World Art - сайт о кино, сериалах, литературе, аниме, играх, живописи и архитектуре.
         поиск:
в разделе:
  Кино     Аниме     Видеоигры     Музыка     Литература     Живопись     Архитектура   Вход в систему    Регистрация  
  Рейтинг аниме | Ролики | Манга по: алфавиту, жанрам | База данных по аниме | Аниме на экранах Японии | Сезоны аниме   
тип аккаунта: гостевой  

shak_al: списки | комментарии | апдейты | оценки

СА?: 10 лет 5 месяцев (ID 11767)
аккаунт зарегистрирован в 2005.06.01 г.
последний раз использован в 2015.11.12 г.


напишите
собщение
shak_al

отзывы: аниме (18), кино (9), видеоигры (0), манга (0)
119 раз(а) разные люди сочли отзывы shak_al полезными

отзывы | обсуждение отзывов | в болталках


Дом Пяти листьев (2012.12.16)

В Эдо времён сёгуната четверо промышляют похищением наследников богатых домов. Каждый из четырёх подельников - человек, что называется, интересной судьбы: выкупленная проститутка, бывший вор-одночка, ныне промышляющий резьбой по металлу, бывший бандит, живущий с малолетней дочкой в собственной небогатой харчевне. Каждый так или иначе обязан четвёртому, Яити, о котором они мало что знают, да и не стремятся узнать, хотя его биографии хватило бы на десяток таких, как они. В письма с требованием выкупа они вкладывают алый пятипалый лист. В какой-то момент Яити понадобится телохранитель, и к четверым присоединиться пятый - самурай Масаноскэ, прехавший из провинции в столицу. С боевыми умениями у него всё в порядке, но есть один большой минус - из-за своей чудовищной стеснительности он не может сражаться на людях. Кроме того, он чрезвычайно любопытен и с первого взгляда почувствует тягу к странному и хладнокровному Яити. Тот, несмотря на своё равнодушие ко всему и вся, тоже заинтересуется самураем, хотя и не раз пожалеет о том, что наткнулся на него.

Главную психологическую интригу "Дома..." создают отношения Яити и Масаноскэ. Но - и это нужно отметить сразу - происходящее между ними не укладывается ни в банальную "дружбу", ни в романтический "яой", ни в сентиментальный их гибрид под названием "броманс". Не стоит ждать "единства и борьбы противоположностей" - воровского кинжала и самурайского меча: всякий взмах и всякое движение мгновенно забывают о своей цели, будто растворяясь в падающих осенних листьях. Вообще, несмотря на обилие персонажей, знакомых с мечом и кинжалом (к главной пятёрке добавятся ещё бывшие и действующие бандиты, самураи и полиция), несмотря на то, что всё действие происходит между борделем и сомнительной забегаловкой, несмотря на род занятий героев - несмотря на всё это нас ждёт на удивление мало схваток, да и большая часть их заканчивается тем, что стеснительный Масаноскэ сбегает с поля боя. "Дом Пяти листьев" вообще обманывает ожидания - при внешней достаточно авантюрной сюжетной канве большая часть времени уходит на неопределённые разговоры между персонажами, обмен двусмысленными взглядами, на паузы и вздохи в адрес осенних деревьев и неба. Но в этом обмане ожиданий - вся тонкость и пронзительность сериала: он находит путь к сердцу как бы помимо всей авантюрной жанровости и густой национальной фактуры.

Упомянутые авантюрные мотивы и этнографическо-нравоописательная декорация теснейшим образом переплетены с напряжёнными психологическими извивами: буквально всякий, кто входит в кадр, тащит за собой богатое прошлое, от которого не прочь бы избавиться. Но как-то так выходит, что ничего, кроме прошлого, у героев нет. И вместе их держит вовсе не горячая привязанность друг к другу, и даже не столько чувство долга по отношению друг к другу, сколько чувство пустоты настоящего. Но не той, которая романтически черна и безнадёжна, а той, которая просвечивает между ветвями осеннего дерева. Люди здесь - опавшие листья, которых собрал вместе холодный ветер.

Сама манера изображения в "Доме Пяти листьев" делает зримой эту пронзительную тоску пребывания между прошлым, настоящим и будущим. Движения, ракурсы и цвета выбраны так, чтобы персонажи выглядели будто на грани исчезновения - лишь резкие, порой даже карикатурные контуры не дают им окончательно слиться с окружающим. (И здесь, наверно, можно многое сообщить о связи картинки "Дома.." и традиционной японской эстетики, но всего лишь несколько минут сериала дадут проникнуться этой эстетикой сильнее, чем многоречивые рассуждения.) И ещё одно - взрыв цвета, как бы центр силы всего сериала, ярко-красный пятилопастной кленовый лист. Лист освещает туманные, сумеречные тона, подпитывая их, заставляя двигаться. Он тут неспроста: след на коже в форме листа есть у загадочного Яити. Для Яити листопад есть точка памяти, единственная возможность ощутить себя в мире, в котором он живёт и своей, и не своей жизнью, с которым у него полное, асболютное, тотальное несовпадение.

Лист - символ тайного напряжения, и двойник листа в этом смысле - самурай Масаноске. Каждый из Пятилистника уворачивается от вопросов любопытного самурая, каждый старается остановить его как бы на границе своего рисунка, не давая заглянуть, что внутри, за контуром. И всё равно, Масаноскэ - это контраст, раздражитель. Он слишком застенчив, чтобы активно лезть не в своё дело, но достаточно неуклюж, чтобы успеть нажать на все возможные болевые точки, чтобы проявить бледность и неопределённость психологических контуров. Хотя прямых разговоров "о прошлом" герои почти не ведут, нет сомнений, что именно Масаноскэ заставляет всех остальных вспоминать, рассказывая нам свои истории. И тут надо поставить очередной плюс создателям сериала - флэшбэки так вплетаются в настоящее, что, хотя и весьма обильны, не столько разрешают конфликты, сколько добавляют сумрачного осеннего тумана между прошлым и настоящим. К тому моменту, как мы узнаём о героях всё, мы же полностью погружаемся в их тоску. Мы понимаем, что сколько бы ни упало красных листьев, всё равно не остаётся ничего другого, кроме как наблюдать осенние деревья, поёживаясь от холода в предчувствии зимы.

Однако ж, хотя Масаноске и становится постепенно своим, и от него мы впервые слышим слово "друзья", которое должно бы согреть прохладную психологическую атмосферу, вовсе не этот самурай-недотёпа выведет героев из их сумерек укиё-э. Весь "Дом Пяти листьев" - одно сплошное несовпадение и двусмысленность: вроде бы и "благородные разбойники", а вроде и нет, вроде из-за денег этим занимаются, а вроде и денег у всех достаточно, вроде и хороший боец самурай, а драться не может, и т.д., и т.п. Именно эта неопределённость, которая в равной степени присутствует и в сюжете, и в характерах, и движет Пятилистником, придаёт ему щемящую, тревожно-спокойную красоту. И разрешается всё не усилиями главных героев, как можно было бы ожидать от авантюрного сюжетца, а стечением обстоятельств: в одно мгновение перед Яити промелькнёт и вывернется наизнанку вся его жизнь, причинив невыносимые боль и облегчение - настолько невыносимые, что придётся убить другого, чтобы сохранить сердце в себе самом. А нам вместе с Масаноскэ остаётся только смотреть со стороны, как как тени прошлого и ложные имена, двойники и призраки исчезают под первым снегом. От Масаноскэ нужны были не задушевные разговоры, не дружба, не восхищение и не влюблённость. Он должен был всего лишь вовремя отвести в тепло того, кто внезапно перестал чувстовать холод. В тепло - не в метафорическом смысле, а в самом прямом.

Ну, самурай-то стал пятым членом группы, заменив собой тень из прошлого Яити, и тем самым счастливо разрешив одно из главных несовпадений, а вот все остальные - совпали ли они с миром, нашли своё место? Вовсе нет. Хэппи-энд имеет место быть, но он тут, не побоимся этого слова, со специфическим дзенским колоритом: если чувствуешь зазор между собой и миром, значит, это и есть твоё место в мире. Просто встретились два - три, четыре - одиночества, и не тратя времени на костёр, отправились выпить сакэ.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (3)

Ловцы забытых голосов (2012.08.25)

У маленькой Асуны был свой секрет - в свободное время сбегать из дома и в потайном месте с помощью самодельного радио с таинственным кристаллом внутри слушать музыку сфер. Так продолжалось до тех пор, пока перед ней не возникло некое опасное существо, будто срисованное из палеонтологического атласа, а вслед за существом возник пригожий мальчик с отменной физической подготовкой. А вслед за мальчиком возникли какие-то спецслужбы, возглавляемые человеком, очень похожим на местного учителя истории. А потом мальчик погиб, но на его место пришёл другой, как две капли воды похожий на первого.

Хорошая вещь, будь то музыка, кино или книга, перессказу не поддаётся, и Синкай - лучшее тому подтверждение. "Она и её кот", "Голоса далёкой звезды", "Пять сантиметров.." - невозможно даже спросить, про что они, любой такой вопрос растворялся бесследно в облаках, проводах и железнодорожных переездах. Даже самые абстрактные слова, вроде "грусти", "одиночества" или там "бесконечной надежды" и какие угодно парадоксы не удерживались в этом эфире. Любые словесные красивости в попытке поймать неназываемые вещи, созданные тут ритмом, светом и необъяснимыми слезами, гарантированно превращаются в неописуемую пошлость.

И вот теперь эту самую пошлость произвёл сам Синкай. Мы вдруг обнаруживаем у происходящего фундаментальное мифологическое объяснение. Появляется царство Агарта, то ли подземная, то ли иномирная земля обетованная, просторы которой бороздит бог в виде воздушного корабля из Махабхараты. Тот, кто найдёт путь в Агарту, сможет обрести знание, власть и т. д., а также воскресить близкого человека. Девочка и учитель, который действительно оказывается агентом спецслужб, устремляются туда: у девочки есть умерший папа, у учителя - умершая жена. Агарту они находят полуразрушенной, охраняемой какими-то туземцами, и буквально с первых же шагов им начинают объяснять, что негоже нарушать естественный природный цикл жизни и смерти своими неестественными желаниями вернуть близких с того света.

С какого-то момента фильм становится ужасно похож на средневзвешенного Миядзаки, того и гляди, из-за ближайшей руины выйдет сказочный олень. Но у Миядзаки вся его круговерть подробностей, придумки, сказочные штуки, которые, кажется, присутствуют у него только для пейзажа, мифы, легенды и музыка Вагнера сталкиваются и превращаются в радужные атомы, из которых складывается новая, ни на что не похожая, но, несомненно, очень старая сказка. Миядзаки получает строительный материал, который его ни к чему не обязывает - он делает сказку вместе с прошлым, настоящим и будущим, сказку, которая ничуть не менее солидна и уважаема, чем те, что только что рассыпались в столкновени друг с другом. Конец света, после которого, по Миядзаки, обитатели дома престарелых пьют чай на дне моря, как ни в чём не бывало - это как круговорот жизни и смерти, только лучше.

У Синкая же весь его невыразимый и неназываемый эфир оказался вытеснен нравоучением, подкреплённым тяжёлой мифологической артиллерией. Небо с облаками стало тем, чем у Синкая никогда не было - просто фоновым пейзажем. Он попытался совместить полунамёки и недоговорённости с конкретными, тяжёлыми образами и, прости-господи, экшеном в виде стрельбы, битвы на ножах и вырванным глазом - увы, не вышло. Главная, так сказать, мысль, которую он хотел донести, превратилась в дидактический текст (хотя кто мог вообще подумать, что относительно Синкая можно применять вот это понятие - "главная мысль"), а зыбкие, неуловимые образы превратились в слащавые фантики. Даже таинственные забытые голоса получили объяснение - это предсмертные песни стражей Агарты кетцалькоатлей, мистичеких эманаций бога-дирижабля-с-вёслами. Если тут и есть чему удивиться, так только тому, как при возрастании таинственности и мистицизма в объяснении ("предсмертные"! "боги"! "кетцалькоатли"!) тайна и объём у самого образа "забытых голосов" сдуваются и исчезают.

Можно, правда, придумать одно объяснение, почему новый мультфильм Синкая похож на туристический путеводитель. Вернёмся к началу - воспоминания Асуны об умершем отце выглядят как ещё один пункт в расписании дня, наряду с работой по хозяйству и учёбой. У учителя воспоминания о жене осложнены каким-то бурным военным прошлым, но в целом и его горе как-то уютно встраивается в умиротворённейшее окружение (хочется сказать - дизайн). Мальчик умер - да здравствует новый мальчик. По какой такой душевной тревоге герои спускаются в Аид за дорогими покойниками? Неудивительно, что им хватает тех благонамеренных речей про круговорот веществ в природе, которыми их потчуют мудрые туземцы - в конце концов, и для нас, и для героев это всего лишь туристическая проглука с заранее известным результатом.


+7Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (4)

Рыбка Поньо на утесе (2009.09.24)

Волшебник Фудзимота, по внешности и повадкам гибрид сильно пьющего Хаула и капитана Немо, живёт на дне морском, мечтает вернуть Землю во времена кембрия, когда моря было много, а людей не было вообще, и воспитывает косяк рыб-русалок, среди которых главная - его дочь от морской богини. Не по годам самостоятельная дочурка выберется из-под строгой опеки, доберётся до берега, познакомится с пятилетним мальчуганом, попробует ветчины и решит стать человеком. Поскольку превращение рыб в людей противоречит мировому порядку, мир начинает плавно погружаться в апокалипсис, из которого его приходится доставать тому же морскому волшебнику с морской богиней, спасителем окажется мальчик-с-утёса, а помогать ему будет стайка бабушек, которые раньше катались в колясках по дому престарелых, а теперь радостно бегают по дну морскому.

Миядзаки частенько ставит мир на край гибели, но так масштабно он это делает, наверно, впервые: всемирный потоп, время поворачивает вспять, на землю падает Луна. И у кого ещё конец света может стать таким прекрасным поводом хорошо провести время: спасательная операция похожа на соревнования по гребле, упомянутые бабушки скачут под водой и разглядывают морских тварей, было бы здорово, если поруководить реальным концом света дадут этому японцу. С другой стороны: а как ещё выяснить, хочешь ли ты променять волшебство и возможность возмущать море на ветчину и живую привязанность. И не испугаешься ли историй про водяных и русалок.

Собственно, и водяные тут не водяные, и конец света - не конец света, с ветчиной бы разобраться и новых рыб запомнить, мальчик с девочкой разговаривают, в основном называя предметы вокруг себя. Когда у мира поехала крыша, нужно не бояться, а скорее открывать его заново. Так же и с привязанностью: казённое слово, но всяко лучше, чем какая-нибудь "любовь" или "дружба", да и привязанность - слишком уже определённо. То и хорошо у милых деток в "Рыбке Поньо", что у них это пока ещё никак не называется, и дай Бог, не назовётся. А боги, несомненно, будут милостивы, им конец света тоже ни к чему.

Кстати, о богах: можно сказать, что Миядзаки впервые даёт осечку, у него, в чьих фильмах силы природы в лучшем случае персонифицировались в нечто под названием Тоторо, вдруг появляется, хотя и добрая, но эпических масштабов богиня моря с неизбежным пафосом в каждом движении. Но это ничего - где-то в середине пятилетняя девочка-рыба, ещё носящая имя Брунгильда (!), будет скакать по живым волнам под "Полёт валькирий" с фирменной миядзаковской улыбкой на всю физиономию. С такой сценой в рукаве можно пригласить в мультфильм хоть весь скандинавский пантеон.


+8Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Борьба за власть времён бакумацу - никто не вечен (2009.09.10)

Япония эпохи Мэйдзи. По стране друг за другом носятся войска императора и сёгуна, честные и благородные разрываются между представлением о лучшем будущем для страны и необходимостью в массовых жертвоприношениях для этого будущего, негодяи и подлецы ловят рыбу в мутной воде, по периметру кружат английские и французские корабли. На свет появляется легендарный артефакт, голова убийцы императора Китая Цинь Шихуанди: тысячелетия назад покушение не удалось, но убийца преисполнился настолько эпической злобы, что и после смерти частенько смущает геополитический покой региона; обладатель его головы не будет знать поражения ни в одной битве.

По следу вырвавшегося на волю артефакта идёт некий искусный мечник, чьи Судьба, Долг и Предназначение - уничтожить эту дрянь при первой же возможности. На пути ему встречается театральная труппа, состоящая из людей, потерявших семью и дом в революционной заварухе и пустившихся в странствие ради мести. Зарабатывают они на хлеб, разыгрывая трагедию из собственной жизни на фоне общеисторической трагедии, а литературную форму их страданиям придаёт сладчайшего вида господин драматург, который имеет далеко идущие планы насчёт этой труппы, мистической головы и вообще всей страны в целом.

От количества имён и дат поначалу можно прийти в ужас: это действительно добротный перессказ истории про то, как реакционный сёгунат уступил место прогрессивному императорскому правительству. Но обращение к историческому словарю каждый раз происходит из-за живой заинтересованности, а не только из-за страха потеряться в сюжете. Здесь политика слита с мифологией и мистикой, причём, как кажется, нет никакой вольности в обращении с историей - неудачу в сражении можно объяснить как вполне реальными причинами, так и мистическими пертурбациями и потоками силы. Такая двоякость толкования убирает всякую справочную скуку из действия.

К тому же это всё-таки история о том, как группа людей решила ни в коем случае не потерять себя посреди исторического бардака, и именно в их театре события получают единство смысла и содержания - в мифологическом, общегосударственном и частном аспектах; и ещё неизвестно, театральная ли труппа идёт за войсками или войска идут по натоптанному актёрами пути. То, что осознание собственного долга, (который подчас не имеет никакого отношения ни к собственному роду, ни к стране) может вершить судьбы мира, доказывается настолько очевидно, что забываешь про небольшую мифологическую уловку с воинственной головой. Но столь же очевидно становится, что финальные фанфары могли бы прозвучать намного раньше, чем то есть в "Борьбе за власть.." Пусть, этнографические зарисовки и бесчисленные жизнеописания великих деятелей той эпохи ещё как-то работают на общее дело. Но ничем, кроме повальной странной любви японских аниматоров к европейским кружевам и камзолам, нельзя объяснить наличие в сериале викторианского спецназа: группа людей, в совершенстве владеющих разными видами оружия, в интересах британской короны охотятся на всю ту же легендарную голову покусителя на китайского императора.

Англия, конечно, имела свой интерес в политико-экономических переменах на Японских островах, но британские ниндзя - как-то слишком. Во главе отряда стоит одноглазый, суровый и скорбный юноша, стреляющий без промаха; опять же, поединок сабли и пистолета с суворовским итогом "пуля дура, штык молодец" - ещё одна вещь, против которой не может устоять национальное самолюбие. Наконец, способ найти убийц и отомстить за себя герои выбрали довольно странный и, мягко говоря, ненатуральный и не оправдываемый уже никакими волшебными головами: блуждание по дорогам и театральный эксгибиционизм. Так что эпизоды, в которых по разным причинам отсутствует представление очередной пьесы с навязшим в зубах вступлением, хороши ещё и тем, что не напоминают о некоторой искусственности самого сюжета.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Мастер Муси (2009.02.05)

Беловолосый человек в европейском платье и с большим деревянным ящиком за плечами бродит по дорогам Японии, всякий раз оказываясь там, где происходит что-то из ряда вон выходящее. Человека зовут Гинко, а занимается он тем, что укрощает муши. Муши - ни растения, ни животные, ни духи умерших, ни боги, существа, ближе всего стоящие к жизни как таковой, собственно, из них складывается Коукки - река жизни, которая течёт в основе мира. Их проявления разнообразны, они вызывают иллюзии, помогают видеть будущее, возвращают с того света души умерших, некоторые из них питаются звуками, другие - воспоминаниями, и т.д. С людьми они уживаются не всегда мирно, и в таких случаях появляется работа для мастеров муши, мушиши.
В чём тут соль, сказать не проще, чем внятно объяснить, что же такое муши. Хотя в каждом эпизоде главный герой кому-нибудь да растолковывает их природу, остаётся какой-то зазор, недоговорённость, сохраняющая тайну. Проще сказать, чего здесь нет. Здесь нет феерических сражений и боевого экшена, работа мушиши более сходна с работой врача-знахаря, чем с боевыми подвигами рыцаря-экзорциста. Сами муши просты на вид, и в большинстве похожи скорее на каких-то червей и медуз из учебника зоологии, хотя их жизнедеятельность весьма причудлива. Здесь нет сквозной интриги, если не считать за таковую бесконечное странствие мастера муши. Здесь нет мелодраматической тайны, проклятия или квеста, связанного с именем главного героя. И при всём том, "Мушиши" - вещь настолько плотная, что остаётся только удивляться, как это каждый эпизод влезает в канонические 20 с чем-то минут. Двухминутный разговор в комнате между тремя людьми - это и объяснение мушиши про очередную загадочную болезнь, и размышления о любви и смерти, сведения о физиологии человека и национальных обычаях. И форма и содержание каждой сцены, каждого эпизода и всего сериала заставляет вспомнить про хайку, вселенная, уложенная в три строчки, 5-7-5. Возвращаясь к отсутствию занимательной сквозной интриги - никаких, тем не менее, упрёков в статичности, первые серии ещё можно уподобить развлекательной книжке с картинками, но ко второй трети появится девушка, которая изгоняет запечатанного в неё злобного муши, перенося на бумагу истории странствующих мушиши, и появится другая девушка, которая обретёт счастье, потеряв способность видеть будущее и вообще способность видеть. И, начав смотреть, скоро придётся бороться с двумя взаимно противоположными желаниями: немедленно продолжить и как можно дольше сохранить послевкусие от только что закончившейся серии. Можно расуждать о поэтическом и нерасторжимом сплаве трагического и не-трагического в "Мушиши", и о том, как держится баланс между индивидуальностью и непреложным законом жизни, и о многом другом, но всё это скучное препарирование, это всё равно, что попытаться своими словами перессказать содержание хайку, глупее занятия не придумать.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Навсикая из Долины Ветров (2008.11.17)

Первый "Миядзаки" - это, конечно, "Навсикайя из Долины Ветров", и, хотя до неё и были "Люпен" и "большие и малые панды", про них уже никто не вспоминает. Про Навсикайю обычно говорят, что в ней хорошо заметны недоделанная драматургия, "забытые" сюжетные линии, экологическая тема выглядит банальным лозунгом. В конце концов, главная героиня без трусов бегает. И если начинать смотреть Миядзаки по порядку, с Навсикайи, то именно это в глаза и полезет. То есть не только трусы, а и провалы в действии, забытые мотивировки, теряющиеся по ходу дела персонажи. С другой стороны - а где у него иначе? После двух-трёх его фильмов всё это станет даже не мелкими шероховатостями в бесконечно красивых лентах, а просто приметами стиля, необходимыми и функциональными приспособлениями, с помощью которых мастер не то чтобы превращает самого зрителя в 10-летнюю девочку - нет, он просто стирает границу между взрослостью и "десятилетием". Миядзаки не рассказывает историю, это скорее можно сравнить с очисткой луковицы или с проявкой фотоплёнки наоборот: шелуха просто исчезает, ненужное забывается где-то в закоулках сюжета, и остаётся счастливое ощущение солнечной щекотки в носу. Когда если и заплачешь, то только чтоб не лопнуть от счастья. Навсикайя, наверно, тем и примечательна, что превращение всего вокруг в счастье дано, так сказать, в явном виде - когда огромные мокрицы, несущих смерть и разрушение, вдруг становятся милыми и ужасно трогательными существами, ничем не хуже Тоторо. А страх и отвращение, которые испытывал к ним прежде, кажутся каким-то нелепым недоразумением. Ради этого, думаю, можно с охотой забыть и про две-три воюющие державы, и про воинственную полумеханическую принцессу, и про многое другое. Так что единственной серьёзной претензией к классику оказывается, натурально, отсутствие на главной героине трусов. И ничего более.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Тетрадь Смерти [ТВ] (2007.12.16)

ОСТОРОЖНО, СПОЙЛЕРЫ!!!!!
Один из богов смерти, шинигами по имени Рюук, нечаянно-нарочно забывает в мире людей Тетрадь Смерти - непременный атрибут всех шинигами. Человек, чьё имя вписано в эту тетрадь, умирает. Тетрадь находит Ягами Лайт, старшеклассник с обострённым чувством справедливости; внимательно изучив правила пользования и проверив её действие на нескольких известных криминальных боссах, он приступает к созданию нового мира, свободного от преступлений, а сам провозглашает себя богом. Чтобы пресечь самоуправство новоиспечённого бога, правительство обращается к некоему сверхзасекреченному детективу, известному как L. L, парень с эксцентричными повадками и внешностью, практически ловит Лайта за руку, но тот обходит его на повороте, узнав истинное имя L и вписав его в Тетрадь. Что не спасает нового бога от возмездия со стороны правоохранительных служб: L оказывается воспитанником некоего интерната для особо одарённых детишек, и ему на смену приходят уже двое. Оба новых детектива - практически совсем дети, и для них нет честных и нечестных правил игры, что и погубит Лайта; один из них погибнет, но второй доведёт дело до конца. Бог смерти Рюук будет развлекаться всю дорогу, неотступно следуя за новым владельцем его Тетради. Это главная сюжетная линия "Тетради Смерти". По ходу дела нас ждут новые шинигами, история про грозную криминальную корпорацию, и конечно, романтическая линия в виде невзаимной любви. Сериал явно поделён на две части, если первая - меньшая - представляет собой практически описание шахматной партии, где голос за кадром иллюстрирован мульт-картинкой, то вторая - большая - буквально пухнет от новых людей, шинигами и их тетрадей. Существует даже мнение, что "Тетрадь..." нужно было прекращать где-нибудь на середине, когда в поединке между Лайтом и L сложилась патовая ситуация, и можно всё можно было закончить философской неопределённостью. Возможно: если воспринимать только игровую сторону сюжета, то внезапная потеря где-то после половины серий "шахматной" стройности неприятно удивляет. Но будет лучше вообще не слишком следить за развитием аналитической мысли противников, потому что всё, что остаётся в памяти после этого сериала - это фигуры трёх главных героев (или пяти, если с двумя преемниками L, кому как нравится). После создания Рюука, L и Лайта творцам Тетради Смерти можно было бы вообще не заморачиваться на строгости сюжета: персонажи с такой харизмой могут делать что угодно и нести какую угодно чушь - они всё равно останутся в благодарных сердцах зрителей. Кому нужны полицейские, семья Лайта и влюблённая в него поп-звезда Миса, если Лайта нет в кадре? Рюук, постоянно жрущий яблоки, вызывает гораздо больше интереса, чем все хитроумные многоходовые комбинации главных игроков. В связи с этим главный плюс в "Тетради...", на мой взгляд, - это минимум характерных черт героев при очень ненавязчивом их повторении, авторы ни разу не скатываются в карикатурность ни с Рюуком и его яблоками, ни со сладостями L. Даже фанатизм и жестокость Лайта, на которых, собственно всё и держится, не успевают надоесть. Опять же, присутствие богов смерти не приводит к разгулу декоративной сказочности, своим присутствием шинигами лишь не дают скатится сериалу в скучноватый полицейский детектив, хотя бы и крутящийся вокруг мистического артефакта - Тетради Смерти. Что же до глобальной философии - следует досмотреть всё это дело до конца, до последних слов Рюука, чтобы прочувствовать, как ловко можно 37 серий врать про борьбу добра со злом. То, что окружающий мир сложнее, нежели школьнические представления о мировой справедливости - не новость, и не стоило рисовать по этому поводу такую махину. Но если чуть изменить угол зрения, то перед нами окажется рассказ о том, как один парень бессмысленно потратил жизнь во имя, как ему казалось, лучшего мира, а второй - на то, чтобы помешать первому; на самом же деле, оба всего лишь изрядно развлекли одного отвязного и охочего до яблок бога смерти.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Эрго Прокси (2007.08.07)

По постъядерным просторам странствует компания из красавицы, чудовища и человекообразного киборга в виде маленькой девочки. Красавица - готичная девушка с синими тенями вокруг глаз и скверным характером, чудовище - парень, в общем-то, наивный недотёпа, но время от времени превращается в некое существо, наделённое практически божественными способностями. Маленькая девочка - робот, заражённый вирусом свободы воли, получивший собственное "Я". Цель странствия - выяснить утраченное прошлое парня, который чудовище, а заодно прояснить некоторые моменты существования людей в этом мире. Люди существуют в рассеянных по сумеречной пустыне анклавах - городах-куполах с фантастической системой жизнеобеспечения. Города существуют благодаря воле неких существ, одним из которых является главный герой. Существа фантазируют, как хотят, для поддержания жизни на полумёртвой земле, но сами являются созданиями тех из людей, которые в своё время благоразумно упорхнули на орбиту и теперь ждут, когда разорённая земля вернётся в норму благодаря стараниям "чудовищных" посредников и опекаемых ими соотечественников. Посредники по возвращении хозяев должны исчезнуть с лица земли, но не все этого хотят... И я совсем не уверен, что дело на самом деле обстоит так, как написано в этом абзаце.
Что любопытно - нельзя сказать, чтобы авторы не позаботились о, скажем так, физико-политической стороне сюжета, к концу никаких необъяснённых тайн - кажется - не остаётся. Но именно что к концу - на протяжении всего цикла нетерпеливый зритель успеет потерять разум, пытаясь выстроить логически непротиворечивую картину на основе недомолвок, подозрений и фраз, начинающихся с обращения "Ты знаешь,...", которыми сыпят все, кроме разве что пятилетнего киборга, добавьте ещё авторские ссылки на мифы народов мира, от индейцев до греков. Поэтому вся шедевральность "Ergo Proxy" становится ясной спустя какое-то время после просмотра. Развёртка мира здесь жёстко увязана со спутанным и беспамятным состоянием главных героев, которые с самого начала осознают, что всю прожитую жизнь можно принять за ноль, и начинают тыкаться в каждую тёмную щель, раздвигая рамки бытия. Ничто не пропадает зря - побочная история с вирусом, который даёт роботам душу, получает параллельное развитие со своенравной красавицей Рил Мейер, которая обнаруживает за пределами родного города-инкубатора ещё кучу других городов, и с монстром-недотёпой Винсом Ло, который всю дорогу ищет истину о самом себе, едином в двух лицах - под конец тема обретения души с неизбежной утратой после этого смысла жизни будет греметь набатом. При том, замечательная вещь: экологический катастрофизм никак не выделен, и что там давным-давно произошло, атомная война или там метеорит упал - никого не волнует. Строго говоря, всего этого вообще нет, всё вокруг существует, пока наши странники бьются в поисках самих себя, а голая, как стол, поверхность земли - лишь метафора выжженого сознания каждого из действующих лиц. Не обошлось, конечно, без романтической линии, но и её прочно вплели в общий поток голодных поисков смысла жизни - это лишь ещё один кнут, который заставляет героев идти дальше. Там в середине будет одна совершенно лишняя серия, где нам ещё раз объяснят про то, какая хорошая девочка-робот и как мало она теперь отличается от людей, и ещё в конце, когда пойдёт главный рассказ про судьбы мира, действие затрещит по швам от одновременной концентрации раскрытых тайн и внезапного появления высокого пафоса - всё-таки речь о судьбах мира плюс проблема свободы воли. Но потом, несмотря на все головоломки Ergo Proxy, на самой последней ноте вдруг понимаешь, как вся эта мозаика замечательно складывается в одно-единственное, а именно - что любая истина, хотя бы и Самая Главная О Тебе Самом, имеет смысл ровно настолько, насколько ты в состоянии на неё наплевать. Ведь в крайнем случае всегда можешь придумать новую.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Союз Серокрылых (2007.08.07)

Несмотря на кристальную ясность и простоту сюжета, рассказать о том, что происходит в "Haibane Renmei" не представляется возможным. Место действия - Город, обнесённый магической Стеной, в Городе живут простые люди и серокрылые, ни те, ни другие не имеют права пересекать стену. Серокрылые - небольшая группа разновозрастных людей, которые отличаются от прочего населения Города парой декоративных крыльев пепельного цвета на спине и нимбом над головой; время от времени они навсегда покидают общину, якобы отправляясь в мир по ту сторону Стены. Главный герой - девочка Ракка, появляется в городе, находит друзей, теряет друзей, снова находит друзей... Собственно, всё.
"Haibane Renmei" - это вещь в себе, полностью независимая от зрителя, тем и они и хороши. С одной стороны, как так - создать мир и не прописать его во всех подробностях, оставив как бы в эскизном варианте, с другой - именно такая недосказанность легко позволяет проблему, страшно сказать, существования изложить в чистом, дистиллированном виде. Ведь ничего не объясняется: крылья - что, зачем, почему; какие-нибудь трансцендентные вещи, вроде Стены или так называемого вылета из гнезда возникают всё время, но как само собой разумеющееся, и довольно странно, что ты сам ещё не понял, что к чему в этом мире. Приём оказывается вполне действенным - когда к последним сериям в размышлениях героев всё чаще начинает проскакивать словечко "Бог", смотрящему уже не будет никакого дела до того, что за Бог и зачем он так жестоко обходится с Серокрылыми. Потому как станет понятно, во-первых, что вопрос о трансцендентных основах мира общего решения не имеет, Стену хоть и видят сразу все, но то, что при этом чувствуешь, у каждого всё-таки своё. А во-вторых, чем именно для тебя окажутся Стена, Сон, вылет из гнезда и прочее, лишь следствие твоего существования. Обитатели мира не слишком заморачиваются собственной мифологией - в конце концов, одна из серокрылых использует одну и ту же форму и для отливки сияющего нимба для новорождённой, и для выпечки бубликов. И зрителю не нужно отвлекаться на сказочно-мифологические украшения, даже искать какие-то фундаментальные религиозные смыслы не стоит, "грех" - такая же абстракция как "Стена". Хотя, наверно, и рискованно предлагать сумму тринадцати серий в одной фразе, но всё же повторюсь - герои не выясняют "что такое хорошо и что такое плохо", не занимаются даже поиском смысла жизни, а решают намного более фундаментальный вопрос: "я существую, следовательно... а что - "следовательно"? Спрашивать можно только у самого себя, и тогда почувствуешь, как маленькие частные горести и радости постепенно получают общую основу, и что вылет из гнезда будет не по чьему-либо призыву, а по твоей собственной необходимости. В качестве чайной ложки дёгтя можно заметить, что в экспозиции сериал несколько пробуксовывает, описывая житьё-бытьё крылатых барышень и чуть-чуть перегибает с сентиментальностью; а большим плюсом можно назвать одновременную сдержанность и пластичность в эмоциях - действительно, ощущению заброшенности в мир и заброшенности в мире не пошли бы на пользу театральные потоки слёз и вопли "ня!". Можно много говорить про то, что сериал снят вне "возрастных категорий", или про то, как красиво весь смысл происходящего в финале вдруг воплощается и получает разрешение в одном единственном персонаже - плохой хорошей серокрылой, которая много курит. Но лучше последовать примеру создателей сериала в их немногословности и просто оценить его максимально высоко: посмотрев Серокрылых, вряд ли можно обрести крылья, но нимб над головой, хотя бы ненадолго, вполне возможен.


+1Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Отогидзоси (2007.03.13)

"Otogizoushi"

"Otogizoushi" делится на два: первая часть имеет временем действия эпоху Хэйан, вторая - наши дни, и я с чистым сердцем советую прекращать просмотр после завершения хэйанского свода. И дело здесь вовсе не в качестве прорисовки современного Токио и "новых-старых" героев. Первая часть очаровывала неуловимой горчинкой, нотой упадка, звучавшей через все повороты сюжета, пять героев казались театральными фигурами, впечатанными в прекрасные и печальные декорации падения их любимой столицы и конца эпохи. С точки зрения действия - как раз собственная обречённость и давала им смысл и волю к подвигу. И хотя в ходе поисков магических артефактов, которые должны были предотвратить упадок столицы (таков сюжетный скелет первой части), пятёрке героев, среди прочего, попадутся гигантский русский, в одиночку обороняющий некую крепость, и самурай, под действием водки собственного изготовления превращающийся в натурального демона, в сумме первая часть оказывается вовсе не про легендарные приключения и средневековую геополитику, а скорее про то, как звучит флейта на фоне осыпающейся сакуры. При этом нигде - подчёркиваю - не возникает ощущения, что мы смотрим пересказ древних сказаний, и хотя действующие лица периодически впадают в пафос и рассказывают про долг преданности и любовь к родине - им легко веришь; самое же настроение хэйанской серии нигде не озвучивается прямой речью, и в явном виде обнажается лишь в музыкальной мелодии и в фигуре вечно молодого колдуна-танцора Мансаираку. При том, что лично я впервые в аниме встретил комического ребёнка (Кинтаро), который не просто не раздражал, а вызывал искреннюю симпатию, то по истечении первых 13 серий я думал, что смотрю идеальный мульт; ну, или хотя бы один из.
Но - затем действие переносится в современный мир, герои носят те же имена, опять же начинают спасать город от мистической катастрофы, и, к сожалению, подразумеваемая глобальность замысла остаётся единственным положительным моментом среди глубокой скуки второго свода "Otogizoushi". Город как единое "живое", одновременность прошлого и будущего, потоки ци, плохая карма - всё это иллюстрируется в духе старых добрых "X-files", только, естественно, с обязательным национальным орнаментом. Но не спасает даже орнамент - в погоне за паранормальным саспенсом теряется сама мысль: "а зачем всё это нужно?" На протяжении 13 серий нас убеждают, что герои прошли через поток времени неизменными в своих лучших чертах - один так же предан хозяину, другой так же беззаботен и лоботряс, третий так же много ест. Честное слово, это было заметно буквально с первого эпизода токийского свода. В остальном же наиболее ценными моментами остаются те случаи, когда высокая философия - в противоположность первой части - озвучивается прямой речью. Последние две серии всё-таки заставляют проявить заинтересованность, потому что в них именно удалось слить воедино две истории, настоящую и будущую, не только "по тексту", но и в самом сюжете. Однако, выделяясь на фоне всей второй части, они лишь усугубляют "общую нестабильность" мульта и, как следствие, лишь усиливают крайне двойственное отношение к этому сериалу.


+4Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Кровь Триединства (2007.01.05)

Приступая к комментарию, не могу отказать себе в удовольствии от массивного спойлера. Значит, так. Вследствие некой геополитической катастрофы в далёком прошлом земля оказалась разделена на сферы влияния между обычными людьми и вампирами. Обычные люди находятся под опекой Ватикана, которым правит всеми забитый Папа-ребёнок при двух регентах - собственных брате и сестре, вампиры же имеют собственную империю, столица которой - Византия, а сами вампиры носят титулы вроде князя Молдавского или княгини Киевской, (и я боюсь, что в исходном романе, ужатом сначала до манги, а потом до аниме, аналогии с Восточной церковью простираются ещё дальше). Вампиры презирают людей, люди боятся вампиров, хрупкое равновесие прерывается провокациями вампиров против людей и карательными акциями Ватикана. При сестре Папы - министре внешних сношений герцогине Миланской- есть особый отдел для точечного силового урегулирования возможных шероховатостей, неизбежно возникающих при внешних сношениях с вампирами. Члены этого особого отдела обладают чрезвычайными способностями, например, одна из его сестёр представляет из себя нечто вроде радиоволны, а главный герой - также из спецотдела - при встрече с особо упорным противником временно теряет человеческий облик, вытряхивает из рукава гигантскую кружевную секиру и этой секирой начинает крушить всё на своём пути. Помимо Ватикана и Империи есть ещё так называемый Альбион (вероятно, Великобритания, утратившая своё нынешнее название вследствие упомянутой геополитической катастрофы), где вампиры и люди нашли какой-то способ сосущестования, и есть орден Розенкройц, члены которого именуются не иначе, как "враги мира сего", и которые готовят пришествие на землю своеобразного антимессии - в белых одеждах и с парой крыльев за спиной. На самом-то деле все там хорошие, и вампиры, и люди, и все давно хотят дружить, и подружились бы - усилиями герцогини Миланской и вампирской Императрицы, если бы не непроходимое упрямство брата-регента и постоянные происки злыдней из Розенкройц. Незадолго до финала, кстати, один из этого ордена будет бомбить столицу Альбиона вспышками света, декламируя при этом что-то звучное и в библейском стиле...

"Trinity Blood" можно сравнить с салатом "Оливье", приготовленным по классическому рецепту - там, где как раз есть и свежие яблоки, и мясо птицы. Сама мысль о смешении таких компонентов кажется дикой, однако результат интригует и заставляет испытать истинное удовольствие. Нельзя сказать, что создатели "Trinity Blood" не искушены в кулинарии подобного рода - получившаяся смесь тает на языке и не вызывает никакого эстетического несварения. Смешать-то, на самом деле, можно что угодно с чем угодно, главное - угадать пропорцию, и в "Trinity Blood" пропорция, следует признать, угадана. Под ритуальным одеянием обнаруживается настоящий терминатор, массивная религиозная символика совсем не мешает лёгкой комедии с романтическим уклоном и трагическим концом, члены Розенкройц вредят человечеству с помощью магии и забытых в веках технологий, маленькие вампиры летают по воздуху наподобие фей. И здесь следует сказать большое "но" - лёгкость и безмятежность комических ситуаций почему-то продолжается и на вполне патетические моменты, и смех прерывается лишь тогда, когда дело доходит до реальной смерти кого-либо из персонажей. Причём это вызывает откровенное неудовольствие - зачем портить столь волшебный праздник? Дело, наверное, в том, что получившийся продукт попытались замаскировать под то, чем он самом деле не является; возвращаясь к кулинарным метафорам, можно сказать, что закуску нам выдают за жаркое. Две трети персонажей занимается тем, что мстит, или расхлёбывает последствия свой мести, или всячески хочет удержаться от непродуманных мстительных действий. Месть личная и внеличная, месть государственная и подозрение в мести стоит на пути мирного сожительства двух рас, и только научившись прощать, смотреть друг другу в глаза и не кричать друг на друга без нужды можно достичь взаимопонимания и согласия - мысль, в общем, не новая и потому требующая тем более бережного обращения. Слишком эта идея плотна и конкретна для затейливого и немного насмешливого интерьера "Trinity Blood", и когда в сериале прямой речью возникает такая геополитика, появляется ощущение, как будто в пресловутом салате вы вдруг наткнулись зубами на огромную берцовую кость. Самое явное воплощение проблемы - преображение главного героя в машину смерти. Здесь, как говорится, дело ваше, смеяться или нет, описывать это бесполезно, лучше видеть. Есть какие-то черты в облике отца Абеля, позволяющие предположить в нём нечто грозное, однако вряд ли он без помощи режиссёра смог бы осуществить такое превращение, оставаясь целостным персонажем без намёка сценарную шизофрению. Может, положение спасло бы большее число серий, когда глобальность морали оказалась бы чуть тоньше распределённой по материалу. (Об этом, кстати, заставляет подумать и смятый финал сериала, в котором возможные ответы ко многим незаконченным сюжетным линиям просто заметаются, как мусор под ковровую дорожку, по которой к светлому будущему идут оставшиеся в живых герои). И всё же было бы несправедливо напрочь отговаривать от просмотра "Trinity Blood", и поэтому скажу следующее: когда отец Абель в первый раз предстанет с красными глазами и шевелящейся раскидистой шевелюрой, то в этот момент главное - не рассмеяться, и затем всё пойдёт как по маслу. Тем более что в первый раз это действительно не смешно.


+5Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Белый крест II [ТВ] (2007.01.05)

Полуофициальная организация блюстителей общественного порядка Weiss Kreuz, члены которой истребляют мировое зло посредством холодного оружия и взрывчатки, а на досуге предаются горестным воспоминаниям об ошибках собственного прошлого, занимается расследованием серии загадочных самоубийств в одной элитной академии где-то на японских островах. Выясняется, что самоубийства - побочный эффект деятельности некоей злонамеренной организации, которая по всему миру превращает прогрессивное юношество в весьма эффективных зомби; тем временем хозяином этих зомби должен стать бог во плоти - человекоподобное существо, выращиваемое в самом глубоком подвале той самой школы, где ведёт своё расследование Weiss Kreuz. К моменту решающего сражения с обеих сторон подтянутся ещё какие-то подразделения психокинетиков - смазливых ребят, способных читать мысли противника и низвергать с неба молнии, но все эти фокусы - ничто по сравнению со всесокрушающей силой духа истинных Weiss Kreuz.
Много непонятного таится в этом сериале для того, кто не видел первую часть - тринадцатисерийнику "Weiss Kreuz Gluchen" предшествуют 25 серий сериала "Weiss Kreuz", где, кажется, объяснены многие сюжетные перипетии, связывающие персонажей Gluchen. Но почему-то при просмотре Gluchen не возникает ни малейшего желания приобщаться к тайнам происхождения Weiss Kreuz, Rosen Kreuz, семьи Такатори и т.д., Почему так? Для бойцов Вайс, на самом деле, всё кончено, в настоящей жизни у них не осталось ничего, кроме горьких сожалений о чём-то безвозвратном, порой с острым привкусом вины, и в отличие от их постоянных противников, рвущихся хотя бы к мировому господству, "борцы за добро справедливость" Вайс не имеют за душой ничего такого одухотворяющего, и борьба для них - способ уйти от, прости господи, экзистенциального кризиса; тем и сильны. И всё это нам подробно объясняется, и неоднократно - только в тексте, и это главная претензия к сериалу. Замысел личного долга как креста, который нести надо и который даёт силы для жестокого убийства приспешников "мирового зла" остался в прямом смысле за кадром, об этом изредка говорят, но в картинке этого не найти, как ни старайтесь. То, что мы видим - среднестатистический, прилично прорисованный, боевик, в котором не нужно знать обо всех тонкостях мотиваций героев и который, наверно, мог бы стать чем-то большим, а пока годен разве что на обои. Пресловутый глубокомысленный финал "Weiss Kreuz Gluchen" посему действительно наталкивает на размышления, но не за жизнь, а насчёт того, какое отношение он имеет ко всему предыдущему и какую философию можно вообще вытащить из беглой истории про группу ребят, не имеющих за душой ничего, кроме умения ловко обращаться с холодным оружием. "Не верю", короче говоря.


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Изгнанник [ТВ-1] (2006.11.16)

Высоко над землёй, в ураганном потоке с незатейливым названием Грандстрим дрейфует громадный дирижаблеобразный артефакт - Exile, который является вроде бы залогом существования этого мира. На земле тем временем идёт бесконечная война двух империй, причём идёт она в воздухе, а летают воздушные крепости обоих флотов лишь по милости третьей силы - Гильдии, небесной касты инженеров и технологов. Только несколько кораблей не зависят от капризов правителей Гильдии, и один из них - "Сильвана", капитан которой рыщет по миру в поисках отмычки к Exile'у: тот, кто владеет Exile'ом, владеет всем миром. Впрочем, как раз весь мир капитану уже не нужен... Кроме огромных боевых и транспортных машин существуют также маленькие и лёгкие ваншипы; им не нужна Гильдия и управляются они экипажем из 2 человек. Двое детей-пилотов, Клаус и Лави, рано лишившись родителей, решают стать такими же асами, как и их отцы, и когда-нибудь пересечь ужасный Грандстрим; а пока оба зарабатывают на жизнь курьерской работой, летая на родительском ваншипе. В один прекрасный день им в руки попадёт такое задание, которое в конечном счёте приведёт к падению Гильдии и, разумеется, изменит весь мир.
Если к концу просмотра у вас возникнут вопросы по поводу, допустим, политического устройства мира "LastExil'а", или о происхождении Гильдии, или о физических принципах работы клавдиевого двигателя - значит, вы ничего не поняли, и нужно начинать сначала. Если к концу просмотра вы скажете, что это про то, как детская мечта, незамутнённая понятиями долга, чести и справедливости, способна изменить мир - это будет, пожалуй, правильно, но пересмотреть сериал опять же придётся. А вот если вы скажете, что на самом деле это история о том, почему императорские дочери бывают первыми помощниками у молчаливого и неприветливого капитана, почему два совершенно разных человека впадают в бешенство при виде розовых лепестков, и как можно устроить настоящий эротический разгул из одного-единственного на весь сериал поцелуя, то это будет означать, что "LastExile" не прошёл для вас впустую. Всё, что нужно знать об этом мире, нам скажут безличные разговоры первого помощника и капитана на мостике, празднование дня рождения - шёпотом и в трюме у "Сильваны" (именинник - парень из вражеской Гильдии), и неумолчный стук молотков механиков, изо дня в день ремонтирующих побитые ваншипы. Конечно, где-то к середине просмотра вспоминаешь, что не худо бы всё-таки знать предысторию участников событий, и вам её сообщат мимоходом, как и тайну самого Exile'а, как бы надеясь, что и так обо всём можно догадаться - и это, чёрт побери, верно. Можно рассуждать о том, что только добрые дети свободны от циничного восприятия мира как огромной шахматной доски, о том, что месть капитана "Сильваны" уподобляется тем самым ядовитым цветам, которые выращивает правительница Гильдии; можно ломать голову над тем, что хотели сказать создатели сериала, заставляя, например, Лави отказываться от полётов на боевом ваншипе. Может, действительно, всё это про то, как построить "небо на земле", и про то, что падение мира можно повернуть вспять. Но там, где всё держится Exile'ом, шахматами и розами, будет вполне достаточно, если при виде колоссального крейсера, идущего из кипящего Грандстрима в облаке из розовых лепестков, вы вслед за Алексом Роу произнесёте "Огонь!"; и вопрос:"Как может летать бескрылое устройство, смахивающее скорее на патрон для лампочки?", к счастью, просто не придёт вам в голову.


+23Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Ганц (2006.11.16)

Токио, наши дни. Где-то в глубине города обосновался Гантц - шар инопланетного происхождения с гуманоидом внутри. Периодически он выбирает десяток-другой людей, волею судеб оказавшихся на грани жизни и смерти, выдаёт им оружие и отправляет на поиски межпланетных преступников, укрывшихся на Земле. Преступники, в большинстве случаев, - гнусные чудовища, но выбора нет: освободиться от власти Гантца можно, только набрав очки в погоне за монстрами. Непонятливых и своевольных внеземной разум карает усекновением головы - с поправкой на внеземные технологии, то есть голова разлетается в клочья. Некто Куроно Кей, сексуально неудовлетворённый старшеклассник, в порыве альтруизма попадает под поезд метро и оказывается в комнате с Гантцем. Выполняя задания последнего, он через кровь, пот и слёзы, свои и чужие, узнает цену дружбы и любви, станет твёрд духом и придёт к выводу о несомненной полезности общественного единства.

...Хвалить сериал приходиться сквозь зубы - даже если не понравится, всё равно вместе с главным героем шаг за шагом придёшь к тем же выводам. Несмотря на обилие смертей, каждая вызывает едва ли не слёзы, пресловутая анимешная девичья грудь приобретает глубокий драматизм, обычно ей несвойственный, а кусочки секса служат скорее основой для философских размышлений о том, что не всегда следует идти на поводу у собственных желаний. Но пресловутая жестокость "Gantz'а" заключается вовсе не в том, что по кровавости он может поспорить с кое-какими произведениями, допустим, Тарантино. Сериал жесток (и жёсток) своей воспитательной интонацией: ошибочность, так сказать, мировоззрения здесь удостоверяется очередной поучительной смертью. Не спорю, воспитывать уверенность в себе на поле боя - рискованный, но зарекомендовавший себя метод. Перед лицом смертельной опасности можно на раз вылечиться от всех моральных пороков, можно даже возлюбить ближнего, особенно когда этот ближний беспомощен и симпатичная девица. Но самое интересное обычно начинается, когда война становится рутиной, и у участников появляются любопытные вопросы о смысле всего происходящего. В "Gantz'е" эта грань перейдена уже где-то к середине сериала, но действие на полных парах продолжает вести нас к трубной морали о любви к людям, без которой жизнь не жизнь, и о том, что твоя судьба в твоих руках. Дизайн убедителен донельзя, эмоции кипят так, что персонажи останавливают на время смертельный бой, чтобы высказать всё, что думают, и вопрос о "смысле жизни" решается однозначно. В общем, как было сказано в другом известном мультфильме, "какая-то в этом есть натяжка"... Но всё же оговорюсь: большой и жирный плюс сериалу можно поставить за то, что он не даёт ни малейшего шанса подкопаться к происходящему на экране с точки зрения исполнения, и к концу каждый волен просто сказать либо "да", либо "нет", и это будет скорее характеристикой собственного темперамента, чем оценкой мульта. И - по секрету - даже говоря "нет", нельзя не признать: гениальность "Gantz'а" ещё и в том, что в конечном итоге, незаметно для себя самого задаёшь совершенно идиотский вопрос:"Как бы я поступил на месте Куроно?


+6Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Самурай Чамплу (2006.09.30)

Бандит с большой дороги Муген, бездомный самурай Дзин и неуравновешенная девушка-сирота Фуу бродят по дорогам Японии как бы периода Эдо, много и со вкусом дерутся, много и со вкусом едят, влезают в мафиозные разборки, рисуют граффити, играют в бейсбол, сжигают поле конопли на радость местным жителям, устраивают экскурсию по Эдо для голландского губернатора-гея, который приехал в Японию приобщиться к радостям однополой любви... А в конце, знаете, прозвучит такая фраза: «Я долго был один. Теперь я понял, что у меня есть друзья».

И всё же, как бы дико ни звучало сказанное выше, я скажу (наверно, рискуя навлечь на себя гнев богов Евангелиона): "Samurai Champloo" можно вполне отнести к вершинам жанра, наряду с пресловутым NGE. Более того, я бы советовал вообще начинать знакомство с аниме с этого сериала. Я бы советовал посмотреть это сериал также тем, кто сетует на однообразное изображение и бедность фактуры персонажей в аниме. Всё потому, что – первое – в «Самурае…» нет второстепенных персонажей. Это не значит, что каждого, так сказать, уличного проходимца сценаристы протащили до самого финала, ни одна драматургия на свете не позволит свести к последней серии несколько десятков лиц – просто не хватит экранного места. Но в рамках одного-двух эпизодов тот, кто случайно оказался в поле действия странствующей троицы, встаёт в сюжете наравне с ними, порой даже – превосходя их на время, отыгрывая самостоятельную партию, а не просто работая подпоркой для трёх главных героев. Там всё окажется важным – допустим, случайный уличный карманник, затем – больная мать уличного карманника, врач матери уличного карманника, бандиты, обокравшие самого этого уличного вора, и т.д. Соответственно, у каждого своя неповторимая мимика. Но, учитывая, что перед нами, если можно так выразиться, road-movie, и число встреченных в пути на протяжении 26 серий огромно, встаёт вопрос – как это всё держится и имеет вполне себе начало и конец, не рассыпаясь на кучку эпизодов. И здесь – второе: вся эта иллюстрированная история нравов, выписки из истории Японии, рассуждения о стиле и искусстве, переходящие в мифологию, бордели, американцы, учителя словесности, учителя боевых искусств, хозяева придорожных забегаловок – вся эта сверхподробная и диковатая мозаика окружает трёх героев с одной целью – не дать им разойтись, придавить их друг к другу, не оставить ни малейшей лазейки, чтобы сбежать. Дело вовсе не в дурацком «квесте», наложенном на всю компанию Фуу. Дело вообще не в деталях сюжета, и – парадокс – чтобы так это произошло, сюжет необходимо максимально уплотнить. Ещё до того, как будет произнесена фраза, что «случайных встреч не бывает», начинаешь понимать, что эти трое проходят сквозь окружающее, никак не участвуя и не соприкасаясь с ним, а если кто из них и чувствует, что ещё жив – то это благодаря двум другим таким же, которые идут рядом. Они, конечно, затевают драки по поводу и без повода, вечно голодны, нанимаются в подённые работники за еду, ходят в увеселительные заведения, попадают в тюрьмы и вообще всячески участвуют в общественной, так сказать, жизни. Но всё это уйдёт, а останется только попутчик, которого, может, ты прежде желал стереть в порошок. Да и сами они знают, что как бы ни кололось и ни царапалось им друг с другом, но только рядом с таким же, как ты, без чьей-либо вины потерянным в жизни, и можно на что-то надеяться и даже, допустим, идти против сёгуна...

...Так случится, что к концу уже не будет иметь значения, что каждый из них потерял или от чего отказался, не будет иметь значения ни для них, ни для нас, и даже сакраментальная фраза про дружбу не будет звучать пошло, а как это случится – меня не спрашивайте, не знаю, просто смотрите. В конце концов, там есть любовь под дождём, которая возникает посредством приготовления угрей, есть секундный бой ученика и учителя - тенями на стене, есть момент, когда Мугену списывается вся его наглость и беспардонность – когда он, силуэтом на закате, зарубив нападавшего на него бандита, просто проходит мимо второго - человека, который его обманул, не убивая его, и не из пощады, а потому, что всё равно. Поверьте, там есть на что посмотреть. И потом, разве не интересно, каким образом кривая рожа Мугена может одним своим видом вызывать у вас искреннюю симпатию?


+14Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Робин - охотница на ведьм (2006.08.24)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ

Начинается всё это, как Х-files в дозорной версии писателя Лукьяненко - борьба добропорядочных Иных против злонамеренных соплеменников; могущественная тайная организация; обострения морального чувства в самый неудобный момент. Продолжается это, собственно, в том же направлении, разве что становятся гуще душеспасительные речи, опять же как будто слизанные со страниц бессмертных дозоров - о Даре, о Выборе, о Добре и Зле. В финале всё же сделана отчаянная попытка как-то облагородить несусветный эзотерически-детективный сюжет -агенты Малдер и Скалли, пардон, охотница на ведьм Робин и её напарник Амон, покарав Зло в лице собственного директора, растворяются во мраке неизвестности. (Хотя, по здравом разышлении, какое ещё будущее могло ждать 15-летнюю барышню огромной разрушительной силы? А исчезновение вместе с ней её наставника придало едва намеченным романтическим отношениям между главными героями завершающую пикантность.)

Сдержанная цветовая гамма, главная героиня, воспитанная в монастыре, вороны, инквизиторы, одиночество, магия - интонация, которую принято описывать несколько размытым, но всем понятным словом "готика", проходит через весь сериал, периодически прорываясь сквозь детективный сюжет. Но, видите ли: если после картинки с полной луной, сухим деревом и летящей вороной дать текст про генетическо-католические исследования, позволяющие создать супер-ведьму, наследницу древней силы - это становится смешно. Главная претензия к сериалу: готика - сугубо интимное переживание, и вряд ли готическая "терминология" подходит для высказываний на общественно-политические темы, даже если оратор и будет представлен служителем культа. Я ничего не имею ни против готики, ни против безумных генетиков, но пытаться смешать их - это, как говорил один умный человек, всё равно что готовить солянку с клубникой. Плодовитого потомства от такого скрещивания не получится.

Нельзя сказать, что всё совершенно плохо, и можно, наверно, долго перечислять моменты, благодаря которым Witch Hunter Robin могла бы стать чем-то большим. Там есть, во-первых, бар и его хозяин - не только как противовес "рабочей" стороне жизни охотников на ведьм, но и как сюжетная пауза, волшебное место, где можно забыть про то, что говорят герои, и сосредоточиться на мгновенном переживании, мимике и жесте. Там есть чудесная расстановка ролей - мы видим не только сплочённый коллектив положительных персонажей, но и можем различить отдельные лица; в прорисовке характеров обошлись без использования формулы "один эпизод (одно событие) - один персонаж", и удовольствие от знакомства с тем или иным "участником проекта" растягивается на несколько серий.Есть, наконец, уже упомянутые романтические намёки и полутона - не только между Робин и её напарником, но и между другими более менее значимыми персонажами.

Вообще, почти прозрачный лирический мотив внеслужебных, так сказать, отношений, не обязательно любовных, помноженный на вдохновенную печаль одиночества в итоге является главной движущей силой сериала, и не углубляться бы авторам в глобальную мифологию... Но тут появились древние боги, которые генетически мутировали, их слуги - ведьмы и ведьмаки, несущие Тайное Знание сквозь века, секретные исследования по передаче магических способностей по наследству - для создания совершенного охотника, появились подпольная интрига и Большая Политика... От одиночества не осталось и следа, вороны без толку кружат в ночном небе. В довершение ко всему - прошу прощения за спойлер - главная героиня оказывается внучкой главного инквизитора. Очевидно, путь к себе лежит через Санта-Барбару. Печально.


+2Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Гангрейв (2006.08.18)

ВОЗМОЖНЫ СПОЙЛЕРЫ

Два друга детства, Брэндон и Гарри, вели безоблачную жизнь уличной шпаны, пока не налетели на крупного босса. Потеряв в стычке всех своих товарищей, они волею случая оказались членами огромного преступного синдиката, где довольно быстро стали чем-то вроде top-top-managers и приближёнными лицами Большого Папы. Последует много событий: Большой Папа женится на первой любви Брэндона с благословения последнего, сам Брэндон погибнет от пули лучшего друга, чтобы потом воскреснуть во плоти, а лучший друг Гарри будет неудержимо рваться всё выше и выше со своей командой головорезов - во имя, как ему будет казаться, безграничной свободы. Также имеются учёный номер один, поднимающий мёртвых из могил и сообщающий им невероятную мощь, учёный номер два, из зависти к первому научившийся тоже создавать получудовищ, но уже из живых людей, старый телохранитель-самурай, который живёт в традиционном японском доме и по особым случаям устраивает чайную церемонию; в саундтрэке помимо рваной полуавангардной скрипки и явного индастриала присутствуют сямисэн и церковный орган.

Следует заметить, что сейчас, наверно, трудно снять что-нибудь такое, где вопросы дружбы, чести и свободы рассматривались бы в криминально-гангстерском ключе, где присутствовали бы немногословные мужчины со стальным взглядом и огнестрельным оружием (или наоборот), где через слово звучало бы, страшно сказать, "семья" - и всё это не напоминало бы, во-первых, "Крёстного отца", во-вторых, "Однажды в Америке". "Gungrave" - не исключение, в нём сознательно или бессознательно используются образные мотивы упомянутых гангстерских саг, вплоть до полного копирования интонации. Например, под священные звуки органа перед нами проходят, чередуясь с цветными витражами, картины бандитских разборок, трупы в лужах крови и т.д. Ну, или глава мафии, старик с добрыми глазами спаниэля, который воспитывает падчерицу лучшего друга и любит рыбалку; ему на смену приходит честолюбивый член синдиката, для укрепления собственного влияния пустивший под нож мир и покой старой "семьи". Однако создатели сериала правильно рассудили, что старая добрая гангстерская тема может, как вода спирт, растворить в себе неограниченные количества мелодрамы - с любым набором участников, по полу и возрасту, и что эта же тема также совместима с любыми "научно"-фантастическими фантасмагориями. В итоге эти три составляющие, в чистом виде способные отравить любое светлое начинание, в сумме обретают невиданную мощь эстетического, так сказать, характера. С другой стороны, неизбежный пафос, сопровождающий крушение идеалов, предательство, прощание с любовью, смерть и воскресение - а всего этого в Гангрэйве с избытком - гасится отнюдь не стрельбой, лужами крови и общим цинизмом происходящего, а самой манерой подачи, повествовательной нотой. Чрезвычайная молчаливость главного героя снимает все ненужные восклицательные знаки, ровный внутренний голос за кадром позволяет следовать дальше, не увязая в многочисленных драматических кульминациях. Нельзя сказать, что работа сделана без срывов - восстав из мёртвых, главный герой поначалу будет ходить в какой-то невероятной треуголке и сюртуке с позументами (впрочем, скоро переоденется), учёный номер один будет вещать о грехе и адских муках в связи с собственным изобретением, а сам сериал на несколько серий всё же превратиться в компьютерный боевик с боссами всё возрастающего level'а. И всё же чем дальше, тем яснее понимаешь - все эти картинные бои с бывшими друзьями, истребление зомби, столкновения синдикатов, романтические неурядицы - всё это происходило единственно для того, чтобы в последней сцене два друга, один окружённый собственными мертвецами, а другой сам уже успевший умереть, оба отказавшись от всего, чем жили и что предавали, наконец-то отдали друг другу собственную жизнь и собственную смерть. Чтобы взаимный выстрел выкинул их в общее детство, когда вместе просто так бежали за летящей в солнечном небе простынёй. Ну скажите, где ещё можно увидеть метафорой самой полной, наисладчайшей свободы сорванное ветром с верёвки постельное бельё?


+11Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

Портрет малышки Козетты (2006.08.01)

Курахаши Эйри, студент худ. колледжа, подрабатывает в антикварном магазине, а в свободное от работы время общается с бокалом 18 века, в изящных очертаниях которого ему видится девочка неземной красоты. Со временем чудесных бокалов в магазине прибывает, девочка в бокалах по имени Козетта обретает дар речи, и в итоге выясняется, что несчастный студент влюбился в барышню, убитую много лет назад своим возлюбленным-художником, без удержу рисовавшим её портреты. Под конец в действие наравне с живыми и мёртвыми вступает собственно один из портретов малышки Козетты, и морально-эстетические коллизии достигают поистине неземных высот.

Вообще говоря, картинки "Портрета малышки Козетты" хватило бы ещё на добрый десяток серий, и после просмотра оказываешься перед двумя вполне морально-эстетическими вопросами - почему авторы постеснялись растянуть это на подольше, и как это у них всё-таки получилось ужать имеющийся материал до трёх 25-минуток. Впрочем, явно клиповое мельтешение на экране удачно латает сюжетные дыры и вовремя заставляет забыть о ещё 6-7 женских персонажах, которые кружат вокруг главного героя и ради его блага общаются с духами и даже впадают в кому. Авторы явно хотели построить мульт на чистых абстракциях, чтобы перед нами выступали очищенные идеи смерти, любви, творчества и т.д., но для того, чтобы выдержать приличествующую данной задаче картинку, всё же нужны живые люди, действительно чувствующие боль, а не просто источники для потоков готической крови. Оживить персонажей на таком малом промежутке времени не вышло, и высокие идеи озвучиваются среднестатистическими фразами про грех и любовь. Впрочем, нужно признать - к концу третьего эпизода забываешь про сюжетные колдобины и перестаёшь обращать внимание на слова. Призрак Козетты падает с балкона в кроваво-красную бездну Токио, в нежной пролупрозрачной картинке безоблачного мира Козетты начинают падать чёрным снегом листья, а вороны, перед тем как закружится над кладбищенскими крестами, грустно сидят на электрических проводах в зелёном небе мегаполиса. Можно говорить про необычность готического антуража, разбавленного урбанией и соблюдённого с необычайным чувством меры - но это, как говорится, лучше всё же хоть раз увидеть).


+3Если Вы считаете этот комментарий полезным, то проголосуйте за него. читать ответы (0)

всего лайков в разделе - 109
последние лайки:


на комментарий
к аниме Рыбка Поньо на утесе
от ivan_d (2017.01.14)
СА: 9 лет 11 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2007.10.09 г.
последний раз в 2017.09.26 г.
=================
голосов в аниме: 657
голосов в кино: 56
голосов в играх: 57
=================
комментариев в аниме: 56
комментариев в кино: 1
получено лайков за комментарии: 667



на комментарий
к аниме Изгнанник [ТВ-1]
от DobleAccel (2016.12.21)
СА: 1 год 7 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2016.02.29 г.
последний раз в 2017.09.20 г.
=================
голосов в аниме: 254
голосов в кино: 70
голосов в играх: 56



на комментарий
к аниме Дом Пяти листьев
от Mary_Hogan (2016.12.16)
СА: 6 лет 5 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2011.04.18 г.
последний раз в 2017.09.26 г.
=================
голосов в аниме: 2
=================
комментариев в аниме: 14
комментариев в кино: 4
получено лайков за комментарии: 65



на комментарий
к аниме Ловцы забытых голосов
от Mary_Hogan (2016.12.16)
СА: 6 лет 5 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2011.04.18 г.
последний раз в 2017.09.26 г.
=================
голосов в аниме: 2
=================
комментариев в аниме: 14
комментариев в кино: 4
получено лайков за комментарии: 65



на комментарий
к аниме Ловцы забытых голосов
от Bartuk 707 (2016.10.06)
СА: 7 лет 6 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2010.03.11 г.
последний раз в 2017.09.26 г.
=================
голосов в аниме: 758
голосов в кино: 770
голосов в играх: 20
=================
комментариев в аниме: 294
комментариев в кино: 46
комментариев в играх: 1
получено лайков за комментарии: 653



на комментарий
к аниме Самурай Чамплу
от PandaSVK (2016.09.18)
СА: 2 года 6 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2015.03.07 г.
последний раз в 2017.09.26 г.
=================
голосов в аниме: 316
голосов в кино: 3



на комментарий
к аниме Самурай Чамплу
от Louga (2015.11.26)
СА: 3 года 9 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2012.06.18 г.
последний раз в 2016.03.20 г.
=================
голосов в аниме: 9
голосов в кино: 1



на комментарий
к аниме Гангрейв
от BFStorm (2015.08.07)
СА: 5 лет 5 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2012.03.22 г.
последний раз в 2017.08.25 г.
=================
голосов в аниме: 13
голосов в кино: 1



на комментарий
к аниме Изгнанник [ТВ-1]
от MaxxIonoV (2015.07.13)
СА: 3 года 1 месяц
аккаунт зарегистрирован в 2014.07.20 г.
последний раз в 2017.08.26 г.
=================
голосов в аниме: 66
голосов в кино: 1
=================
комментариев в аниме: 67
комментариев в кино: 1
получено лайков за комментарии: 53



на комментарий
к аниме Дом Пяти листьев
от zhuzhar (2015.02.01)
СА: 3 года 7 месяцев
аккаунт зарегистрирован в 2013.07.09 г.
последний раз в 2017.02.05 г.
=================
голосов в аниме: 156
голосов в кино: 1




Реклама на сайте | Ответы на вопросы | Написать сообщение администрации

Материалы сайта предназначены для лиц 18 лет и старше.
Права на оригинальные тексты, а также на подбор и расположение материалов принадлежат www.world-art.ru. Работаем для вас с 2003 года.
Основные темы сайта World Art: фильмы и сериалы | компьютерные игры и видеоигры | аниме и манга | литература | живопись | архитектура