старые фильмы можно с радостью пересматривать, а можно избегать всеми доступными способами. А что касается сюжета, тут оригинальностью и не пахнет. Спец. отдел по расследованию преступлений бумеров в лице выше обозначенной троицы, странные напарники, пресловутый хакер за экраном антиплоского монитора, суровый шеф - заставляют вспомнить о том, что ностальгия вещь обоюдоострая. Не шатко - не валко события развиваются в меру скучно и познавательно, в меру интересно и занимательно - как созерцание костей давно вымершего реликта в музее естествознания. И только одна мысль может согреть сердца опытного киномана и настроить на сочувственный лад: такого уже не делают. Ради этого факта стоит взглянуть мельком на происходящее и поностальгировать украдкой.
Вторая история о судьбе ночной бабочки и преследующем ее потрошителе, не в пример вводной новелле, ярка и эффектна. Для ее описания подходит такое весьма угловатое определение «стильность», т.е способность создавать максимально возможное число запоминающихся кадров, используя разнообразие ракурсов, клиповый монтаж, сгущение образов и событий. За такую атмосферу «Призрак в доспехах» приобрел статус культового, и тут лучше самому окунуться в созерцание, чем расхваливать визуальные плюсы OVA перед большинством ТВ проектов. Тут или откинуться в кресло и наслаждаться атмосферой полунамеков, или… отправляться смотреть что-то совершенно другое. Разница первой части и последующих отрезков трилогии, как говориться разительная. Герои и поступки приобретают черты технологичной мистерии, притягательна не сама концепция, а способы ее изображения, и посему всех объяснений зритель не дождется. Да и кто осмелиться поспорить с утверждение о том, что в каждой женщине должна быть своя загадка, даже если она робот…
Третья история получалась еще более мрачная, леденящая и будоражащая одновременно. Жестокие как механизм детонации люди и очеловеченные повседневностью бумеры, грань между ними хотя бы на миг стирается, на этом и построен финальный аккорд «Хищных кукол». Плюс ярко оранжевое пылающее небо на автостраде, синеватый отблеск ночного мегаполиса, как престало кибер-панку на экране оттеняется серостью лиц и однотонностью цветовой гаммы помещений. Скупость красок в облике персонажей контрастирует с яркими красками неона, красочностью пролитой крови и алыми всполохами взрывов окружающего их пространства.
К финалу истории приходится констатировать: если авторам «Хищных кукол» удалось бы дотянуть первый эпизод художественно-изобразительными средствами до уровня последующих двух, «Хищные куклы» можно было назвать достойной альтернативой «GITS». А так у творцов из AIC получилось довольно неоднородное и спорное детище, в котором многое осталось за кадром, что, тем не менее, не мешает его рекомендовать всем кино - археологам.


+10Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Прочти или умри [ТВ] (2009.03.13)

«Книга в твердом переплете – смертельно опасное оружие в руках тяжелоатлета».

(наставление по самообороне без оружия).


Книга - вещь не только интересная, но весьма полезная в быту, и в хозяйстве. Об этом, зрителю в сериале «Прочти или умри» неоднократно напомнят, пользуясь случаем, и просто так - в зависимости от внутренних, программных нужд обосновать происходящее.

Над судьбами главных «бумажных сестер»: Мэги, Мишель, Аниты, и писательницы Нэнэнэ, в доме которой на правах телохранителей и семьи, они и обосновались - над ними всеми довлеет бумажная стихия литературы.

Острым краем бумажного листа можно резануть глаза опасному невежде, толстым фолиантом можно «вправить мозги» зарвавшемуся злодею. С момента изобретения бумаги в Китае, сей продукт проходил множество трансформаций, бессчетное число раз представая, как символа власти, могущества и превосходства, читай мандата, купюры и аттестата.

Еще Жюль Верн писал об удивительных свойствах прессованной бумаги, сочетающей в себе прочность стали и удивительную легкость. Однако, авторы сериала заморачиваться с псевдонаучной обоснованностью метаморфоз бумаги, превращающейся то в волшебного зверя, то в элемент боевого арсенала не пожелали, может оно и к лучшему…

Ее превосходство Бумазея, в R.O.D обрела сюжетообразующую и изобразительно-формирующую роль. По ее образу и подобию склеили оригинальную мифологию и воссоздали приключенческо-фэнтезийный мир библиофилов, книгоманов и бумагоманьяков.
Книга в сериале выступает не только справочником по захвату мира, или кулинарным сборником по приготовлению Новой Британской Империи. Книга – служит источником неожиданных открытий, кладезем знаний, или просто фетишем для писателей, читателей и всего списка профессий, стоящих между ними.

Герои R.O.D - книги читают, за ними охотятся в букинистических магазинах, их изыскивают в древних пещерах. Иные персонажи сериала сами пишут литературные опусы или, хотя бы, пытаются переписать историю, опять-таки, с помощью привлечения таинственных монографий.

Следует сразу оговориться, о том, кому R.O.D адресован напрямую – т.е. непосредственно книгочеям или, на худой конец, писателям. Подтекст юмористических сценок, подмеченных повадок и особенностей поведения вычитываются именно теми людьми, для коих книга не просто ворох бумажных листов, но способ открыть новую грань реальности, читая произведения чужие, или создавая свои.

Всем прочим R.O.D не показан столь остро, и есть большая вероятность, что им будет лучше закрыть R.O.D уже на первой странице, дабы не получить несварение. Целлюлоза переваривается с трудом, нужно «съесть» не один десяток бумажных томов, чтобы почувствовать прелесть чтения или, как в данном случае, просмотра.

Кроме того, R.O.D четко ориентирован на семейный просмотр: и дети, и очень даже серьезные дяди и тети найдут способ разглядеть в нем между строк приключений, погонь и потасовок что-то свое близкое, узнаваемое и родное...

Оттого крови на страницах R.O.D будет размазано не много, в отличие от зарисовок на тему семьи и дружбы. Шила, путь даже бумажного, в мешке не утаит, и потому стоит сказать прямо: в сериале главное - это борьба с одиночеством, которая происходит на фоне противоборства за мировое господство, которое к финалу нежданно приобрело скорость вялотекущего паралича.

Встречают по обложке - провожают по финальным сериям, но об этом чуть позднее, так что следует особо упомянуть об оформлении R.O.D. Графические красоты сериала еще один повод обратить внимание, бросив, хотя бы, беглый взгляд на первую серию.
Конечно, ни одна книга не застрахована от появления типографских опечаток, и в R.O.D ляпы в виде кривоногих безликих силуэтов и искажения пропорций фигур в движении встречаются, но не столь откровенно безалаберно, как в большинстве аниме, выпущенных на ТВ экраны.

Музыка также внесет свою толику очарования, она придаст свой драйв в местах динамичных, акцентирует лиричность в местах медитативных.

Даже саму троицу главных героинь R.O.D можно сравнить с книгами. Покладистая Мэг, похожа на большеформатный атлас - столь много заключено умений и навыков в долговязой Манэ.

А прыгучая и верткая, как лягушонок, и по-детски прямодушная Анита, словно цветастая детская книжка. Стоит судьбе дать ей чуть-чуть распахнуться и сразу на страницах ее натуры бросаются в глаза череда броских иллюстраций, уморительных надписей и лаконичных цитат.

А более очаровательная, чем сексапильная, Мишель подобна модному свежеотпечатанному бестселлеру: ярка, эффектна и поверхностна.

Пожалуй, трудно найти другое аниме, где было бы рассказано больше подробностей не о боевых, а об повседневных заботах спец. агентов. Приключения в стиле Индианы Джонса, Бонда и людей-Х соседствует с уборкой по дому, ежедневной готовкой и чисткой зубов. Это можно расценивать, как элементы пародийности, а, можно, как новый метод «прочтения» характеров персонажей.

Но какой-нибудь подстреленный в библиотеке герой, шустро возвращает все на свои места: пока таинственные организации плетут свои козни, Гонконг обязательно должен быть разрушен, а сэнсей непременно спасен.

Сюрпризы различной степени выдержки смогут заставить перелистывать страничку за страницей очередной серии, т.к. приходится начинать книгу с нового листа, узнав правду рождения «бумажной тройки», пожара в национальном книгохранилище или, что еще неожиданней, историю одного скромного «курилки».

Но с течением времени, по мере приближения к последним сериям возникает стойкое ощущение, что в стройный ряд повествования об английских джентльменах, имеющих в запасе какой-нибудь тайный козырь/джокер по манипуляции временем и пространством, искусственно вшиты замусоленные страницы школьной лирики и женских романов.

Причем таких романов, где нет романтических и любовных коллизий. Зритель может сказать: «такого в природе не существует». Ан, нет, в мире R.O.D и не такое бывает: что уж тут говорить о наличии птеродактилей в небе Лондона, или об уэллсовских треножниках, уничтожающих «миф об американской угрозе», кроме как: «Бумага всё стерпит».

И все бы ничего, но финальные серии оставляют довольно-таки неприятное впечатление. И не только малообоснованными вольностями с превращением Лондона, странной мотивацией персонажей из обоих лагерей, режущих галстуки вместо глоток и, как-то противоестественно вяло, пытающихся завладеть миром, (вдруг это результат зомбирования Английской Библиотекой), а слабой привязкой с доселе происходящими событиями.

Словно показали сначала спелое сочное яблоко, но когда вонзил в него зубы – уж тогда и выясняется, что это лишь папье-маше и только. Будто магическая сила, скрепляющая между собой листки сюжета - внезапно испарилась в неизвестном направлении, и осталось только пачка изрисованных невесть, как и зачем листков.

Если появление злодейских зеленых щупалец рассматривается, как спасительное вкрапление здравого смысла, то значит R.O.D вам обязательно запомнится, ну если не удачным финалом, то, хотя бы, смелостью авторов, создавших дивный по своей несуразности картонный апофеоз.

И хеппи-энд ли будет преподнесен публике в 26 серии, или же нет, в данном случае значения не имеет. Создание логически обоснованного: «И жили они долго и счастливо!!!» - высокое искусство, и не всем оно, к сожалению, дано.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Гуррен-Лаганн (2009.03.13)

«Гуррен-Лаганн» – сериал от анимационных революционеров «Гайнакс», для которых ставить все с ног на голову давно стало не просто кредо, а пожалуй привычкой вырываться за все возможные рамки для самовыражения, от писающих в открытый космос мальчиков до мотороллерно-гитарных девочек странной нац. принадлежности.

«Крылья Хонниамиз», единственная самостоятельная полнометражка, не вписывается в ряд работ 90-х и тем паче современных опусов студий, кадры из студии бегут в «Гонзо», сама студия ностальгически реинкарнирует свои прежние работы, отсиживается на задворках индустрии, чтобы неожиданно бабахнуть каким-нибудь старым сильнодействующим экстрактом в современной оболочке. От почти кинематографического «Отаку на видео» до эттийного «Махораматика» - с необычным финалом судьбы главных персонажей или, на худой конец, человечества, у творцов студии традиционно не как у всех других.

Их работы, равно как и гигантские роботы Гуррен-Лаганна, раздают пинки здравому смыслу, черпая питание от титанических залежей человеческого духа и силы воли и швыряясь галактиками, жонглируют мозгами пилотов и сверлят кору полушарий зрителей. А анимация от провокационно статичной до жутко стремительной, по - прежнему совсем не то, чем так эта студия завоевывает множество поклонников, равно как и противников. От безудержного сюрра местечка под названием Абэнобаси до депрессивного Евангелиона, везде тщательно спланированный хаос и искажение действительности не только потехи ради.

«Гуррен – Лаганн» нарисован и поставлен назло утверждению, что снимать меха ради роботов перестали уже с конца 70-х. Будто и не было троицы: «Эскафлон - Евангелион- Ра-Зефон», а по - прежнему гигантские супер-ультра-пупер роботы бороздят просторы Большого Театра под названием Человечество и ехидно скалят металлические рожи, глумясь над вероятными критиками силой спиралей в ДНК своих пилотов. Океаны в открытом космосе, расслоение галактик и параллельных миров, стрельба наугад как лучший метод прицеливания – все кто с пиететом, относятся к научной фантастике, получат непередаваемое удовольствие от смелости авторов вытворять подобные астрофизические финты сверления пространства и времени. Все в «Гуррен – Лаганн» неудержимо трансформируется: роботы и методы их ассимиляции, друзья, отправляющие товарищей на смертную казнь, враги, поддерживающие в трудную минуту. Цели и средства неуклонно меняют направления, все течет, все взрослеет, все изменяется и, совершив полный оборот, возвращаются на круги и спирали своя.

Если публика хочет - ей, как и женщине, нельзя отказать, чтобы стать достойным режиссером. И создатель «Мертвых Листьев» Имайси Хироюки публику поначалу не обманет. И создание угарно-веселого меха-трэша будет развиваться, как завещали предки: новый враг - старая тактика психической атаки в стиле «матросы в тельняшках и на зебрах ставят крейсер «Аврору» на колеса и, подогревая паровые котлы крепкими выражениями, с разбегу берут штурмом Рейхстаг».

Успевать как раз к крайнему сроку - так поступают взрослые. И когда искушенный зритель подустанет от веселого анархизма и наглой очаровательности сценария «Лаганна», вот тут-то «Гайнакс» и сделает свой главный ход сверлом. И вывернет наизнанку стереотипы и побитые боями и повторами сюжетные ходы, будь то верная команда бойцов за светлое будущее, разношерстная банда зверолюдей, принцесса и ее грозный папаша. Разрастется от боев местного значения за деревушку до баталий вселенского масштаба.

По законам механики «Гуррен – Лаганн» - новый поворот старого сверла меха - характеров в хорошо утрамбованную предшественниками почву меха-сененов. Однако с каждым новым витком от приключений Симона и его побратимов, рвущих ходячие линкоры и хватающие зубами крылатые ракеты, изгиб норы может опять привести «черт знает куда», вплоть до судьбы поколений, повзрослевших безбашенных вояк, занявших кресла политиков. Новым витком спирали, революционно расставившей, кто ж виной грозящему геноциду и как надо выбираться из безвыходных положений, минируя своих старых соратников и заполняя new Ноев ковчег.

Симбиоз старой как сама меха теории импакта «эх, даешь крепкое мужское слияние» до теории эволюции глобальных размеров о том, что древнее аниме на парочку миллиардов лет будет. Широкий шаг от кротокабанчика до бритой макаки, стирающий грань между человеком и зверем.

Зубастый юмор и горячий юношеский напор «Гуррен – Лаганна: Прорыв», и его, бурящий небеса, меха-мега-сюжет растет и развивается вместе со своими героями, чтобы потом многотонной громадой прорваться, во второй половине, в мир драмы и лирики космической оперы. Герои Гуррен-Дана - новое поколение ниспровергателей-врагов человечества в развивающихся плащах неудержимо устремлены вперед, обреченные победить вопреки всем расчетам.

«Вперед - через тернии к звездам, с крепким черепом веры в лучшее».


+21Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (7)

Ангелы смерти [ТВ] (2009.03.13)

«Ангелы Смерти – трудно назвать плохим аниме, еще труднее - хорошим. Если оно нравиться, то никаких логических доводов против него слушать не стоит. А вот если наоборот, тогда подробнее…

«Ангелы» имеет все основания претендовать на чемпионство в таком нелегком виде спорта как: кол-во несуразности в единицу времени. Дело даже не в наличие пистолетов у ботома главной героини седовласой Джо, или прожорливости недалекой Мэг и объемов груди Сэн, мало ли чего в комедийных или пародийных боевиках не бывает. Тут все гораздо запутаннее или проще, смотря, чью сторону принять.

Одна только вылитая школьница - полицмейстерша из экс-байкеров со свои анархическим настроем и методами наведения правопорядка - пример показательный, она может очаровать, а может вызвать жесточайшую дисфорию.

Юмор, гэги, шутки щедро рассыпаны по сериалу вперемешку, с роботами и четко определенными элементами женских фигур. Все перечисленное регулярно вызывает улыбку, но подобное гораздо более относиться к чувству юмора создателей, чем к самому действу. К тому же с динамичными сценами, в отдельных эпизодах, способных придать запал и свою перчинку похождениям девиц периодически отчего-то совсем не густо.

В сериале много фансервиса, но стильность в преподнесении женского тела работа не легкая. Груди и роботы - популярная тема, но т.к. наличие бюста на металлических махинах арт-хаусом попахивает, в сериале ограничились типичной локализацией прелестей. Тот же «Агент Наджика» – как фансерфисный развлекательный боевик куда более целенаправлен и честен. Есть в «Ангелах» девушки с пушками, есть мафия, происки таинственных организаций, наконец, всплывают нудные флэш-бэки, но работы Масимо Койти на подобные же темы выглядят на порядок убедительнее.

Иногда авторы позволяют себе роскошь – разбавить происходящие неплохим ристалищем 3D меха, однако так будет не всегда. Первые серии вышли динамичнее, в дальнейшем сериал лихорадит от пестроты стилей и разброса интересов: от школьных монстров, до беглецов в Интернет. Дальше больше: мафиозные разборки и козни террористов, оборотни в пагонах, и еще множество других еще более до боли ностальгических историй, вплоть до самурайских.

Однако кибер-панк в сериале пубертатен и инфантилен (мониторы вместо лиц, подсевших на Интернет – привет плакатам «про каплю никотина»), трэш малокровен, а экшн, отчего - то скуден. Сравнение с «Робокопом» приходит на ум довольно часто, однако «Ангелы», и визуально и идейно менее нордически выдержаны. Детский сад вперемешку с сумасшедшим домом на колесиках, тут и якудза и световые мечи, пляж и фестиваль, проблемы кибернизации и контроля сознания, и поваренок Киохей вечно влипает в плохие истории, даже слабый отголосок славы «Призрака в доспехах» кое-где проскальзывает.

Монстр может порвать всех в клочья, и родной брат тут не исключение, но «высокопрофессиональную» охотница за головами и по совместительству ходячее безобразие, красно - девица благополучно будет им не замечена. Наверно рыжий цвет волос мимикрии помогает. Равно, как и можно не заметь на месте происшествия другого монстра, и ведь не зря в местном полицейском участке висит надпись: «Осмотри все 100 раз», глядишь, когда кто из полиции и последует совету.

Восточным менталитетом юмора объяснить - это затруднительно, а динамичного начала способного активизировать стеб – кот наплакал. Коты, как известно, плачут неохотно, роботов оживляющих происходящие, порой катастрофически не хватает, в отличие от моментов с экономией на скорости производства. Соски главных героинь аниматоры «Гонзо» прорисовывать не забывают, в отличие от задних планов и мимики. Любите плавность движений, их разнообразия и внимания к деталям – вам не по пути с «Ангелами». И трехмерная графика на фоне скудности «ручной рисовки» еще больше подчеркивает неприятный контраст - как золотая фикса во рту прокаженного, как «роллекс» на заскорузлой руке маргинала.

Может быть что-нибудь в консерваториях «Гонзо» надо менять, может быть виноваты продюсеры или иная руководящая сволочь, однако качество «Gonzo» - это вам не качество «Production I.G» или «Bones». В том же 2004 году, вышел весьма аристократичный «Граф Монте- Кристо», и разница разительная.

Кроме того, в «Ангелах» мало не шаржированных, если не сказать больше, утрированных персонажей. Жонглирование штампами сродни, искусству, не обязательно цирковому, и «Ангелы» балансируют на хлипком помосте фабрикации, как слон на соломинке: пару секунд он в состоянии устоять, но вот чуть дольше…

Количество мелькания грудей и деталей нижнего белья не компенсируется техническим качеством боевой составляющей, другого требовать от развлекательного продукта и смешно и грешно. Тут сколько не вздыхай, мол, купальник Сэн раскрыт больше, чем многие персонажи, ничего нового очередная серия не добавит, как в прочим и не убавит. Останавливать металлический манипулятор головой – спешу согласиться довольно забавно, как использования символов Осаки не по назначению. Тема светящихся мозгов управляющих мехой и скверно анимированными монстрами не менее смехотворна. Есть живенькие серии, есть скучные, разборки на фоне свалок почему-то удачнее вышли.
Вот он, какой заводной хот-дог от «Гонзо», кушайте на здоровье. Но имейте в виду, в нем кроме типичных эрзацев есть еще и гайки.


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кайдзи [ТВ-1] (2009.01.17)

Не первый и не пятый раз студия «Mad House» делает ставки на психологические триллеры, а не только профильные для себя «мечи, стволы и чудовища», можно играть и на чужом поле и не остаться внакладе. Не всем подросткам понравиться тот же психологизм «Монстра», и далеко не всем взрослым придется по вкусу «Тетрадь смерти», так что и неприкрытая нагота людских страстей и нечеловеческого напряжения «Кайдзи» вовсе необязательно приведут в восторг большинство.

В данном сериале нет типичных как «рубашки» карт шаблонов – и ни сколько даже меха, подростков и резко положительно/отрицательных персонажей, сколько их бесконечных вариантов. В «Кайдзи» нет ни тех, ни других, женщина даже в качестве эпизодического персонажа всего одна. Только суровые и расхлябанные, наивные и хитроумные, разномастные и далеко неоднозначно равноценные для сюжета и для его раскрытия мужчины. Сериал «Кайдзи» - это полшага от манги Фукумото Нобуюки, угловатая рисовка лиц и тонкий мухлеж характерен и для другой работы про легенду маджонга Акаги, того же автора, экранизированной «Mad House» в 2005 году

Скупая, без признаков показной эффектности, анимация, отсутствие юмора, филлеров и других способов рассказать о характере и прошлом героев не всем понравится, как и нарастающая из серии в серию атмосфера напряжения и насилия. Как персонажи стали такими, как дошли до жизни такой, как стали верхушкой мафиозного синдиката или его главой, зрителю не расскажут. Для героев «Кайдзи» есть только «здесь и сейчас, вся наша жизнь – игра, пусть ликует победитель и плачет неудачник». Лишняя информация об игроках в сюжете также неуместны как лишние движения на узкой полоске металла на крыше токийского небоскреба. Чуть в сторону на сантиметр и тут же костлявые руки синегами утащат в пропасть погибели, без надежды вернуться и отыграться.

Статичность анимации в купе с плоскостью в дизайне физиономий и фигур с лихвой окупятся внутренним динамизмом сюжета и количеством шулерских уловок и стратегических и тактических ухищрений обойти конкурентов. Сериал вряд ли просто вписывается в концепцию «азарт, удача и ловкий расчет»: горькие выводы, точность которых не ослабляется назидательностью или показательностью, к финалу все расставят по местам. И пешек, и королей, каждому козырю быть битым, и каждому хитрецу придет время потерять что–то больше, чем достоинство. А принести извинения и осознать свою оплошность как никогда прежде персонажам «Кайдзи» будет трудно и болезненно. Раб может бросить вызов Императору, поставив на кон свои цепи, и корона властителя может пошатнуться. Но вот насколько все зайдет далеко, зритель узнает только в последней серии.

Каждый из героев сериала, запустивший руку в «ящик Пандоры» рискует очень многого лишиться, на каждого мудреца довольно простоты в финальном противостоянии интеллектов и желании просчитать сокровенные мысли оппонента. Если протягиваешь палец вечной старухе с косой, можешь и руку потерять, а ставки в лото со смертью 20 или 100 миллионов иен несоизмеримо повышаются, если хотя бы на секунду позабыть о расчете и доверится слепой Фортуне.

Победы не учат ничему, кроме самонадеянности, поражения учат всему: и как жить надо и как поступать в дальнейшем не следует. Один Кайдзи, чертовски умный неудачник, делает все больше ошибок, чтобы затем невероятным напряжением умственных сил преодолеть тупик, куда он под опекой жуликов различного масштаба сам себя заводит. Он, пожалуй, самый мужественный из плакс и самый расчетливый из чудовищно наивных персонажей в аниме. Он как туз в рукаве любителя против крапленых карт профессионального игрока, на нем одном держится все колода других героев сериала.

Герои и участники рискованных, смертельно опасных и прочих игр сериала, как и Кайдзи, совершали прежде те же просчеты, увязали в трясине долгов и вставали на хрупкий лед азарта. И ставили в этих раундах порой больше, чем деньги или здоровье – на кону была их жизнь или что того, важнее, такое чуждое миру больших денег и запретных развлечений слово - «человечность».

Перед их зареванными глазами и перекошенными от кажущейся безысходности лицами проплывала возможность почувствовать себя человеком, не многие смогли это сделать. Не всем дано воля свободно выбирать: оседлать непокорную лошадку Удачи или быть сброшенным в самую грязь и затоптанным без колебаний и сожалений. До начала рискованных приключений все они, ровно, как и главный герой сериала, были подобны птицам без крыльев. Неспособные ни жить спокойно, как большая часть человечества, вкалывая изо дня в день, ни провернуть хитрую аферу, и хотя бы, избавиться от старых долгов. Они шли тернистым путем неудач и теперь готовы сделать главную ставку, позабыв о чести, достоинстве и логическом расчете, и вот тут то полярность ума Кайдзи вырисовывается со всей возможной очевидностью. Многие могут вырыть сами себе могилу, прихватить кое- кого с собой, или даже попытаться скинуть другого прежде себя. Но немногие, как Кайдзи, могут так самоотверженно избрать своим кредо в мире азартных игр: «справедливость, дружба и взаимовыручка», потеряв раз за разом все основания для этой самой веры.

Меж двух миров, обманчивым миром роскоши и приземленным миром заработной платы и упорного, часто неблагодарного труда, герои «Кайдзи» выбрали шагнуть за грань, под заманчивые улыбки и обещания все изменить трехглавых псов Ростовщичества – Мафии – Обмана в свой современный Тартар. Большей части уготовано сгинуть в глубинах Стикса, сделав первый шаг на модернистский вариант лодки Ахерона – глумливо названый Кораблем Надежды. И только единицы смогут дойти до самого конца, чтобы рискнуть бросить вызов богам удачи и демонам подпольного мира противозаконных игр.


+9Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Манускрипт ниндзя: Новая глава (2009.01.09)

Как нинзя хитро прячется, оставляет ложную подмену и затягивает в ловушки так и ТВ сериал посвященным приключениям Дзубея Кибагами вытворяет подобное без лишних для синоби мук совести и вредоносных раздумий.

Прячется же сериал за знаменитый, культовый, или просто канонический для своего жанра - это в зависимости точек зрения анимационный фильм «Манускрипт Нинзя». Надо быть Кавадзири, что бы мистического боевика, про похождения мастера шинковать демонов создать нечто претендующее на звание искусства. Создать до жути стильную и сумрачно очаровательную псевдо Японию 17 века, населить ее харизматичными персонажами, отсечь лишнего от сценария любого самурайского экшена, заострить лица и ситуации, и ловко балансируя на лезвии катаны между драмой и второсортной садистко - эротическим эпатажем смог Есиаки Кавадзири. Но режиссером «Новой Главы» выступил не он, и перед зрителем вовсе не фильм, а сериал со всеми персонажами, развертыванием сюжета и прочим костяком и фундаментом характерными для телевизионного рынка. И из этого следует: всем фанатам оригинального творения 1993 года достается подмена, только приглядишься к ней, и тут бах, и тебе уже рвет и плющит как от взрыва пороха от разочарований и обид. Так что ждать того же ностальгического эффекта на сей раз не стоит, что бы потом не было мучительно больно за выбитые недовольством мозги.

Дзюбей не делает подарков мужчинам, а авторы баловать зрителя излишками интриги и свежестью в построении серии также не будут. Монстры-очаровашки психоделики технического усовершенствования или квазибиологического мутирования, и заодно Дзубей, своей широкой спиной заслоняют не только прочих персонажей, но и сам сюжет. Коллекция монстров в сериале подобранна превосходно: дизайны противоестественны и шизофренически разнообразны, омерзительны и смехотворны - самое то, для брутального (кровь, оторванные конечности и головы в достаточном количестве) трэшевого боевика среднего дивизиона.

И если периодически, где-то в области подмышки «повелителя меча и ветра», и промелькнет плутовская физиономия старичка Дакуяна, а под ногами, странника в разрубленной шляпе, иногда и засуетиться воришка Цэбуте, то Дева Света совсем малозаметна на фоне Дзубея и гипертрофированного мяса бакемонов.

Достоинство сериала в отсутствие искусственной экзальтации и симуляции на пустом месте харизматичности, а моря крови убедительнее, чем моря слез и соплей. К счастью, пафосных и нудных диалогов и противоестественно длинных интродукций к боям нет, как, к сожалению, нет и ощущения средневековой Японии. Мир «Новой Главы» красочно нарисованные локации, (ага и скалистые утесы и бамбуковый лес и прочие знакомые до боли по фильму места) заселенны лицами японской национальности и чудовищами, которые рвут эти самые лица и самих себя, наконец, и только. Мечтать увидеть сопоставимую творению Кавадзири работу не вредно, вредно не адекватно воспринимать трэшевые фильмы.

Странствующий ронин Дзубей блистает острословием и мастерством выхватывания катаны, откалывает мрачные шуточки и не менее лихо раскалывает вражеские черепа. Номинально главная героиня «Новой Главы» Сигурэ, из–за которой все и крутиться, вертеться, кромсает и падает теплыми кусками плоти, оказывается не выразительнее камня дракона, за которым охотятся нинзя двух соперничающих кланов Кимон и Хируко. Своего рода импульсивный довесок к ключу, открывающий вход в сокровищницу могущества древней цивилизации. Иногда истории судеб нинзя соперничающих кланов хоть как–то запоминаются, чего трудно сказать о самой Деве Света. Даже Цэбуте (клише в любом сенене, не обязательнее фэнтазийном) выглядит менее плоско, чем недалекая «девушка с секретом». И тут никакая сейю не вытянет и никакая превосходная графика (а она в «Новой Главе» на очень даже приличном уровне, и пейзажи, водопады хороши, и детализация и собственно анимация) не спасет как Дзубей из лап чудовища, когда дело, до трезвого анализа доходит.

Денег на графику «Новой Главы» студия «Mad House» не пожалела, множество других гораздо более выразительных и самобытных работ той же студии того не удостоились. И все- таки иногда чувствуется, что маэстро Кавадзири в качестве сценариста приложил руку к созданию проекта. Серии про то, как Дзубей решил переждать дождь в хибаре или про флегматичного обладателя хищного паразита наделены и очарованием и весомостью кисти мастера. Тут удалось кратко, но емко рассказать трагичную историю жизни и смерти, и монстры вызывают неподдельное отвращение и люди искреннее сопереживание. Будь таких серий хотя бы 6-7, то «Новая Глава» была бы на порядок лучше. А так, получился неплохой средненький боевичек, под весьма среднее по качеству музыкальное оформление, но в хорошем анимационно-техническом исполнении.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ганц (2009.01.09)

«Не надо так полагаться на мнение других людей!Попробуйте ради разнообразия, сделать что-нибудь сами!
-Спасибо, я так и сделаю».

(парочка фраз, выхваченная в толчее метрополитена.)



Ганц говорит – возьми оружие в руки и убей в себе, загнанного в ловушку, зверя! Надень черный костюм супермена, так тебе сподручнее будет нарваться на еще большие неприятности.

Беги от себя и вернись на всё тот же путь. Стальные рельсы морального выбора ждут отпечатка твоей ноги, так сделай же первый шаг. А можешь остаться тем, кем был: холодным телом, распятым страхом на полуосвещенных улицах японской столицы.

Перед тобой предстает голодное жерло туннеля животных инстинктов и скоро оттуда вылетит – совсем не простая, пусть и бескрылая птичка. Если хочешь выжить – приготовься умереть. Утри слезы, сопляк – «вся наша жизнь - игра» начинается и самое время эволюционировать до homo, хотя бы иногда sapiens. Не стоит терять головы – если хочешь защитить свой насиженный цивилизацией зад.

В мире «Ганца», всех, переживших скоропостижную смерть, ожидает воскрешение без всякого намека на религиозный полумрак. Лишь злой трагикомический ад с внедрением «лукового горя и мясистых попугаев инопланетной наружности», специально воссозданный для «людей в черном», белом и неглиже.

Даже пешка может стать ферзем - дойдя до конца шахматной доски городских кварталов, поставить шах слабой человеческой натуре в 26 хода и без мата к эндшпилю, тут тоже никак не обойтись. Посмертная маска Будды пророчит крутой перелом мировоззрения и вероятность реинкарнации никого не спасет, а скорее напротив, многих погубит.

Любитель крупных калибров и быстрых решений Итано Итиро ставит вопрос надломанным ребром: «Что еще можно придумать в деле испытания, нисколько даже возможностей тел человеческих, сколько душ людей, поставленных в крайне неудобное и опасное положение жертвы обстоятельств?! Благородный воспитанник японского ПТУ, якудза, монах, и какой-нибудь работник банка или учитель, как они себя поведут в ситуации: «убей или ты сам умрешь?!»

Ответ студии «Gonzo» в виде экранизации произведения Оку Хироя не заставил себя долго ждать, в 2004 году и еще задолго до окончания регулярного выпуска томов популярной манги. Сам сериал - игра на грани фола, завязанная на загадочном черном шаре с темной сферой влияния и таинственных побуждений.

Несмотря на почти критическую, взрывоопасную массу насилия, вывернутых внутренностей и обнаженной натуры (Итано Итиро неравнодушен к «мясным деликатесам» и анархическим столкновениям еще с 80-х), «Ганц» ни в коем разе не выбивается из западни развлекательности, ведь публика была падка на пышные булки и кровавые зрелища, еще до основания Рима. Т.е. число зевак собравшихся поглазеть, как кого-то размазало электричкой, может оказаться не меньше числа людей, заинтересовавшимся присутствием голой девушки выдающихся пропорций в комнате по соседству.

Что сериал «Ганц», как ежедневные новости чрезвычайных происшествий, наглядно и с примерами доказывает. А поскольку жестокость - это то, что вызывает в человеке эмоции вне зависимости от того, является ли он участником или смотрит со стороны, то выигрышная ставка «Gonzo» оправдывается с высокими процентами.

Подобное сопряжено с неослабевающим психологическим прессингом героев сериала. Даже вне миссий их жизнь - это куда чаще существование, если даже не выживание в каменных джунглях городов и тесных клетках собственных желаний. Не менее частым гостем в кадре, кроме фирменного угловатого 2D и 3D, становятся прелести анатомического театра в исполнении очередного участника «охоты на пришельцев» и эротика, вполне определенного толка.

Порой концентрация событий и совпадений в сериале, искусственное нагнетание градуса драматичности намекает на критическую ситуацию «я вот такое рагу – не пожелаю и врагу», а приличная доза аффектации и истерии способна довести до точки кипения любого любителя эксплойтейшн-фильмов. И все же сериал не скатывается к уровню какого-нибудь маловразумительного трэша про поимку и ликвидацию инопланетных роботоподобных и статуеобразных пришельцев.

История Куроно, Като и Кисимото, отнюдь не фантастический боевик. И первая половина сериала, к драйву голливудского стрельбища имеет самое левое отношение, но вязкий психологический триллер на гнетущую постмодернистскую тему: «Неужели человек, человеку ни столько волк, сколько помеха спасти самого себя?!»

На это, так же весьма недвусмысленно намекает идея с озвучиванием вслух мыслей Куроно-куна, «прямая речь» автора, на удивление хорошо настроенная на радиоволну подросткового максимализма общества потребления и собственно и его потенциального зрителя. Мизантропия покажет свои «молочные» зубы, чтобы в дальнейшем смениться вполне коренными клыками неприязни, презрения к «правилам», условностям, нормам и прежде всего в себе.

Оттого в троице старшеклассников увесистая, тротиловая порция хорошо узнаваемых возрастных идей-фикс, но без клинических примеров из альманахов по психиатрии. Сексуальные мании и попытки отыскать критерии добра и зла в себе самом, неподдающиеся логике привязанности и влечения, больше от чувственного начала, чем от простой гидравлики, заключающейся в том, чтобы засовывать твердое в мокрое.

И пускай в сериале представлено еще множество другого народу, все они не более, чем деятельные статисты, «условия окружающей среды», ведь деление на этих троих героев, приводит к одному знаменателю любые суммы слагаемых 26 эпизодов «деления и вычитания».

По воле Ганца, в экстраординарных условиях оказались люди разного возраста и пола, социального положения, оккультных и других верований, дети, старики и все, кто стоит между ними.

Иные слишком многое возьмут, под свое плохо оперенное крыло или, напротив, в стадном единении вольются в мейстрим, надеясь в тихую отсидеться, пока другие выполняют всю грязную работу по зачистке территорий.

Полный набор скороспелых фруктов и слезоточивых овощей, однако, все они поставлены перед выбором - спасаться поодиночке или подчиняться спасительному объединению для уничтожения общего врага. Нейтралитет невозможен в условиях, где абсурдная храбрость ничем не лучше абсурдной жестокости.

Спасение чужой жизни в стенах станции метрополитена завершится там же, не менее рискованной попыткой сохранить в себе нечто большее, чем гипертрофированные инстинкты хищника или убегающей жертвы. Этот финальный раунд, уже не очередная проверка на прочность, но испытание человечности, что куда ценнее любых балов и персонального благополучия для каждого персонажа, и заодно и каждого смотрящего на злые козни Ганца.

Насколько в этом заслуга мангаки Оку Хироя, или произвол последних пяти серий, придуманных лично сценаристами «Gonzo», пусть решает каждый индивидуальный зритель. «Что будет стоить тысяча лишних слов, когда будет важна крепость руки, и кто прав и кто достоин сочувствия?!» - примерить на себя подобное бремя выбора для героев «Ганца» выйдет труднее, чем в спешке напялить на себя черное облачение, увеличивающий шансы на "show must go on".

То, что начинали нести одни идеалистически настроенные герои «Ганца» и выглядело местами, как утопия в начале, и подхватили прагматики, которым повезло дотянуть до последних минут и последнего «ба-бах» - это ахиллесова пята и тайный козырь сериала.

Противоборство с очередными целями, выставляемыми Ганцем - только продолжение кипения людских страстей, что длится вне комнаты, где оказываются свежо воскрешённые с невысокой вероятностью дожить до конца. А всякое кипение хочешь или нет, заставляет подниматься со дна муть и оставляет неприятный осадок после завершения горения.

И потому минорная составляющая сериала, как неоновая надпись ночью: «Берегитесь – люди куда опаснее Ганца», - подчас обоснованно драматургически и сюжетно. И если ты готов спасти другого, приготовься получить крепкого пинка, увидев злорадную улыбку многоликой смерти за секунду до разящего надвое выпада.

Ведь одним людям, даже перед лицом прямой опасности свойственно проповедовать, а в природе других, заполучив "ствол да подлиннее", наслаждаться чьими-то болью и страданиями. Кто-то заплачет, кто-то, как в ступоре, замолчит, а кто-то до поры до времени, так будет рад, что на волоске висит жизнь другого, но пока не его.

Умный учится на чужих ошибках, и способен дотянуть до 90 баллов и погибнуть, остановившись в полшаге до победы. Мудрый (вместо них в «Ганце» некий ехидный демиург и по совместительству любопытная бабуля) их не совершает, отсеивая зерна от плевел, для каких-то своих селекционных нужд.

А глупцы, как и ярые фанатики, испокон веков все проверяют на своих шкурах и не успевают понять, когда же смерть превращает их в кучу кровавого месива. Допускающие попустительство жестокости становятся на одну доску с убийцами бездомных. И, чтобы не визжал вооруженный недоносок про массовые убийства в очередной «горячей точке», про то, что вину общества, сделавшего его таким - правда обжигает, не слабее разрыва гранаты, неспособного нести в мир ничего, кроме разрушения.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Видение Эскафлона - Фильм (2009.01.09)

Если и начинать смотреть ремейки и переложения известных, и выдержавших испытания временем и обожанием-пренебрежением сериалов, то, только находясь в трезвом уме и твердой памяти. Что б потом не сотрясать громогласно костями своих черепов, наивно позабыв о вечных законах кинопроката, с остракизмом побочных линий и филерских углублений в прошлое героев полюбившихся творений.

Как бы не нравился сам 26 сериал - эпическая сага не ограниченная только повествованием о влюбчивой девочке Хитоме с неразлучной картой Таро в руках, но и самое главное, о прочих героях - заскорузлость фанатизма в силах испортить все удовольствие. И если фильм стоит просмотра, он должен быть, как минимум отличаться от ТВ проекта. И не только носами, ох уж эта дизайнерская ринопластика, пейзажами и постановкой сражений (они и в сериале достаточно хороши), но и сюжетно.

Можно быть очарованным сказочно-крылатым Ваном, нежно полюбить светловолосого бисенена Аллена с темным (мелодраматичным) прошлым, сопереживать печальному толи мученику, толи злодею Фолкену и множеству других отлично проработанных персонажей сериала. И одновременно, желать увидеть что-то отличное от ранее увиденного. И не только визуально: в полнометражках и бюджет несравненно больше, и руки у режиссеров не связаны временем трансляции. И ноги сценаристов, надо заранее предупредить, свободны, увести их не туда, куда ведут тропы созданного ранее сериала.

Самого опасного фильм, как и сериал, почти чудом избежал: меха не затмили персонажей громоздкими очертаниями и невыносимым пафосом. Механические доспехи не более чем оружие, равное мечу или арбалету, каким бы магическим образом не были они связаны с их обладателем. Куда важнее, какую эволюцию пройдет душа седока, а не какую мегапушку он себе присоединит в финальном сражении. Рухнет ли он вниз, безропотно положившись на черные крылья судьбы. Или как знать, все - таки сможет дотянуться до облаков, доверившись своему сердцу.

Мехов в фильме всего два и они больше напоминают первобытных чудовищ, гигантских паразитов и своего рода молохов глобального катаклизма. Экранное время сосредоточено на тематике одиночестве и самообмана, коллективном и частном. Попытке убежать в иные миры, или быть одержимым одной мыслью: о мести, ярости или разрушении.

Персонажи movie взрослее не только по облику, они стали и по характеру старше и жестче. И дело тут не в депрессивности Хитоми поначалу, или в ее достаточно, рациональном поведении в дальнейшем. Другие герои поступают, как и должно поступать в суровом мире братоубийственной войны. Жестокие шуточки и не только они, гораздо более подходят атмосфере средневековья. Мельтешения между девичье-романтическим: «ах, семпай, ах красавиц–ловелас, ох, как больно укололась острым краем любовного треугольника». И юношески максималистским: «рублю с плеча, гори ж все, синим, и прочим пламенем» стало меньше. Минусом может послужить то, что образ Фолкена стал значительно проще, и окончательно и бесповоротно превратился в идею хаоса. Один Диландоу не претерпел метаморфоз, воинствующая женственность его все та же, в сериале объяснили почему, в фильме от чего так, только намекнули.

В итоге перед зрителем, во многом другая история. Отчасти попроще, иногда осмысленнее, но всегда с неослабевающим горением юности. Вариация на тему разрослась до уровня самостоятельного творения, не обязательно отсылающего к первоисточнику. Самодостаточное и яркое, оно рекомендуемо не только фанатам сериала, но и всем любителям романтизма.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Soul Link (2008.12.12)

Нет дамы и господа, вас неправильно информировали, видать корявый аглицкий во всем виноват - сериал нет отвратно глуп, он приятственно недалек. От космоса, от здравого смысла, от логичности и последовательности, наконец. Он мил и приятен как пример условности воплощенный в среднестатистические формат аниме, в нем даже ЗD какое- то умильно- детское. И шутки там, упаси бог не плоские, а выпуклые т.е бюсты, бедра и все такое орбитально милое и совершенно несуразное как и полагается вампуке. А зачем же слюнявый английский язык проскальзывает в данном японском аниме - великая загадка космоса. Равно и как можно критиковать на полном серьезе подобные вакуумные для мозга вещи.

Есть космические оперы, космические оперетки, создатели «Связь душ» пошли еще дальше и вот перед нами космический водевильчик без пения (и такое возможно), со всеми присущему жанру условностями, нелепицей и изкажением здравого смысла. Этакий космический канкан, ножки выше, бельишко по пышнее и все: балет забыт, и драматическая опера позабыта – позаброшена. И народ битком валит посмотреть на приключения юных девиц, сейчас монокль протру, а вот тут так и подписано – из военной академии благородных или не особо девиц и очаровательных (надпись аплодисменты давно включена) юношей.

Курортная военная космобаза – как вам такое? В стиле: «Прекратите баловаться, продолжаем военные тренировки». Так граждане представляете себе: закрытая военная база - однако пацан задирающий юбки большеглазым прелестницам пробирается без помех. Эх. чего в жизни т.е в аниме не бывает. Нэ, не прет?! Тогда проходите мимо, дальше будет все смешнее, а точнее смехотворнее и все такое в рюшечках абсурдистки веселушное. Пересказывать диалоги в сериале - это богопротивный СПОЙЛЕР, да изыдет он из нашей обители. А посему лучше сразу нарисовать в сознании картину: авторы сего творения решили дурака повалять и пишут/рисуют письмо/аниме ТВ аудитории/турецкому хану, тогда аура очищается от негативных эманаций, и мускулы лица расслабляюсь и дыхание становиться ровным (появление пиратов повод еще больше успокоиться) и поток сознания безмятежен и ровен как у младенца. Ну, как может не понравиться сериал, в котором мелькают подобные перлы: «Ох, простите, Я задумалась. Старая глупая привычка, знаете ли»…


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кулак Северной звезды - Фильм (1986) (2008.12.12)

«Кулак северной звезды» - полузабытая легенда из того времени, когда аниме отошло от стереотипов творчества для детей. И пошло оно уверенным шагом своим путем, своей дорогой эволюции, с перегибами, утрированием и прочим арсеналом достижений и промахов. Достаточно вспомнить, что в 1984 году, когда началась эпопея студии Toei «Hokuto no Ken» о приключениях мастера боевых искусств Кенширо появились на свет и «Навзикая» и «Яйцо ангела», чтобы понять, насколько переломным было то время.

Годом раньше произошло событие, сыгравшее принципиальную роль в истории японской анимации. Осии Мамору на студии «Pierrot» выпустил первое в истории Японии OVA - аниме, изначально предназначенное для продажи на видео – «Даллас: Приказ уничтожить Даллас». С этого момента в японской анимации появилась новая степень свободы, нечто подобное любят писать в статьях посвященным развитию аниме-культуры. А в 1984 году был создан провозвестник всех последующих «жестоких фильмов» - никто иной, как телевизионный сериал «Кулак северной звезды». Он крепко и основательно, как и полагается мозолистому кулаку, впечатывается в память при просмотре и остается в истории жанра, словно несокрушимый монумент брутальности 80-х. Цензуры на смачные подробности очередной кровавой бани, как и ограничений крутости героев фильма, способных лицом разнести в пыль, плиты падающих на них небоскребов, в данном случае нет, как факт. Мало сказать - «Кулак северной звезды» - жесток, а сделанный по его мотивам полнометражный фильм (про которое и идет сейчас речь), до сих пор считается одним из самых кровавых аниме в истории. Количество выбитых мозгов, выпущенных кишок и раздробленных костей нисколько ни разбавляется массой прошедших с тех пор лет.

Сюжет «Кулака» соответствовал моде того времени, когда фильмы про героев живущих на осколках погибшей цивилизации и творящих своими руками мир справедливости (мести или чего-нибудь подобного) били все рекорды популярности. А дело Безумного Макса, банд байкеров и анархии находило красочное и обильное воплощение. Ситуации и положения фильма романтически обостренны: предательства, тирания и борьба с узурпаторами, и множество лихих приключений на фоне разрушений, мести и боя не на жизнь, а на смерть. Героями «Кулака» стали обладатель бойцовой техники Хокуто Кен Шин, подло убитый и вновь воскресший, могучий Кенширо. А также те, кому уготовано быть им раздавленными или спасенными, будь то его братья, недруги, возлюбленные и прочие личности, владеющие секретными техниками сокрушения вражеской плоти, или совершенно без оных. Надо ли говорить, что благодаря массе конфликтных ситуаций в сюжете и фильм получился первозданно откровенней. Реалистичен, как рефлекс «выжить или умереть», сокрушая все возможные и невозможные преграды, он примитивен и удивительно убедителен. Родственники, постоянные враги и временные союзники - все смешалось и, чем меньше в героях человеческого, тем реальнее они выглядят и поступают. В отличии от говардовского Конана главный герой «Кулака» Кенширо обходиться без меча и других подручных средств, разнося врагов и насаждая справедливость в отдельно взятом постапокалиптическом мире, а его же вопли при нанесении серий ударов воскрешают в памяти не менее популярного в то время Брюса Ли.

Сверхспособности в героях «Кулака» не менее фантастичны, чем полупустынный мир, в котором они, сталкиваясь, проливают океаны крови и воздвигают горы из черепов, поверженных противников. И хотя периодически авторы фильма намекает на драму, и начинают коситься на некую тему справедливости (мол, каждому по способностям и всем по физиономии) и будет даже затронута тема экологии, забывать, что перед нами файтинг - поводов не найдется. Если зрителям не нравятся файтинги, и тем паче первобытная грубость, то и начинать смотреть «Кулак» им вряд ли стоит. Нарисован и анимирован фильм довольно- таки своеобразно. Всем тем, кто изрядно накушался современного бесхребетного трэша и хлипких файтингов (не будем показывать пальцем), «Кулак» скорее всего, понравится. Прочим, наверно, нелегко будет воспринимать эти массивы плоти и масштабы разборок, которые изрядно выходят за границы обычных городских погромов и уличных драк.

«Кулак северной звезды», полузабытая легенда, получившая, как и ее центральный персонаж, новую жизнь, в новом тысячелетии обретает новое ультрасовременное воплощение: и в виде movie, и в OVA, и даже ТВ сериала 2008 года. Что доказывает, что подобные вещи есть классика и со временем требуют пересмотра, или хотя бы ремейка.


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Демон против демонов (2008.12.12)

«И это закончилось весьма плачевно! – вздохнул Повелитель Тьмы, нервно теребя джойстик PlayStation 2».

(реакция игроманов на экранизацию Devil May Cry).



Мир поставлен на грань, инфернальные козни обретают плоть, кровь льется полноводной рекой, студии «Madhouse» в 2007 году не поскупилось…на вновь изобретённые подробности консольной игры давно уже распроданной миллионными тиражами.

И в самом деле, герой этого опуса, ХАРЯзматичный полудемон, и единственный сотрудник убыточного агентства по истреблению демонов Данте, проигравший десять порций клубничного десерта, блондиночке юных лет, не может не вызвать…нет, не слез – скорее улыбки.

Богачи потустороннего мира тоже рыдают - об обломанных рогах, отшибленных благодаря умелым могучим рукам. Но в человеческом мире, даже герои, подчас могут оказаться под прицелом катастрофического невезения, также рискуя впоследствии умыться кровавыми слезами.

Возможно, в этом виноват закон Ломоносова-Луавазье - сохранения массы и энергии. Но, скорее всего всему виной сценаристы «Madhouse Studios».

Ибо сотворили они отнюдь не трагедию т.к. улыбнуться поводов в сериале найдется предостаточно, одно имя «мисс-Леди» и фигура (я сказал, горбатый) главного злодея много стоит. И даже не комедию, ведь обилие мрачности и печали в «Devil May Cry» плохо согласуется с канонами жанра, а ничто другое, как фарс.

Намеренно введя зрителя в заблуждение ударной первой серией и не лимитированной крутизной, уничтожителя демонов Данте, авторы и в дальнейшем доводят шаржированность образов до полной профанации всех возможных героических и злодейских типажей.

Серия за серий, преодолевают они артистично все планки допустимые, даже для брутального слэшера, вычурно и помпезно высмеивая всё и вся, и штампы в первую очередь. Дабы затем, в очередной раз возвести сонм клише на пьедестал вечной славы.

«Devil May Cry» нельзя упрекнуть в излишней изящности или попытке «что-то там изменить в консерваториях» и воспарить в эмпиреях, или тем паче эволюционировать в иные области и жанры, но может статься на него не так жалко потратить свободного времени.

И пусть никого не введет в заблуждения обилие крови - она, как клубничный сок покрывает только верхушку молочного айсберга «санди», и еще надо капнуть глубже и только позже распробовать весь смак сумрачно-веселого «Дьяволы тоже плачут».

Детективные подробности расследования одного беспомощного громилы, обоюдоострые перебранки персонажей, трагикомичные зарисовки на тему огнестрельных будней – пули никто даже и не думает освящать, или хотя бы приправлять чесночным соусом или перхотью облаток, и - это намекает и настраивает на вполне определенный гармонический лад. Штыки на гранатометах, саркастические реплики и неизменное позерство, как и прочая юмористика, рассевают всякие думы о какой-либо серьезности авторов сериала.

Рубка монстров в мелкое бессюжетное месиво, ловко поставленное на поток от студии «Mad House» – это «Манускрипт Ниндзя: Новая Глава», или тот же «Клеймор», в данном случае многое преподнесено несколько под другим углом.

До уровня криминальной драмы, эта экранизация видеоигры, как тот же «Гангрейв», хотя Брендон Хит и Данте чем-то родственны, и цветом волос и пушками, «Devil May Cry» увы, и ах, даже и не пытается дотянуться.

Так и вырваться из гнета геймерского сценария, у режиссеров шансов почти никогда не бывает, что подтверждено не одним провальным проектов в анимационной или киноиндустрии. И потому сериал, скорее всего, имеет шансы понравиться тем, кто ценит самоиронию, и грубые прелести карикатуры и горчичную остроту героической пантомимы.

Главный герой сериала периодически выступает в роли Алукарда, хотя до ультимативно-жестокого изящества OVAшного Немертвого Короля ему конечно далеко, зато оба они, больше от скуки, чем от необходимости, ищут достойного их запросам, противника.

Не смотря на родословную, Данте явно куда человечнее Алукарда, что выходит ему, надо честно признаться боком, как известно милосердие - тупик финансового развития. Попутно производя разрушения ради очередного задания, или девочки Патти - это в зависимости от ситуации и личных приоритетов, он вновь попадает в бесконечные переделки и заодно в долги, что за героем Хеллсинга не наблюдалось.

А иногда, голубоглазый красавец в красном плаще предстает, словно реинкарнация повесы Спайка Шпигеля из «Бибопа», этим двоим, сопутствует крутизна и вечная невезуха, а в их горячих сердцах поселился извечный цинизм, соседствующий с неистребимым благородством.

На авантюриста Спайка он похож и характером и бессердечной добротой, он такой же энергичный лентяй и оптимистически настроенный декадент. А порой похождения героя «Devil May Cry» заставляют вспомнить и Роя Реванта из сериала «Солти Рей» - агентство по спец. поручениям, девочки, и вездесущие блондинки и поиск родителей тут как тут.

Однако Данте всё же в состоянии вовремя прикрикнуть на девиц, взять карты в руки и поставить буйных фемин на место, убрав подольше от игрального стола, что у того же Роя поначалу совсем не выходило.

Все корни «Madhouse Studios» и наследие Кавадзири в частности, если внимательно приглядеться, заметны и не только в точеных чертах лиц персонажей «Devil May Cry», их статных фигурах, очередных чудовищах, но и в прочих заветах о том, как надо снимать фильмы про героев с большими мечами и немаленькими пистолетами.

И, сильные женские характеры, и не менее твердый мужской - на переднем плане, и где-то, за кулисами происходящих событий, обязательно притаился старикашкоподобный плут и мерзавец - кто ищет, тот всегда сможет найти параллели и обнаружить намеки, если держать в уме все фильмографию знаменитой анимационной студии.


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Уличный боец II - Фильм (2008.11.18)

Данная экранизация самого, пожалуй, популярного 2D файтинга 90-х годов прошлого века как всякий боец имеет свои сильные и слабые стороны. Фанатам одноименной игры «Street Fighter II» фильм, скорее всего, понравиться, остальные же, скорее всего и не подумают падать ниц и говорить сакраментальное «Сугой/Субаростчи». Весовые категории качества сюжета данной работы японских аниматоров или его полной профанации лучше сравнивать с представителями своего роду - племени и не вдаваться в бессмысленные споры: «что лучше - кошки или собаки». Файтинги маскируясь под сенены, и прочая производная в лице бесконечных «Блича» и «Наруто», благополучно шагают по планете до настоящего момента. И рекрутируют в ряды своих поклонников миллионы зрителей, оставив в прошлом славу «Сейлор Мун» и прочего анимешного мыла. Похвалить одни и оплевать другие было бы, мягко говоря, странно, так что рассмотрим уязвимые точки и крепкие тылы данного экземпляра подвида мордобитий и физиономиокрушителей без предвзятого отношения.

Сюжет «Уличного бойца» - тема изрядно избитая и вписывается в схему всех рукопашных боевиков, мол, по - цезарски: пришел - увидел–победил, а по пути отточил технику, укрепил дух и очистил чакры. Добро предстает во все стати и величии бодибилдеров Рюи, Гайла и Со с увесистыми кулаками и гипертрофией мускулатуры или на крайней случае, хотя бы сексапильно, как Чан Ли. Злодеи - Байсон и сотоварищи грубы, мордасты (такими лицами можно смело вбивать сваи и дробить осадочные породы), плохо воспитаны и естественно только и делают, что творят мерзости и подлости. До тех пор, пока добро еще не успело протянуть к нему крепкие мужественные длани и не поставить зло на место, то есть приложилось по этим самым лицам рукой/ногой и покрепче и оставить лежать сокрушенным и подавленным/помятым на мать - сыру землицу.

Следует напомнить, что в конце 80-х и начале 90-х экраны наводнили фильмы про боевые искусства (восточные в частности) по истине в масштабах наводнения. Сюжеты их по большей части были на редкость непрезентабельны и просты. Однако бум на них оставался стабильным и производители боевиков «ковали железо не отходя от кассы» и отгребали свои дивиденды. Сейчас многое из них не вызывают ничего кроме кривой усмешки и безнадежно устарело, многое от этого ширпотреба в «Уличном бойце» можно обнаружить и это неоспоримо. Зато боевая составляющая этого аниме порадует ценителей рукопашных па и зубодробительных техник и многообразия стилей боевых искусств. И конечно, несмотря на взаимные сокрушительные суперудары и суплексы персонажи будут продолжать тешить публику разнося все в клочья назло законам физиологии и настойчиво продолжать меряться длинной харизмы. Реалистичность не нужна в экшене, а необходим азарт и энтузиазм адреналинового «мышечного взрыва» и это все зрителю покажут. До масштабов разрушений и брутальности «Кулака Северной Звезды» данному аниме, конечно, невероятно далеко, никаких оторванных рук и выбитых мозгов, цензура не дремала.

Хореография боев – единственное, чем хороший файтинг отличается от посредственного. И в случае «Уличного бойца» все качественно и добротно, эстетика тела «ура стероидам и лучше прямо с утра», все фазы движений прорисованы качественно и полновесно. Куда да ним хлипким и хилым примитивистским методам обрисовки боев современной анимации. В данном аниме сошлись скалы и горы живого человеческого мяса и давай проверять у кого внутренний стержень больше к победе располагает. И потому бои поставлены качественно, да и технических огрехов и экономии в скорости производства не наблюдается. Тот же бой Веги и Чун Ли – «золотая классика» поножовщины и духовыбивания. Но постоянно изображать стычки и столкновения аниматоры не хотят и заполняют промежутки между столкновениями всяческой мишурой и намеками на человеческие отношения (дружба-романтика, любовь-ненависть). До совершенного маразма киноверсии «Уличного бойца» с Ван Даммом дело не доходить и то хорошо. Мизансцены опять таки сомнительной свежести, кое- где тянет на зевок, а порой позволит скоротать время до появления очередного громилы. Характеры героев созданы на основе персонажей видеоигры, и тут уж ничего не поделаешь. Будет свой финальный спурт и свой стимул выжить и выжать по максимуму из себя, что бы выиграть в «диспуте джентльменов поясняющих свои доводы с помощью жестов».

Р.S Классика стиля файтингов 90-х и тут добавить ничего нельзя.


+3